Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149 новых, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Darik: Благодарю за новую главу, а особенно за момент "визуализации" магии. До этого дня как-то не задумываясь, что она вообще из себя представляет, как ощущается, как пахнет. Видение автора дало материал для размышлений. Окончание интригует. Бедные наши герои, даже в Изумрудном дворце всякая нечисть плодиться начинает. Ещё раз замечу, что очень интересно читать, про обыденную жизнь персонажей, из разговоры, привычки, шутки. А уж Марат с его выражениями-тот ещё фрукт. Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками А значит, ещё не всё для нас потеряно)))

Sabretooth: Darik пишет: А уж Марат с его выражениями-тот ещё фрукт. Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками Я на это тоже обратил внимание. Волшебник всё же существо волшебное, его окружает ореол чего-то нечеловеческого, таинственного. А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно

Darik: Sabretooth пишет: .То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого). Все мы люди, все мы человеки. Мне кажется, это наоборот, даёт понять, что даже такой человек, выражающийся словом "жрать", на самом деле может быть "волшебником", или, как минимум, просто хорошим и надёжным человеком. Главное, конечно, знать меру.


Sabretooth: Darik пишет: Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого Просто появилась такая интересная мысль. Некоторые читатели любят, чтобы в книге было "всё как в жизни". Другие - наоборот, чтобы была сказка, уводящая нас от реальности (Баум, например). И вот хорошая задача - найти какой-то баланс между этими полюсами. Иначе, если возобладает первый, всё будет слишком мрачно и банально, а если второй - неестественно и приторно.

Чарли Блек: Sabretooth пишет: А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает Почему, в этом есть свой шарм, тем более что здесь действительно не сказка, а фэнтези, т.е. жанр, ориентированный больше на молодёжь, чем на маленьких детей. Герои, попавшие в ВС из нашего мира, говорят по-современному, и это вполне естественно. Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно )

dumalka: Darik пишет: Благодарю за новую главу, а особенно за момент "визуализации" магии. До этого дня как-то не задумываясь, что она вообще из себя представляет, как ощущается, как пахнет. Спасибо за комментарий! Магия должна как-то проявляться или выглядеть хотя бы глазами волшебника. Мне это самой интересно, если честно. Darik пишет: Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками А значит, ещё не всё для нас потеряно))) А что может быть потеряно? Марат и Светлана ведь из того мира, где волшебство обходится без ореола таинственности. И человеческое всегда на первом месте. Как и у нас, людей. У нас нет каких-то сверхспособностей, но мы умеем пользоваться техников, создавать её, понимать мир и друг друга. Магия всего лишь антураж для того, чтобы рассказать поинтереснее о человеческих проблемах. Sabretooth пишет: Волшебник всё же существо волшебное, его окружает ореол чего-то нечеловеческого, таинственного. А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно Ну есть изысканно говорящая Стелла (почитатель искусства и аристократка до мозга костей), есть интеллигентная и вежливая Светлана (с хорошим образованием и воспитанием). Есть милая и дружелюбная Элли. Очень надеюсь, что мне во всех случаях удаётся сохранить характер речи... Марат... Ну вот паршивец с острым языком (прошедший детский приют, армию и дальше общавшийся не с самыми деликатными людьми). И не думаю, что он сильно изменит свои привычки, от того, что попал в мир, где волшебников почитают как сверхсуществ... И, увы, не всегда готовы принять то, что они просто люди, а не сверхсоздания, которые умеют одним щелчком решать все проблемы. Он скорее примет славу тролля и почешет с ней дальше. В среде, где волшебники -- это элита, естественно, там они будут общаться на определённом уровне (что и делает Стелла). Где это таинственность и загадка, они тоже будут соответственно общаться (таких пока нет). В среде, где простая магия -- обычное дело, волшебники будут разные, так как это не ведущий признак. Ну и я, как тут заметили, не претендую на детскую сказку, скорее на фентези.

dumalka: Sabretooth пишет: когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. Кстати, аура в глазах кого?

dumalka: Чарли Блек пишет: Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно ) Я не знаю, что нужно сделать со Стеллой, чтобы она так заговорила.

Sabretooth: dumalka пишет: Кстати, аура в глазах кого? В глазах читателя, то есть меня Я помню, что читал, уже очень давно, "Понедельник начинается в субботу" Стругацких там тоже были волшебники, говорившие не очень вежливо, но та книга сама по себе юмористическая.

dumalka: Sabretooth пишет: В глазах читателя, то есть меня Такая аура создаётся у вас как у читателя вокруг любого волшебника? Sabretooth пишет: Я помню, что читал, уже очень давно, "Понедельник начинается в субботу" Стругацких там тоже были волшебники, говорившие не очень вежливо Так там тоже среда волшебников. И, насколько помню, очень разных из разных слоёв общества, объединённых одним делом. Ну и... На абсолютную серьёзность я тоже не претендую, хотя драматические события не исключаю.

Sabretooth: dumalka пишет: Такая аура создаётся у вас как у читателя вокруг любого волшебника? Первые книги, в которых я прочитал о волшебниках, были сказки - Волков, "Незнайка", "Старик Хоттабыч" и другие, которые издавались в советское время для детей. Поэтому на основании этих книг у меня и сформировался образ волшебника как некоего мудрого и могущественного старика, говорящего торжественно и патетично

dumalka: Sabretooth пишет: Первые книги, в которых я прочитал о волшебниках, были сказки - Волков, "Незнайка", "Старик Хоттабыч" и другие, которые издавались в советское время для детей. Поэтому на основании этих книг у меня и сформировался образ волшебника как некоего мудрого и могущественного старика, говорящего торжественно и патетично У меня тоже первые знакомства были с ними (кроме "Старика Хоттабыча", которого я прочитать не смогла...) Но потом был "Гарри Поттер", "Самая плохая ведьма" и прочие истории, где волшебники сталкиваются с теми же проблемами, что и обычные дети, подростки, а затем и взрослые люди. С некоторыми вариантами, но всё же проблемы те же. И я эту концепцию очень полюбила. Но в "Незнайке", у Волкова, в "Волшебном слове" и прочем волшебник -- эпизодический служебный персонаж в роли учителя. В "Старике Хоттабыче" волшебник вообще из другого времени и разговаривает соответственно. Здесь роль совершенно другая...

Ellie Smith: Darik пишет: Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого). Все мы люди, все мы человеки. Мне кажется, это наоборот, даёт понять, что даже такой человек, выражающийся словом "жрать", на самом деле может быть "волшебником", или, как минимум, просто хорошим и надёжным человеком. Главное, конечно, знать меру. Чарли Блек пишет: Почему, в этом есть свой шарм, тем более что здесь действительно не сказка, а фэнтези, т.е. жанр, ориентированный больше на молодёжь, чем на маленьких детей. Герои, попавшие в ВС из нашего мира, говорят по-современному, и это вполне естественно. Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно ) dumalka пишет: Ну и я, как тут заметили, не претендую на детскую сказку, скорее на фентези. Вот тут я согласна. Надо понимать, если молодежь выражается в фике подобными словами, то это нормально и естественно)) Чел может выражаться как угодно, но при этом может быть хорошим и интересным.

dumalka: Стоп-стоп-стоп! "Жрать" -- это не современный молодёжный язык, это грубая лексика, далеко не всегда относящаяся к молодёжи. Неужели между ними не видно разницы?

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 18. Страх и Тень Эта глава показалась как бы переходной... И немножко зазеркальной ) С одной стороны, в ней угадывается возможный намёк на новые приключения, новый сюжетный поворот, связанный с появлением Тени, — в то время как прежние страхи и опасения персонажей потихоньку тают, заодно сокращая хоть на немного дистанцию между героями. С другой стороны, под конец главы выбран неожиданный ракурс повествования. До сих пор, в основном, это персонажи смотрели на порождения тёмной магии, изучали их, пытались нейтрализовать. Отчасти это был взгляд как бы в кривое зеркало, поскольку порождения зла нередко оказывались отражением тёмных сторон души смотрящего, его страхов и слабых мест. Тем не менее, взгляд в это «зеркало» всегда был односторонним. А теперь в глубине за прозрачной гладью обнаружилось некое «зазеркалье», из которого сама Тень смотрит на своих созерцателей, анализирует их поступки, примеряется для броска... В этом смысле текст становится всё более многомерным )

dumalka: Чарли Блек пишет: Эта глава показалась как бы переходной... И немножко зазеркальной ) Спасибо ещё раз) Интересный у тебя способ обозначать коротко смысл главы) Даже я не всегда это замечаю. И если бы я не выкладывала в процессе, я бы скорее всего здесь либо поставила "часть 2", либо сделала переход к всему последующему через одну-две главы. Чарли Блек пишет: Отчасти это был взгляд как бы в кривое зеркало, поскольку порождения зла нередко оказывались отражением тёмных сторон души смотрящего, его страхов и слабых мест. Это, если честно, одна из тем, в которых мне очень хочется поковыряться: слабые места человека, его страхи, тревоги, нерешённые проблемы и то, что именно за всё это и цепляется всякое "зло". И что вообще от этого может защитить? Чарли Блек пишет: А теперь в глубине за прозрачной гладью обнаружилось некое «зазеркалье», из которого сама Тень смотрит на своих созерцателей, анализирует их поступки, примеряется для броска... Ну да, по сути паразит пытается поселиться в месте потеплее, поудобнее, где можно без проблем кушать страхи и жить припеваючи. И прости, что долго не отвечала)

Чарли Блек: dumalka пишет: Ну да, по сути паразит пытается поселиться в месте потеплее, поудобнее, где можно без проблем кушать страхи и жить припеваючи. Теперь остаётся делать ставки, к кому же он подселится Однако ждём продолжения! dumalka пишет: И прости, что долго не отвечала) Ничего страшного, у меня тут вообще такой суровый реал пошёл, что не всегда поспеваю за выкладками...

Игорь Сотников: Будет ли продолжение фанфика? Остановились на самом интересном месте!

dumalka: Игорь Сотников пишет: Будет ли продолжение фанфика? Остановились на самом интересном месте! Простите за долгий ответ! Продолжение будет. Но, увы, не могу обещать скоро. Запасы кончились, а меня закопало в реале

dumalka: Глава 19. Затишье перед бурей — Тыж твою мать скотина лохматая! — вскрикнул Марат, обнаруживая утром около своей постели вчерашнего серого лохматого пса. Он положил голову ему на белые простыни и вздыхал. Чем, собственно, и разбудил. — Ты откуда здесь? — Мне надо во двор, — вместо ответа сообщил Полкан, перетаптываясь на месте. — А у вас дверь запертая. — А что ты вообще здесь делаешь? — повторил вопрос Марат. — Я думал, ты свалил… — Я заснул под диваном, — ответил пёс. — Не выпустишь? Тогда я пошёл другую будить. — А она что, ещё спит? — Марат поспешно сел. — Крепче, чем ты. Поэтому я и разбудил тебя, — заявил Полкан. — Даже не думай её трогать! — он соскочил с кровати. — Тебя достаточно отсюда выпиннуть? Или ещё из ворот дворца надо? — Я через кухню выйду, — Полкан побежал вперёд, помахивая серым довольно пушистым хвостом. — Но выпускай быстрее, мне надо срочно. — Закопаешь за собой сам, понял? — напутствовал Марат исчезающий за поворотом пушистый пёсий хвост. Светлана и правда крепко спала, выставив из-под одеяла только голову, раскрытую ладонь и стройную левую ногу. Очень хотелось конечно из хулиганства пощекотать пятку, но Марат предпочёл отложить это на тот момент, когда её надо будет срочно разбудить. С мыслью «Да идите все лесом! Дайте человеку поспать» Марат закрыл дверь в её спальню. И даже поставил барьер от звуков, чтобы можно было без проблем хоть мебель двигать. И не напрасно, потому что в дверь тут же постучали. — Какого дьявола чёрт несёт? — Марат открыл дверь и снова обнаружил Аларма. — Что ж тебе, пацан, не спится-то? — Разомнёмся? — предложил Аларм. Марат оделся, размышляя вслух, кого следует урыть: того, кто вообще придумал эти утренние упражнения или лично Аларма за продолжение дурацкой традиции. Правда, первого придётся сначала найти, второго — догнать. Тело после вчерашней тренировки отчаянно сопротивлялось и некоторое время не хотело шевелиться. Но постепенно боль в мышцах спадала, проходило ощущение деревянности и даже грёбаный меч сегодня подчинялся гораздо лучше. Конечно, держать его в руках Марата когда-то в армии научили, но в бою это ни разу не пригодилось. Нож, шпага, кулак и заклинание в ближнем бою помогали гораздо лучше. И вчера, почти неосознанно пытаясь сделать колящий удар, лишился меча и очень крепко получил по пальцам. Сегодня он подобных ошибок уже не совершал. Хотя счёт так и остался один — три, пацан во-первых учился именно на мечах, во-вторых, был крайне сосредоточен. С магией же парень летал только так. И хотя его меч мог отбить некоторые заклинания, но это значило пропустить удар чем-то другим. Иногда мечом, а порой и просто локтем под рёбра. Правда, один раз Марат за такой удар поплатился тем, что всё-таки полетел на землю. — Итак, пацан, у тебя какой-то план по вызволению твоего папани есть? — осведомился Марат, валяясь в траве. Подниматься он уже особо и не хотел, тем более они уже наставили друг другу вполне достаточно синяков. — Я могу вызвать Пакира на поединок, — Аларм убрал меч и тоже сел на траву. Зрителей Марат разогнал очень звучным «бу!» с разноцветным феерверком из собственной макушки. — А он на тебя своих хрюнделей спустит, — хмыкнул Марат. — Значит, трус. — Тебе-то это как поможет? Тем более, скорее всего, реально трус. — Думаешь? — озадачился Аларм. — Самоутверждаться на бабах? — Марат сморщился. — Одна из которых чуть живая, другая — соплюха — это стук со дна, а не храбрость. — Кто бы говорил… — буркнул Аларм. — Ты про что? — Марат ради этого даже поднял голову. — Ты практически всем грубишь. Скажешь, не самоутверждение? — Да пошёл ты! Мне просто пофигу, кто что думает. К тому же, заметь, я никого из баб не бил и не привязывал. И вообще пальцем не тронул! И я не говорил, что я белый и пушистый. — Нет, ты постоянно говоришь обратное. Всем своим видом. — Чтоб до меня не докапывались. Итак, с моралью и лекциями по этикету, иди к кому-то другому. У тебя какой-то другой план есть? — Тебе кто-то рассказывал про наше путешествие через подземную реку и море? — Неа. Рассказ Аларма Марата серьёзно озадачил. И основной вопрос был в том, как вся эта шваль шарахалась вокруг дворца и не нашла этот ход? Почему вообще не в эту дыру пролезла? И почему ход во время землетрясения не посыпался? Впрочем, вопросы к адекватности Аларма у него тоже были. И наличие хода на план не тянуло. — И что ты тогда предлагаешь? — Аларм насупился. — Мне всё равно надо освободить отца, даже не думай о том, чтобы меня отговаривать. — Я не собираюсь отговаривать. Я предлагаю это дело как следует обдумать и оторвать этому психу голову. — Марат потыкал пальцем в землю. — Оторвать обстоятельно, основательно и с гарантией, а не самоубиться об него. — У нас уже есть Меч Торна и проход. — Зашибись! Против очень злого древнего колдуна и его армии у нас есть тяжёлая железяка. Немного заколдованная, да. Ну и дырка, чтобы подойти к нему на десяток километров ближе. Уже самоубьёмся с гарантией. Есть план замка? Карта подземелья? Транспорт? — Лодка… — начал Аларм. — Давай сразу уж таз, — Марата передёрнуло. Он ещё долго не сядет ни в одну лодку, даже если она будет плавать в мелководной луже. — Нас может туда доставить Юргод, — огрызнулся Аларм. — И карту острова мы можем составить, мы ведь неплохо его разглядели с высоты. — Уже что-то, — хмыкнул Марат. — План замка можем у баб выспросить. Зуб даю, что Светлана уже что-то набросала. Может ещё и магическую защиту считала. Главное, мы идём туда доставать твоего папаню, понял? — Но это правда, — заметил Аларм. — Ага. А голову Пакиру так, по пути оторвали. — Ты хочешь отомстить? — уточнил Аларм. — Нет. Точнее, не настолько. Так бы в морду дал, но лезть для этого в подземелье через целую армию? — Марат почесал макушку. — Светлана не уйдёт, пока не разобралась с этим психом. А я домой хочу. — Только Светлана знает путь домой? — уточнил Аларм. — Нет, — ответил Марат. И пока он придумывал, как свалить всё на кого-нибудь другого, Аларм ответил: — А, ну да… *** Сегодня случилась большая редкость: Светлана проспала. Когда она поднялась и привела себя в порядок, во дворце уже кипела работа по подготовке вечернего праздника. И на вопрос «когда королева Элли принимает посетителей?» Светлане никто не отвечал, в ответ только непонимающе хлопали глазами, и в конце концов просто сказали, что Элли можно сейчас найти в Малом зале, подсказали, где он находится и даже порывались проводить, но девушку, которая за это взялась, уже у следующего поворота перехватили с каким-то ещё поручением и Светлана обещала, что Малый зал вполне найдёт сама. Элли и правду была там. Она тут же подхватила Светлану за руку, очень радостно пожелала доброго утра и начал расспрашивать, позавтракали ли она, хорошо ли себя чувствовует и удалось ли изучить схемы танцев. Вот уж кто точно бодрствует уже давно. — Я уже готова попробовать танцы на практике. Можем сейчас? Или нужно обязательно подождать кавалеров? — спросила Светлана, которую как будто внезапно окатило теплой волной этой искренней радости. — И вообще, у меня сейчас будет очень много вопросов по местному этикету. — У меня тоже, — призналась Элли. — Понимаю, что поздно, но раньше было очень сильно не до танцев и не до этикета. Так что я попросила нам всё рассказать, и урок танцев… Ну и кавалеров мы всё-таки дождёмся. А пока пойдём, ты примеришь платье? А то вдруг что-то не подойдёт? — А для Марата можно тоже что-нибудь? — Конечно! Но передавать будешь ты, а то портной его боится… — Элли виновато пожала плечами.— Зато учитель танцев обещал быть очень храбрым. Но вообще мне кажется, что его перестанут бояться, как только выяснится, что он совершенно безвредный. И что он нам очень помог. — Главное, ему самому не говорите, что он безвредный, а то начнёт доказывать обратное, — Светлана улыбнулась, а Элли уже потянула её в другую сторону. Желание одеваться прилично пришло спустя год после смерти Славика, оттрепало за уши, пнуло и заставило в срочном порядке почистить помятые и потёртые рубашки, пришить все оторванные пуговицы, купить наконец новые штаны и всё-таки привести в порядок оставшиеся платья. От части пришлось избавиться, потому что в них словно поселилось всё пережитое вместе и даже висящие на вешалке в шкафу они будили воспоминания и не давали даже двигаться с места. Необходимость мерить что-то новое и обращать внимание на одежду пришло уже через пять лет, когда Светлана пошла изучать Землю и следить за порталами. Тогда одним костюмом было никак не обойтись и пришлось брать себя за шкирку и нести в магазин одежды чтобы хотя бы не выделяться. И, что уж там, не замёрзнуть насмерть к середине октября. Желание наряжаться именно получая от этого удовольствие, примеряя разные варианты, обнаруживалось нечасто и Светлана его держала обеими руками, чтобы вытрясти из этого процесса максимум эмоций. Лучше конечно положительных, но досада и сомнения тоже подойдут. Тем более, Элли тоже улыбалась, разглядывая себя в зеркале и излучая какой-то чуть ли не детский восторг, хотя вела она себя довольно сдержанно, но он сверкал в её глазах, проскальзывающей улыбке и едва сдерживаемых движениях. Стоило выйти портнихе, этот восторг выплеснулся наружу. — Знаешь, я так рада этому празднику! Рождеству не всегда так радовалась, как этому, — произнесла она, чуть ли не подпрыгивая. — Тебе нравится платье? — Твоё или моё? — уточнила Светлана, оторвавшись от застёгивания восемнадцатой по счёту пуговицы… и это она только начала застёгивать рукава. — И то, и другое, — Элли повернулась к зеркалу спиной и вывернулась, пытаясь разглядеть платье сзади. — Твоё великолепно сидит. У моего — немного переоценили рост. — Светлана приподняла белую нижнюю юбку, расстелившуюся по полу сантиметров на пятнадцать. Верхняя часть платья ещё висел на ширме. — Впрочем, это как раз легко поправимо. И мне очень нравится цвет, особенно у твоего. На Элли платье было из бархата насыщенного изумрудного цвета с хорошо подогнанным по фигуре лифом и довольно пышной юбкой до самого пола. Рукава пока болтались широкими шелковыми крыльями, но надо было ещё их перехватить несколькими деталями из той же ткани, что и верхнее платье, но они были той ещё головоломкой, а портниха ушла за какой-то недостающей то ли булавкой, то ли тесёмкой. Светлана надела ещё только нижнее платье. Белое, очень просторное и длинное. С такими же летящими рукавами, но, к счастью, этого конструктора вместо рукава верхнего платья, у неё не было. У неё была сборка, манжет и куча пуговиц. На верхнем, тёмно-зелёном из тонкой шерсти, пуговиц было ещё больше. Портной явно обожал их. Низ у него был рельефный и обшитый тонкой белой лентой. Поэтому Светлана поглядывала на него с сомнением. Вот с его низом будет не так просто справиться с помощью магии. Примерка оказалась занятием гораздо более увлекательным, чем считается. Первой головоломкой оказались рукава Элли. Их они вдвоём несколько раз примеряли и прикидывали, куда разместить. Всё казалось нелепым. Потом Светлана запуталась в многочисленных пуговицах верхнего платья. Оно оказалось ровно по длине и село точно по талии. Применять к нему магию не было необходимости. Не успела она решить, справиться ли с длиной нижнего платья магией самостоятельно, или пусть уж портниха подогнёт, как в окно постучали. На подоконнике сидел растрёпанный и замотанный сизый голубь с открытым клювом. — Похоже, это письмо от Стеллы, — Элли подняла голову от шкатулки, в которой только что копалась. Светлана кивнула и, подобрав юбки, подошла к окну. — Ужас, ужас, — прокуклыкал голубь, пробираясь в щель чуть приокрытого окна и упал на подоконник. — Я из Розовой страны вылетел ещё на рассвете, но по дороге меня пытались сожрать. Я почтальон, меня жрать нельзя, но тот ястреб не слушал… — Защита сработала? — уточнила Светлана, отвязывая с его лапки довольно большой конверт. Либо у Стеллы очень крупный почерк и она совершенно не жалеет ни птицу, ни бумагу (первое на неё никак не похоже), либо она прислала что-то ещё. — Не знаю, не знаю… На голубе не было и царапины, защита была слегка тронутая, то есть прорваться кто-то пытался, но явно не получилось. Но сам факт заставил Светлану расплатиться миской зерна побыстрее и подозвать Элли. «Дорогие мои друзья! К сожалению, я до сих пор не могу покинуть Розовую страну, но спасибо вам за то, что сообщили о произошедшем с шаром. Я волновалась за вас и весь Изумрудный город. Магия Пакира сейчас очень сильна и не стоит недооценивать Властелина Тьмы. В честь праздника присылаю вам письмо, поскольку сама не могу присутствовать, зачитайте его при всех. Мысленно с вами, Стелла. Светлана, напишите, как себя чувствуете. Всё ли в порядке? Не болит ли плечо?» — Не болит? — уточнила Элли, повернувшись к Светлане. — Нет, — Светлана даже проверила, как оно двигается. Она ещё помнила, из какого плеча ей вынимали осколки, но чувствовала себя даже пожалуй прекрасно. — Тебя ничего не смущает? Элли ещё раз прочитала письмо и большое послание на гербовой бумаге с замысловатыми узорами и ответила: — Вроде, ничего. — Это странно, пытаться перехватить открытку к празднику… — Светлана подробнее прочитала письмо, но снова не нашла ничего, кроме пожелания к празднику радостей, любви и совет беречь друг друга. Шифровки никакой она не нашла даже покрутив листок и проверив его на свет, ну и, разумеется, магией. Точнее, Светлана магией проверила сразу же, но в конце более тщательно. Ровным счётом ничего, кроме добрых пожеланий… И смутной необъяснимой тревоги. — Мне кажется, мы уж слишком разволновались, — Элли взяла у Светланы «открытку» и прочитала сама. — Думаю, стоит её зачитать перед всем дворцом. — Может, кто-то рушит дипломатические связи? — предположила Светлана. — Миранда говорила, что в политике отсутствие открытки к Празднику Цвета — это сигнал тревоги. — Здесь бы точно никто не обиделся на Стеллу за отсутствие открытки, — пожала плечами Элли. — Попытка перехвата могла быть просто мелким хулиганством. Ты сама напишешь ответ? Если бы Светлана была дома, то она бы посчитала перехват открытки именно мелким хулиганством. Сейчас же, при том, что волшебников здесь раз-два и обчёлся, вряд ли у них хватает времени и желания на то, чтобы перехватывать какие попало письма. Это всё равно, что кидаться в ворон работой на двенадцатый уровень. — Или кто-то считал, что Стелла отправила более серьёзное послание, в любом случае, перехватить же не получилось? — добавила Элли. Прибежала портниха, немного поохала и отвязала у Элли с рукавов две из шести странных тряпочек. Одну — отложила в коробку, а вторую приладила к застёжке юбки. А Светлане пришлось снова расстёгивать пуговицы на верхнем платье. Портниха вручила ей зелёную тесёмку, за которой и ходила. Её, оказывается, надо было вставить в прорези где-то на уровне бёдер и затянуть на талии. Смысла этого действия Светлана не поняла. Верхнее-то платье приталенное, не будет ли оно топорщиться и плохо сидеть? Впрочем, вроде нет. Снаружи даже и не заметишь. Но теперь ясно, что с длиной вовсе не прогадали. "И всё же, какой смысл?" -- Мысли Светланы относились не только к платью, но и к попытке перехвата послания. Пожалуй, учитель танцев и правда был самым храбрым из местных (если, конечно, исключить из списка Аларма), он не только не испугался Марата и никуда не сбежал, но и Марат получил от него несколько замечаний, а в ответ на то, что Марат попытался огрызнуться, просто повторил замечание. Впрочем, танцы оказались на редкость простые по технике, и в них редко встречалось что-то кроме просто шагов. Ну пара прыжков. А в основном величественно ходили по разным траекториям. Впрочем, есть вероятность, что учитель танцев ничего больше не давал просто потому, что никто из сегодняшних участников за день ничего более сложного не выучит. Обнаружив у себя желание танцевать, Светлана попыталась немного затормозиться. Она прекрасно помнила, чем кончились прошлые её танцы и наступать на те же грабли очень не хотела, поэтому поглядывала на до смешного сосредоточенного Марата, пытающегося запомнить все направления и переходы. Некоторые из них были настолько лишены логики, что шли в том направлении только те, кто при дворе служил очень давно, ещё при Корине и не первый год. Марат пыхтел, тихо возмущался, бурчал, но явно задался целью выучить «эту байду» и станцевать её правильно. Впрочем, этим были заняты все. И только через полчаса занятия Светлана заметила, что большинство танцоров побаиваются вовсе не Марата, а… Элли? Стоило кому-то ошибиться, как они с опаской и, вжав голову в плечи, смотрели на Элли. Та отвечала большинству покачиваением головой, а то и вовсе виноватым «ой», потому что в этот момент тоже пошла не в ту сторону. — Кто вообще эту мозговыворачивательную фигню придумал?! — возмущался Марат, завязывая в коридоре шнурки на своих ботинках, которые на время танцев пришлось снимать. — Скорее всего, Корина, — пожала плечами Элли. — И вряд ли стоит сразу все танцы менять. Мы выучить-то за день всё не успели, не то, что придумать что-то новое. — Ну, тогда всё вполне логично… — Светлана пожала плечами. — Хотя, исторически и культурологически довольно интересно, как и из чего это всё получилось. — Вообще, я разрешила много из того, что Корина категорически запрещала, — Элли улыбнулась. — Думаю, многим понравится. А я много нового узнаю. А то позор какой-то. Королева, а ни музыки не слышала, ни танцев не видела, даже как они рисуют — не знаю. Нет, конечно в Розовой стране мой портрет кто-то нарисовал, но я забыла спросить… Как-то совсем не до этого было. Это был первый праздник, на котором присутствовала королева Элли. В прошлый праздник, посвящённый её коронации, она улетела, устроив дождь из сладостей. Корина же часто гуляла до самого конца, а иногда и заканчивала праздник, когда считала это нужным. Так что все были и в волнении, и в нетерпении… А тут ещё странные гости огромного роста из неизвестной страны. Неужели это люди из того сказочного народа, о котором говорила Элли? Великаны? Ну один-то точно тролль. Высокий, наверняка очень сильный, он вначале пугал половину жителей дворца, остальные его пугались до сих пор. И завидев его недовольное лицо или заслышав шаги, они прятались по углам. По утрам он сражался с Белым Рыцарем, после этого они правда уходили, болтая как старые приятели и пожимали друг другу руки, прежде, чем разойтись. А вот целительницу Светлану бояться как-то не получалось. Хотя говорили, что она сильная волшебница, и роста она была тоже огромного, но вела себя со всеми очень вежливо, много улыбалась и за всё благодарила. Правда, иногда задавала странные вопросы… А самое главное, она совершенно не боялась тролля, даже, похоже, с ним дружила. Кто-то вообще посчитал, что она за троллем замужем. Собственно, тролля не боялась и королева Элли. Но ей-то что? Она же волшебница! Волшебники же ничего не боятся. На праздник, разумеется, и тролля, и Светлану пригласили. Костюм на Марата, не смотря на отсутствие примерки и портного, сел волне неплохо. Пришлось поправить только жилет, оказавшийся немного коротковатым. А, главное, ни на тёмно-зелёных штанах, ни на коричневом жилете, ни на куртке, ни, даже на рубашке, не было ни кружев, ни бантов. Выглядел Марат теперь очень даже солидно. Особенно когда тщательно побрился и внял уговорам Светланы не брить голову налысо, а просто причесаться. Точнее, как сказать «уговорам»? Марат долго щупал свою бритую физиономию, изучая результат, запустил руку в волосы, оценивая длину. К ним пора было применить расчёску и как раз при этой мысли, поскольку расчёской ему пользоваться было лень, Марат брился налысо. Собирался он так поступить и сейчас, но тут в дверь постучала Светлана спросить, готов ли он. И в ответ на «ща я бошку побрею» получил. — А это обязательно? — Чё? — не понял Марат, опуская бритву. — Мне казалось, достаточно было просто причесать. Смотрится же неплохо. Разговаривали они через закрытую дверь, так что Марат с чистой совестью выразил всё удивление, которое мог. — Красавица, у тебя претензии к моей причёске? — возмутился он. — Какие могут быть претензии? Это твоя голова, ты делаешь с ней всё, что захочешь. Мне кажется, что сейчас смотрится лучше, чем лысая голова… Марат не выдержал и высунулся, чтобы увидеть выражение лица Светланы. — А если я всё-таки побреюсь? — Брейся, — Светлана, не ожидавшая такого бурного ответа, отступила на шаг. — Я лишь сказала… — Если я побреюсь, ты со мной не пойдёшь? — уточнил Марат, прищурившись. — Почему не пойду-то? По-моему никаких условий насчёт длины волос не было… — Вот замуж за меня пойдёшь, тогда и будешь указывать, какую причёску мне носить, — Марат пригрозил ей сложенной бритвой. Решительно хлопнув дверью, он вернулся к тазу. Что-то грохнуло. — Даже и в таком случае не буду, — пробормотала Светлана. — Только пожалуйста, не хлопай так больше, а то тут Гудвин упал. Через некоторое время Марат вернулся. — Дай расчёску, — потребовал он у сидящей перед зеркалом Светланы. Она, удерживая странное сооружение на своей голове одной рукой, нащупала другой расческу. — А, нет… Наверное не подойдёт, — она отложила большую редкую расчёску и нащупала другую. Расчёсок в кучке оказалось штук шесть. Пока Светлана нащупывала подходящую, одна из прядей у неё вывалилась, испортив причёску. Пришлось бросать всё. Марат всё-таки получил маленькую частую расчёску, которой в несколько движений привёл короткие волосы в порядок. — То есть, у тебя есть мнение насчёт моей внешности? — уточнил Марат, когда Светлана с досадой бросила всю копну волос и сходила в умывальню за чашей с водой. — Ну как бы так сказать… — Светлана поджала губы. — Тебе важно его услышать? — Ага, — ответил Марат. — Мне нравится, когда на тебе нет следов драк, бессонных ночей и признаков какой-либо болезни, — она поджала губы, укладывая первую прядь на своей голове. — Ну и да, мне показалось, что так лучше, чем лысый. Но, опять же, я не настаиваю… Марат оперся на туалетный столик так, что оказался на одном уровне со Светланой. Он колебался между тем, чтобы предъявить претензию на тему внешности ей или осведомиться, не появился ли у него шанс. Но претензий к внешности Светланы у него не было. Она красива по умолчанию и по факту своего существования. А второе могло снова его отбросить на дистанцию хорошо если в два метра, а то ведь и сбежать опять может. Взгляд Светланы остановился. — Кто меня за язык тянул? — произнесла она. — Извини. — Забей. Волосы снова разлетелись и опустились на плечи красивыми, но своенравными волнами. — Ну вот примерно поэтому я и бреюсь, — наконец нашёлся Марат. — Когда надоест, можешь сказать. — И ты побреешь на лысо меня? — уточнила Светлана. — Ну не налысо, но могу просто косу отхреначить. Только я её себе на память заберу. Светлана с серьёзным видом собрала волосы в пук и приложила к голове, изучая со всех сторон получившуюся пародию на короткую стрижку. Марат уже опасался, что она сейчас ему выдаст ножницы. — Нет, — решила она. — Мне слишком нравится так. Критика принимается. Автора слегка унесло в сторону танцев и некоторых других культурологических штучек.



полная версия страницы