Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149 новых, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

dumalka: Чарли Блек, и снова спасибо за отзыв! Рада, что регулярно заглядываете) Чарли Блек пишет: гаврики понемногу как бы нащупывают путь друг к другу, О да! они только начали разбирать построенные от чужих баррикады, подушки, экраны, сматывают колючую проволоку и медленно ищут и понимают друг друга. Чарли Блек пишет: бывший любовный треугольник Почему бывший? Чарли Блек пишет: А посыльная лань показалась удачной литературной находкой, примерно как почтовые совы в «Гарри Поттере». Находка не моя. У Сухинова в пятой книге посыльной была именно лань... Если я всё правильно помню.

dumalka: Глава 16. Шар Пакира В мастерской быстро стало тесно, но предложение перейти в тронный зал ни Светлана, ни Элли не поддержали. Они специально освободили именно эту комнату: не очень большую, зато очень светлую с окном, в которое практически весь день светило солнце. В комнате оставили довольно небольшой дубовый стол, стулья по количеству присутствующих и дубовый щит, за который можно было укрыться (это была крышка от погреба, которую Светлана усмотрела как наиболее подходящую физическую защиту). Две банки стояли на разных концах стола. Светлана повторила на всякий случай технику безопасности: — Шар трогают только я, Марат и Элли. И только в перчатках, а лучше магией или пинцетом. Очки не снимает никто. Следите за своим состоянием. Если закружится голова, затошнит, почувствуете подозрительный запах — говорите сразу. Как можно яснее запомните всех присутствующих, обстановку, вид за окном. Если кто-то что-то новое видит, тоже сразу говорите. Спокойно, без паники. — Светлана натянула довольно толстые кожаные перчатки и поправила очки. — Если Марат крикнет «газы» закрываем рот и нос мокрыми платками и выбегаем из комнаты. Сразу. Если крикнет кто-то другой, остаёмся на месте. Марат крикнет «ложись», так и делаем. Здесь есть те, кто не готов? Все замотали головами. Светлана на всякий случай ещё раз прошлась взглядом по присутствующим. Фарамант сидел с блокнотом. Ему было поручено записывать всё происходящее. Дин Гиор стоял навытяжку около окна, завернув седую бороду вокруг шеи. Его дело повернуть рычаг и закрыть сложную конструкцию из ставен, если понадобится комнату закрыть или затемнить. Аларм стоял возле двери на случай, если что-то внезапно вырвется из шара или ворвётся в комнату. А также Светлана предполагала, что шар можно уничтожить именно он с помощью Меча Торна. Страшила и Дровосек стояли возле той самой крышки от погреба, поскольку магия в шаре могла нанести больше всего вреда именно им, а отговорить их от присутствия не получилось. Хорошо, что удалось отвлечь хотя бы Тома, отправив их с Полканом на разведку по городу. — Начинаем? Предельно сосредоточенная Элли кивнула. Марат тоже. Он открыл банку и высыпал на гладкую поверхность стола осколки. Светлана сделала то же самое. В комнате стало чуть холоднее. Правда если бы Светлана так тщательно не следила за происходящим, она бы изменение на градус не заметила. Подхватив пинцетом самый крупный осколок, она положила его на середину стола, и начался бы довольно увлекательный процесс сбора шара из кусочков, не исходи от шара столько магии Пакира. Это несколько мешало наслаждаться процессом, хотя это как раз и могло помочь в случае появления магии подчинения. Шар был полым из довольно толстого хрусталя, внутри него что-то должно было быть. Поймав себя на раздражение попытками Элли методом научного тыка приладить кусок шара, Светлана пододвинула самый крупный из оставшихся кусков и всмотрелась в него, но не столько глазами, сколько изучая магию. А магия была, причём не одна. Самая заметная: магия Пакира. Чёрная, скользкая и холодная. И ещё есть остатки другой, которые сперва Светлана не заметила. Это были как будто очень горячие крошечные крупинки, как будто задавленные той магией Пакира. — Смотрите, — тихо позвала она, сначала показав Марату и Элли что нашла, а затем показывая образ найденного для всех остальных. Почему-то получилась скользкая чёрная лужица с мелкими белыми искорками, словно звёздочками. — Что это? — спросил Страшила. — Я для вас визуализировала магию, которую вижу, — пояснила Светлана. — Немного упрощено, но подойдёт. Их тут две. Одна — Пакира. Вторая — пока не знаю, но на что-то похоже… Где-то она была… Потом отделю, скажу точнее. — Ви-зу-а-ли-зи-ро-ва-ла… Какое длинное умное слово, — произнёс Страшила. — А что значит? — У человека нет специальных органов для восприятия магии, — пояснила Светлана. — И мы её переводим в образы. Как слыша слово «лимон» мы представляем себе жёлтый овальный фрукт с определённой фактурой и кислый на вкус. У кого-то получается иначе… Марат вот всегда мне передаёт образы магии в запахах. — Угу. И от этой несёт дёгтем, — Марат поморщился. — А любая магия пахнет? — спросила Элли. Ей удалось приладить очередной кусок и она подняла голову. — Вы и мою чувствуете в запахах? — Угу. — Интересно, какой? — От твоей пахнет булками. Так, что сразу жрать хочется. — А Стеллы? — Как от клумбы, — отозвался Марат. — А от магии Светланы? Марат посмотрел на Светлану из-под опущенный бровей и нервно дёрнул носом. — Ей и пахнет. — Чем ближе знаком с человеком, тем меньше условностей в ощущениях и больше конкретики, — пояснила Светлана. — А Гудвина? — заинтересовался Фарамант. — Хрен его знает. — Она не может не ощущаться здесь, Гудвин великий волшебник и строил Изумрудный город, — возразил Дин Гиор. — Ну, кое-где пахнет перцем… — Марат фыркнул. — А город ваш по ходу строили без магии. Элли вздохнула и помотала головой. — Можно я вам всё объясню, когда закончим? — Было бы интересно, — Светлана вернулась к изучению магии. Как следует запомнив ту самую сверкающую магию, Светлана очень осторожно уголком салфетки потёрла внутреннюю сторону осколка, просматривая, нет ли на них следа какого-нибудь немагического вещества. — Закончила? — осведомился Марат. Светлана молча прикрепила последний кусок, перед этим глубоко вдохнув. Шар, покрытый трещинами сначала мерно засветился золотистым, потом в каждую щёлочку просочился фиолетовый свет. Раздался тихий хруст, постепенно трещины в шаре словно заросли, восстанавливая толстый хрусталь. И вот, шар уже оказался целым. Несколько минут он выглядел как обычный прозрачный хрустальный шар, затем в его середине медленно закружился фиолетовый туман, словно разбухая, он заполнял шар целиком. Наверное именно с этого момента не стоило никому верить. Какой-то едва уловимый запах заставил Светлану напрячься. Похоже, она правильно сделала, что не стала собирать шар в одиночестве и даже вместе с Маратом. Что там были в книге написано? Спасти от магии Тьмы может солнечный свет и Свет в душе. Надежда… Любовь. Память о счастливых минутах. Но поскольку любовь конкретно для Светланы была именно слабым местом, она решила рассматривать любовь именно как любовь в принципе к людям. Помнить о каждом самое лучшее. И на этом сосредоточиться. В полной тишине раздался едва слышный непонятный звук. Дин Гиор вдруг почесал бороду. Потом ещё. Он почесал шею, морщась. Затем что-то стряхнул из-под уха… — Замрите. Всё, что сейчас возникает не существует. — Вши? — скорее возмутился, чем испугался Дин Гиор, стряхивая что-то с бороды. — Откуда они могли… Рычаг ставен вдруг вздрогнул и сам собой закрыл ставни. Дин Гиор тут же схватил рычаг, но тот уже упрямо двигался в другую сторону. — Фарамант, пожалуйста, продолжайте записывать, — попросила Светлана, уловив движение. — Сосредотачиваемся на каком-то деле. Ставни всё-таки закрылись, и в комнате стало темного, но это длилось всего пару мгновений, потому что тут же вскинула руки Элли, она вся засветилась зелёным. Фиолетовый шар вдруг вырос до размера футбольного мяча и запульсировал. — Огонь не настоящий, огонь не настоящий… — забормотал Страшила. — Это просто ил-лю-зи-я. — Да, всё правильно, — подтвердила Светлана. — Вода тоже? — насторожился Дровосек, отступая на полшага. — Да. Я изменения влажности не вижу, — подтвердила Светлана, оглянувшись на Марата. Он тихо ругнулся, смотря на что-то, что вроде бы держал в руке. Но рука у него была пустая. А вот глаза побелели, руки покрылись волдырями с белыми головками, а из уголка рта медленно стекала струйка крови. Кажется, это… Светлана тряхнула головой, пытаясь сбросить наваждение, но оно только укрепилось запахом, схожим с полынью. Лихорадочный перебор антитоксинов всё равно бы не сработал, если дошло до волдырей, то жить Марату осталось всего полчаса… — Кажется, и на меня действует, — проговорила Светлана, поворачиваясь к Элли. У неё глаза были красные, лицо белое, а по подбородку стекала белая пена. — Закройте глаза? — предложила Элли довольно сдержанным голосом, что подпортило иллюзию, к которой уже добавились не только запахи, но и ощущение жжения в горле. Говорить бы она после этого яда не смогла. — Ни в коем случае! Тогда вас будет ещё легче обмануть. Запах тухлой капусты?! Откуда он вообще может взяться? Светлане стало тяжелее дышать. Захотелось забиться куда-нибудь в угол, загородиться защитой и замереть с закрытыми глазами, чтобы никто в жизни не добрался… Жуть маленького ребёнка, который забивается в угол и сидит очень тихо в оцепенении, надеясь что беда пройдёт стороной и не заметит его. Вдруг в руку очень крепко вцепился Марат. Он шипел, сжав зубы, лицо вдруг покраснело, зато глаза стали нормальными. Ухватив его предплечье второй рукой, Светлана не почувствовала струпьев на ощупь и иллюзия потихоньку поползла. На Элли и Аларме, на которых она на мгновение бросила взгляд, тоже. — Сможешь перейти на жёлтый? — спросила Светлана, обращаясь к девушке. — Я попробую… Вот девчонка неразумная. И какой дурак назначил её Хранительницей? В магии ни в зуб ногой, уверенности в себе на пол чайной ложки, куча паники и эмоции вперёд мозгов. Ей бы ещё десяток лет за учебниками сидеть и на практике спички магией перекладывать, а не страной править. Свет от Элли жёлтым стал не сразу, постепенно переливался с желтовато-зелёного до золотистого. Чуть-чуть ослабла хватка Марата. Хамло и балбес. Вот чего привязался? Знает же что ничего ему не достанется. Он не достоин. Да собственно все они дураки по сравнению с тобой, в магии они точно ничего не понимают. Здесь только ты можешь нормально соображать. Ты здесь самая сильная и единственная знаешь, что делать. Марат что-то повторял раз за разом одними губами. Ты знаешь, что делать и как. Ты сможешь привести эту страну к процветанию, ведь ты самая сильная волшебница, которая хоть когда-то была в этом городе. И самая умная. Ты знаешь всё, а они просто глупцы, ни у одного из них нет достаточно мозгов… Возьми шар… Марат прихлопнул дёрнувшуюся было руку. Если кто тут Добро и Свет, так это ты. Ты постоянно обо всех заботишься. Так возьми шар и приведи к Свету всех их. К правильному Свету. Они тогда все пойдут за тобой… Иди туда, куда меня каждый раз посылаешь, тупой мужлан! Кровь бросилась в лицо, Светлана пыталась вытянуть руки из хватки Марата, тот держался сильнее, пыхтя и сжав зубы. Его губы вновь и вновь повторяли одно и то же, что Светлане уже не хватало сосредоточения прочитать. Возвращалось очень старое ощущение, что Марат её страшно раздражает всем собой: манерами, внешностью, мутным прошлым, планами на будущее, в которые в основном входит нажраться… И вообще, почему все вокруг такие тупые?! А глаза у Марата не чёрные, а карие с зеленоватым ободком. И очень крепкие руки, которые всегда готовы её удержать в том числе и от глупостей, когда она теряется в самой себе и плохо соображает. И это случается чаще, чем хотелось бы. Вот он точно непроходимый тупица. А ещё хамло редкостное. А ты сможешь его переделать. Под твоим руководством он станет светлым ангелом. Он обретёт ум и манеры получше дворцовых. Он станет писаным красавцем, если ты ему прикажешь. Возьми шар… Звучный бряк заставил Светлану вздрогнуть. Это Аларм накрыл шар большой чашкой, из которой он только что выплеснул воду, и довольно звучно припечатал её кулаком. Рассыпался образ Марата в белом мундире с длинными уложенными локонами, стоящего перед Светлане на одном колене с букетом белых роз и поющего серенаду… Причём мыслью «фу какая гадость», её на таких даже в ранней юности не тянуло. Сейчас Марат был перед ней нормальный настоящий, хмурый, с ясным взглядом и уже чуть ли не родным сосредоточенным оскалом, быстро сменившийся не менее знакомой усмешкой. — Охренеть, — только и произнёс он. Светлана ещё крепче ухватила его руки и тряхнула их, чуть ли не смеясь. Потому что это, чёрт бы его побрал, Марат. — Что с вами было? — хмуро осведомился Аларм, продолжая рукой прижимать салатницу. Фарамант достал из-под стула упавший карандаш и деловито поправил очки. — Спасибо, Аларм, — произнесла Светлана, вдруг оценив волю и способность соображать парня. — Нас с вами пытались подчинить. И благодаря вам это не получилось. Довольный Аларм кивнул. — Я ничего не почувствовал, но вы все стали какие-то странные. Ставни открылись, когда Дин Гиор всё-таки смог повернуть заклинивший рычаг. Свет от Элли погас, как только появился солнечный. Она как раз была полностью в порядке, даже ничуть не побледнела. — Все в порядке? — спросила она. — Можно форточку ещё открыть? — попросила Светлана, чувствуя, что ей воздуха не хватает. — По крайней мере, мы теперь знаем, как это работает. Теперь можно разработать, как с этим бороться. Кому кстати что помогло? — Я только видела, что магия работает, но ничего особенного не почувствовала, — Элли пожала плечами. — А вот потом я видела, что с вами что-то не так. — Отлично! У нас есть два образца защиты. — Что вы имеете в виду? — не понял Аларм. — Вы, Аларм и Элли ничего не почувствовали. Видимо, магия подчинения на вас не действует, — пояснила Светлана. — У остальных признаки были. Но часть я пропустила… —Давайте выйдем отсюда, хоть на мне это и не работает, но мне очень не нравится этот шар, — Элли зябко поёжилась. — Только замуруйте эту хрень так, чтобы её никто даже не тронул, — Марат поморщился, потирая лоб. — И я хочу выпить. Почти внесюжетное приложение или когда Марата не может заткнуть даже автор Шар действительно замуровали. Сверху поставленной на него салатницы водрузили ещё таз, наложили несколько защитных заклинаний и закрыли комнату, наложив заклинания и на неё. В процессе Светлана вдруг хлопнула в ладоши. — Точно! Я вспомнила, где видела эту магию. Ту, которая была крупинками, — произнесла она. — Где? — Элли, на твоей книге. — Это магия Торна? — поразилась Элли. — То есть, этот шар делал Торн? — Вместе с Пакиром. — Вместе?! — возмутился Аларм. — Что могут Тёмный и Светлый маг сделать вместе?! — Решать какую-то общую проблему, — Светлана подёрнула плечами, словно ничего в этом особенного не было. — Делать что-то, что одинаково необходимо и при свете солнца, и в темноте. Универсальную магию? — Ну если при встрече Тёмного и Светлого мага не случается большой… бабах, то они что угодно делать могли, — огрызнулся Марат. — Да хоть… Элли покраснела. — Марат… — Светлана возвела глаза к потолку. — Что? Хочешь сказать, они тут не в курсе, как это делается? — Ну не при дамах же! — в свою очередь возмутился Железный Дровосек. — Ну вообще-то «дамы» тоже в этом участвуют. —Торн и Пакир оба мужчины, — напомнил Аларм. — Вот не факт. Пакир — метаморф, — заметила Светлана. — Хотя у него вроде бы был интерес к женщинам… — Одно другого не исключает, — вдруг заметила Элли. — Но я даже думать об этом не хочу! — О чём вы вообще? — не понял Страшила. — Я потом тебе всё объясню, мой друг. Но такие темы я не могу поднимать при дамах, — снова заметил Железный Дровосек, посмотрев на Марата. — Дамы и господа, я предлагаю всё же остановиться на версии совместного проекта, — предложила Светлана. — Ага… Он тоже может быть, — Марат хохотнул в кулак. — Правда, только если кто-то из них не мужик. — Не этого совместного проекта! — Светлана укоризненно посмотрела на Марата. — Откуда ты вообще это взял? У нас же нет никаких оснований. И я даже по времени не совмещала. — Мне это в кошмарах сниться будет, — вздохнула Элли. — А я думал, такие сны называются по-другому, — не унимался Марат. Элли покраснела ещё сильнее. Фарамант осторожно коснулся локтя Светланы: — Скажите, целительница Светлана, у вас никогда не возникает желания взять и закрыть ему чем-нибудь рот? — Скажем так: иногда оно не возникает, — со вздохом призналась она. — Давайте делом займёмся. Пожалуйста! Да, автор по-прежнему питается отзывами) И да, здесь действительно погружение в тёмную магию, отлов тараканов и немного о добре-зле, Свете--Тьме и прочем. Если есть вопросы, возражения, желание что-то сказать, то жду с нетерпением.

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 16. Шар Пакира Эта глава, пожалуй, о «демонах подсознания» — затаённых страхах, комплексах, гештальтах из прошлого, об искажённых наваждением мечтах... Ну и плюс Маратово всегдашнее остроязычие тоже придаёт яркость этой главе dumalka пишет: У Сухинова в пятой книге посыльной была именно лань... О, я и забыл уже такие подробности ) dumalka пишет: Почему бывший? Да вроде Светлана прямым текстом говорит, что любит другого человека. При этом есть ощущение, что в незыблемости своих чувств она уже не очень уверена. Кроме того, упоминается гипотетическая возможность оживления Славика — здесь тем читателям, кто незнаком с предыдущими частями, остаётся угадывать, кто такой был Славик, и не он ли тот третий, к которому у Светланы чувства.


dumalka: Чарли Блек, и снова спасибо) Чарли Блек пишет: Эта глава, пожалуй, о «демонах подсознания» О да! Тут именно о "внутренних демонах" и о том, что не всегда они действуют напрямую. И, собственно, немного о человеческой слабости... Чарли Блек пишет: остаётся угадывать, кто такой был Славик, и не он ли тот третий, к которому у Светланы чувства. Всё правильно в принципе. Но тогда любовный треугольник не бывший, а очень даже реальный сегодняшний. Оживить Славика Светлана бы хотела, но последствия таких манипуляций с жизнью и смертью ей хорошо известны. И если это будет действительно возможно без катастрофы мирового масштаба, которую они только что разрулили, Светлана непременно воспользуется этим. Чарли Блек пишет: При этом есть ощущение, что в незыблемости своих чувств она уже не очень уверена. Она бы и рада с ними разобраться, но никак не может, не смотря на то, что Славик давно умер...

JarJarBinks: dumalka Судя по отсутствию реакции, это не интересно, так что пока заворачиваю под кат, чтобы хотя бы не сильно засорять форум. Я понимаю, насколько специфическая эта штука. Не принимайте на свой счет. Нороту обычно сложно и 20 строчек прочитать, а уж если их несколько больше... Написать же ответную реакцию еще сложнее. Поэтому или ничего не пишут вообще, или ограничиваются одним-двумя предложениями, несущими в себе информации не многим больше, чем пустой лист. Помните главное: только благодаря людям, создающим какой-то контент, в Интернете не скучно. Да, когда нет реакции, или же она есть, но негативная, это может немножечко вогнать в тоску. Но как сказал кто-то из изрекателей умных мыслей: "Те, кто могут писать, становятся писателями, кто не могут - критиками." Правда, это было справедливо для 19 века, сейчас критика изменилась - она больше не представляет собой большую статью, которую, может, и не очень приятно, но всё же интересно прочитать. Современная критика - это одно предложение на условном форуме, в котором из пяти слов только два приличных. Такая вот эволюция. Но кроме критиков, есть и простые скромные читатели, которые, хоть и ничего не пишут в ответ, тем не менее, весьма благодарны, что их хоть кто-то старается развлекать, тратя на это свои силы и время, да еще и "бездвоздмездно, то есть дадом".

dumalka: JarJarBinks Я с самого начала понимала, что эта затея не очень хороша. Нести макси по непопулярному канону, да ещё с ориджем и надеяться на бурю в обсуждениях крайне наивно, но вот некоторые говорили в начале "несите-несите", а до сих пор молчат. Видимо, не понравилось... А учитывая, какой хейт на Сухинова и его канон творится на форуме, сюда лучше по Сухинову вообще ничего не носить. Но раз начала, надо и закончить, хотя автор и близок к голодному обмороку...

Sabretooth: dumalka пишет: некоторые говорили в начале "несите-несите", а до сих пор молчат. Это вы, наверное, обо мне говорите но если бы вы не принесли, то не было бы и тех отзывов, что уже есть. Значит, вы правильно сделали, что принесли. Возможно, что дальше ещё отзывы появятся.

dumalka: Sabretooth Честнее было бы сказать "ой, извини, не интересно". Хоть не ждала бы...

JarJarBinks: Я мог бы сам написать несколько строчек на тему «Почему я прочитал обсуждение, но не само произведение». Но учитывая, что по итогу обсуждение выросло уже до 4 страниц, в этом нет смысла: здесь уже достаточно тех кто, в отличие от меня, произведение прочитал.

dumalka: JarJarBinks Нет, мне как автору очень важно все же знать, почему обсуждение кое-как читается, а произведение - - нет. Тем более, что большая часть "обсуждения" и есть главы из произведения... Можно в личку, если не сложно) Буду очень благодарна!

JarJarBinks: dumalka Отправил письмо в личку. Не виноватая я! Он сам пришел! Вы сами напросились! Письмо отправлено частями, части обозначены в заголовке. Чтение рекомендуется начинать с первой части.

dumalka: JarJarBinks Спасибо) Так-то на форуме при непрочитанных личных сообщениях в верхней левой части под строкой "в городе" ворона с письмом появляется (да, я тоже не сразу узнала, что это значит...)

JarJarBinks: dumalka Отправил очередную порцию бреда. Так-то на форуме при непрочитанных личных сообщениях в верхней левой части под строкой "в городе" ворона с письмом появляется (да, я тоже не сразу узнала, что это значит...) Попробую обратить внимание, что там за ворона.

dumalka: JarJarBinks ой, а мне даже в этот раз оповещение на почту пришло) Спасибо большое! ответила)

dumalka: Глава 17. Варианты Не смотря на немалое напряжение после очередной встречи с магией Пакира, за обедом обстановка понемногу разрядилась. Вслух впечатлениями о происходившем с шаром Пакира поделились Дин Гиор и Страшила, Фарамант сказал, что его карандаш превратился в змею, а змей он с детства очень не любил. Но благодаря тому, что необходимо было записывать, и до конца он записывал даже хвостом змеи, что было не так просто. И только под конец карандаш он всё-таки уронил. При этом Дровосек промолчал совсем, Светлана упомянула, что её сначала пытались напугать, а потом подчинить, но не уточнила, как именно. Марат вообще огрызнулся, сказав, что хочет всё это забыть, как страшный сон. И надолго замолчал. Но даже он за обедом перестал сердито пыхтеть и подключился к неспешной беседе, перешедшей в довольно мирные и ненавязчивые бодания то с Дином Гиором, то с Алармом. Нет, они не ругались, не шумели, а просто спорили. Из-за чего уж там они начали спор и чем закончили Элли так и не уловила, но ощущение от того, что Аларм не соглашается, спорит и что-то высказывает было очень даже приятным. Всё это было очень живым. Слегка отключившись на обсуждение с Фармантом и Страшилой очень старой идеи организовать в Изумрудном городе школу, она слегка упустила из виду сильно притихшую Светлану. Только через некоторое время Элли заметила, что она слегка побледнела и уже довольно долго молчит. Элли осторожно взяла её за руку. — Светлана, ты в порядке? Целительница чуть улыбнулась, усиленно показывая, что всё в порядке. — Простите, я просто задумалась, — сказала она. — Шар не стоит здесь оставлять. И оставлять целым тоже. Я считаю с него всю магию… — Только не сейчас, — прервал Марат. — Почему не сейчас? Если шар может подчинить кого угодно, то оставлять его здесь ни в коем случае нельзя, — Страшила тоже отвлёкся. — Мы же не хотим иметь под боком ещё одного предателя. — Чёрт его знает, как у тебя, чучело, но нас эта штука если не подчинит, так сожрёт, — произнёс Марат. — Я к ней раньше завтрашнего дня и сам не полезу и тебя, красавица, не пущу. — Марат, пожалуйста, прекращай это. Я взрослый человек, не надо… — Пытаться себя угробить — это очень по-взрослому, да… — скептически заметил Марат. — Я буду очень осторожна. Но если мы оставим шар на ночь, кто-то ещё может до него добраться. При этом мы-то с тобой к этому готовы и знаем, что делать. А другой скорее всего не знает, — Светлана упрямо наклонила голову. — Магию с него считаю я, — вдруг произнесла Элли. — Мелкая, мне на тебя насрать, но тебя тоже гробить не дам. Ё, пацан, больно блин… — Марат получил от Аларма локтем по рёбрам. — Повежливей тогда. — Элли, если нам это непросто, то тебе… — Меня магия подчинения не заденет, — упрямо произнесла Элли. — И если у меня полная защита от подобной магии, то считать, что там за заклинания мне поможет книга. — Насколько много ты сможешь разобрать? — уточнила Светлана. — Надо заметить, что ты не так много ещё умеешь… — Не так много, — согласилась Элли. — Но магию считать я смогу. — Ты уверена? Это не так уж и просто, — Светлана сдвинула брови. — И обязательно нужна подстраховка. Одной к шару лучше вообще не подходить. Даже тебе. — Я с Элли пойду, — уверенно сказал Аларм. — Заодно потом разобью этот шар. — Мелкотню на передовую? За-ши-бись, — Марат помотал головой и закрылся рукой. Светлана открыла рот и даже вдохнула, чтобы что-то сказать, но вдруг нахмурилась и тоже помотала головой и закрылась рукой. — Лучше всего это проделать до заката, — предложил Дровосек. — Нужен час на обдумывание, — всё-таки сказала Светлана. — Но, да, мне тоже не очень нравится идея… — Это лучший вариант из тех, что у нас есть, — заметила Элли. — У нас с Алармом защита. И я тоже не хочу допускать, чтобы шар остался здесь и ночью. *** Поскольку гостиная была сильно заставлена, Светлана петляла по ней, отмеряя шаг за шагом. Марат же завалился на диван и закинул ноги на его спинку. Он провожал Светлану взглядом за диван и ловил её снова с другой стороны. Когда она в очередной раз не появилась, ему пришлось приподняться и заглянуть за спинку. Светлана остановилась у окна, потирая виски. — Что, совсем паршиво? — осведомился Марат. — Я не хочу пускать ребят к этому шару, тем более, одних, — призналась Светлана. — Да это я понял. Я спрашиваю про другое. — Тогда на «совсем паршиво» это не тянет, — Светлана повернулась. — Но знаешь что всё-таки довольно противно? — Что ты не можешь всё сделать сама? Светлана поджала губы и подошла к дивану. Марат плюхнулся обратно и закинул руки за голову, смотря на неё снизу вверх. — Шар пытался меня заманить тем, что я могу взять всё в свои руки, — Светлана оперлась на спинку. — Надо же, я думал другим. — Я тоже, и к этому я была готова. А вот к такому повороту — нет. И сейчас либо я позволяю ребятам идти к этому шару, либо иду сама. И в том, и в другом случае может случиться провал… Только в одном случае я могу повлиять на него, а в другом нет, — Светлана оттолкнулась от спинки дивана и зашла на новый круг, уже в другую сторону. — И вопрос в том, в каком случае шансов на провал меньше? — уточнил Марат. — Да. Потому что никакой подстраховки нет. В смысле, вообще нет… У них тут в подземелье маньяк с непередаваемой магической силой и опытом использования магии не менее пяти тысяч лет. — Если сейчас что-то пойдёт не так, всё накроется большой чёрной задницей, — подтвердил Марат. — Твои формулировки… как всегда. — Как всегда что? — уточнил Марат. — Точные. Но всё равно приходится переформулировать. Марат довольно оскалился, а Светлана остановилась и наконец опустилась в кресло. Марат чуть приподнял зад, извлёк из-под него смятый плед и метнул им в Светлану. Та успела его поймать прежде, чем он, словно распластавшийся осьминог, упал и накрыл её с головой. — Сам ты об этом что думаешь? — Светлана расправила плед. — Посылать мелкотню на передовую настолько же хреновая идея, насколько соваться на эту передовую самим, не имея той же защиты. Что кстати с ней? — Её накладывал Торн, через Книгу и Меч, — Светлана развела руками. — И это всё. Чтобы мне в ней разобраться, нужно точно не час-два. Книга у Элли в ответ на этот вопрос выдаёт что-то абстрактное, банальное и бесполезное. Если хочешь, я это записывала, но полезного в этом ни на грош. — Тебе не кажется, что этот «офигенно светлый маг» что-то темнит? — осведомился Марат. Светлана неопределённо развела руками под пледом. — Один офигенно светлый маг, другой офигенно тёмный маг. — Марат поднял одну руку, затем другую. — Светлый сбросил вконец поехавшего на всю голову тёмного мага в подземелье, оставил инструкцию и оружие, как в случае чего его грохнуть. — Или удержать, — поправила Светлана, пожав плечами. — Причём бабка, которая была предыдущей Хранительницей выдаёт всё это в руки девахе и мальчишке лет шестнадцати, а сама сваливает на пенсию, — закончил Марат. — Да, я этого не понимаю, — подтвердила Светлана. — Присмотр при магической инициации был просто необходим. Но не думаю, что сейчас подходящее время для разрушения подобия родительского авторитета. Или ты думаешь иначе? — Я? Я не хочу за это от пацана по морде получать. Но это значит, мелкотню на передовую выкинули не мы… — Марат скривился и поменял положение. Ноги немного отдохнули и уже не так гудели. — И тебе от этого легче? — Светлана наклонила голову на бок. Марат прислушался к себе, долго прислушивался, продирался через мысли, что эту очаровательную задумчивую мордашку с любопытными зелёными глазами никогда не променяет на ту покорную, которую ему предлагал шар. — Ну вот нихрена не легче, — наконец признался он. — Мне тоже. Есть вариант оттранспортировать шар к Стелле или вызвать Стеллу сюда. Она куда более обученная волшебница, чем Элли. И, возможно, у неё тоже есть защита. В принципе я ей про шар написала, голубь обещал, что письмо дойдёт сегодня. Но не факт, что она успеет или вообще сможет прилететь. А лететь компании шара через всю Волшебную страну… Это плохой вариант. — У нас выходит сколько вариантов? Детвору на передовую — раз, нам, побитым без каски на передовую — два, ждём Стеллу — три и тащим шар через Волшебную страну — четыре. Ну и оставляем его на ночь в покое и разбираемся завтра проспавшиеся — пять, — Марат показал свою пятерню. — Все варианты — параша. Вопрос, где её меньше? — Большой вопрос. — И ответ, что определённо в помойном ведре. Оттуда его хоть вылить можно. Улыбнувшись только уголком губ, она снова серьёзно нахмурилась. — Давай уберём вариант с транспортировкой шара. Это в любом случае сулит нам только неприятности. Ответа Стеллы, хоть какого-нибудь всё равно дожидаемся. Оставлять до завтра? Марат сел, долго ковырялся и медлил с ответом… — Оно в башку лезет, — Марат показал на висок. — И гадит там. — Вытаскивает на поверхность всю муть, что есть в душе. Я считала, что она цепляется за нестабильность, а тут как будто и не только. Я и не подозревала, что я настолько… — Светлана уткнулась носом в плед и помолчала. — … не уважаю других. Тебя, Элли, Аларма, всех остальных… — И поэтому тебя до сих пор потряхивает? — Видимо, — подтвердила она, утягивая под плед ноги. Марата самого после шара долго потряхивало и преследовало желание надраться до поросячьего визга, чтобы эту гадость из головы стереть. Сейчас чуток отпустило, но к шару он бы предпочёл не подходить. — Вот оставлять? Ну его к чёрту! — И всё равно остаётся два варианта: мы или ребята. И Стелла. Что, если предложить дождаться Стеллу? — Или просто долбануть этот шар, ничего с него не считывая, а? — Напрасно потраченное время, усилия… И мы снова не знаем, на что наложено заклинание убийства искусственных существ: на Аргута или на шар, — Светлана шумно вздохнула и откинула голову. — Зато избежим опасности? — Какой бес его знает? — Марат поднялся и потянулся. Мышцы отчаянно болели. — Помочь? — с сочувствием спросила Светлана, скосив глаза на него. Марат послал её к чёрту, а сам, с трудом расшевеливая ленивое тело, двинулся к двери. *** Инструкция «Как считывать заклинания» в книге Торна оказалась довольно запутанной. Для тренировки Элли не стала брать что-то очень сложное, вроде Меча Торна или Книги, она взяла собственную корону, которую ей наколдовала Виллина и шлем Аларма. Ничего более подходящего найти не удалось. Фарамант конечно предлагал разные предметы, якобы наколдованные Гудвином, но с них считать не получалось вообще ничего. — Что не работает? — уточнил Аларм, перегнувшись через спинку дивана. Поскольку все, кроме Аларма, ушли, она разулась и сидела на диване по-турецки, разложив книгу у себя на коленях, а предметы, с которых надо было считывать магию перед собой на чайном столике. — Ничего не могу считать вот с этой ручки, шкатулки и чашки. На короне заклинание перемещения и заклинание… «исправление размера», — Элли сверилась с книгой. — На шлеме оно тоже есть. — То есть, он может подойти любому? — Аларм, перегнувшись через спинку дивана ещё дальше, взял шлем. — Это можно проверить. Он осторожно надел шлем на голову Элли, та пискнула, теряясь на мгновение в темноте, но через пару секунд шлем ей уже идеально подходил, она даже почувствовала у ушей что-то мягкое. — Смотри, и в самом деле подходит, — отметил он. — Хотя твоя голова поменьше моей. В этом шлеме был на удивление неплохой обзор, хотя те, что Элли примеряла когда-то в музее, этим не отличались. Аларм через некоторое время так же осторожно его снял. Элли приняла шлем обратно и засунула в него руку. Нащупала только металл. — А ещё смягчение ударов. Видимо, вместо подшлемника, — Элли положила шлем на стол, возвращаясь к Книге. Аларм уселся рядом, заглядывая в книгу. — Всегда казалось, что магия — это довольно легко, но для простых смертных она просто недоступна. — Мне тоже. Когда я была ребёнком мне казалось, что волшебник должен совершать для детей чудеса. Создавать например пряники и леденцы… — Элли улыбнулась. — Новые башмаки. Аларм фырнул и отвернулся. — А ты? — Хотел, чтобы волшебник сделал меня большим и сильным, а я бы раскидал стражу Тогнара, — он почесал затылок. — Но волшебник не пришёл, пришлось бежать самому, а стражу Тогнара я ещё раскидаю. Элли коснулась его руки. — Я не сомневаюсь. Пряник, леденец и башмаки я теперь могу. А вот сделать тебя большим и сильным у меня сейчас уже не получится. — Почему? — Ты уже большой и сильный, — она тепло улыбнулась и похлопала по мощному предплечью. Довольный Аларм коротко усмехнулся. Элли поспешно убрала руку и снова уткнулась в Книгу, пытаясь снова сосредоточиться хотя бы инструкции. Наверное, про Парцелиуса Аларму придётся рассказать как можно раньше, иначе всё зайдёт слишком далеко. И, самое печальное, если бы не данное обещание, она бы была только рада. *** — Как успехи? — спросила пришедшая через некоторое время Светлана. Элли перечислила, что нашла. Светлана одобрительно кивнула. —Что ж, неплохо, — отметила она. — С короной всё правильно. — А со всем остальным? — уточнила Элли. — Я на ручке, шкатулке и чашке вообще ничего не увидела. Светлана взяла ручку и покрутила её, внимательно изучая. — А на них всех ничего и нет, — пожала плечами Светлана. — Хотя вещи и довольно старые, поразительной сохранности. Им вроде бы около ста лет. У вас сто лет назад уже были такие ручки? — В Большом мире были. Это вещи Гудвина, а он не был волшебником, — Элли подпёрла руками подбородок. — Мы видели его призрак, — заметил Аларм, всё ещё сидевший рядом с Элли. — Да и весь город утверждает, что волшебник. — Что вижу, о том и говорю, — Светлана пожала плечами. —Аларм, Виллина тебе разве никогда не рассказывала, что Гудвин волшебником не был? — удивилась Элли. — Говорила, — кивнул Аларм. — Только призрак мы видели и в городе все утверждают, что он был волшебником. — Что не подтверждает, что он им был, — Светлана изучила дно чашки и взяла шкатулку. — Гудвин вправду не был волшебником, — Элли посмотрела на Светлану. — Его принесло сюда в шаре и его посчитали волшебником. Он не стал переубеждать жителей Зелёной страны и вместо этого стал правителем Зелёной страны, построил Изумрудный город и много лет прятался, с помощью кукол обманывая посетителей… — А сердце Дровосека, мозги Страшилы и смелость Льва? — уточнил Аларм. — Никакой магии, много психологии, так? — уточнила Светлана. — Так и есть, — Элли кивнула. — Всё это у них уже было. — Вон оно как… Значит, местных жителей довольно легко обмануть? — Знаешь, их и переубедить вообще не так уж просто, — Элли улынулась. — Когда я говорила, что я не фея, мне не верили. А теперь я уже стала волшебницей, доказать, что я ей не была тогда просто глупо. А так да, цирковые чудеса они могут принять за настоящие… — Любопытно, — Светлана вернула на место шкатулку. — Как вы думаете, у меня получится объяснить местным жителям, что Марат не тролль? — Это вряд ли, — заметил Аларм. — Особенно если он продолжит так себя вести. Что мы всё-таки делаем? — Если через час не придёт ответ от Стеллы, то решаем, кто из нас пойдёт. — Но на ночь точно не оставляем, — Элли перелистнула страницу, которую посмотрела ещё сразу после обеда. На ней было написано «Тьма под покровом ночи проберётся в город». Светлана повернула голову, читая строчку. В дверь брякнули, по ощущениям, ногой. — Это Марат, — пояснила Светлана. — У нас не получится объяснить, что он не тролль, — заметил Аларм. *** Голубь принёс письмо от Светланы уже после полудня. Поставив порядком запыхавшейся птице чашку воды и миску с зерном на подоконник, Стелла уселась за стол читать. Светлана и вправду была волшебницей до мозга костей и вряд ли у кого получилось бы вытряхнуть из неё магию. На письме было наложено по умолчанию заклинание, чтобы его могла прочитать только Стелла, а ещё защита чернил от размытия водой и защита на голубе. И это было настолько очевидно, что она не сочла нужным даже упомянуть об этом. Письмо обрадовало тем, что Аларм жив. И хотя Светлана задавалась вопросом, как это сделано, её тоже это обрадовало. А вот короткий рассказ о встрече с неким кузнеуцом Аргутом и шар Пакира Стеллу взволновал. Об одержимости она слышала и даже видела последствия... Она взяла лист, спеша написать ответ, хотя считала, что может его и обогнать... “Клятва!” Стелла знала, что рано или поздно это даст о себе знать. Она потёрла висок. Голубь попрощался и спорхнул с окна, а Стелла спешно закрыла окно и заперла дверь. Рука дрогнула, когда она наливала чернила в воду и там оказалось целых пол чернильницы. Лицо Пакира появилось в чаще. Он снова предпочёл облик молодого черноволосого мужчины. У него менялось что угодно, иногда практически все черты лица, но лицо оставалось неизменно узнаваемым. — Пакир? Что ты хочешь? — Ты дала клятву. Самое время её сдержать, — произнёс он с ехидной улыбкой. — Сейчас ты никуда не полетишь, ничего не напишешь и вообще никак не дашь о себе знать. Если уж очень хочется, можешь полететь завтра. — Я не могу их там оставить… — Ты дала клятву, — повторил Пакир. — Я мог её использовать как угодно, но я не пойду против твоей природы. Я не заставлю тебя никого убивать, не заставлю забрать у Хранительницы книгу, или выкрасть у Белого Рыцаря меч. Нужно только твоё неучастие. И всё. — Это может погубить их обоих, — произнесла Стелла. — Да, — равнодушно подтвердил Пакир. — А ты что думала? — Думала, что ты потом не дашь мне уйти… Пакир даже тихо рассмеялся. — Когда всё закончится и когда Волшебная страна, а потом и вся эта планета, станет моей, тебе просто некуда будет уйти. Всё будет только моё и безопасно только у меня. Почему я должен тратить на это клятву волшебницы Света? — И ты хочешь её использовать, чтобы убить Элли и Аларма? — уточнила Стелла. — Нет. Я хочу её использовать, чтобы захватить Изумрудный город. — поправил Пакир. — Так что сдержи клятву. Не сдержать ты её не сможешь. И никак помочь своим друзьям тоже не сможешь. — А что, если они справятся? — вдруг спросила Стелла. — Не смеши меня — фыркнул Пакир, и его лицо расплылось в чаше. Стелла упала в кресло и закрыла лицо руками. Она снова попалась на том же самом. Не могла смотреть на страдания человека сейчас и дела что может, совсем забыв о каких-либо последствиях. Сколько раз она обещала себе в такие истории не попадать? И снова, снова, снова…

Чарли Блек: А в этой главе, на мой взгляд, сильны сферические мотивы, если можно так выразиться ) С одной стороны - шар Пакира, вещественный и осязаемый. С другой стороны - нечто незримое, из области этики и психологии: сфера ответственности - за себя, за свои поступки и, особенно, за безопасность другого человека. Герои словно бы на ощупь пытаются определить, где границы их сферы ответственности. Насколько вправе они рисковать жизнью другого. И насколько вправе вмешаться, чтобы остановить этого другого, если он хочет рискнуть своей жизнью сам. С некоторой долей аллегории можно отметить и ещё пару сфер: круглую планету, с которой некуда бежать Стелле. И заколдованный круг, в который Стелла попала благодаря своей способности к сопереживанию.

dumalka: Чарли Блек, спасибо! Благодаря вам автор ещё не сдох от голода) Экая круглая глава получается) Мотивы в основном да, про ответственность. За себя, других, свои и чужую жизнь. В том числе и за добрые поступки. Стелла действительно в замкнутом кругу. Она очень часто не может иначе. И некоторые этим пользуются...

Darik: Пробирает до костей... Почему-то иногда читаешь книги и воображает себя героем и думаешь, что не испугаешься,что не будет страха, что вообще нет ничего невозможного. А сейчас читала, представляла себя на месте персонажей, и ком в горле вставал. Как не совершить ошибку, как не поддаться темной магии, как вытерпеть эти "клятвы" Элли и Стеллы. Наверное, вот это более правдивое ощущение, которое должно возникать после чтения... Одно слово "уф"...

dumalka: Darik, спасибо за такой насыщенный комментарий. Рада, что нужный эффект есть) Хотелось передать именно напряжение в этих ситуациях.

dumalka: Глава 18. Страх и Тень К вечеру ответ от Стеллы не пришёл и, поскольку до заката оставалось всего пару часов, было решено разбираться с шаром Пакира без неё. В коридоре перед входом в мастерскую собралась вся прежняя команда. Большинством голосов решили, что разбираться с шаром Пакира идут Элли и Аларм. Остальные оставались на подстраховке за дверью. Светлане и Марату решение не понравилось, но, поскольку ничего другого они так и не придумали, оба стояли возле двери, словно каменные статуи, символизирующие определённо что-то противоположное друг другу… И неуловимо похожие. В ответ на заверения Элли, что они с Алармом справятся и сами, Марат фыркнул, а Светлана долго объясняла, что конечно же Элли молодец, умница и так далее, но вот всего две недели изучения магии очень настораживают, и как ей не хочется подвергать других опасности… Элли объясняла, что всё не тап плохо. Книга Торна, если что, ей подскажет… А Аларм просто коротко сообщил, что он пойдёт, и никакие возражения не принимаются. На чём споры пришлось-таки закончить и переключиться на как можно более полный инструктаж. — Мы готовы, — произнёс Аларм, переглянувшись с Элли. — Открываем. В комнате, казалось бы, ничего не изменилось. Только стало чуть прохладнее, что не удивительно, дело шло к вечеру. Шар по-прежнему был запечатан той же миской и магическим щитом. Элли взглянула на Аларма, застывшего с мечом наизготовку и, увидев кивок, распечатала защиту. В комнате стало ещё холоднее. А ещё несколько темнее, хотя окно не было занавешено и ставни были прочно зафиксированы. Элли закрыла глаза и сосредоточилась на магии. Ни визуальные образы, ни запахи не показались ей подходящими. Она словно прощупывала комнату. Вот он шар, если его пощупать, попеременно почувствушь то твёрдые и холодные камни, то что-то тёплое, мягкое и пушистое, как кошачья шерсть. Чтобы не потеряться, Элли всё же открыла глаза и протянула руку к шару. Вот она, магия подчинения. Похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть. Вот её и Аларма защита, с которой эти путы соскальзывают. Помогая себе руками, Элли отодвинула эти путы, открывая второй слой — искры. Из искры появится синий язык пламени и окутает комнату невидимым глазами, но заметным, если вглядываться в магию дымом. Он расслабит разум, сотрёт сомнения… И немного опьянит, отпуская на волю внутренние желания. Движение руки Элли, скорее помогающее сосредоточиться, чем действительно раздвигающее невидимые ткани других заклинаний. Изменение размера, похожее на податливый пластилин. Очень простое, легко узнаваемое. Наконец, отошёл последний слой и внутри него оказалось оно… Колючее, похожее на старую железную губку для посуды, которая задержалась на раковине и ощетинилась тонкими колючками… С одной единственной искрой, словно бы с печатью… Торна. Стоило поражённой Элли отступить на несколько шагов, как шар вдруг начал раздуваться. Ткани найденных заклинаний рвались в клочки, вылезало нечто, едва ли не задушенное, втянувшее в себя нечто вроде голубоватого дыма. — Что-то происходит, — произнесла Элли. Аларм молча одним движением отодвинул Элли себе за спину и ударил по шару мечом. Элли тоже заглушила магию и, по совету Светланы, закрыла обоих щитом. Вспышки, как говорила Светлана, не было. Вслед за звоном и выбросом магии, комнату заволокло синеватым дымом. Элли поспешила закрыть нос и рот платком и найти Аларма. Он поймал её руку, положил себе на плечо и велел держаться. Убрать дым у Элли стразу не получилось, в нём что-то шевельнулось. Словно сонное животное, оно ворочалось, но разглядеть его было невозможно. Почти животный страх сжал Элли сердце, не давая не то, чтобы пошевелиться, даже дышать стало трудно. Дым медленно рассеивался. Аларм зачем-то чуть присел, сосредоточенно вглядываясь в завихрения. Он казался необычайно спокойным. Это предельное сосредоточение Элли чувствовала, возможно, благодаря магии, возможно просто благодаря своему чутью, возможно, отметила, как напряглись мышцы плеча под её рукой. Из остатков дыма выскочило нечто многоногое угольно-чёрное и бросилось на Аларма. Тот не дал существу приблизиться, полоснув мечом прямо по тому, что было впереди, и увернулся, локтем отодвигая вместе с собой и Элли. Существо нелепо зашевелило многочисленными ногами и, даже не разворачиваясь, бросилось снова. В этот раз его отшвырнула заклинанием Элли. Она наконец смогла разглядеть создание. Оно состояло из почти круглого туловища, усыпанного чёрными блестящими точками и мелкими постоянно шевелящимися усиками. Ног было куда больше, чем у паука, передвигаться оно могло в любую сторону, у него не было ничего мало-мальски похожего на голову или хотя бы переднюю часть туловища. А меч похоже ему совсем не навредил. — Что это такое? — спросил Аларм, разглядывая создание, отгороженное от них магическим щитом. Чем оно сейчас занималось, Элли вообще не представляла, она только видела, что создание шевелится, остаётся живым. — И откуда? — Я не знаю, — призналась Элли, собираясь пройти ближе, но Аларм её не пустил, оттеснив плечом обратно. — Я сейчас попробую узнать… Сейчас Элли сильно не устроил нормальный размер книги, особенно учитывая, что запертое создание начало бегать по потолку и защитному барьеру, царапая его, кусая и даже вроде чем-то в него плевалось. Книгу Элли всё-таки уронила чуть не себе на ногу и открыла с вопросом «что это такое?», представив это создание. — Ну? — Говорит, что это Легионер Тьмы… Что он вырастает из корысти, гордыни и страха… Господи, как оно здесь вообще оказалось? Шар же был разбит. — Убить-то его можно? — осведомился Аларм. — Да. Мечом Торна — да. — Убежать сможешь? — Нельзя открывать дверь! Оно может сбежать во дворец. Если оно напитается ещё страхами, оно станет ещё опаснее, — Элли едва воспринимала, что написано. Она вдруг почувствовала тот запах, который был в Абсолютной Тьме. Такой, что чуть ли не замораживает голову, начиная с носа. Похоже, на неё начинало действовать. — Тогда прячься, я с ним разберусь. Элли захлопнула книгу и снова спрятала её в рукав. Аларм начала оттеснять её к стоящему в сторонке столу. Она начала было возражать, что она волшебница и может помочь, но Аларм уже заталкивал её в укрытие. Существо всё-таки прогрызлось через защиту, Аларм перебежал в другой угол комнаты и оттуда крикнул «Эй!». Только существо на него не обратило вообще никакого внимания. Оно бросилось к Элли. Тьмой на самом деле пахло от него. Элли увидела, что чёрные точки на его туловище медленно сливаются в одну, образовывая чёрную воронку. Многочисленные ноги залезли под стол и протянулись к Элли… Кажется, Аларм при ней таких слов никогда не произносил. Он подскочил к существу с другой стороны, большинство ног начали отбиваться от него, но одна (или щупалец?) уже вцепилась в ногу Элли и потянула её к себе. Она отбивалась свободной ногой, добавляя огнетворное заклинание, которое заставило существо чуть отодвинуться, но ногу Элли не отпустило, цепляясь сильнее. Аларм многочисленными ударами отрубал странные конечности, существо продолжало брыкаться, сжимать Элли ногу и тянуть во всё увеличивающуюся воронку… Элли уже упала на спину и увидела над собой доски стола. Заклинание чуть ли не подкинуло его и уронило на чудовище. Хотя стол отскочил, словно от мяча, Аларм воспользовался мгновенным замешательством и воткнул меч прямо ему в середину туловища. Щупальце судорожно стиснуло щиколотку, несколько раз дёрнулось, чёрная воронка потускнела и существо с тихим шипением рассыпалось в чёрную пыль. Закатное солнце осветило комнату красноватым светом, оставляя углы совершенно тёмными. *** Всеобщее облегчение от победы над шаром Пакира трудно было описать словами. Только открыв дверь в мастерскую, Элли радостно крикнула «Мы справились!» и бросилась всех обнимать. Досталось даже несколько обалдевшему от такого поворота Марату. Тут же решили написать Стелле, что всё в порядке и они справились, а обсуждать произошедшее сели уже в одной из гостиных час спустя, когда уже стемнело и пришлось зажечь свечи. Над столиком в середине висела составленная Элли и Светланой полупрозрачная разноцветная модель того, какие заклинания и в какой последовательности были наложены на магический шар. Оказалось, что изначально он принадлежал Торну и работал он как хранилище энергии и каких-то заклинаний. — То есть, это Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ? — не понял Аларм. — Да, я тоже вначале не поверила, — ответила Элли. — Как так? Он же был добрым волшебником! — поразился Страшила. — Кто вам это сказал? Он сам? — усмехнулся Марат. — Одно другого не исключает. Искусственное существо могло быть и не таким миролюбивым, как вы, уважаемый Страшила, или вы, уважаемый Дровосек, или Торм. —Ппожала плечами Светлана. — Факт, что заклинание есть, и Пакир им просто воспользовался. Более важный вопрос: умеет ли он его делать? Возможно, книгу он хотел забрать в том числе и для того, чтобы его найти. — Нет, — возразила Элли. — С помощью Книги он может выбраться из Подземной страны. — И это тоже. Только вот я не совсем поняла, откуда взялось эти существо? — Светлана задумчиво смотрела на вертящуюся модель. — Это вон то мелкое, почти задавленное? — Заклинание переноса. Только работает оно почему-то не совсем так, как описано в книге. Оно должно переносить сам шар, а перенесло это существо. — Возможно, это поломка. С магическими предметами иногда такое случается, — предположила Светлана. — Итак, с шаром и магией подчинения мы более или менее разобрались. Нужно делать защиту, взяв за образец вашу. Не против? — Конечно нет! — А с искусственными существами чуть сложнее, потому что образца защиты нет, зато есть само заклинание с чётким описанием. Уже неплохо. Итак, у нас есть чем заняться. *** Марат сложил руки на спинке кресла и опустил на них подбородок, заглядывая через плечо Светланы в листок, который она в данный момент изучала. — Это не схема заклинания, — заметил Марат. — Хуже. Это схема танца. — Светлана, отметив в отражении появление Марата, вгляделась в довольно замысловатую цепочку стрелочек, точек, черточек и линий. — Не так уж сложно. — Марат настучал на спинке кресла пальцем не особенно замысловатую мелодию, сморщился, попробовал ещё раз, чуть другую. После третьей попытки он удовлетворённо качнул головой. — Только иди ты лесом, если собираешься это пробовать сегодня. — Сегодня точно нет, — Светлана поёжилась. — Мне просто нужно немного отвлечься. — Тогда пошли проветримся, я хочу что-нибудь выпить. — А в чём проблема? — Они все меня боятся. Даже повара на кухне все к чертям попрятались, когда я туда пришёл. Жратву оставили, а вот сами попрятались. — Марат скорчил рожу. — А когда ты рядом торчишь — не боятся. — Что ж, аргумент, — согласилась Светлана, откладывая схемы танцев на комод. Улицы в Изумрудном городе, похоже, не освещали совсем. Даже через центральную площадь пришлось проходить в почти полной темноте. А найти работающее заведение оказалось и того сложнее. Оно оказалось через три улицы, маленькое и довольно тихое с незамысловатым названием «Ромашка», на взгляд Светланы довольно милое. Особенно ей понравились выкрашенные в голубой ажурные деревянные планки вокруг окон, которые казались кружевами, а никак не ставнями и даже не наличниками. Тем более, что большинство домов в городе были каменными, а на этом изобиловали деревянные украшения. Кроме Светланы и Марата тут оказалась только одна компания, которая сначала испуганно уставилась на слишком высоких в прямом смысле гостей (обоим пришлось пригнуться, чтобы благополучно войти в довольно просторный зал), притихла, долго настороженно вглядывалась в них, но поскольку ничего страшного дальше не происходило, компания вернулась к своему разговору. Девушка, до этого протиравшая столы, сбежала куда-то в подсобку, а через некоторое время вернулась, прячась за очень похожим на неё парнишкой почти на две головы выше неё, но при этом по-прежнему куда ниже Светланы. Так, прикрываясь, похоже, своим братом она очень осторожно подошла к столику у окна. — Здравствуйте, — робко поздоровалась девушка. Парень молча кивнул, дуя щёки и расставив руки. Он слегка напоминал индюка, пытающегося казаться побольше. — Простите, но мы не знаем, что едят тролли. — Я тоже не знаю. А мне несите что покрепче и что-то вкусное на закуску. А ей, — Марат показал на Светлану. — Чай и тоже что-то вкусное. Девчонка из-за плеча покивала и начала вместе с братом отступление к какой-то подсобке. Они ничего не уточнили, на что Светлана лишь озадаченно пожала плечами. — Интересно, что же они принесут? — она устроилась поудобнее, замечая, что Марат ставит барьер от подслушивания. Самый простой и, кажется, без задней мысли. Ответом Марата было ожидаемое «да хрен его знает» и на некоторое время оба замолчали, изучая улицу за окном. — Завтра ищем кузнеца или трясём алхимика? — первым спросил Марат. — Кузнеца. Он в опасности, — ответила Светлана. — К Парцелиусу пойдём в гости попозже. И так, чтобы у нас было время на долгий разговор. Мне слишком много не понятно. — Но пацан в порядке, — пожал плечами Марат. — Сильно в порядке. Живой в полном смысле этого слова. — Да, — подтвердила Светлана. — И ты всё ещё хочешь оживить Славика. — Марат, я всегда буду этого хотеть, — она провела пальцем по линии вышивки ромашкового стебля на скатерти. — Вряд ли сделаю, потому что с Алармом было какое-то ещё условие. Что-то, что я упустила или не знала. Какая-то особенность оружия. Или самой этой страны, раз тут пугала оживают. Я просто чего-то не знаю. Но моё желание точно ничего не меняет. Закроем эту тему, ладно? В данном случае я просто должна знать, что не будет опасных последствий. — Ну как только ты докажешь это себе, мы закроем тему. И когда на кладбище сходим. — Что? — Мне самому надо. Хороший мужик был, даром что болтун. Марат помолчал. — Вы оба трезвенники были? — Не изначально. Но да, у него было то же самое универсальное противоядие, что у меня. Чуть слабее невосприятие этилового спирта. Но аллергия на клубнику, — Светлана нервно улыбнулась воспоминаниям. У неё редко получалось говорить о Славике, особенно в прошедшем времени. И особенно о его привычках. Хотя наверное и сейчас не стоило. — Нам несут жрать, — отметил Марат после паузы. Еду принесли в глубоких и довольно больших деревянных мисках. Есть предполагалось такими же довольно глубокими деревянными ложками. Светлана заглянула в первую из мисок. В ней оказалась какая-то тёмно-зелёная жидкость, на поверхности которой плавало три ромашки, под которыми была какая-то ещё трава. — Подозрительно похоже на крапиву, — Светлана расправила самый целый из найденных листов. — Тут ещё какие-то крупы… — И ромашки, — поморщился Марат, заглядывая в свою берестяную кружку. — А что плохого в ромашках? — Они даже тут плавают. А во дворце кормили нормально… — Марат показал, что на поверхности чего-то тёмно-коричневого тоже лежит красивая крупная ромашка. — Может, странности местной кухни? — предположила Светлана. — Даже в соседнем Сорионе много странного. А здесь я вообще не знаю, чего можно ждать. Если что, у тебя ведь аптечка с собой? — А как же! — Прекрасно. — Светлана набрала в ложку суп и отметила, что из-за двери кладовки, или подсобки, или кухни, украдкой выглядывают брат с сестрой. Дать предельно абстрактный заказ было слегка опрометчиво, надо было сначала спросить, что у них тут вообще есть. Марат отхлебнул из кружки первым. — Мда. Перебродивший квас. Это наверное даже тебе можно. Жевать крапиву Светлане раньше никогда в голову не приходило, да и её запах обычно аппетитным не казался. На вкус она напоминала… крапиву. Ну может, зелёные листья дикой капусты, которую они с дедом как-то пробовали готовить, когда дед разбирал часть библиотеки с различными кулинарными рецептами. Ну и немного увлёкся. — Непривычно, но съедобно, — отметила Светлана. — Ядовитого точно ничего нет. — Интересно, а ромашки надо сожрать или они в качестве приправы? — У других посетителей в тарелках ромашек нет. И либо они съедены, либо они заказывали что-то без ромашек. Подождём. — Надо девке сказать, что они такое жрут… — Марат показал повисший на ложке вялый кустик крапивы. — Хотя не похоже, чтобы они голодали. Щёки у всех румяные, морды довольные. А вон те в голубом вовсе постоянно чего-то жуют. — Возможно, стебель… — пробормотала Светлана, потому что стебель крапивы мягкостью не отличался. — Вот именно. И напиться здесь у меня точно не получится, если это у них самое крепкое. Впрочем, суп из крапивы оказался довольно сытным, пусть и своеобразным на вкус, квас пах довольно приятно какими-то травами. На вкус его пробовать Светлана не стала, а вот Марат выпил четыре большие кружки, но взгляд остался ясным, голова трезвой, а походка прежней. Светлана же после чая начала борьбу со сном. Она вначале заподозрила, не подсыпали ли ей что, однако на высказанные Марату сомнения он заявил: — Спать надо было больше. — Это точно, — подтвердила Светлана, поддерживая рукой голову. — Пойдём обратно, уже ночь. Расплатившись, чем они немного успокоили владельцев, Светлана и Марат вышли из едальни (как бы её здесь ни называли) и вернулись во дворец. Спать хотелось так, что пришлось всё же взять предложенный локоть Марата и идти с ним под руку. Толстые стены рушатся медленно. *** Уснуть этой ночью у Стеллы не получалось. Давно село солнце, все придворные разошлись по своим комнатам, замолкли даже самые поздние музыканты, даже цикады и птицы этой ночью почему-то предпочли молчать. Дворцовый парк окутывала прохладная бархатистая ночь, какие бывают пожалуй только в Розовой стране: тёмно-синее небо усыпали настолько крупные звезды, что можно было различить их цвета. Некоторые светились холодным голубоватым, некоторые — розоватым, ярким жёлтым или красным. Каждая по-своему. Некоторые из них подмигивали или даже плясали. На луне сияла довольная улыбка, вызванная завихрением тумана и преломлением света. Восстановить полностью эти иллюзии, что звезды играют в прятки и улыбающееся солнце пока у Стеллы не вышло. Да и, что уж там, был соблазн оставить вот такой вид. Менее смешной, требующий меньше усилий и в то же время по-прежнему красивый. Но, увы, даже успокаивающий аромат специально выведенных цветов лаванды Стелле не помогал. Беспокойство то затихало, то снова начинало ворочаться и настойчиво царапать где-то внутри, а взгляд то и дело уходил на северо-запад, где она боялась увидеть застилающую небо черноту, но оттуда по-прежнему моргали голубовато-белая и зеленоватая звёзды, выделявшиеся рядом со светлой полосой Млечного пути. И это было к лучшему. Может, план Пакира всё-таки провалился? С неожиданно громким топотом и фырканием дорогу перебежало семейство ежей. Первой неслась крупная мама-ежиха, за ней семенили шесть маленьких, ещё не очень колючих ежат. Шедший третьим самый мелкий малыш неожиданно свернул и налетел на туфлю Стеллы. Писклявым голосом поздоровавшись, он кинулся за остальными, его несколько раз мотнуло в сторону. Ежиха остановилась, пропуская свой выводок в розовые кусты и подтолкнула последнего носом. — У вас всё в порядке? — спросила Стелла, опускаясь на корточки. Ежиха настороженно и даже с раздражением повертела длинным носом, фыркнула и ответила: — Да, Ваше Величество! После чего очень быстро умчалась в заросли. Надо будет их прикормить и понаблюдать за малышом, не надо ли его подлечить? Смутная тревога за маленького ежонка позволила Стелле немного отвлечься. Ему-то она помочь могла, а Изумрудному городу сейчас — нет. Когда звезды на мгновение скрыла чья-то тень, Стелле чуть не стало плохо, благо она вовремя поняла, что тень закрыла часть неба с востока, а не с северо-запада и вскоре тень обрела вполне ясные черты. — Доброго вечера, Эльг, — произнесла Стелла. — Я вас напугал? — встревожился он. Похоже, бледность от него не укрылась. — Простите меня. — Не волнуйтесь, если меня кто-то и напугал, то точно не вы. — Вас искал. Вот этот голубь, он принёс письмо. Белый с сизыми полосками на крыльях голубь распластался в ладонях Эльга и только лениво протянул Стелле лапку. Скатанное в крохотную трубочку письмо оказалось очень коротким: «Уважаемая Стелла, у нас всё хорошо. С шаром Пакира разобрались. Подробности — позже, сейчас пошлём только короткую записку как можно быстрее, чтобы вы не волновались. Светлана, Элли». Стелла с великим облегчением выдохнула, словно выбрасывая с ним пожирающую её тревогу. Она бережно погладила по хохолку голубя, восстанавливая ему силы. Тот вначале вяло завозился у Эльга в ладонях, затем встал на лапки и вскоре попрощался и упорхнул в голубятню на крыше дворца. — Не стоит бродить в одиночку ночью, — заметил молчавший до сих пор Эльг. — Не волнуйтесь, Эльг, вы конечно привыкли к другому, но вы в Розовой стране, в моём парке, здесь в любое время безопасно. Давайте прогуляемся до пруда, я всё равно хочу дождаться письма с подробностями. — С подробностями о чём? — уточнил Эльг. Клятва не рассказывать никому всё равно действовала, поэтому Стелла ответила очень коротко, только про то, что она хочет узнать подробнее о том, что происходит в Изумрудном городе. Стелла положила руку на локоть Эльгу, который тут же замер и, кажется, даже забыл как дышать. Ещё работать и работать над тем, чтобы он успокоился и расслабился. — Вы лучше расскажите о своём путешествии через Волшебную страну. Я здесь живу уже триста лет, но столько чудес ещё не видела! *** Тень притаилась в тёмном коридоре, стараясь найти для себя дом. И она присмотрела его: сердитое, напряженное и несколько растерянное создание медленно подходило к ней. Оно терялось здесь, среди чужих и непонятных. От него не было связи, которая ему была просто необходима. Оно страдало. Приманить… Приманка проста: запах. Вкусный, приятный для него. Существо остановилось. Оно должно подойти. Чуть-чуть… Вот… Не важно, что кто-то поднимается по лестнице, нужно подхватить это существо, поселиться в нём. — Эй, ты что там нашёл? — осведомился голос. — Ав! Кто-то что-то вкусное спрятал. Тень спряталась за горшок с цветком. Это новое существо совсем не подходило, по крайней мере, сейчас. Не смотря на то, что оно искало каких-то связей, оно бурлило, светилось и вот сейчас было очень довольно. Даже и счастливо. За таких не уцепишься. Таких надо сторожить, когда ему будет плохо. Там, под светом и бурлением много куда можно добраться, но сейчас даже близко не подойдёшь. — Да ну нафиг эту тухлятину. Пирог хочешь? Первое подозрительно принюхалось к протянутому куску. Подозрение, страх… Вот бы сейчас в него вцепиться. — Оно не ядовитое? — Да ну тебя в жопу! — возмутилось второе существо, оторвало себе полкуска и сунуло в рот. — Точно не ядовитое. Будешь? Не будешь? Тонкая ниточка протянулась от одного существа к другому. Первое проглотило пирог и по нему потекло мягкое и светлое наслаждение. Второе наклонилось и потрепало первое по макушке. Нитка связи стала чуть толще. Существо окуталось тонкой дымкой довольства. Существо наслаждалось. Сейчас оно уже не было так легко доступно. Появление третьего существа, потускневшего, сильно умотанного и как будто порванного в нескольких местах, застало первые два врасплох. — Они оказывается моё платье уже отнесли, — произнесло третье существо. В него сейчас вселиться тоже не получится, хотя в разрыве должно быть очень хорошо и уютно, но не сейчас. Её тоже будто затянуло тонкой, почти непроницаемой сеточкой. И со вторым существом её объединяла довольно прочная связь из множества нитей. И каждый жест и слово либо прибавляло ещё ниточку, либо утолщало одну из старых. Они подпитывали друг друга. — Добрый вечер, Полкан. Двое недоступных пошли дальше по коридору, а Полкан задержался на месте, снова принюхиваясь к вазе с цветами, за которой он снова учуял запах копчёности. Он помедлил, но махнул хвостом и побежал за людьми. В конце концов, отказа в еде он во дворце не знал, а вот хорошо погладить мог не каждый. Если бы Тень умела ругаться, она бы именно это и сделала.



полная версия страницы