Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

dumalka: Игорь Сотников ну она в принципе стала учитывать такой вариант выхода из ситуации. Потому что в каноне это даже не рассматривалось. Надо оживить и все тут!

dumalka: Глава 12. Не боец Медвежонка Тома Светлана нашла в кустах, но он не шевелился. Она позвала ещё раз, легонько встряхивая. И вот сейчас почувствовала, что происходит. Если бы он был человеком, она бы сказала, что Том умирает, точного определения в этом случае она подобрать не могла. Она закрыла глаза, сосредотачиваясь на энергиях. Жизнь вытекала медленно золотистым потоком… Светлана перенаправила её обратно в тело и начала отсчитывать секунды. С живым человеком это имело смысл проделать, особенно когда тело при смерти. Выделенные три минуты можно было потратить на то, чтобы заново запустить сердце, зарастить смертельную рану, наладить поступление кислорода в кровь, снять проклятие… В общем, восстановить тело. И работала такая вещь только в одном случае: если человек ещё и очень хотел жить. Мелькающие в этот момент образы в затуманенном сознании нужно было стимулировать на воспоминания о тех, кто его ждал по эту сторону. До образов Тома Светлана не могла добраться. Просто инстинктивно сжимая руками плюшевого медвежонка, она уговаривала его остаться. Энергии это потребовало очень много. — Ой… Воздух оказался очень тёплым, почти горячим. Голова Светланы лежала на чём-то тёплом, её держали под руки, а внизу ещё и за подол кто-то дёргал. — Эй! Тётя Светлана, вы что, заснули? — Голос Тома продрался как через подушку. Он ещё раз дёрнул подол. Под руки её держал, разумеется, Марат. — Да когда ж ты это прекратишь? — осведомился он. — Если ты хочешь, чтобы я тебя обнимал, есть и другие способы. — Сработало? — спросила Светлана, с трудом находя ногами землю. — Ну, вон медведь шевелится. Эй, медведь, скажи ей, что ты живой. Довольно трудно было определить состояние медвежонка по трём пуговичным глазам, но мордашка у него похоже была очень озадаченная. Он смотрел снизу вверх на Светлану. — Живой. Мне только темно было. И холодно. — он помолчал. — Хотя я не знаю, что такое холодно. Меня даже в снегу забывали, и мне холодно не было. А сейчас было. — А теперь держись подальше от этого буйного, — велел Марат, показывая рукой на потрепанного мужчину, что пытался на него напасть. — На нём куча этой магии Пакира. Светлана очень аккуратно освободилась из рук Марата, хотя пришлось подержаться за его плечо. И он прав. Когда же всё это кончится? Очень хочется пользоваться магией как обычно, а не отлёживаться, пытаясь поймать в фокус весь окружающий мир после каждого более-менее сложного заклинания. — Но мы всё-таки врага победили, правда? — осведомился Том. — И я помогал. — Вовремя навернуться очень ценная помощь! Лицо Марата уже успело довольно сильно опухнуть. Светлана было протянула руку, чтобы разобраться с его синяками и ссадинами, но Марат её перехватил. — Фигня, царапины. — Твой носовой хрящ так не думает. И три зуба справа тоже, — возразила Светлана. — Только нос, ладно? А то его потом залечивать будет сложнее. — Только не падать опять, ясно? На это Светлана согласилась и падать сейчас не собиралась. Залечить свежие травмы было довольно просто, нужно только запустить процесс и организм ещё всё сам помнит. А вот с этим лесным бродягой всё куда сложнее. *** Всё, что было после битвы у Красного Озера, Аргут помнил очень смутно. Самым чётким воспоминанием была ручка молота в окровавленных руках, который он зачем-то всё ещё волок. И первой ясной мыслью было его бросить. После этого — снова провал. И вот сейчас он открыл глаза, смотря в загороженное ветвями деревьев вечернее небо. — М-м-м вкушнятина, — произнёс мужской голос. — Я последний раз такое у бабушки ел. — У бабушки? — уточнил приятный женский. — Не моей бабушки. У бабушки приятеля. Ей было… Ну, в общем дофига было. И мы с приятелем к ней заходили. Она кормила всех. Детей, внуков, правнуков, пса, свиней… — говоривший вздохнул. — А меня откармливала как-то особенно. Как будто мы голодали. — А вы не голодали? — уточнил женский. Аргут повернулся. Шагав а шести около небольшого костерка сидели двое: мощный мужчина, не похожий ни на Мигуна, ни на Жевуна, ни на Маррана, ни на жителя Зелёной страны. И весьма милая женщина в розовом платье, наверное, из Болтунов. — Да не то, чтобы голодали… — мужик откусил от большого пирога. — Просто это было обалденно вкусно. Идёшь такой, а у тебя в кармане вот такие толстые, блестящие, пышные пироги с кучей начинки… А на ужин приютские, которые будто бы повар не пёк, а высиживал. А кексами можно было гвозди забивать. Конечно, хоть какая-то жратва. Но жратва, а не нормальная еда. Женщина в розовом сочувственно закивала. — А потом бабка рехнулась, — мужик как-то сник. Женщина заметила, что Аргут очнулся первой, просигналила ему мягкой улыбкой. Аргут попытался пошевелиться, но понял, что связан по рукам и ногам. Мужик тоже повернулся. — Ну вот, — расстроилась женщина. — Чего? — не понял мужик. — Люблю, когда ты про своё прошлое рассказываешь, а мне не удалось дослушать. Пойдём, разберёмся, что теперь делать. Аргут зарычал, пытаясь вырваться из пут. — Не больно-то дёргайся, — велел мужик. — Там всего чуть-чуть для того, чтобы ты нас опять не пытался убить, а остальное, чтобы твои кости не напомнили тебе, что тебе кранты через неделю. — Чего? — не понял Аргут. — Я думаю, у вас есть хотя бы смутное понятие о фиксации конечностей при переломах, — предположила женщина, подходя к нему. — На левой руке пострадала поверхность кости, на правой ноге тоже, но не стоило на ней так долго идти. А пострадавших рёбер было четыре. Причём седьмое с левой стороны со смещением. И Марат в этом не виноват. Вас помяли до него. — Красавица, а может, и про то, какую дрянь мы с него два часа счищали тоже скажешь? — напомнил мужик. — И магия подчинения. Убрать её было, между прочим, довольно-таки сложно. Сильно въелась, а сопротивления достойного не было, — пояснила красавица. — И мы вас немного парализовали, поскольку Марат не уверен, что ваше нападение было продиктовано только этой магией. — А вы значит, думаете иначе? — спросил Аргут, сам изучая противников по мере возможностей. Худенькая женщина определённо соперником ему не была. Одной рукой можно отправить в дальние кусты. А вот мужик… Как она там его назвала? Марат? Мог с ним всё-таки потягаться. — Как далеко отсюда человеческое жильё? — вместо ответа спросила женщина. — Вы не ответили, — упёрся Агрут. — Это был сбор информации для ответа. Я считаю, что эта магия вас бы просто за два дня загнала насмерть, — женщина стала предельно серьёзной. — А теперь, расскажите, кто вы, откуда, и как оказалось, что вы оказались под подчинением? Ну и как получилось, что вы подрались с Железным Дровосеком? — Ничего я говорить не буду, — насупился Аргут. — Хорошо. Тогда мы начнём сами, — женщина встала и окинула его с ног до головы оценивающим взглядом. — Кузнец, работал просто дофигища. Вон руки какие, все в мозолях, — начал Марат, ковыряя чем-то в зубах с равнодушным видом. Он как раз остался на месте, даже не сдвинулся. — Скорее всего, ковка художественная, — добавила женщина, зачем-то вглядываясь в предплечья. — Ага. И не женат. Женщина пожала плечами. — Ну вот это кстати не факт. — Тогда либо не женат, либо у жены руки не из того места. Аргут хмыкнул. — Ты прав, — подтвердила женщина, повернувшись к Марату. — Вот только ты, мужик, молотом махать привык для работы, а не для того, чтобы кого-то мочить, — Марат из зубов что-то таки добыл. — И дрался ты не то, чтобы часто. Короче, не боец ты, мужик. — Это мы ещё посмотрим! — зарычал Аргут, пытаясь подняться. Эти двое не бросились ни его усмирять, ни бить. Женщина чуть наклонила голову, словно во что-то вслушивалась. Мужик только выкинул прутик, которым колупался в зубах и повернулся к Аргуту. — Морды бить тебе непривычно. И молот у тебя не боевой, а кузнечный. Пользованный, характерно раздолбанный, — Марат хмыкнул. — У меня только один вопрос: а на кой чёрт ты его сюда припёр? Махаться этой дурой мало удовольствия. Что, в мастерской чего покомпактнее не нашлось? — Если я не ошиблась с художественной ковкой, то вряд ли, — пожала плечами женщина. — А ты с чем против Железного Дровосека пойдёшь? С зубочисткой? И тут выяснилось, что всего-то и оружия у мужика, что висящий на поясе нож, и тот он в ход не пустил. — А нафига мне? А, ну ясно… Всех тут соплёй перешибёшь. С твоими габаритами и весом драться с кем-то не интересно даже. Вон, — Марат показал на свою подругу. — На что тощая, а даже штаны найти не можем, всё коротко. Может ты бы и подрался, да не с кем, вот и полез на железного громиллу силу своей дури демонстрировать. Потому что у тебя кроме дури и молотка здоровенного ничерта нет. С умениями точно полная лажа. А нафига на железного гро… Аргут, до боли стиснув зубы, рванулся всем телом. Что-то как будто треснуло, глаза заволокло лиловой пеленой, он подскочил на ноги и… — Есть! — вдруг крикнула женщина, сделав резкое движение рукой. Из руки Аргута вылетел шар размером с куриное яйцо и отскочил в сторону. Он тяжело плюхнулся в лесную подстилку и вся трава рядом быстро почернела. Боль вернулась сразу вся. Аргут сложился бы пополам, если бы каждое движение не вызывало желания взвыть в голос. Он застыл скрюченным, хватая ртом воздух. Даже повернуть голову оказалось проблемой… Вот сейчас мужик ему легко свернёт шею… —Твою в качель! — только и прокомментировал мужик. — Оно наш парализатор пробило. — Да, и не только, — подтвердила женщина, приближаясь к Аргуту. — Осторожно… Ложитесь. Я про рёбра серьёзно говорила. — Кто вы такие? — прохрипел Аргут, едва втягивая воздух. Неудачно движение как будто поцарапало внутри. — Хрен с горы. И редиска оттуда же, — отозвался мужик, настороженно косясь на шар побольше, чем на Аргута. — Марат, голыми руками не трогай. Ни в коем случае. И защитись, ладно? — женщина с тревогой оглянулась на своего друга. — Да понял, — огрызнулся он. — А вы, — женщина повернулась к Аргуту. — Как вас зовут? Что вы… Аргут вспомнил свой великолепный Железный дворец. Вспомнил, как выковывал решётки для ограды перил. А с каким наслаждением он выписывал каждый завиток канделябра! Послушное железо под молотом. И каждое движение превращало твёрдую и безликую заготовку во что-то прекрасное, почти живое. Он ведь нигде так счастлив не был, как за этой работой. Юноша в чёрных доспехах, держащий над головой хрустальный шар с вьющимся внутри лиловым туманов, вспыхнувшие свечи… И вспыхнувшая ненависть. Уже не зависть, а ненависть. — Аккуратно, очень аккуратно. Если вы сядете, я смогу… — лицо женщины как будто выплыло из тумана. Её голос становился певучим, как будто гипнотизировал, и что-то ослабляло его боль. Настолько, чтобы… Чтобы пихнуть женщину в сторону так, что она спиной врезалась в дерево, чтобы схватить камень и броситься… Не важно, что потом. Хрустальный шар и синий огонь свечей уже лишили его того, что он любил. *** Удар об дерево чуть не выбил из Светланы дух, но ей хватило реакции поставить довольно примитивную защиту на Марата, но нападали не на него. Кузнец размахнулся и камнем ударил по шару. Как раз в этот момент Марат с воплем «Стой, дурень!», бросился к нему. Шар ярко вспыхнул, обоих мужчин отбросило, Светлана сберегла глаза, стараясь тем не менее следить за происходящим всеми остальными чувствами. Что удавалось плохо. Потому что в ушах по-прежнему звенело после удара об дерево, да и восприятие магии словно забрызгало магией Пакира из этого шара. Каким-то чудом кузнец поднялся на ноги. Светлана из-под руки посмотрела на него. — Стойте! Он резко обернулся на Светлану. Его раскрасневшееся лицо исказилось каким-то почти звериным выражением. Кузнец так же по-звериному рыкнул и бросился через кусты бежать. Светлана кинулась было за ним. Но тут начал ругаться Марат. Нехорошо ругаться. Однообразно, по семь раз повторяя одно и то же слово. Без его обычных заковыристых выражений, полных эпитетами. Его хватало только на то, чтобы десяток раз назвать одно слово, добавив только один эпитет, образованный из того же слова. Марат так и сидел на земле, моргая и с усилием протирая глаза. Несколько раз тряхнув головой, он ещё раз ругнулся. — Марат? Ты в порядке? Защита вполне уцелела, лицо и руки тоже выглядели вполне нормальными. — Я нихрена не вижу! — вскрикнул он, добавив ещё бессодержательных ругательств. — Замри и посмотри на меня, — велела Светлана, приседая напротив. — Как, чёрт бы тебя побрал?! Я тебя только слышу, блин! — тем не менее, Марат замер, повернув голову в её сторону. Светлана поймала его голову и заглянула в глаза. Веки покраснели, лопнуло несколько сосудов, зрачки сузились почти до предела. — Что ты вообще видишь? — Них… я не вижу! — Ничего выглядит чёрным или белым? — уточнила Светлана как можно более спокойно. Магия Пакира не проникла и не попала на Марата, а вот видимо последствия всё же навредили Марату. — Жёлтым… с красным… И мутным, — он зашипел, протягивая руки к лицу. — Не трогай руками, — Светлана осторожно отодвинула его руку. Глаза Марата закатились, и Светлана дождалась, когда они снова откроются. — Насколько всё хреново? — зло осведомился Марат. — Не смертельно, — Светлана всё ещё изучала состояние его глаз. — Не смертельно ей, твою мать! — Я могу из твоего кармана достать аптечку? Марат вслепую нашарил в кармане железную коробку и ткнул в грудь Светлане. Он снова ругнулся и начал отстранять руки Светланы, она не сдавалась. Продолжая ругаться, Марат попытался отвернуться. Коробка упала Светлане на колени. — Марат, ну не дёргайся пожалуйста. Я всего лишь восстановила слёзные железы. И не трогай руками глаза. Вообще, спрячь ты их за спину пока от греха подальше, — уговаривала Светлана. Слёзы у Марата текли просто ручьём. Он замолк, продолжая сердито пыхтеть, но руки за спину спрятал. — Так, тебе обожгло и сетчатку тоже… — Просто скажи, насколько всё хреново. — По какой шкале? Уточни. — Да чтоб тебе… От одного до десяти, — Марат помолчал. — Где один— это я встал и пошёл, а десять — мне кабзда. — Тогда два. Может, три, — Светлана всё ещё держала его за виски. — Магию можем опять поделить? Тогда я смогу побольше вылечить. Марат без слов ухватил её за кисти, снова образовывая Союз. — Под словом «кабзда» я имел в виду, я буду шарахаться по площади с красной тростью. — Тогда четыре, — оценила Светлана, помолчав. — Сейчас я тебе повязку сделаю, и мы пойдём обратно к озеру. Твоими глазами пока буду я. — Зашибись… — буркнул он. — До утра повязку нужно будет продержать. — Светлана, чтоб тебе икалось, давай напрямую, а? Видеть я буду? — Будешь. Примерно завтра к вечеру. Том! — крикнула Светлана. Медвежонок высунулся из норы под большим замшелым пнём. Его туда отправили перед тем, как кузнец должен был очнуться, чтобы он в случае чего не пострадал. Светлана не была уверена, что дело полностью в магии Пакира, способность выбивать жизнь из того, что может двигаться и вполне неплохо мыслить в Волшебной стране могла быть у самого кузнеца. И вроде бы она оказалась не права. Больше проблем было в том самом шаре, который сейчас лежал разбитым. — Том, дружок, подержи руки дяди Марата, чтобы он не чесал глаза, пока я делаю повязку. — Ты вообще головой думаешь? — осведомился Марат. — Если я захочу, я этого медведя куда-нибудь на сосну закину. — Марат, держи Тома пока. Просто чтобы ты сам точно знал, где твои руки. Светлана открыла аптечку. Хорошо, что Марат не видит её волнения. Глаза всё же предмет довольно тонкий и залечить их полностью без специальных знаний было сложно. Сейчас она всего лишь запустила естественный механизм восстановления и вложила в него достаточно энергии. Этого могло не хватить. Ругаться Марат перестал, но сильно закусил губу и даже не двигался. Но было заметно, что Тома он сжал так сильно, что мог бы раздавить, если бы тот был живым. Медвежонок же ответственно прижимал лапками его руки. Вряд ли бы это помогло. Но тут и Том был занят, и руки Марата. А потереть глаза ему во-первых очень хотелось, во-вторых ожог был довольно болезненным. — А этого придурка мы всё же упустили, — заметил Марат. — Да, — подтвердила Светлана, проверяя повязку на просвет. — Как только ты будешь точно в безопасности, я пойду его догонять. — А хрен тебе! — Не выражайся при ребёнке. — Светлана очень осторожно приладила повязку. — Серьёзно, Светлана, ты сейчас не в форме. И если тебе опять придётся что-то делать, опять станет хре… плохо? В лесу будет валяться не один труп, а два. Зашибись. Судя по тому, что Марат сейчас снова обратился к ней по имени, ситуация и впрямь не ахти. А поскольку они были всё ещё в связке, утверждать, что всё в порядке и она справится просто глупо. Марат сейчас прекрасно чувствует уровень её сил. И, самое досадное, он совершенно прав: сейчас ей самой нужна помощь. Однако, о деле тоже забывать не стоило. — Я соберу осколки шара, — Светлана закончила с повязкой. Марат по-прежнему сидел на земле, а с тёмной повязкой на глазах, выглядел он ещё беспомощней, чем пять минут назад. — Надо его как следует изучить. — Не поранься. Светлана даже не собиралась притрагиваться к самим осколкам шара, она складывала их в банку с помощью магии и даже из осторожности разложила их на две разные, проложив между ними полотенца, в которые была завёрнута еда. В идеале бы ещё чем-нибудь проложить и вообще законсервировать. «А ещё залить бетоном и закопать поглубже», — ехидно добавила она себе самой. Уж очень магия Пакира ей не нравилась. *** Прошло около часа прежде, чем Светлана с Маратом смогли идти, не спотыкаясь каждые две минуты. Они постепенно выработали тактику, как лучше идти так, чтобы соотносить движения. Светланино «я буду твоими глазами» не помогло вообще, потому что ракурс всё равно был другим и такой способ только помешал им двигаться. Получилось только когда они встали плечо к плечу и Светлана вела так, чтобы у Марата было минимум препятствий, а о тех, которых не получилось избежать, Светлана предупреждала, сжимая руку. — Интересно, а здорово ли быть живым? — вдруг заинтересовался Том, где-то минут на десять ухнувший в свои мысли после рассказа о чудищах, напавших на Жёлтый Дворец. — Определённо лучше, чем мёртвым, — ответил Марат, хмыкнув. — Я имел в виду, живым. Ну как Элли, Аларм, Дональд, вы. Из плоти и крови. — Не знаю, я ничего другого не пробовала, — призналась Светлана. Подол длинного платья сильно мешал и цеплялся за кусты, его пришлось немного подвязать. И теперь платье выглядело довольно плачевно. — Это же так неудобно! Вам постоянно нужно есть, спать, вы царапаетесь, мёрзнете, устаёте… — А ты, Том, не устаёшь? Ты никогда не спишь, то есть твой мозг никогда не отдыхает. — У меня нет мозга. У меня в голове отличные дубовые опилки. — Честно, дружок, у меня очень много вопросов к вашей анатомии, физиологии и вообще основным принципам работы, — призналась Светлана. — И как только я начинаю в эту сторону размышлять, я встаю в глухой тупик. Если бы у меня была пара месяцев или десяток лет, возможно я бы и разобралась в механизме. Но пока мне вот вообще не до этого. — А что хорошего в том, чтобы быть живым? — продолжал Том. — Еда, — коротко ответил Марат. — И только? Еда — это так хорошо, что можно ради этого быть человеком из плоти и крови? — Не только еда, про остальное мелочи знать не положено. — Может, ты лучше спросишь это у того, кто и то, и другое пробовал? — предложила Светлана. — А то у нас просто сравнить не с чем. — А вам, тётя Светлана, что нравится в том, чтобы быть человеком? — Сложный вопрос, — призналась Светлана. — Я никогда не думала над вариантами. — Магия, чай, шоколадный торт? — хмыкнув, предположил Марат. — Возможность действовать, постоянно узнавать новое, ощущение решения задачи в голове… Я не знаю, лишусь ли я этого, будучи игрушкой, пугалом или железной, — начала рассуждать Светлана, продолжая выбирать дорогу. Она помолчала. — Да, Марат прав, всё равно получается магия, чай и шоколадный торт. Не знаю как с магией, но без чая и торта я точно останусь. Получается всё равно еда. И ещё магия. И ещё… Она надолго замолкла, раздумывая, стоит поднимать тему, или от неё это будет глупо слышать. Марат дёрнул её руку, но не в качестве сигнала, а так просто, потому что такие рассуждения его начали забавлять. — Договаривай давай. — А правда, что ещё? — заинтересовался Том, наклоняясь, чтобы взглянуть на Светлану, в результате чего он чуть не свалился с плеч и Светлане пришлось его поправить. — Ну пожалуйста, ну скажите… — Ты сможешь объяснить это так, что потом нам не надерут уши, — хохотнул Марат. — Возможность рождения детей, — всё же произнесла Светлана. — Не у меня конкретно. И не сейчас. Я вообще. Медвежонок глубоко задумался, минут пять тишины точно будет. Марат тоже как-то озадачился, даже не сказал, что в принципе они об одном и том же, но с разных сторон. — И всё равно получаются в основном удовлетворение телесных потребностей, — заметила Светлана. — А всё остальное возможно и будучи не-человеком. — И всё-таки здорово бы было мне быть живым человеком. Я бы может тоже был рыцарем, как Аларм, — продолжал рассуждать Том. — И был бы большим и сильным, как настоящий медведь. — А сейчас ты маленький и шустрый, — Светлана потрепала ему ушастую голову. — А это тоже очень ценно. Добавлять, что для того, чтобы искусственное существо убить, нужна особая магия, она не стала. В основном, чтобы не пугать самого Тома, да и себя тоже. И ещё, с этим вопросом она не совсем ещё разобралась. Свою близость к смерти наивная игрушка похоже и не заметила, и хорошо, значит не будет страхов. А вот обеим волшебницам точно придётся об этом рассказать. Когда путники выбрались на поляну, Юргод уже ждал их, причём, судя по виду, довольно давно. — Что с вами произошло? — спросил Юргод, смотря на довольно растрёпанную Светлану, Марата с повязкой на глазах и по-прежнему озадаченного Тома. — Судя по словам Тома, мы встретили одного из тех, кого вы назвали Тёмным отрядом, с ним наладить контакт не удалось. Зато мы выяснили, как ему удалось выбить душу из Железного Дровосека, нашли оружие и вообще у нас есть возможность найти много интересного… — ответила Светлана. — С Томом всё в порядке. А Элли и Страшила вернулись? — Да. Когда я улетал, они ещё говорили с Парцелиусом, так что возможно он сможет оживить Аларма. В ушах мерзко зашумело. — Как? — только и спросила она. — Увы, об этом он не распространяется. Возможно, у алхимиков свои секреты. — Ещё одна скрытная зараза, — пробурчал Марат. — Главное, чтобы нам потом эти секреты расхлёбывать не пришлось. — Что вы имеете в виду? — грифон наклонил голову, взгляд у него по-прежнему был недоверчивый. — Будет очень плохо, если он принесёт в жертву ещё кого-нибудь, — Светлана прибавила шагу. Марат ругнулся сквозь зубы, споткнувшись о камень. — Извини. Ну, в этот раз получилась глава немного детективная с ноткой провокации...

Игорь Сотников: Очень понравилось, жду продолжения. Так и думал, что и здесь появится Парцелиус - самый мерзкий тип из всех сухиновских персонажей, не вызывающий никакого доверия, - и вообще идея оживить Аларма ни к чему хорошему не приведёт! Цитата: - ... А Элли и Страшила вернулись? — Да. Когда я улетал, они ещё говорили с Парцелиусом, так что возможно он сможет оживить Аларма. В ушах мерзко зашумело. — Как? — только и спросила она. — Увы, об этом он не распространяется. Возможно, у алхимиков свои секреты. — Ещё одна скрытная зараза, — пробурчал Марат. — Главное, чтобы нам потом эти секреты расхлёбывать не пришлось. — Что вы имеете в виду? — грифон наклонил голову, взгляд у него по-прежнему был недоверчивый. — Будет очень плохо, если он принесёт в жертву ещё кого-нибудь, — Светлана прибавила шагу. Марат ругнулся сквозь зубы, споткнувшись о камень. — Извини.


dumalka: Игорь Сотников спасибо за ответ! Без Парцелиуса конечно не обойдётся) Но это ещё один человек, который творит всякое не задумываясь и далеко не всегда заморачиваться законами происходящего (хотя для учёного это немного странно)

Игорь Сотников: Ещё обратил внимание: а нет ли противоречия в этом фанфике в вопросе, касающемся внешности волшебницы Светланы? В главе 12 - Не боец - Светлана, по крайней мере, с точки зрения Аргута, воспринимается как "худенькая женщина": "— А вы значит, думаете иначе? — спросил Аргут, сам изучая противников по мере возможностей. Худенькая женщина определённо соперником ему не была. Одной рукой можно отправить в дальние кусты. А вот мужик… Как она там его назвала? Марат? Мог с ним всё-таки потягаться." А в предыдущих главах во дворце у Стеллы для Светланы почему-то с трудом нашлось подходящее платье! Выходит, что она была гораздо толще - причём даже несмотря на то, что она только-только освободилась из мучительного плена у Пакира в подземелье. Это кажется совершенно не логично. Особенно если вспомнить, например, насколько худели, сколько весили и насколько измождёнными выглядели в БМ узники фашистских концлагерей во времена 2-ой мировой войны.

dumalka: Игорь Сотников, скорее противоречие восприятия персонажа другими). Светлана действительно для Волшебной страны очень высокого роста, ну и остальное соответственно крупнее. Для Большого мира - - скорее среднего ближе к высокому (170), и телосложение у неё не крупное (размер 46). А вот для Аргута она действительно выглядит худенькой. И здесь он её оценивает как "не опасный противник в драке". Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...). Он описан и нарисован даже выше Данальда, который среди Мигунов считался высоким. При этом жители Волшебной страны маленького роста и основная проблема была в том, что Светлане все было именно коротко, а не мало). Мало было платье Стеллы), и то оно не застегнулось в талии. За счёт разницы фигуры, которые и справляются только удалением рёбер. Тем более, плен Пакира - - это не несколько недель или месяцев, а всего пара-тройка дней. Этого конечно хватает с головой, но отьесться после него вполне можно...

Sabretooth: dumalka пишет: Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...) Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны )

Игорь Сотников: "Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...)." (dumalka) А вообще, конечно, интересно: почему некоторые жители ВС настолько существенно отличаются ростом и телосложением от своих соплеменников - так что вероятно, им и одежду так сложно подобрать, и мебель для них будет очень некомфортная? Из-за чего возникает такой разброс? "Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны" (Sabretooth) Как раз Арахны в сухиновском каноне, в отличие от волковского канона, нет и никогда не было! В сухиновском каноне признаётся только 1-ая часть волковского канона - только ВИГ.

dumalka: Sabretooth пишет: Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны ) Ну а почему только женщины? Большинство мужчин ему тоже маленькими кажутся) Просто по причине его собственного роста) Игорь Сотников пишет: А вообще, конечно, интересно: почему некоторые жители ВС настолько существенно отличаются ростом и телосложением от своих соплеменников - так что вероятно, им и одежду так сложно подобрать, и мебель для них будет очень некомфортная? Из-за чего возникает такой разброс? Надо бы посчитать, сколько вообще таких... И, скорее всего, у них те же проблемы, что и у людей высокого/низкого роста в Большом мире. Есть же высокие люди и им тоже и в машинах не удобно, и в автобусе на поручень лбом налетают... И стулья со столами неудобные... И одежду подобрать трудно...

Чарли Блек: Обнадёживающая глава ) Медвежонок Том уцелел, по крайней мере на данном этапе своей биографии. Магия Пакира, кажется, понемногу сдаёт позиции - ещё немного, и удастся её окончательно побороть. Забавен разговор с медведем о преимуществах человеческой формы жизни. Здесь даже чувствуется философский подтекст, располагающий к разным размышлениям - например, что Том получается как бы промежуточной формой между Искуственным интеллектом и человеком. Правда, разговор этот как бы протягивает ниточку к дальнейшему каноническому перевоплощению Тома в человека, которое ему мало хорошего принесло, и этим вносится нотка грусти. Но что поделать, таков канон...

dumalka: Чарли Блек, спасибо за комментарий) Тут действительно вроде бы всё налаживается, пусть и "неочевидными путями", но всё уже не так плохо... Насчёт Тома, я пытаюсь немного развернуть то, чего мне не хватало в каноне. У него маловато стремления стать человеком и не очень очевидно, зачем ему это. А раскрыть хочется...

Игорь Сотников: Будет ли продолжение? Опять остановились на самом интересном месте!

dumalka: Игорь Сотников будет) Извините, совсем сожрали работа и ремонт(

dumalka: Глава 13. Разгром Сверху было видно, что все обитатели Изумрудного дворца скучковались на центральной аллее парка, на площади тоже столпился народ, Юргоду пришлось сделать несколько кругов над Изумрудным городом, подбирая место, куда можно было бы приземлиться. В конце концов кажется их кто-то заметил и люди в зелёном освободили место перед задним крыльцом дворца. Марат снял повязку и сунул её в руку Светлане. — Дай мне очки, — сказал он. — Марат, зря ты снял… — Слушай, красавица, не собираюсь перед ними светиться. Уж с коридорами дворца мне будет легче справиться, чем с лесом. Дай мне очки, — Марат повторил это очень упрямо, и спорить Светлана не стала, но повязку вернула на место, сделала её невидимой и очки попыталась надеть поверх неё. Очки сползли на кончик носа при первом же повороте головы. Марат вообще-то предлагал засунуть поглубже в нужник либо повязку, либо очки, либо упрямство Светланы, но последнее победило. Очки правда пришлось слегка погнуть, а цепочку с замком натянуть до предела так, чтобы они хотя бы не слетали. На крыльце Светлану и Марата встретила служанка, которая привела их в холл второго этажа к Элли. — Добрый вечер! — в ответ на приветствие Элли мгновенно вскочила с дивана, перестав нервно теребить собственные руки. — Я не нарушила обещания, все живы. — Хорошо, — Светлана кивнула, окинув взглядом всю компанию: вставшего рядом с Элли Страшилу, Фараманта и Дина Гиора, которые устроились в креслах, Льва, лежавшего практически на ногах Элли. — А как?.. Дверь распахнулась и даже стукнула по стене. Оттуда появился невысокий тощий человек в остроконечной шляпе, буркнул Элли «готово» и исчез за другой дверью. Светлана было шагнула за ним, но ей преградили дорогу разом Лев и Дин Гиор. — Лорд Парцелиус сказал не входить. — Но что он там?.. Договорить опять Светлане не дали. Раздался стук железа по паркету и из комнаты вышел железный человек, которого Светлана уже видела вчера, но сейчас он стоял на ногах и несколько растерянно оглядывался. Элли выкрикнула что-то бессвязное и бросилась к нему. Железный человек, радостно улыбаясь, обнял её. К ним поспешил присоединиться Страшила. Открылась и вторая дверь, оттуда вышел тот самый лорд Парцелиус, а за ним и Аларм. — Эй, где это я? Что здесь про… И ему договорить не дали, потому что Элли бросилась к нему. Она, кажется, чуть не сбила Аларма с ног, он пошатнулся и только потом растерянно потрепал уткнувшуюся в его плечо Элли по затылку. Даже не двигаясь с места, Светлана осторожно прощупывала состояние Аларма. И результат её просто поразил. Парцелиус недовольно фыркнул и бросился вон, не замечая никого вокруг. — Да смотри куда прёшь! — возмутился Марат, когда алхимик налетел на него и, словно мяч от кирпича, отлетел, чуть не встретившись с колонной. И тут уже почти побежал, бормоча проклятия и практически ничего не замечая. Заставив себя оторваться от не укладывающегося в голове безобразия, она повернулась вслед алхимику. — Какого чёрта там происходит? — осведомился Марат. — Ну… — Светлана поймала руку Марата, давая ему увидеть всё то же самое, что и видела она. — В Высшей Школе мы это называли «капуста», а с дедом — «куча-обнимуча». Марат, я решительно ничего не понимаю… Марат дёрнул её за руку, заставляя повернуться. И тут же поморщился, показывая на уходящую вниз пустую лестницу. Там уже никого не было. — Скажи им при случае, чтобы ложки проверили, — Марат напряженно прислушивался. — Что ты имеешь в виду? — Светлана повернулся к Марату. Тот весь свёзся, пытаясь куда-то отвернуться. — Мне не нравится тот мужик. Такое чувство, что ему не дали обнести дом, но ложки он всё-таки спёр… И эта мерзкая магия на нём тоже есть, — он в очередной раз сделал странное движение головой. — Чёрт, ты либо отвернись от меня, либо не показывай мне ничего! — Извини… — Светлана повернулась к бодро переговаривающимся друзьям. — Ты что, этой магии не заметила? — Прости, нет. Я проверяла Аларма… — И чего там? — Ни-че-го. Точнее, всё в порядке. Настолько всё в порядке, что это либо непорядок, либо я что-то пропустила. Как они это сделали? Что я пропустила? Марат высвободил руку, но не отпустил Светлану. Пройдясь кончиками пальцев по руке и плечу, он нащупал ухо и постучал ей по голове чуть выше. — Что у тебя там творится? Неосторожно повернувшись, Светлана получила лёгкий тычок костяшками пальцев по переносице и отшатнулась. Марат ругнулся. — Судя по всему, полный разгром. — Ты в принципе снова прав, Марат. Организованная очередь из вопросов сейчас разбежалась и вот-вот устроит бунт, — Светлана поправила сползшие на кончик носа зелёные очки. — Так что да, если разгрома ещё и нет, то он сейчас уже начинается. — Хочешь догнать того придурка? Светлана посмотрела на лестницу, по которой ушёл Парцелиус, и уже поднимались обитатели дворца, затем на Марата, не двигающегося с места и смотрящего в пустоту… — Хочу. Но думаю, с этим стоит повременить. *** Только когда в просторной столовой стало совсем светло, Элли заметила, что уже пора вставать, а она ещё и не ложилась, слушая про приключения своих друзей не по третьему ли кругу. Дин Гиор и Фараман где-то около полуночи пошли к себе. Светлана и Марат ещё раньше ушли спать. Оба выглядели умотанными, но расспросить их о том, что произошло так и не получилось. Стоило обратиться к ним, как Марат фыркал, а Светлана сама задавала какой-нибудь вопрос и потом уже вообще забывалось, с чего начинался разговор. Лев несколько раз задрёмывал прямо посреди пола на ковре. Дровосек и Страшила вообще не замечали времени, а Аларм к ним присоединился, не собираясь спать. Том же лазал туда-сюда по гардине штор, несколько раз падал, в том числе и на голову спящему Юргоду, но огромный зверь только довольно щурился. — Отнести её в комнату, или пусть здесь спит? — спросил Аларм шёпотом, заметив, что Элли уже не просто пристроилась на подушках, а сладко спит, свернувшись калачиком. — Ой, вечно я забываю, что людям надо спать, — Страшила покачал головой. — Правда, отнесите-ка её к себе, а то здесь уже скоро завтрак будут накрывать, ещё побеспокоят. Правда, как только Аларм к ней прикоснулся, она встрепенулась. — Ой, я кажется уснула, — пробормотала она, протирая глаза. — Простите, друзья. — Пойдём, я тебя провожу, — предложил Аларм, протягивая руку. — Здесь не так далеко, — Элли улыбнулась, но руку всё же приняла. Когда Элли и Аларм ушли, Дровосек, посмотрев им вслед, улыбнулся. Страшила же наоборот, загрустил. Он-то прекрасно знал, что Элли обещала Парцелиусу. — Пойдём-ка пройдёмся по парку, — предложил Страшила, оглянувшись на повернувшегося Льва. — А остальные пусть поспят. Том, увлечённый освоением очередной шторы, ухода друзей тоже не заметил. По дороге к выходу друзьям навстречу попалась Светлана с подносом в руках. — О, доброе утро, — поздоровалась она, удерживая руках переполненный поднос. — Понимаю, что до завтрака ещё часа два ждать… И вообще-то я пошла на кухню только за миской. Но без еды меня не отпустили. — А зачем вам миска? — заинтересовался Страшила. — И вы так и не рассказали о результатах ваших вчерашних изы-ска-ний. — В железной миске кое-что проверять безопасней, потому что она точно не лопнет. А вчера мы все не очень готовы были делать что-то, требующее напряжения, поэтому я отложила на сегодня. Тем более, сегодня я могу рассказать куда больше. Идёмте? В гостевых покоях было две небольшие уютные спальни, выходившие в столь же маленькую гостиную с очень большим окном. — Всё, что я поменяла, верну назад, — сразу произнесла Светлана. Она всего-то освободила от мебели один из углов, загородила его ширмами и поставила туда единственный стол. На нём сейчас лежал огромный кузнечный молот и по разные стороны от него стояли две банки с какими-то стекляшками. Рядом, на журнальном столике, лежали исписанные бумажки, прижатые сверху двумя парами очков и перчатками. — Итак, — Светлана поставила на комод поднос и пересыпала печенье из железной миски в хрустальную вазочку. — Собственно, вот это мы с Маратом и добыли. Лучше голыми руками ничего не трогать. Светлана подняла сначала одну пару перчаток, потом другую. — Я не знаю, которые вам подойдут. — Пожалуй, мы просто не станем ничего трогать, — предложил Дровосек. — Хорошая мысль, — Светлана натянула те, что были побольше. — Собственно, молот. В нём много странного. Во-первых, это точно рабочий инструмент, а не оружие. Это можно заметить по характерной изношенности. Во-вторых, — Светлана провела рукой над молотом, он заискрил розоватым и жёлтым светом. — Вот это остатки внутренностей и лимфы насекомых, паукообразных и вон там, где побольше красного — рептилий. Рептилии меня не удивляют, в Подземной стране вроде как их много, в том числе и летающих. Паукообразные и насекомые таких размеров, что от них нужно отбиваться молотом — очень даже удивляют. — А человеческая кровь на молоте есть? — спросил Страшила. Светлана кивнула и провела над молотом ещё раз. На его рукояти появились красные пятна. — Только это кровь самого кузнеца, руки у него были изрезаны довольно сильно. А теперь, самое главное, — Светлана провела над молотом ещё раз и он полностью заискрил фиолетовым. — А вот это собственно, остатки магии, которые могут выбить душу из неорганического существа. Из человека или животного тоже выбьет в общем-то, но для этого молот не обязательно заколдовывать, обычного удара хватит. — То есть, вы думаете, что этот молот выкован специально, чтобы убить меня? — уточнил Дровосек. — Нет, уважаемый Дровосек, я как раз считаю наоборот. Выкован он для работы, в этом ни я, ни Марат не сомневаемся. Взяли его с собой — да, для вас. Потому что другой нужды нести такую тяжёлую кувалду через всю страну я просто не вижу. А вот заколдован через вот это, — Светлана показала на банки. — Это остатки шарика из хрусталя. Примерно вот такого, — Светлана показала размер шарика пальцами. — И в нём магия Пакира. Этот кузнец перед тем, как сбежать, разбил его. И эту банку я пока не открывала. — Почему? — уточнил Страшила. — Магия Пакира очень сильная, а я пока не очень. Как я предполагаю, там что-то вроде наркотика, который ослабляет волю. И Пакир может подчинить человека себе. Точнее не знаю, как это происходит, я сужу по тому, что мы с Маратом два часа счищали с кузнеца. — Пакир может подчинить кого угодно? — Страшила насторожился. — Скорее нет. Насколько я знаю магию подчинения вообще, то тут должны совпадать две вещи: нестабильность в психике и примерно одно направление желаний, — Светлана надела очки и только после этого поднесла банку к глазам. — То есть, у него должно быть изначально зло? — уточнил Дровосек. — Тот Мигун, с которым мы сражались, ненавидел меня. — Да, уважаемый Дровосек, на вас скорее всего и была направлена эта ненависть. Какие у того человека реальные проблемы, я не скажу, но найти одного человека или явление и обвинить во всех бедах его — это один из естественных механизмов психики человека. Им Пакир видимо и воспользовался, — Светлана ещё посмотрела в банку. — Кстати, если человек избавляется от этой магии подчинения, то по наложившему это даёт такой откат, что мало не покажется. Скорее всего, именно поэтому кузнец и разбил шар. До самого Пакира добраться он бы смог, а вот выместить злость на шаре — это может быть. — Дровосек, — Страшила похлопал его по железной руке. — А что, если это было направлено именно на тебя. Они для того и взяли кузнеца, чтобы он сражался с тобой. И именно поэтому оказалось заколдованным его оружие. Мне-то дубинка вреда не нанесла. — Дело не в оружии, а скорее в шаре, — возразила Светлана. — Эта магия в нём. То есть, у Тёмного отряда, или как его там назвать, была возможность убить вас. Судя по словам Мигунов, поломать вас, как человеческий организм, невозможно. Видимо, пришлось искать другой способ. И да… Светлана насторожилась, прислушиваясь. — Что-то не так? — Всё нормально. Просто Марат проснулся. Дадите мне некоторое время? Голыми руками лучше ничего не трогать, опасно, — Светлана сбросила перчатки и сняла очки. — Мы тогда не будем вам мешать, — Дровосек чуть поклонился. — Спасибо, целительница Светлана. — Надо будет это обсудить ещё с Элли, — Страшила привычным движением затолкал обратно лезущие из головы булавки. — Может, в книге Хранительницы есть что-то полезное? — С Элли? С Элли надо обязательно всё это обсудить. И со Стеллой тоже, — подтвердила Светлана, провожая друзей взглядом. Она уже стояла возле двери в спальню.

dumalka: Глава 14. Зашибись — Доброе утро! Бодрый голос Светланы заставил Марата с трудом продрать глаза, проморгаться и уже тогда убедиться, что ни вчерашней темноты, ни жёлто-красных пятен перед глазами нет, и вообще всё выглядит вполне нормальным. Светлана села рядом на кровати и, стоило ему приподняться на локтях, заглянула в глаза. — Как ты? — спросила она. — Зашибись. — Глаза выглядят нормально, как ты видишь? — уточнила она вопрос. Марат поморгал и внимательно огляделся. Он видел вполне неплохо, даже хорошо. Солнце правда заставило его сощуриться и он посмотрел на Светлану. Дружелюбное лицо со здоровым румянцем, заинтересованный внимательный взгляд и эти симпатичные волнистые пряди на висках, выбивающиеся практически из любой её причёски. — Вижу, что ты уже давно проснулась и уже куда-то бегала, — Марат легонько дёрнул какой-то зелёный балахон на ней. — На кухню я бегала, — ответила Светлана. — Моё платье забрали в стирку, зато разрешили воспользоваться пледом. Ходить по дворцу в одной сорочке как-то совсем неприлично. Насколько чётко ты видишь? Марат прищурился. — Ты вообще ложилась? — вместо ответа спросил он. — Ложилась, — Светлана скорчила рожу. — Ты ответь, пожалуйста, на вопрос прямо. Хорошо ли ты видишь? — Настолько хорошо, чтобы видеть, что у тебя выбились из причёски пряди. А значит, ты заплелась минимум два часа назад. — Так, видишь ты хорошо, — Светлана хлопнула по коленям и поднялась, но Марат отловил её за край пледа, что был на ней, и притянул назад. Плед пополз с плеча, и Светлана нахмурилась, поймав его. — Не вздумай. Марат мгновенно отпустил и примирительно поднял руки. Резко похолодевший голос и взгляд грозил испортить такое удачное утро. — Просто хотел узнать, что ты на сегодня задумала, — Марат пододвинулся, садясь поудобнее. — И что ты уже успела натворить? — Только изучила молот. Встанешь, пойдём посмотрим. А вот остатки шара я даже не открывала, — она всё же поднялась и принесла себе стул, поставив его в паре метров от кровати. Вот ведь досада! Теперь опять будет постоянно держаться на расстоянии нескольких шагов, пока не отойдёт. А ведь только-только они стали друг к другу хотя бы притрагиваться, не бог весть что, но было приятно. — Правильно сделала, — всё же одобрил Марат. — Того придурка, который на меня налетел когда искать будем? — Это ты про кузнеца или про Парцелиуса? — Да про обоих. — Парцелиуса искать не надо, потому что он известно, где находится. Но сначала надо изучить шар, чтобы знать, как и каким образом Пакир захватывает сознание человека, — Светлана поджала губы. — А вот кузнеца и правда надо найти… Вообще-то его ищут птицы, но я не думаю, что этого достаточно. В конце концов, птицы, если что, не смогут сразу помочь. Иного Марат от Светланы уже как-то и не ждал. Конечно, её беспокоит судьба этого придурка. Ещё странно, что она вчера за ним не погналась. — Погоди, тебе кажется, что Пакир может захватить и твоё сознание? — напрягся Марат. — В прошлый раз у него это не получилось, но не из-за того, что я такая сильная. Скорее, это не имело смысла, потому что всё равно все волевые усилия всё равно уходили на то, чтобы моё тело не упало и меня не стошнило. — А может, потому что ты… Как бы сказать? — Говори прямо. — Тебя убить легче, чем заставить делать гадости, — Марат закинул руки за голову. — Тебя колбасило даже когда ты думала, что твой враг сам порешился. — Уточним, я думала, что поломала ему психику настолько, чтобы он самоубился, — поправила Светлана. — И это меня никто не заставлял делать. — Угу. Вот именно. — Знал бы ты, каких усилий мне стоило вообще вовремя остановиться и не убить его. Так что ты не прав. Если мне только отключить тормоза, я такого натворю, что меня будет легче убить, чем остановить, — возразила Светлана. — Копия, — напомнил Марат, скептически посмотрев на неё. — Ну отлично, значит, если мне спустить тормоза, я сама себя остановлю. Очень утешает, — скептически ответила Светлана. — Но шар мы всё-таки будем изучать вместе, хорошо? — А что, если меня? У меня гораздо больше шансов, ведь я ещё тот засранец, — Марат хмыкнул. — У тебя, Марат, достаточно критическое мышление. И более-менее стабильная психика, — в ответ на ещё один хмык Марата, она добавила: — Хорошо, в идеале будем работать вчетвером. По крайней мере, у Элли есть защита, а Стелла точно не поддастся. — Если они согласятся, — Марат потянулся и встал. Светлана чуть ли не одним прыжком вместе со стулом повернулась к двери. Что ж, это не изменилось… — Кстати, где мои… всё? — То, что нашла, повесила на спинку кровати, — Спина у неё была совершенно прямая и очень настороженная. — Ты хоть предупреждай. — Ой, ну чего ты там можешь увидеть нового? — На спинке кровати оказались только аккуратно сложенные штаны, рубашка и жилет. Вчера, избесившись со шнуровкой ботинок, он просто побросал всё остальное на пол, а вот куда сослепу сунул подштанники, вообще не помнил. — Где же они? — Извини, не нашла, — с иронией ответила Светлана. — Носки, кстати, на ботинках висят. Марат перевалился через кровать, где в щели таки нашлись подштанники. Он тянул время, краем глаза наблюдая. Светлана нервно заёрзала на стуле, после чего сорвалась с места и с обещанием «подождать к завтраку» вышла. Впрочем, полностью Марату одеться не судьба. Шнурок на левом ботинке он всё же, видимо, психанув, спалил напрочь, а на правом только порвал, так что завтракать пришлось идти босиком. — Шнурки, если что, в комоде. Одни зелёные, одни белые, — Светлана подняла голову от чашки и посмотрела на ботинки, которые Марат поднял, чтобы продемонстрировать. — Я помощь предлагала… — Знаешь что, иди ты... — Марат брякнул ботинки на пол и всё-таки достал из комода шнурки. Белые, как назло, оказались короткими. Так что по тому же адресу вслед за Светланой должны были идти шнурки в принципе все ровным строем, или, скорее, красивым зелёно-белым клином. Но если они туда действительно отправятся, проблем будет больше. Впрочем, сейчас Марат ограничился тем, что засунул шнурки в ботинки и кинул их рядом с собой. Светлана задумчиво изучала содержимое чашки, перекатывая его по дну. Марат было сунулся проверить, что она такого увидела, но Светлана очень недвусмысленно нахмурилась и отстранилась. — Слушай, я не собирался тебя раздевать. Не думал, что этот балахон такой ненадёжный, — Марат кивнул на подпоясанный ремнём плед на Светлане. Она качнула головой и снова отвернулась к чашке. — Ладно, предупреждать тоже буду, — Марат поморщился. За минутное удовольствие увидеть смущение Светланы он сейчас как-то слишком дорого платил, его сейчас словно откинули на дистанцию в полтора метра. И там держали. — Прекращай. — Хорошо, — согласилась она, но вот только по-прежнему загораживалась чашкой. — Могу я задать личный вопрос? Если не захочешь, можешь не отвечать. Марат взял пирог и откинулся на спинку кресла, прикидывая, куда бы пристроить ноги. — Проституток считать? Светлана озадаченно нахмурилась и поставила чашку на колени. — Если ты считаешь это важным. — Не особо. Две. Светлана снова издала странный звук через плотно сжатые губы. — Марат, я рада, что ты высказался. Но давай ты сначала дождёшься моего вопроса? — Опять не попал? — досадливо сморщился Марат. — Не попал. Я хотела спросить, куда ты пойдёшь, когда всё закончится? Когда мы разберёмся, когда вернёмся домой. — А бес его знает, — Марат потёр лоб. — Даже не думал об этом. Как выгребемся из этой параши, там и разберусь. А ты? Светлана в задумчивости качнула головой. — К работе вернусь. Я, если честно, потеряла счёт времени… — призналась Светлана. — Надо ещё как-то сообщить Миранде, что я жива и вполне в порядке. — Всё ей расскажешь? — спросил Марат. — Расскажу, но при очной встрече, — Светлана отхлебнула из чашки. — Мне кажется, или кто-то сюда идёт? Светлана не ошиблась. Буквально через полминуты в дверь пару раз стукнули. Светлана жестом заставила дверь открыться. Марат про себя отметил, что ей уже очень намного лучше, она уже не так осторожничала с магией. — А, доброе утро, Аларм! — обрадовалась Светлана. — Как себя чувствуете? — Нормально, — ответил Аларм, помахав каким-то довольно внушительным свёртком. — Марат, не хочешь поразмяться? — Пацан, что тебе не сидится-то? — осведомился Марат, демонстративно сползая в кресло. — Хочу поразмяться, — упрямо повторил пацан, наклонив голову. — Или думаешь, не выдержишь? Светлана загородилась чашкой, пытаясь спрятать даже смеющиеся глаза. — Я? Я тебе точно наваляю, — Марат поднялся. — Ну держись, засранец! — Надеюсь, вы разминаться на улице будете? — уточнила Светлана. — А то бы не хотелось, чтобы вы снесли у меня рабочий стол. Аларм молча кивнул на дверь и Марат, поморщившись, последовал за ним. Пройдя до лестницы, он вдруг велел Аларму подождать и вернулся в комнату. Светлана уже сидела на диване с ногами, держа чашку на коленях и откинув голову на спинку дивана. Когда Марат вошёл, она вздрогнула от неожиданности и сразу же натянула улыбку. — Не уходи без меня, — Марат пригрозил пальцем и схватил оставшийся пирог. — Ты нормально? — Вполне, — Светлана пожала плечами, но спустила ноги на пол и выпрямилась. — Я не собираюсь уходить дальше стен города. — Точно? — Слово целительницы. — Что не уйдёшь, или что ты в порядке? — уточнил Марат. — Что не уйду. Аларма пришлось догонять уже внизу. *** Не похоже, что дворцовый парк предназначался для занятий спортом. Прямые дорожки, квадратные кусты и деревья явно предназначались скорее для великосветских прогулок в компании придворных и сидения с книжкой у фонтана. Мелкий гравий дорожек застревал в ботинках, а босиком и вовсе было невозможно бежать. Для Аларма, похоже, такие утренние процедуры стояли где-то рядом с утренним походом по нужде. Он сделал четыре самых больших круга по парку, Марат не отстал, но закончил бег с мыслью «я сейчас сдохну» и желанием выплюнуть лёгкие, но показывать это никак не собирался. — Как ощущения? — осведомился Марат, когда пытался отжиматься если не быстрее Аларма, то хотя бы держаться на его уровне. — Тело как задеревенело. Надо разминаться, — буркнул он. — Ты чего-нибудь помнишь? — В смысле? — Аларм застыл в нижнем положении отжимания и повернул голову. — Ты вроде как мёртвым был. Чего помнишь? — Ничего, — ответил он, поднимаясь. — Последнее, что помню — это что мы чуть не снесли ворота города Теней, дальше ничего. Совсем. И потом очнулся уже в Изумрудном дворце. — Мда… Даже когда я валялся между жизнью и смертью, хоть на глюки посмотрел, — Марат отжался ещё раз на чистом упрямстве и сел. — Ты не похож на того, кому нужна компания. Ты что-то задумал. — Да, — Аларм отжался ещё три раза. — Ты волшебник, а я буду сражаться с Пакиром. — Ты дурак? — Сам дурак, — Аларм тоже сел. — У Пакира в рабстве мой отец. Раз мне удалось вытащить оттуда Элли, значит и отца смогу. Плохо, что за один раз не вышло. — А ничего, что ты вообще-то сдох в процессе? — уточнил Марат. — Вот поэтому мне надо сражаться против магии, чтобы выбраться живым. Ты готов? Марат коротко ругнулся и уткнулся в руку. — Защищайся, — Аларм вытащил из свёртка меч и направил его на Марата. — Второго долбанутого с шилом в одном месте мне только не хватало! — пробурчал он и просто швырнул через плечо силовой шар. Аларм одним движением увернулся и стукнул плашмя мечом Марата по плечу. — Ну держись, пацан! Марат выхватил из свёртка второй меч и, бросив ещё один силовой шар, кинулся ему на линию отхода. А неплохо его учили! Мальчишка оказался не только шустрым, но и довольно сильным. Один раз он так ударил, что Марата унесло вместе с рукой так, что он чуть не потерял равновесие. Конечно, можно было это оценить и в прошлый раз, когда он получил от пацана по физиономии… Вот честно, тут больше разговорной части, чем движения сюжета, так что автор просто наблюдал за своими персонажами и особенностями их общения. тащился с развития пейринга, если быть откровенным.

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 13. Разгром А это глава-воссоединение ) Все живы, все в сборе, можно вздохнуть с облегчением. Правда, вскоре вероятно поднимется вопрос о цене случившегося чуда, и потребуется как-то отвадить Парцелиуса, но эта проблема решаемая. А так в целом глава получилась умиротворяющая, и вместе с тем исследовательская — погружение в область теоретической и практической чёрной магии )

Darik: Несмотря на то, что эта часть без особых "экш" моментов, она ничуть не хуже остальных. Замечаю за собой, что мне очень нравится читать про обычную жизнь героев. Наверное, как и для простых людей, хочется для них хотя бы немного спокойствия и отдыха от всех этих "бегалок-прыгалок" от Пакира и его прихвостней . Очень насмешила часть, где Марат решил позаниматься спортом🤣. Получилось очень живо и комично.

dumalka: Чарли Блек, да, пожалуй действительно воссоединение) Чарли Блек пишет: погружение в область теоретической и практической чёрной магии ) Ну это ещё так, ножки побалакали. Погружение будет, когда надо будет с шаром разбираться) Darik, ну не все же им бегать и прыгать. И выспаться надо, и потрепаться за чашкой чая... В общем, внести разнообразие.

dumalka: Глава 15. Правильный вопрос Оставшись одна, Светлана налила себе ещё чашку чаю и снова забралась на диван с ногами. Чай был хороший, хотя чаем по сути назывался только потому, что тоже делался из засушенных трав, залитых кипятком. Тем не менее, подбор трав был очень удачным. Он бодрил и помогал разуму немного проясниться, хотя ночью Светлана заснула от силы на пару часов, и те на диване в гостиной, пропустив ежечасную проверку состояния Марата. Перед сном он правда её изгнал из комнаты, заявив, что раздевать она будет его только в одном случае. Под утро Светлана всё же дошла до кровати и даже разделась и легла, но уснуть уже не получилось. Час проворочавшись с боку на бок, она всё же встала и занялась делами. Сейчас те же мысли, что мешали спать, немого можно было привести в порядок и обдумать получше. То, что Аларможил её конечно радовало. Не могло не радовать, потому что все вокруг были так довольны. Но её просто терзали две вещи. Первое — это вопрос «как?». Аларм был живым полностью, как будто всегда и был. Ни одного следа, а она вчера весь вечер их искала. И делала это очень тщательно, заметив лишь на мече довольно сильную защитную магию. Точнее, сложный узор из разнообразных наложенных заклинаний, из которых Светлана вычислила только защитные. Остальные остались для неё загадкой. Светлану бы вообще ничего не встревожило, если бы она не осматривала Аларма так тщательно, стараясь найти хоть крошечную искорку жизни… Она была не права? Хорошо бы. Только вот тогда что она пропустила? И как его вернули к жизни? Это можно в принципе узнать у Парцелиуса. Была бы она в полной силе, бросилась бы ещё вчера. Но во-первых, она сама сейчас не в лучшей форме для столкновения с магией Пакира. Во-вторых, никак нельзя оставлять Марата одного, когда он ничего не видит. И вот с этим как раз и был связан второй повод для терзаний. Если смогли оживить Аларма (ну и Дровосека, но с этими неживыми вообще ничего не понятно), то и она, вероятно, сможет оживить Славика. Вот с этой мыслью надо было быть очень осторожной, особенно когда рядом магия Пакира, так и норовящая пошатнуть всё, на чём держится разум. Светлана и так балансировала на грани помешательства, одно неверное движение, и она станет опасной. Этого она боялась больше, чем всего остального. Теперь надо быть осторожней. И сейчас, как никогда, нужна была рядом трезвая, критичная голова. — Нет, пожалуй есть ещё и третья вещь, которая меня беспокоит… — произнесла вслух Светлана, обращаясь к чашке. Марат. Похоже, вот уже почти месяц совместного путешествия (практически можно сказать, совместной жизни) пускал под откос целый год, который она от Марата откровенно пряталась. Она искренне считала, что он остыл и пришёл в норму. Но сейчас всё больше и чаще замечала, что ничего подобного: он по-прежнему её любит и это никак не меняется. Прежней дружбы и такого удачного партнёрства у них не получится. А ей ведь это нравилось. Каким бы он паршивцем не притворялся, у него был весьма критический ум, умение вовремя удержать. И вот уж если бы у неё был выбор, с кем ввязываться в какую-нибудь передрягу, его бы она выбрала в числе первых. Но любила-то она другого. А Марату явно нужно, чтобы его действительно любили, а не разрешали любить себя. А она сама не была уверена, что может дать больше. Светлана отставила чашку и уткнулась в спинку дивана. — Что-то я тут делаю не так, — произнесла она, поморщившись. — А как по-другому, не знаю. Впрочем, пока последнюю проблему можно отложить на потом, потому что сейчас куда существеннее первые две. И куда срочнее проблема с одеждой. В город выходить в пледе тут вряд ли принято, а сидеть целый день в четырёх стенах она точно не планировала. Ещё немного покрутившись вокруг молота и пару раз встряхнув банки с осколками шара, Светлана села записывать свои наблюдения, но этого тоже надолго не хватило, поэтому она собрала котомку на случай экстренного путешествия и пошла спросить девушку, что забрала стирать её платье, можно ли его забрать или чем-то помочь. Но прачечную дворца она нашла совершенно пустой, её платье правда висело уже чистым, но не высохшим. Поборов соблазн высушить-таки его магией, Светлана вышла и посмотрела на два коридора, ведущих в противоположные стороны, прикидывая, куда бы податься. Тут из-за поворота выскочил один из мастеров-Мигунов с подзорной трубой. Он был такой раскрасневшийся и возбуждённый, что Светлана его окликнула и спросила, что происходит. — Там Белый Рыцарь схватился с троллем. — С каким троллем? — сперва не поняла Светлана. — Ну с таким, большим, страшным, который постоянно ругается. — Ради всего святого! — до Светланы дошло на третьем признаке, о ком шла речь. — Что он там ляпнул? Трудно было сказать, что именно Марат ляпнул, впрочем, не так уж и важно. Когда Светлана прибежала вслед за Мигуном на шум, оказалось, что Марат и Аларм пытаются положить друг друга уже врукопашную, а вокруг них собралась целая толпа, азартно болеющая, кажется, за Аларма. Первым порывом было, разумеется, броситься разнимать олухов. Но тут сверкнули босые пятки Марата, он завалился на спину, толпа радостно закричала, а Аларм поднялся. — Три-один, — объявил он лежащему Марату. — Чёрт, — пробурчал тот. — На сегодня хватит. Светлана с облегчением выдохнула и тихонько ушла. Развлекаться они могут как угодно и не обязательно поднимать такой переполох. О чём Светлана и сказала попавшейся навстречу Элли. — О, господи! — всполошённая Элли с облегчением выдохнула. — Я уж думала, они поссорились и теперь устоят тут дуэль. Только этого не хватало. — Я тоже так подумала. Но, к счастью, они скорее всего просто соревновались, — Светлана улыбнулась. — А может и тренируются, что гораздо лучше. Элли чуть повернула голову, рассмотрев Светлану. — Простите, целительница Светлана, но почему вы в пледе? — Моё платье до сих пор не высохло, а всё остальное мне мало. Прошу прощения, — Светлана досадливо поморщилась. — Лучше всего конечно дойти до какого-нибудь портного, но я уж дождусь, когда платье высохнет. — Вы не волнуйтесь, я для вас найду подходящую одежду, — успокоила Элли. — Хоть бальное платье. — Не думаю, что мне прямо потребуется бальное платье. Мне лучше… — Потребуется. У нас завтра праздник и я буду очень рада вас на нём видеть. Если бы не вы, мы бы со Стеллой до сих пор сидели в подземелье. — Она зацепила Светлану за руку.— А ещё мы с вами позавтракаем, и вы расскажете, что вчера нашли. Вчера было совершенно не до этого. — А вы расскажете о Парцелиусе, и что он всё-таки сделал. И, главное, как. Элли сразу опечалилась, но кивнула: — Расскажу. С завтраком они решили разместиться на уютной прохладной веранде, увитой ещё неспелым виноградом. Его тяжёлые и плотные зелёные грозди свисали с деревянной обрешётки и вызвали весьма живой интерес Светланы, поскольку на вчерашней экскурсии по дворцовому парку она уже видела точно такой же виноград, даже тот же сорт, но уже совсем попевший. Поэтому определиться как-либо со временем года здесь Светлана сильно затруднялась. В Розовой стране ей вообще казалось, что за окном поздняя весна. — В Волшебной стране вечное лето, — Пояснила Элли удивление Светланы. — Прямо вечное? Круглый год лето и погода не меняется? — уточнила она. — Ну почему? Дожди бывают, даже очень сильные. Но вообще снега в Волшебной стране не видели очень давно. И даже не знают, что такое снег. А там, где вы живёте как? — Снег у нас не лежит. Хотя может выпасть примерно в десять дней года, но и так тепло, как здесь, бывает крайне редко, — Светлана поудобнее уместилась в кресле. — Но годовой цикл у нас довольно-таки чёткий, есть пора цветения, есть пора покоя. И, как говорят те, кто занимаются растениями, чуть зевнёшь, и урожай пропал. — И магия в этом не помогает? — Почему? Очень даже помогает, но зевать всё равно не стоит. С чего начнём? С вашего, Элли, рассказа или с моего? — Давайте с вашего, — предложила Элли. — И, пожалуйста, называйте меня просто по имени. — На «ты»? — Да, — подтвердила Элли после короткой паузы. — Хорошо, — кивнула Светлана. — Итак… Светлана рассказала про вчерашнюю встречу с неким кузнецом из Тёмного отряда, про молот и про шар Пакира. То, что он пытался выбит жизнь из Тома она тоже сказала, из-за чего Элли заметно побледнела. — Он ничего об этом не сказал, — произнесла она. — Я думаю, он даже не понял, — Светлана чуть поджала губы. — Что не так уж плохо. А вот нам с тобой придётся разбираться, чтобы защитить ваших друзей и от этого, и от магии подчинения тоже. Откуда-то из складок рукава Элли молча вынула крошечную книжечку размером чуть больше ногтя, положила её на ладонь и подула. Книжка на глазах начала расти, и превратилась в огромный том размером где-то по колено Элли. Не сумев её удержать, Элли поставила её на пол. Названия у книги ни на корешке, ни на обложке не было, на ней красовались только символические обозначения дня и ночи. — Надо же, как удобно! — оценила Светлана, вставая и начиная расчищать на столе место. — Что же там полезного? Элли молча водрузила книгу на освободившееся место и показала Светлане витиеватые чернильные буквы: «Всё, что может жить, может и умереть. Бессмертно только неживое» — Логично, но бесполезно, — заметила Светлана. — Как это работает? — Я спрашиваю, и получаю ответ, — Элли смотрела на надпись не менее озадаченно. — Часто ответы вот такие. Иногда бывают и вполне чёткие. Иногда даже с рисунками… А ещё, книга умеет предсказывать будущее. На последней странице, но я открывала её только один раз и получила ответ, что будущее зависит от исхода столкновения Добра и Зла. — Ну, так же логично и настолько же бесполезно. А если запрос сформулировать, скажем, по ключевым словам, как в библиотеке? — предложила Светлана. — С заклинаниями я так и делаю, — Элли закрыла книгу. — Что предлагаешь спросить? — Начнём с магии подчинения или вопросом выбивания жизни из неорганических?.. Не знаю, как точно сформулировать… Солома в Страшиле весьма органическая, в Томе опилки тоже, как и ткани из органических материалов… — Светлана задумалась и переставила подальше от края ещё и вазу с печеньем, положив на освободившееся место импровизированный блокнот из нескольких листов, скреплённых ниткой. — Давай со второго вопроса. — Я подберу самую подходящую формулировку… Искусственные? — Тогда Кустар иПеняр не очень подходят. Про Кустара и Пеняра Светлана уже слышала от Тома и хотела бы посмотреть на это, но пока не довелось. — Давай тогда пока пойдём несколько иным путём. Давай, перечень заклинаний, которые можно наложить на оружие. Пока все и если будет слишком много, то выберем только те, которые может наложить только тёмный маг, если уж у вас есть разница. Элли закрыла книгу и очень внимательно на неё посмотрела. Через несколько секунд она сама открылась и, прошуршав страницами, остановилась как раз на перечне заклинаний, которые когда-либо накладывали на оружие. — То, что надо! Кстати, на каком языке ты видишь этот текст? — На английском, на своём родном, — ответила Элли. — Это магия самой Волшебной страны. — Вот и я вижу на родном, хотя его тут в принципе быть не может, но в старинном начертании. Это видимо особенности восприятия, — Светлана пробежалась глазами по тексту. — Тут в основном про устойчивость к износу, причём не только про оружие. Листай дальше. Сама книга просто светилась магией. Какой-то тёплой, которой была пропитана вся Волшебная страна. Видимо, создатель Волшебной страны и писал эту книгу, причём вручную и, скорее всего, с участием магии. Но она явно не допускала к себе чужаков, поэтому Светлана даже руку к ней не протягивала. Дальше шло подробное описание заклинания Присвоения, на котором уже остановилась Элли. По описанию оно было довольно сложным, особенно с подбором способа передачи: по наследству, по согласию, по уровню достоинства… Последнее, во-первых, не понятно, почему относилось к способу передачи, во-вторых, имело несколько довольно мутных описаний: под два из них подходил любой психически нормальный человек, под три — только психически ненормальный, с понятием «духовно чистый» вообще была полная неразбериха. Самой понятной во всём списке была привязка к девственности. — Извини, но я спрошу. А зачем? — Светлана посмотрела на Элли. Лицо у неё было красное от смущения. — Ну… Мало ли… — она втянула голову в плечи. — Для кого-то это важно… — Только зачем оружие, впрочем… Элли, а ты в случае чего редактировать это можешь? — осторожно спросила Светлана, борясь с желанием вклеить в книгу листок с жирным знаком вопроса. Элли засунула палец между страницами ближе к концу и показала пустой листок. — Сюда я могу записывать что-то новое. Но пока я ничего не добавляла. Мне бы с тем, что есть разобраться. — Другие книги и справочники на ту же тему есть? — Есть ещё одна книга Торна с одним заклинанием, отменяющим все остальные. А к нему даже и инструкции не было. Здесь хоть к большинству заклинаний она есть, — Элли перевернула страницу. Пролистав заклинания, улучшающие технические характеристики: меткость и дальность стрельбы, заострение, затупление оружия противника, повышение силы удара, они всё-таки нашли нужное: отравление и дополнительные свойства. Среди них Светлана обнаружила ту отраву, от которой отходила сама. И наконец… — Это, кажется, оно, — Элли показала на заклинание, накладываемое на оружие, которым можно убить что угодно. Подготовка к изготовлению такого оружия требовалась очень основательная. Два довольно сложных заклинания нужно было наложить на этапе заготовки металла, пять на этапе ковки. При закалке использовать особый состав. Даже для охлаждения металла обычная вода не подходила, туда нужно было добавлять не только кровь… Элли передёрнуло. — Гадость какая. Вот уж точно чёрная магия… — Гадость, — не стала спорить Светлана. Хотя, конечно, бывали вещи и погадостнее свежего трупа. По крайней мере, сюда не шла сама энергия жизни, а значит, убивать человека специально не нужно, хотя не факт, что этим пользовались. Сама по себе довольно грубая и энергозатратная работа, какие Светлана последний раз встречала в трактатах трёхсотлетней давности. Собственно, если у них волшебников раз-два и обчёлся, и нет ни школы магии, ни системы обучения, ни исследователей, хорошо хоть так записано. — И, смотри, катализатором выступает ненависть. — То есть, чтобы кого-то из искусственных существ убить, нужно их ненавидеть? — Катализатор. Это ускоряет процесс, а не запускает. Наверное, именно поэтому у меня получилось сразу вернуть Тома, а вот с Дровосеком это не получилось, а то я считала, что дело во времени. Там была вполне адресная ненависть, усиленная магией подчинения. И тогда получается, что молот точно не может быть тем самым оружием, он вообще не боевой. Надеюсь, дело всё же в том шаре, хотя про такую возможность здесь не написано. Дальше посмотрим? Следующая пара страниц заставила Элли временно отлучиться, а Светлане получить холодок по спине и жгучее желание дать в ухо тому, кто вообще придумал делать оружие из человека до его рождения. Дома такие вещи были практически невозможны, потому что на третьей неделе беременности вставала инстинктивная магическая защита настолько сильная, что все обследования беременных приходилось делать по старинке на ощупь или через косвенные признаки и даже определить пол ребёнка до родов не получалось. Возможно, именно поэтому такая защита и возникла, чтобы психику ребёнку не портили сразу. — Не знала, что в книге Виллины такое есть, — произнесла Элли, выпивая второй стакан воды. — Ты уже дочитала? — Дочитала. Кузнеца надо искать, мы о нём ничего не знаем, так что исключить эту процедуру для него я не могу. — Неужели кто-то из волшебниц мог такое сделать?! Гингема или Бастинда? — Я думаю, сначала надо проверить, а потом уже думать, кто это сотворил. Может, никто и не делал. Тут в конце про риски: смерть, пожизненное проклятие, родовое проклятие на накладывающего. — Светлана показала последний абзац. — Будет надеяться, это остановило тех, кого не остановило всё предыдущее. Разрешишь, я перепишу признаки? Элли после паузы провела рукой над листом. Он раздвоился, и Элли вручила Светлане свиток. — Запись увидишь только ты, хорошо? — Мне придётся показать Марату. У меня нет желания зачитывать это вслух. — Ты ему доверяешь? Он же тоже волшебник, так? Ты не боишься, что он возьмётся это повторять? — спросила Элли. — Если я чего и боюсь, то того, что Марат полезет в драку с тем, кто это сотворил, — Светлана посмотрела на Элли. — А доверяю я ему полностью. — Он очень грубый. И кажется злым, — заметила Элли. — Но к тебе очень привязан. — Не буду спорить, его манеры оставляют желать лучшего, — согласилась Светлана. — А теперь расскажи пожалуйста, кто такой Парцелиус и что он сделал? И, главное, как? Элли глубоко вздохнула и закрыла книгу. Она долго копалась с её уменьшением и укладыванием куда-то в рукав, избегая взгляда Светланы. — Элли, мне надо это знать. Я могла что-то пропустить, я могу что-то не знать из происходящего в вашей стране, я должна знать, что я пропустила, чтобы не ошибиться и не натворить дел, — проникновенно произнесла Светлана. — Светлана, дело в том, что я вообще не знаю, что сделал Парцелиус. Он просто сделал и ничего не объяснил, — ответила наконец Элли. — Мы со Страшилой вчера прилетели к нему, попросили помощи. Он согласился, но с несколькими условиями. Парцелиус станет королём Жёлтой страны прямо сейчас. И через год я выйду за него замуж… — Элли сглотнула и отвернулась. — Политический брак? — уточнила Светлана. Элли кивнула. — И он совсем не объяснил, как собирается оживлять твоих друзей? Просто сказал, что сделает это? Ни какой ценой? Ни материалов не потребовал? Вообще ничего? Элли снова кивнула. — Мутная история… — Мне кажется, он ещё пытался изменить условия, но потом резко передумал, — Элли посмотрела на Светлану. — Интересно, почему? — Не знаю, — Светлана вспомнила слова Марата «обнести хату не дали, но ложечки всё же спёр»… —Думаю, мне стоит его навестить сразу после того, как разберёмся с магией подчинения. И я пожалуй займусь защитой.Пойдём, у меня разберёмся с тем, что есть в твоей книге про магию подчинения, а когда «мальчики» закончат друг друга валять в песке, разберёмся с шаром. Да, и как тут с почтой? Я бы хотела написать Стелле… — И я тебе обещала бальное платье, — улыбнулась Элли. — Если у вас не обязателен шлейф, то это может подождать до завтрашнего дня. — А со шлейфом почему не стоит ждать до завтра? — Шлейфы всегда разные и очень вредные, — Светлана усмехнулась. — С ними надо договариваться. *** «Мальчики» вернулись уже после полудня, когда над Изумрудным городом собрались тучи и пошёл проливной дождь. Тогда же наполнился и дворец, словно люди до дождя люди были чем-то заняты, а в плохую погоду решили заявиться во дворец с какими-то жалобами и вопросами, так что Элли пришлось прерваться и оправиться со Страшилой вместе в тронный зал, а Светлану оставить в мастерской, которую ей выделили вместо угла в гостинной, в компании выписок из книги про магию подчинения дописывать письмо Стелле. — А, вот ты где! Тебе подогнали новое платье? — осведомился довольно умотанный, но довольный Марат. —Самое главное, мне «подогнали» что почитать, — Светлана показала на довольно внушительную горку листов. — И у меня есть новости, их немало. А три-один в чью пользу было? Марат почесал затылок, вспоминая. — Это которое так или с оружием? — Оружия у вас в руках не было. — Пацана… — поморщился Марат. — Мелкий, шустрый и сильный. С мечом было два-два, с оружием и магией: три — один в мою пользу. Ты в курсе, что у него в подземелье отец пашет на лестнице? В рабстве. И он собрался его оттуда доставать. — Теперь в курсе. Надеюсь, ты его уговорил сначала как следует обдумать, как он это будет делать? — Да чёрт его знает. Но, думаю, то, что я его три раза магией как следует припечатал, его убедило не лезть прямо сейчас, — он поставил себе стул и сел на него верхом, оперевшись подбородком на высокую спинку. — Кого из мужиков пойдём сегодня трясти? — Пока думаю, что кузнеца, алхимик Парцелиус вроде не ранен, хотя кто знает, какой ответ даст такая магия, как применил он… — Светлана протянула Марату листок. — Здесь всё, что про него знает Элли и её книга. Откровенно сказать, негусто. Про кузнеца я выяснила у Полкана, что зовут его Аргут. Он пахнет дымом, не делится колбасой и плохо гладит. — Исчерпывающая характеристика, — пробурчал Марат. — У самого Полкана правда тоже есть некоторая спутанность сознания. В частности он плохо помнит, где они Аргута встретили, но точно помнит, что в начале пути в ущелье его не было. Возможно, на нём тоже была магия подчинения, но её он сбросил. — Не, ну всё понятно… Вот только «плохо гладит»?! — Что с него взять? Я вообще чувствовала себя непривычно, выясняя у пса полный состав Тёмного отряда. Жаловался, что там даже Дональд гладить разучился. — Ты-то его погладила? — хохотнул Марат. — Нет. Его Элли погладила. Так вот, кузнеца Аргута ищет весь лес. Лев договорился со зверями. Говорит, что хищники его не тронут, а птицы в случае, если Аргута найдут, сообщат. И да, здесь это звучит нормально. Перестань пожалуйста хихикать, дело серьёзное. Марат бессовестно продолжал смеяться. — Да, и нас пригласили на праздник завтра вечером. — Прямо таки нас? Сдаётся мне, в основном тебя. — Нет, нас. Марат, они правда оценили твоё участие в нашем побеге. — Хочешь новость? Плевать мне на них всех. Я тебя вытаскивал. Просто я знал, что одна ты не уйдёшь, — сообщил Марат. — Так что я светить там своей физиономией не собираюсь. Если им сильно надо сказать «спасибо», то могут просто заплатить. Светлана поднялась и протянула Марату второй листок. — Это чего? — не понял Марат. — Я систематизировала признаки по которым можно определить человека, из которого с помощью магии сделали оружие, — серьёзно сказала она. — Нам нужно проверить по ним Аргута. Если хочешь знать побольше, я вон там на столе положила выписку из книги с рецептом, как это делается. Я пока схожу отдам посыльной лани письмо для Стеллы. Надеюсь, мне не придётся объяснять ей маршрут...

Чарли Блек: По последним двум главам основное ощущение — гаврики понемногу как бы нащупывают путь друг к другу, с осторожностью и чуть ли не с трепетом, маскируемым внешней грубоватостью ) Однако им, судя по всему, придётся преодолеть ещё немало препятствий, т.к. здесь явно не простой пейринг, а бывший любовный треугольник. Параллельно движется расследование по магической части, дающее возможность развиваться сюжету. Позабавили характеристики, данные Полканом. А посыльная лань показалась удачной литературной находкой, примерно как почтовые совы в «Гарри Поттере».



полная версия страницы