Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Darik: Урааа! Новая выкладка! Спасибо большое! Да, присоединюсь к словам Чарли Блека. Аларма жалко, как, впрочем, и всех героев в такой момент повествования. Очень душещипательный момент лечения Светланы. (Ух, аж дрожь по позвоночнику) Надеюсь, что герои преодолеют этот "кризис" (если данное слово уместно) с наименьшими потерями, расстройствами и жертвами (и дело не дойдет до свадьбы с Парцелиусом. А то с появлением новой героини он может начать к ней клеиться. Конечно, рядом всегда есть Марат, но все же...) Интересно, а Марат и Светлана останутся до финальной битвы Света и Тьмы?

dumalka: Darik, спасибо и вам за отзыв! Darik пишет: и дело не дойдет до свадьбы с Парцелиусом. А то с появлением новой героини он может начать к ней клеиться. Конечно, рядом всегда есть Марат, но все же... А зачем Парцелиусу сдалась Светлана? За ней нет трона и никакой власти. И Парцелиус явно не из тех, кто подкатывает просто ради удовольствия... Darik пишет: Интересно, а Марат и Светлана останутся до финальной битвы Света и Тьмы? Слушайте, самой интересно... И вообще как оба будут себя в такой ситуации вести...

dumalka: Глава 9. Терапия Прошло всего два дня с возвращения Стеллы, а от снега остались лишь редкие посеревшие пятна, прячущиеся от солнца на северных склонах глубоких оврагов. Вся природа словно обрадовалась возвращению волшебницы и начала так буйно цвести, что от запаха начинало свербить в носу и кружиться голова. Некоторые сады у Болтунов как будто покрылись предзакатными облаками. Деревья там расцветали всеми оттенками розового от самого бледного, почти белого до насыщенной фуксии или даже кораллового. Да и улицы Стелларии как будто тоже начали цвести. На это Элли обращала внимание и в свои прошлые путешествия. Если в Изумрудном городе дома горожан были построены очень сдержанно, то здесь каждый дом и улица как будто расцветали. На домах изящные украшения, цветочные узоры на элегантных решётках балконов и оград, и палисадники, каждый из которых явно подбирался не один год. Какие-то были разноцветными, в каких-то оттенки цветов плавно сменяли друг друга и переливались, словно драгоценные камни. А то и встречались весьма причудливые узоры из даже не цветущих растений. Облачко со Страшилой и Элли плавно опустилось перед воротами Розового Дворца. Их очень пышно встретили, хотя вся церемония приветствия продлилась чуть меньше часа и Стелле, Элли и Страшиле удалось уйти от пышного двора, продолжающего праздновать, обсудить дела. За закрытой дверью Стелла опустилась в кресло и сразу начала с того, что больше всего беспокоило Элли. — Увы, для Аларма я пока ничего более подходящего не нашла. — Я тоже, — призналась Элли. — Ответа в книге Хранительницы нет. А Корину мы найти так и не смогли. А что с целительницей Светланой? Я её на церемонии не заметила? — Она только сегодня днём первый раз пришла в себя, — ответила Стелла. — Не стоит пока её беспокоить. — Мне бы хотелось целительницу Светлану поблагодарить за спасение наших друзей, — вставил своё слово Страшила. — Да и Марат по словам Юргода сделал немало. — Вот Марата на церемонию как раз звали, но его ответ был очень однозначным, и дворецкий не настаивал, — туманно ответила Стелла. — И вообще он от Светланы дальше соседней комнаты не отходит. — А Эльг? — спросила Элли. — Увы, он считает, что жители Розового дворца его вида испугаются. И я бы была рада, если бы кому-то его удалось переубедить, — Стелла вздохнула. — Давайте теперь перейдём к тому, о чём ты мне писала, Элли. Места, где Пакир прорывался раньше... *** Элли всё же решила, что поговорить с Маратом надо. Лучше конечно со Светланой, которая непременно поможет справиться с бедой, но лучше подождать, когда она немного оклемается, потому что, судя по словам Стеллы, ещё вчера её жизнь висела на волоске. И если Марат тоже волшебник, то может получиться уговорить его помочь. Выглядел Марат ещё хуже, чем в подземелье. Хотя на нём не было несколько слоёв тёмных лохматых шкур и доспехов, лицо его сильно побледнело, осунулось, под глазами залегли мешки от бессонных ночей, правда синяк под глазом уже исчез. Учитывая, что дружелюбие он тоже не излучал, не зря его считали в Розовом дворце троллем. — Что надо? — Марат оперся спиной на закрытую дверь, и Элли казалось, что он сейчас просто бросится на любого, кто сунется за неё. — Мы так и не успели поблагодарить вас за то, что вы помогли нам выбраться из Подземной страны, — ответила Элли. — Юргод сказал, что без вас и Светланы Элли и Стелла бы оттуда не выбрались, — добавил Страшила. Марат потряс головой, потом чуть наклонился, присматриваясь к Страшиле, потом посмотрел на Элли, она пыталась казаться очень спокойной. — Пора привыкнуть, что тут постоянно происходит фигня, — пробурчал Марат. —Или наконец проспаться. Что вам надо? Элли опустилась на стул, рядом устроился Страшила, но Марат с места не сдвинулся. — Вы ведь тоже волшебник? — начал Страшила, переглянувшись с Элли. — Ну да. И что? — Добрый или злой? — уточнил Страшила. — Сейчас злой, — заверил Марат. Элли коснулась руки Страшилы и продолжила сама: — Если сразу к делу, то… САлармом случилась беда. — Его тоже ранило? — насторожился Марат. — Он вообще как неживой, — выдавила из себя Элли. — Малявка, что значит «как неживой»? Человек либо живой, либо мёртвый. Элли неосознанно крепче сжала руку Страшилы. Она очень старалась не заплакать. — Хреново, — прокомментировал Марат, не дожидаясь ответа. — Благодаря магии Стеллы Аларм может двигаться, ходить и даже отвечает. У него бьётся сердце, он дышит… Но никого и ничего не помнит, ни на что не реагирует, — продолжил за Элли Страшила. — И если вы волшебник, то может можете чем-то помочь. — Нехило вы… Сердце и дыхание останавливалось? Элли кивнула. — А мозг? — У нас здесь нет способа проверить, — ответила Элли после паузы. Энцефалограф она точно из Большого Мира принести не могла. — Магией. Понятно же, жив ещё мозг или уже нет. Может, просто память отшибло. — У него как будто нет души… Марат подозрительно прищурился, приглядываясь к Элли. — А теперь скажи прямо. Он умер? Элли долго молчала, кусая губу и раздумывая, как бы ответить. Но её ответа Марат так и не дождался. — Чтоб им всем пусто было, — пробурчал Марат. И сам надолго замолчал. — Знаете что? Я не лекарь, — наконец произнёс Марат, не поднимая головы. — И не некромант тем более. Навалять, кому надо, за умеренную плату, могу. А оживлять — это точно не ко мне. И единственное, что я могу вам посоветовать — это похоронить пацана достойно. Хороший пацан был. Несколько неожиданно было слышать в этих словах сочувствие. — Нет, — вдруг отрезала Элли. — Я не сдамся. Я найду способ. Если вы его не знаете, это не значит, что его нет. — Ещё могу выдать тебе щелбан, чтобы мозги на место встали, — добавил Марат как-то устало. — Бонусом. — Вы не посмеете, — возмутился Страшила. — Тебе тоже, пугало, могу, если уж оба не соображаете, — Марат впервые обратился к Страшиле. — И не смотри на меня, как будто я смерти не видел. Видел столько, что никому не пожелаешь. И не прощаться хреновая затея. Очень хреновая. Настолько хреновая, что можете прямо сейчас бронировать себе место в психушке, если они у вас есть. — Идём, — произнесла Элли, тронув Страшилу за плечо. — А если бы стрела попала не в плечо? — спросил напоследок Страшила. Марат вздрогнул, будто сам получил пощёчину. — Пошёл бы Пакирувашему голову откручивать, — произнёс он. — Хотя ей бы это не понравилось. Но попытки протащить её назад, ей понравились бы ещё меньше. — То есть, это возможно? — переспросила Элли, уловив в голосе Марата подозрительные нотки. — Да чёрт… Чтоб за мной зомби ходило? На фиг надо! Короче, если грань между жизнью и смертью пройдена, надо за неё отпустить. Если ты дорожишь своей кукухой. Да и кукухой пацана тоже. Элли развернулась. Что-то в словах Марата было правдой, но она готова была попробовать что-то ещё. — Эй! — остановил Марат на пороге. — Пацан говорил, его отец в подземелье. Знаешь, как выглядит? — Нет. К сожалению, я его ни разу не видела. Знаю, что зовут Олдар, — Элли оглянулась. — Зачем вам это? — А фиг его знает… Может, всё равно пойду Пакиру голову откручивать. *** Светлана охотилась за стаканом с водой. Он стоял всего в полуметре от кровати на столе, но дотянуться до него оказалось непросто. Левая рука вообще плохо слушалась, а головокружение не давало подняться. Светлана с трудом добралась до края кровати и протянула руку к стакану. Пальцы вцепились в изящный столик с причудливой цветочной мозаикой. До стакана оставалась от силы ладонь, но Светлана рисковала упасть с кровати. От сосредоточения прикусив язык, Светлана собрала крохи магии, которые удалось накопить, и чуть сдвинула стакан. Он коснулся кончиков пальцев. Ещё чуть-чуть… В глазах заплясали цветные пятна, которые Светлана с полминуты смаргивала, вися, как над пропастью между кроватью и столом. Подташнивало, не поэтому ли она сейчас наблюдает под собой тазик? Красивый между прочим тазик, с изящным цветочным узором. В таком даже и стирать-то стыдно… Пальцы сомкнулись на прохладном хрустале. Светлана глубоко вдохнула и вернулась на кровать, стараясь не расплескать воду. — Ты чего творишь? — осведомился только что вошедший Марат. — Пить захотела, — ответила Светлана, неуклюже ворочаясь на подушках, чтобы пить сидя. Марат молча поднял её под спину и пихнул ей ещё одно свёрнутое одеяло. — Я тебя обманул, — сказал он, только выпрямившись. — В чём? — Светлана едва успела поднести стакан к губам и сразу же остановилась. — Я сказал, что все спаслись, — Марат скрестил руки на груди, смотря сверху вниз на Светлану. — Оказывается, Аларм погиб. — Плохо, — печально ответила Светлана, хотя это слово не могло выразить то, что она хотела. — Это такой тёмненький хмурый парнишка? — Ага. Крепкий такой пацан. Аларма Светлана помнила очень смутно. Причём скорее подходило слово «мутно». Когда она очнулась в подземелье, всё было как в тумане, лица и имена новых спутников она могла и перепутать. В полёте тем более она больше занималась защитой, чем окружающими людьми. Точно помнила, что было весьма интересное существо, похожее на человека с крыльями, и что летели на большом разумном звере с головой орла и туловищем льва. Остальное как-то перемешалось. Как вылетели из того места, которое Элли назвала Город Теней, она тоже не помнила. Светлана подобрала ноги, чтобы уступить Марату место на кровати, а сама отхлебнула воды. Выглядел Марат сильно измотанным, но Светлана не стала спрашивать почему. Она и так помнила, что в те моменты, когда из забытья, мути или кошмаров удавалось вынырнуть, Марат был тут. — Спасибо, — искренне поблагодарила Светлана. — Да иди ты в задницу, — буркнул Марат, отвернувшись. Он долго молчал, Светлана его не трогала, продолжала мелкими глотками пить воду, держа стакан двумя руками. — Что этот урод успел у тебя вытащить? — наконец заговорил Марат. Она поморщилась. Уточнять вопрос не было необходимости. Приятным воспоминанием это не назовёшь, да и голова до сих пор болела. Бассейн с топазами и истощение у Светланы магии помогли Пакиру пролезть в её сознание. Подчинить себе он её конечно не смог. Воля Светланы не дала Пакиру даже шевельнуть её пальцем. А стоило её немного подавить, как тело Светланы само по себе осело на пол и в очередной раз выложило что-то из желудка (хотя там ничего не должно уже было остаться) и попыталось рухнуть. А вот в воспоминаниях Пакир покопался основательно. — Государственных секретов я не выдала, — заверила Светлана. — И чужих вроде тоже. Пакир больше искал что-то в моих личных воспоминаниях. — Угу. И про меня молчала, как партизан. Думала, я за тобой не полезу? — Марат попытался горько съехидничать. — Наоборот, — Светлана даже улыбнулась. — Я была уверена, что если ты здесь, то непременно придёшь. Но знать об этом никому не нужно. А уж тем более, Пакиру. Хотя, я в самом деле надеялась, что уж тебя-то отправила, куда надо. Ещё пару минут Марат так и сидел, опустив голову. — Красавица, а как мы возвращаться будем? — вдруг осведомился он. Марат оперся кулаками на кровать и наклонился, оказавшись в десяти сантиметрах над согнутыми под одеялом коленками Светланы. — Это как раз не так уж и сложно. Мы на планете Земля, — Светлана поставила себе на колени пустой стакан, оказавшийся почти у носа Марата. Какая-никакая преграда. — На американском материке. Порталов здесь я не знаю, но возможно он есть где-то не особенно далеко. Через что-то же нас выбросило. — Почему сюда? Не поверю, что ты об этом не думала. — Думала. Но однозначного ответа у меня ещё нет. Возможно, просто проекция нашей планеты на планете Земля. Правда, расстояния не у всех порталов совпадает на Земле и у нас, так что это самая маловероятная версия. Возможно, где-то рядом портал. Возможно, нас что-то притянуло. Хотя домой мы с тобой можем пойти самым простым путём: судя по словам Стеллы, уйти отсюда сложновато, но возможно. На пути есть горы и пустыня, но с магией и нормальным снаряжением пройдём. Штат Канзас — ближайший аэропорт — рейс в Москву, а там кажется поезд... Если не найдётся портала ближе. Как у тебя с английским? — С русским матерным гораздо лучше. — Ладно. Моего должно хватить. Кстати, ты не спрашивал, почему нас здесь понимают? — вдруг заинтересовалась Светлана. — Тут разговаривает такая хрень, что мне это даже не интересно. За сегодня я уже поговорил с пугалом, а воробей обозвал меня троллем. Я послал его к чёрту, он мне ответил тем же и спёр мой бутер. Вот же свинья, — голос у Марата был как у обиженного ребёнка. — Перестань ржать. Светлана честно попыталась, но смех прорвался судорожным фырканьем. Марат возмущённо хлопнул ей по коленкам, что не помогло — Марат засмеялся сам. Смеялся он долго, приглушив дикий хохот в одеяле у ног Светланы. — Мы в параше, — заметил он, когда успокоился. — Ну что ты, Марат? Мы практически в сказке. Злодей, принцесса, рыцарь, мифические животные… Птички разговаривают. — Светлана показала за окно. — Какое вот только мы в ней место занимаем? — Спящая красавица, чёрт возьми. И тролль. Дверь даже не скрипнула, Светлана просто увидела на пороге Стеллу. — Добрый вечер, волшебница Стелла, — Светлана улыбнулась ей. — Этот вечер ещё можно назвать добрым? — Можно, Светлана, — заверила Стелла. — Как вы себя чувствуете? — Много лучше, спасибо, — она выразительно посмотрела на Марата, но тот не поднимался, продолжая лежать лицом в одеяло, а оценить взгляд затылком просто не мог. А лёгкий тычок носком в плечо проигнорировал. —Это хорошо. Вам хватит сил выяснить, что в действительности произошло в подземелье? — уточнила Стелла, опускаясь на резной стул. — Хватит. И у меня просто огромное желание это сделать, — Светлана ещё раз потыкала ногой Марата. — Я пошёл? — осведомился он, приглушённым голосом. — А ты можешь остаться? Втроём будет разобраться легче. — Тогда я вас обеих слышу. Позориться пред хозяйкой дворца конечно не хотелось, тем более у Светланы обзор был на затылок и спину, а вот у Стеллы… Собрав все силы и прицелившись Светлана всё-таки пнула Марату пяткой по полечу. Удар получился слабый, тем более Марат её ногу поймал открытой ладонью. — Ладно-ладно, красавица, встаю я. — Итак, — начала Стелла, когда Марат сел. — Здесь вы можете говорить откровенно, Пакир отсюда не услышит ничего и никогда. Есть желание это проверить? — Я уже проверяла, — Светлана посмотрела на полог кровати. В нём конечно же ничего не было, а вот в мелких камешках в лепнине потолка и кажется под полом было немало магии, собранной для защиты комнаты от почти любого вторжения. — Я пока едва ли могу что-то сделать, но чувствительность у меня не пострадала. — Тогда что из того, что вы мне рассказали в подземелье было правдой? — уточнила Стелла. — Всё, — Светлана пожала плечами, переглянувшись с Маратом. — Мы и правда оказались в этом подземелье случайно. Я правда надеялась, что попала туда я одна. Мы действительно, можно сказать, из другого мира… — Вы про Марата ничего не говорили, — заметила Стелла. — Да, про Марата я вообще промолчала, потому что эти существа начали бы его искать. А уж тем более, Пакир. Я не всю свою жизнь рассказала, конечно, но самое существенное… — Можете ли вы сделать маленькое солнце при небольшом запасе магии? — продолжала Стелла. — Ой… Честно сказать, я никогда такого не пробовала. Хотя, если знать общую физику процесса, то можно попытаться смоделировать. Главное… Погодите? — Светлана потёрла лоб. — Почему вы спрашиваете именно это? — Пакир пытался вас подменить. И я хочу понять, с какого момента он это сделал, — Стелла заметно сжала ручки кресла. — Так вот зачем он вытаскивал из меня лекции из Высшей Школы, а я думала, он охотится за скрытыми страхами, — догадалась Светлана. А это было логично, потому что первое, что она почувствовала после вторжения Пакира — это запах тухлой капусты. Да, запах не из приятных, и мало кому он нравится, но вот чтобы наводил дикую панику — такого Светлана ни от кого не слышала. И это был один из тех страхов, которые непонятно откуда взялись и со временем то появлялись снова, то слабели под сознательным контролем. — Что он сделал, подменив меня? — насторожилась Светлана. — И как он это сделал? — Шарахался по подземелью твоей тушкой. Метаморф что ли? — Марат повернулся к Стелле. — Пакир может принимать любой облик, — пояснила она. — И, видимо, в это раз выбрал ваш, Светлана. А Марат его узнал. — Скорее, я узнал, что это не ты. А уж кто, мне было плевать, — поправил Марат. — Но я тебя нашёл по ментальной связи, которая была с ним. Точнее, по её остаткам, потому что удар по голове бутылкой должен был её оборвать. — Значит, это точно была не Корина, — настала очередь Стеллы тереть лоб. — Марат, вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки… — А ещё послал его… — тихо добавила Светлана. — Куда? — поразилась Стелла. — Когда? — поразился Марат. — По сути, это был не ты, Марат, а я… Просто мне надо было его отогнать от моего сознания, а твой образ очень подходил, — Светлана повернула стакан, всё ещё остававшийся у неё в руках. — Вот оно как! Если это тоже идёт в счёт, то послал я его не только в задницу, а так же ввалил пинка, выкинул из окна, спустил с лестницы… — Марат хохотнул. — У меня много было подходящих вариантов. — Он будет на вас зол, — произнесла Стелла. — Взаимно. — Что пытался добиться Пакир, пользуясь моим обликом? — спросила Светлана. — Хотел забрать Книгу Торна у Элли. И если бы не вы, Марат, у него бы это получилось. Вы оба друг друга получается давно знаете? Светлана с Маратом переглянулись. — Более подходящей характеристикой пожалуй будет то, что мы друг друга хорошо знаем, — поправила Светлана. — Эх, надо было иначе действовать… Если бы я знала, что Марата он ищет целенаправленно… — И как же? — заинтересовался Марат. — Ну например, пытаться прятать воспоминания из нашего самого первого дня общения, когда самой главной мыслью было «как же он меня раздражает»… — Чтоб у нас всё так взаимно было, — пробурчал себе под нос Марат. — … тогда бы было неверное впечатление, и ты бы быстро вычислил, что это не я… — Тем не менее, Марат узнал, что это не вы, — Стелла посмотрела на Светлану. — И… — Пожалуйста, молчите… — шёпотом попросил Марат. — Когда ты понесла чушь, я и заподозрил неладное. — Но действовать вы начали после другого, — настаивала Стелла. — Он полез целоваться? — обречённо уточнила Светлана, пытаясь припомнить, по каким там воспоминаниям Пакир потоптался. И было ли там признание Марата? — Нет! — вскрикнул Марат, чуть не подскочив. — Уф, слава всему святому! Вдруг он ещё и ядовитый. — Светлана с облегчением выдохнула, устраиваясь поудобнее. — Вы попросили Марата, точнее Пакир попросил, — настойчиво продолжила Стелла. — Уговорить Элли отдать книгу Торна, как он умеет. — Ой, с Элли скорее всего не сработало бы. Это всё равно что… уговорить волкодава гавкнуть на котёнка, отказывающегося от еды, — Светлана продолжала смотреть на стремительно краснеющего Марата. Но Стелле он почему-то возражать не посмел. — Хотя и довольно храброго котёнка. — Ага. Либо обгадится, либо скончается от инфаркта, но точно не поест, — Марат всё же не смог не вставить своё слово. — И закончил «Сделай это ради меня». — Вот же проклятье… — пробормотала Светлана, отворачиваясь. — Почему именно это? — Это личное, — отрезала Светлана. — Но Марат прав, и если бы я это действительно сказала, то мне стоило дать по голове. — Ты такого и не скажешь, — Марат говорил это совершенно серьёзно. — Хотя знаешь… — Именно, что знаю, — Светлана закрыла лицо рукой. — Давай не будем, ладно? — Не будем, — согласился Марат, повернувшись к Стелле. — Вам теперь понятно, что произошло? — Да, это понятно, — подтвердила Стелла. Светлана пригляделась к хозяйке дворца. С того момента, как она вошла в комнату её напряжение только усилилось. — Вы подозреваете в нас шпионов? — уточнила Светлана. — Нет, — твёрдо ответила Стелла, смотря Светлане прямо в глаза. — Мне самой надо было понять, что я наговорила при Пакире. — О да, — Светлана кивнула. — И хорошо бы понять, что ему можно противопоставить, потому что если он выберется на поверхность, тут начнётся самый натуральный конец света. — Да ну, он же псих… — буркнул Марат. — Наглухо… псих. — Псих, — не стала спорить Светлана. — С огромной магической силой. Марат, в самом деле огромной, ты разве это не почувствовал? Марат закатил глаза, попытался сказать что-то вроде «да мне плевать», но вместо этого помотал головой, посмотрел на напряженную Светлану и не менее наряжённую Стеллу и всё-таки ответил иначе. — С тобой в полной силе у нас есть шансы. Примерно один из десяти. — Никто не заставляет вас противостоять Пакиру вдвоём. Есть Элли, есть меч Торна. И я в конце концов, — заметила Стелла. — Малявка и тяжёлая железяка? — уточнил Марат. — Вы-то туда-сюда, в госпиталь в конце концов… —Не знаю, что такое меч Торна и что с ним вообще можно делать. Но Элли точно нужно сначала обучить, — Светлана задумчиво закусила губу. — Светлана, чтоб тебя… — вдруг грустно произнёс Марат. — Что? Попытки называть хоть кого-то из окружающих по имени у Марата стоило активно поощрять, поэтому всё своё внимание Светлана обратила к Марату. — Мы отсюда просто так не уйдём, да? — уточнил он. — Увы, Марат. Тут этот, как ты правильно выразился псих, а в этой стране не то, чтобы прогрессивных магических методов, психотерапии и нормальной психиатрической лечебницы, даже галоперидола нет. Марат почти застонал и рухнул-таки на кровать. Собственное внутреннее напряжение Стеллы, связанное с клятвой Пакиру не ослабело, потому что всё только подтвердилось: Пакир действительно спас Элли, а за это она обещала всё, что угодно. И неизвестно, когда и в какой момент он потребует что-то. Возможно, в самый ответственный. И нарушить клятву Стелла не сможет. Автор очень ждёт отклика! Особенно от тех, кто говорил "несите" или ждал продолжения.


Алена 25: В принципе то интересно.....

Darik: Действительно, интересно. Теперь точно ясно, что наши герои останутся и дождутся "самого интересного" в войне Света и Тьмы. Бедный Марат. Ему явно тяжело будет пристроиться к компании Элли и ее друзей с его "русским матерным" и отличными навыками сарказма😂. Слишком уж тут все интеллегентные (это я в хорошем смысле) И также заинтересовала задумка со спасением Элли руками Пакира. Чувствую, для Стелле это будет стоить чего-то реально ценного в критический момент повествования. (Но всё же буду надеяться на хэппи-энд в конце всего 🙏)

Darik: А насчёт Парцелиуса... Мало ли, что ему Пакир внушить... Или, что взбредёт в его буйную головушку. Недопонимание, дезинформация сторонних источников. Да и старческий маразм никто не отменял. Дедушка в летах ведь уже... Да и к тому же ему скоро предстоит на Черном пламени свихнуться... (Я не навязываю автору свою точку зрения и не пытаюсь заставить изменить сюжет повествования. Просто объясняю свое видение ситуация и даю волю своей больной фантазии)

dumalka: Алена 25 спасибо) Darik, Спасибо за отзыв! Darik пишет: Теперь точно ясно, что наши герои останутся и дождутся "самого интересного" в войне Света и Тьмы. Ну да. Если их не выпрут или они не предотвратят побоище... Darik пишет: Бедный Марат. Ему явно тяжело будет пристроиться к компании Элли и ее друзей с его "русским матерным" и отличными навыками сарказма😂. Слишком уж тут все интеллегентные (это я в хорошем смысле) Ну, со Светланой-то ему нормально. Нарваться он не раз может - - это да. Darik пишет: Мало ли, что ему Пакир внушить... Или, что взбредёт в его буйную головушку. Недопонимание, дезинформация сторонних источников. Да и старческий маразм никто не отменял. Дедушка в летах ведь уже... Да и к тому же ему скоро предстоит на Черном пламени свихнуться... Ну да, мало ли что там внушить можно... Но этот способ неизвестно, как сработает.

Чарли Блек: Глава - настоящий мозговой штурм ) А Марат явно знает толк в диагностике. Отмечу, что особенно понравилось: 1) «— Сейчас злой, — заверил Марат». 2) Пересказ диалога с воробьём. 3) «вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки…» Вообще радует сочетание мрачной иронии с драматизмом.

dumalka: Чарли Блек Спасибо за отклик! Хммм... А в чем вы видите мозговой штурм? Чарли Блек пишет: 3) «вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки…» Этот может... По крайней мере, по характеру. Получится ли в случае, если Пакир будет в своём облике, в полной силе, да ещё и без эффекта неожиданности? Вот это уже другой вопрос...

Чарли Блек: dumalka пишет: А в чем вы видите мозговой штурм? Размышления о том, как вернуть Аларма; выяснение, как вернуться домой; попытки установить, что там сумел выведать Пакир ) dumalka пишет: Получится ли в случае, если Пакир будет в своём облике, в полной силе, да ещё и без эффекта неожиданности? Вот это уже другой вопрос... Но если получится, ответка может прилететь сокрушительная ) Всё-таки Властелин Тьмы, а не кто-нибудь. Способен в мышь превратить или ещё в кого похуже )

dumalka: Глава 10. Цена Ночью Розовый Дворец совсем не затихал, самым тихим он был где-то перед рассветом, когда все полуночники укладывались спать, а ранние пташки ещё не просыпались. А сейчас, хотя время близилось к полуночи, на освещённых факелами и свечами лужайках и площадках рядом с дворцом всё время кто-то да был. То там, то здесь раздавались звуки разных музыкальных инструментов, правда, не всегда они были приятны, потому что например парнишка, сидящий внизу, инструмент откровенно мучал, срываясь на противный свист и недовольно что-то бурчал. Вскоре он правда начал мелодию сначала. Выходило уже красивее, и срыва на свист больше не было, прервался парень на чём-то другом и снова начал бурчать и шуршать какими-то бумажками. На ровной, вымощенной камнем площадке ещё человек шесть раз за разом повторяли какое-то упражнение из весьма странных и совершенно непрактичных движений. Через полчаса к ним присоединилась девушка с гитарой и теперь они повторяли странное действо под музыку. Едва слышный шорох занавесок заставил Эльга обернуться. В темноте изящная узнаваемая фигура пробралась к перилам балкона. Она замерла, нащупав руками перила и подняла глаза к звёздам. — Чудесная ночь, правда? — Стелла начала разговор первой. — Да, — растерянно согласился Эльг. — Там темно. Вам это удобно? — Вполне, — ответила Стелла. Эльг не стал упоминать, что ему очевидно, что Стелла ищет путь почти вслепую. Это он в темноте видит гораздо лучше, чем днём. — Если вы из-за меня… — Что вы, просто мне так удобнее, — Стелла улыбнулась куда-то в сторону. Внизу мелодия снова оборвалась, парнишка зашипел и повторил одно и то же ещё раз, потом ещё, потом опять. Стелла чуть нахмурилась. — Что? — встревожился Эльг. — Мелодию переврал, — ответила Стелла. — Это ничего страшного. Скорее всего, именно благодаря этому он не ошибается на концерте. Внизу возмущённо зашуршали бумаги, снова повторилась музыка. — Можем уйти, — предложил Эльг. — Что вы, достаточно зажечь свет и отсюда уйдёт он. А я сюда именно для того и пришла. — Чтобы послушать, как перевирают мелодию? — Чтобы ещё раз отметить, сколько труда стоит за прекрасной мелодией. — Стелла навалилась на перила. — Обманчивая лёгкость танца, мелодии, кисти художника. За всем этим стоят годы труда, повторов, сорвавшихся нот, измятых черновиков, зачёркнутых слов… Стелла помолчала. — Это не даёт опустить руки. Эльг понимающе кивнул. *** С каждым днём Элли понимала, что надежды всё меньше. На безвольного Аларма с тёмными кругами под глазами она уже просто боялась смотреть. Ей становилось страшно и от его пустого взгляда, и от того, какой он был послушный… И насколько не-Аларм. С каждым днём она всё больше скучала по нему настоящему. Своевольному, не очень разговорчивому, по нахмуренным бровям. Да и вообще хоть по какому-нибудь выражению. — У нас остались целительница Светлана и… Парцелиус, — сказал Страшила, выхаживая по комнате. — И тот и другой дружат и с белой, и с чёрной магией… — Что-то я сомневаюсь, что Светлана дружит с чёрной магией, — возразила Элли. — Ты бы видел, что с ней было в подземелье Пакира. Точнее, в тронном зале. Главное, в тюрьме голос бодрый, всё время пытается что-то придумать, каббарам улыбается во весь рот. А в тронном зале вся зелёная, гляди того упадёт. Так что в её случае насчёт тёмной магии я не уверена. —Тем не менее, лучше всего добиться личной встречи. И лучше всего без этого противного тролля Марата. — Грубиян, — согласилась Элли. — Но по-моему он Светлану очень даже любит. — Что-то не похоже. Он на всех вообще бросается. Кроме Стеллы, на неё видимо не осмеливается, — заметил Страшила. — Нет, Страшила, он очень Светлану любит. И заботится о ней. — Чего-то я не понимаю в человеческих отношениях, — заметил Страшила. — Мало кто это на самом деле понимает, — заметила Элли. — Но мы всё же попробуем поговорить. *** Уже третий раз Элли прилетела в Розовый дворец на следующий день. Они вместе со Стеллой прошли в комнату, выделенную Светлане, довольно рано утром и застали целительницу уже сидящей на кровати с книжкой. Выглядела она хоть и немного бледной, но вполне бодрой. Правда, увидев на пороге Стеллу и Элли, спешно прижала палец к губам. Элли не сразу поняла, в чём дело. Светлана показала рукой по очереди на балкон и на дверь в соседнюю комнату. Стелла указала на балкон, а Светлана кивнула и отложила книжку. Рядом с кроватью Светланы валялись чёрные шнурованные ботинки, слегка напоминающие армейские явно не её размера. Только тогда Элли заметила, куда делся Марат. Он спал поверх одеяла в изножье Светланиной кровати. Целительница подтянула на нём плед, прикрывая плечи. Но тогда открылись голые пятки. Подумав, Светлана всё же накинула на него одеяло и поднялась. Элли хотела предложить помощь, потому что на ногах Светлана всё ещё стояла нетвёрдо, но целительница вновь жестом попросила ничего не говорить и вдоль стенки выбралась на балкон. И только когда Стелла закрыла за собой дверь и загородилась от подслушивания, Светлана пожелала всем доброго утра с таким видом, как будто мечтала это сделать как минимум со вчерашнего дня. — Простите мою неучтивость, но я бы не хотела будить Марата. Пусть отоспится, — добавила она. Отвесив лёгкий вежливый поклон, она опустилась в одно из трёх кресел. Стелла изящно провела рукой над столом, и на нём появился завтрак, венчал который довольно большой шоколадный торт. Светлана улыбнулась и взяла чашку с чаем. Только вот понюхав его вдруг стала серьёзной и посмотрела на Стеллу, а затем на Элли. — Я так понимаю, у нас намечается не задушевный разговор за завтраком. — Я пришла за помощью, — сказала Элли, хотя и собиралась сначала узнать, как Светлана себя чувствует. — Возможно, стоит подождать, когда вам станет лучше? — предложила Стелла. — Пусть я и не могу сейчас бежать марафон или сдвинуть горы, но чем-то помочь я могу, — Светлана поставила чашку на стол, теперь повернувшись к Элли. Пока Элли объясняла, что произошло, Светлана не прерывала, но взгляд стал какой-то недоверчивый. Она всего лишь на мгновение повернулась к Стелле, словно что-то проверяя, а затем даже сдвинула стул, чтобы смотреть на Элли. Но ничего не говорила, пока Элли не произнесла: — Вы нам поможете? Светлана некоторое время задумчиво молчала. — Элли, вы меня простите, но надо ответить на вопрос, — наконец сказала она очень медленно и чётко. — Аларм умер? Элли тут же отвернулась, боясь даже посмотреть на Светлану. Точнее, она боялась ответа. — Да, — произнесла вместо неё Стелла. — Как у вас с чувствительностью к жизни? — уточнила Светлана. — Не уверена, что использую правильные термины, но вы можете чувствовать, есть в человеке жизнь или нет? — В большинстве случаев, да, — снова ответила Стелла вместо Элли. — И что? — Если бы я почувствовала, я бы его вытащила, — ответила Стелла уже громче. — А пока то, что есть. Светлана, просто скажите, можете вы помочь или нет? — Не могу, — наконец ответила она. Элли подняла взгляд. Светлана сидела неожиданно близко и по-прежнему смотрела на Элли. — Точнее, Элли, я не могу сделать того, что вы хотите, — поправилась она. — Но я вас понимаю. — Она почему-то смяла в кулак длинный рукав сорочки. — Правда понимаю ваше горе, растерянность, недоверие… Но мы не напрасно в любой культуре так или иначе хороним умерших… — То есть, вы скажете то же самое, что ваш друг Марат? — уточнила Элли. — Я не знаю, что он сказал, — призналась Светлана. — И если правда всё так, как вы сказали, то мой ответ: Элли, нужно попрощаться… — А если нет. Может, мы что-то упустили? — Я могу посмотреть. Но ничего, слышите, Элли, ничего я обещать не буду. И если он правда умер, то я сниму с него то заклятие, что есть сейчас, пока вы не лишились рассудка, — Она выпрямилась, став неожиданно строгой. — Вы мне дадите минут пятнадцать собраться? — Хорошо. *** Как только Элли вышла, Светлана неожиданно пошатнулась, поспешно оперлась на спинку стула и стол. Она так и застыла, опустив голову. Стелла только ждала, когда она повернётся, чтобы увидеть осуждение. — Я всегда на этом попадаюсь, — призналась Стелла. — Я просто не могу иначе. — На некромантии? — уточнила Светлана, всё ещё не поднимая голову. — Нет. На том, что когда человеку очень плохо, я делаю хоть что-то, что оборачивается иногда ужасными последствиями, — Стелла не знала, почему это говорит и почему именно Светлане. — Оспа, холера, инквизиция… Я всегда сначала делала, а потом человек не понимал, как с этим жить. Сколько из тех, кого я чуть ли не с последней грани вытаскивала, прожили хотя бы год? Сколько я сама на этом попадалась? Тюрьма, изгнание, несколько раз чуть не на костёр… Стелла сглотнула, понимая, что Светлана до сих пор так и стоит. — Вы меня осуждаете? — Не знаю, — честно ответила Светлана. — Пора было за это время чему-то научиться, — Стелла вытерла выкатившуюся слезу. — Наверное, поэтому я и не Хранительница. Светлана, вам плохо? Она всё же подняла глаза, но в них было не осуждение. Совсем. Скорее, смесь растерянности и… страха. — Я понимаю, вы теперь меня напугались… Это действительно магия на грани… — Не вас. Я сейчас как в зеркало посмотрела. И это ужасно, — Светлана подёрнула плечами, словно попыталась стряхнуть оцепенение, но не очень получилось. — Вы с нами пойдёте? — К сожалению, я сейчас не могу покинуть Розовую страну, — ответила Стелла. – Выберите себе в комоде, что понравится. И вот ещё. Стелла передала Светлане тонкую золотую цепочку с кулоном-листком, украшенным изумрудами. Листок повторял узор кольца, что было у Светланы на левой руке. — Это защитит вас. — От Пакира? — уточнила Светлана. — Да. Вы ещё не восстановили защиту своего сознания. — Спасибо. Через минуту после того, как Светлана по-прежнему вдоль стенки прошла в комнату, оттуда раздалось возмущённое: — Да в помои тебя по самую макушку! Куда тебя опять понесло? *** — Пятнадцать минут? Это я погорячилась, — наконец пришлось признать Светлане. Слова Стеллы «выберите себе в комоде, что понравится» быстро превратились в «найти бы что-нибудь, что влезет»… Нижняя рубашка и панталоны хоть и сидели явно не так, как это было задумано, но по крайней мере налезли и не треснули при малейшем движении. Платья же либо не влезали совсем, либо были просто катастрофически коротки. Когда Светлана призналась, что не сможет ограничиться отведённым ей временем, по коридорам дворца забегали фрейлины и служанки и натащили целую коллекцию розовых платьев, которые тоже оказались коротки (хотя некоторые правда застёгивались). А то, что было всё же как-то приемлимо по длине, застегнулось только в груди. Как оказалось, это было платье Стеллы. От зашедшего узнать «что ты тормозишь?» Марата, Светлана ждала комментария насчёт того, что она разъелась, но он только сказал «бабы окопались в тряпках» и удалился. В конце концов, когда Светлана уже решила, что «сзади прикроет и ладно», медленной степенной походкой вошла старшая фрейлина, которую звали Шарлотта, и скомандовала что-то молоденькой девушке. Она принесла два тонких шелковых платья очень простого и просторного покроя, напоминающие просто сложенный пополам кусок ткани, зато с весьма замысловатой драпировкой. Одно розовое, второе — белое. Девушки повозились с ним минут двадцать, всё же надели на несколько растерявшуюся и смущённую Светлану получившееся лёгкое двухслойное платье. *** Кажется, Светлане как-то удалось уговорить Марата помолчать, а точнее, хотя бы не грубить Элли. Потому что над Светланой он продолжал похихикивать, причём не совсем понятно над чем. Сдержанности целительницы можно было только позавидовать, потому что Элли бы давно и надолго на её месте обиделась. И всё-таки не выдержала: — Марат, над чем вы смеётесь? — Над этим дурацким платьем, — ответил тот. Светлана равнодушно пожала плечами. Она сидела на золотистом облачке и с любопытным прищуром изучала его. Даже попробовала подковырнуть. И это её интересовало гораздо больше. Платье на ней было красивое, лёгкое, как будто летящее из белого и розового шёлка. Элли уже хотела узнать, чем это платье Марату не нравится, но Светлана прервала: — Как это работает? — спросила она, оттягивая кусочек облака. — Когда я задаюсь этим вопросом, у меня создать облако не получается, — ответила Элли. Она показала себе на висок. — Просто у меня всё здесь. Как… не прочитанная библиотека. Находишь нужные слова и жесты, делаешь, и всё получается. Светлана наклонила голову, всматриваясь в Элли. — У вас не так? — Как вам сказать, Элли? То, как вы пользуетесь магией, мне кажется… довольно нерациональным. Но я не думаю, что за неделю можно сделать лучше. Тем более, я так понимаю, учителя у вас не было? — Матушка Виллина передала мне знания и книгу Торна. А попробовала творить чудеса я только в городе Теней… Закрыла нас невидимым барьером и попыталась обороняться от этих зверей… — Да как ты, малявка, вообще не скопытилась? — подал голос Марат. Он лежал на облаке, как на пляже, подставив лицо солнцу, и Элли казалось, что он заснул. — Марат, раз ты проснулся, не одолжишь подзорную трубу? Элли, Марат конечно… — она оглянулась на Марата. — …как всегда. Но он прав, первый опыт магии в экстремальных условиях очень опасный. — У меня не было другого выхода, — вздохнула Элли. — Какой спрос с малявки, попавшей в передрягу? — Марату всё же пришлось открыть глаза, чтобы протянуть Светлане трубу. Светлана пихнула Марата по ноге и одними губами что-то добавила, но Марат ответил явно не так, как нужно. Он опять плюхнулся спать. — Иди ты, красавица, знаешь куда? Она только закатила глаза. Похоже, учить Марата приличному поведению у неё не очень получалось. — Конечно, в идеале стило открыть магию… провести магическую инициацию?... в общем, в контролируемых условиях и с подстраховкой, — продолжила она тему. — Если у вас ещё кто-то с магией найдётся, учтите. А с матушкой Виллиной можно поговорить? — Увы, она улетела в Гренландию. На родину. Светлана покивала, крутя в руках трубу. — И в наличии есть четыре человека с магической силой: я, Марат, вы и Стелла? — Есть ещё Корина, но после города Теней я её не видела. Возможно, ещё алхимик Парцелиус. «Знаток белой и чёрной магии», но я не знаю, насколько велика его сила и волшебник ли он вообще, — Элли надоело стоять и она уселась рядом со Светланой. — Но с ним я тоже встречусь. — Алхимик — это хорошо, — заметила Светлана. — Корина? — Может, она в плену Пакира. А может, уже помогает ему, — Элли тяжело вздохнула. — И если она на его стороне, нам будет непросто. — Я не знаю Корину, но у Пакира навык ведения разумных переговоров не очень хороший. — Зато тюрьма и пытки очень хорошие, — мрачно заметила Элли. — Это вы правы, — согласилась Светлана. — О, я так понимаю, это и есть Изумрудный город? Надо же! Не ожидала такого прямого значения! И правда, красиво. Марат, не хочешь посмотреть? На горизонте показались ярко-зелёные на голубом башни Изумрудного города. *** Облако плавно опустилось у ворот Изумрудного города, где Элли уже встречали Страшила, Дин Гиор, Фарамант и мотающийся у них под ногами Том. Светлана не скрывала своего восхищения и высказала, что город с высоты смотрится великолепно, а Марат, судя по взгляду, тоже восхитился. Но задал только один вопрос: — Почему изумруды до сих пор никто не спёр? — Жители верят, что они приносят счастье Изумрудному городу и всей Волшебной стране, — сказала Элли. — И просто… не принято. Жители Изумрудного города торжественно встретили свою королеву, да и гостей тоже. Страшила толкнул коротенькую речь, впрочем, не уточнив, зачем прилетели гости. Элли успела шепнуть ему, что Светлана ничего не обещала, но надежда есть. — Чтобы великолепие Изумрудного города не ослепило вас, надо обязательно надеть зелёные очки! — напомнил Фарамант. — Это воля Гудвина Великого и Ужасного. — Интересная традиция, — с улыбкой оценила Светлана, чуть присаживаясь, чтобы низкоросломуФараманту было удобно надевать ей очки и защёлкивать сзади замком. — Не надену, — буркнул Марат, смотря на предложенные ему очки. — Эти бабские. Фарамант удивлённо посмотрел на очки, не понимая, что в них такого особенного. Элли наугад вытащила другие и сделала их немного потемнее, а оправу потяжелее. — А эти как у ботаника, — добавил Марат. — Сам выберу. — И ты ещё над тем, как я платье выбирала смеёшься, — в сторону заметила Светлана, когда Марат очень придирчиво рылся в коробке с очками под сердитым взглядом Фараманта и удивлённым всех остальных. — А у меня, между прочим, были объективные причины… — Какие? — Элли смотрела, как Марат выуживает очки, которые казалось бы ничем не отличались от других. — Мне все были коротки. Подходящие очки Марат наконец нашёл и надел сам. Только разрешил Фараманту запереть замок, после чего задумчиво его пощупал, то ли убеждаясь, что он заперт, то ли что он сможет его взломать. Элли хорошо помнила своё первое впечатление от Изумрудного города. Ощущение волшебства, необычности и великолепия. При том, что до Изумрудного города Элли больших городов и не видела. Теперь он казался небольшим, очень уютным и по-прежнему волшебным. И теперь Элли вглядывалась в лица гостей, пытаясь понять, понравилось им или нет. Светлана была откровенно в восторге, она оглядывалась и засыпала окружающих вопросами. Больше всего досталось Страшиле, который подробнее всех и обстоятельнее рассказывал. Марат же остановился около одного из изумрудов в брусчатке и попинал его носком ботинка. — А, ну всё понятно, — произнёс он, но продолжать не стал, а никто не уточнил. Светлана ушла вперёд, и Марат поспешил её догнать. Тревога Элли нарастала с каждым шагом ко дворцу. Светлана наклонилась к уху Элли и едва слышно шепнула: — Давай сначала за дело, а потом уже все церемонии, ладно? Элли согласилась. Отдав распоряжение подготовить комнату и обед, они со Страшилой, Светланой и Маратом прошли в левое крыло дворца, в котором как раз и поселили Аларма. Стоило толпе придворных исчезнуть, как лицо Светланы изменилось чуть ли не на полную противоположность: вместо дружелюбной улыбки — поджатые губы, вместо расслабленного любопытства — напряжение, будто она сейчас станет и вовсе каменной. — Элли, можно мне таз и пару стаканов воды. На случай, если что-то пойдёт не так, — попросила она. — Зачем? — уточнил Страшила, всё ещё под впечатлением от любознательности целительницы, он как будто не заметил резкой перемены. — Я с некромантией не очень дружу. Мне может стать плохо, — пояснила Светлана. — Здесь? Элли первая открыла дверь в покои Аларма. Он сидел на кровати ровно в той же позе, в которой она его оставила сегодня утром. Юргод, свернувшийся калачиком, занимал примерно полкомнаты, но от Аларма тоже не отходил. — Добрый день, — поздоровалась с обоими Светлана. Аларм не среагировал вообще. Юргод учтиво кивнул и тоже поздоровался. Светлана глубоко вдохнула и медленно подошла к Аларму. Марат не отставал ни на шаг, словно готовился её в случае чего подхватить. Элли и Страшила закрыли за собой дверь и остались около неё. — Аларм? — позвала Светлана. Он не отозвался. Светлана провела рукой перед его глазами, затем щёлкнула пальцами с одной стороны, с другой, легко толкнула его в грудь… Он даже не пошатнулся. Она поднесла руку к носу, затем к шее. Поводила перед глазами пальцем, на кончике которого зажглась яркая искра. — Пульс есть, дыхание есть, реакция зрачка на свет есть. Реакции на событие нет, — произнесла она. — Некромантией тянет кстати не так сильно, как я ожидала. Но тянет. — Вы что-то можете сделать? — спросила Элли. — Не знаю, — ответила она. — Нужно изучить нанесённые повреждения. Можно? — Конечно. — Марат, поможешь положить? — Это не нужно, — произнесла Элли. — Аларм! Он повернул голову на голос. Если бы не это равнодушное лицо, Элли бы думала, что он отозвался. — Ложись. Аларм послушно лёг на край кровати, вытянув руки вдоль туловища. Светлана за этим наблюдала чуть ли не с ужасом. Марат ругнулся. — Хоть бы глаза закрыли. Пустой взгляд Аларма и правда был жутким, но это ощущение уже как будто смёрзлось с сердцем Элли и лежало там этой тупой ледяной глыбой уже почти незаметное. Светлана осторожно расстегнула куртку и рубашку. Провела рукой над грудью Аларма и ещё озадаченней нахмурилась. Убрав с его висков волосы, она приложила свои пальцы… Всего через секунду Светлана оторвала руки. — Тело полностью функционирует. Мозг целый. Но его самого здесь нет, — Светлана выпрямилась. —Только что его убило? — Я точно не знаю, — Элли слышала свой голос как издалека. — Чёрная магическая стрела попала ему в грудь, но даже синяка не было. — Вроде как, останавливалось сердце и дыхание, да? — Светлана ещё раз изучила его грудь и живот. — Видимо, все следы магия Стеллы стёрла, восстановив тело. Может, хоть что-то осталось. Сейчас ещё поищу. Светлана обошла кровать, подходя к голове Аларма. И, после короткой паузы, положила обе руки ему на лоб. Томительно тянулись секунды. Марат вдруг снова выругался и бросился к Светлане. Он подхватил её под руки. — Светлана, хватит, — произнёс он. — Только скажи, это то же самое? — Ты прав. — Светлана опустила руки и посмотрела на Элли. — Простите, но… Резкое движение с нужным заклинанием отшвырнули Светлану и Марата от Аларма, Элли тут же оказалась между ними. — Я вам всё равно не позволю! — произнесла Элли с неожиданной для неё самой суровостью. —Дура. — Марат буквально ссадил с себя Светлану. Она привалилась к стене с закрытыми глазами. — Вы сами сказали, что собираетесь его убить… Окончательно. Я вам не дам, — упрямо повторила Элли. — Уходите. — А теперь послушай, сопля… — начал Марат. Предупреждающе рыкнул Юргод. — Марат, прекрати пожалуйста, — подала слабый голос Светлана. — Пойдём. — Куда, твою налево, мы пойдём? Ты ж на ногах не стоишь, — Марат положил её руку себе на плечо и поднялся. — Простите, — прошептала Элли. — Засунь себе своё «простите» знаешь куда? — огрызнулся Марат. Они вышли. Элли подошла к Аларму, по-прежнему лежащему на кровати и смотрящему пустыми глазами в потолок. Элли привела его в порядок и попросила сесть. — Страшила, друг мой, пожалуйста, попроси их не улетать. Пусть останутся в Изумрудном городе, — произнесла она. — Юргод, дай мне пожалуйста немного времени. Зверь понимающе кивнул и выбрался в окно. Элли опустилась перед Алармом на колени и взяла его руки в свои. — Посмотри на меня пожалуйста, — проговорила Элли. Серые глаза обратились к ней. Всё такие же пустые, без всяческого выражения. — Аларм, прошу тебя, дай мне хоть какой-то сигнал. Иначе мне в самом деле придётся это сделать. Сигнала не было. Оставалась последняя надежда. Глава ещё более специфическая, чем всё остальное. И вообще ситуация весьма противоречивая. Кого из персонажей вообще считать правым в этой ситуации? Автор не знает. И к диалогу готов.

dumalka: Глава 10.1 Дай мне время... Изначально эта сцена была в той же главе, но не убралась. Чтобы не сбивать нумерацию, сделаю так. В одном Пакир был прав: Светлана привыкла быть сильной и сегодняшнее состояние её откровенно нервировало. Стоило всего чуть-чуть поколдовать, как опять начинало мутить, голова кружилась и снова приходила жуткая слабость. В таком состоянии не то, что думать не получалось, даже движение давалось с трудом. — На, попей, — Марат протянул ей свою фляжку. — Не бухти, это Стелла дала, чтобы восстанавливать силы. Он сидел рядом на каком-то пуфике и заглядывал снизу вверх Светлане в лицо, прикидывая, пришло время её ловить или она ещё сама посидит? Светлана приняла фляжку. И правда, утром она уже пила эту очень приторную вязкую пакость со сладко-цветочным запахом, который будто бы добавили как извинение за не очень приятный вкус и консистенцию. Однако, действовала она неплохо, сил действительно прибавлялось. По крайней мере, мутить перестало. — Так ты так и не ответила. Это то же самое? — спросил Марат, когда Светлана вернула ему уже полупустую флягу. — Может, то, что было до доставки Чёрной Звезды. По крайней мере, до такого пока не дошло, — Светлана оперлась на подлокотник, удерживая рукой заваливающуюся голову. — Они же ничего подобного не достанут? Тут же нет этой Чёрной Звезды. — Тут есть Пакир. И у него могут быть способы. Марат ответил подозрительный взглядом. — Что ты умолчала? — он тоже отхлебнул из фляги, но только глоток. — Он мне предлагал оживить Славика. За книгу Торна. Марат коротко ругнулся. — Но я думаю, что он врал. — Ну тогда забей. Они долго молчали. Марат задумчиво отстукивал по фляге незамысловатый ритм, как только Светлана пошевелилась, он снова настороженно оглянулся. И ободряющей улыбке он не поверил, только скептически вскинул брови. — Марат, почему ты даже после всего этого не уходишь? Вопрос Светлану мучил уж точно последние два дня. И может это не самое подходящее время его задать, но дольше его просто не удержать. — Ты знаешь ответ. — Увы. А я сама так же, как Элли, стою над трупом и не могу попрощаться, — она вытерла глаз, пока слёзы не покатились. — И как я буду объяснять ей, как прощаться, когда сама это не сумела? А? — Никак. Я пристукну любого, кто к тебе с этим сунется. — Не надо, Марат. В самом деле, не надо, — Светлана зажмурилась. — Возможно, это прощание нужно мне? Как ты думаешь? — Нужно, — согласился Марат. — Только не сейчас. Сейчас тебе нужно поспать. — Аларма жалко. Сколько ему? Лет шестнадцать? — Не спрашивал. Жалко конечно, нормальный пацан был, — Марат потёр у себя под правым глазом, где ещё недавно был синяк. — Но это всё равно не повод кому-то из вас убиваться. Или вон девке свою крышу пускать под откос. Они повернулись сначала на стук в дверь, потом друг на друга. Светлана кивнула. — Я пришла попросить прощения, — произнесла вошедшая Элли. — Я понимаю, что вы хотите только помочь. Оба. Но у меня осталась последняя надежда. Не лишайте меня её пожалуйста. Элли была жутко бледной, очень решительной и явно эту речь готовила давно, поэтому Светлана не стала её прерывать. — Дайте мне ещё два дня, — Элли переводила взгляд со Светланы на Марата и обратно. — Всего два дня. И если ничего не изменится, вы сделаете, что обещали. Я сама не смогу… — голос сорвался. — Просто не смогу. Рука не поднимется. — Вы так у меня выпрашиваете эти два дня, будто я это решаю, — произнесла Светлана. Элли подошла ближе. — Просто… Вы… — она отстранилась. Левая рука всё ещё плохо слушалась и поспешно стереть слезу со щеки дрожащей рукой оказалось не так-то просто. Марат как-то шикнул сквозь зубы, но Светлана решительным жестом его остановила. — Элли, вам сейчас очень грустно, тоскливо. Хочется вернуть дорогого вам человека, и чтобы всё было по-прежнему. Что-то в этом мире сломалось, и вы готовы на кусочки порваться, чтобы только это сломавшееся починить. Элли кивнула, она настороженно глянула на застывшего наизготовку Марата, словно оценив его опасность и снова смотрела Светлане в глаза. — Но если порвётесь на кусочки вы, ничего собрать заново не получится, — осторожно проговорила Светлана, тщательно подбирая каждое слово. — Сейчас вот то, что есть — это не Аларм, которого вы знали. Это всего лишь осколок, который срывается и калечит механизм, понимаете? — Да, — согласилась Элли, опуская голову. — Постепенно, не сразу, очень медленно, шаг за шагом вы будете налаживаться, учиться жить с тем, что есть. Постепенно запускать одну часть жизни за другой. Вы будете меняться, перестраиваться, открывать для себя что-то новое, видеть новых людей. Память останется, что-то в вас благодаря Аларму навсегда изменится, — Светлана глянула на Марата, который застыл каменным изваянием, и снова повернулась к Элли. — Да, что-то больше не запустится. Но сейчас это осколок, который вот-вот разрушит весь механизм. Если вы сами сломаетесь, то пропадёт ещё одна жизнь, понимаете? — Вы говорите так, как будто уже всё решено, — Она произнесла это твёрдо, почти сердито. — В нём нет самой жизни, Элли. И я с этим ничего сделать не могу. А то, что есть — это больше издевательство, чем жизнь. Как вы вообще это выдерживаете? Светлана по-настоящему вздрогнула. — У меня есть ещё один шанс, — упрямо продолжила Элли. Она не ответила на вопрос, возможно, ответа и не знала. — И я попробую им воспользоваться. Так что ещё два дня. — Только одно условие, — Светлана поймала взгляд Элли. Так, чтобы они увидели глаза друг друга и поняли, насколько всё серьёзно. — Все остальные останутся живы. И вы тоже. Элли закусила губу и через несколько секунд всё же отвела взгляд, причём на Марата. — А что случилось с Вами? — спросила Элли. — Вы такие… — Элли, я серьёзно, — подчеркнула Светлана. — Все должны остаться живы. — Да, — подтвердила она. — Я не дам никому больше умереть. — Хорошо. Я пока… — Что с вами случилось? — упрямо спросила Элли. — Малявка, отвянь, — встрял Марат. —Что с вами случалось? — упрямо повторила Элли, уже повернувшись к Марату. — До подземелья. До грозы в море. — Отвянь, — повторил Марат, медленно поднимаясь. — Элли, вам это зачем нужно? — уточнила Светлана. — Мне кажется это важным, — упёрлась она. — А то, что вы скрываете, и вовсе опасным. — Котёнок не обделается? — уточнил Марат, повернувшись к Светлане. Та подбирала наиболее подходящие слова, чтобы всё объяснить коротко, ясно, без лишних подробностей… и главное, эмоций. И Марат её опередил. — Мы одного славного мужика похоронили. А с ним ещё семь не очень славных мужиков. Это те, кого мы видели. Может, их больше было. И девку со съехавшей кукухой под вопросом, — Марат всё же высказался. — Простите. Я вам соболезную, — произнесла она. — Ей это скажи, — Марат показал на Светлану. — Всё бы ничего, и это действительно для вас не имело никакого значения… — произнесла Светлана, отметив полное сочувствия лицо Элли. — Но у… девки (ну как девка, она меня чуть-чуть помладше) помутнение рассудка случилось именно на этой почве. Она не смогла отпустить. Так что вы правы, это для вас важно. И даже опасно. С вашей магической силой, тем более, толком не освоенной, лишение рассудка может обернуться чем угодно. — Мне самой дорог мой рассудок, —кивнула после долгой паузы Элли. Она наконец выпрямилась. — Вы эти два дня можете погостить здесь. — Благодарю, — кивнула Светлана. — Я надеюсь, мне завтра кто-нибудь проведёт экскурсию? Элли ответила на улыбку. Марат по-прежнему не поверил, скорчил рожу и сложил руки на груди. Его взгляд так и оставался скептическим, пока Элли не ушла, попрощавшись и пожелав хорошо отдохнуть. — Сама доползёшь? — уточнил он. — Я чаю хочу, — Светлана откинулась в кресле. Зелье Стеллы начинало действовать, сил прибавилось. — И вот что… — Я тебя сейчас в одеяло закатаю и шторным шнуром свяжу, чтобы ты дрыхла себе тихо и никуда не совалась. — Договорились, — согласилась Светлана, от чего Марат удивлённо тряхнул головой. — Только ты тогда возьми блокнот, карандаш, и мы с тобой будем вычислять, что это было за оружие. Марат звучно приложил ладонью себе по лбу. — Пошли. Самое сложное, не чувствовать себя снова виноватой перед досадливо шипящим Маратом за то, что часть её собственного механизма не запустится, а он старается. Очень. Сейчас держится буквально в полуметре, готовый в любой момент поймать. — Не смотри на меня так. Когда мне было хреново, ты меня тоже волокла. Автор ждёт любых впечатлений! Не понравилось? Скажите. Понравилось? Тоже.

Чарли Блек: На сей раз глава получилась насыщенная философски-этическим содержанием ) Тут и философский диалог про мелодию в начале главы, и особенно споры на тему "отпустить или нет" человека, зависшего между жизнью и смертью. Вероятно проблема эта однозначного решения не имеет: кому-то покажется неприемлемым отпустить, кому-то - не отпускать. Но ясно, что сама ситуация нахождения перед таким выбором довольно разрушительна для всех, кто в неё вовлечён. А вот забавный момент: «— Почему изумруды до сих пор никто не спёр?»

dumalka: Чарли Блек, Спасибо! Я очень ждала отклика! Да, Глава получилась довольно философской. Первый диалог все же не сильно противоречивый. Тут все более или менее понятно. А вот проблема зависания между жизнью и смертью - - это куда сложнее. Проблема переживания потери... И вообще личности. Это как раз та ситуация, когда черно-белой моралью не обойтись. Чарли Блек пишет: А вот забавный момент: «— Почему изумруды до сих пор никто не спёр?» Ну это ж Марат)

dumalka: Глава 11. Душа и тело Непоседливая сущность Светланы не дала Марату как следует поваляться. Нет, он конечно мог сказать «да пошла ты...!» и закрыться одеялом с головой, а Светлана бы пошла. Но не куда послали, а на экскурсию без него. Разве что понимающе пожмёт плечами. Но это Марата категорически не устраивало, потому что ввязаться в какие-то неприятности Светлана могла просто на ровном месте. А в сегодняшнем её состоянии это было смертельно опасно. Этим утром она конечно себя чувствовала сильно лучше. На щеках появился уже нормальный румянец, голос выровнялся и стал привычным, без перескоков с неестественной бодрости на едва слышный замедленный шёпот с томительными паузами между предложениями. А вот лишний раз использовать магию она всё ещё избегала. Она долго рылась в комоде, пытаясь подобрать себе что-то более или менее подходящее. Если бы она была полностью в порядке, то надела бы что налезло и подкорректировала перед зеркалом с помощью магии. — Не знал, что ты такая любительница тряпок, — хмыкнул Марат, изучая в зеркале, насколько хорошо он побрился. Светлана крутилась перед большим зеркалом в зелёной раме, изучая последний, уже мужской костюм. Из всего комплекта смотрелась нормально только рубашка, рукава которой похоже по умолчанию должны были быть удлинёнными и завязываться на лямки. А вот штаны больше походили на шорты, и рукавам куртки даже не помогало разворачивание широких манжет. У предыдущих платьев талия оказывалась где-то под грудью, а рукава заканчивались на середине предплечья. Подол на уровне середины икры хоть смотрелся нормально. — Я вроде не отрицала. — Светлана дёрнула полы куртки, досадливо морщась. — Правда, обычно это не занимает столько времени. — Ну-ну, — скептически пробурчал Марат. Светлана с досадой махнула рукой и опять ушла за ширму. Вернулась она во вчерашнем розовом платье. — В этом ты выглядишь, как разряженная кукла. — Ну что ж, как только я восстановлюсь, наколдую себе что-то более привычное, — Светлана села к трюмо и пододвинула себе хрустальный лоток со шпильками. На самом деле платье было безупречно, Марату не нравился только цвет, который на Светлане смотрелся скорее непривычно, чем плохо, но признаться в этом он не мог. Собственно, его признание не требовалось, судя по взгляду, который он заметил через зеркало, Светлана и так всё поняла. И цвет ей тоже был непривычен. Марат переодеваться даже не думал. Только почистил всё магией, да и зелёные очки пришлось надеть, раз у них без этих чёртовых очков, как без штанов. Элли и Страшилы в городе не было, они куда-то улетели, так что обещанную «экскурсию» вёл Фарамант: маленький, щупленький и сдержанный дедок, явно обожавший свой город. Он бы наверное радостно повизгивал, если бы был чуток помоложе. Или менее вшивым интеллигентом. Светлана всячески показывала своё восхищение, ей искренне нравился город, и искренне нравилось, что ей дают задавать вопросы. Марат же демонстративно зевал, хотя пару раз заметил, что грёбаным энтузиазмом Фарамант его всё же обчихал. — Погоди, дед, у меня что-то не сходится, — Остановил вдруг Марат, когда Фарамант сказал, что Элли вернулась из Большого мира и стала королевой Изумрудного города. — То есть, злую колдунью Гингему Фея Убивающего домика, она же Элли, пристукнула лет семьдесят назад? — Семьдесят девять, если быть точным. Затем добрая волшебница Виллина… — Это та же Элли? — Марат кивнул на дворец. — Конечно та же. Наша Фея Изумрудного города. Она была Феей Убивающего домика. — Да… А мне она показалась малявкой. Светлана, изучавшая до этого решетку балкона, прижала палец к губам и быстро соединила большой палец с мизинцем, что означало «молчи, потом обсудим». — Она же Фея. И вернулась в Волшебную страну спустя много-много лет. Вам ли не знать, что волшебники и не такое могут?! — удивился Фарамант. — Разумеется. Человеческая изобретательность вообще потрясающая вещь. Вне зависимости от того, участвовала в ней магия или нет, — улыбнулась Светлана. — И ваша страна что ни день, то приносит сюрпризы. Ещё один сюрприз Марата и Светлана оценили, когда при возвращении из парка на заднем крыльце дворца их встретил печальный лев. Он вежливо поздоровался и двинулся к лестнице. — Смелый Лев, разрешите вам представить ещё двух волшебников. Какие-то уже приобретённые инстинкты заставили обоих встать вполоборота плечом к плечу, повернувшись ко льву. Тот смотрел на них большими умными, но печальными глазами. — Это целительница Светлана и… Марат, — Фарамант несколько замялся, смотря на Марата, поскольку ничего к его имени не прилагалось. — Я слышал о вас. Вы помогали Элли и Стелле выбраться из подземелья. — Точнее будет "мы вместе сбежали", — уточнила Светлана. — А вот Марат действительно помогал. — Может, вы Железному Дровосеку поможете? — Чем? — уточнила Светлана. — Только не опять! — почти простонал Марат. — Идёмте. *** Марат не пожалел, что не оставил Светлану «без присмотра». Сейчас она ходила вокруг механического человека в компании трёх мужичков в фиолетовом. Все трое по очереди разъясняли, что и как в этом мужике работает, проверяли подвижность суставов, даже показали дверку на груди, внутри которой оказался маленький ярко-красный мешочек с опилками без какого-либо функционального назначения. — А вы батарейку не пробовали вставить? — в конце концов спросил Марат. — Что? — уточнил один из мужичков в фиолетовом. — Батарейку. Чтобы была энергия на его движения, — пояснил Марат, поморщившись. — Марат, ты частично прав. — Частично?! — возмутился он. — Да. Просто тут нет не только батарейки… ну или парового или бензинового двигателя, но и какой-либо системы управления. Я вообще не понимаю, как это двигалось… само… — Светлана, наклонившаяся над Дровосеком, вдруг подняла голову. Марат наклонил голову, поймав у Светланы знакомое выражение "до меня дошло!". — Тут ходит и говорит всякая херня, так что железный человек меня бы уже не удивил, — заметил Марат. — Именно, Марат. Смотри, здесь есть говорящее и ходящее пугало, которое по логике двигаться не должно, плюшевый медведь, который бегает, хотя тоже не должен двигаться. И это здесь не то, чтобы необычно… — Светлана повернулась ко Льву. — После чего Железный Дровосек перестал двигаться? Один из человечков в фиолетовом показал на плечо. — Плечо и грудь были просто смяты. По-моему кузнечным молотом. Но мы и похуже чинили, и всё было в порядке. — Какие-то испорченные детали остались? — Светлана рассмотрела плечо. Марат тоже подошёл и пошевелил механизм. Ему показалось, что есть следы весьма неприятной магии. Она пахла дёгтем, была холодной и липкой на ощупь. Светлана тоже похоже это почувствовала. Более того, она и магию опознала, судя по сдвинутым бровям. — Нам нужно это оружие, — Марат поймал взгляд Светланы. — Да, — подтвердила Светлана. — Я не могу обещать, что могу помочь тем, кто уже пострадал. Но защиту от этого надо сделать. Можно мне какую-нибудь тару, которую можно закрыть? Бутылку, банку, что угодно… За полчаса Светлане притащили довольно внушительную корзину с испорченными деталями и ящик с бутылками разного размера, такую же кучу пробок для них и даже большущую бутыль, за которую Светлана поблагодарила, но попросила отнести обратно. Лев, Фарамант и Дин Гиор сидели в сторонке и наблюдали, как Мигуны, развернув чертёж механизма Дровосека на полу, раскладывали повреждённые детали. Светлана и Марат ползали вокруг на четвереньках, соскабливали что-то с деталей в бутылки, какие-то детали они откладывали отдельно, особенно тщательно рассматривали и водили руками, после чего детали начинали поблёскивать разными цветами. Сам Дровосек по-прежнему лежал на кровати. К нему тоже периодически подбегали, что-то сверяли и возвращались к чертежам. Попытавшийся сунуться в дело Фарамант мало что понял и вернулся на диван. То же самое попытался сделать Дин Гиор. Продержался он чуть дольше просто из упрямства, но когда Мигун начал что-то объяснять, то тоже ретировался на диван. Но это он сделал рано, потому что следующий вопрос Марата был: — Чё? Пришлось объяснять ещё раз. Лев же переживал за Дровосека. Ему всё казалось, что гости заняты вовсе не им, а какими-то своими делами и кучей мусора, разложенной поверх чертежа. Это решительно не было Железным Дровосеком, старым другом. На чудесно сердце друга гости даже особого внимания не обратили. — А есть ли свидетели того, что произошло? — Светлана на принесённую Мигунами доску крепила размеченные чертежи. — Вы сможете помочь? — не удержался Лев. — Хрен его знает, — ответил Марат, когда Светлана вновь закопалась в чертежи и не отвечает. — Красавица, ты чего молчишь? — Ну ты же сам уже ответил, — Светлана прикрепила ещё что-то и наконец повернулась ко Льву. — Вы меня поймите, я уже сказала, что я не уверена, что могу помочь. С Алармом и его человеческим организмом я могу точно сказать, что ничего сделать не могу. А вот в этом случае я не могу ни сказать «ничего не могу», ни сказать «Могу и сделаю». Потому что для начала я не совсем понимаю, что произошло и как всё работало. — Что произошло вы вроде бы выяснили, — заметил Дин Гиор. — Ага. Его отхерачили кузнечным молотом, — пояснил Марат. — Только что с этого? — Проблема в том, что вместе с кузнечным молотом было что-то ещё. Что выбило из него… жизнь… душу, если хотите, — продолжила Светлана. — Если судить по вашим пояснениям, то насколько бы не пострадал Железный Дровосек, его стоило собрать, и он становился самим собой. Так? — Так, — хором подтвердили мастера-Мигуны. — Мы его сотни раз перебирали за эти годы. — Был ещё один случай, когда мы не могли его починить, — Самый старший из Мигунов повернулся к Светлане. — Да, вы говорили. И там дело было в проклятой булавке, воткнутой в сердце, — Светлана показала Дровосеку на грудь. — Следы, кстати, остались. Но в этот раз немного не так. — Может, что–то с колдовством, которое наложил Гудвин на его сердце? — спросил Лев. — Вот как раз в его сердце нет и не было никакого колдовства, кроме булавки. Скорее всего, сердце он воспринимает частью себя, поэтому булавка и сработала. — Ага. А всандалить её куда-то ещё было бы очень проблематично. Он же железный, — добавил Марат. — Пожалуй. А сейчас я выдвину версию, которая мне кажется самой вероятной, но не подтверждённой. Марат, если совсем чушь, то останови меня. — Ты услышишь, как я заржу. — Если я правильно поняла, Железный Дровосек был когда-то человеком, потом его детали заменили одну за другой, но «душа» осталась той же? Так? Слушатели подтвердили. — Со Страшилой та же история? — уточнила Светлана. — Нет. Он всегда был соломенным. — Значит, его сознание, «душа», жизнь всегда была в соломенном теле? Кто ещё? Медвежонок? То есть, в искусственном существе так или иначе есть «душа», жизнь… То есть, энергия, которая заставляет это тело двигаться, работает какое-то подобие мозга, есть сознание, память. Так? Слушатели снова подтвердили кивками. — Как бы не повреждалось тело, «душа» оставалась в нём. С человеком иначе. Если сильно повреждено тело и мозг перестал работать, жизнь обрывается и душа уходит. Это и есть смерть. Вот примерно это и произошло. Что-то «выбило» из него душу. Скорее всего, тут дело в оружии. Или было какое-то дополнительное заклинание. — В оружии, — уверенно поправил Марат. — Дополнительного удара не было. — Да, не было, — кивнула Светлана. — Но я думаю, было дополнительное заклинание на оружии. Нас может кто-нибудь отвести на место, где это произошло? И может, кто-то что-то видел. Любая деталь может оказаться важной. Отвести на место в конце концов вызвался Юргод. Хотя все предыдущие дни он провёл в комнате Аларма и ни с Маратом, ни со Светланой особо не разговаривал и относился к ним весьма настороженно. Особенно почему-то к Светлане. Он даже не особо поддерживал разговор, когда Светлана пыталась его завести. Свидетелями оказались Том и Полкан, и Том даже согласился прилететь на место. Правда, гостей не отпустили без обеда и запаса еды на пару дней. Хотя они и собирались вернуться тем же днём вечером. *** Том неуклюже пробирался между довольно большими кочками, поросшими мхом и травой. Светлана и Марат шли за ним, оглядываясь. Пригорок спускался к небольшому очень чистому озеру, в котором даже и камышей не было. С одной стороны поляна уходила круто вверх, к горе с тремя вершинам. С другой уходило в густой почти непроходимый лес. Уже наступил полдень, и солнце грело так, что Марат снял куртку и закинул её себе на плечо. — Мне кажется, или Юргод на меня сердится? — спросила Светлана. — Тебе не насрать? — уточнил Марат. — Он просто не хочет, чтобы ты его друга допнула на тот свет. — То есть его устраивает такое положение? — Да хрен его знает. Ответом было очередное пожатие плечами, несколько расстроенное. Даже пожалуй печальное пожатие плечами. Светлана внимательно смотрела себе под ноги, раздвигая густую траву носками туфель. Марат больше оглядывался по сторонам, прикидывая, кто и откуда тут может вылезти. Том подпрыгнул над травой и крикнул: — Здесь! Вот здесь я нашёл бедного Дровосека. Он лежал и не двигался. Светлана подтвердила, что слышит, продолжая осторожно ступать и изучать следы. — А тут был нехилый махач, — заметил Марат, изучая у себя под ногами траву. Пока он ничего похожего ни на молот, ни на какое-то другое оружие не видел, но следы боя тут были. Где-то отпечатались ноги, где-то дёрн был содран, словно по нему по касательной прошлись топором, где-то примят. Кажется, молотом. — Ещё бы! О, знал бы ты, дядя, какая тут была битва, — Том перелез через очередную кочку и подошёл к Марату. — Хочешь, расскажу? — Давай, давай, вещай, игрушка, — усмехнулся Марат. Гиперактивный плюшевый медведь его просто прикалывал и порой он бы и заржал, если бы не паршивое всё остальное. — Вон там, — Том показал на озеро. — Дрались Аларм с Дональдом. А мы с Пеняром убежали вон туда, за кусты и дрались с какой-то противной ящерицей, вот тут бегал такой толстый рыжий дядька, Полкан говорил, что это Людушка… А вот здесь… Светлана копалась в траве и что-то подцепила пальцами. Она резко повернулась к Марату, тот уловил движение. Светлана показала ему листок в пальцах, перепачканный чем-то тёмным. Собственно, почему чем-то? Марат прекрасно знал, чем. — Тебя это удивляет? — хмыкнул Марат, поймав её взгляд. — Думаю, что если тут махались топором и молотом… — Он может быть ещё жив. По количеству крови здесь… И по вмятинам… Уползал он наверное на четвереньках, — Светлана огляделась и указала на лес. — Скорее всего, туда. Мужчина… молодой… Далеко уйти с такими травмами вряд ли мог. И если до него не добрались хищники, то шансы выжить у него есть. Пойдём догоним его, Марат. Что-то у меня подозрение, что ушибами, ссадинами и сотрясением мозга он не отделался. — Эй! — возмутился Том, когда Марат уже двинулся к лесу. — Вы меня забыли. Я же маленький, я вас не догоню! Марат молча подхватил его за лапу и довольно брезгливо передал Светлане. Та была слишком занята следами крови на ветке малины, чтобы обратить внимание на остальное. — Возьми медведя, — произнёс Марат. Светлана подняла на него очень удивлённые глаза, потом её губы превратились в тонкую ниточку, спина выпрямилась, а вот в глазах заплясали искорки. И это выражение Марат тоже знал. — Да ржи ты уже! Больше, чем на пару нервных хихиков Светланы всё равно не хватило, она снова заметила на кустах следы крови и пошла вперёд, всматриваясь в каждую веточку. Марат несколько раз попытался ткнуть Тома то себе под мышку, то закинуть на плечо вместе с курткой… Но тот продолжал трындеть что-то про поход, что Марату не особо нравилось. Он мешал вслушиваться в звуки, потому что раненый мог быть и не союзником. — Так, медведь, — Марат слегка хлопнул по плюшевому заднему месту. — Сейчас ты у меня будешь разведчиком. — О, я отличный разведчик! — обрадовался Том, пытаясь вывернуться. — Я не говорил, как мы… — Вот и покажи. Я тебя сейчас засовываю в рюкзак и ты оттуда смотришь вокруг. Молча. Как только увидишь кого-то подозрительного, вот тогда скажешь. Понял? — Да. Марат сунул Тома в рюкзак. — Не сожри там всё. — Я вообще не ем и не пью. А ещё не сплю. А ещё у меня три глаза… — Тихо! — велел Марат. Светлана уже ушла вперёд, Марат поспешил её догнать, но обратил внимание, что в следе есть изменения. Он огляделся, отметил поломанные кусты и пошёл туда. Не зря, он обнаружил то, за чем они собственно и пришли: кузнечным молот, закиданный травой и поломанными ветками. — Эй! Красавица! Я нашёл! Целительница повернулась к нему, но ещё несколько раз повернулась в сторону продолжения следа. Она всё же вернулась к Марату и тоже наклонилась над молотом. — Он тащил его, но спрятал… — Светлана достала из сумки пустую бутылочку и палкой раздвинула уже завявшие накиданные листья. — Почему? — А ты пробовала тащить эту дуру со сломанной ногой и рукой? — Осведомился Марат. — Сломанная рука? — уточнила Светлана, оглянувшись. — Сломанную ногу я по следам тоже увидела. — По следам в начале вероятно. — Надо его найти, — Светлана внимательно изучила молот. Следы мерзкой вонючей магии на нём тоже были. — Маг? — напрягся Марат. — Да нет. Магия-то Пакира. Скорее всего, принесена через какой-то артефакт, — Светлана провела над молотом рукой. — Значит, это его магия, — пробормотал Марат. — Как будто в холодные сопли вляпался. — Пожалуй, — согласилась Светлана, поднимаясь. — Пойдём дальше. — Может, туда к озеру вернёмся? Светлана покачала головой и снова пошла по кровавому следу. — А почему мы дальше идём? Вы же оружие нашли, — подал голос Том. — По лесу бродит раненый человек. Мы можем ему помочь, — ответила Светлана. — Он же злой! — удивился Том. — Он нашего Гуда побил. — Может и злой, — согласилась Светлана. — Но бродит по лесу раненый, до него могут добраться хищники. Или сепсис. Или болевой шок. В общем, что угодно, так что его надо отыскать. Марат хохотнул и похлопал Тома по голове. — Не пытайся воткнуть в логику целительницы, медведь. Её в принципе нет, — а потом он добавил: — А ещё этого засранца можно допросить. В общем-то логику Светланы Марат не собирался оспаривать. Не потому что мужик с кузнечным молотом ему сильно нравился, не потому, что он сильно хотел его допросить, а лишь потому, что если бы её голова работала иначе, Марата бы здесь не было. Возможно, его бы вообще живого не было. — Точно, допросить, — согласился медвежонок. — Чтобы узнать, зачем он бил нашего друга. У-у-у, противный… Примерно через час блужданий Светлана нашла под кроной упавшего дерева место, где раненый отлёживался. Причём, по мнению Светланы, отлёживался довольно долго. И как-то нехорошо. Да и кострище рядом Марат не нашёл, а кто остаётся ночевать в лесу, не разведя костёр? Марат бы так сделал в двух случаях: если боялся, что его найдут с воздуха, и то можно было развести бездымный костёр. Или если он потерял сознание. А судя по количеству крови, второе было много вероятнее. — Ещё есть шансы найти живым? — осведомился Марат, приседая рядом со Светланой, обследующей подобие лежанки. Просто сильно примятый папоротник и поломанные ветки дерева. — Есть, — ответила она. — Если тут нет крупных хищников. Том громко вскрикнул, Марат тут же шарахнулся в сторону, одновременно оглядываясь. Камень полетел мимо него. Нечто большое и лохматое сильно пихнуло Светлану в грудь, отшвыривая на пару метров, и набросилось на Марата. Оба повались на землю. Мощная рука вцепилась ему в горло, Марат пихнул противника ногой в живот, что лишь чуть-чуть ослабило хватку и его попытались приложить головой, но за его затылком был Том, что спасло его голову, а заодно дало возможность дотянуться рукой до шеи противника и не то, чтобы вцепился в его горло, а болезненно вдавил пальцы под челюсть. Противник как-то пошатнулся, Марат с возмущённым воплем врезал свободной рукой по челюсти и наконец перевернул своего противника на спину и теперь сам его придавил, получил довольно мощный удар по челюсти. И тут из рюкзака вывалился Том и рухнул прямо на физиономию противника, бешено суча плюшевыми лапками. И когда медвежонок полетел куда-то влево, физию нападавшего уже встретил кулак Марата, усиленный не особо сложным заклятием. Всё бы ничего, но заклятие почему-то срекошетило. Зато Марат перехватил руку и вывернул её так, что через несколько секунд противник заорал и внезапно обмяк. — Марат? — Светлана вгляделась в него, упав рядом с подравшимися мужиками на колени. Он с некоторым трудом слез с мужика, отплёвываясь от крови и щупая челюсть. — Вот, хищники не добрались. Довольна? — осведомился Марат. — Мощный, сволочь такая… Распластавшийся на земле мужик и правда не был хиляком: ростом примерно с Марата, а в плечах может даже и пошире. Руки у него были перемотаны какими-то грязными тряпками, уже пропитавшимися кровью. Широкое грубое сильно побледневшее лицо заросло неопрятной каштановой бородой и разлохмаченными космами. Мужика как будто долго трепали ещё до Марата. — Том? — вдруг спросила Светлана, оглядываясь. Ответа не было. — Том! Марат тоже подскочил, потому что молчащий Том уже не порядок, а не отвечающий на призывы Том — это совсем не порядок.

Чарли Блек: У каждой главы получается свой оттенок. В этой, например, внимание уделяется сначала механической тематике, затем следопытской ) Много симпатичной иронии ) Особенно понравились эти моменты: «— А вы батарейку не пробовали вставить? — в конце концов спросил Марат». «— Это целительница Светлана и… Марат, — Фарамант несколько замялся, смотря на Марата, поскольку ничего к его имени не прилагалось». «— Возьми медведя, — произнёс Марат». «— Не сожри там всё». Вызывает беспокойство судьба Тома под конец главы: как бы его не постигла та напасть, от которой пострадали Дровосек и Аларм.

dumalka: Чарли Блек, и ещё раз спасибо) Чарли Блек пишет: У каждой главы получается свой оттенок. В этой, например, внимание уделяется сначала механической тематике, затем следопытской ) Хммм... Пожалуй да, так и получается... Хотя сама я этого не заметила. Чарли Блек пишет: «— Возьми медведя, — произнёс Марат». Ну Марат с плюшевым мишкой -- это ещё одно мимими)

Игорь Сотников: Будет ли продолжение? Остановились на самом интересном месте. Больше всего в последней главе понравилось, как Светлана быстро раскусила, что Гудвин - не волшебник: — Был ещё один случай, когда мы не могли его починить, — Самый старший из Мигунов повернулся к Светлане. — Да, вы говорили. И там дело было в проклятой булавке, воткнутой в сердце, — Светлана показала Дровосеку на грудь. — Следы, кстати, остались. Но в этот раз немного не так. — Может, что–то с колдовством, которое наложил Гудвин на его сердце? — спросил Лев. — Вот как раз в его сердце нет и не было никакого колдовства, кроме булавки. Скорее всего, сердце он воспринимает частью себя, поэтому булавка и сработала. — Ага. А всандалить её куда-то ещё было бы очень проблематично. Он же железный, — добавил Марат. Кстати, в Сухиновском каноне Корина вроде бы поместила в сердце Железному Дровосеку не только заколдованную булавку, но ещё и много игл. Это иглы потом довольно быстро убрали, а булавку долго не могли обнаружить без помощи Элли. Так что интересно: иглы были не волшебные, а волшебная была только булавка? И что же в этом фанфике будет с Алармом по окончании отведённого времени - отведённых 2 дней? Неужели его, как обещали, умертвят окончательно и похоронят со всеми почестями, чтобы его близкие не сошли с ума из-за Аларма в его нынешнем состоянии? Никак не могу представить, как это произойдёт! Удивительно было и то, насколько корректно и тактично волшебница Светлана смогла убедить Элли и других близких в необходимости расставания с Алармом, находящимся между жизнью и смертью при отсутствии даже малейших шансов вернуть Аларма к жизни.

dumalka: Игорь Сотников спасибо за комментарий) Игорь Сотников пишет: Будет ли продолжение? Остановились на самом интересном месте. Будет. Думаю, что завтра уже выложу. Надо несколько правок внести... Игорь Сотников пишет: Так что интересно: иглы были не волшебные, а волшебная была только булавка? Ну, в каноне Корина использовала сердце Железного Дровосека как подушечку для иголок и булавок... а волшебную булавку она воткнула уже потом. Игорь Сотников пишет: И что же в этом фанфике будет с Алармом по окончании отведённого времени - отведённых 2 дней? Не буду спойлерить) Игорь Сотников пишет: смогла убедить Элли и других близких в необходимости расставания с Алармом Остаётся впечатление, что ей это удалось?

Игорь Сотников: "Остаётся впечатление, что ей это удалось?" (dumalka) Да как сказать! Не всё так однозначно. Можно сказать, что Светлане удалось убедить в этом Элли на 90% - настолько, насколько это в принципе возможно в такой ситуации.



полная версия страницы