Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

dumalka: Чарли Блек пишет: это глава скорее о заботливости и чуткости друг к другу близких людей Ура! Неужели оно всё-таки получилось?! Именно об этом и хотелось сказать!

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика?

dumalka: Игорь Сотников, работаю над этим... Но, увы, не могу этому посвятить много времени. Постараюсь принести главу в ближайшую неделю.


dumalka: Глава 24. Восстановление Розовая страна с высоты выглядела вполне благополучно. Для тех, кто не знал её раньше. Намётанный глаз Стеллы же замечал, что там, где всегда колосились золотистые поля, теперь трава была совсем молодой, ярко-зелёной с островками серовато-коричневых холмиков, собранных из той, что побывала под снегом. Она совсем погибла и Болтуны её сгребли в кучки, но пока не решили, что с ними делать. К счастью, кладовые Болтунов были ещё наполовину полны зерном и заготовками. А, если что, уже приходили послания от Жевунов с предложением привезти с собой зерно, в котором раньше не было нужды. Они обычно привозили с собой грибы, которых в Розовой стране не было и мелкие, но невероятно ароматные лесные ягоды. Жителям Розовой страны больше не грозила смертельная опасность, за последнюю неделю не появилось ни одной новой ямы, не белел на горизонте ядовитый дым и не исчезали внезапно с таким трудом наложенные заклинания. Но и до прежней Розовой страны было ещё далеко. Приезд Стеллы в любую деревню был для жителей большим праздником, а вот у Стеллы восстановление страны отнимало немало сил. И надо было их как-то восстанавливать. А ещё так и не отпускала тревога за Изумрудный город, хотя новости оттуда приходили в основном хорошие. Ветерок, расслабленно гулявший по парку, оставлял на воде лёгкую рябь, луна ласково улыбалась с неба. Её свет бросал на мелкую рябь серебристые пятна, похожие на шелковые платочки. У самого берега, обложенного белым мрамором, из чистой прозрачной воды рыбы высовывались, подхватывали крошки и ныряли обратно в глубину, поискать, что там такого есть на дне. Стелла опустила ногу к воде и осторожно коснулась поверхности. Разноцветные рыбы испуганно метнулись в заросли. Вода была уже достаточно тёплая и Стелла опустила обе босые ноги. — Это тоже не опасно? — уточнил Эльг. Он сидел на земле в нескольких шагах от стеллы, скрестив ноги, и настороженно посматривал в прозрачную воду. Озеро просматривалось до самого дна, а там был только песок и кое-где чёрные островки ила, из которого тянулись пушистые нитки водорослей. — Совсем нет, — Стелла пожала плечами. Вскоре из зарослей начали выглядывать первые разноцветные рыбки, размером едва ли с палец. Они делали короткую дугу и снова исчезали. Эльг взял горсть крошек из стоящей между ним и Стеллой банки и бросил их в воду. Рыб стало в несколько раз больше, они устремились к Эльгу и быстро расхватали корм, но уплывать уже не спешили, остались рыскать у берега. Стелла наклонилась разглядеть их поближе. Эльг опускать ноги не спешил, да и разуваться тоже. Он поймал Стеллу за плечо. — Осторожнее, — предупредил он. — Вы можете упасть. И тут же отдёрнул руку. — Спасибо, но не стоит беспокойства. Интересно, это при бледном свете щёки у него становятся немного сиреневатыми, или это что-то другое? Беспокойно потеребив руки с длинными тонкими пальцами, он всё же бросил ещё горсть крошек. Рыбы чуть ли из воды не выпрыгивали. Оставшуюся налипшей крошку Эльг разглядел повнимательней. — Из чего они? На хлебные не похожи, — заметил Эльг. — Из того, что едят рыбы. Заводить разговор об опарышах в такую чудесную ночь совсем не хотелось. Даже думать не хотелось. И тревожиться тоже. Стелла высыпала остатки корма в воду и как следует отряхнула руки. Она с облегчением подумала, что рыб стало уже достаточно много, а значит они не так плохо пережили зиму, как она подумала в начале, когда увидела пустой только-только оттаявший пруд. Теперь то, зачем Стелла сюда собственно и пришла. Она завернула и подстегнула к плечу рукав платья и достала из корзинки маленький мешочек. Опустившись на колени, Стелла погрузилась в воду руку почти до самого плеча и осторожно, не тревожа воду, положила на дно тот самый мешочек. Уже насытившихся разноцветных рыбок он уже не заинтересовал. Проходили минута за минутой. Эльг просто молча наблюдал, что дальше. Серебристо-серая рыбка размером с ладонь скользнула по дну и ткнулась в оставленный ей мешочек и задержалась, медленно помахивая плавниками. Мешочек рассыпался, выпуская комок кашеобразной смеси и рыбка принялась за трапезу. — Что-то не так? — уточнил Эльг. — Видимо, Серебряная рыбка осталась тут действительно одна, — ответила Стелла. — Если бы был ещё кто-то, она бы уплыла их звать. — Наверное, ей очень одиноко, — после паузы заметил Эльг. — Да, — кивнула Стелла, продолжая наблюдать за дном. — Я завтра полечу в дальние южные деревни Розовой страны. Эльг, вы не могли бы меня туда сопроводить? — С удовольствием! Вот только… жители могут меня напугаться. — Мне иногда кажется, что вы боитесь, что вас напугаются куда больше, чем вас пугаются на самом деле, — Стелла вздохнула. — И ещё, ваша одежда поистрепалась. Мой портной очень хочет сшить для вас что-нибудь. Вы не будете возражать? *** Защита была не похожа на просто плотную раковину. Она была вязкая и Тень скорее не прогрызалась через неё, а проталкивалась, то поскальзываясь, то почти безнадёжно застревала. Приходилось не столько грызть, сколько растворять, и наконец… Добралась. Теперь нужно найти самое худшее воспоминание. Из него уже можно творить. Мёртвый человек? Не самый редкий страх. Восстановить это воспоминание до деталей. Шуршание за дверью, растерянные лица, деревянные перила, по которым быстро скользит рука, крутые деревянные ступеньки, по которым едва успевают перебирать ноги в домашних тапках, мелькающие из-под сорочки. Больше ощущений: запахи, ощущения, работа сознания. Вот гадина, пытается проснуться. А вот и нет. А теперь, давай ещё что-нибудь малоприятное из той же области. Не подчинить, так напитаться. Чувство вины, желание что-то исправить… А теперь нужен злодей, которого она боится. А вот и он… Она… Пламя только тихонько пробует листок, оставляя тёмное пятно. Перед глазами ещё стоит цифра и рассчёты… Она отдёргивает руку и снова на них смотрит. Так… Она ведь всё это делает ради любви, не ради выгоды, не со зла. И даже не для себя самой. Это ли не благородная цель? Нет ничего ценнее жизни дорогого тебе человека. Любимого человека. Сколько они ещё блага принесут в этот мир? Сколько у Славика было нереализованных идей? Разве они не достойны воплощения? Разве не найдётся за год человек сто людей, которые просто коптят небо. Не найдётся кучка тех, кто просто страдает? Ну и просто сволочей. Или тех, по кому и плакать-то никто не будет. Да вот хотя бы… Марат стоял рядом и усмехался. Завопила Светлана или нет, она не знала, зато прекрасно помнила, что делать, чтобы вытряхнуть себя из этого кошмара. Она с трудом завладела собственным телом и одним очень резким движением скинула себя с кровати. Довольно сильно ударившись об пол левым боком, она подскочила и замотала головой так, что волосы заслонили лицо. Уже реальное ощущение. Воздуха отчаянно не хватало, пришлось ловить его ртом, пока в голове не прояснилось. И уже после этого выравнивать дыхание. Когда уже получилось выпрямиться, пришлось спешно закрыть рот ладонью. — Только этого не хватало! — пробормотала Светлана. Тень цеплялась, как могла. Разум быстро заслонился почти непроницаемым коконом, правда, женщина тоже вряд ли была в порядке в этот момент, но тело очень настойчиво вышвыривало из себя Тень. Ну что ж, напакостила она вроде бы достаточно, вселиться всё равно уже не выйдет, а наелась она и так неплохо. Её всё-таки вышвырнуло и пришлось опять уползать в темноту, пока не заметили. А эта может заметить. А то и начнёт целенаправленно искать. И тогда придётся как-то от неё избавляться. То ли Светланино «доброе утро» уже засело в ушах и въелось в мозг, то ли «здоровый образ жизни» давал о себе знать, но утро и вправду больше походило на доброе. Даже отвечать «утро» уже не хотелось, а придумать что-то пооригинальнее пока не получилось, так что «доброе утро» всё же вылетело по дороге в сортир. Только по возвращению обнаружились нетронутый завтрак, полупустая остывшая чашка жидкого чая и попытка задумчиво сидящей на диване Светланы натянуть улыбку. — Так, не понял. Неужто синхронизация у баб не полная ерунда? — Полная ерунда, — Светлана отмахнулась, подтягивая к себе ноги. — Тебе пришлось заниматься просвещением, или Аларм сам догадался? — Он быстро допёр почти сам. И вообще не понимаю, на кой чёрт эти танцы с бубном? — На Земле так принято, — Светлана потёрла лоб. — И что? Все же понимают: если человек пошёл вон в ту дверь, что он там будет делать, — Марат показал на дверь в туалет. — Есть минимум три варианта, — Светлана смотрела на указанную дверь и Марат тоже задумался, что в ней примечательного. — И не обязательно об этом всем объявлять. — И притворяться, что ты туда не ходишь, тоже. — Разумно. Это равнодушно брошенное слово в очередной раз убедило Марата в том, что что-то не так. — Разумно, — передразнил он. — Тогда выкладывай. Я ненавижу игру «угадай, почему я не в духе». Кресло напротив уже становилось неожиданно привычным. — Я и не предлагаю угадывать, — Светлана заглянула в чашку, поморщилась и вернула её на место. — Тогда давай уж говори прямо, насколько всё плохо. — Не знаю, — Светлана развела руками. — Мой организм что-то принял за яд. И я всё утро не могу выяснить, что это было. Я вчера ничего нового не ела. Может, в мёд что-то попало? Или забродило что-нибудь? Хотя вроде всё было свежим… — Ага, — Марат сделал паузу. — Аптечку дать? — Нет, спасибо, я уже восстановила запасы. Я до вечера проведу на голодном пайке, а там посмотрим… Твои планы на сегодня? — Красавица, а давай сначала разберёмся с ночными неприятностями. Ещё какая-то дрянь есть? Светлана почему-то переводила взгляд с двери в туалет на Марата и обратно, а потом откинула голову на спинку дивана и всё-таки ответила: — Мне тоже приснился кошмар. — Тот же, что и раньше? — уточнил Марат. Подробностей тех кошмаров, которые Светлану мучили на подходе к Туманному острову он не выспрашивал, но повторяющиеся казавшиеся тогда бессвязными вопли немного проясняли по крайней мере тему кошмаров: мёртвый Славик и бессилие. — Что-то общее определённо есть. Но они в основном всегда похожи. И не могу сказать, что они становятся приятнее… — Погодь, два кошмара за одну ночь как-то подозрительно. Светлана подняла руку и посмотрела на свои два отогнутых пальца: указательный и средний. — Три, — она добавила ещё и большой. — Ещё Финна пожаловалась. И на сильный кашель, хотя у неё проблем особых нет. — Кошмары общие. А в комплекте — месяки, отравление и… кашель? . Светлана закатила глаза. — Первое — точно совпадение. Я говорила… Она вдруг встрепенулась и посмотрела на Марата, настороженно сдвинув брови. — Что? — У Элли был жар. Я вроде об этом говорила. — Ну да, я думал, потому что ты хотела нас услать. — Нет, достаточно было просто попросить вас выйти, — Светлана качнула головой. — И вообще, у меня было ощущение, что Элли ещё и простудилась, хотя сейчас уже вроде бы негде. А с Подземелья прошло слишком много времени. И… хотя может нет? — Говори уже. Если дурь, так я оборжу и мы оба успокоимся. — У меня было ощущение. Всего лишь ощущение… Что я пыталась изгнать из себя тот кошмар через желудок… Что у нас получается? — Кошмары, а в комплекте: жар, рвота и кашель? — уточнил Марат. — Что-то мало общего в реакции. Нет бы все блевали… — Есть общее, — Светлана поднялась. — Это реакция иммунной системы. Что-то тело пытается после этих кошмаров выгнать… Пойдём, надо всё проверить! — Иди, — Марат сделал широкий жест рукой. — Если я начну докапываться до кого-то с вопросом «а не снились ли вам кошмары?», я стану их главным героем. — Прости, Марат, но вот этого ты сам старательно добиваешься. — Это мой хитрый план по отлыниванию от такой работы, какую хочешь замутить ты, — он поднялся и полез в ящик за картой. Светлана посмотрела на него настороженно, но ничего не сказала. — Не отговаривай! — предупредил он, пригрозив картой. — Не отговариваю, — заверила она. — Просто… Предупреди, я защиту поставлю. Она просто переложила пару листов блокнота, так и не выдав того, что она думает или чувствует относительно того, что Марат намерен сделать. *** В Волшебной стране не было неимоверной жары, но теплый денёк так и звал Марата скинуть куртку, распустить завязки рубашки и сменить штаны на какие полегче. А то вовсе послать всё и пойти окунуться в поблескивающую за лесом речку. Но пока мешали другие планы. Арсенал Изумрудного города в чистоте содержали. Длинное каменное здание было аккуратно побелено, на дверях смазаны петли, внутри наведён порядок. Всё разложено по ящикам, полкам и шкафам, педантично подписано и даже пылью не заросло. Правда, во внушительном ящике «в ремонт» валялись три затупившиеся пилы, колун, пригодный исключительно для колки дров и четыре потрескавшиеся деревянные лопаты на очень длинных ручках и какое-то нелепое покосившееся приспособление, подозрительно похожее на швабру. Оказалось, половину арсенала отдали под нужды обслуживания города и мастерская в основном чинила поломанный уборочный инвентарь. Паренёк в фиолетовом задумчиво скручивал детали довольно внушительной баллисты и с некоторым напрягом посматривал на дверь. Железный Дровосек сразу пошёл к нему беседовать, а Аларм и Марат пошли по складу, заглядывая в ящики. — Ты трофей из подземелья не прихватил? – уточнил Марат у Аларма, взвешивая в руке одну из десятка сабель. Конечно, у офицеров, да и солдат, оружие было своё. Эти просто выдавали новичкам на первое время. Универсальное, с неудобным балансом и слишком короткое для Марата. — Надо посмотреть. Вроде, кинжал брал… Но, сам знаешь, сразу я проверить не мог. — Вот и я тоже не подумал, что туда возвращаться придётся. А тогда надо было посмотреть, чем они дерутся и что мы можем против них. — Марат поморщился и воткнул саблю обратно. — Вообще, что-то полезного мало. Кое-что есть, но не достаточно, чтобы уже лезть в подземелье. Мелкую расспрашивать про подземелье не пробовал? — Даже не пытался. Не думаю, что у Элли остались хоть сколько-нибудь приятные воспоминания. Может, ей вчера именно это в кошмаре и снилось… — Да запросто! А, кстати! Тот неведомый чудик с крыльями не в курсе, куда делся? Он вообще жив? А то раза три порывался самоубиться. — Элли как-то упомянула, что жив и в Розовой стране. — Вот, уже что-то. Судя по тому, как он в подземелье ориентируется, он всё там знает. А судя по тому, что не без его участия нам удалось увести из-под носа тамошнего босса аж трёх баб, его возвращения там может и ждут, но явно не с плюшками. — Нашего, скорее всего тоже не с плюшками, — справедливости ради отметил Аларм. — Ну и мы к ним не с чайком идём. Кстати, тебя последнее время кошмары не посещали? — уточнил Марат. — Нет. Почему ты спрашиваешь? — Да потому что Светлане сегодня прилетел… — Надеюсь, ты её утешил? А то с тебя станется, только посмеёшься. — Утешишь её, как же… — пробурчал Марат, с досадой пнув один из ящиков. Тот возмущённо звякнул. — Она и рассказывать не больно хочет, просто я докопался. Ну и, поскольку кошмаров было больше одного, она подозревает какую-то пакость. А так бы в жизни не призналась. — В конце концов Светлана наверняка тоже в подземелье немало плохого пережила. — Кухарка в подземелье не была, так что это может быть не связано, — Марат задумчиво почесал затылок. — Вот я утром считал, что это фигня, а теперь не уверен. Из головы не идёт, что что-то здесь не так. — Считаешь, что сны могли быть вещими? — насторожился Аларм. — Да уж точно нет! — Марат махнул рукой. — Просто если одному человеку снятся кошмары, тем более, после реальных неприятностей — это нормально. Если двум — это ещё так-сяк… А если трём и третий в совсем больших неприятностях не был — это уже не порядок. — А тебе самому кошмары не снились? — уточнил Аларм. — Здесь — нет. Даже когда… и могли не снились, — Марат поморщился, понимая, что реально слишком загрузился этой темой. — Пошли ещё стены города посмотрим, а то вдруг этот подземный урод удумает нас сам навестить. — Тогда мы уж точно его встретим! — запальчиво начал Аларм. — Ну тогда хоть переться никуда не придётся, — Марат энтузиазма не рязделял, поскольку смутно подозревал, что стена тут не столько для защиты от врагов, сколько для того, чтобы скрыть грандиозный обман со стеклом. А опыт сдерживания осады в одном потешном замке Марату когда-то очень не понравился.

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика? Всё-таки задумка этого фанфика была очень большая, объёмная и грандиозная - до полной победы над Пакиром, т. е. до конца 10-ой повести сухиновского канона.

dumalka: Игорь Сотников продолжение будет) Да, задумка вышла довольно масштабная. Точнее как? Сама задумка -- нет, но вылилась она в то, что просто так на скорую руку закончить у меня не получится. В принципе план, как всё будет, есть, а вот записанного пока нет. Пока никак не принесу следующую главу.

dumalka: Глава 25. Смутное Смутные подозрения, что с кошмарами что-то не так, остались смутными. Больше никто на кошмарные сны не пожаловался. Всё, что собрала, Светлана добросовестно переписала в блокнот и прилепила на всякий случай на план дворца и нарисовала, кто с кем общался. Однако, ни одного ответа не нашлось. Даже сказать, были ли кошмары одновременно нельзя было из-за того, что слишком мало данных. В конце концов пришлось это занятие отложить и вернуться сначала к возможным вариантам наложения защиты от магии подчинения, а потом браться за попытки соорудить защиту для неживых существ. Благо, пока ничего не поджимало, можно было спокойно всё обдумать. У такой работы был один недостаток: с ней Светлана не рисковала выходить на улицу. С опасными заклинаниями просто по технике безопасности надо было работать в закрытом помещении. Когда в дверь постучали, Светлана вначале неосторожно сказала «да», но увидев в проёме голову Страшилы спешно захлопнула дверь, чуть не прищемив ему пальцы. — Не входите! Опасно! Только спустя десять минут, когда Светлана убрала заклинания, сама вышла узнать, в чём дело. — Почему нельзя входить? — пытливо спросил несколько растерянный Страшила. — Я разбираю заклинание убийства неживых существ. На меня оно не подействует, на вас может. — А зачем вам его разбирать? Неужели вы собираетесь его на ком-то использовать? — Ну разумеется, нет! — возмутилась Светлана. — Но для того, чтобы сделать хорошую крышу, надо знать, как устроен дождь, не правда ли? — Это правильно, — согласился Страшила. — Получается, чтобы защититься от Тьмы, нужно знать её саму. — Возможно, смотря что вы имеете в виду под Тьмой. Иногда может быть достаточно хорошего фонарика. Вы хотите ещё раз это обсудить? — уточнила она. — Нет. Я хотел спросить про сны. — Сегодняшние? — уточнила Светлана. Больше всего у неё возмутился голодный с утра желудок. — Ну не только. Вообще. Какое значение они имеют? Бывают ли вещие сны? И вообще, как их можно объяснить? Видите ли, не смотря на то, что я вообще-то не сплю, один раз я всё же уснул… на озере Снов. И у меня были очень странные ви-де-ни-я, — начал Страшила. Светлана оглянулась на дверь. — Я предлагаю это обдумать всем вместе. С Элли тоже, — предложила она. — Нет… Я бы хотел подумать об этом без Элли… Я очень не хочу её пугать. — В каком смысле? — насторожилась Светлана. — Давайте это обсудим через полчаса. Я бы хотела закончить один этап. Страшила Светлану дождался, как она и обещала, через полчаса. В мастерскую она так и не пустила. Что ж, многие мастера не хотят показывать недоделанную работу, а, видимо, в магии тоже есть своё мастерство. А вот схемы и чертежи она никакие не прятала, наоборот, прихватила с собой. Страшила из любопытства заглянул в них, но ничего не понял. Переплетение разноцветных линий, знаки, цифры, самое понятное из всего подписи: «сюда ещё», «клубок», «непонятно», «под чем он был?!» и зачёркнутое «гениально» и рядом жирным красным «нет.». — Это черновики, — призналась Светлана. — Я не думаю, что защита будет готова скоро. Не сегодня уж точно. Так о каком сне вы хотели поговорить? Не смотря на то, что Страшила на плохую речь не жаловался, ему было довольно трудно пересказывать то, что он видел на Озере Снов, тем более, Светлана уточняла некоторые подробности: возраст детей? Какие дети? Откуда? На кого похожи? Почему он ждал Элли? Какое время года? Что для него значит пшеничное поле? — Почему вы из всего этого делаете вывод, что Элли в опасности? — уточнила Светлана. — Потому что есть ощущение, что я её жду. В каждом облаке жду, что она спустится, но знаю, что это невозможно. — Логично, — признала Светлана после паузы. — Но, если честно, в сегодняшнем случае у нас всех есть шансы погибнуть. — Как узнать, это сон был вещий, или нет? — Найти озеро, провести эксперимент с более ближним и ясным предсказанием. Если сработает, значит сон может быть вещим, — Светлана пожала плечами. — Ну или найти другой способ предсказания и попробовать, что получится через него. Если предсказания совпадут, то сон был вещим. А лучше — и то, и другое, чтобы наверняка. Сразу скажу: предсказаниям я не училась, а это крайне сложный процесс, требующий немалых психических усилий. И довольно опасный. — А кошмар Элли может быть вещим? — допытывался Страшила. — Об этом лучше спросить у Элли, — целительница отхлебнула из чашки. — Я не стала лишний раз расспрашивать. Кошмары обычно крайне неприятно вспоминать. Почему вы считаете, что он мог быть вещим? — Мне показалось, что Элли очень испугалась. И даже утром ей по-моему было плохо… — Жар и бессонная ночь мало кому делают хорошо. А кошмар на то и кошмар, чтобы напугать. И даже когда он заканчивается, неприятные эмоции остаются. Для этого сну не обязательно сбываться. — А вам снились вещие сны? — Нет, — ответила она уверенно, но перестала вертеть в пальцах сухарь. — А кошмары? — А кошмары были. Честно сказать, у любого человека они бывают. Они могут быть вообще никак не связаны с магией. И, уважаемый Страшила, я могла бы вас успокоить, что ничего необычного нет, но для вас спать, насколько я понимаю, несвойственно. Поэтому обратить внимание стоит. Но это могло быть не предсказание: тайные мечты, столь же тайные страхи, беспокойство за кого-то и за что-то. Да просто абсурд из предыдущих событий. — А разве вас это не беспокоит? — Не могу этого сказать, что совсем не беспокоит. Но… Не в первую очередь. — Больше нужно заняться защитой Элли, чем нас с Дровосеком. — Не соглашусь. Я знаю, чем защитить Элли. Более того: я знаю, чему научить Элли, чтобы она сама смогла защититься. А учиться она хочет, так что за этим дело не станет. И сил у неё на это хватит. Знаю, что делать, если её ранят. А вот с вами мне не понятно ничего. Честное слово. А то, что у Пакира есть возможность выбить из вас жизнь — это очевидно. — В конце концов нас с Дровосеком… и с Томом не всяким оружием можно убить. И нас не так сложно восстанавливать. А с Элли всё проще, так что я с вами не согласен. — Вы считаете, что обучения не достаточно? — уточнила Светлана. — Думаю, что нет. Светлана задумалась. — Возможно и не достаточно, — Светлана не стала спорить, но брови её сдвинулись. — Но это то, что могу сделать я сейчас. Думаю, вы вполне можете предпринять и другие меры. Но здесь я вряд ли помогу. После чего Светлана распрощалась и вернулась в мастерскую. Она по сути второй раз отказывала в помощи. Такая ли уж она добрая? *** Дворцовый ужин проходил в молчании. Но вовсе не в напряжённом, а каком-то усталом. Мужики частенько морщились и ёрзали на месте. Все посчитали, что они наставили друг другу сильно больше синяков, чем рассчитывали. А на самом деле, они проверяли, от каких заклинаний защищает доспех Аларма. И пришли к выводу, что от легкого чесоточного проклятия он защищает очень плохо. От более серьёзных — очень хорошо (но их уже пробовали более осторожно). А поскольку к середине тренировки Аларм выбил этот меч из рук Марата и навалял ему заколдованным оружием за все подколки, чесались оба. А Марат защиту от него не ставил. Элли или Светлана могли бы с этим проклятием разобраться быстрее, чем через три часа, когда оно сойдёт само, но никто не собирался им рассказывать. Элли со Светланой тоже сегодня уработались. Одна — с государственными делами, другая — с исследованием. А вечером они тренировались уже вместе. Точнее, разбирали непонятное обеим заклинание из книги. И мысль отодвинуть тарелку и уснуть прямо за столом уже не казалась такой нелепой. Так что бодрыми были только Страшила и Дровосек, которым спать было вообще не надо. — А можно сделать так, чтобы мы знали, что кому-то во дворце снится кошмар? — предложил Страшила. — Ну там система веревок и колокольчиков, как на дверь или на мышей делают. — Именно на контроль кошмаров я не сделаю сегодня, — ответила Светлана, задумчиво глядя на очередной кусок пирога. — Есть возможность держать под контролем защиту. Точнее, знать, что в неё кто-то пытается прорваться. Элли? — В книге есть возможность передать что-то через сон, чем возможно и воспользовалась Виллина когда-то, но насчёт поиска кошмаров — нет. Есть способ послать хорошие сны. — А можно на весь дворец сделать так, чтобы у людей были хорошие сны? — предложил Страшила. Элли со Светланой переглянулись. — Тут есть всего одна проблема, милый друг, — ласково улыбнулась Элли. — Мне тоже спать нужно. В книге конечно есть заклинания, помогающие не спать… — Лучше прибереги это на экстренный случай, — Светлана подёрнула плечами. — Только на третьи сутки голова превращается в чугунную болванку и больше одной мысли удержать не способна, — проворчал Марат. — А потом её можно использовать только в качестве ударного оружия. Не! Нафиг надо! — В прямом смысле? — удивился Аларм. — Нет. Но лучше бы в прямом… Так хоть ударное оружие было бы полезным. — Давайте к делу, — Светлана подняла руки. — Сигналы на защиту я могу поставить. Десятка два человек мы сможем защитой снабдить, плюс — мы четверо. Марат, Элли и я владеем магией и кое-какая защита на нас уже есть. Ну и на Аларме благодаря Мечу Торна, там сигнал тоже можно сделать — не проблема. Предлагаю взять группу риска: людей, уже склонных к кошмарам, недавно переживших потерю близкого человека и другие происшествия, подростков и беременных. — Почему именно подростков? А не маленьких детей? — насторожился Дровосек. — Гормональные бури, могут быть более сложные и неприятные последствия. Элли с помощью магии расчистила себе место на столе и положила на неё книгу. Она сама раскрылась: — «Тьма проникнет в беззащитную душу, полную страха и смятения» — прочитала Элли вслух. Все переглянулись, нет ли страха и смятения в лице соседа. Страха не нашлось, а вот смятение вполне можно было найти, если не использовать слово «озадаченность». — Какая вообще «тьма»? — поморщился Марат. — Возможно, мы всё-таки что-то из Шара упустили… Или Пакир нашёл другой способ проникнуть в наши души, — предположил Страшила. — Магию Пакира мы не чувствуем, — заметила Светлана, переглянувшись с Элли, а затем с Маратом. — Элли, а какой вопрос ты задавала? — «Кого нужно защитить в первую очередь?» — Элли закрыла книгу. — И когда я спрашивала про сон, ответ был тот же. Уже открывший для комментария рот Марат вдруг поперхнулся. Это Светлана дёрнула его за закатанный рукав рубашки, добавив к этому выразительный взгляд, который он прочитал как «сама знаю, что Книга темнит, потом обсудим». — Да я и сама понимаю, что под «душа, полная страха и смятения» может быть у кого угодно. — пожала плечами Элли. — Возможно, книга сама не знает. Или это ещё не определено… Или нам надо избавиться от страха и смятения? Светлана ещё раз дёрнула открывшего рот Марата за рукав. Тот оттолкнул её: — Да я не про это, блин! Красавица, помнишь, ты мне мозг выносила посланием Стеллы? — Ну да, тебя взволновало, что поздравление с праздником пытались перехватить, — припомнила Элли. — Марат, ты думаешь, там что-то есть? Стелла пыталась об этом предупредить? — Не предупредить, — прервал Страшила. — Может, дать рецепт защиты от Тьмы? Добро, любовь, забота друг о друге, радость… — Так или иначе мы этим и заняты. Заботимся друг о друге, — Элли взяла из стоящей посередине стола вазы яблоко и задумчиво посмотрела на него. Аларм снова завозился, причём несколько иначе, да и вспыхнувшую физиономию на почесуху уже не спишешь. *** Мелинда не унаследовала ни архитектурного гения отца-Мигуна, ни безупречного вкуса Болтуньи-матери. При том, что у её старших братьев заказывали наряды первые красавицы Стелларии, а у сестры стояла очередь из желавших получить эскиз своего дома, у Мелинды не выходило простейшее сочетание цветов. Всё, что она подбирала выглядело крайне нелепо, хотя по всей комнате висели таблицы сочетаний. Все украшения оказывались явно не там, где надо. И либо в итоге получалась разноцветная клумба, либо блёклая невыразительная ерунда. Но тем не менее, её зачем-то взяли во дворец. Многие считали, что из жалости или из уважения к её родителям. К ней никогда не обращались красавицы-фрейлины. Агнет вообще Мелинду выгнала, но почему-то и за стенами дворца она без заказов не осталась. Их наоборот, стало только больше. Шарлотта даже самолично сходила к ней за оранжевым платьем, не доверив никому собрать выкройку. Только Мелинда могла, обмерив лентой уже сгорбившуюся и несколько поплывшую фигуру Шарлотты, собрать правильны корсет, выстроить юбку, рукава и пропорции так, что Шарлотта выпрямлялась и держалась с прежним достоинством. Писатели, художники и поэты точно так же прибегали к ней за построением выкроек. Ведь их брали во дворец вовсе не за внешность, и, если уж честно, частенько она оставляла желать лучшего, а выглядеть хорошо хотелось всем. Сама Мелинда, будучи довольно крупной, с непримечательным лицом, тихая и скромная, считала, что некрасивых в мире не существует, ко всякой фигуре просто нужно подходящую выкройку. Поэтому костлявая художница выходила в её платье лёгкой и изящной, поэтесса с тяжеловесной нижней частью туловища — барышней с аппетитными формами, а низкорослый коротконогий певец — довольно солидным мужчиной. И сегодня Мелинда как раз чертила для поэтессы уже пятую выкройку, на этот раз подгоняя её для ожидаемо округлившегося живота. Пусть платье ненадолго, но кто сказал, что беременная женщина должна быть плохо одета? Даже если лицо немного обсыпало. А ещё в таком положении нужно носить удобное, уютное и уж точно полезное. И именно сегодня в мастерскую пришли заказчики, которых Мелинда никак не ожидала. — Здравствуйте, Ваше Величество, — Мелинда отложила линейку и карандаш, чтобы поклониться, внезапно поняв, что не знает, куда девать руки, правильно ли она склонила голову и тот ли поклон отвесила. Стелла ответила открытым приветствием и с интересом посмотрела на несколько эскизов на столе. — Какой вам больше нравится? — заинтересовалась немного осмелевшая Мелинда, но снова заволновалась и принялась наматывать на палец измерительную ленту. Стелла тем временем повернула эскизы к себе и повнимательней рассмотрела. — Они все прекрасны… Но вот тот, что в середине мне нравится больше всех. И лучше всего бы он смотрелся… — Стелла повернулась к висящем на стене таблицам с цветами и показала на один из вариантов розового. — вот в этом цвете. Мелинда тут же всадила в нужный цвет булавку с крупной жемчужной головкой, чтобы уж точно не забыть и не перепутать. — Правда, я вынуждена вас отвлечь, — отметила Стелла. — Моему другу прямо на завтра нужен костюм. Вы сможете ему помочь? — Всё, что угодно, — пообещала Мелинда, тут же разматывая ленту. — Эльг, войдите. В мастерскую осторожно, чтобы не задеть полки с тканями, свёрнутыми выкройками, вешалки и рабочий стол вошёл человек-ящер. Мелинда выронила ленту и нечаянно смахнула на пол длинную линейку. — Ну я же говорил, я лучше… — начал Эльг, разворачиваясь. Стелла поймала его за плечо и деликатно развернула. — Ух ты! Крылья! — восхитилась Мелинда. После недолгой паузы, в которую Эльг уже оставил попытки сбежать, а Стелла убедилась, что никто из участников сцены в обморок падать не собирается, Мелинда задала почему-то волнующий её больше всего вопрос: — Вам застёжку спереди или сзади? — Чтобы в полёте не снимать, — после переглядок со Стеллой нашёлся Эльг. — А хвоста у вас нет? Повернитесь… Хорошо, со штанами проблем не будет. А с рубашкой… Мелинда нырнула под стол за сбежавшей лентой и двинулась на Эльга. — Стойте пожалуйста смирно, это ещё не примерка и я булавки не использую, — попросила она, прокладывая ленту чётко и профессионально по груди Эльга, вокруг пояса, от плеча до пояса… — Я же говорила, что никто вас бояться не будет, — напомнила Стелла, когда они с Эльгом выходили. Мелинда разложила на столе новый чертёж, но остановилась. Она вздохнула и вернулась к отмеченному булавкой цвету на таблице и коробке с лоскутками. Задача, на которую она могла потратить не один час… Но на булавку уже был приколот нужный лоскут. Хотя содержимое коробки для Мелинды оставалось по-прежнему неотличимо друг от друга. Ну что ж, отлично! С этим пока закончено. А теперь — крылья! И рубашка точно будет белая! С этим цветом никакой неопределённости. *** Во время утренней подготовки к отлету, Стелле пришли вести из Изумрудного города. В письме безошибочно узнавался крупный, ровный и правильный с чётко прорисованными соединениями почерк Элли, но подпись была от Элли и Светланы, а ещё к письму прилагалась схема и попытки расписать обозначения, но это уже было написано другим почерком: тоже ровным, довольно легко читаемым, но очень убористым. То, что у Элли было написано на два листа, тут пыталось уместиться на одном. Краткий пересказ того, что происходит в Изумрудном городе Стеллу успокоил. Светлана похоже всерьёз взялась за обучение Элли, а заодно и за совершенствование защиты Изумрудного города, Марат с Алармом заняты тренировками и подготовкой к походу. Ссор и склок там нет и в помине, так что Шар Пакира видимо не повлиял. Это принесло некоторое облегчение. И если Стелла правильно поняла, что Светлана расписала в объяснениях к схеме, то защита и вправду должна неплохо помочь. А вот на вопрос, что бы она рекомендовала для защиты «искусственных существ», Стелла ничего ответить не могла. Да, она восстанавливала магию, наложенную Торном на Розовую страну, но не могла сказать, поможет ли это же заклинание потом оживить Дровосека или Страшилу. Одно дело создать нового деревянного скакуна, другое — восстановить утерянную жизнь. Но, может стоит правда обменяться опытом? Не все волшебники с такой охотой делятся своими секретами. *** И эти существа думают, что Тень настолько глупа, чтобы не заметить, насколько переплетены сигналы от защиты? Да она и побольше их видит. Например, натянувшиеся ниточки взаимных связей, настроенные на заботу друг о друге. Их лучше не задевать, если не хочешь получить ожог, который ещё придётся потом залечивать. Сегодня Тень не голодала. Вчерашнего ей хватило бы ещё надолго, да и куда спешить? Возможно, забота друг о друге, если не переборщить и потихоньку заставлять их нервничать, перерастёт в постоянную тревогу и позволит разбудить ещё больше кошмаров. И разнообразить их. Тень проползла между никто и пошла путешествовать по дворцу. Может, всё же найдётся кто-то, лишенный защиты? И не только магической, но и человеческой. Точнее, живой, потому что зверь, лежащий у дверей почему-то тоже её получил. И он чуть не заметил Тень. *** — Р-р-гав! Спросонья Полкан не понял, что за мерзость его разбудила. Он даже не мог точно сказать, что именно почуял и почему вдруг вскочил на лапы и громко гавкнул в темноту. Но для верности гавкнул ещё раз, чтобы гадость точно убралась подальше. Гадость всё же исчезла, а тревожное чувство не совсем. — Полкан, у тебя всё в порядке? — Светлана высунулась из-за двери. — Какая-то гадость здесь лазает, — недовольно пробурчал он. Светлана простым движением зажгла в руке шарик. Он мгновенно осветил коридор, с минуту они вдвоём осматривали и обнюхивали коридор (точнее, Светлана осматривала, а Полкан обнюхивал), но ничего подозрительного не нашли. — Что нашли? Делитесь! — зевающий Марат в одних портах вышел в коридор. — Тут какая-то мерзость, — недовольно оскалился Полкан. — Тогда можете не делиться. Мерзость забирайте себе, а лучше выбросьте. Светлана поднялась и тряхнула подолом сорочки. Она с некоторой досадой махнула рукой, поманив за собой шарик и молча протиснулась между косяком двери и Маратом. — По крайней мере, ни на ощупь, ни на вид, ни магией оно не определяется. — Может, и показалось, — Полкан потянулся на лапах и закрутился около двери. — Псо, ты что, тут спать что ли собрался? — насторожился Марат. — Ага. Я вас охраняю. — Нас нет необходимости охранять, — Светлана вернулась. — Как же нет? Нюха у вас считай нет, уши маленькие и даже не поворачиваются, когти плохие, зубы вообще никуда не годятся. Им даже голая шкура и сырое мясо не поддаётся. Как вас не охранять? Светлана с Маратом переглянулись. — Так у нас есть магия. — И нож, — добавил Марат. Полкан презрительно фыркнул. Марат зафыркал иначе, давясь смехом. — Ладно, Полкан, если считаешь нужным, можешь охранять. Но не спи пожалуйста на дороге, тебе могут наступить на хвост. . Заходи, — Светлана сделала приглашающий жест. Марат ещё раз фыркнул и дверь запер. По дороге к себе он прицельно кинул к двери плед с дивана: — Постели, где тебе надо. — Спокойной ночи. Пока Полкан лапами устраивал себе лежанку, Марат вдруг остановился у двери и обернулся: — Красавица? Светлана тоже остановилась и чуть повернула голову, показывая, что слушает. — Кажись, мы не только мелкотню усыновили, но ещё и собаку завели. Она посмотрела на Полкана, а потом абсолютно серьёзно — на Марата. — Главное, теперь не завести кота. А то потом не остановимся. Спокойной ночи. — Угу, — кивнул Марат. — На чердаке у кошки трое котят, — Полкан улёгся у двери и положил голову на лапы. Плед был мягким и довольно тёплым. — Она правда обещала мне глаза выцарапать, если я туда сунусь. — Да ну на фиг, — с досадой махнул рукой Марат. Он бы предпочёл начинать не с этого. Он даже не знал, что потом с Полканом-то делать, если он не возражает, что они его завели. Светлана, привалившись спиной к двери, смотрела в потолок. Марат прав. Ситуация с их отношениями не то, чтобы вышла из-под контроля, стало трудно понять, когда этот контроль был последний раз. И вообще, Светлана не очень понимала, как и когда её ловить. Обсуждение планов за завтраком её полностью устраивало, подначивания Марата не особо мешали, порой даже смешили, не давали впадать в уныние и даже могли навести на ценные мысли. Куда вот только всё это вело? Впрочем, сейчас всё равно им обоим некуда деваться. Как бы не были дружелюбны местные жители, как хорошо бы она не общалась с Элли, а Марат — с Алармом, но они друг для друга всё же был «своим», из своего мира. И возвращаться им, как ни крути, нужно вместе. Не было ощущения, что они поодиночке пропадут, в конце концов, оба самостоятельные взрослые люди, но вместе всё равно легче. Один только побег из подземелья о чём говорит: водиночку оттуда бы не выбрались ни Марат, ни Светлана, ни Элли со Стеллой. А Аларм может быть и не добрался бы. Что дальше? Вообще не понятно. Получится ли просто пожать друг другу руки и пойти дальше каждый своей дорогой? Если это всё ещё кому-то нужно. Если нужно, дайте пожалуйста сигнал.

Sabretooth: Больше всего понравились реплики Мелинды при виде Эльга: "Ух ты! Крылья!" и "А хвоста у вас нет?" Необычный посетитель dumalka пишет: — Здравствуйте, Ваше Величество, — Мелинда отложила линейку и карандаш, чтобы поклониться, внезапно поняв, что не знает, куда девать руки, правильно ли она склонила голову и тот ли поклон отвесила. Стелла ответила открытым приветствием и с интересом посмотрела на несколько эскизов на столе. Мелинда обращается к Стелле "ваше величество". Я думал, что Стелла не стремится очень отдалиться от своих подданных и подчеркнуть свой особенный высокий статус, поэтому полагал, что к ней обращаются "госпожа".

dumalka: Sabretooth пишет: Я думал, что Стелла не стремится очень отдалиться от своих подданных В каноне нашла всего одно обращение подданных к Стелле, и это "повелительница". Я как-то наоборот, не вижу, чтобы она сильно часто вступала в личные отношения. Она в основном держит немалую дистанцию практически от всех... Надо обдумать этот вопрос. В любом случае Стелла правительница этой страны и вполне логично со стороны подданных её так и называть.



полная версия страницы