Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149 новых, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

Игорь Сотников: "Насколько это в претензию к героям? Потому что они вроде как не требовали этого. И если потребуют оплаты, скорее всего, найдут чем оплатить." (dumalka) Это не претензия к героям. Просто удивительна такая обстановка, такое положение дел и такие взгляды на вещи в ВС, при которых становится возможным подобное времяпрепровождение. Всё это так мало похоже на то, что обычно бывает в Большом мире, когда, несмотря на гораздо более высокий уровень развития технологий, навероятно сложно обзавестись жильём в чужом городе хотя бы на время не на кабальных условиях, когда еда и различные блага не только не предоставляются даром, но и очень сложно на них заработать, когда наши навыки и умения никому не нужны, когда кругом кризисы, безработица и массовые сокращения, когда выпихивают с работы по совершенно надуманным поводам. "Мне кажется, жители Волшебной страны не голодают и дефицита еды особо нет. Как и нет недостатка в пустых комнатах." (dumalka) В волковском каноне в ЖТ в главе, посвящённой 2-ому изгнанию Урфина Джюса, сказано, что ещё никто не умирал от голода в ВС. А дефицит еды, как я понимаю, там был только в Стране подземных рудокопов до массового переселения рудокопов наверх в Голубую страну в СПК. И дефицит еды там был обусловлен прежде всего праздным образом жизни королей, их придворных и министров, а также содержанием большого количества прислуги и армии у королей. Всё это имеет мало отношения к данному фанфику, однако если правители областей ВС, находящихся в верхнем мире, будут уподобляться подземным королям и будут держать у себя во дворцах слишком большое количество всяких дармоедов, то положение простых трудящихся в ВС будет не намного лучше, чем это было в Стране подземных рудокопов при королях. Также в одном из фанфиков и просто в обсуждении в других разделах форума высказана такая точка зрения, что дефицит еды и угроза голода была в Зелёной стране во времена ОБМ, когда эта территория была захвачена марранами. При этом большинство марранов вели праздный образ жизни и не занимались сельским хозяйством, а значительная часть коренных жителей, которых марраны обирали, просто сбежала за пределы Зелёной страны. Насчёт пустых комнат - так ведь их ещё надо сначала построить, а это при том уровне технологий достаточно трудоёмкая задача. К тому же в Изумрудном городе есть проблема с территорией для строительства новых домов. Изумрудный город построен по канонам средневековых городов. Его территория ограничена крепостными стенами, и город не может свободно расширяться, а улицы Изумрудного города уже изначально сделаны очень узкими. Думаю, что если в ВС и не было недостатка в еде и в жилищах, то и излишкам всё равно взяться было неоткуда. Во-первых, слишком низкий уровень развития техники, по сравнению с БМ, из-за чего многие блага были слишком дорогими в реальном выражении, а удовлетворение многих потребностей требовало слишком больших трудозатрат. Во-вторых, хотя и не в каноне, но во многих разделах этого форума высказывалась такая точка зрения, что в ВС в сельском хозяйстве и в других отраслях народного хозяйства даже лошадей или пони очень мало использовали в качестве тягловой силы - и это связано с тем, что лошади или пони там разумные, говорящие и как следствие - очень строптивые - так что очень неохотно позволяют надеть на себя сбрую. Получается, что очень многое жителям ВС приходилось таскать на себе. И именно этим объясняется то, что и в волковском, и в сухиновском каноне герои очень много ходят пешком из одних областей ВС в другие, а не ездят на транспорте. "Думаю, если это будет кому-то в тягость, по крайней мере, Светлана это заметит..." (dumalka) Но это же не так явно в тягость, и это довольно сложно заметить. Здесь вопрос не в самих героях, а в сложившейся системе. Светлану и Марата приютили правители ВС в своих дворцах, а у простого народа ВС, понятное дело, никто не спрашивал. Однако чем больше придворных и всяких прочих дармоедов правители ВС будут у себя содержать, тем тяжелее будет положение простых трудящихся - примерно как в Стране подъемных рудокопов в волковских СПК.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Просто удивительна такая обстановка, такое положение дел и такие взгляды на вещи в ВС, при которых становится возможным подобное времяпрепровождение. Пожалуй, да. Для нас она немного странная. В чужом городе трудно искать жильё, если там нет друзей или родственников (да и мало у кого есть такая вещь, как гостевая спальня, которая в аристократических домах в том или ином виде была). Но все-таки, попав в аварию, на койку в больнице и лечение можно рассчитывать. Игорь Сотников пишет: Насчёт пустых комнат - так ведь их ещё надо сначала построить, а это при том уровне технологий достаточно трудоёмкая задача. К тому же в Изумрудном городе есть проблема с территорией для строительства новых домов. Изумрудный город построен по канонам средневековых городов. Его территория ограничена крепостными стенами, и город не может свободно расширяться, а улицы Изумрудного города уже изначально сделаны очень узкими. А вот это не факт. Это может быть и не город-крепость. Войн в Волшебной стране много не было. Его строил Гудвин, который хотел что-то такое, подобное, так что мог обнести стеной большой участок, обеспечил красивым центральные улицы и подход ко дворцу. Возможно, нарисовал генплан. А остальное застраивается до сих пор.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Однако чем больше придворных и всяких прочих дармоедов правители ВС будут у себя содержать, тем тяжелее будет положение простых трудящихся - примерно как в Стране подъемных рудокопов в волковских СПК. Это да. И хорошо, если будет вариант СПК, а не французской революции. И вот интересно: кто считается дармоедами?


Игорь Сотников: Так или иначе, демонстрация быта в ВС в этом фанфике очень подробная, воспринимается очень трогательно и удалась хорошо. Возможно, что есть смысл подкорректировать отдельные моменты, как вы собираетесь сделать, но только ничего не убирайте и не сокращайте! --- Есть и другие вопросы по этому фанфику - прежде всего, насчёт того, насколько он соответствует сухиновскому канону. Так, в главе 8 - Зализать раны - Стелла очень легко и как ни в чём не бывало попала к себе в Розовый дворец и вернулась к исполнению своих обязанностей. При этом в начале этого фанфика подробно не рассказывается о том, как Стелла, Элли и Корина попали в плен к Пакиру. А в сухиновском каноне с этим всё вроде бы сложнее. Там в Розовой стране власть захватила Агнет - одна из придворных стеллы. При этом Агнет завладела золотой шапкой Стеллы, стала повелевать летучими обезьянами и прежде всего приказала летучим обезьянам схватить Стеллу, Элли и Корину и поместить их в Город теней, подконтрольный Пакиру. А оттуда Пакир вроде бы забрал Стеллу и Элли к себе в Подземную страну, а Корина согласилась пойти к нему на службу - по крайней мере, на некоторое время. Так что по возвращении из плена пришлось бы ещё бороться с этой Агнет и с летучими обезьянами, а в этом фанфике ничего такого не было. --- Также интересно: то, что Аларм при освобождении волшебниц из пакировского плена был практически убит и что его потом оживил Парцеллиус, который за это потребовал от Элли, чтобы она вышла за него замуж в течение года - это каноническая сухиновская сюжетная линия или не каноническая? А с Железным Дровосеком произошло то же самое, что с Алармом, только в этом фанфике или ещё и в сухиновском каноне? Помимо этого, было бы интересно рассмотреть альтернативный вариант: а можно было бы уговорить Парцеллиуса оживить одного только Аларма, но не Железного Дровосека за меньшую цену? Всё-таки Железного Дровосека могла бы оживить и Светлана, для этого не было бы непреодолимых препятствий, только ей потребовалось бы гораздо больше времени. Но опять же - Железный Дровосек - это искусственное существо, а не обычный человек, и с ним за это время ничего бы не случилось.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Возможно, что есть смысл подкорректировать отдельные моменты, как вы собираетесь сделать, но только ничего не убирайте и не сокращайте! Очень рада, что вам понравилось) Сокращать не собиралась, но подкорректировать стоит. В бытовых ситуациях проявляются слишком важные для меня вещи. И персонажи раскрываются. Игорь Сотников пишет: Есть и другие вопросы по этому фанфику - прежде всего, насчёт того, насколько он соответствует сухиновскому канону. Не знаю даже, как и ответить. Потому что с изменением одного поворота и появлением двух персонажей меняется не так уж мало, но и не так уж много. Все, что происходило в Розовом дворце примерно так же, как и написано в пятой книге Сухинова. Просто не все персонажи полностью знают, что произошло. Возможно, действительно стоит описать события хотя бы коротенько, чтоб легче читалось. При этом много что пошло в разрез с Сухиновским каноном. И даже не всегда понятно, как из этого выруливать (в частности, с Кориной еще не понятно). И говорить,что оно именно соответствует я не буду.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Также интересно: то, что Аларм при освобождении волшебниц из пакировского плена был практически убит и что его потом оживил Парцеллиус, который за это потребовал от Элли, чтобы она вышла за него замуж в течение года - это каноническая сухиновская сюжетная линия или не каноническая? А с Железным Дровосеком произошло то же самое, что с Алармом, только в этом фанфике или ещё и в сухиновском каноне? Это каноничная линия. В шестой книге было сказано, что "они потеряли души в борьбе со злом". А вот копание в том, как Дровосека убили и как таки сумели оживить -- это на моей совести. Потому что там про это ничего не сказано. Как сяду за компьютер, найду цитат на эту тему. Но, насколько я помню, никто не спрашивал, как все-таки Дровосека смогли убить.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Помимо этого, было бы интересно рассмотреть альтернативный вариант: а можно было бы уговорить Парцеллиуса оживить одного только Аларма, но не Железного Дровосека за меньшую цену? Боюсь, у Элли такой мысли не возникло. Хотя, если бы рядом был кто-то умеющий торговаться, то всё могло бы пойти по-другому. Игорь Сотников пишет: Всё-таки Железного Дровосека могла бы оживить и Светлана, для этого не было бы непреодолимых препятствий, только ей потребовалось бы гораздо больше времени. Но опять же - Железный Дровосек - это искусственное существо, а не обычный человек, и с ним за это время ничего бы не случилось А вы думаете, смогла бы? Она не дала однозначного ответа. Честно сказала "не знаю".

Игорь Сотников: "А вы думаете, смогла бы? Она не дала однозначного ответа. Честно сказала "не знаю"." (dumalka) Я думаю, что волшебница Светлана смогла бы оживить Железного Дровосека. Я верю в её могущество! К тому же 1-ые шаги в этом направлении в дальнейшем были сделаны, а именно: под руководством Светланы была расшифрована магия волшебного шара Торна - Пакира. Также важно то, что при попытках оживления Железного Дровосека, в отличие от обычного человека, уж точно не использовалось бы никакой некромантии и точно не возникло бы никаких побочных эффектов, все остались бы живы, и никто бы не сошёл с ума. Кстати, странно то, что Парцелиус смог так быстро оживить того же Железного Дровосека: ведь Парцелиус тоже пришлый, хотя и не с другой планеты, он в ВС недавно и до этого понятия не имел об искусственных существах. Кстати, насчёт результатов расшифровки магии волшебного шара Торна - Пакира всё далеко не так уж понятно, каким образом этот шар действовал на искусственных существ. При расшифровке было выявлено 4 уровня магии этого шара: 2 уровня магии подчинения, далее 3-ий уровень - магия изменения размеров, далее 4-ый уровень - магия перемещения: в частности, этот шар мог переносить с места на место различных чудовищ и весьма необычных страшных существ - легионеров тьмы - что срабатывало несколько не так, как было описано в волшебной книге Виллины. Так вот, непонятно, какой из этих 4 уровней магии убивает искусственных существ. Может быть, магия перемещения у этого шара настолько сильна, что вырывает душу из искусственных существ, вроде Железного Дровосека, и перемещает её куда-то в другое место, откуда потом её в принципе можно вернуть? Также вопрос: действует ли такая же магия на обычных людей? Правда ли, что Аларма в Городе теней практически убили именно с помощью этой же магии именно таким же способом, что и Железного Дровосека - несмотря на то, что Аларму нанесли очень небольшие раны? Тогда получается, что возможность вернуть к жизни Аларма и Железного Дровосека связана именно с особенностями оружия, которым их практически убили, с этой магией шара Торна - Пакира, которая действовала через оружие? И дело здесь вовсе не в особенностях ВС как таковой. Также получается, что Светлана не сможет оживить таким же способом своего Славика. --- Кстати, в этом фанфике есть ещё 1 небольшое несоответствие с каноном - или, по крайней мере, очень странное явление. В главе 20 - О танцах, вкусняшках и веселье. Ну почти... - во время пира в рамках большого праздника в Изумрудном городе почему-то не подавались мясные блюда. Это как-то объясняется наличием разумных говорящих животных. Цитата: "Марат даже присоединился к этому познавательному туру. Начистоту сказать, вкусным было не всё, но настолько разнообразно, что Марат даже не пожалел об отсутствии мясного. Что при говорящих животных вообще не странно, странно бы было обратное." Конец цитаты. Так вот, в волковском каноне в начале 1-ой книги - ВИГ - жевуны как раз ели мясную пищу, в частности, баранов, и, по крайней мере, собирались дать Элли в дорогу много баранины. При этом жевунов нисколько не смущало, что эти бараны, которых они выращивали и забивали на мясо, - разумные и говорящие. А сухиновский канон основан на 1-ой книге волковского канона - ВИГ. В общем, в этом фанфике получается очень странно, что на таком большом пире в Изумрудном городе не было никакого мяса.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Я думаю, что волшебница Светлана смогла бы оживить Железного Дровосека. Я верю в её могущество! Как же это приятно! Как будто не ей, а мне комплимент сделали) Я-то автор, и больше верю в её упоротостьство))) В её сознании действительно нету каких-либо препятствий. Некромантию не пришлось применять -- это да. И она по сути и пошла туда копать. И попробуй её теперь остановить) Игорь Сотников пишет: Кстати, странно то, что Парцелиус смог так быстро оживить того же Железного Дровосека: ведь Парцелиус тоже пришлый, хотя и не с другой планеты, он в ВС недавно и до этого понятия не имел об искусственных существах. А он и сейчас не особо понятие имеет. По канону же он воспользовался то ли магией Пакира, то ли магией Ланги. Он вообще особо не думает... Получилось и получилось. Хорошо. А как и почему? А не важно! Игорь Сотников пишет: Так вот, непонятно, какой из этих 4 уровней магии убивает искусственных существ. Так, надо пересмотреть, потому что про заклинание это говорилось... Поправлю, если это не особо понятно... Игорь Сотников пишет: Правда ли, что Аларма в Городе теней практически убили именно с помощью этой же магии именно таким же способом, что и Железного Дровосека - несмотря на то, что Аларму нанесли очень небольшие раны? Раны вообще не понятно какие. Стелла так хорошо всё восстановила, что и следов магии не осталось, чтобы это понять. Но это действительно могло быть что-то, бывшее не обычным оружием, а магией того же рода, которая душу в принципе выбивает из тела, но она не "уходит"... В принципе, пока спойлерить не буду) Игорь Сотников пишет: Также получается, что Светлана не сможет оживить таким же способом своего Славика. Скорее всего, так и есть. и вообще, вряд ли стоит ей в это так упираться, только кто бы ей это объяснил... Игорь Сотников пишет: Так вот, в волковском каноне в начале 1-ой книги - ВИГ - жевуны как раз ели мясную пищу, в частности, баранов, и, по крайней мере, собирались дать Элли в дорогу много баранины. При этом жевунов нисколько не смущало, что эти бараны, которых они выращивали и забивали на мясо, - разумные и говорящие. А сухиновский канон основан на 1-ой книге волковского канона - ВИГ. В Сухиновском каноне напрямую сказано, что жители Волшебной страны животных не едят. С ВИГ действительно есть противоречия. Как решить? Пока не знаю. С разумными животными можно о многом договориться. На молоко, яйца, шерсть, отлов мышей, уничтожение вредителей... А вот на мясо? Как-то не хочется жителей Волшебной страны выставлять жестокими...

dumalka: Игорь Сотников А вообще я тут прыгаю до потолка от счастья при виде такой заинтересованности)

dumalka: Глава 22. Пасека В деревне Пасека, что стояла на юго-западной окраине Зелёной страны, редко происходило что-то, выходящее из хорошо налаженного привычного ритма жизни. От Большой реки и её разливов после больших дождей её отделял небольшой желтовато-зелёный и пахучий от цветущих лип лесок. От сильных ветров оберегали лес и довольно высокие холмы, по которым раскинулись зерновые поля и медоносные луга. Недружелюбные хищники и вовсе обходили деревню стороной, им не хотелось связываться с пчёлами. Ну разве что телега с зерном в канаве застрянет, ручей разольётся больше, чем обычно, из-за чего за сбором мёда можно было намочить ноги. Или пчелиный рой поселится в твоём саду. Ходи потом, ищи, кто его заберёт. Так и было до сегодняшнего дня. Кто-то шарахался среди ночи по деревне, повалил несколько заборов, перетоптал цветы, сломал журавль на колодце, развалил прилавки сельской ярмарки и просто-напросто вынес калитку живущей на окраине деревни скромной Лоле, которая даже сказала об этом не сразу. Только когда калитка упала на ногу попытавшемуся её отрыть старосте. Перепуганные местные жители, услыхав ночью шум, даже не решились высунуться из домов и увидели всё безобразие только утром. Кто мог успеть натворить столько разрушений за одну ночь? Кто мог обладать достаточной силой для того, чтобы это сделать? Ну конечно медведи, обитающие тут же рядом в лесу. Туда тут же отправили воробья с возмутительной речью на тему неподобающего поведения кого-то из медвежьего сообщества. И к полудню пришёл посыльный от медведей и возмутился, почему им предъявляют претензии, хотя они тут совершенно не при чём. Может, это из местных кто перебрал или не тех грибов или орехов отведал, а они тут не виноваты. И незачем им деревню крушить. И мёд они и так получат. Если хочется быть покусанными пчёлами, то могут по лесу поискать. А чтобы не быть покусанными, можно вон тому рыжему поле вспахать, ему как раз надо. И вообще, ни одного улья же не пострадало! Препирательства шли до самого вечера, и поскольку разобраться самим уже было невозможно, пришлось брать голубя, и староста деревни написал письмо Страшиле Мудрому, чтобы он решил их спор. Даже когда Страшила стоял в поле, как обычное пугало, к нему всё равно обращались с подобными проблемами. А уж сейчас, когда он всё-таки вернулся в Изумрудный город, по слухам, грех не обратиться. Совет пришёл такой: попросить медведя оставить след в любой грязи, рассмотреть и сличить его со следами на клумбах. Потому что у забора, у калитки и колодца наверняка уже потоптались все, кому не лень. А на клумбу не должен бы никто больше заходить. Выяснилось, что даже у молодых медведей следы куда шире и они уж точно не носили ботинок. А один ботинок на хулигане точно был. След от босой ноги перемежался со следом от ботинка. Но и для жителей деревни следы были великоваты. Убедившись, что это был не кто-то из медведей, жители ещё больше перепугались и упросили медведей подежурить. Те согласились, причём не только в обмен на мёд, но и потому что хотели вделать внушение тому... нехорошему человеку, который поставил под угрозу вот уже вековой договор с жителями деревни, благодаря которому они регулярно лакомились мёдом без укусов возмущенных пчёл. Медленно наступающая ночь, только закутав деревню в сумерки уже разогнала жителей по домам с вечерних посиделок. Никто даже не пошёл проверять ульи, боялись натолкнуться на вчерашнего ночного хулигана. Легкий ветерок носил по деревне сладкий запах мёда. Видимо, пчёл как раз людские проблемы не беспокоили. Они занимались своими делами. — Сиди тихо! Лола подтянула ноги к груди, забившись ещё глубже в угол между шкафом с посудой и стеной. Гигант её не трогал, и то хорошо. И она готова была сделать что угодно, лишь бы он ушёл. И приготовить ему вдвое больше, чем она обычно ела сама, и дать старую одежду мужа, уехавшего вместе с сыновьями на ярмарку. Но та на гиганта не налезала. Она боялась, что он разозлится, но тот только хмыкнул и взял два полотенца. Он налил себе воды в корявый таз. — Помочь можешь? — прохрипел гигант. Лола выбралась из своего угла и принесла ещё один кувшин воды. Вода в слабом свете самой маленькой свечки дрожала. Хорошо хоть она ещё ничего не пролила. Гигант сматывал с руки грязную тряпку… На чистый стол закапало что-то тёмное. Лола поставить кувшин всё же успела, прежде, чем пламя свечки поплыло в её глазах и унеслось куда-то вдаль. Крови она боялась с самого детства. — Вот же тёмное проклятье. Не смотря на то, что женщина была ростом едва ли по грудь Аргуту, поднять её он не мог. Сейчас он еле стоял на ногах сам. Весь день он пробыл в полусне-полубреде, женщина его чем-то напоила, накормила, но по-прежнему от него шарахалась и забивалась в угол, стоило подняться. К ночи стало чуть легче, хорошо бы обработать раны, но один он не справлялся, а хозяйка дома рухнула в обморок. Левая рука себя чувствовала неплохо, а вот правая распухла, сильно покраснела и не давала ей шевелить. В темноте даже не разглядишь, что там такого, а зажигать больше свечей — опасно. Засекут и схватят. И неизвестно, от кого он понесёт наказание сильнее: от Светлых, которым он нанёс немало ущерба в битве у Красного озера, или от Властелина Тьмы, который его накажет за поражение. Единственный выход — бежать в свой Железный Дворец, сделать из него крепость, пускай и те, и другие зубы обломают прежде, чем его достанут. Можно заодно и обдумать, что делать дальше. Кое-как перебинтовав руку, Аргут осторожно подсунул хозяйке под голову подушку — большего он просто сделать не мог — и выбрался через окно. Ночью не такая тишина, как многие считают. Улья мерно гудят, из травы, с деревьев, из густых шапок кустов раздаются щелчки, трели уханье, свист. Ручей тоже не перестаёт катиться по камням и едва слышно журчать. Затеряться среди этих звуков не так уж сложно. Если уметь. В темноте Аргут видел неплохо, а вот куда идти практически не знал. На сытый желудок и после отдыха голова соображала чуть лучше, по звёздам можно сориентироваться. Если бы ещё голова не была такой мутной. Из-за кустов раздалось оглушительное рычание, Аргут сразу рухнул на землю и закрыл голову руками. Медведь подхватил его поперёк туловища и куда-то потащил. — Да вот оказывается кто хулиганил, а то всё медведь какой повалил, медведь… — ворчал он. Аргут решил, что ему уже конец, когда его кинули на дорожку перед домом старосты, выложенную деревянными спилами. — Эй! Поймал я вашего хулигана! Староста осторожно выглянул из дома, а затем осмелел и вышел. В принципе Аргут завалить медведя мог, но вот не с раненой рукой и не сейчас. А уж худосочного старосту уж точно завалил бы. — Да это и правда человек! Вон и правда в одном ботинке. Парень, ты чего хулиганишь? — почти обиженно осведомился староста. — Так получилось, — недовольно пробурчал Аргут, не зная, что с этим сейчас делать. Бежать? Так медведь его в таком состоянии в два счёта поймает. Драться с медведем? Так ещё и поломает. — Тебе, парень, чинить теперь всё придётся, — произнёс староста. Из-за его плеча высунулась женщина, видимо, его жена. — Дорогой, да он ранен! Надо же ему помочь! Жена старосты в обморок не падала, она болтала, охала, ахала, таскала вёдра, пока местный дед-лекарь ковырялся у Аргута в ране, уговаривая его, как ребёнка, что будет не особо больно. Но было больно… И не столько физически от того, что в его ране появилась уже белая вязкая жидкость, до этого как будто стучавшаяся наружу. Её дед с поразительным спокойствием вымывал, выковыривал и почему-то радовался, когда пошла кровь. Больно было от того, как он ждал от этих людей подвоха. От того страха, что они его сдадут в Изумрудный город, а там его судят и казнят (не известно, откуда он это взял, в Волшебной стране со времён Бастинды ещё никого не казнили). И ещё больше от того, что его участие в Тёмном отряде могло навсегда разрушить этим людям жизнь. И этому доброму деду пришлось бы не мазать ему рану и хвалить за хорошее поведение, а скорее всего, латать полуживых односельчан после прохода по деревне армии Тьмы. К раннему утру Аргут уже лежал на подстеленном ему матрасе (лишней кровати в доме не нашлось, а занимать не лишнюю он наотрез отказался), рука его была перемотана на этот раз чистыми бинтами, тщательно обработана и зафиксирована у груди. И даже ныть перестала. Может, подействовал тот отвар, который дала хозяйка дома? Его конечно без починки заборов, колодца и калитки не отпустят. Но Аргут уже готов был перечинить в деревне, а затем и по всей Зелёной стране, вообще всё сломанное, лишь бы как-то успокоить свою совесть. **** Уже становилось темно и Элли пришлось зажечь фонарь на несколько свечей. Хотя это можно было сделать и без магии, но надо же тренироваться. Это было совсем не сложно. Ну хоть что-то было не так сложно, как придать нужный цвет облаку. А не под настроение: серое. Из таких туч идут долгие и холодные осенние дожди, не сулящие ничего хорошего. Только мрачность, холод и сырость. Сейчас получились по очереди салатово-зелёное, насыщенно-синее и шоколадно-коричневое. Теперь можно идти дальше. Элли развеяла выстроившиеся в ряд разноцветные облака и перевернула страницу. Маскировочные заклинания. Книга часто вела себя очень странно. Она иногда отвечала желаниям Элли до того, как она могла сформулировать это желание или хотя бы оно понадобится. И сейчас ей захотелось спрятаться. Вчерашний разговор с Алармом настолько выбил её из колеи, что она не представляла, как с ним общаться дальше. Уже поздно. Исчезнуть сейчас будет верхом глупости, Аларм её уже увидел. Он стоял на пороге беседки, хмурый и решительный, смотрел на неё из-под нахмуренных бровей. И, кажется, тоже не находил каких-то слов. — Меня уже ищут? — наконец произнесла Элли, встав со скамейки. — Я тебя искал, — ответил Аларм, подойдя ближе. — Прости, если я тебе вчера нагрубил. — Ты мне не грубил. Мне не за что тебя прощать, — она пожала плечами. Аларм вдруг встал на одно колено и взял Элли за руку. — Мы обязаны тебе жизнью. И я этого никогда не забуду. Когда Аларм поцеловал ей руку, Элли чуть не вскрикнула. Настолько сильно это прикосновение отдалось по всему телу приятным теплом. — Встань пожалуйста! — почти взмолилась она, потянув его за обе руки. — Как скажешь, — он легко поднялся, а вот руки не отпустил, их пришлось высвобождать самой. Элли закрыла книгу и убрала в рукав прежде, чем продолжить. Заодно удалось собрать побольше самообладания. В таком же тягостном молчании она села, и Аларм тоже. На расстоянии. Но взгляда с неё не спускал. Надо быть совсем невнимательной, чтобы не понять его чувства. Но что можно в этом случае сказать? Когда в своих разбираться вообще страшно. И это ни к чему не приведёт. — И что теперь делать? — пробормотала Элли. — Я буду делать то, что и собирался. Спасать из подземелья отца. Готовиться к битве с Пакиром. До этой проклятущей свадьбы год, а за год всякое может случиться. — Всякое, — не стала спорить Элли. — И ещё… Это я обязана тебе и жизнью, и своим рассудком. Если бы ты не спас меня из подземелья, не знаю, чем бы всё это закончилось. И то, что я сделала… Мне надо было, чтобы вы были живы, а лучше и счастливы… Я просто не могла иначе. — Да я понял, — он кивнул. — Что ты будешь делать? — Я? Пакир скорее всего уже начал на меня охоту. И в следующий раз я должна с ним столкнуться не беспомощной девочкой, а сильной волшебницей. И защитить не только себя, но и Волшебную страну. Это теперь мой дом, здесь те, кто мне дороги… — А свадьба? — До неё год. У меня есть год для того, чтобы всё наладить… — То есть, ты её не хочешь? — уточнил Аларм. — Мало ли что я не хочу, — грустно ответила Элли. — Иногда чувства приходится задвигать подальше. — Это жестоко. — Аларм сдвинулся чуть ближе и снова взял её руку. — Ты вот что… Если он тебя хоть делом, хоть словом обидит, скажи мне. До или после — не важно. И если кто-то другой тебя обидит, тоже говори. — Какой же ты хороший, — прошептала Элли, так и не определившись, плакать ей или смеяться. И куда спрятать то тепло, которое разливалось по телу и согревало сердце, в то же время заставляя его сжиматься. Судя по счастливому взгляду Аларма, ему нужен был примерно такой ответ. Больше бы его обрадовало наверное только прямое признание. А его Элли ещё не сделала даже себе. — Аларм, что ты задумал? — вдруг напряглась Элли. — Пока ещё ничего, — ответил он, продолжая сжимать ей руку. — Но ты не волнуйся, что-нибудь да придумаю. — Аларм… — Будь спокойна, Элли. Правда. Я тоже спасал тебя из подземелья не для того, чтобы тебя мучили тут. Так что я что-нибудь да придумаю, — он вдруг ещё раз с улыбкой поцеловал ей руку и встал, позволяя её ладони выскользнуть. — Я не подведу. «Хороший. И упрямый», — подумала Элли, провожая его взглядом. В том, что вынужденная свадьба с Парцелиусом не пройдёт гладко можно было не сомневаться. Сомневаться можно было в том, что она вообще состоится. Огорчения у себя Элли не нашла, хотя пыталась. А вот опасение, как бы это не кончилось непоправимым, было. *** Карта подземелья за день примелькалась так, что у Марата она уже стояла даже в закрытых глазах, поэтому пришлось её обозвать, пожелать самой позорной судьбы, какая может ждать бумагу, но всё же пощадить и швырнуть в ящик комода, чтобы хотя бы до утра она не попадалась. И пригрозить Аларму дать в лоб, если он сегодня ещё раз заведёт о ней разговор. Но он, куда-то на часик смотавшись, вернулся подозрительно довольный и предложил завтра устроить тренировку в условиях, приближенных реальным, в смысле, в темноте. — Только не сегодня! Аларм согласился, что на сегодня хватит и удалился. Но Марат спать пока не лёг. Светлана смоталась в какую-то деревню ещё днём и пока не вернулась. И пришлось уже пожалеть, что не пошёл с ней. Мало ли куда вляпается? Нет, она уже восстановилась и вполне может себя защитить. Сейчас даже если не сможет потягаться с Пакиром, то может от него скрыться. Но… А чего она одна-то будет веселиться? Светлана вернулась около полуночи с целым мешком всякой снеди. — Ну и что? — В общем, так. Аргута нашли, он жив и поскольку магию подчинения с него сняли, вряд ли он кому-то навредит. Разобрались вообще без меня, даже вмешиваться не пришлось. Так, одно средство от нагноений дала, с остальным они сами разберутся, — она выложила на стол несколько маленьких глиняных горшочков, закрытых тканью. В гостиной запахло сладким. — А тебе как, удалось побороть горячность разумом? — Чёрта с два, — Марат сел и посмотрел на Светлану очень пристально: — Ты знала про то, что мелкая уже замуж выходит? — Ну да… — подтвердила Светлана, выдержав взгляд. — Она просила не рассказывать. Чужие секреты… — Пацан всё утро рвал и метал по этому поводу. — Я заметила, — Светлана села и сложила руки, как примерная школьница. — Но на вопрос о том, как Парцелиус это сделал, ответа по-прежнему нет. — То есть, тебя только это интересует?! — возмутился Марат. — Марат, ты в самом деле хочешь знать, как я к этому отношусь? — Да, я давно мечтаю услышать от тебя те самые выражения. — Какие? Какие-то особенные выражения нужны для того, чтобы сказать «Я понимаю?» — Хрена се! Вот это вправду сюрприз, — Марат аж подскочил. — Ты понимаешь?! — Если бы это могло помочь в моём случае, я бы тоже это сделала, — Светлана продолжала смотреть сдержанно, если не сказать, холодно. — Скорее всего, сначала бы проверила, правду ли говорит и как это делается… Но вряд ли моё решение бы оказалось иным. — Да ну блин, я ж не про девку! С ней всё понятно. Я про этого… Судя по описанию пацана, там пенсионер с отскохшим хреном. — А его я вообще один раз видела. И хотя мне идея политических браков в принципе не симпатична (скорее, конечно, вообще вынужденных бараков…), осуждать лишь на основании очень заинтересованного лица (двух, я твоё мнение тоже учла) я не собираюсь. Меня тут другое беспокоит. — То, что это он «спё р ложечки»? — Да. Если это минимум, то что он хотел изначально? — Свадьбу прямо завтра? — предположил Марат. — Трон и купаться в бриллиантах? — Видимо. Но тогда он… довольно легковерный и не очень разумный. — Говори уж прямо, красавица, наивный дурак, — хмыкнул Марат. — Хотя, если посмотреть на того же Гудвина, то тут нагреть народ — раз плюнуть. Королеве, кстати, расскажи, лопнет от зависти. — Скорее, Миранда будет долго покатываться со смеху, — абсолютно серьёзно ответила Светлана. — А потом долго ужасаться, что письменного договора между Элли и Парцелиусом нет, не все условия огороворены и вообще не понятно, что происходит и кто за что отвечает. Они с Эмбром дня три утрясали договор. А потом три месяца с Валтором... Тут Марат заметно погрустнел. — Не выдержит девка этого, — произнёс он после паузы. — Королева всё же из другого теста. — Да из того же. Из мяса и костей. Тут отношение к браку разное… — И ты бы не выдержала, — добавил Марат. — И я бы не выдержала, — не стала спорить Светлана. — Какое счастье, что от меня этого никто не требует. — Угу… — подтвердил Марат. — А ты бы сбежал… — заметила Светлана. — Сверкая пятками. — Марат покивал. — Какое счастье, что у меня нихрена нет, кроме мерзкого характера. — Разделяю твои чувства, — кивнула Светлана. — Ах ты… зараза! — Запал кончился на середине фразы, когда дошло, что про мерзость характера Светлана ничего не сказала. — Думаю, это лучше оставить на утро, — Светлана посмотрела на горшки, из которых уже отчётливо пахло мёдом. Правда, возможно она имела в виду что-то другое. — Спокойной ночи! — Спокойной ночи, — на автомате буркнул Марат. *** Выходить при солнечном свете Тень пока ещё не могла. Для этого нужно подпитываться ещё долго. А лучше, найти какое-нибудь тело, чтобы в нём поселиться. Но вчерашняя еда дала Тени возможность во-первых, более ясно соображать, во-вторых, уже не ждать подачки, а заставлять этих существ подавать ей пищу. Надо было найти человека, который спал. Скользя по ночному дворцу, Тень едва не попалась два раза. Один раз тому, кто вчера приходил утешать так удачно попавшееся ей человеческое существо. Один раз — псу, который её настороженно обгавкал. Он же и открыл путь. Из небольшой комнаты вышла недовольная женщина и потребовала от пса тишины. Тот возмущённо что-то буркнул и ушёл, а женщина, раздражённо захлопнула дверь. Тень по следу уже приятного раздражения проползла под дверь и дождалась, когда та заснёт не очень хорошим поверхностным сном. Подкисшее молоко, при нагреве начинающее скатываться в неприятные мелкие комки. Мусор в гречке и пшене. Мука, которая странно себя ведёт. Уже третий лишний совок кладёшь, а тесто всё такое же жидкое, хотя должно уже перестать липнуть к рукам… Каша, из которой приходится выуживать эти мерзкие комки, говорила же, мешай постоянно! Что за неумёха?! И зачем сунула в только что взошедшее тесто палец? Да ещё и облизала? Фу!

Чарли Блек: Явление медведя очень повеселило )

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика?

dumalka: Игорь Сотников, будет. Но, к сожалению, не скоро( Автор пока весь на работе, вывалился оттуда только с температурой и больше пары новых абзацев не осилил(

Игорь Сотников: По этому фанфику по главе 18 - Страх и тень - по расшифровке магии шара Торна - Пакира - всё-таки остался 1 вопрос: сколько всё-таки слоёв магии было у этого шара и сколько из них удалось расшифровать? Какой по порядку из этих слоёв магии действует на искусственных существ? Цитата: "Вот он шар, если его пощупать, попеременно почувствушь то твёрдые и холодные камни, то что-то тёплое, мягкое и пушистое, как кошачья шерсть. Чтобы не потеряться, Элли всё же открыла глаза и протянула руку к шару. Вот она, магия подчинения. Похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть. Вот её и Аларма защита, с которой эти путы соскальзывают. Помогая себе руками, Элли отодвинула эти путы, открывая второй слой — искры. Из искры появится синий язык пламени и окутает комнату невидимым глазами, но заметным, если вглядываться в магию дымом. Он расслабит разум, сотрёт сомнения… И немного опьянит, отпуская на волю внутренние желания. Движение руки Элли, скорее помогающее сосредоточиться, чем действительно раздвигающее невидимые ткани других заклинаний. Изменение размера, похожее на податливый пластилин. Очень простое, легко узнаваемое. Наконец, отошёл последний слой и внутри него оказалось оно… Колючее, похожее на старую железную губку для посуды, которая задержалась на раковине и ощетинилась тонкими колючками… С одной единственной искрой, словно бы с печатью… Торна. Стоило поражённой Элли отступить на несколько шагов, как шар вдруг начал раздуваться. Ткани найденных заклинаний рвались в клочки, вылезало нечто, едва ли не задушенное, втянувшее в себя нечто вроде голубоватого дыма. — Что-то происходит, — произнесла Элли. Аларм молча одним движением отодвинул Элли себе за спину и ударил по шару мечом. Элли тоже заглушила магию и, по совету Светланы, закрыла обоих щитом. Вспышки, как говорила Светлана, не было. Вслед за звоном и выбросом магии, комнату заволокло синеватым дымом. Элли поспешила закрыть нос и рот платком и найти Аларма. Он поймал её руку, положил себе на плечо и велел держаться. Убрать дым у Элли стразу не получилось, в нём что-то шевельнулось. Словно сонное животное, оно ворочалось, но разглядеть его было невозможно... Из остатков дыма выскочило нечто многоногое угольно-чёрное и бросилось на Аларма. Тот не дал существу приблизиться, полоснув мечом прямо по тому, что было впереди, и увернулся, локтем отодвигая вместе с собой и Элли. Существо нелепо зашевелило многочисленными ногами и, даже не разворачиваясь, бросилось снова. В этот раз его отшвырнула заклинанием Элли. Она наконец смогла разглядеть создание. Оно состояло из почти круглого туловища, усыпанного чёрными блестящими точками и мелкими постоянно шевелящимися усиками. Ног было куда больше, чем у паука, передвигаться оно могло в любую сторону, у него не было ничего мало-мальски похожего на голову или хотя бы переднюю часть туловища... *** ...Над столиком в середине висела составленная Элли и Светланой полупрозрачная разноцветная модель того, какие заклинания и в какой последовательности были наложены на магический шар. Оказалось, что изначально он принадлежал Торну и работал он как хранилище энергии и каких-то заклинаний. — То есть, это Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ? — не понял Аларм. — Да, я тоже вначале не поверила, — ответила Элли. — Как так? Он же был добрым волшебником! — поразился Страшила. — Кто вам это сказал? Он сам? — усмехнулся Марат. — Одно другого не исключает. Искусственное существо могло быть и не таким миролюбивым, как вы, уважаемый Страшила, или вы, уважаемый Дровосек, или Торм. —Ппожала плечами Светлана... — Заклинание переноса. Только работает оно почему-то не совсем так, как описано в книге. Оно должно переносить сам шар, а перенесло это существо. — Возможно, это поломка. С магическими предметами иногда такое случается, — предположила Светлана. — Итак, с шаром и магией подчинения мы более или менее разобрались. Нужно делать защиту, взяв за образец вашу. Не против? — Конечно нет! — А с искусственными существами чуть сложнее, потому что образца защиты нет, зато есть само заклинание с чётким описанием. Уже неплохо. Итак, у нас есть чем заняться." Конец цитаты. Как я понимаю, у шара было только 4 слоя магии. 1-ый слой - магия подчинения - "похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть". 2-ой слой - непонятно, зачем нужен - искры, синие языки пламени, практически незаметный дым - который расслабляет разум, стирает сомнения, немного опьяняет и отпускает на волю внутренние желания - возможно, это ещё 1 часть магии подчинения - но это не имеет прямого отношения к искусственным существам. 3-ий слой - магия изменения размера - очень простая. 4-ый, вроде бы последний слой - заклинание переноса - которое сработало весьма нетипичным образом и перенесло не сам шар, а какое-то странное существо - легионера Тьмы. В то же время по окончании расшифровки магии шара Элли сообщила, что "изначально этот шар принадлежал Торну и работал как хранилище энергии и каких-то заклинаний". При этом получается, что именно Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ. Означает ли это, что слоёв магии у этого шара значительно больше, чем 4, и в нём могут содержаться также и другие заклинания и другие возможности, которые герои этого фанфика не стали обсуждать? Или заклинание для избавления от искусственных существ соответствует 2-ому, не очень понятному слою магии этого шара? --- "Игорь Сотников, будет. Но, к сожалению, не скоро" (dumalka) Сильно никто не торопит, тоже есть достаточно много других дел, а так вообще - жду продолжения.

dumalka: Игорь Сотников, о, как вы подробно рассматриваете. И правда косяк. Не уточнила. Нужное заклинание на четвёртом слое. Там на самом деле гораздо больше всего было, но что Элли смогла расшифровать, то смогла... Спасибо, что указали. Исправлю)

Игорь Сотников: "Нужное заклинание на четвёртом слое. Там на самом деле гораздо больше всего было, но что Элли смогла расшифровать, то смогла..." (dumalka) А что за заклинание на 2-ом слое и для чего этот слой нужен? Это тоже элемент магии подчинения, в дополнение к 1-ому слою?

dumalka: Игорь Сотников пишет: А что за заклинание на 2-ом слое и для чего этот слой нужен? Это тоже элемент магии подчинения, в дополнение к 1-ому слою? Да, это вспомогательный для первого слоя. Как раз благодаря которому в четвёртой книге члены Тёмного отряда "видели удивительные картины"... Дурман в некоторой степени, короче...

dumalka: Глава 23. Защита Предупреждения: Упоминание месячных. Схема защиты от магии подчинения у Светланы была готова уже к вечеру. Она, в отличие от защиты для искусственных существ, была построена не с чистого листа. Были образцы защиты из Книги Торна и с Меча, были бережно выуженные из памяти и записанные наработки подобных защит для людей, не способных к магии. Стоило конечно порыться в библиотеке, но уже что-то есть. Вопрос был лишь в том, что теперь с этой схемой делать? Дома она понесла бы её на испытания, где её довольно тщательно и изощрённо проверили в разных условиях, усовершенствовали. Возможно, упростили бы… Ну и после этого можно было бы нести на производство. Но здесь, даже отдав эту схему Элли, она вряд ли решит проблему. В Книге Торна заклинания были описаны совершенно иначе: нужный эффект, слова, жесты. Никаких тебе направлений энергии, никакого учёта структуры имеющейся защиты. Но при попытке сократить заклинание до слов и жестов, обнаружились слишком большие потери энергии. А их далеко не всегда можно себе позволить. Что ж, об этом можно думать уже вместе с Элли. Вечер был тёплым, довольно уютным, на небо высыпали звезды, а вот луна смущённо пряталась за маленьким облаком, но то её выдавало с потрохами тонким бело-голубым свечением. Во дворце сидеть опять не хотелось, особенно Элли, которая уже провела там весь день. Светлана-то уже рано утром ушла работать в парк, несколько смутив местных жителей. За задумчивой Светланой медленно плыл стол, стул и несколько вывалившихся из папки листов. Особенно когда стол умудрился застрять в двери и пришлось прибегнуть к нескольким ухищрениям, чтобы его оттуда извлечь. Зато вся кухня застыла то ли в восхищении, то ли в страхе, что прозвучавшие потом хихи-хахи целительнице не понравятся. Ну не в парадные же ворота с такой процессией ходить! — Скажи, а почему ты не создала стол, или не перенесла его просто сразу в беседку? — спросила Элли, когда уже присоединилась к Светлане и создала себе удобное кресло с пледом. Историю со столом она уже услышала. — Слишком энергозатратно, — пожала плечами Светлана, посмотрев на кресло. — Принести с собой легче. Где бы он там не застрял. Одно дело — на полсантиметра откорректировать уже имеющееся, другое — создавать с нуля за счёт своей же энергии. Это можно сделать, но когда другого варианта нет. Ну а с телепортацией… Ещё сто лет назад у нас стояли телепортационные кабинки. И сейчас есть, но их меньше. Ими пользуются в основном начинающие. — Чтобы не попасть куда не надо? — уточнила Элли. — Не совсем. Хотя, и для этого тоже. Маячки очень спасают. Но в основном, чтобы не простудиться и избежать конфуза. Одежду телепортировать вместе с собой научились несколько позже. Перемещать предметы без себя самой я в принципе умею, но опять же, не готова на это тратить много сил. — Светлана положила на середину стола схему. — Итак, давай к делу. В качестве добровольного участника эксперимента привлекли Полкана. Тот правда не сразу понял, что от него требуется. — Команды что ли выполнять? — мрачно осведомился пёс. Такие порывы старого хозяина в Большом Мире хорошо не кончались. В лучшем случае, Полкана обзывали тупицей, сажали обратно на цепь и лишали ужина. — Наоборот, командам сопротивляться, — улыбнулась Элли. — Если не хочешь, то можешь отказаться. Мы кого-то другого попросим. — Ну давай. Только на цепь потом не сажай, если чего не так сделал. А объясни по-собачьи. — Я постараюсь, — Элли посмотрела на Полкана. — Сидеть, — спокойно бросила Светлана. Зад у пса мелко дёрнулся, но он ответил: — Не хочу. — Молодец! — Элли выдала ему собачью печенинку из миски. И Полкан быстро забрал её пастью. Вкусно. — Стоять! — в этот раз команда была жёстче. Пёс только недовольно посмотрел на Светлану. Игнорировать команды у него получалось неплохо, пока волшебницы использовали только голос. Такая дрессировка ему нравилась, особенно то, что за неё он получал печенье. А вот следующая даже не прозвучала, Полкан уже сидел на траве, вытянув морду к небу. От Светланы внезапно пахнуло потом и диким напряжением. Пёс поджал уши и опустил морду. Вот сейчас точно на цепь! А то и сапогом по хребтине! Но гнева не последовало, а значит и цепи тоже. Светлана несколько раз вдохнула и выдохнула. — Извини, Полкан. Кажется, у меня работает, — произнесла она, сглатывая. — А теперь, Элли, пробуй защиту. Элли ещё раз заглянула в листок, легонько стукнула по указательным пальцем правой руки по пальцу левой и едва слышно произнесла слова. Полкан ничего не почувствовал и снова плюхнулся раньше, чем смог вообще что-то сделать. — Не сработало, — прокомментировала Светлана. — Давай поменяемся. Следующая команда была мягкой и ласковой, она прозвучала только в голове, так что Полкан и не подумал сопротивляться. — Хорошо, у тебя тоже работает. Пробую защиту. Светлана произнесла те же слова и быстро стукнула пальцем по пальцу. После чего ласковая команда не заставила Полкана сесть. Но Светлана почему-то затрясла головой. — Неудачно, — прокомментировала Светлана. — Подай пожалуйста карандаш. — Почему же? Сработало. — Слишком много сил уходит, — Светлана что-то исправила в словах. — Попробуй так. И побольше сосредоточься на том, чтобы закрыть Полкана, как мы с тобой вчера пробовали, только не на себе… Мне обычно помогает представить мыльный пузырь. Полкан ещё несколько раз плюхался на землю, затем как-то внезапно перестал. Команда обрела сдержанный, но строгий голос и ответ «а не хочу!» тело легко принимало. — Работает! — обрадовалась Элли, похлопав в ладоши. — Хорошо. Давай ещё раз пять проверим, потом на ком-нибудь другом. А потом будем думать, как её сделать на всех… Или хотя бы на тех, кто в зоне риска. Полкан, спасибо, что ты нас так выручил. Чем мы можем тебя отблагодарить? — Зовите ещё на такую дрессировку. Которая с печеньем и где гладят, — сказал он, повиляв хвостом. — Погладить мы без дрессировки можем, — улыбнулась Элли, потрепав пса между ушами. — Если плохо поглажу, скажешь, — Светлана тоже осторожно прошлась ладонью по его макушке. Полкан лежал кверху пузом, вытянув морду и по-щенячьи поскуливал, тряся задней лапой. Его гладили, чесали и трепали в четыре руки и попутно рассказывали, какой он хороший и умный. Ему было очень хорошо. Вот такая дрессировка ему нравилась. *** — Нет, нет, нет! Только не это! Только не снова! Бледное, безжизненное лицо Аларма снова смотрело в пустоту. Не в небо, а прямо в пустоту, которая за ним. Только в прошлый раз они смотрели на солнце, а теперь — в серую хмарь. — Вставай, прекрасная Хранительница. Пора идти. Парцелиус с усмешкой подавал Элли тощую руку. — Но… — начала было Элли, отбрасывая мешающую ей кружевную тряпку. Фата? — Второй раз? — переспросил Пацелиус. — Нет. Тебе больше нечего отдавать. Пошли. Ноги и, как выяснилось, всё остальное тело и даже разум были какими-то непослушными. Пришлось идти вслед за Парцелиусом по камням и буеракам, засохшему бурьяну и пыли, в которой иногда было видно две колеи просёлочной дороги, а иногда среди камней даже признаков тропы не заметишь.. Церковь посреди пустоши появилась совершенно внезапно. Маленькая, приземистая, словно протянувшая единственный пустой шпиль к хмурому небу. Парцелиус остановился у входа и снова протянул Элли руку. Больше никого не было и “жених” молчал. Сейчас хотелось сбросить с головы эту нелепую тряпку и бежать, куда глаза глядят. Спрятаться в лесу, в горах, да где угодно. Но ноги просто не слушались, не позволяя сделать и шага. В церкви никого не было. Даже священника. Она сказала Парцелиусу, что их здесь могут не повенчать, потому что это католическая церковь, а она крещена в протестантской... Да и вообще, вряд ли хоть одна из этих церквей одобрит его занятия алхимией и её — магией. Да вообще сейчас что-то объяснять священнику будет сложно. Да и вообще бред какой-то. — Венчаться не обязательно, — произнёс Парцелиус, вглядываясь в темноту за алтарём. Алтарь был пуст, как и стена за ним. — Я тебя просто передам. Прежде, чем Элли поняла, что происходит, Парцелиус переложил её руку в чью-то холодную и чужую, затянутую в узкий рукав с чёрными кружевами. И когда Элли подняла глаза, поняла, что всё ещё хуже. Её ладонь лежала в руке Пакира. — Теперь и ты моя, — произнёс он, демонстрируя белые вампирские зубы. — Клятвы пропустим. Нас там ждут. Вместо риса, который традиционно бросали на свадьбах, Элли осыпало холодными голубоватыми искрами. Языки пламени побежали по крыше Изумрудного дворца вдалеке и медленно, неотвратимо, дворец начал сыпаться… Там люди. Челюсти свело и закричать не получалось. — Не пугайся, малышка-Хранительница. Там спасать уже некого, — сообщил Пакир, одной рукой по-прежнему церемонно удерживая лежащую сверху руку Элли в белом кружеве. Во второй была книга Хранительницы. — Ты сама мне всё отдала. А теперь мне отдали тебя. И я, как обещал, когда ты отдавала книгу, не заберу твою жизнь. Это ведь твоё настоящее желание: ты хочешь жить. Очень хочешь жить. Он сделал паузу. Только сейчас Элли начало трясти и разум начал лихорадочно соображать, откуда здесь католическая церковь. В Волшебной стране-то? Да ещё с таким видом на Изумрудный город? Там же в округе нет ни одной такой горы! — Более того, ты хотела бы подарить жизнь, — продолжил Пакир. Как можно было не заметить в этом безумии собственную беременность, Элли понимала ещё хуже, чем всё остальное. Но впервые скользнул робкий лучик надежды… Рядом с удивлением, когда это она успела провести ночь с Алармом… Она чувствовала, что от него, потому что запах его был повсюду. На ней самой. Дикая боль в животе наконец заставил Элли закричать во весь голос и рухнуть на землю. — Не будет новой жизни, — сообщил Пакир, перехватив судорожно сжавшуюся руку за кисть, он не давал ей окончательно осесть. — Элли, Элли! Просыпайся! Она открыла глаза и снова увидела лицо Аларма. Не на шутку встревоженное, со вскинутыми бровями. Живое. — Господи, живой! обрадовалась она, вцепившись в его руки. Отделаться от ощущения, что она всё ещё корчится от боли на холме перед непонятными воротами в присутствии Пакира пока не удавалось. — Ну конечно живой, — Аларм немного успокоился и кивнул, легонько тряхнув руки Элли. Словно удерживаясь за него, она вытягивала себя из этого липкого кошмара, который пытался протянуть её назад и... доесть? Ощущение было именно такое. — А с тобой что? Элли потрясла головой, пытаясь выгнать из головы то, что реальностью не было. Не помогло, пришлось отсортировать. Королевская спальня в Изумрудном дворце и три часа ночи — реальность. Холм и горящий Изумрудный город — не реальность. Живой Аларм — Ох! Какое счастье! — реальность. Свадьба с Парцелиусом — пока ещё не реальность. И то хорошо. Пакир рядом? Не реальность. Тянущая боль в животе? О, нет... — Что, едрить вас налево, там происходит?! — Марат опознавался не столько по голосу, сколько по лексике и интонациям. — Со мной всё в порядке, — ещё дрожащим голосом произнесла Элли. За дверью затихли. — Так, пацан, насколько там всё хреново? Я за Светланой бегу или телепортируюсь? — Со мной вправду всё в порядке. Мне только приснился кошмар. — Элли не ранена, но очень бледная и вся дрожит. Войди сам... — ответил Аларм. — Я в барьер вмазался. Понял, короче, за Светланой я пошёл. Элли очень порадовалась поставленному барьеру. — А я его и не заметил. Это из-за меча? — уточнил Аларм. — Возможно. А возможно потому, что я тебе доверяю, — Элли натянула одеяло повыше, хотя боялась его шевелить. Мало ли как Аларм среагирует? Скорее всего, решит, что она ранена и потащит к Светлане сам... Через весь дворец. — Хорошо, — Аларм кивнул, присаживаясь на край кровати. Ну вот, опять руку не отпускает... она-то сумела заставить себя ослабить хватку. — Мы с Маратом возвращались с тренировки, я услышал твой крик и бросился выручать. Думал, что тебя тут убивают. А ты кричишь и мечешься. Я никак ещё разбудить тебя не мог. — Спасибо, Аларм. Ты прости, что так тебя потревожила... — Да ты что? Мало ли что могло случиться? Хотя я считал, что в Изумрудном городе безопасно. — Безопасно, — подтвердила Элли. — Но кошмарные сны могут присниться любому. Тебе не снились? — Было дело, — уклончиво ответил Аларм. — Но давно. Очень давно. — У меня тоже в Волшебной стране первый кошмарный сон, — улыбнулась Элли. — Но не думаю, что это повод для тревоги. Ты может пойдёшь? Тебе наверное самому спать ой как хочется? — Если Светлана скажет, что с тобой всё в полном порядке, то пойду, — Аларм всё же зевнул. — Знаешь, что бы ни случилось дальше, я всё равно буду тебя защищать... Ты ведь всё равно мне дорога. — И ты мне, — не стала скрывать Элли, снова сжимая его руку. — Но, в самом деле, не стоит это такого беспокойства. Светлана примчалась, видимо, сразу из кровати. В наброшенном поверх сорочки халате, с перетянутыми первой попавшейся лентой волосами и в ботинках на босу ногу. После короткого объяснения Аларма, она положила руку Элли на лоб. Руки у неё казались холодными. А Элли лихорадочно придумывала, как ей сказать, в чём проблема. Женщина всё-таки, должна бы понять. — Говоришь, кошмар приснился? — уточнила Светлана. — Какой-то плохой кошмар, — добавил Аларм. — Ну да, в кошмарах вместе с жаром мало хорошего, — подтвердила она. — Аларм, не могли бы вы дойти до кухни и принести оттуда мёд и чайник. Всё остальное здесь найдётся. Марат, а ты принеси, пожалуйста, мою сумку. Мужики переглянулись и вышли, возражать не стали. Светлана дождалась хлопка внешней двери. — Минут десять у нас есть, — Светлана протянула Элли халат. — Пять. Аларм быстро бегает, — поправила она, вскакивая и оценивая ущерб. Всё не так плохо, холодная вода и мыло должно спасти. — Может. Если он не разбудит кухарку, а то она его без еды не отпустит. Так что иди, я пока тут разберусь. Когда Элли вернулась из уборной, кровать была чистая, Аларм и Марат не вернулись, а Светлана уже нашла чашки. — Лучше ложись, а то я про жар серьёзно сказала. Я думала, что простуда после подземелья нас миновала, но до тебя она всё же добралась. Простынь я заколдовала. На всякий случай. Элли поёжилась, она только забрала с кровати одеяло и устроилась в кресле. Она боялась, что сон может вернуться. — А я думала, что волшебницы не болеют. — Увы, болеют… И простуда — не самое худшее, что можно подхватить. Встань, кресло я на всякий случай тоже заколдую. — Не беспокойся, я уже. — Хорошо. Что же тебя так напугало? Вроде, у гомо сапиенс месячные — обычное дело. У женщин гомо сапиенс, я имею в виду. Или не вовремя? — У меня правда был кошмар, от которого я никак не могла проснуться, — призналась Элли. Кричать Светлане «я ничего не боюсь» было совершенно бессмысленно. — Вроде, и понимаешь, что это бред, полно того, что в реальности нет, но всё равно проснуться никак не можешь. Потому и страшно. А потом долго не можешь понять, что реальность, а что нет… Светлана понимающе покивала и тоже села в кресло. — Надо было ещё ромашковый чай попросить. Здешний даже на меня хорошо действует. К облегчению Элли, она не стала расспрашивать, какой именно сон её напугал. Либо представляла, либо знала, что такие сны лучше не вспоминать. Ближе к истине была Светлана, Аларм с Маратом вернулись через восемь минут в компании Страшилы и Железного Дровосека, тем более, с кухни их без еды в самом деле не отпустили. Правда, на еду набросились как раз мужики, дамы обошлись тем самым ромашковым чаем, который всё-таки кто-то догадался принести. — Кстати, что вспомнил. Мелкая, ты в курсе, что у тебя там подданные крапиву жрут? — Марат посмотрел на начинку попавшегося ему пирога. — Что, прямо так? — удивилась Элли, представив кругленького городского голову, во рту которого постепенно исчезает кустик крапивы. — Нет. В супе. Там вообще-то много разной фигни плавает, но крапива особенно примечательна. — Вообще-то суп из крапивы — праздничное блюдо, — заметил Железный Дровосек. — Его обычно на свадьбах готовят. И на больших праздниках. Иногда ещё на свиданиях. Светлана с Маратом переглянулись. Светлана закрыла рот ладонями и заметно покраснела, пытаясь унять беззвучный смех. Марат легонько пихнул её в плечо и громко заржал. Когда успокоился, он повернул к Дровосеку пирог откусанной стороной и спросил: — А это что за байда? — уточнил он. Внутри было нечто сомнительно-зелёного цвета, вязкое и склизкое. — Щавель. Эх… Я уж и забыл его вкус… — Обалдеть, — Марат откусил ещё полпирога. — Пустили в еду сорняки и довольны. — Между прочим, хорошую свежую крапиву ещё та наука собрать, — обиделся за своих соотечественников Железный Дровосек. — Да и свежий щавель не так легко найти. Светлана чуть не нырнула носом в стол. — Надо как-нибудь попробовать, — задумчиво произнесла Элли. Её опять несколько разморило, кошмарный сон растаял и на душе опять стало очень тепло. Все живые, улыбаются, спорят из-за еды, Аларм говорит, что ему свежие яблоки нравятся больше, чем в пироге. Что самые вкусные оладьи, если положить в них ещё тыквы, кому-то тыква не нравится. Страшила спрашивает, как они всё это различают вообще. И какие такие особенные ощущения люди получают от еды. Светлана пускается в разъяснения… *** Ну это уже просто форменное издевательство! Тень пропихивалась через щель под дверью, прогрызая себе выход в магическом барьере. Хорошо хоть это она теперь может, насытившись страхом и отчаянием волшебницы. А то бы её сейчас точно полностью стёрло! Она же уже пробралась в сон, уже подобрала то, что вводило её в нужное состояние, почти удалось довести до отчаяния… К ней бы ещё пару ночей приходить, и она будет готова, чтобы её перехватить. Даже никакая защита не поможет. Но надо же было явиться этому второму! В прошлый раз Тень так хорошо насытилась его гневом, из разорванных связей и надежд так хлестало обидой! Где это всё? Тени стало некомфортно уже когда парень её коснулся. Её слегка обожгло, но отпускать волшебницу без боя она не собиралась, добавив к сну ещё одно событие, отпечатавшееся отчаянием. Парень тоже просто так не оставил, вытаскивая волшебницу из сна. Выдернул-таки! Что там дальше происходило, Тень едва ли помнила, потому что пришлось бежать. Внезапная радость сильно ужалила её. Ну что за существа такие? Пришедшая на смену парню вторая волшебница сначала пылала беспокойством. Ну хоть оно не должно быть ядовитым, можно выбираться… Как бы не так! Убедившись в чём-то, все эмоции были аккуратно втянуты внутрь, а снаружи остался только панцирь спокойствия. Ничего страшного не случилось, она прекрасно знает, что делать… Сволочь! Нет бы дать бедной тени приют в своих ранах! А она их, вредная баба, залечивает! Когда в комнату ввалилась вся толпа, закрывая и волшебницу, и плеща несъедобными эмоциями, Тень чуть ли не с визгом протиснулась в крошечную прогрызенную дыру и поспешила убраться подальше, где людей вообще нет. Сейчас она слишком уязвима… Когда-нибудь в этом дворце она поселится? Противные существа эти люди! Нет бы подраться, повоевать, ненавидеть друг друга. Нет, сволочи! Любят они всех вокруг что ли? Нет, вот той заразе, которая с ранами точно надо отомстить. Не съесть её, не подселиться, так просто жизнь подпортить! Хорошо бы конечно тому, который волшебницу отобрал. Но на нём чёртова защита. К нему ещё нужно прогрызаться не меньше, чем к волшебнице. А на это Тень была ещё не готова. *** Расходились уже близко к рассвету, когда все, кроме Дровосека и Страшилы, уже откровенно клевали носом и тёрли глаза. Ромашковый чай был качественный. — Грёбаные бабы! Обязательно им устраивать эти танцы с бубном! — возмущался Марат, помахивая пустым чайником. Он собирался отнести его на кухню, а Аларм в задумчивости всё равно прошёл мимо своей комнаты. — Мы же не по уши деревянные! — Ты о чём? — не понял Аларм. — Чёрт, всё время забываю… Если женщина начинает сыпать везде одним заклинанием, то сразу всё понятно, — Марат вдруг задумался. — Хотя может ты всё же деревянный? — Тебе в лоб дать? — Не поможет. Я не согласен проводить ликбез по бабской анатомии на вашем чёртовом квасе! — Никак не пойму, ты мне про месячные объяснять собрался, или про секс? — Уф, не настолько хреново… Первое. — Так что же Элли ничего не сказала! Я бы как раз успел за яблоками. Слегка озадаченный Марат даже остановился: — Не, пацан, поверь моему опыту, тут яблоками не отделаешься. И без шоколада даже соваться не стоит. — В Пещере шоколада не было, — хмуро сказал он. *** После кошмаров и побудки проснуться на рассвете не удалось, поэтому Элли проспала лишний час, её по просьбе оставшегося с ней Страшилы никто не тревожил. А когда она всё же встала, на тумбе возле двери стояла большая корзинка, полная яблок. Разных цветов и размеров. От огромных полностью зелёных до мелких ярко-красных, размером с вишню. В промежутках красовались полевые цветы, а венчал композицию полотняный мешочек, перевязанный зелёной лентой. Элли из любопытства его открыла. Внутри лежал кусок шоколада. Размером со средний кирпич. И когда Элли всё-таки решила, что с этим подарком делать, угол кирпича был уже заметно сточен. Ну вот, решение придётся менять. Следы зубов на мышиные не походили. Аларм всё же очень хороший. А ещё упрямый. И невероятно милый. Как теперь всё это выдержать?

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 23. Защита На первый взгляд могло показаться, что глава такая как бы несколько физиологичная интимная, но в итоге думаю, что нет, это глава скорее о заботливости и чуткости друг к другу близких людей, о неуверенности, переходящей в доверие.



полная версия страницы