Форум » Фанфики » Фанфик "Нечаянные гости" » Ответить

Фанфик "Нечаянные гости"

dumalka: Название: Нечаянные гости Автор: dumalka Бета: Нет, но если есть желающие, велком. Канон: С. Сухинов, "Целительница" (Ориджинал) (Можно почитать здесь, здесь, или скачать здесь Размер: уже миди, претендует на макси всё, это уже макси Пейринг/Персонажи: Стелла, Светлана, Элли, Пакир, Аларм, Марат, Эльг и др. позже. Таймлайн: Изумрудный город: "Вечно Молодая Стелла", Целительница: после ещё не написанной пятой части. Категория: Джен (с элементами гета) Жанр: Приключения, фэнтези Рейтинг: PG-13 Предупреждения: AU от "Вечно молодой Стеллы" и далее, собственные персонажи, частичный самоповтор. Пожалуй, есть Мери Сью (хотя я старалась этого избежать) Краткое содержание: Для Элли и Стеллы бой в Городе Теней закончился поражением. Спасти их некому, теперь им предстоит встреча с Властелином Тьмы. Марата и Светлану тоже из лодки в шторм спасать некому, поэтому спасаться приходится самим. Вот только куда они теперь попали? И что за Властелин Тьмы такой? Примечание: Автору эти гаврики сожрали мозг. [more] Минимальная информация по "Целительнице". Со времени уже написанных второй и третьей частей прошло уже четыре года. Марат какое-то время работал на судне матросом, пока не влип в странную историю, от которой Светлана, как всегда, не могла остаться в стороне... (когда-нибудь я эту часть тоже напишу). В самом конце Светлана и Марат остались в шлюпке посреди моря и их застал шторм. Чтобы выбраться, Светлана использовала энергию молнии, чтобы телепортироваться на берег, но что-то пошло не так и вместо берега их выбросило в Подземной стране. [/more] Размещение: запрещено без разрешения автора Статус: В процессе. Штука очень специфическая и вообще не похоже, чтобы кто-то хоть понимал "кто все эти люди?", так что понимаю отсутствие реакции. P. S. Автор питается отзывами.

Ответов - 149, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 All

dumalka: Глава 1. Пленники подземелья Бой в городе Теней оказался коротким и кончился поражением. Элли, едва прикоснувшаяся к своей волшебной силе, всё-таки смогла поставить невидимый барьер и попытаться отправить друзьям послание. Неизвестно, дошло оно или нет, но на попытке хоть как-то обороняться, Элли совсем ослабла, барьер дал сбой, и ей в плечо попала стрела из лука. Воины Тьмы ворвались в башню, схватили волшебниц и утащили в Подземную страну. Стелле даже не позволили перевязать подругу, её так и тащили. И уже когда их обеих сняли с крылатых драконоподобных коней, Элли всё-таки потеряла сознание. — Позвольте, я ей перевяжу рану, — взмолилась Стелла. — В темнице перевяжешь, — грубо ответил ей один из воинов и потащил куда-то вниз по лестнице. Элли страшный воин просто закинул на плечо. Когда Стелла летела в Волшебную страну, она надеялась больше грязных и сырых подвалов не видеть. Свой дворец она изначально хотела выстроить совсем без подвала. Но поскольку это оказалось невозможным даже с магией, подвалы осушили, содержали в порядке и решётки там были только декоративные, которые можно снять одним движением. Оттуда всё равно можно было унести разве что пару банок варенья или соленья, и те и не жалко. Да и Болтуны никогда воровством не грешили. Эти же подвалы разом напоминали и о чуме, и об инквизиции, и о кашляющих кровью узниках, замученных вечной сыростью, и о потопе, однажды заставшем её в подземелье. Камера, в которую её грубо втолкнули, ничем не отличалась от всех остальных. За ней принесли Элли и бросили прямо на пол. Дверь захлопнулась, щёлкнули несколько замков… Опять солгали, ничего, чем можно было бы перевязать Элли ей конечно же не дадут. Она бросилась к девушке. — Элли, — чуть ли не со слезами выдохнула Стелла. Кровь из раны продолжала сочиться, расплываясь по платью, лицо становилось всё бледнее и бледнее. В темноте раздался шорох, а затем: — Добрый день, — ровный доброжелательный женский голос донёсся от дальней стены камеры. Стелла повернулась. Возле противоположной стены сидела ещё одна женщина. В темноте Стелла её плохо разглядела. — Если что, я не издеваюсь, просто у меня нет другого приветствия, — произнесла она после паузы всё так же вежливо. — Я вас тоже приветствую, — произнесла Стелла, вглядываясь в темноту. — Девушка ранена? — спросила соседка, вытянув шею. С места она не двигалась. — Да, — Стелла покачала головой. — И теряет всё больше крови… Это ужасно. Женщина завозилась, пытаясь сдвинуться с места, но с досадой поморщилась. — Вы бы не могли подойти? Стелла так и сделала. Женщина выглядела лет на двадцать пять, от силы тридцать. Лицо и глаза у неё были такими же доброжелательными, как и голос. Хотя вид — довольно растрёпанный и перепачканный: из длинной толстой светлой косы выбились завивающиеся пряди, на щеке, лбу и носу красовалось несколько грязных пятен разного цвета. У когда-то белой рубашки рукава были закатаны почти до самого плеча, где-то она была порвана, обнажая светлую кожу, а на фиолетовом жилете красовалось несколько мелких прожжённых дырок. Ничего не стоило говорить и о светлых штанах, по которым было и вовсе размазано что-то чёрное. Женщина повернулась, пряча руки за спиной, и выгнулась, довольно неудобно повернувшись левым боком. Похоже, её ещё и связали. — В левом кармане моего жилета есть коробка. Маленькая такая, железная. Белая с красной каймой и зелёным квадратом. Стелла залезла к ней в карман, чувствуя себя довольно неловко. Женщина ответила успокаивающей улыбкой, она ведь сама об этом попросила. Коробка и правда оказалась металлической, прохладной на ощупь, размером примерно с ладонь. А красная полоса по её краю бледно, но заметно светилась. — Она. У девушки кости целы? — женщина снова стала серьёзной. И когда Стелла подтвердила, она продолжила. — Хорошо. Значит, в коробке есть два пузырька. Один красный с цифрой один, второй зелёный с цифрой два. Первый обеззараживает. Просто разорвите одежду и капните в полмизинце от раны. Пару секунд кровь будет идти сильнее, это нормально. Как только перестанет, берёте зелёный пузырёк. Постарайтесь капнуть пару капель как можно ближе. Лучше прямо в рану. Когда кровь запечётся, берёте бинт в белой бумажке и забинтовываете. Умеете? Стелла кивнула. Порвать платье удалось не с первой попытки, но Стелла справилась. Остальное было довольно легко. И, если честно, она что-то подобное проделывала не раз. Обеззараживание видимо было довольно болезнненным, потому что Элли пару раз дёрнулась, но остальное она выдержала, хоть и в сознание так и не пришла. — А вы не ранены? — уточнила женщина, когда Стелла уже закончила бинтовать. Она покачала головой. — Я надеюсь, Элли быстро придёт в себя? — Думаю, можно дать ей пару часов поспать. Она истощена. А потом бы что-нибудь поесть. Лучше сладкого… Да и я бы не отказалась от чая с шоколадным тортом. — Вряд ли нам стоит на это рассчитывать. — Согласна. А вы можете мне немного помочь? — женщина поджала губы. — Там в аптечке есть бинт ещё в серой бумаге… Видите? Стелла показала свёрток в серой бумаге. — Хорошо. Вот обмотайте мне пожалуйста им руки, — попросила она. Женщина сильно напряглась и вынула из-за спины руки. Нет, они не были связаны. Стелле скрутило все внутренности в один холодный комок. От кончиков пальцев до середины предплечья они казались такими красными, будто с них слезла вся кожа. — Ужас… Как же вам наверное больно… — прошептала Стелла. — Больно, — согласилась женщина, поджав губы. — Вы в обморок не будете падать? Хорошо. — В жёлтом пузырьке не обезболивающее? — уточнила Стелла, порывшись в коробочке. — Увы, мне оно сейчас не поможет. Я потерплю, вы, пожалуйста, замотайте. Одного слоя достаточно. — Можете сдвинуться к свету? Женщина кивнула и передвинулась в луч лилового света, падающего из крошечного окошка в двери. Стелла начала с того, что всё-таки вынула из израненных рук всю грязь. — Промыть нечем? — спросила Стелла, откладывая с помощью пинцета из той же коробки в сторону очередной мелкий камешек. — Увы. Обеззараживатель в этом случае надо разводить чистой водой… А в том, что капает с потолка я не уверена, а очистить не могу. — Я без солнца не могу использовать магию, так что надеюсь, что вы будете терпеливы, — Стелла надорвала бумажку и развернула полоску тонкого гладкого материла. Он скорее походил на тонкий шелк бежевого цвета, чем на бинт. — Обещаю вам быть образцом стойкости, — женщина повозилась и положила правую руку локтем себе на колено. — И да, магия и мне бы тоже облегчила жизнь… Но на данный момент я ну вот чуть в лучшем состоянии, чем ваша подруга… Элли? Так вот… Я, по крайней мере, уже в сознании. Стелла очень осторожно приложила бинт к израненной коже и он тут же к ней притянулся. Каждое движение должно было причинять неожиданной соседке страшную боль. — Бинт прилип. Так должно быть? — уточнила Стелла. — Да. Просто накладывайте. Завязывать его не надо. Когда хотите оборвать проткните ногтем в серединке, он сам оборвётся. Он специально для ожогов, — женщина даже постаралась улыбнуться, но получилось что-то больше похожее на болезненный оскал. — Вас как зовут? — спросила Стелла, когда после полуминуты молчания, лицо сестры по несчастью просто окаменело. — Я — Светлана. А вы? — Стелла. Это моя подруга, Элли. — Рада познакомиться. — Где же вы так сильно обожглись? — продолжала Стелла. Светлана шумно вдохнула носом, пару раз моргнула и всё же ответила: — Длинная история… — уклончиво ответила она. — Время у нас есть. Так обо что вы так обожглись? — Точно не могу сказать, молния это была или весло вспыхнуло, — призналась она. —Впрочем, могло быть много хуже. Оказавшись посреди моря во время шторма в шлюпке, у нас было немного вариантов. Я использовала энергию молнии для переноса на берег, но, похоже, промахнулась. Понятия не имею, где я. Тут какие-то странные не особо дружелюбные существа. Как я понимаю, они и к вам были настолько же нелюбезны? — Вряд ли можно волшебницам Света ждать любезности от слуг Тьмы. — Волшебницы Света? Слуги Тьмы? Как интересно… Не могли бы вы пояснить подробнее? — Мы с Элли волшебницы Света. Мы живём на поверхности земли и владеем магией. Но если мы находимся в подземелье, мы слабеем. В городе Теней я оказалась не сильнее любой другой женщины. А вот Элли что-то сделать смогла. Но она даже не успела освоиться со своей волшебной силой. Она ведь её получила всего пару дней назад. Вы ведь тоже волшебница Света? — Не знаю. Темнота меня в магии не ограничивает, — она едва заметно дёрнула плечами. — Это смотря какая темнота. Ночью я могу колдовать так же, как и днём. Но в закрытом от солнца на тысячелетия городе Теней не смогла. И здесь тоже. — Если бы я не исчерпала всю свою магию, я бы смогла. Отсутствие магии чувствуется совершенно иначе. И то хорошо. Я получается волшебница Тьмы? — А при солнечном свете ваша волшебная сила слабеет? — Нет. Нисколько. Скорее, я бы сказала, что она работает вне зависимости от солнечного света. Хотя конечно на свежем воздухе я себя чувствую гораздо лучше. — Почему же вы сейчас не можете уйти отсюда? — Потому что магия зависит от моей собственной энергии, а её я всю исчерпала. Я сейчас едва ли смогу отодвинуть засов снаружи, хотя это с магией довольно просто. А с обожжёнными руками и вывихнутой ногой, не зная дороги, я вообще недалеко уйду, согласитесь? — Вы очень спокойны для такой ситуации, — Стелла закончила с правой рукой. Светлана поставила на колено левую. — Моя паника уже немного улеглась. А вы каким образом здесь оказались? Явно не по доброй воле. — Нас захватили в плен, — вздохнула Стелла. — Понятно. И какие есть способы отсюда выбраться? Настал черёд Стеллы закусить губу. Она знала, что таких способов нет, но вряд ли стоило эту женщину (да и Элли тоже) лишать надежды. — Что ж, пока и мне, и Элли тоже, надо восстановить силы, — не стала упираться в тему Светлана. — Расскажите лучше про место, куда я попала. Похоже, разговоры в качестве обезболивающего действовали не так плохо, как казалось. Закончив заматывать руки, Стелла нашла в коробке ещё и мокрую салфетку, которой протёрла Светлане лицо, не обращая внимания на вялые возражения. *** В плече болезненно саднило, поэтому Элли поняла, что город Теней и человекоподобные звери, утащившие их со Стеллой в лиловый столб не просто ночной кошмар. Она открыла глаза. Элли лежала в холодной сырой камере у стены, завернутая во что-то, отдалённо похожее на одеяло. Рядом тихо беседовала Стелла с какой-то другой женщиной. — Элли, дорогая, как ты себя чувствуешь? — Стелла бросилась к ней, стоило только поднять голову. — Немного слабость, в остальном вроде ничего. Где мы? — спросила она, едва слыша собственный голос. — Боюсь, мне нечем тебя обрадовать. Мы в подвале замка Пакира. — И что с нами теперь будет? — Я не знаю, Элли… Незнакомка пододвинулась к Элли. — Повернитесь, пожалуйста, на спину, я посмотрю ваше плечо, — произнесла она. Элли послушалась. Женщина ещё попросила повторить за ней несколько движений рукой, часть из которых заставили Элли поморщиться. — Ну вот и хорошо. По крайней мере теперь двое из нас почти целы. Все трое могут встать на ноги, а это уже кое-что. А говорите, обрадовать нечем. — Это целительница Светлана, — представила Стелла. — И Светлана предлагает бежать отсюда. — Как? — спросила Элли. — Пока думаем, — ответила Светлана. — Уважаемая Стелла считает, что не стоит дожидаться аудиенции хозяина этого подземелья. Я помню дорогу из подвала, вроде на острове не так уж и сложно сориентироваться и выйти на побережье. А оттуда пробраться в вашу страну, например с контробандистами… — Это вряд ли, — покачала головой Элли. — Но если мы добудем лодку, то можем переплыть море и выйти по реке. Она выходит из Кругосветных гор. Стелла, я кажется вам рассказывала о нашем путешествии через море… — Опять на лодке в открытое море? — Светлана подёрнула плечами и взглянула на свои руки. Пожалуй, эта женщина была очень красивой. Правильные, изящные черты лица, большие зелёные глаза, стройная фигура с хорошо поставленной осанкой. Но руки? Толстые, как будто вспухшие с тёмной неровной кожей. Она ими ни к чему не прикасалась, даже когда осматривала Элли. — Сколько вы тогда времени потратили на это путешествие? — Если верить чутью Аларма, то около недели. — Только если добудем карту и еды. А как насчёт земли и воздуха? — Мы на острове, — вздохнула Стелла. — А облако мы с Элли, боюсь, сделать не сможем. — Облако? — нахмурилась Светлана. — Как на нём лететь технически? Если вам обеим мешает то, что мы в подземелье, вы можете объяснить мне, как это происходит и у меня вполне может получиться облако. Если я что-нибудь съем. Желательно калорийное… Элли взглянула на Стеллу. Та тоже была весьма озадачена. — Боюсь, у меня объяснить не получится, — призналась Стелла. — Ладно, потом на практике покажете, — Светлана посмотрела в потолок. — Драконы? Лошади с крыльями? Достаточно большие птицы? На худой конец, самолёты? Хотя при парусных кораблях на самолёты по-моему можно не рассчитывать… Динозавры? — Нас привезли сюда драконоподобные лошади. Но они злобные… — Элли передёрнуло. — Главное, знать, чем они питаются, а там посмотрим… — Светлана замолчала и прислушалась. — По-моему сюда идут… — Что теперь? — встревожилась Элли. Светлана показала на стену. Стелла сдвинулась к ней, то же самое сделала и Элли. Сама Светлана поднялась и, чуть прихрамывая, подошла к двери. Щёлкнул запор. Светлана отшатнулась в сторону и встретила высоченное существо с пятипалыми волосатыми лапами, мордой с выдающимися вперёд челюстями и мощными клыками. Оно попыталось сразу же схватить Светлану, но она увернулась. Существо рыкнуло, Светлана пятилась, уворачивалась и вдумчиво вглядывалась в движения существа. Страха в ней как будто и не было. — Уведите остальных! — вдруг рыкнуло существо. — Я пока эту изловлю. В камеру вошло ещё два таких же существа. — Оу! — встрепенулась Светлана и сразу же выпрямилась, мило улыбнулась и голос стал дружелюбным. — Добрый день. Вы уж простите мою невеж… Волосатая лапища снова попыталась схватить Светлану, но она снова отскочила. — Не могли бы вы, прежде, чем меня хватать, пояснить, за что меня арестовали. Возможно, поэтому мне трудно понять уровень вашей разумности, — продолжала она. В это время Стеллу и Элли подняли на ноги и вывели. Существо приволокло Светлану уже несколько позже к высокой серебристой двери. — Мы сейчас встретимся со здешним хозяином? — уточнила она ровно с тем же выражением, что беседовала до прихода жителей подземелья. Элли откровенно трясло. Она понимала, что скорее всего из тронного зала Пакира живой не выйдет. Стелла была спокойна, хоть и слегка бледна и держала Элли за руку, как испуганного ребёнка. Светлана же не то, чтобы была спокойна, но не похоже, что понимала близость к смерти. Она оглядывалась, изучая то стены коридора, то высокую серебристую дверь. Иногда поворачивалась к охранникам, но уже перестала их о чём-либо спрашивать, просто смотрела. — Оригинальная архитектура, — всё-таки не удержалась Светлана. — Все проходы как будто вырублены в единой породе. Подземный замок? Породу кстати… Светлана получила смачный подзатыльник. — Да ради всего святого, дайте хоть поговорить, — произнесла она почти обиженно. — А вы мне даже с подругами поделиться впечатлениями не даёте. Сами слушать не хотите… — Лучше помолчи и подготовься к встрече с Властелином Тьмы. — Да я и готовлюсь. Насколько я знаю правителей стран, им обычно бывают приятны впечатления об их землях. Особенно если они приятные. Я пока мало что успела увидеть приятного, — она подёрнула плечами. —Не жаловаться же на сырость в подвале? Так что думаю сделать акцент на любопытстве. Вот смотрите на этот коридор. Эти плавные переходы между потолком и стенами. Они гладкие. А ведь почти при любом строительстве делают прямой угол между стеной и полом, потому что он наиболее практичен. Здесь же его нет, хотя ровной поверхности вполне достаточно. А ещё у вас интересное пламя. Оно не сжигает кислород, хотя вроде затрагивает сами факелы. Интересно, из чего они? И как… Элли тряхнула головой, ловя себя на мысли, что сама делала примерно так же, когда приходилось с детьми из класса ходить на какие-нибудь неприятные процедуры вроде прививок, стоматологов или ко врачу с сильно рассаженной коленкой. Увлекала ребёнка рассказами, басенками и сказками, чтобы его перестало хотя бы трясти. Интересно, это она так Элли пытается отвлечь или себя? Двери распахнулись, сердце Элли окончательно упало. Их подтолкнули внутрь. Рука выскользнула из ладони Стеллы. Первые несколько секунд Элли показалось, что она осталась одна в полной темноте. Откуда-то справа раздалось едва слышное шипение. Элли вздрогнула и лишь потом разобрала, что это кто-то довольно шумно вдохнул сквозь зубы. — Добро пожаловать! — негромкий, но звучный голос пронёсся по залу и загорелось несколько огней у гигантского пурпурного трона неправильной формы. Они выхватывали из темноты лишь гигантского зверя с жуткой мордой и огромными рогами. — Проходите, последние волшебницы Света. Элли подтолкнули в спину. Зверь медленно поднялся. Казалось, он не спускает глаз с Элли. От этого взгляда чёрных чуть ли не матовых глаз смертельный холод пронзил всё тело. — Добрый день, — голос Светланы был настолько неуместно бодрым, что Элли повернулась к ней. Она стояла очень прямая, словно солдат по стойке «смирно», а лицо её не то, что побледнело. Она была почти зелёной. Стелла выглядела самой спокойной. Жуткие глаза повернулись к ней, проигнорировав Светлану полностью. — Волшебница Стелла, — произнёс Пакир. — Ты очень давно не была у меня в гостях. Очень давно. Как тебе мой тронный зал? — Очень темно, — ответила Стелла. Зверь шёл к ним. Вначале Элли казалось, что он просто раздавит всех троих, но потом зверь с каждым шагом стал уменьшаться. Менялись рога, менялась его морда и лапы… И напротив Стеллы уже стоял высокий темноволосый мужчина в черном расшитом золотом камзоле с чёрным же пышным кружевом. — А что ты ждала от Властелина Тьмы? — Темноты, — ответила Стелла. — Прошло пять тысяч лет, прекрасная Стелла, и сейчас ты в том же положении. Без магии, без помощи. У меня в плену, — медленно проговаривал каждое слово Пакир. — Но сейчас ты иная. Спокойнее, увереннее. И это делает тебя ещё прекраснее. Стелла отстранилась от руки Пакира. — Ты не зовёшь на помощь. Наверное, потому что некого? — Потому что нет смысла, — ответила Стелла. — В прошлый раз ты не смог причинить мне вред. Сможешь ли сейчас? — О. Мне это сейчас не нужно, — Пакир усмехнулся. — Ты просто останешься здесь. Не будет никакого обмена, не будет никакого залога. И не будет спасения. Так, а вторую волшебницу Света я ещё не видел. Пакир повернулся к Элли. Она невольно сделала шаг назад, а дальше её будто удержала стена. — Значит это новая Хранительница? Она же совсем девчонка, — Пакир хохотнул и просто схватил одной рукой голову Элли. Её будто сжали тисками. — Тем не менее, магией ты уже успела воспользоваться… И книга Торна у тебя. Хорошо. Не для тебя, малышка-Хранительница. Пакир отвёл наконец руку. — Ну а ты, — Пакир повернулся к окончательно позеленевшей Светлане. — Ты ведь не Корина… — Неа, — почти не открывая рот подтвердила Светлана. — Я Светлана. — Тебя нашли здесь, в подземелье. Возле одной их крепостей. И ты тоже волшебница. И кто же ты такая? — Ради всего святого… — пробормотала вместо ответа Светлана. — Где у вас туалет? — Что? — Туалет. Отхожее место. Уборная… Выгребная яма… Сортир в конце концов, — говорила она с трудом и старательно отворачивалась от Пакира. Когда Пакир ухватил её за подбородок, она сильным уверенным движением вывернулась, отскочила в сторону, пробормотала «прошу прощения» и согнулась. Её вырвало. Элли и Стелла тут же бросились к Светлане и подхватили под руки, не давая упасть. Почти сложившись пополам, она с полминуты держалась, но потом снова повисла в руках волшебниц и её снова стошнило. — Что с вами? — встревожилась Элли, пытаясь её хоть чуть-чуть поднять. — Оттуда, — Светлана показала на бассейн, полный пурпурных сверкающих камешков. — Очень много очень чуждой мне энергии. О, нет… — Увести её и допросить. Откуда взялась? Зачем здесь? На чьей стороне? — приказал Пакир, показывая на Светлану. Либо Элли показалось, либо целительница правда с облегчением выдохнула. — Стеллу отправьте в «гостевую» спальню. Малышку-Хранительницу оставьте здесь. Стелла положила Элли руку на плечо. — Держись, — произнесла она тихо. — Что ж, девочка? Сразу отдашь книгу Торна? Или будешь упрямствовать. — Зачем? — едва слышно произнесла Элли, понимая, что в тронном зале Пакира осталась одна. — Чтобы выжить, глупышка. — Нет.

Захар: Да, это интересно, спасибо.

dumalka: Захар, продолжение-то нести?


Sabretooth: dumalka конечно, несите Раз есть 1 глава, то надо выложить и всё остальное

Захар: dumalka пишет: Захар, продолжение-то нести Да, конечно.

dumalka: Глава 2. Странности человеческие и не только Все самые искренние пожелания Марата вернулись ему эхом. Настолько неопределённым, что узнать, насколько глубоко он провалился казалось невозможным. Световой шарик, плывущий над его головой выхватывал из темноты лишь метров пять вперёд и столько же назад. Судя по всему он всё же оказался в пещере, хотя сначала он назвал это место иначе. Неровные каменные стены со всех сторон, такой же неровный потолок с вкраплениями слюды, в которой искрились отражения его светового шарика. И бугристый пол. Между полом и потолком протягивались каменные столбы, как ни назывались, Марат в очередной раз забыл. — Светлана! — ещё раз крикнул он в темноту. Ответило снова эхо, а это Марату не нравилось. Он порылся в карманах. Маленький шар-индикатор подсказал Марату, что Светлана всё-таки жива. — Ещё бы ты мог сказать больше. Есть конечно надежда, что Светлану всё-таки выбросило на нужный берег. А вот его куда? И какой вообще берег был нужным? Марат ещё раз пожелал провалиться всему на свете, хотя он сам уже именно это и сделал. — Если бы ты, зараза, ещё и направление указывал… — пробурчал Марат и как следует потряс сигнальный шарик. Направление он конечно не укажет от этого и вообще ничего нового не сделает. Марат вернул индикатор в карман. Опустив световой шарик пониже, Марат пошарил по полу пещеры и отыскал кусок жетовато-серого камня, который оставлял следы. Платок в руке не оказался подсказкой, с какой стороны дует ветер. Он равномерно болтался то в одну сторону, то в другую. — Пойду налево, — буркнул Марат и поставил стрелочку на стене. Коридор казался бесконечным, но, что радовало Марата, не уходил вниз. Признаков того, что он поднимается, тоже не было. Если этот тоннель и пробила реке, то она давным давно высохла. Хотя так конечно легче прислушиваться к каждому шороху. — Мать вашу… Надеюсь, это не камнепад, — буркнул он, услышав впереди тихий шелест. Камни обычно в начале падают тихо и издалека действительно камнепад напоминает шелест. Это когда он приближается, то превращается в грохот. Марат огляделся и нашёл только одно место за прочным и широким сталактитом, где у него есть очень маленький шанс в случае камнепада выжить. Но вместо камнепада по пещере пробирался огромный удивительный зверь. Выглядел он так, будто с очень симпатичной орлицей переспал мощный и красивый лев и они вдвоём выдавали своему отпрыску каждый день по ведру ускорителя роста. Зверь остановился и повернул большую орлиную голову. Марат спрятался всё за тот же сталактит. На капусте такая тварь точно не вырастет. — Здесь кто-то есть, — ровным басистым голосом произнёс зверь и повернулся в сторону Марата. — Ну ни хрена себе! Это что это такое я выпил, чтобы у меня такие глюки были, — пробурчал он и высунулся из-за сталактита (или сталагмита, Марат всегда их путал). Со спины зверя слез низкорослый крепкий юноша и подозрительно посмотрел на Марата. — Ты воин Пакира? — спросил он напрямую. Этот голос был совсем не такой. Неровный, явно только что прошедший юношескую ломку. — Пацан, первые два слова я понял, третье — нет, — ответил Марат. — Тут к выходу в какую сторону? — Вы не похожи ни на рудокопов, ни на подземных людей, — зверь очень сурово посмотрел на Марата. Собственно, взгляд у орла всегда выглядит суровым. — Скажи, пацан, ты тоже слышишь, как эта хрень разговаривает? — Марат показал на зверя. — Это не хрень. Это гриф, его зовут Юргод, — он явно рассердился. — Знаешь, гриф — это такая птица с голой шеей, жрёт тухлятину и ей же и воняет, — Марат обозначил руками размер птицы. — А это совсем другая хрень. — Думаю, я определюсь без вашей помощи, — вежливо заверил зверь и отвернулся. — Я вижу, вас хорошим манерам не учили, — не на шутку разозлился пацан. — Учили, хоть и без толку, — возразил Марат. — Так, ладно, это внебрачное дитя петуха и кота разговаривает само по себе, а с головой у меня всё в порядке. Да, малёк? Пацан молча и коротким поставленным ударом засветил Марату в глаз. Точнее, попытался, потому что Марат успел поймать его руку и ехидно ухмыльнуться в ответ. Вот только сопротивления от него явно ждали и удар обрушился с другой стороны. Марат не остался в долгу. Он заехал свободной рукой снизу в челюсть… Отскочив в сторону, Марат языком проверил, сколько зубов у него осталось. Кровь во рту у него явно была, но не понятно, с разбитой губы, или от удара по зубам. Пацан всё ещё в боевой стойке остался в полуметре. — Ёж тебе в печень, — пробурчал Марат. — Что кулаками-то махать? — Мог быть и повежливее с моим другом, — отозвался пацан. — Некоторых иначе учить вежливости не получается. — Вот так меня научить вежливости и не смогли, — буркнул Марат. — И вообще… Тупой вопрос, конечно… Но где мы? — В лабиринте подземных ходов, — ответил пацан. — А ты кто? — Марат. — Ты из подземелья или с поверхности? — уточнил пацан. — Я из моря. Бес его знает, как, но я сюда перенёсся. И когда ты на лодке посреди в шторм вариантов как бы не очень много. Кстати, со мной ещё была женщина. Не видели? — Нет, — ответил пацан, выпрямившись. — Вы её ищете? — Ага. Ищу. Такая красивая блондинка с длинной толстой косой и когда раздавали вежливость, она взяла две порции. Да, и первое, что вы услышите от неё — это «добрый день», даже если она в это время лежит мордой в навозной куче. Пацан и зверь переглянулись. — Мою подругу взял в плен Властелин Тьмы Пакир. Я должен её спасти, — сказал пацан, нахмурившись. — И отца тоже… — То есть, у твоей девки неприятности? Причём серьёзные? — уточнил Марат. Увидев кивок, он добавил: — На что бы с тобой, пацан, поспорить, что Светлану я найду именно там? — Я — Аларм, — представился пацан. — Что у тебя за шар? Марат показал. — Фонарик, — коротко пояснил Марат. — В какую сторону нам идти? *** Всё шло пусть и не идеально гладко, но определённо в пользу Пакира. Три волшебницы Света были у него в плену. Четвёртая согласилась сотрудничать. Вот только Меч Торна ускользнул. Тёмный отряд проиграл бой, меч у мальчишки-рудокопа… Но это не надолго. А сейчас нужно разобраться со странной третьей волшебницей Света. Может, тоже получится повернуть на свою сторону. Пакир открыл допросную. Как и положено, волшебница болталась на цепях посреди комнаты, в лапах у палача был кнут, но удар кнута похоже девушка получила всего один, оставивший след от левого плеча до правого бока. Этого хватило. Возможно, эта волшебница окажется разумнее Хранительницы, которая наотрез отказалась отдавать Книгу Торна. — Что она рассказала? — осведомился Пакир. — Много что, Властелин, — поклонился палач-каббар. — Что она действительно волшебница, что из другого мира и попала сюда, перенеслась из лодки, когда её застал шторм. Живёт в королевстве Марибу. Говорит, что целительница… Не замужем… — Волшебница? — уточнил Пакир. — Света или Тьмы? — Вот это самый сложный вопрос, — подала голос пленница. — Потому что ваш любезный слуга пока не пояснил мне, в чём разница. А если использовать объяснение, которое мне дала Стелла, я ни туда, ни туда не подхожу. — Выйди, — велел Пакир палачу и подошёл к волшебнице. Как будто не обращая внимания на закованные в цепь руки, Светлана вежливо поклонилась и очень дружелюбно улыбнулась. Она была красива. Не воплощение красоты всего мира, как Стелла, но красива. Очень гармоничная, стройна фигура с правильными женскими изгибами. Стройные, явно довольно сильные ноги. Черты лица изящные и благородные, тонкий нос. И большие довольно яркие зелёные глаза с пышными, хоть и светлыми ресницами. Всё лицо выражало полное дружелюбие и какое-то непривычное для Пакира отсутствие страха. Только вот кисти рук… Большие, толстые, сильно распухшие пальцы без ногтей и… похоже, это не кожа. Пакир щёлкнул пальцами, цепь выпустила кисти волшебницы. — Спасибо, — вполне искренно поблагодарила она, осторожно пошевелив освободившимися руками. Пакир взял её руку и принялся внимательно изучать. Волшебница дёрнулась. — Отпустите мою руку. Мне неприятно. Действительно не кожа, тонкий материал, очень неплохо под неё маскирующийся. Пакир нашёл едва заметную полоску стыка и отковырнул его. Светлана буквально зашипела и начала выворачивать свою руку из хватки. — Мне больно, — произнесла она сквозь зубы. — Отпустите мою руку. Под материалом кожи просто не было. Женщина резким движением в другую сторону всё же вырвала свою руку, тут же отступив от Пакира на несколько шагов. — Итак, волшебница, переход из твоего мира сжёг тебе руки, — произнёс Пакир. Она бы конечно не вырвалась, если бы он не захотел. — Можно и так сказать, — она быстрым движением другой руки вернула кожу на место. И снова, боль. Но не страх. — Кто ты такая? — спросил Пакир. — Мне начать сначала? Я — целительница Светлана, у меня девятый уровень, родилась и живу я в королевстве Марибу. Насколько далеко отсюда находится это королевство, я не могу сказать, поскольку не очень понимаю, где нахожусь. — На какой ты стороне? Этот вопрос заставил Светлану задуматься. — А вы можете уточнить вопрос? Какие варианты? — Неплохо, — вместо ответа произнёс Пакир. — Ты достаточно умна, чтобы не упорствовать напрасно. Садись, нам нужно с тобой поговорить. Волшебница огляделась. Она сначала подошла к стулу, но его удобства не оценила, поскольку над ним висела воронка, а сзади крепились шипы, двигающиеся рычагом. Пройдясь, она нашла табурет, ногой допинала его до середины комнаты и всё-таки села. — Простите, руками не могу, очень болят, — виновато произнесла она. — Зачем ты здесь? — Пакир уселся на созданное чёрное кресло с лапами вместо ножек. Оно было куда выше табурета и смотрел он на Светлану сверху вниз. Что, казалось, ей вообще не мешало. Взгляд был таким же прямым с выражением «я вас слушаю». — Я сюда попала случайно, — пожала плечами Светлана. — И, будь моя воля, меня бы здесь не было. Я бы вообще хотела вернуться домой, но пока не знаю, как это сделать. — Почему ты не пользуешься своей магией? — продолжал Пакир. — На такую длинную телепортацию ушло слишком многое энергии. Я даже не представляю сколько, если честно. То, что я извлекла из молнии, плюс вся моя… Это получится, если считать среднюю мощность… — То есть, сейчас ты истощена? — прервал Пакир. — Да, — кивнула Светлана, отвлёкшись от начавшихся было расчётов. — И руки не шевелятся? — Я бы сказала, плохо шевелятся, — призналась она. — Оружие ты в руки тоже взять не сможешь, — констатировал Пакир. — Увы, — пожала плечами Светлана. — Ты вообще понимаешь, в какой ты опасности? Волшебница огляделась. Свисающие с потолка цепи, кнут, прикреплённый к стене, стул с шипами и воронкой. Жаровня и висящие на стене железные палки с клеймами. — Что именно я должна понимать? — уточнила она. Пакир встал и хотел подойти к Светлане со спины, но она повернулась, не сводя с Пакира любопытных зелёных глаз. Лёгкая улыбка и любопытство. Без страха. И без привычки бояться сильного. — Ты в своём мире явно не простая крестьянка. Ты не привыкла бояться, ты не привыкла, что есть кто-то сильнее тебя, — продолжал Пакир. — Ну что вы? Есть много людей сильнее меня, умнее меня, храбрее меня. Чаще всего нам удаётся договориться. — Что ж, — Пакир уселся обратно в кресло. — Ты действительно разумна. Так что, возможно, и нам удастся договориться. — Я на это надеюсь, — улыбнулась Светлана. — Итак, ты хочешь домой? Я в общем-то могу тебя отпустить. Но, увы, ты возможно для меня опасна. Ты можешь встать на сторону Света, и тогда твоя волшебная сила будет направлена против меня. А мне это не нужно, — начал Пакир. — Поэтому, нужно сделать так, чтобы ты никогда не смогла встать на сторону Света, даже если не уйдёшь и останешься здесь. Нет, я не требую доказать твою верность Тьме… — Пожалуйста, постойте, — остановила Светлана. — Для начала мне нужно разобраться в терминолигии. Я её не понимаю. Что у вас есть Свет? Что есть Тьма? Для меня это просто количество фотонов в пространстве. И как у этого может быть две стороны, я не очень понимаю. Потому что есть тень, полутень, цветовой спектр… Пакир небрежно махнул рукой, Светлана согнулась от боли. — Если ты будешь уходить от темы, тебе будет больно. — Слушайте, а давайте я вас тоже буду щипать, когда вы говорите что-то для меня непонятное? — предложила Светлана через сжатые от боли зубы. — Сначала слушай ты, — Пакир повернул её голову к себе. — Всё просто. Сторона Света за то, чтобы я и мой народ остался в этом подземелье. Душном, мерзком подземелье, куда меня когда-то закинул Торн. А я не хочу больше здесь сидеть. — Спасибо, стало понятнее, — поблагодарила Светлана. — Давайте только как разумные люди говорить. Не надо в меня тыкать раскалёнными иглами, когда я задаю вопрос. — Я здесь хозяин и я диктую правила, — пояснил Пакир. — Слушай дальше. Для того, чтобы выбраться отсюда, мне нужна Книга Торна. Она сейчас у Хранительницы Элли. Мне нужно, чтобы она Книгу отдала. — А она не отдаёт? — Нет. Она упорствует. Поскольку ты втёрлась к волшебницам Света в доверие, она вполне может отдать книгу тебе. Тогда я отправлю тебя домой. — Как? — Как я отправлю тебя домой? — Да. Потому что я-то не знаю, как добраться домой. — Могу провести через Звёздные врата и ты найдёшь планету, на которой ты родилась. Могу дать тебе магической силы, и ты сама найдёшь дорогу. Светлана задумчиво поджала губы. — Как вы передаёте магическую силу? — Легко. Показать? Не на тебе, потому что ты можешь схитрить. — Разумно, — согласилась она. — Что такое Звёздные врата? Как они работают? — По сути, дыра в пространстве, через которую можно пройти, если иметь ключ и знать, где они находятся, — пояснил Пакир. — Только сначала мне надо изучить их. — Сможешь принести книгу, сможешь изучить Врата и отправиться через них домой. Подняв брови, Светлана долго смотрела в сторону. — Я поговорю с Элли, — произнесла она наконец. *** В тишине камеры было очень хорошо слышно и дыхание Элли, и шаги Стеллы. Девочка лежала без сознания после допроса. Смотреть на это и ничего не делать невыносимо. Но в предоставленных Стелле Пакиром покоях (разумеется, с решётками на окнах и стражей за дверью), хотя и с серебряными кубками, мягкой кроватью и даже диванами, она бы себя извела ещё быстрее. К великому облегчению, через некоторое время обратно привели Светлану. — О, во имя Света! Вы в порядке? — Да, я цела, — ответила Светлана и подошла к Элли. — Как Элли? — Она уже долго без сознания… — Думаю, это болевой шок… Помогите мне снять жилет. Не дело лежать на голом камне. Пока Стелла укладывала Элли на плотный и довольно тёплый жилет Светланы, целительница измеряла шагами камеру, что-то обдумывая. — Стелла, вы что-нибудь знаете про Звёздные врата? — Нет, — покачала головой Стелла. — Что от вас хотел Пакир? — Знать, кто я такая. Не знаю, как у него ответов, но у меня вопросов стало только больше, — она нервно тряхнула руками. — Как я понимаю, Пакир заперт здесь и хочет выбраться? Что будет, если он выберется? — Волшебная страна погибнет, — печально произнесла Стелла. – Он нашлёт вечную темноту и тогда… — … лишится урожая чуть менее, чем полностью, голод, население если не вымрет, то сильно поредеет, — закончила Светлана. — Откуда информация? — Я это видела. Много лет назад. Это было со всеми землями, которые Пакир захватывал, — произнесла Стелла. — А когда им не хватало, они шли в новые земли… Светлана присела напротив Стеллы и заглянула ей в глаза. — Честно вам признаюсь, Стелла, я мало что понимаю. Скажите мне ещё одно, что такое Книга Торна? Стелла по возможности коротко рассказала о Торне, который некогда создал Волшебную страну и собирал заклинания, чтобы оставить их своим наследникам. — Боюсь, Пакир хочет получить ту книгу, которую Торн написал для Хранительницы. И сейчас она у Элли, — Стелла повернулась к всё ещё бесчувственной Элли. — Её невозможно отнять… можно только отдать. — Что в ней такого ценного? — Это по сути основа магии Хранительницы. — Подождите. Книга — это просто способ передачи письменной информации. Разве у вас магия не в самом человеке? — У меня — да. Мне магию передали много тысячелетий назад, и я очень долго училась ей управлять. Настолько долго, что и не помню себя без магии. Элли передали магию буквально несколько дней назад. Если у неё сейчас отобрать книгу, она перестанет быть волшебницей. У вас не так? — Нет. Мы с магией рождаемся. Изначально. Это часть нашей биологии, часть нашего мозга. Часть сознания и культуры. Легче меня на атомы разобрать, чем извлечь магию. Да, можно заблокировать. В определённых местах и временно такое бывает. Да, можно меня истощить так, что я не могу ничего сделать. Как сейчас. Но извлечь нельзя. И передать её, конечно, я не могу, — Светлана подёрнула плечами. — Энергией поделиться могу, а передать — нет. Хотя сейчас бы не помешало. И поэтому мне не понятно, что здесь происходит… Она вдруг посмотрела на Стеллу. — Много тысячелетий? – уточнила Светлана. — Я бы сейчас не хотела говорить о своём возрасте. — Простите, Стелла. Это может быть некорректный вопрос, — Светлана потрясла головой — Просто у меня в картине мира это плохо укладывается. Очень плохо укладывается. Много тут таких долгожителей? — Я. И Пакир. — Пакир тоже когда-то давно получил магию? — Этого я не знаю. Когда я была совсем юная, он уже был сильным магом, — призналась Стелла. — Светлана, вы что-то придумали? — Увы, нет. То, что я придумала до этого, придётся отбросить. Я пытаюсь разобраться, что вообще происходит. И каким путём я могу вернуться домой. — По крайней мере, я могу надеяться, что вы на стороне Добра? — осторожно спросила Стелла. — Я целительница. Так что я за сохранение жизни, — заверила Светлана. — Давайте продолжим экскурс в историю, я хочу хоть что-то понимать на следующем допросе. *** Рассказ Стеллы прояснил многое. Во-первых, Светлана оказалась практически в центре схватки между двумя враждующими государствами: Волшебной страной и Подземной страной. При этом Элли — Хрантительница Волшебной страны (уровень в системе власти и обязанностей Хранительницы Светлана не поняла, но в политике всегда чёрт ногу сломит, лишь бы эти обязанности знала сама Элли), а Стелла — правительница Розовой страны. И они единственные волшебницы в этой стране. Пакир — правитель Подземной страны и хочет Стеллу в наложницы, у Элли забрать некую книгу магии, а затем захватить Волшебную страну. И он очень сильный волшебник. Во-вторых, Светлану схватили не «за что», а «зачем». Её просто посчитали ещё одной волшебницей Света с поверхности, и сейчас Пакир хочет, чтобы она оказалась на его стороне. Стелла в свою очередь была бы не против, чтобы Светлана оказалась на их с Элли стороне. Выбор между Светом и Тьмой? Что-то пока Тьма выглядит совсем отвратительно: трёх безоружных женщин держат взаперти, не кормят, швыряют, не оказывают даже минимальную первую помощь, применяют пытки, по словам Стеллы ещё и домогаются. Единственная хоть какая-то постель — это расстеленный жилет Светланы, на котором сейчас кое-как расположившись спиной к спине спали Стелла и Элли. Точнее, это Стелла спала. Элли скорее ещё не очнулась после магических пыток. Очень вредно так часто терять сознание. Это может повредить мозг. А ещё они все трое могли простудить себе всё что можно в таком холоде и сырости. Хотя это вряд ли заботит тюремщиков. Но хотя бы покормить могли. Может, Светлана тоже заснула, привалившись к стене, но сон был такой провальной черноты, что его казалось и не было. Вот она села обдумать происходящие — и вот уже тихий болезненный стон. Стелла тут же сорвалась с места и кинулась к Элли. — Элли, милая, как ты? — Очень голова болит, — прошептала она, притрагиваясь ко лбу. — И в горле пересохло. Где мы? — По-прежнему в тюрьме у Пакира, — с сожалением ответила Стелла. — Пожалуйста, лежи… Не стоит сейчас вставать. Светлана проверила подвижность пальцев. Руки уже не так сильно болели, но слушались не очень хорошо. За сколько там новая кожа без магии вырастает? Ожоговый бинт не даст её тревожить, но на быстрый результат всё равно рассчитывать не стоило. Что ж, работаем с тем, что есть. — Светлана? — Элли чуть приподняла голову. — Вас допрашивали? —Допрашивали, — Светлана поднялась и несколько раз повернулась, разминая затёкшую спину. — Элли, что есть Книга Торна? И правда ли там есть способ выбраться Пакиру из подземелья? Девушка встрепенулась и резко встала, хотя Стелла её и удерживала её за плечо. — Там есть способ защитить Волшебную страну от Пакира, — произнесла она. — И Книгу я Пакиру не отдам. — Почему? — спокойно спросила Светлана. — Потому что тогда Пакир уничтожит Волшебную страну! — с жаром возмутилась Элли. — А без книги? — уточнила Светлана. — Без книги ему будет гораздо сложнее выбраться. Тем более, если у Света будет книга Торна, Хранительница всегда будет, — в срывающемся голосе Элли была отчаянная решимость. — Пакир может даже убить меня, но Книгу я ему не отдам. Светлана вздохнула. — Книгу ценишь больше своей собственной жизни? — Жизнь Волшебной страны ценю больше своей, — поправила Элли. — Только не говорите, что это глупо! Светлана попыталась потереть лоб, но совсем забыла про болевшие руки и отдёрнула. — Плохо, когда человек ценит что-то больше самой жизни… Но это разумно. Хотя нет, это совсем не разумно. Но понятно для меня. — Светлана, поймите, что бы Пакир там ни говорил, если Элли отдаст книгу, её убьют, — тихо произнесла Стелла. — И вас, скорее всего, тоже. — Да я уж поняла. Отсюда надо бежать. И чем быстрее, тем лучше. Готова поспорить, у нас с вами не только шоколадного торта и чая тут не будет, но и воды. Во рту всё ещё оставался горьковато-кислый привкус, от которого так и не удалось избавиться после тронного зала. А использовать в качестве тронного зала яму с такой энергией смерти, что защита от некромантии даёт сбой, довольно плохая идея. И если Пакиру в такой обстановке комфортно, скорее всего попытка Пакира передать магию ей станет для неё как минимум довольно болезненной. Или тут нет никого, достаточно чувствительного к жизни? Скрипнула дверь, снова вернулся один из существ с клыками и подошёл к Элли. Светлана загородила её собой, но тут же её просто отбросили в сторону. Девушку схватили под руки и увели. — Проклятье, — пробормотала Светлана, поднимаясь на ноги. — Даже против банальной физической силы ничего не могу. Стелла устало потёрла виски, усаживаясь на жилете. — Увы, Светлана, скорее всего, вы с Элли обречены… — произнесла она. — Элли пока не говори… Она слишком молода. — Мы? — уточнила Светлана, присев рядом. — А вы — нет? — Вечность в качестве наложницы Пакира? Я бы предпочла смерть, — Стелла повернулась к ней. — Вам тоже нужно немного поспать. Ложитесь. Всё равно ничего не сделаете. — Я могу что-то придумать, — возразила Светлана. — Немного подумать, накопить сил и придумать выход. — Ложитесь, — продолжала Стелла. Светлана заглянула Стелле в глаза, и ей стало жутковато. Выглядела она очень молодо. Даже помоложе Светланы. Но в глазах вдруг выразились все прожитые годы. Не тоска, нет, скорее ощущение вечности и ухода всего на свете. Сколько раз ей приходилось быть до конца с умирающими? Внезапно для себя Светлана всё же послушалась и улеглась. Стелла, пусть и частично, но права. Сейчас они ничего сделать не могут, а силы ещё понадобятся.

dumalka: Глава 3. Что тут только не живёт... Пещера вывела Марата, Аларма и Юргода к широкому каменистому берегу огромного подземного озера. Настолько большого, что его противоположный берег терялся где-то среди облаков какого-то бледно светящегося фиолетового вещества, застилающего весь потолок пещеры. Первым в щель смог пролезть Аларм, за ним едва протиснулся Марат, Юргод же даже не пытался. И не напрасно. Недалеко возвышалась стена пятиметровой крепости, сложенной из грубых чёрных камней. Марат спрятался за камнем и достал подзорную трубу. По стене ходили странные и довольно уродливые существа: высокие, в лохматых и грязных шкурах. Морды у них покрывала тёмная кожа и лохматая щетина, нос походил на пятачок, а мощные клыки торчали наружу из-под нижней губы. — Ну и хрень… — пробурчал Марат, передавая подзорную трубу Аларму. — У этих папаня согрешил с кабанихой и оставил выводок в лесу, позабыв научить мыться и бриться. — Их там трое, — произнёс Аларм. — Но я сомневаюсь, что Элли будут держать здесь. Уж скорее её увели на остров Горн. Аларм показал на тёмный бугорок среди озера, виднеющийся на горизонте. — Дай сюда, — Марат забрал у него трубу и повернул её к острову. Увеличения хватило на то, чтобы увидеть чёрный округлый бугор, ощетинившийся остроконечными башенками и нечто ступенчатое, а также скалы и мелкие домики по всему острову, причал и корабли без парусов. Небольшой город? Поселение при крепости на острове? — Похоже, там стоит нехилый гарнизон, — отметил Марат, стараясь разглядеть странную ступенчатую стену крепости. — А подлететь туда надо незаметно. Аларм сильно дёрнул Марата за рубашку и указал на крепость, от которой шли два воина в лохматых шкурах. Пацан оглянулся на пещеру, но Марат пригрозил ему кулаком и присел за камнем, увлекая за собой Аларма. Стараясь прижаться как можно ближе к камню, Марат закрыл обоих от лишних глаз. Оставалось только надеяться, что эти странные твари настолько же не владеют магией, как и пацан. Обычно так можно было спрятаться только от диких немагических зверей. Твари прошли до самого конца берега, до того места, где стена пещеры отвесно спускалась в воду, и развернулись. Один из них остановился и что-то подобрал с земли. Как только твари скрылись за камнями, Марат на четвереньках подполз к тому месту, где наклонился полузверь. Среди тёмных камней ярко выделялась гладкая солнечная оранжевая бусина. — Твою налево, — пробурчал Марат, уже за камнем катая бусину по ладони. Он до конца тешил себя надеждой, что Светлана всё-таки смогла перенести себя в нужное место, а не непонятно куда, где шарахаются говорящие гибриды. — Я пошёл. — Тебе потребуется помощь. — Нет. — В любом случае, мне тоже надо знать, где Элли, — упорствовал Аларм и взял у Марата из рук трубу. — Если Юргода вытащить из пещеры, то он нам поможет оказаться внутри… — Интересно, кто выглядит палевней, мы или эта зверюга? — осведомился Марат. —О чём ты? — А ты не заметил, пацан? Они вообще-то не люди. Мы среди них, как кактус среди картошки, — Марат отобрал назад трубу и снова её направил на крепость. — Действовать надо тихо. Надеюсь, патрулирование у них регулярное. Патрулирование оказалось с периодом в час, потому что как раз через час кабаноподобные существа снова вышли на берег, дошли до конца каменистого берега и повернули назад. Незамеченные ими Аларм и Марат притаились за камнями. По условному сигналу они выскочили из-за камней и одновременно ударили каббаров по затылкам. Тот, которым занялся Аларм сразу рухнул на камни, а вот Марату достался покрепче. Он развернулся и мгновенно получил от Марата открытой ладонью в лоб. После секундной паузы существо закатило глаза и упало. — Как ты это сделал? — спросил Аларм, когда оба подтащили своих пленников ко входу в пещеру. Юргод оттуда мог только голову высунуть и то не полностью. — Простейшее усыпляющее заклинание, — ответил Марат, как само собой разумеющееся. — Ты колдун? — А ты нет? — Марат повернулся к Аларму. — Дело дрянь. — Это ещё почему? Марат стащил шлем с головы своего пленника и положил пальцы на виски. — А, не настолько дрянь. У них защиты нет, значит отсутствие магии здесь норма. А присутствие — нет? — Ага. — Чудно. Сейчас я тогда у него всё прямо из мозгов вытащу. Мастер телепатии мог бы вытащить из этого мозга что угодно, даже не укладывая противника на землю. Марат так не умел и для того, чтобы что-то вытащить, он просто начал искать схожий со Светланой образ… … В лапах Криша и Шарша просто висела очень бледная человеческая женщина. Голова её безжизненно болталась, растрепавшиеся волосы закрывали половину лица, почерневшие почти до локтей руки волочились по земле… — Это кто такая? Зачем её сюда притащили? — спросил капитан стражи. — Если слухи не врут, кто-то из волшебниц Света пытался бежать. Может, это она? — предположил Криш. — Она появилась из такой вспышки, что я чуть не ослеп. И одета вон как странно. — Выверните карманы! — потребовал капитан. — Не её, идиот, свои! Я вас знаю! Из карманов по очереди появилась заколка с ярким оранжевым камнем, бусы, которые сразу же посыпались на пол, несколько подписанных пузырьков и маленький шарик, мерно светящийся золотистым цветом. — Действительно, скорее всего волшебница Света. Их приказано сразу отправить Властелину. И получим награду. Свяжите на всякий случай. — Чтоб вам всем год на морском еже сидеть! — от души пожелал Марат. — Что ты от него узнал? — По ходу, нам обоим на тот остров, — буркнул Марат. — А ещё вот эта хрень зовётся каббаром и если они не вернутся, то в крепости поднимут тревогу. Аларм в это время молча снимал оружие и доспехи с того каббара, которого сам оглушил. — Если он придёт туда голышом, то они тоже поднимут тревогу, — заметил Марат. — Мы успеем уйти, а одежда и оружие нам пригодится. Тоже возьми меч и кинжалы. Марат поморщился, но что возразить, не нашёл. Хотя Марат запомнил обоих засранцев, тащивших Светлану и при встрече он их точно не пожалеет. Среди пойманных их не было. *** Проснувшись, Светлана уже почувствовала себя посвежее. Магия восстанавливалась, хоть без еды и очень медленно. Вначале она думала, не заняться ли в первую очередь руками, но передумала. Мало ли что случиться и не придётся ли снова обороняться. Элли тоже была уже здесь. Она опять лежала около Светланы и опять без сознания. Не известно, как Светлана не проснулась, когда её вернули. Стелла сидела и монотонно поглаживала лежащую у неё на коленях руку Элли. Увидев, что Светлана проснулась, она прижала палец к губам. Светлана молча кивнула, но неслышно встала и подобралась к двери, прислушиваясь к звукам снаружи. Она так стояла довольно долго, стараясь вычислить, как часто проходят дозорные и одни и те же или другие? После первых прошедших шагов, Светлана начала отсчитывать время прикосновением ноги к полу. Не слишком точно, но лучше, чем ничего. Она успела досчитать до ста восьмидесяти трёх, когда решётки коснулись чьи-то длинные серые пальцы, хотя шагов она не слышала. Пару секунд она просто ждала, а потом осторожно присела за дверью, не показываясь в поле зрения. Но кроме рук так ничего и не удалось разглядеть, поэтому Светлана всё же рискнула. — Добрый день! — улыбнулась она, показываясь прямо перед окошком и тут же чуть не отскочила. На неё смотрели большие голубые глаза без ресниц. Голова у встреченного существа была совершенно лысая, кожа скорее напоминала серую чешую, а нос и вовсе казался сглаженным. Светлана несколько раз моргнула. Существо не исчезло, но и ничего не ответило. — Это здесь нормально? — уточнила Светлана шёпотом, пытаясь боковым зрением увидеть Стеллу. — В чём дело, волшебница Света? Ты боишься созданий Тьмы? — усмехнулось существо за решёткой тихим с присвистом голосом. — Вообще-то я про то, что вы не здороваетесь, — быстро нашлась Светлана. Существо не столько внушало ей страх, сколько любопытство. — И с волшебницей Света… Стелла, неслышно подошедшая сзади, осторожно положила руку Светлане на плечо и легонько отстранила. — Вы заглянули не первый раз, — проговорила Стелла медленно. — Зачем вы это делаете? Мышцы лица существа сделали какое-то странное движение, оно чуть отстранилось от решётки. — Ваши глаза полны боли, я это вижу, — продолжала Стелла. — Но не мы её причинили… Светлана перевела взгляд с существа на Стеллу и обратно. Только проснувшаяся Элли вдруг испуганно вскрикнула. Существо дёрнуло головой и исчезло. За дверью снова прозвучали чьи-то шаги. — Что тут только не живёт, — пробормотала Светлана и вернулась к Элли. — Можно я тебя обратно усыплю? Пока ты спишь, они не придут. Элли закивала и всхлипнула. Из глаз у неё катились слёзы. Светлана аккуратно опустила голову Элли на свой жилет и легко коснулась пальцами висков. Её мозг легко поддался, магии ушли какие-то крохи. — Вас тоже? — спросила Светлана, смотря на Стеллу. — Не надо. Светлана просчиталась, слуги Тьмы всё же пришли. Но забрали не Элли. Её. — О, надеюсь, ваше начальство разобралось с терминологией? — как можно бодрее осведомилась Светлана. — А то мне очень сложно что-либо отвечать, не зная, что он вообще имеет в виду.

dumalka: Глава 4. Не выдать Когда выяснилось, что Светлану ведут в тронный зал, она чуть не застонала вслух. Она ещё никому не высказывала, насколько ей не нравилось это подземелье. Кроме темноты, холода, сырости, духоты и сомнительных манер местных, которые вообще к жизни относились не особо бережно, был ещё и этот бассейн. От него исходила не просто энергия смерти, а как будто много раз прокрученная смерть… Перед дверью Светлана сглотнула и успокоила себя одним: если Пакир решил её снова сюда тащить, то уж стыд за то, что её желудок вновь вывернется наизнанку, не должен её беспокоить. — Что скажешь, целительница? — осведомился Пакир, жестом выгнав из зала сопровождающих. В этот раз он сидел на краю бассейна и задумчиво рассматривал что-то довольно мелкое у себя в руке. —Доброе утро, — равнодушно ответила она, выбирая самую дальнюю точку, сносную для разговора и самую далёкую от бассейна. Совсем вжиматься в противоположную стену нехорошо. — Или не утро. Тут трудно определиться. — Итак, ты выбрала сторону заранее обречённых Светлых? — Пакир повернулся к ней. Светлана развела руками. — Я целительница. Я не знаю, которая сторона права, но могу судить по тому, что вижу. Элли была ранена, ваши люди явно не пытались оказать первую помощь. Пытки тоже с вашей стороны были, а не со стороны волшебниц. — А что у вас делают со шпионами и преступниками? Разве не допрашивают? — Допрашивают, но пытки уже не применяют. Есть более надёжные способы. И запирают. Но раненых хотя бы перевязывают, — ответила Светлана. — И я целительница. — Даже жаль, — Пакир раскрыл ладонь. В его руке что-то блеснуло. — Не хочешь подойти ближе? — Нет, благодарю, мне здесь лучше, — отозвалась Светлана. — У вас там моё кольцо? — Да. Пришлось потрясти тех, кто тебя сюда доставил. У них было много интересного. Но всё же что-то ты уберегла. Так? — Средства первой помощи. Они всегда должны быть с собой, поэтому под особой защитой от грабежа. — Ты сказала моим слугам, что не замужем. — Да. Не думаю, что в данном случае… — Кольцо помолвочное. Не отпирайся, я это считываю. Старое. Не меньше десяти лет. Твоё. Неужели люди могут столько терпеть? Светлана уже привычно развела руками, заранее готовясь, что эмоции могут нахлынуть и это явно не тот случай, когда можно ими поделиться. — Интересно, он за тобой придёт? — Нет, — уверенно и равнодушно ответила Светлана. — Не придёт, потому что того, кто наложил магию на это кольцо давно нет. Он мёртв, не так ли? — Да. — И ты до сих пор привязана к нему. Любовь ведь ещё жива, правда? Возможно, несколько дней назад эти слова могли бы не выбить её из колеи. Сейчас? Усилия пришлось сосредоточить на том, чтобы не дать телу её выдать. Контроль всех мышц, дыхания, лучше бы и сердцебиение контролировать, но оно не так хорошо поддаётся. — Я могу предложить кое-что получше, чем просто возвращение домой, — Пакир протянул руку к бассейну и из него медленно выплыл силуэт. Очень хорошо знакомый высокий сероватый полупрозрачный силуэт, поднимающийся над фиолетовыми камнями. Светлана всё же не сдержалась и отступила ещё на шаг. Фигура тем не менее вырисовывалась шаг за шагом всё чётче. Вскоре она даже обрела цвета и прошла мимо Пакира, который не сводил со Светланы взгляда. Славик подходил к ней, обретая всё новые черты. Вот уже и знакомая походка, и взгляд… И улыбка, резко сменившаяся серьёзным выражением. Серые глаза и взъерошенные короткие русые волосы. Светлана помнила из на ощупь. Славик уже стоял в полушаге и протянул к Светлане руку. Коснулся щеки. — Светлана, — произнёс он с нежностью. От того, что происходящее было настолько так, как хотелось, и не так, как на самом деле, она вскрикнула и отпихнула Славика, но наткнулась на пустоту и чуть не упала. — Нет! Я это уже прошла! — Она схватилась за голову, как будто это могло помочь загнать все болезненные воспоминания подальше. — Я могу вернуть его из мира мёртвых. — Нет. — Ты себе говорить или мне? — продолжал Пакир. Его голос звучал прямо над ней, но Светлана даже глаза закрыла. Наверняка тут же стоит и эта бледная тень Славика. — Неважно. — Замечательно. Люблю этот момент. Когда с гордой и независимой слетает вся спесь, — Пакир за подбородок повернул лицо Светланы к себе. — Неужели тебе та девчонка стала дороже любимого человека? — Нет, — Светлана, потерпев неудачу в попытках вывернуться, открыла глаза и теперь смотрела прямо на Пакира и старалась произносить каждое слово так правильно, чтобы не возникло сомнений. — Я просто знаю цену возвращения из мёртвых. И она больше, чем книга с заклинаниями. И я её платить не буду. — Ну что ты? Тебе и не придётся. Всё равно в предстоящей войне жертв будет много, а вы оба будете далеко. Последняя фраза Светлану и привела в себя, не хуже нашатыря. — Отличная сделка! — съязвила она. — Последний раз такая была, когда я в шесть лет поменяла жука на мёртвого кролика. О том, что это был один из её самых кошмарных снов, Пакир мог и не знать. Об этом вообще знала только она. И, возможно, Марат. Светлана отбила очередную атаку Пакира на её сознание, причём это внезапно для неё самой получилось как раз образом небритого и злого Марата и словами «Иди в задницу». Она так резко отличалась от всех прежних деликатных блокировок с отвлечением внимания или закрытием шторок, что на мгновение Пакир дёрнулся. Этим Светлана и воспользовалась, чтобы забрать кольцо. — Защитник, — хохотнул Пакир. — Ага. Приятель, которого я с похмелья будила, — с сарказмом ответила Светлана, возвращая в очередной раз кольцо себе на палец. Хорошо, что заколдованное, иначе бы на обмотанные бинтом не налезло. И оставлять его было бы гораздо болезненнее. — Это всё, что от меня требовалось? Пакир громко рассмеялся. — Разумеется, нет. Он схватил её за шиворот и поволок к бассейну с фиолетовыми камнями. *** В тишине шуршание за дверью Стелла услышала сразу. И сразу же встала, загораживая собой Элли. За решёткой снова показались серые руки с длинными пальцами и удивительные бездонные глаза. Несколько мгновений оба смотрели друг на друга. — Вы пришли за кем-то из нас? — спросила она встревоженно. — Только не трогайте Элли, она всё ещё не пришла в себя. — Я вам не причиню вреда, прекрасная волшебница, — прошептало существо. Оно отстранилось от решётки и огляделось. Убедившись, что никого нет, оно просунуло в щель между прутьями полотняный мешочек. — Возьмите. Вам нужно что-то съесть. Стелла приняла мешок из рук существа. — Спасибо. Подойдя к Элли, Стелла достала из мешка краюху довольно твёрдого хлеба и разделила на три части. Две спрятала под Светланин жилет, а одну оставила для себя. Мешочек она вернула ещё не ушедшему существу. — Зачем? — Я не хочу вас выдать, — произнесла Стелла и положила мешок существу в руку. Существо выдернуло руку из-за решётки так, будто оно обожглось. — Простите, если я вам причинила боль, — прошептала Стелла. Взгляд существа перешёл со Стеллы на руку и обратно. — Нет, — ответило оно. — Пусть вас не оставляет надежда. — Надежда нас не оставляет, — улыбнулась Стелла. — У Светланы такое лицо, как будто она просчитывает варианты. Я знаю таких, они всегда бьются до конца. И Элли надеется. Она всё думает, что её спасут друзья. Это хорошо. — Меч Торна у Белого рыцаря, — произнесло существо. — Хорошо, — улыбнулась Стелла. — Элли проснётся, я её обрадую. Существо отстранилось от решётки, прошептало «я ещё вернусь» и снова исчезло. Снова почти сразу Стелла услышала шари. В этот раз пришли за Элли, на все возражения Стеллы про то, что девочка ещё без чувств ничего не ответили, и уволокли её бесчувственное тело. *** Пожалуй, Аларму очень везло. Невежливый, очень нахальный и наглый спутник оказался на редкость полезным. Он был колдуном. Насколько сильным, Аларм узнать не мог. Но без него пробираться на остров наверняка пришлось бы с боем. А тут он сделал их с Юргодом невидимыми. Правда, на короткое время, и их всё равно заметили кружащие над островом летающие звери. Они, кроме зрения, использовали нюх, хорошо, что от них удалось вовремя избавиться. Сейчас Аларм лежал на уступе скалы, рассматривая в подзорную трубу вход в крепость и дворец, Юргод притаился, замаскированный среди камней, а Марат тихо и изощрённо матерился, копаясь в добытой одежде и шкурах. То ли не мог сладить со всеми нужными застёжками, то ли ему запах не нравился. Возможно, и то, и другое. — Углядел, где твою подружку искать? — осведомился Марат. — Нет, может ещё раз поймаем кого-то? — Ловить не будем. Слишком палевно. Попробую аккуратнее, — Марат бросил Аларму одну из шкур. — Одевайся. У тебя что пожрать есть? И не смотри так на меня. На магию уходит не меньше сил, чем на прыжки по горам. Да, девчонка… — Её зовут Элли. — Хорошо. Только вот эти хрени обычно по имени пленников не зовут. Физию надо вспомнить. А из нас троих её видел только ты. Представь её. Только не голой, а то искать по сиськам так себе вариант. — Ещё одна такая шутка, и я тебе дам во второй глаз, — прошипел сквозь зубы Аларм. — Так ты представил или нет? Чтобы разбудить воображение получше, Аларм закрыл глаза. Представить Элли ему было не трудно, труднее подобрать подходящий момент. Такой, где она самая хорошенькая. Прикосновение к виску было неожиданным, и Аларм отпихнул руку Марата. — Да-да. Надо спасти великую Хранительницу, иначе всё накроется большой чёрной задницей. Так и вижу, — съехидничал Марат. — Кто бы говорил, — буркнул в ответ Аларм. — И большой чёрной задницей действительно может всё накрыться. — А в случае, если разделимся, мы с Алармом должны знать, как выглядит твоя подруга Светлана, — заметил до сих пор молчавший Юргод. — Твоё описание было довольно ярким, но лучше, если ты сможешь нам её показать. Марат замялся, потом ругнулся. Закрыл глаза. — Только не голой, — добавил Аларм, переглянувшись с Юргодом. — Пацан, заткнись. Ты меня сбил. Времени Марату явно понадобилось больше. Наконец он просто ткнул Аларму в лоб. У него в голове возникла очень яркая, чёткая картинка: стройная изящная женщина с длинной толстой светлой косой и с зелёными глазами просто молча стояла. — Во как надо. — Разумеется, — согласился вполне довольный Юргод. — Так, оба, отвяньте, — Марат натянул на голову чёрный шлем с забралом, добытый в крепости. —Пробираться будем в таком виде. Над уступом сорвалось несколько камней и Марат резка развернулся, вглядываясь в скалу над ними. — Лучше нам валить.

dumalka: Глава 5. Не сойти с ума — Не пытайся меня обмануть, Хранительница, — произнёс Пакир прямо над ухом. — Я знаю, что ты не без сознания. Просыпайся. Элли с трудом подняла тяжелые веки. Её потряхивало и уже начало нехорошо знобить. Видимо, долгое лежание на холодном полу дало о себе знать. В этот раз Пакир заковал её в цепи и похлопывал по щекам, не давая обратно закрыть глаза. — Глаза открылись? Продолжим. Где тайный ход в Изумрудный город? В этот раз Элли просто молчала, тупо смотря на Пакира, потому что ей показалось, что во сне она что-то пропустила. А именно, переход между Книгой Торна и тайным ходом в Изумрудный город. — Что ты молчишь? — Пакир ещё раз хлопнул ей по лицу, не давая закрыть глаза. — Отвечай. — Не скажу, — пробормотала Элли, едва разлепив губы. По подбородку потекло что-то тёплое и вязкое, Элли облизнула губы, чувствуя вкус крови. — Скажешь, — возразил Пакир. По виску к подбородку и к середине груди прополз холодный металл. Элли только вздрогнула и опустила взгляд и почувствовала, как вспыхнули щёки. На ней не было платья. Только нижняя сорочка, да ещё порванная на груди и перепачканная в нескольких местах кровью. — Боже… — пробормотала она. — Где тайный ход в Изумрудный город? — повторил Пакир и, снова не услышав ответа, наотмашь ударил по лицу. Это было не так больно, как пытки магией. Что такое произошло? — Не заставляй меня повторять, — Пакир повернул её к себе. — Ну же? — Не скажу, — повторила она упрямо. И только потом сообразила, что она вообще-то и не знает, есть ли там тайные ходы или нет. И вообще она в прошлый раз едва постояла у ворот Изумрудного города, даже во дворец не заходила. Что там вообще осталось после её визита много лет назад? Пакир вдруг вцепился в волосы. Болезненно, унизительно, но лучше, чем пытки магией, когда казалось, что Элли сейчас просто умрёт от боли. — Где? — Не скажу… Глаза вдруг защипало, Элли и так была на грани, слёзы пролились раньше, чем она смогла сделать хоть что-нибудь. Затем — секундная пауза — и Пакир отпусти волосы, да и вообще отошёл на несколько шагов. Элли наконец смогла восстановить сбившееся дыхание и хоть немного сообразить, что вообще происходит. До этого раза про Изумрудный город вообще ничего не говорилось. Требование было только одно: отдать Книгу Торна. Может, Пакир понял, что эта затея у него провалилась? Мучительно долго Пакир стоял спиной к ней и возился с какой-то коробкой размером с куриное яйцо. — О, милая Хранительница, да ты прямо совершенная пленница. — Что? — не поняла Элли. Пакир вернулся, но не с коробкой, а с маленькой хрустальной бутылочкой, как из-под духов. В ней была чернота. Абсолютная чернота под поблёскивающим хрусталём. — Не хочешь отдать Книгу Торна сейчас? — осведомился Пакир, покрутив перед лицом Элли бутылочкой. — Нет, — ответила Элли, хотя не отрывалась от жуткой завораживающей темноты внутри. — А… — Абсолютной Тьмы совсем немного, — прервал Пакир. — Но на тебя хватит. Знаешь, что она делает с волшебницами Света? Ах да, откуда тебе знать? Даже Торн доподлинно этого не знал. Одевайся. Элли едва удержалась на ногах, когда её отпустили кандалы, висящие под потолком. С трудом переставляя ватные ноги, она подошла к сложенному платью. — Зачем надо было его снимать? — прошептала Элли, не рассчитывая ни на какой ответ. — А так заманчивее, — Пакир дождался, когда она оденется и только тогда схватил за горло. «Придушит», — подумала Элли, чувствуя, как в глазах мутнеет. Но ошиблась. Он отпустил, и когда Элли инстинктивно глотнула воздух, сунул ей пузырёк с Тьмой. Невыразимо холодный воздух обжёг лёгкие. Дикий холод, потом боль пронзила всё тело. Элли увидела пол уже когда лежала на нём. Багрово-чёрная пелена застилала глаза и разум. — Когда ты захочешь это прекратить, ты можешь просто отказаться от Книги Торна. Как это сделать, ты знаешь. И можешь сделать в любой момент. Да, и на потерю сознания или сон больше не рассчитывай. Это ещё начало. Как только Тьма доберётся до твоего сознания, начнётся самое худшее. Так что тебе лучше поторопиться. *** Под шкурой и доспехами было жарко, сильно воняло и даже обматерить это как следует было нельзя. Палевно. Но ещё больше хотелось обложить паршивый обзор в шлеме. А чего ждать? У каббаров глаза по-другому расположены, не будет тут хорошего обзора! Получилось очень удачно вписаться в строй шагающих к крепости солдат, правда шаги у этих существ были совершенно другие, под них надо было подстраиваться, а у Марата внезапно вылезла казалось бы напрочь забытая строевая подготовка. Шедший рядом Аларм похоже страдал от другого. Если Марат ростом от каббаров не отличался, то Аларм оказался почти на голову ниже и это даже палевнее, чем матюки. Хотя они постарались и шлем сдвинуть так, чтобы он добавлял роста, и в сапоги тряпья напихали, но и удобнее от этого костюм не стал. Скорее всего, видит он даже хуже Марата. Два каббара впереди кажется немного расслабились в отсутствии командира и начали трепаться. Про самые забористые грибы, потом перешли на тему «а чего бы такого пожрать?», обсуждение поварихи из солдатской столовой не в самых поэтичных выражениях. Их мозги слегка расслабились, и Марат начал в них влезать, отыскивая хоть один из образов: Светланы или той девчушки: подруги Аларма. Ни того, ни другого. Жаль. Открылись ворота крепости, что-то там вякнул командир страже и пошёл вперёд. За ним последовали солдаты. Стражник оказался ещё более странным. Длинноногое и длиннорукое существо, почти сидящее на полусогнутых ногах с вытянутой клыкастой мордой, слегка напоминающую облезлого волка. Из одежды на нём было нечто, напоминающее подгузник, которые наматывают двухлетним детям, которые ещё не освоили горшок. — Стоп, — проскрипело оно, когда уже почти весь строй прошёл. — Должно быть тридцать. Тут тридцать два. — Ну хоть никто ни дезертировал, — буркнул командующий и пошёл по рядам, требуя с каждого снять маску. Хорошо, что начал с конца. — Так, сопляк, я тебе говорил, что нет. Вали к мамке, и приятеля своего забирай. Теперь все на месте. Пошли. Двое каббаров помельче и пониже ростом понуро поплелись обратной дорогой. Марат с Алармом переглянулись. Похоже, кто-то всё-таки дезертировал и им крупно повезло. Их направили к какой-то будке, у которой сидел ещё один каббар. Он похоже распределял караул. — Вы, на Верхние ворота, вы — на нижние ворота. Вы четверо на стене от Красной башни до Круглой. Бегом! Марат на всякий случай выхватил из сознания шедшего впереди образы названных участков. Много так не узнаешь, но вот отловить, как выглядит Красная башня и какая из них Круглая, когда из восьми три круглые, вполне можно. — Вы — на Южную стену. Кроме Южной стены Марат выхватил ещё один образ: Во двор замка спускаются зверокони и гвардия Пакира в железных доспехах. Один из них довольно деликатно спускает с коня очень красивую человеческую женщину в розовом платье. Та почти сразу, оказавшись на земле, бросается к бледной девчонке в зелёном. По её платью расползается красное пятно. Обоих понесли к дверям дворца. Марат, а за ним и Аларм молча пошли к той самой Южной стене, пока не скрылись между тёмных домов с маленькими окнами. — Нам к той чёрной какашке, — Марат показал на дворец. — Ты можешь только читать мысли? Или убедить тоже можешь? — уточнил Аларм. — У них мозг голый, но он есть, — буркнул Марат. — Что это значит? — Значит, их мозги без защиты от вторжения, но они не животные, которыми можно просто манипулировать, — буркнул Марат. — Тем более это… свинство. — Я просто предположил, — Аларм первым направился ко дворцу. Марат поднял голову. Ему показалось, у крыши метнулась какая-то тень. Либо дворец очень плохо охраняли, либо не ожидали, что на острове есть шпионы, но часовых у чёрного хода не было, что с одной стороны просто зашибись как хорошо, а с другой? С другой — узнать дорогу тоже не у кого. Пришлось идти по первому же попавшемуся чёрному и очень плохо освещённому коридору. — Пацан, запоминай дорогу, — велел Марат. Аларм фыркнул, как будто это само собой разумелось. Первые обитатели дворца им встретились на следующем повороте. Пара мужиков, в отличие от остальных существ, одетые во вполне оформленные кожаные куртки с фиолетовыми кругами и треугольниками, нашитыми поверх них. Марат нашёл в его сознании трёх блондинок, которых вели к серебристой двери. — Что тебе надо? — обратился один из мужиков. — В тюрьму на дополнительную охрану для волшебниц Света, — первым нашёлся Аларм, пока Марат заменял слова «А тебя колышет?» на что-то более подходящее. — Тогда вам туда, — показал мужик на коридор, ведущий чуть под наклоном вниз. Матюки всё же у Марата вырвались, когда они с Алармом спускались по довольно крутой винтовой лестнице. — Тише, чего ругаешься? — Больше нельзя никому в бошку лезть. — Почему? — Здесь есть магия. Не в них. Вокруг. И мы рискуем спалиться раньше времени. — Ещё бы. Тут же великий злой колдун Пакир. — Спасибо, что вовремя предупредил, чтоб тебя разорвало. — Ты бы не пошёл? — уточнил Аларм. — Шевелись давай, — рыкнул Марат. — Мы уже в этой заднице. Хотя Аларм конечно не задерживал, просто Марату здесь не нравилось. Более точно сказать, что здесь не так, он не мог, но стойкое ощущение, что он вернулся в своей жизни лет на пятнадцать назад, в Синее ущелье, не покидало. И чем скорее он отсюда выведет Светлану, тем лучше. *** Спать не получалось. Не смотря на то, что жилет Светланы оказался довольно тёплым и неожиданно удобным для сна, глаза оставались открытыми, и Стелла больше изучала переплетение нитей на подкладке, замысловато вышитую кайму и швы, чем действительно спала. И иногда поглядывала на окошко в двери. Стелле на самом деле хотелось, чтобы вернулось то существо с большими синими глазами, полными какой-то неземной печали. Не потому, что оно принесло поесть, а скорее потому, что оно поддерживало. Может ли оно помочь на самом деле не известно, но так хорошо было бы ещё раз перекинуться парой слов! Вскоре в дверь втолкнули Светлану, Стелла сразу подставила ей плечо, потому что целительницу качало. Она оказалась потяжелее Элли, но честно пыталась стоять на ногах и не полностью висеть на Стелле. После пары минут Светлана осторожно отодвинула плечо Стеллы и по зигзагу добралась до своего жилета. — Если мы отсюда не выберемся к завтрашнему дню, все трое лишимся рассудка, — произнесла она, упав на жилет. — Вас не трогали? — Нет. Что с вами сделали? — По-моему меня макнули головой в озеро топазов, — Светлана поморщилась и уткнулась лбом в ткань. — Маня кажется ещё раз стошнило… Возможно, прямо в озеро… А потом я потеряла сознание, дальше ничего не помню, но тошнит до сих пор. Где Элли? — Её снова забрали. — Надо уходить, когда её вернут, — Светлана нащупала под жилетом хлеб. — Надо же, нам даже поесть принесли… Вы уже ели? Стелла кивнула, но уточнять не стала. Кусок для Элли остался под жилетом. — Вы помните, как вас сюда вели? — спросила Светлана, потирая виски. — Увы… Новые шаги и в этот раз тихий стон за дверью заставил обеих волшебниц замолчать. Элли в этот раз принесли ещё в сознании, но… лучше бы без. Всё её тело дёргалось, брыкалось, как будто она старается освободиться от сетей. Лицо исказила нечеловеческая боль, каждый вдох звучал с едва слышным стоном. А глаза то открывались, то закатывались так, что видны были только белки. Стелла очень бережно положила её голову себе на колени и погладила по голове. Легче ей не становилось, Стелла зашептала, что она здесь, рядом, но это получалось настолько нелепо... А мечущаяся Элли вряд ли понимала, где она вообще. — Элли, милая… — прошептала Стелла сквозь слёзы. — Какой ужас. — Светлана сидела рядом на коленях, щупала пульс, притрагивалась ко лбу и вискам… — Что они с ней сделали? Приступ? Что это вообще такое? — Тьма, — Стелла всхлипнула. — Нужно солнце. Или… Стелла переложила Элли на колени Светлане. Тело девушки в очередной раз судорожно изогнулось, Светлана ухватила голову и начала сильно тереть ей виски. Так, что кожа под её пальцами покраснела. — Пакир! — вскрикнула Стелла, встав на ноги. — Я знаю, что ты слышишь! Я знаю, что ты сделал! И зачем! В ответ — тишина. Только хриплое дыхание Элли и едва слышный шорох. Стелла оглянулась — это Светлана зачем-то сильно тёрла ладони друг о друга. Губы сжались в ниточку. — Пакир! — ещё раз вскрикнула Стелла в темноту. К горлу подкатывал ком. — Я сделаю всё что угодно, только останови это! Я знаю, что ты хочешь! Но она потеряет рассудок раньше. Слышишь меня? Я сделаю всё что угодно! Я… клянусь. Очень яркая вспышка жёлтого почти ослепила Стеллу, она закрыла глаза руками и услышала, как Элли кричит. Пронзительно, не по-человечески, а как маленький раненый зверёк. Крик замолк. Стелла без сил упала на колени. Хотелось зарыдать в голос. — Мда. Надо было пробовать по очереди, — вдруг произнесла Светлана. — Что? — Стелла подняла голову. Элли по-прежнему лежала на коленях у Светланы, но теперь её тело не сводила судорога, глаза закрылись и дышала она хоть и тяжело, но без вскриков и хрипов. — Получилось? — едва выдохнула Стелла. — Да. Я только не знаю, что, — ответила Светлана, поднимая Элли веко. — Светлана, что что ещё могло? — Я попробовала спародировать солнечный свет. Я точно не знала, какое излучение нужно, какого спектра и какие нужны атмосферные искажения. Короче, я сделала на пару секунд очень маленькое солнце. — Светлана нащупала у Элли пульс на шее. — Надо было пробовать по очереди. А то получилось, что и я опять без магии, и вы должны Пакиру… Если он всё это слышал. Да, и если он нас слышит, план побега остаётся в моей голове. А вы просто следуете за мной. Хорошо, Элли? — Да, — пролепетала она едва шевелящимся языком. — Умничка. Пока лежи. Ещё не очень осознавая, что вообще произошло, Стелла очень осторожно улыбнулась. Даже если она теперь должна будет остаться во дворце Пакира, то помочь девушкам выбраться было её обязанностью. Светлана права, если они не выберутся, то вскоре сойдут с ума. Около часа Светлана сидела, прижавшись ухом к двери, и отсчитывая удары пальца по ладони. Стелла и Элли в это время просто ждали, потому что на вопросы она не отвечала, только прижимала палец к губам, заставляя их молчать. Скорее всего, теперь боялась, что Пакир её услышит. Стелла посматривала на Элли. Та держалась молодцом после отравления Тьмой, хоть её и начинало снова колотить, как от холода. Наконец, Светлана поманила рукой и привстала так, чтобы её в окошко было не видно. Она приложила руку к двери. Стелла и Элли подошли к ней тоже так, чтобы на них не падал тусклый свет. Раздался щелчок. Второй, затем третий. Светлана осторожно плечом толкнула дверь. Она не поддалась. Раздался четвёртый щелчок и дверь медленно начала отворяться. Бледный свет факелов на стенах проник и в камеру. Светлана сделала шаг через высокий порог… Ойкнула и вернулась обратно. Дверь широко распахнулась. На пороге показались два воина в лохматых шкурах и чёрных тяжёлых шлемах. Светлана шагнула назад, держа за спиной Элли и Стеллу. Воины молча вошли в камеру и направились к волшебницам. Стелла сильно дёрнула Светлану за рукав и спрятала за своей спиной. Явно не ожидавшая такого поворота Светлана даже пошатнулась, но воспротивиться не успела. — Оставьте их. За кем бы вы ни пришли, заберите меня. Судя по отсутствию реакции, это не интересно, так что пока заворачиваю под кат, чтобы хотя бы не сильно засорять форум. Я понимаю, насколько специфическая эта штука.

Darik: Я хотела сказать. Пожалуйста, не заканчивайте этот фик вот так вот. Мне действительно очень интересна такая версия развития событий. Я несколько дней не была на форуме, поэтому пишу только сейчас отзыв.

dumalka: Darik, Спасибо за ответ) Закончить на этом моменте у меня уже не получилось, мне просто теперь нужен сигнал, что это кому-то нужно на форуме) Потому что штука ну очень и очень специфическая)

dumalka: Глава 6. Побег — Три красивые бабы? Так мы заберём всех, — донёсся басистый голос из-под шлема. Голос правда казался человеческим, не было тех хрипловатых звуков, которые издавали кабаноподобные существа. — Слышь… — Если вы хоть пальцем тронете кого-то из этих женщин, вы умрёте. — Ой! — пискнула Элли, закрывая рот рукой. За спиной у стражников возникло поразительное существо: мускулистую мужскую фигуру покрывала серебристая чешуя, а за спиной у него были сложены широкие кожистые крылья. Существо держало одновременно два меча, которые упирались в шеи обоих стражников. Как и откуда оно явилось, Стелла увидеть не успела. Но она узнала глаза. Огромные синие глаза… — Это вы? — поразилась Стелла. — Сложите оружие! — велело существо. Воин повыше поднял лапы вверх. — Слушай, нам их вообще трогать нельзя? А если они не против? — спросил он. Поскольку воин смотрел именно на Светлану, Стелла повернулась к ней. Та подозрительно щурилась, но пока ничего не сказала. — Мы не собираемся им причинять вред, — сказал воин пониже. — И оружие мы не доставали. Серое существо тоже подозрительно прищурилось. — Аларм! — воскликнула Элли, бросаясь к воину пониже. Одной рукой держа повисшую на нём Элли, Аларм снял шлем. Серебристое существо опустило мечи и низко поклонилось Стелле. В это время третий воин стащил с головы шлем. Он и правда оказался человеком. Коротко стриженным, с грубыми чертами лица, обросший короткой тёмной щетиной... И с огромным тёмно-фиолетовым синяком под правым глазом. Он расплылся в широкой улыбке, не сводя глаза со Светланы. — Марат? Я надеялась, что тебя-то я отправила в правильное место. — Не-а, красавица, мы с тобой промазали по-полной, — ответил Марат. Светлана, подойдя ближе, повернула его за плечи к тусклому свету из окошка. — Кто же тебя так? — спросила она, внимательно изучая фингал под глазом. И тут обратила внимание на Аларма. — О, не обязательно отвечать. Я поняла. — Что с вами случилось? — встревожилась Элли, тоже заметив синяки у Аларма на скуле и распухшую нижнюю губу. — Мы не сразу поладили, — туманно пояснил Аларм. — Надо уходить. — Да, вы правы, — согласилась Светлана. — Вы знаете, где выход? — Я вас выведу, — произнесло крылатое существо. — Я понимаю, что вы можете мне не доверять. Особенно ты, Белый Рыцарь. Но я — ваш единственный путь. — Едрить твою в корень! Ещё одна неведомая хрень, — Марат обернулся к крылатому существу. Раньше, чем существо снова вынуло меч, Светлана загородила собой Марата и не дала продолжить, закрыв ему рот рукой. — Давайте сначала выберемся, а потом уже будем делиться соображениями, что здесь вообще происходит. Поверьте, дамы и господа, я тоже мало что понимаю, но точно знаю одно: обратно к Пакиру я не хочу, — Светлана оглядела всех, кроме Марата, который по-прежнему стоял за её спиной с заткнутым рукой ртом. — Ссоры и дуэли тоже потом. Марат, очень прошу, не нарывайся. У меня магия истощена, я твои синяки залечить не смогу. В последовавшем молчании прозвучал неожиданный чмок. Светлана отдёрнула руку ото рта Марата. — Потом, — произнесла она, обернувшись через плечо. — Пора уходить. — Ну, так не честно, — обиделся Марат. — Пацану за спасение обнимашки, а мне «заткнись». — А мы ещё не спаслись. Мы только теперь все в ловушке, — возразила Светлана. — И если она захлопнется… — Вы правы, волшебница, — крылатое существо поклонилось и ей. — Идёмте. Толпе из шести человек идти по коридору было бы довольно странно. Поэтому всем трём волшебницам связали руки одной верёвкой (Марат и Аларм завязали такие узлы, чтобы из них можно было выбраться одним движением), впереди шёл Аларм, замаскированный под воина Пакира, а сзади — Марат. Эльг (так представилось крылатое существо) пробирался вообще чуть ли не потолку, перелетая от одного выступа к другому и прячась за ними. Он в страже тюрьмы не состоял, а выглядел очень приметно. Первый патруль прошёл мимо, только глянув на пленённых волшебниц. Второй тоже благополучно пропустили. А вот от третьего Эльг вернулся и шепнул: — От них лучше спрятаться, — сказал он. — Почему? — спросил Аларм. — У одного из стражников очень острый нюх, и он очень не любит людей. Он вас заметит. Лучше спрятаться, поверьте, — прошептал Эльг. — Здесь есть пустая караулка. Помещение для солдат быть чуть побольше камеры, в которой сидели Элли, Стелла и Светлана. Да и обстановка немного отличалась. Здесь хотя бы стоял грубый стол, несколько прочных, но уже замызганных и затёртых скамеек и шкаф, в который страже же полез Марат. Кроме грязной тарелки с рыбьей требухой, он нашёл большую глиняную бутыль и теперь принюхивался к содержимому. Эльг и Аларм дежурили у двери, а Светлана уселась за стол и, оперев голову на руки, очень напряжённо хмурилась. — Пожалуй, ногами мы можем выбраться из тюрьмы. Но вот из крепости нас не выпустят, — проговорила Светлана. — Без магии мы кажется всё же не справимся. — Я бы убрал «кажется», — хмыкнул Марат. — По-моему, вино здесь тоже паршивое. — Марат, ты нам нужен трезвым. Вы, Стелла, колдовать в подземелье не сможете, раз зависите от солнечного света, я бы могла, если бы я восстановила энергию. Элли? — Я не могу, — сказала Элли. — Я пробовала уже. Ничего не получается. — Да. Но если твоя книга — источник магии? Мы можем попробовать просто перенестись… Может, даже наверх. — Ага. Ещё в какую-нибудь задницу, — прокомментировал Марат, продолжая уделять больше внимания бутылке, чем кому-либо. — Нет уж, больше мы с тобой по адресу "да хоть куда" не перебрасываемся. — Элли, Книга — источник магии, — повторила Светлана. Элли прижала руки к груди и поглаживала рукав. Под пальцами чувствовалось зёрнышко, в которое превратилась Книга Торна. — Если я смогу им воспользоваться, то мы перенесёмся, куда нам нужно, — продолжала Светлана. — И не надо рисковать, проходя эти патрули. Тут нас могут поймать каждую секунду. В это время Марат подошёл к Светлане и присел рядом, продолжая изучать бутыль. — Вы правда можете воспользоваться Книгой Торна? — удивилась Стелла, подходя к Светлане. — Почему же вы раньше об этом не говорили? — Я ещё не догадалась. До меня только сейчас начинает доходить, как это можно сделать. — Красавица, — обратился Марат. — Ты хочешь, чтобы я отдала Книгу Торна тебе? — удивилась Элли. — Нет, что ты, Элли! — замотала головой Светлана. — Не собираюсь я её забирать. Только временно, чтобы воспользоваться магией для выхода. Больше мне ничего не нужно. Я через пару дней восстановлю свою магию. Марат аккуратно за щёку повернул лицо Светланы на себя. — Красавицааааа, — прочти пропел он. — Марат, ты же понимаешь, что не стоит рисковать всеми нашими жизнями. Сколько из нас выберутся из этого подземелья живыми? — Светлана снова повернулась к Элли. — Элли, решайся. Это наш шанс выбраться. Руки Элли задрожали. Передать Книгу Торна, но не Пакиру, а Светлане, которая вряд ли воспользуется магией им во вред. Она же… По коридорам и комнатам разнёсся такой звук, словно кто-то ударил в медный таз. — Кажется, наш побег заметили, — произнёс Эльг, обернувшись к остальным. — Элли, решайся. У нас очень мало времени, — продолжала Светлана. Элли вскочила на ноги, смотря на Светлану. Ей обзор снова преградил Марат, наклонившийся так, чтобы смотреть Светлане в глаза. — Марат… — она вдруг остановилась. — Марат, ты же можешь сказать Элли. Ты так умеешь. Коротко, грубо, но правду. Потому что нам правда надо отсюда выбираться. Я не хочу новых пыток. Я не хочу, чтобы они снова мучили Элли… Рука Элли дрожала, когда она коснулась книги. — Марат, скажи, ей, — продолжала Светлана, всё ещё смотря на Марата. — Сделай это ради меня… — Ага, — ответил Марат. И треснул Светлане по голове бутылкой так, что она влетела лбом в стол и потеряла сознание. Стелла и Элли вскрикнули, а Эльг и Аларм выхватили из ножен мечи. — Да спокойно вы, это не она, — сказал Марат, бросив отколовшееся горлышко бутылки на пол. — Ты её убил! — Элли чуть не плакала. — Да нет, только оглушил. И это не Светлана, — Марат встал на ноги. — Если этот урод с ней что-то сделал, я ему башку оторву и перешью.... Так что он не только головой по назначению пользоваться не сможет!

dumalka: Глава 7. К свету Марат двинулся к выходу, но дорогу ему преградила Элли. — Почему мы должны тебе верить? Ты Светлану чуть не убил… А она добрая и хорошая. Она хочет нас спасти… — Мелкая, отойди, — Марат зло посмотрел на Элли сверху вниз. — Да, она добрая и хорошая, да, она хочет всех спасти. Это её пожизненное, чёрт побери всю эту байду! И вот это точно не она! — Марат указал на лежащую на столе Светлану. — А верить вы мне в этом должны хотя бы потому, что вы знаете её не больше дня, а я четыре года. Дай мне дорогу по-хорошему. Раскрасневшееся и озверевшее лицо мужика не особо напугало Элли. Она стояла, как вкопанная, смотря на него снизу вверх и полная решимости не сдвигаться с места. — Скажите, почему вы решили, что перед вами не Светлана? — решительный и довольно спокойный голос Стеллы вернул Элли к реальности. Мужик открыл было рот и повернулся к Стелле, но вместо очередной грубости просто захватил побольше воздуха. — Во-первых, она понесла несусветную чушь, забыв, что магией могу поделиться я. Во-вторых, — Марат окинул всех свирепым взглядом и выпустил воздух сквозь зубы, после чего начал заново, уже тише. — Во-вторых, она никогда в жизни не надавит на то, что я её люблю. Марат двинулся к двери, просто обогнув Элли. Аларм и Эльг почему-то расступились, пропуская его. — Вы ему верите? — спросила Элли, смотря на Эльга и Аларма. — За два дня Светлана ни разу про этого Марата не сказала... Вдруг он какой-то самозванец? Почему она не сказала? — Объяснение, что она — скрытная зараза, устраивает? — крикнул Марат. — Правильно сделала, что не сказала, — заметил Эльг. — Его бы начали искать. Он нам сейчас побег сорвёт, если так будет продолжаться. Судя по грохоту, раздавшемуся где-то за дверью, кому-то уже не повезло на Марата нарваться. Переглянувшись, Эльг с Алармом побежали за ним, Элли со Стеллой не отставали. К счастью, он нарвался не на стражника, а просто на решётку, перегораживающую коридор. Выломанная из стены, она улетела метра на три. Элли оглянулась на оставленную открытую дверь караулки. — Может, я с ней останусь? — спросила Элли, оглянувшись на Стеллу. — Нет, — Аларм поймал её руку и крепко сжал. — Будь рядом… пожалуйста. Марат остановился у одной из дверей, которая, казалось, вообще ничем не отличалась от остальных. Замок он молча вырвал и распахнул её. Эта камера была ещё меньше, чем их. И, кажется, ещё более сырая. Марат уже сидел на полу, держа на руках Светлану. Он всё-таки был прав… Что же с ней сделали? Светлана металась в горячке, жутко бледная, не отвечала ни на тряску, ни на призывы Марата. На щеке кровоточила довольно большая ссадина, капли пота стекали по лбу и лицу… На шее у неё висели длинные бусы из гладких фиолетовых камней. Марат их снял и отшвырнул в дальний угол, будто они были ядовитой змеёй. И когда это не помогло, вслед он кинул ещё и огненный шар, который на мгновение осветил камеру, превратив бусы в рассыпающиеся угольки. Метаться Светлана перестала и Марат очень бережно опустил её на пол и осторожно похлопал по не раненой щеке. — Светлана? Слышишь? Давай же, очнись… — говорил он, растирая ей уши и снова хлопая по лицу. Наконец она приоткрыла глаза и едва слышно произнесла: — Доброе утро. Марат? — Ага! — радостно ответил Марат. — Рада меня видеть? — Да, — на лице Светланы появилась слабая улыбка. — Но лучше бы телепортация удалась. — Так ясно, что коньяк лучше портвейна. Но и то, и другое, гораздо лучше мочи. Встать можешь? Мы тут пытаемся сбежать. Светлана, не поднимаясь, оглядела слегка ещё осоловелым взглядом окружившую её компанию. — Шестеро? — уточнила она. — Это будет сложно. — Я знаю, куда, — сказал Марат. — Что вы имеете в виду? — спросила Элли. — Телепортацию, Элли. Марат это сможет. Правда? — уточнила она. — Нас двоих в известное мне место вытащу. Шестерых — один не вытащу. Мы объединимся. Встать можешь, спрашиваю? — Марат, у меня вообще всё на нуле, — призналась Светлана. — Боюсь, Союз будет для тебя только ущербом. —Пофигу. То есть, ты встать не можешь? — Я могу поднять вас, — предложил Эльг. — Сгинь, нечистая, это я и сам могу. — Марат бросил на Эльга злой взгляд. — Зашвырнуть тебя и малявку в известное место ещё могу. — И оставить Элли и Светлану там без защиты? Не годится, — подключился Аларм. Он всё это время рылся где-то под своими жуткими доспехами и наконец достал полотняный мешочек. — Как без защиты? А как же твоя скотина? Когти, клюв и просто четыре центнера. Или сколько там в нём? — Волшебный изюм! — обрадовалась Элли, узнав мешочек. — Он может помочь… Светлана перевела взгляд на Аларма. — Может, у вас и вода есть? — спросила она. — Есть, — ответил Аларм, протягивая флягу. Марат молча помог Светлане сесть, причём он это делал неожиданно бережно, если не сказать, с нежностью. Первыми несколькими глотками Светлана прополоскала рот. И только после этого взяла из мешочка несколько изюминок. — Ну? — осведомился Марат. — По крайней мере, это тебе будет не в ущерб, — Светлана взяла протянутую руку Марата. Элли показалось, что вообще ничего не произошло. Ну сцепили руки, отпустили, встали… — Встаньте пожалуйста в круг, — сказала Светлана. — Чем ближе, тем нам будет легче. Аларм и так держал Элли за руку, только Марат почему-то резким движением разорвал их руки и положил руку Аларма Элли на талию. — Да ты… — рассердился Аларм. — Сказано тебе, теснее, — Марат уже подпихивал Эльга поближе. Тот вяло упирался. — Я не уверен, что… — Если ты не ядовитый, держи девок. А если ядовитый, то тоже держи девок только за одежду, — велел Марат. Стелла молча обхватила Эльга и хотела взять за плечи Элли, но тут между ними втиснулся Марат и подпихнул ещё. Так, что все шестеро оказались чуть ли не нос к носу. Наконец, круг стал таким тесным, что Светлана и Марат смогли взять друг друга за руки через две спины. И тут Элли заметила, в чём дело. Светлана и Марат могли теперь не сговариваться, они даже моргали синхронно. — Не двигайтесь, — произнесла Светлана, оглядев всех. — Нам нужно с полминуты собраться. Даже если сейчас в дверь постучат, тоже не двигаемся. Если разорвём круг, нас разбросает, так что держитесь крепче. Марат подозревал, что если Светлана не встаёт и честно признаёт, что ей сейчас плохо, то дела хуже некуда. Но он как-то даже и не подозревал, насколько. Истощение было близко к обмороку. А защита от вторжения в сознание была просто очень грубо содрана, а это ещё хуже. Увы, разбираться с этим нужно после телепортации. Светлана распределяла магию очень долго и очень аккуратно, чтобы потратить как можно меньше. Она это умела, и Марат полностью уступил это ей, а сам настроил только направление. Телепортация получилась не совсем комфортной, у Марата было ощущение, что его растянули и потом отпустили. Но вот они уже стоял на каменной площадке, где оставили Юргода. — Простите, не самая гладкая телепортация, — Светлана отпустила пальцы Марата. С каменной площадки открывался вид почти на весь остров: на крепость со дворцом Пакира, похожем на чёрного ощетинившегося иголками морского ежа, на разбросанные по острову дома… И лестницы высотой уже почти с дворец, где копошились кажущиеся крошечными человечки. Из-за камней поднял голову Юргод. Светлана, заметив его, собралась было выставить защиту, но Марат коротким сообщением «свои» остановил. А вот Юргод наоборот, вздыбил перья и утробно заурчал, смотря на Эльга. В тот же момент Марат почувствовал магическую атаку на Светлану. Она конечно успела поставить защиту, но атака была настолько мощной, что даже у Марата потемнело в глазах. Страшно подумать, что было бы, если бы они не объединились. На вопрос «какого чёрта?» Светлана просто кинула образ идущего на неё Пакира (мужика в чёрно-фиолетовом) и утверждение, что надо как можно быстрее уходить. Все разъяснения — потом. — Уносим ноги! — крикнул Марат. — Прыгайте все на спину грифа! — велел Аларм и сразу подсадил на спину Юргоду Элли, а затем Стеллу. Светлана влезла сама, опираясь на Марата, и затем затянула его за руку. Гриф тяжело поднялся и устремился к облакам. — Я задержу их, — произнёс вслед Эльг. — Не надо, мы с Маратом нас замаскировали. И чем дольше маскировка продержится, тем лучше! — крикнула Светлана. — Летите лучше ближе, так легче держать. Светлана закрыла их невидимостью, которая в принципе долго работать не могла. Тем более на такой толпе, а ещё при таком малом количестве энергии. Зато, чтобы отвлечь погоню, несколько неясных теней полетели от гигантском лестницы, а с противоположной стороны скалы с оглушительным гомоном взлетела целая стая птиц, второе уже обеспечил Марат. А внизу начиналась суета. От дворца в воздух поднимались крылатые существа. Часть из них летела в сторону тех самых неясных теней, несколько бросились к скале. Невидимость надо было точно продержать до фиолетовых облаков. Крылатые четырёхлапые существа метались вокруг скалы, сбивая на лету птиц, но они оказались довольно далеко. Одно из существ приземлилось на уступ, на котором ещё недавно была вся компания и поднял голову. Оглянувшийся Марат, понял, что смотрит он в их сторону. Ещё немного, и просигналит своим… Всего несколько маленьких, но очень точных искр выжгли твари нос. Она затрясла мощной башкой с костяным гребнем и тоскливо завыла. Юргод был уже близко к облакам, когда от крепости поднялись уже не просто крылатые бессловестные твари, а воины на драконоподобных конях. Стелла чуть не вскрикнула, но Светлана неожиданно непочтительно успела закрыть ей рот рукой. Мгновение спустя они уже оказались в слое фиолетовых облаков. Адски холодных фиолетовых облаков. И только когда они вылетели почти у потолка пещеры, Светлана с Маратом сняли невидимость. — Что? — едва слышно шепнула Светлана, обратившись к Стелле. — Они нас сюда принесли, — шёпотом ответила Стелла. — Вы же помните, как вас несли? Прекрастно. Можете мне передать образ, как… — Я знаю дорогу, — почти каркнул Юргод. Светлана вздрогнула. — О, прекрасно! Простите, с вами не успела поздороваться. — Думаю, это наименьшая из наших проблем, — рассудительно заметил Юргод. — Держитесь крепко. В пещерах крайне трудно лавировать. Юргод так мощно взмахнул крыльями, что Марата на мгновение подбросило в воздух, и зверь почти вертикально влетел в довольно узкую для него дыру, на резком повороте Марата чуть не выбросило со спины грифа. Ещё поворот, за ним — ещё. Марат оглянулся. Эльг летел за ними, отставая не больше, чем на три метра. На одном из поворотов сзади послышался какой-то шлепок, затем грохот. — Не все вписываются в поворот, — заметил Марат. — Я их задержу, — сказал Эльг. — Пригнись, — велел Марат и пустил над головой Эльга яркий огненный шар. Он врезался в стенку и, рассыпавшись ещё на десяток таких же, исчез за поворотом пещеры. — Самоубьёшься потом. — Узкое место, — предупредил Юргод. Марат как можно плотнее прижался к спине грифа и прижал Светлану. Та не сопротивлялась, она продолжала выстраивать защиту, используя минимум энергии. Наконец, Юргод заложил очередной вираж и вылетел на чистый воздух. Кажется, раздался коллективный облегчённый вздох, но тут в небо ударил столб фиолетового света, в котором метались чёрные тени всадников на крылатых конях. Наверху, в пепельно-серых облаках что-то ожило… — Это город Теней! — вдруг вскрикнула Элли. Юргод и правда теперь летел по улице какого-то очень мрачного тёмного города с пыльными улицами, немытыми окнами, без освещения… И без людей. Всадники Тьмы появились над крышами. Юргод со всей возможной скоростью нёсся к стене города. Мимо пролетело уже несколько копий и с два десятка стрел. Защита сработала. Ни одно не попало, по извилистой улице города побежала трещина, с одной из крыш посыпалась черепица… — Эта хрень разумная? — осведомился Марат, смотря снизу на живот и лапы тощего нечто с крыльями, что пронеслось над ними. Но ответа ни от кого не получил. Потому что Эльг, который вполне мог что-то сказать, уже взмыл над крышами и налетел на одного из воинов. Тот тут же с криком рухнул крышу и покатился с неё. Крылатый конь что-то прокричал (Марат готов был поклястьяся, что «а пошёл ты!») и пропал где-то среди серых облаков. Ещё один поворот, и Юргод со всей возможной скоростью нёсся на городские ворота. Фиолетовый свет вдруг ослаб, потом погас… Вырвавшийся вперёд воин Тьмы вскинул своё оружие, которое Марат разглядеть на успел. Он крикнул «Пригнись!» и дёрнул на себя Светлану… Стрела пробила защиту и Марат вдруг почувствовал пустоту. Сознание Светланы просто вылетело из Союза. Она даже не успела его разорвать… Отомстить Марат не успел, потому что стрелявший подонок врезался в ворота, над ними вспыхнул ещё один столб фиолетового света, несколько раз изогнулся, словно змея и метнулся на беглецов. Впереди сверкнул меч, Юргод взмыл выше, пропуская под животом привратную башню Города Теней. — Аларм ранен! — крикнула Элли. — Где Эльг?! — вскрикнула Стелла. Что крикнул Марат не пропустит ни одна цензура.

Игорь Сотников: Будет ли продолжение? Остановились на самом интересном месте, и осталось до логического завершения вроде бы немного.

totoshka: Игорь Сотников, а вы не скупитесь на подробные отзывы и обсуждения, авторы обычно это очень любят, они ими подпитываются))))

dumalka: Игорь Сотников, понимаете ли, штука весьма специфическая. И поскольку в комментариях полное молчание, я решила, что читателей форума не заинтересовало. Поэтому перестала приносить и замусоривать форум тем, что не интересно. Хотела вообще удалить, но правила форума запрещают.

dumalka: Глава 8. Зализать раны На освещённую ярким утренним солнцем опушку леса Юргод просто рухнул, пропахав лапами глубокую борозду. И тут же упал с раскрытым клювом, часто дыша. Стелла и Элли стащили с его спины бесчувственного Аларма. Только тогда Стелла оглянулась. В руках у побелевшего Марата висела Светлана. В её плече торчало чёрно-фиолетовое оперение стрелы, а по рубашке медленно расползалось кровавое пятно. Но куда хуже было то, что из-под ворота рубахи уже показывались потемневшие кровеносные сосуды. С обычной стрелой такого не бывает… — Спускайтесь, — неожиданно строго велела Стелла. Марат столь же неожиданно послушался. Он молчал, пока Стелла вынимала из раны стрелу, а это оказалось непросто даже с помощью волшебства. Заковыристый наконечник разворотил Светлане всё плечо. Раны от стрел Стелла когда-то научилась залечивать с трёх щелчков: обеззаразить — остановить кровь — закрыть… Но эта рана на последнее не поддавалась совсем. Рана не закрывалась. После третьей попытки, Марат бесцеремонно отпихнул Стеллу и поднёс свою руку. Рана не изменилась, но и потемневших сосудов больше не стало. Как и тёмно-фиолетовой каймы на краях раны. — Или заколдованная, или отравленная, — произнесла Стелла, отведя руку Марата. — Я создам облако. Оно вас унесёт в Розовый Дворец. — Она доживёт? — хрипло осведомился Марат. — Да, доживёт. Часов двенадцать у нас есть. Только не задёргивайте шторы, — велела Стелла. — Это ещё почему? — Потому что при свете солнца яды Тьмы всегда действуют медленнее, — Стелла вложила в руку Марату несколько смотанных бинтов. — Перевяжите по дороге. Только сейчас Стелла подошла к Аларму. Он не дышал. Стелла это поняла ещё когда помогала его опускать на траву. Элли продолжала его трясти и уговаривать очнуться. Магию она уже попыталась применить, но это не помогло. И не могло помочь. — Элли, — Стелла взяла её за плечи. — Помогите, — взмолилась Элли, подняв заплаканные глаза на Стеллу. — Что с ним? У него даже ран нет! — Боюсь, ему уже не поможешь, Элли, — Стелла присела на колени рядом с ней. — Он умер. Юргод взвыл. Смотреть, как убиваются Элли и Юргод было просто невозможно. Тем более, если кое-что всё же можно было попробовать сделать. Стеллу вообще-то начинало мелко трясти от одного воспоминания одавних экспериментов, которые они проводили с Тамизом. Но… Это единственное, что сейчас можно было сделать для Аларма. — Элли, собери всю свою храбрость, милая. Кое-что я сделать могу. Но это не совсем то, что нужно… *** Пока Элли и Юргод пытались чего-то добиться от Аларма… А точнее, той бледной тени, что осталась от бедного мальчика, Стелла пошла к городу Теней. К счастью, далеко идти не пришлось. Покалеченный Эльг видимо всё-таки из города выбрался, но далеко улететь не смог. Вот у него все раны были обычные, нанесённые оружием или чьими-то когтями, но с ним было гораздо сложнее, потому что он не был даже похож на человека. Кто знает, как устроено его тело? Чем оно отличается… Но Стелла сделала всё, что могла и создала второе облако за сегодняшний день прямо под ним. Подошла Элли. — Вы улетаете? — спросила она. — Да. Надо лететь в Розовую страну… Я чувствую, что там творится неладное, — произнесла Стелла. — Но Аларм… — А вы возвращайтесь в Изумрудный город. Я прилечу туда, как только это будет возможно. Пойми, Элли, для Аларма я сделала всё, что могла. — Понимаю, — Элли опустила голову. — Спасибо. И до встречи. — До встречи, Элли. Крепись. *** Когда Стелла добралась до Розового Дворца, был уже вечер. В личные комнаты Стеллы просто так пробраться было нельзя. Даже фрейлины туда не допускались, а точнее, они просто не про все комнаты знали. Именно в такую она отправила Марата со Светланой. Придворные решили, что во дворце после долгого отсутствия Стеллы начала водиться всякая нечисть. А конкретно, завёлся матерный гномик, посылающий каждого, кто приближался к дверям. Когда Стелла вошла, Светлана лежала у западного окна, а Марат просто сидел рядом, обхватив колени. — Осколки застряли, магией хрен вытащишь, — сразу начал он, не здороваясь. — А руками — это не про меня. Есть у вас кто умеет? — Я умею, — ответила Стелла. — Переоденьтесь. Марат очень вяло огрызнулся, но взял у Стеллы аккуратный свёрток. Пока он переодевался, Стелла приготовила инструменты и стол. Когда-то Стелла, прилетев в Волшебную страну, надеялась, что ничего подобного больше делать не придётся. Войн здесь не случалось столетиями, яды были редкостью, а эпидемии она успевала пресечь в самом начале. — Она приходила в себя? — Стелла полностью очистила руки. — Приходила. Только без толку, даже не соображает почти. И час назад я сам её усыпил, — Марат поднял Светлану на руки и бережно уложил на стол. — И, пока летели, гонял какого-то урода. Он лез к её сознанию. Здесь уже не лез. — Здесь он не доберётся, потому я вас сюда и отправила. — Стелла коснулась груди Светланы. — Возьмите чашу с полки. Сильное сердцебиение, повышенная температура и тяжёлое дыхание… Яда в крови много, но тело Светланы боролось, собирая все доступные ресурсы. И из связи с Маратом тоже. — Разорвите связь, — сказала Стелла. — Чёрта с два, — Марат протянул Стелле чашу. Вместо того, чтобы её взять, Стелла вылила туда пузырёк с особым противоядием от ядов Тьмы. А затем обмакнула в него пинцет, уже испачканный в крови Светланы. — Светлана тянет из вас силы, — предупредила Стелла. Чаша в руках Марата ярко засветилась. Даже ярче, чем Стелла ожидала. — Нет. Я их сам отдаю, — Марат огрызнулся. — Связь двусторонняя. Вам тоже будет больно. Чашу можете поставить. — Потерплю, — рыкнул Марат. — Надеюсь, это вам не помешает рассказать, чем ваши тела существенно отличаются от человеческих, — Стелла отыскала первый застрявший осколок стрелы размером чуть поменьше рисового зёрнышка. — Магией, — Марат помедлил прежде, чем продолжить. — Кровь немного другая, хотя на вид не скажешь. И не настолько, чтобы что-то меняло. Лёгкие отличаются. В общем, мы быстрее сдохнем от удушья, чем люди. — Расположение основных сосудов? — Если и есть различия, то не такие, чтобы я знал, — Марат стоял у ног Светланы, упрямо не отворачивался, хотя Стелла и сказала, что это ни на что не повлияет. Связь он, как и обещал, не разрывал и по лицу не скажешь, чувствует он что-то из того, что достаётся Светлане. Третий осколок оказалось очень трудно достать. Каждый следующий словно норовил спрятаться, зацепиться понадёжнее и продолжить своё чёрное дело. С трудом вытащив его из-за артерии Стелла бросила его в чашу. Следующий нашёлся легко, но выскользнул из пинцета на пол. Марат сразу же придавил его ботинком. — Возьмите другой пинцет, руками не трогайте, — Стелла снова наклонилась над раной. Хотя она и была предельно аккуратна, но крови становилось всё больше, Светлана заметно слабела. Последний кусок отправился в миску. — Всё, я теперь зашью рану… — Не всё, — возразил Марат и ткнул стрелой в миску. Куски вздрогнули и устремились к наконечнику, собирая его в целый. В гладкой поверхности была всего одна выщерблина. — Да, не всё, — согласилась Стелла. Долгие минуты Стелла отлавливала последний кусок стрелы. Наконец, он попался. Начиная от раны тело Светланы вдруг покрылось сеткой потемневших сосудов. Она судорожно дёрнулась и даже приоткрыла глаза, но через мгновение всё закончилось, как и не было, только кровь из раны хлынула сильнее. — Да твою мать… — ругнулся Марат, сморщившись от боли. — Ничего, теперь действительно только зашить, — успокоила Стелла. — Почему не закрыть? — Марат это прошипел сквозь зубы, опираясь на стол. — С кровью будут выходить остатки яда. Что можно, я закрою, — успокоила Стелла. Мышцы сходились медленно, соединялись с трудом, но всё же срослись. А вот кожу пришлось действительно по-старинке зашить шёлковыми нитками, а затем плечо забинтовать. — Вы сами как себя чувствуете? — спросила Стелла, когда Марат переложил Светлану в кровать и накрыл одеялом. — Как будто бежал наперегонки со стадом носорогов и споткнулся, — буркнул он, замерев над Светланой. — Вам принесут ужин, — обещала Стелла. — А теперь всем нам стоит отдохнуть. — Я от неё не отойду, — Марат упрямо наклонил голову. — И не надо. Лучше, если вы будете рядом. — Едрить твою! — услышала Стелла уже около двери. Она оглянулась на Марата. Тот очень растерянно смотрел на свои ноги. — В чём дело? — встревожилась Стелла, припоминая, не мог ли навредить осколок ноге через ботинок. — Я в розовых штанах. И в ботинках с бантиками, — Марат произнёс это с таким отвращением, будто это были не пышные атласные банты, а ведро с опарышами. *** Всего одно движение, отозвавшееся болью, напомнило Эльгу, что он вообще-то живой. Он-то живым не рассчитывал оставаться, потому что лучше умереть в бою, спасая кого-то от смерти, чем при казни Пакира. Тем не менее, раненый бок и помятые крылья болели, а значит он ещё живой. Эльг приоткрыл глаза. Мягкий голубоватый свет проникал сквозь тонкие лёгкие занавески на большом окне, падая на низкий полукруглый столик с хрустальным графином, парой бокалов и вазой с фруктами. Этого света вполне хватало, чтобы разглядеть сидящую в кресле задумчивую Стеллу. — Как вы себя чувствуете? — спросила она, когда повернулась к слабо пошевелившемуся Эльгу. — Где я? — Эльг чуть приподнялся. Не так уж и больно… Шевелиться можно. — В Розовой стране. Если я зажгу свечи, вам это не помешает? — Стелла смотрела на него внимательно и немного напряжённо. — Пара свечей мне не будет мешать. Я очень рад, что вы спаслись. — Если бы не вы, нам бы было куда сложнее, — Стелла изящным взмахом руки зажгла пару маленьких свечек на столе. — Мы очень благодарны вам за это. Эльг осторожно сел, не отрывая взгляда от прекрасной волшебницы. Та даже не дрогнула. — Я вам наверное кажусь ужасным. — Нет, — пожала плечами Стелла. — Почему я здесь? С вами? — Вы были ранены, я плохо представляю, как лечить таких существ, как вы. Я должна была убедиться, что с вами всё в порядке. — Я не мог допустить, чтобы вас убили, — произнёс Эльг. Стелла понимающе кивнула. — В такие моменты действительно сначала делаешь, а потом думаешь, что делать дальше, — она задумалась о чём-то своём. — Расскажите, кто вы? Ночь показалась Эльгу очень долгой. Он, кажется, никогда вообще столько не говорил. *** Марату тоже ночь показалась очень долгой. Где-то до полуночи Светлана по-прежнему лежала без сознания, и Марат занял ближайший короткий диванчик, чтобы на нём почти благополучно поспать, свернувшись в три погибели или положив ноги на пододвинутый стул. Но тут Светлану начало лихорадить. Первый тихий стон подорвал Марата с места. Щёки Светланы горели нехорошим болезненным румянцем, на лбу появилась испарина и волосы на висках быстро слиплись. Она начала метаться по подушкам, бессвязно что-то бормоча. Ни слова не разберёшь, но уж точно ничего хорошего. Магия ничем не помогла, поэтому Марат предпринял единственное, что мог: налил воды в таз из умывальни и положил Светлане на лоб мокрое полотенце. И, как ни удивительно, это немного да помогло. Светлана по крайней мере перестала метаться. Через некоторое время Марат сменил тряпку новой, снова холодной. Вода в тазу, куда он бросил тряпку вдруг потемнела. Видимо, тело Светланы выбрало такой способ избавиться от той дряни, что попала в её тело вместе со стрелой. — Так, ладно. — Марат вылил потемневшую воду и налил свежей. Бросив в таз тряпку побольше, он стянул со Светланы одеяло. Обыкновенная прозрачная вода после второго обмакивания в неё тряпки то чернела, то становилась лиловой, то фиолетовой. Один раз даже пурпурной, почти светящейся, когда Марат отмывал раненое плечо. Зато лихорадка прекращалась. К рассвету Светлана уже затихла. Марат, в очередной раз пожелав всему на свете провалиться, воткнулся лицом в одеяло у бока Светланы. Кажется, он всё-таки отключился, потому что, как Стелла вошла, он не услышал. Когда он поднял голову, волшебница внимательно изучала воду в оставленном на полу тазу. Это были последние остатки, и вода была не то, чтобы чёрной, а скорее серой, словно после протирки пыли. — Что? — спросил Марат. — Всё хорошо. Вы всё правильно сделали, — Стелла улыбнулась. — Для вас приготовили завтрак. На место желанию орать, ругаться и всему на свете провалиться, пришло какое-то тупое оцепенение. Марат просто сидел на том же месте и смотрел в пустоту. Стелла его беспокоить не стала, она снова наклонилась над Светланой и чем-то потёрла ей виски, лоб и кисти. — Это чего? — вяло осведомился Марат. — Масло из особых цветов. Это восстановит Светлане силы. — Стелла опустилась рядом. — Идите поешьте. Я здесь побуду. Марат очень хотел отпираться и в протесте просто сесть на пол и никуда не сдвигаться с места, пока Светлана не придёт в себя. Но под ласково-сочувствующим взглядом Стеллы, всё же вышел в соседнюю комнату, где светловолосая бойкая служанка в розовом платье накрывала стол. Увидев Марата она охнула и спряталась за подносом. — Бу, — вяло буркнул Марат. — Хотя я бы тоже обделался. В зеркале напротив отражалось нечто в два раза больше служанки, небритое, с фингалом, который приобрёл уже очень насыщенный фиолетовый цвет. И мешками под глазами от бессонной ночи. Служанка робко выглянула из-за подноса. Убедившись, что её прямо сейчас убивать не собираются, она пискнула «приятного аппетита» и сбежала. К вечеру по дворцу разнёсся слух, что Стелла спасла из подземелья страшно замученного тролля.

dumalka: Просили продолжения и молчат( Так не честно!

Чарли Блек: Очень целительская глава. Позабавил Марат в розовых штанах За Аларма, согласно канону, можно, видимо, не беспокоиться, но всё равно на данном этапе его состояние вызывает грусть. Присоединяюсь к ожидающим продолжения.

dumalka: Чарли Блек Спасибо за ответ! Наконец-то отклик есть! Марат с чем-нибудь мимишным -- это отдельная статья издевательств автора над ним) Чарли Блек пишет: За Аларма, согласно канону, можно, видимо, не беспокоиться, но всё равно на данном этапе его состояние вызывает грусть. По канону-то да... Но тут стоит беспокоиться скорее о его окружающих...

Darik: Урааа! Новая выкладка! Спасибо большое! Да, присоединюсь к словам Чарли Блека. Аларма жалко, как, впрочем, и всех героев в такой момент повествования. Очень душещипательный момент лечения Светланы. (Ух, аж дрожь по позвоночнику) Надеюсь, что герои преодолеют этот "кризис" (если данное слово уместно) с наименьшими потерями, расстройствами и жертвами (и дело не дойдет до свадьбы с Парцелиусом. А то с появлением новой героини он может начать к ней клеиться. Конечно, рядом всегда есть Марат, но все же...) Интересно, а Марат и Светлана останутся до финальной битвы Света и Тьмы?

dumalka: Darik, спасибо и вам за отзыв! Darik пишет: и дело не дойдет до свадьбы с Парцелиусом. А то с появлением новой героини он может начать к ней клеиться. Конечно, рядом всегда есть Марат, но все же... А зачем Парцелиусу сдалась Светлана? За ней нет трона и никакой власти. И Парцелиус явно не из тех, кто подкатывает просто ради удовольствия... Darik пишет: Интересно, а Марат и Светлана останутся до финальной битвы Света и Тьмы? Слушайте, самой интересно... И вообще как оба будут себя в такой ситуации вести...

dumalka: Глава 9. Терапия Прошло всего два дня с возвращения Стеллы, а от снега остались лишь редкие посеревшие пятна, прячущиеся от солнца на северных склонах глубоких оврагов. Вся природа словно обрадовалась возвращению волшебницы и начала так буйно цвести, что от запаха начинало свербить в носу и кружиться голова. Некоторые сады у Болтунов как будто покрылись предзакатными облаками. Деревья там расцветали всеми оттенками розового от самого бледного, почти белого до насыщенной фуксии или даже кораллового. Да и улицы Стелларии как будто тоже начали цвести. На это Элли обращала внимание и в свои прошлые путешествия. Если в Изумрудном городе дома горожан были построены очень сдержанно, то здесь каждый дом и улица как будто расцветали. На домах изящные украшения, цветочные узоры на элегантных решётках балконов и оград, и палисадники, каждый из которых явно подбирался не один год. Какие-то были разноцветными, в каких-то оттенки цветов плавно сменяли друг друга и переливались, словно драгоценные камни. А то и встречались весьма причудливые узоры из даже не цветущих растений. Облачко со Страшилой и Элли плавно опустилось перед воротами Розового Дворца. Их очень пышно встретили, хотя вся церемония приветствия продлилась чуть меньше часа и Стелле, Элли и Страшиле удалось уйти от пышного двора, продолжающего праздновать, обсудить дела. За закрытой дверью Стелла опустилась в кресло и сразу начала с того, что больше всего беспокоило Элли. — Увы, для Аларма я пока ничего более подходящего не нашла. — Я тоже, — призналась Элли. — Ответа в книге Хранительницы нет. А Корину мы найти так и не смогли. А что с целительницей Светланой? Я её на церемонии не заметила? — Она только сегодня днём первый раз пришла в себя, — ответила Стелла. — Не стоит пока её беспокоить. — Мне бы хотелось целительницу Светлану поблагодарить за спасение наших друзей, — вставил своё слово Страшила. — Да и Марат по словам Юргода сделал немало. — Вот Марата на церемонию как раз звали, но его ответ был очень однозначным, и дворецкий не настаивал, — туманно ответила Стелла. — И вообще он от Светланы дальше соседней комнаты не отходит. — А Эльг? — спросила Элли. — Увы, он считает, что жители Розового дворца его вида испугаются. И я бы была рада, если бы кому-то его удалось переубедить, — Стелла вздохнула. — Давайте теперь перейдём к тому, о чём ты мне писала, Элли. Места, где Пакир прорывался раньше... *** Элли всё же решила, что поговорить с Маратом надо. Лучше конечно со Светланой, которая непременно поможет справиться с бедой, но лучше подождать, когда она немного оклемается, потому что, судя по словам Стеллы, ещё вчера её жизнь висела на волоске. И если Марат тоже волшебник, то может получиться уговорить его помочь. Выглядел Марат ещё хуже, чем в подземелье. Хотя на нём не было несколько слоёв тёмных лохматых шкур и доспехов, лицо его сильно побледнело, осунулось, под глазами залегли мешки от бессонных ночей, правда синяк под глазом уже исчез. Учитывая, что дружелюбие он тоже не излучал, не зря его считали в Розовом дворце троллем. — Что надо? — Марат оперся спиной на закрытую дверь, и Элли казалось, что он сейчас просто бросится на любого, кто сунется за неё. — Мы так и не успели поблагодарить вас за то, что вы помогли нам выбраться из Подземной страны, — ответила Элли. — Юргод сказал, что без вас и Светланы Элли и Стелла бы оттуда не выбрались, — добавил Страшила. Марат потряс головой, потом чуть наклонился, присматриваясь к Страшиле, потом посмотрел на Элли, она пыталась казаться очень спокойной. — Пора привыкнуть, что тут постоянно происходит фигня, — пробурчал Марат. —Или наконец проспаться. Что вам надо? Элли опустилась на стул, рядом устроился Страшила, но Марат с места не сдвинулся. — Вы ведь тоже волшебник? — начал Страшила, переглянувшись с Элли. — Ну да. И что? — Добрый или злой? — уточнил Страшила. — Сейчас злой, — заверил Марат. Элли коснулась руки Страшилы и продолжила сама: — Если сразу к делу, то… САлармом случилась беда. — Его тоже ранило? — насторожился Марат. — Он вообще как неживой, — выдавила из себя Элли. — Малявка, что значит «как неживой»? Человек либо живой, либо мёртвый. Элли неосознанно крепче сжала руку Страшилы. Она очень старалась не заплакать. — Хреново, — прокомментировал Марат, не дожидаясь ответа. — Благодаря магии Стеллы Аларм может двигаться, ходить и даже отвечает. У него бьётся сердце, он дышит… Но никого и ничего не помнит, ни на что не реагирует, — продолжил за Элли Страшила. — И если вы волшебник, то может можете чем-то помочь. — Нехило вы… Сердце и дыхание останавливалось? Элли кивнула. — А мозг? — У нас здесь нет способа проверить, — ответила Элли после паузы. Энцефалограф она точно из Большого Мира принести не могла. — Магией. Понятно же, жив ещё мозг или уже нет. Может, просто память отшибло. — У него как будто нет души… Марат подозрительно прищурился, приглядываясь к Элли. — А теперь скажи прямо. Он умер? Элли долго молчала, кусая губу и раздумывая, как бы ответить. Но её ответа Марат так и не дождался. — Чтоб им всем пусто было, — пробурчал Марат. И сам надолго замолчал. — Знаете что? Я не лекарь, — наконец произнёс Марат, не поднимая головы. — И не некромант тем более. Навалять, кому надо, за умеренную плату, могу. А оживлять — это точно не ко мне. И единственное, что я могу вам посоветовать — это похоронить пацана достойно. Хороший пацан был. Несколько неожиданно было слышать в этих словах сочувствие. — Нет, — вдруг отрезала Элли. — Я не сдамся. Я найду способ. Если вы его не знаете, это не значит, что его нет. — Ещё могу выдать тебе щелбан, чтобы мозги на место встали, — добавил Марат как-то устало. — Бонусом. — Вы не посмеете, — возмутился Страшила. — Тебе тоже, пугало, могу, если уж оба не соображаете, — Марат впервые обратился к Страшиле. — И не смотри на меня, как будто я смерти не видел. Видел столько, что никому не пожелаешь. И не прощаться хреновая затея. Очень хреновая. Настолько хреновая, что можете прямо сейчас бронировать себе место в психушке, если они у вас есть. — Идём, — произнесла Элли, тронув Страшилу за плечо. — А если бы стрела попала не в плечо? — спросил напоследок Страшила. Марат вздрогнул, будто сам получил пощёчину. — Пошёл бы Пакирувашему голову откручивать, — произнёс он. — Хотя ей бы это не понравилось. Но попытки протащить её назад, ей понравились бы ещё меньше. — То есть, это возможно? — переспросила Элли, уловив в голосе Марата подозрительные нотки. — Да чёрт… Чтоб за мной зомби ходило? На фиг надо! Короче, если грань между жизнью и смертью пройдена, надо за неё отпустить. Если ты дорожишь своей кукухой. Да и кукухой пацана тоже. Элли развернулась. Что-то в словах Марата было правдой, но она готова была попробовать что-то ещё. — Эй! — остановил Марат на пороге. — Пацан говорил, его отец в подземелье. Знаешь, как выглядит? — Нет. К сожалению, я его ни разу не видела. Знаю, что зовут Олдар, — Элли оглянулась. — Зачем вам это? — А фиг его знает… Может, всё равно пойду Пакиру голову откручивать. *** Светлана охотилась за стаканом с водой. Он стоял всего в полуметре от кровати на столе, но дотянуться до него оказалось непросто. Левая рука вообще плохо слушалась, а головокружение не давало подняться. Светлана с трудом добралась до края кровати и протянула руку к стакану. Пальцы вцепились в изящный столик с причудливой цветочной мозаикой. До стакана оставалась от силы ладонь, но Светлана рисковала упасть с кровати. От сосредоточения прикусив язык, Светлана собрала крохи магии, которые удалось накопить, и чуть сдвинула стакан. Он коснулся кончиков пальцев. Ещё чуть-чуть… В глазах заплясали цветные пятна, которые Светлана с полминуты смаргивала, вися, как над пропастью между кроватью и столом. Подташнивало, не поэтому ли она сейчас наблюдает под собой тазик? Красивый между прочим тазик, с изящным цветочным узором. В таком даже и стирать-то стыдно… Пальцы сомкнулись на прохладном хрустале. Светлана глубоко вдохнула и вернулась на кровать, стараясь не расплескать воду. — Ты чего творишь? — осведомился только что вошедший Марат. — Пить захотела, — ответила Светлана, неуклюже ворочаясь на подушках, чтобы пить сидя. Марат молча поднял её под спину и пихнул ей ещё одно свёрнутое одеяло. — Я тебя обманул, — сказал он, только выпрямившись. — В чём? — Светлана едва успела поднести стакан к губам и сразу же остановилась. — Я сказал, что все спаслись, — Марат скрестил руки на груди, смотря сверху вниз на Светлану. — Оказывается, Аларм погиб. — Плохо, — печально ответила Светлана, хотя это слово не могло выразить то, что она хотела. — Это такой тёмненький хмурый парнишка? — Ага. Крепкий такой пацан. Аларма Светлана помнила очень смутно. Причём скорее подходило слово «мутно». Когда она очнулась в подземелье, всё было как в тумане, лица и имена новых спутников она могла и перепутать. В полёте тем более она больше занималась защитой, чем окружающими людьми. Точно помнила, что было весьма интересное существо, похожее на человека с крыльями, и что летели на большом разумном звере с головой орла и туловищем льва. Остальное как-то перемешалось. Как вылетели из того места, которое Элли назвала Город Теней, она тоже не помнила. Светлана подобрала ноги, чтобы уступить Марату место на кровати, а сама отхлебнула воды. Выглядел Марат сильно измотанным, но Светлана не стала спрашивать почему. Она и так помнила, что в те моменты, когда из забытья, мути или кошмаров удавалось вынырнуть, Марат был тут. — Спасибо, — искренне поблагодарила Светлана. — Да иди ты в задницу, — буркнул Марат, отвернувшись. Он долго молчал, Светлана его не трогала, продолжала мелкими глотками пить воду, держа стакан двумя руками. — Что этот урод успел у тебя вытащить? — наконец заговорил Марат. Она поморщилась. Уточнять вопрос не было необходимости. Приятным воспоминанием это не назовёшь, да и голова до сих пор болела. Бассейн с топазами и истощение у Светланы магии помогли Пакиру пролезть в её сознание. Подчинить себе он её конечно не смог. Воля Светланы не дала Пакиру даже шевельнуть её пальцем. А стоило её немного подавить, как тело Светланы само по себе осело на пол и в очередной раз выложило что-то из желудка (хотя там ничего не должно уже было остаться) и попыталось рухнуть. А вот в воспоминаниях Пакир покопался основательно. — Государственных секретов я не выдала, — заверила Светлана. — И чужих вроде тоже. Пакир больше искал что-то в моих личных воспоминаниях. — Угу. И про меня молчала, как партизан. Думала, я за тобой не полезу? — Марат попытался горько съехидничать. — Наоборот, — Светлана даже улыбнулась. — Я была уверена, что если ты здесь, то непременно придёшь. Но знать об этом никому не нужно. А уж тем более, Пакиру. Хотя, я в самом деле надеялась, что уж тебя-то отправила, куда надо. Ещё пару минут Марат так и сидел, опустив голову. — Красавица, а как мы возвращаться будем? — вдруг осведомился он. Марат оперся кулаками на кровать и наклонился, оказавшись в десяти сантиметрах над согнутыми под одеялом коленками Светланы. — Это как раз не так уж и сложно. Мы на планете Земля, — Светлана поставила себе на колени пустой стакан, оказавшийся почти у носа Марата. Какая-никакая преграда. — На американском материке. Порталов здесь я не знаю, но возможно он есть где-то не особенно далеко. Через что-то же нас выбросило. — Почему сюда? Не поверю, что ты об этом не думала. — Думала. Но однозначного ответа у меня ещё нет. Возможно, просто проекция нашей планеты на планете Земля. Правда, расстояния не у всех порталов совпадает на Земле и у нас, так что это самая маловероятная версия. Возможно, где-то рядом портал. Возможно, нас что-то притянуло. Хотя домой мы с тобой можем пойти самым простым путём: судя по словам Стеллы, уйти отсюда сложновато, но возможно. На пути есть горы и пустыня, но с магией и нормальным снаряжением пройдём. Штат Канзас — ближайший аэропорт — рейс в Москву, а там кажется поезд... Если не найдётся портала ближе. Как у тебя с английским? — С русским матерным гораздо лучше. — Ладно. Моего должно хватить. Кстати, ты не спрашивал, почему нас здесь понимают? — вдруг заинтересовалась Светлана. — Тут разговаривает такая хрень, что мне это даже не интересно. За сегодня я уже поговорил с пугалом, а воробей обозвал меня троллем. Я послал его к чёрту, он мне ответил тем же и спёр мой бутер. Вот же свинья, — голос у Марата был как у обиженного ребёнка. — Перестань ржать. Светлана честно попыталась, но смех прорвался судорожным фырканьем. Марат возмущённо хлопнул ей по коленкам, что не помогло — Марат засмеялся сам. Смеялся он долго, приглушив дикий хохот в одеяле у ног Светланы. — Мы в параше, — заметил он, когда успокоился. — Ну что ты, Марат? Мы практически в сказке. Злодей, принцесса, рыцарь, мифические животные… Птички разговаривают. — Светлана показала за окно. — Какое вот только мы в ней место занимаем? — Спящая красавица, чёрт возьми. И тролль. Дверь даже не скрипнула, Светлана просто увидела на пороге Стеллу. — Добрый вечер, волшебница Стелла, — Светлана улыбнулась ей. — Этот вечер ещё можно назвать добрым? — Можно, Светлана, — заверила Стелла. — Как вы себя чувствуете? — Много лучше, спасибо, — она выразительно посмотрела на Марата, но тот не поднимался, продолжая лежать лицом в одеяло, а оценить взгляд затылком просто не мог. А лёгкий тычок носком в плечо проигнорировал. —Это хорошо. Вам хватит сил выяснить, что в действительности произошло в подземелье? — уточнила Стелла, опускаясь на резной стул. — Хватит. И у меня просто огромное желание это сделать, — Светлана ещё раз потыкала ногой Марата. — Я пошёл? — осведомился он, приглушённым голосом. — А ты можешь остаться? Втроём будет разобраться легче. — Тогда я вас обеих слышу. Позориться пред хозяйкой дворца конечно не хотелось, тем более у Светланы обзор был на затылок и спину, а вот у Стеллы… Собрав все силы и прицелившись Светлана всё-таки пнула Марату пяткой по полечу. Удар получился слабый, тем более Марат её ногу поймал открытой ладонью. — Ладно-ладно, красавица, встаю я. — Итак, — начала Стелла, когда Марат сел. — Здесь вы можете говорить откровенно, Пакир отсюда не услышит ничего и никогда. Есть желание это проверить? — Я уже проверяла, — Светлана посмотрела на полог кровати. В нём конечно же ничего не было, а вот в мелких камешках в лепнине потолка и кажется под полом было немало магии, собранной для защиты комнаты от почти любого вторжения. — Я пока едва ли могу что-то сделать, но чувствительность у меня не пострадала. — Тогда что из того, что вы мне рассказали в подземелье было правдой? — уточнила Стелла. — Всё, — Светлана пожала плечами, переглянувшись с Маратом. — Мы и правда оказались в этом подземелье случайно. Я правда надеялась, что попала туда я одна. Мы действительно, можно сказать, из другого мира… — Вы про Марата ничего не говорили, — заметила Стелла. — Да, про Марата я вообще промолчала, потому что эти существа начали бы его искать. А уж тем более, Пакир. Я не всю свою жизнь рассказала, конечно, но самое существенное… — Можете ли вы сделать маленькое солнце при небольшом запасе магии? — продолжала Стелла. — Ой… Честно сказать, я никогда такого не пробовала. Хотя, если знать общую физику процесса, то можно попытаться смоделировать. Главное… Погодите? — Светлана потёрла лоб. — Почему вы спрашиваете именно это? — Пакир пытался вас подменить. И я хочу понять, с какого момента он это сделал, — Стелла заметно сжала ручки кресла. — Так вот зачем он вытаскивал из меня лекции из Высшей Школы, а я думала, он охотится за скрытыми страхами, — догадалась Светлана. А это было логично, потому что первое, что она почувствовала после вторжения Пакира — это запах тухлой капусты. Да, запах не из приятных, и мало кому он нравится, но вот чтобы наводил дикую панику — такого Светлана ни от кого не слышала. И это был один из тех страхов, которые непонятно откуда взялись и со временем то появлялись снова, то слабели под сознательным контролем. — Что он сделал, подменив меня? — насторожилась Светлана. — И как он это сделал? — Шарахался по подземелью твоей тушкой. Метаморф что ли? — Марат повернулся к Стелле. — Пакир может принимать любой облик, — пояснила она. — И, видимо, в это раз выбрал ваш, Светлана. А Марат его узнал. — Скорее, я узнал, что это не ты. А уж кто, мне было плевать, — поправил Марат. — Но я тебя нашёл по ментальной связи, которая была с ним. Точнее, по её остаткам, потому что удар по голове бутылкой должен был её оборвать. — Значит, это точно была не Корина, — настала очередь Стеллы тереть лоб. — Марат, вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки… — А ещё послал его… — тихо добавила Светлана. — Куда? — поразилась Стелла. — Когда? — поразился Марат. — По сути, это был не ты, Марат, а я… Просто мне надо было его отогнать от моего сознания, а твой образ очень подходил, — Светлана повернула стакан, всё ещё остававшийся у неё в руках. — Вот оно как! Если это тоже идёт в счёт, то послал я его не только в задницу, а так же ввалил пинка, выкинул из окна, спустил с лестницы… — Марат хохотнул. — У меня много было подходящих вариантов. — Он будет на вас зол, — произнесла Стелла. — Взаимно. — Что пытался добиться Пакир, пользуясь моим обликом? — спросила Светлана. — Хотел забрать Книгу Торна у Элли. И если бы не вы, Марат, у него бы это получилось. Вы оба друг друга получается давно знаете? Светлана с Маратом переглянулись. — Более подходящей характеристикой пожалуй будет то, что мы друг друга хорошо знаем, — поправила Светлана. — Эх, надо было иначе действовать… Если бы я знала, что Марата он ищет целенаправленно… — И как же? — заинтересовался Марат. — Ну например, пытаться прятать воспоминания из нашего самого первого дня общения, когда самой главной мыслью было «как же он меня раздражает»… — Чтоб у нас всё так взаимно было, — пробурчал себе под нос Марат. — … тогда бы было неверное впечатление, и ты бы быстро вычислил, что это не я… — Тем не менее, Марат узнал, что это не вы, — Стелла посмотрела на Светлану. — И… — Пожалуйста, молчите… — шёпотом попросил Марат. — Когда ты понесла чушь, я и заподозрил неладное. — Но действовать вы начали после другого, — настаивала Стелла. — Он полез целоваться? — обречённо уточнила Светлана, пытаясь припомнить, по каким там воспоминаниям Пакир потоптался. И было ли там признание Марата? — Нет! — вскрикнул Марат, чуть не подскочив. — Уф, слава всему святому! Вдруг он ещё и ядовитый. — Светлана с облегчением выдохнула, устраиваясь поудобнее. — Вы попросили Марата, точнее Пакир попросил, — настойчиво продолжила Стелла. — Уговорить Элли отдать книгу Торна, как он умеет. — Ой, с Элли скорее всего не сработало бы. Это всё равно что… уговорить волкодава гавкнуть на котёнка, отказывающегося от еды, — Светлана продолжала смотреть на стремительно краснеющего Марата. Но Стелле он почему-то возражать не посмел. — Хотя и довольно храброго котёнка. — Ага. Либо обгадится, либо скончается от инфаркта, но точно не поест, — Марат всё же не смог не вставить своё слово. — И закончил «Сделай это ради меня». — Вот же проклятье… — пробормотала Светлана, отворачиваясь. — Почему именно это? — Это личное, — отрезала Светлана. — Но Марат прав, и если бы я это действительно сказала, то мне стоило дать по голове. — Ты такого и не скажешь, — Марат говорил это совершенно серьёзно. — Хотя знаешь… — Именно, что знаю, — Светлана закрыла лицо рукой. — Давай не будем, ладно? — Не будем, — согласился Марат, повернувшись к Стелле. — Вам теперь понятно, что произошло? — Да, это понятно, — подтвердила Стелла. Светлана пригляделась к хозяйке дворца. С того момента, как она вошла в комнату её напряжение только усилилось. — Вы подозреваете в нас шпионов? — уточнила Светлана. — Нет, — твёрдо ответила Стелла, смотря Светлане прямо в глаза. — Мне самой надо было понять, что я наговорила при Пакире. — О да, — Светлана кивнула. — И хорошо бы понять, что ему можно противопоставить, потому что если он выберется на поверхность, тут начнётся самый натуральный конец света. — Да ну, он же псих… — буркнул Марат. — Наглухо… псих. — Псих, — не стала спорить Светлана. — С огромной магической силой. Марат, в самом деле огромной, ты разве это не почувствовал? Марат закатил глаза, попытался сказать что-то вроде «да мне плевать», но вместо этого помотал головой, посмотрел на напряженную Светлану и не менее наряжённую Стеллу и всё-таки ответил иначе. — С тобой в полной силе у нас есть шансы. Примерно один из десяти. — Никто не заставляет вас противостоять Пакиру вдвоём. Есть Элли, есть меч Торна. И я в конце концов, — заметила Стелла. — Малявка и тяжёлая железяка? — уточнил Марат. — Вы-то туда-сюда, в госпиталь в конце концов… —Не знаю, что такое меч Торна и что с ним вообще можно делать. Но Элли точно нужно сначала обучить, — Светлана задумчиво закусила губу. — Светлана, чтоб тебя… — вдруг грустно произнёс Марат. — Что? Попытки называть хоть кого-то из окружающих по имени у Марата стоило активно поощрять, поэтому всё своё внимание Светлана обратила к Марату. — Мы отсюда просто так не уйдём, да? — уточнил он. — Увы, Марат. Тут этот, как ты правильно выразился псих, а в этой стране не то, чтобы прогрессивных магических методов, психотерапии и нормальной психиатрической лечебницы, даже галоперидола нет. Марат почти застонал и рухнул-таки на кровать. Собственное внутреннее напряжение Стеллы, связанное с клятвой Пакиру не ослабело, потому что всё только подтвердилось: Пакир действительно спас Элли, а за это она обещала всё, что угодно. И неизвестно, когда и в какой момент он потребует что-то. Возможно, в самый ответственный. И нарушить клятву Стелла не сможет. Автор очень ждёт отклика! Особенно от тех, кто говорил "несите" или ждал продолжения.

Алена 25: В принципе то интересно.....

Darik: Действительно, интересно. Теперь точно ясно, что наши герои останутся и дождутся "самого интересного" в войне Света и Тьмы. Бедный Марат. Ему явно тяжело будет пристроиться к компании Элли и ее друзей с его "русским матерным" и отличными навыками сарказма😂. Слишком уж тут все интеллегентные (это я в хорошем смысле) И также заинтересовала задумка со спасением Элли руками Пакира. Чувствую, для Стелле это будет стоить чего-то реально ценного в критический момент повествования. (Но всё же буду надеяться на хэппи-энд в конце всего 🙏)

Darik: А насчёт Парцелиуса... Мало ли, что ему Пакир внушить... Или, что взбредёт в его буйную головушку. Недопонимание, дезинформация сторонних источников. Да и старческий маразм никто не отменял. Дедушка в летах ведь уже... Да и к тому же ему скоро предстоит на Черном пламени свихнуться... (Я не навязываю автору свою точку зрения и не пытаюсь заставить изменить сюжет повествования. Просто объясняю свое видение ситуация и даю волю своей больной фантазии)

dumalka: Алена 25 спасибо) Darik, Спасибо за отзыв! Darik пишет: Теперь точно ясно, что наши герои останутся и дождутся "самого интересного" в войне Света и Тьмы. Ну да. Если их не выпрут или они не предотвратят побоище... Darik пишет: Бедный Марат. Ему явно тяжело будет пристроиться к компании Элли и ее друзей с его "русским матерным" и отличными навыками сарказма😂. Слишком уж тут все интеллегентные (это я в хорошем смысле) Ну, со Светланой-то ему нормально. Нарваться он не раз может - - это да. Darik пишет: Мало ли, что ему Пакир внушить... Или, что взбредёт в его буйную головушку. Недопонимание, дезинформация сторонних источников. Да и старческий маразм никто не отменял. Дедушка в летах ведь уже... Да и к тому же ему скоро предстоит на Черном пламени свихнуться... Ну да, мало ли что там внушить можно... Но этот способ неизвестно, как сработает.

Чарли Блек: Глава - настоящий мозговой штурм ) А Марат явно знает толк в диагностике. Отмечу, что особенно понравилось: 1) «— Сейчас злой, — заверил Марат». 2) Пересказ диалога с воробьём. 3) «вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки…» Вообще радует сочетание мрачной иронии с драматизмом.

dumalka: Чарли Блек Спасибо за отклик! Хммм... А в чем вы видите мозговой штурм? Чарли Блек пишет: 3) «вы оглушили Властелина Тьмы ударом бутылки…» Этот может... По крайней мере, по характеру. Получится ли в случае, если Пакир будет в своём облике, в полной силе, да ещё и без эффекта неожиданности? Вот это уже другой вопрос...

Чарли Блек: dumalka пишет: А в чем вы видите мозговой штурм? Размышления о том, как вернуть Аларма; выяснение, как вернуться домой; попытки установить, что там сумел выведать Пакир ) dumalka пишет: Получится ли в случае, если Пакир будет в своём облике, в полной силе, да ещё и без эффекта неожиданности? Вот это уже другой вопрос... Но если получится, ответка может прилететь сокрушительная ) Всё-таки Властелин Тьмы, а не кто-нибудь. Способен в мышь превратить или ещё в кого похуже )

dumalka: Глава 10. Цена Ночью Розовый Дворец совсем не затихал, самым тихим он был где-то перед рассветом, когда все полуночники укладывались спать, а ранние пташки ещё не просыпались. А сейчас, хотя время близилось к полуночи, на освещённых факелами и свечами лужайках и площадках рядом с дворцом всё время кто-то да был. То там, то здесь раздавались звуки разных музыкальных инструментов, правда, не всегда они были приятны, потому что например парнишка, сидящий внизу, инструмент откровенно мучал, срываясь на противный свист и недовольно что-то бурчал. Вскоре он правда начал мелодию сначала. Выходило уже красивее, и срыва на свист больше не было, прервался парень на чём-то другом и снова начал бурчать и шуршать какими-то бумажками. На ровной, вымощенной камнем площадке ещё человек шесть раз за разом повторяли какое-то упражнение из весьма странных и совершенно непрактичных движений. Через полчаса к ним присоединилась девушка с гитарой и теперь они повторяли странное действо под музыку. Едва слышный шорох занавесок заставил Эльга обернуться. В темноте изящная узнаваемая фигура пробралась к перилам балкона. Она замерла, нащупав руками перила и подняла глаза к звёздам. — Чудесная ночь, правда? — Стелла начала разговор первой. — Да, — растерянно согласился Эльг. — Там темно. Вам это удобно? — Вполне, — ответила Стелла. Эльг не стал упоминать, что ему очевидно, что Стелла ищет путь почти вслепую. Это он в темноте видит гораздо лучше, чем днём. — Если вы из-за меня… — Что вы, просто мне так удобнее, — Стелла улыбнулась куда-то в сторону. Внизу мелодия снова оборвалась, парнишка зашипел и повторил одно и то же ещё раз, потом ещё, потом опять. Стелла чуть нахмурилась. — Что? — встревожился Эльг. — Мелодию переврал, — ответила Стелла. — Это ничего страшного. Скорее всего, именно благодаря этому он не ошибается на концерте. Внизу возмущённо зашуршали бумаги, снова повторилась музыка. — Можем уйти, — предложил Эльг. — Что вы, достаточно зажечь свет и отсюда уйдёт он. А я сюда именно для того и пришла. — Чтобы послушать, как перевирают мелодию? — Чтобы ещё раз отметить, сколько труда стоит за прекрасной мелодией. — Стелла навалилась на перила. — Обманчивая лёгкость танца, мелодии, кисти художника. За всем этим стоят годы труда, повторов, сорвавшихся нот, измятых черновиков, зачёркнутых слов… Стелла помолчала. — Это не даёт опустить руки. Эльг понимающе кивнул. *** С каждым днём Элли понимала, что надежды всё меньше. На безвольного Аларма с тёмными кругами под глазами она уже просто боялась смотреть. Ей становилось страшно и от его пустого взгляда, и от того, какой он был послушный… И насколько не-Аларм. С каждым днём она всё больше скучала по нему настоящему. Своевольному, не очень разговорчивому, по нахмуренным бровям. Да и вообще хоть по какому-нибудь выражению. — У нас остались целительница Светлана и… Парцелиус, — сказал Страшила, выхаживая по комнате. — И тот и другой дружат и с белой, и с чёрной магией… — Что-то я сомневаюсь, что Светлана дружит с чёрной магией, — возразила Элли. — Ты бы видел, что с ней было в подземелье Пакира. Точнее, в тронном зале. Главное, в тюрьме голос бодрый, всё время пытается что-то придумать, каббарам улыбается во весь рот. А в тронном зале вся зелёная, гляди того упадёт. Так что в её случае насчёт тёмной магии я не уверена. —Тем не менее, лучше всего добиться личной встречи. И лучше всего без этого противного тролля Марата. — Грубиян, — согласилась Элли. — Но по-моему он Светлану очень даже любит. — Что-то не похоже. Он на всех вообще бросается. Кроме Стеллы, на неё видимо не осмеливается, — заметил Страшила. — Нет, Страшила, он очень Светлану любит. И заботится о ней. — Чего-то я не понимаю в человеческих отношениях, — заметил Страшила. — Мало кто это на самом деле понимает, — заметила Элли. — Но мы всё же попробуем поговорить. *** Уже третий раз Элли прилетела в Розовый дворец на следующий день. Они вместе со Стеллой прошли в комнату, выделенную Светлане, довольно рано утром и застали целительницу уже сидящей на кровати с книжкой. Выглядела она хоть и немного бледной, но вполне бодрой. Правда, увидев на пороге Стеллу и Элли, спешно прижала палец к губам. Элли не сразу поняла, в чём дело. Светлана показала рукой по очереди на балкон и на дверь в соседнюю комнату. Стелла указала на балкон, а Светлана кивнула и отложила книжку. Рядом с кроватью Светланы валялись чёрные шнурованные ботинки, слегка напоминающие армейские явно не её размера. Только тогда Элли заметила, куда делся Марат. Он спал поверх одеяла в изножье Светланиной кровати. Целительница подтянула на нём плед, прикрывая плечи. Но тогда открылись голые пятки. Подумав, Светлана всё же накинула на него одеяло и поднялась. Элли хотела предложить помощь, потому что на ногах Светлана всё ещё стояла нетвёрдо, но целительница вновь жестом попросила ничего не говорить и вдоль стенки выбралась на балкон. И только когда Стелла закрыла за собой дверь и загородилась от подслушивания, Светлана пожелала всем доброго утра с таким видом, как будто мечтала это сделать как минимум со вчерашнего дня. — Простите мою неучтивость, но я бы не хотела будить Марата. Пусть отоспится, — добавила она. Отвесив лёгкий вежливый поклон, она опустилась в одно из трёх кресел. Стелла изящно провела рукой над столом, и на нём появился завтрак, венчал который довольно большой шоколадный торт. Светлана улыбнулась и взяла чашку с чаем. Только вот понюхав его вдруг стала серьёзной и посмотрела на Стеллу, а затем на Элли. — Я так понимаю, у нас намечается не задушевный разговор за завтраком. — Я пришла за помощью, — сказала Элли, хотя и собиралась сначала узнать, как Светлана себя чувствует. — Возможно, стоит подождать, когда вам станет лучше? — предложила Стелла. — Пусть я и не могу сейчас бежать марафон или сдвинуть горы, но чем-то помочь я могу, — Светлана поставила чашку на стол, теперь повернувшись к Элли. Пока Элли объясняла, что произошло, Светлана не прерывала, но взгляд стал какой-то недоверчивый. Она всего лишь на мгновение повернулась к Стелле, словно что-то проверяя, а затем даже сдвинула стул, чтобы смотреть на Элли. Но ничего не говорила, пока Элли не произнесла: — Вы нам поможете? Светлана некоторое время задумчиво молчала. — Элли, вы меня простите, но надо ответить на вопрос, — наконец сказала она очень медленно и чётко. — Аларм умер? Элли тут же отвернулась, боясь даже посмотреть на Светлану. Точнее, она боялась ответа. — Да, — произнесла вместо неё Стелла. — Как у вас с чувствительностью к жизни? — уточнила Светлана. — Не уверена, что использую правильные термины, но вы можете чувствовать, есть в человеке жизнь или нет? — В большинстве случаев, да, — снова ответила Стелла вместо Элли. — И что? — Если бы я почувствовала, я бы его вытащила, — ответила Стелла уже громче. — А пока то, что есть. Светлана, просто скажите, можете вы помочь или нет? — Не могу, — наконец ответила она. Элли подняла взгляд. Светлана сидела неожиданно близко и по-прежнему смотрела на Элли. — Точнее, Элли, я не могу сделать того, что вы хотите, — поправилась она. — Но я вас понимаю. — Она почему-то смяла в кулак длинный рукав сорочки. — Правда понимаю ваше горе, растерянность, недоверие… Но мы не напрасно в любой культуре так или иначе хороним умерших… — То есть, вы скажете то же самое, что ваш друг Марат? — уточнила Элли. — Я не знаю, что он сказал, — призналась Светлана. — И если правда всё так, как вы сказали, то мой ответ: Элли, нужно попрощаться… — А если нет. Может, мы что-то упустили? — Я могу посмотреть. Но ничего, слышите, Элли, ничего я обещать не буду. И если он правда умер, то я сниму с него то заклятие, что есть сейчас, пока вы не лишились рассудка, — Она выпрямилась, став неожиданно строгой. — Вы мне дадите минут пятнадцать собраться? — Хорошо. *** Как только Элли вышла, Светлана неожиданно пошатнулась, поспешно оперлась на спинку стула и стол. Она так и застыла, опустив голову. Стелла только ждала, когда она повернётся, чтобы увидеть осуждение. — Я всегда на этом попадаюсь, — призналась Стелла. — Я просто не могу иначе. — На некромантии? — уточнила Светлана, всё ещё не поднимая голову. — Нет. На том, что когда человеку очень плохо, я делаю хоть что-то, что оборачивается иногда ужасными последствиями, — Стелла не знала, почему это говорит и почему именно Светлане. — Оспа, холера, инквизиция… Я всегда сначала делала, а потом человек не понимал, как с этим жить. Сколько из тех, кого я чуть ли не с последней грани вытаскивала, прожили хотя бы год? Сколько я сама на этом попадалась? Тюрьма, изгнание, несколько раз чуть не на костёр… Стелла сглотнула, понимая, что Светлана до сих пор так и стоит. — Вы меня осуждаете? — Не знаю, — честно ответила Светлана. — Пора было за это время чему-то научиться, — Стелла вытерла выкатившуюся слезу. — Наверное, поэтому я и не Хранительница. Светлана, вам плохо? Она всё же подняла глаза, но в них было не осуждение. Совсем. Скорее, смесь растерянности и… страха. — Я понимаю, вы теперь меня напугались… Это действительно магия на грани… — Не вас. Я сейчас как в зеркало посмотрела. И это ужасно, — Светлана подёрнула плечами, словно попыталась стряхнуть оцепенение, но не очень получилось. — Вы с нами пойдёте? — К сожалению, я сейчас не могу покинуть Розовую страну, — ответила Стелла. – Выберите себе в комоде, что понравится. И вот ещё. Стелла передала Светлане тонкую золотую цепочку с кулоном-листком, украшенным изумрудами. Листок повторял узор кольца, что было у Светланы на левой руке. — Это защитит вас. — От Пакира? — уточнила Светлана. — Да. Вы ещё не восстановили защиту своего сознания. — Спасибо. Через минуту после того, как Светлана по-прежнему вдоль стенки прошла в комнату, оттуда раздалось возмущённое: — Да в помои тебя по самую макушку! Куда тебя опять понесло? *** — Пятнадцать минут? Это я погорячилась, — наконец пришлось признать Светлане. Слова Стеллы «выберите себе в комоде, что понравится» быстро превратились в «найти бы что-нибудь, что влезет»… Нижняя рубашка и панталоны хоть и сидели явно не так, как это было задумано, но по крайней мере налезли и не треснули при малейшем движении. Платья же либо не влезали совсем, либо были просто катастрофически коротки. Когда Светлана призналась, что не сможет ограничиться отведённым ей временем, по коридорам дворца забегали фрейлины и служанки и натащили целую коллекцию розовых платьев, которые тоже оказались коротки (хотя некоторые правда застёгивались). А то, что было всё же как-то приемлимо по длине, застегнулось только в груди. Как оказалось, это было платье Стеллы. От зашедшего узнать «что ты тормозишь?» Марата, Светлана ждала комментария насчёт того, что она разъелась, но он только сказал «бабы окопались в тряпках» и удалился. В конце концов, когда Светлана уже решила, что «сзади прикроет и ладно», медленной степенной походкой вошла старшая фрейлина, которую звали Шарлотта, и скомандовала что-то молоденькой девушке. Она принесла два тонких шелковых платья очень простого и просторного покроя, напоминающие просто сложенный пополам кусок ткани, зато с весьма замысловатой драпировкой. Одно розовое, второе — белое. Девушки повозились с ним минут двадцать, всё же надели на несколько растерявшуюся и смущённую Светлану получившееся лёгкое двухслойное платье. *** Кажется, Светлане как-то удалось уговорить Марата помолчать, а точнее, хотя бы не грубить Элли. Потому что над Светланой он продолжал похихикивать, причём не совсем понятно над чем. Сдержанности целительницы можно было только позавидовать, потому что Элли бы давно и надолго на её месте обиделась. И всё-таки не выдержала: — Марат, над чем вы смеётесь? — Над этим дурацким платьем, — ответил тот. Светлана равнодушно пожала плечами. Она сидела на золотистом облачке и с любопытным прищуром изучала его. Даже попробовала подковырнуть. И это её интересовало гораздо больше. Платье на ней было красивое, лёгкое, как будто летящее из белого и розового шёлка. Элли уже хотела узнать, чем это платье Марату не нравится, но Светлана прервала: — Как это работает? — спросила она, оттягивая кусочек облака. — Когда я задаюсь этим вопросом, у меня создать облако не получается, — ответила Элли. Она показала себе на висок. — Просто у меня всё здесь. Как… не прочитанная библиотека. Находишь нужные слова и жесты, делаешь, и всё получается. Светлана наклонила голову, всматриваясь в Элли. — У вас не так? — Как вам сказать, Элли? То, как вы пользуетесь магией, мне кажется… довольно нерациональным. Но я не думаю, что за неделю можно сделать лучше. Тем более, я так понимаю, учителя у вас не было? — Матушка Виллина передала мне знания и книгу Торна. А попробовала творить чудеса я только в городе Теней… Закрыла нас невидимым барьером и попыталась обороняться от этих зверей… — Да как ты, малявка, вообще не скопытилась? — подал голос Марат. Он лежал на облаке, как на пляже, подставив лицо солнцу, и Элли казалось, что он заснул. — Марат, раз ты проснулся, не одолжишь подзорную трубу? Элли, Марат конечно… — она оглянулась на Марата. — …как всегда. Но он прав, первый опыт магии в экстремальных условиях очень опасный. — У меня не было другого выхода, — вздохнула Элли. — Какой спрос с малявки, попавшей в передрягу? — Марату всё же пришлось открыть глаза, чтобы протянуть Светлане трубу. Светлана пихнула Марата по ноге и одними губами что-то добавила, но Марат ответил явно не так, как нужно. Он опять плюхнулся спать. — Иди ты, красавица, знаешь куда? Она только закатила глаза. Похоже, учить Марата приличному поведению у неё не очень получалось. — Конечно, в идеале стило открыть магию… провести магическую инициацию?... в общем, в контролируемых условиях и с подстраховкой, — продолжила она тему. — Если у вас ещё кто-то с магией найдётся, учтите. А с матушкой Виллиной можно поговорить? — Увы, она улетела в Гренландию. На родину. Светлана покивала, крутя в руках трубу. — И в наличии есть четыре человека с магической силой: я, Марат, вы и Стелла? — Есть ещё Корина, но после города Теней я её не видела. Возможно, ещё алхимик Парцелиус. «Знаток белой и чёрной магии», но я не знаю, насколько велика его сила и волшебник ли он вообще, — Элли надоело стоять и она уселась рядом со Светланой. — Но с ним я тоже встречусь. — Алхимик — это хорошо, — заметила Светлана. — Корина? — Может, она в плену Пакира. А может, уже помогает ему, — Элли тяжело вздохнула. — И если она на его стороне, нам будет непросто. — Я не знаю Корину, но у Пакира навык ведения разумных переговоров не очень хороший. — Зато тюрьма и пытки очень хорошие, — мрачно заметила Элли. — Это вы правы, — согласилась Светлана. — О, я так понимаю, это и есть Изумрудный город? Надо же! Не ожидала такого прямого значения! И правда, красиво. Марат, не хочешь посмотреть? На горизонте показались ярко-зелёные на голубом башни Изумрудного города. *** Облако плавно опустилось у ворот Изумрудного города, где Элли уже встречали Страшила, Дин Гиор, Фарамант и мотающийся у них под ногами Том. Светлана не скрывала своего восхищения и высказала, что город с высоты смотрится великолепно, а Марат, судя по взгляду, тоже восхитился. Но задал только один вопрос: — Почему изумруды до сих пор никто не спёр? — Жители верят, что они приносят счастье Изумрудному городу и всей Волшебной стране, — сказала Элли. — И просто… не принято. Жители Изумрудного города торжественно встретили свою королеву, да и гостей тоже. Страшила толкнул коротенькую речь, впрочем, не уточнив, зачем прилетели гости. Элли успела шепнуть ему, что Светлана ничего не обещала, но надежда есть. — Чтобы великолепие Изумрудного города не ослепило вас, надо обязательно надеть зелёные очки! — напомнил Фарамант. — Это воля Гудвина Великого и Ужасного. — Интересная традиция, — с улыбкой оценила Светлана, чуть присаживаясь, чтобы низкоросломуФараманту было удобно надевать ей очки и защёлкивать сзади замком. — Не надену, — буркнул Марат, смотря на предложенные ему очки. — Эти бабские. Фарамант удивлённо посмотрел на очки, не понимая, что в них такого особенного. Элли наугад вытащила другие и сделала их немного потемнее, а оправу потяжелее. — А эти как у ботаника, — добавил Марат. — Сам выберу. — И ты ещё над тем, как я платье выбирала смеёшься, — в сторону заметила Светлана, когда Марат очень придирчиво рылся в коробке с очками под сердитым взглядом Фараманта и удивлённым всех остальных. — А у меня, между прочим, были объективные причины… — Какие? — Элли смотрела, как Марат выуживает очки, которые казалось бы ничем не отличались от других. — Мне все были коротки. Подходящие очки Марат наконец нашёл и надел сам. Только разрешил Фараманту запереть замок, после чего задумчиво его пощупал, то ли убеждаясь, что он заперт, то ли что он сможет его взломать. Элли хорошо помнила своё первое впечатление от Изумрудного города. Ощущение волшебства, необычности и великолепия. При том, что до Изумрудного города Элли больших городов и не видела. Теперь он казался небольшим, очень уютным и по-прежнему волшебным. И теперь Элли вглядывалась в лица гостей, пытаясь понять, понравилось им или нет. Светлана была откровенно в восторге, она оглядывалась и засыпала окружающих вопросами. Больше всего досталось Страшиле, который подробнее всех и обстоятельнее рассказывал. Марат же остановился около одного из изумрудов в брусчатке и попинал его носком ботинка. — А, ну всё понятно, — произнёс он, но продолжать не стал, а никто не уточнил. Светлана ушла вперёд, и Марат поспешил её догнать. Тревога Элли нарастала с каждым шагом ко дворцу. Светлана наклонилась к уху Элли и едва слышно шепнула: — Давай сначала за дело, а потом уже все церемонии, ладно? Элли согласилась. Отдав распоряжение подготовить комнату и обед, они со Страшилой, Светланой и Маратом прошли в левое крыло дворца, в котором как раз и поселили Аларма. Стоило толпе придворных исчезнуть, как лицо Светланы изменилось чуть ли не на полную противоположность: вместо дружелюбной улыбки — поджатые губы, вместо расслабленного любопытства — напряжение, будто она сейчас станет и вовсе каменной. — Элли, можно мне таз и пару стаканов воды. На случай, если что-то пойдёт не так, — попросила она. — Зачем? — уточнил Страшила, всё ещё под впечатлением от любознательности целительницы, он как будто не заметил резкой перемены. — Я с некромантией не очень дружу. Мне может стать плохо, — пояснила Светлана. — Здесь? Элли первая открыла дверь в покои Аларма. Он сидел на кровати ровно в той же позе, в которой она его оставила сегодня утром. Юргод, свернувшийся калачиком, занимал примерно полкомнаты, но от Аларма тоже не отходил. — Добрый день, — поздоровалась с обоими Светлана. Аларм не среагировал вообще. Юргод учтиво кивнул и тоже поздоровался. Светлана глубоко вдохнула и медленно подошла к Аларму. Марат не отставал ни на шаг, словно готовился её в случае чего подхватить. Элли и Страшила закрыли за собой дверь и остались около неё. — Аларм? — позвала Светлана. Он не отозвался. Светлана провела рукой перед его глазами, затем щёлкнула пальцами с одной стороны, с другой, легко толкнула его в грудь… Он даже не пошатнулся. Она поднесла руку к носу, затем к шее. Поводила перед глазами пальцем, на кончике которого зажглась яркая искра. — Пульс есть, дыхание есть, реакция зрачка на свет есть. Реакции на событие нет, — произнесла она. — Некромантией тянет кстати не так сильно, как я ожидала. Но тянет. — Вы что-то можете сделать? — спросила Элли. — Не знаю, — ответила она. — Нужно изучить нанесённые повреждения. Можно? — Конечно. — Марат, поможешь положить? — Это не нужно, — произнесла Элли. — Аларм! Он повернул голову на голос. Если бы не это равнодушное лицо, Элли бы думала, что он отозвался. — Ложись. Аларм послушно лёг на край кровати, вытянув руки вдоль туловища. Светлана за этим наблюдала чуть ли не с ужасом. Марат ругнулся. — Хоть бы глаза закрыли. Пустой взгляд Аларма и правда был жутким, но это ощущение уже как будто смёрзлось с сердцем Элли и лежало там этой тупой ледяной глыбой уже почти незаметное. Светлана осторожно расстегнула куртку и рубашку. Провела рукой над грудью Аларма и ещё озадаченней нахмурилась. Убрав с его висков волосы, она приложила свои пальцы… Всего через секунду Светлана оторвала руки. — Тело полностью функционирует. Мозг целый. Но его самого здесь нет, — Светлана выпрямилась. —Только что его убило? — Я точно не знаю, — Элли слышала свой голос как издалека. — Чёрная магическая стрела попала ему в грудь, но даже синяка не было. — Вроде как, останавливалось сердце и дыхание, да? — Светлана ещё раз изучила его грудь и живот. — Видимо, все следы магия Стеллы стёрла, восстановив тело. Может, хоть что-то осталось. Сейчас ещё поищу. Светлана обошла кровать, подходя к голове Аларма. И, после короткой паузы, положила обе руки ему на лоб. Томительно тянулись секунды. Марат вдруг снова выругался и бросился к Светлане. Он подхватил её под руки. — Светлана, хватит, — произнёс он. — Только скажи, это то же самое? — Ты прав. — Светлана опустила руки и посмотрела на Элли. — Простите, но… Резкое движение с нужным заклинанием отшвырнули Светлану и Марата от Аларма, Элли тут же оказалась между ними. — Я вам всё равно не позволю! — произнесла Элли с неожиданной для неё самой суровостью. —Дура. — Марат буквально ссадил с себя Светлану. Она привалилась к стене с закрытыми глазами. — Вы сами сказали, что собираетесь его убить… Окончательно. Я вам не дам, — упрямо повторила Элли. — Уходите. — А теперь послушай, сопля… — начал Марат. Предупреждающе рыкнул Юргод. — Марат, прекрати пожалуйста, — подала слабый голос Светлана. — Пойдём. — Куда, твою налево, мы пойдём? Ты ж на ногах не стоишь, — Марат положил её руку себе на плечо и поднялся. — Простите, — прошептала Элли. — Засунь себе своё «простите» знаешь куда? — огрызнулся Марат. Они вышли. Элли подошла к Аларму, по-прежнему лежащему на кровати и смотрящему пустыми глазами в потолок. Элли привела его в порядок и попросила сесть. — Страшила, друг мой, пожалуйста, попроси их не улетать. Пусть останутся в Изумрудном городе, — произнесла она. — Юргод, дай мне пожалуйста немного времени. Зверь понимающе кивнул и выбрался в окно. Элли опустилась перед Алармом на колени и взяла его руки в свои. — Посмотри на меня пожалуйста, — проговорила Элли. Серые глаза обратились к ней. Всё такие же пустые, без всяческого выражения. — Аларм, прошу тебя, дай мне хоть какой-то сигнал. Иначе мне в самом деле придётся это сделать. Сигнала не было. Оставалась последняя надежда. Глава ещё более специфическая, чем всё остальное. И вообще ситуация весьма противоречивая. Кого из персонажей вообще считать правым в этой ситуации? Автор не знает. И к диалогу готов.

dumalka: Глава 10.1 Дай мне время... Изначально эта сцена была в той же главе, но не убралась. Чтобы не сбивать нумерацию, сделаю так. В одном Пакир был прав: Светлана привыкла быть сильной и сегодняшнее состояние её откровенно нервировало. Стоило всего чуть-чуть поколдовать, как опять начинало мутить, голова кружилась и снова приходила жуткая слабость. В таком состоянии не то, что думать не получалось, даже движение давалось с трудом. — На, попей, — Марат протянул ей свою фляжку. — Не бухти, это Стелла дала, чтобы восстанавливать силы. Он сидел рядом на каком-то пуфике и заглядывал снизу вверх Светлане в лицо, прикидывая, пришло время её ловить или она ещё сама посидит? Светлана приняла фляжку. И правда, утром она уже пила эту очень приторную вязкую пакость со сладко-цветочным запахом, который будто бы добавили как извинение за не очень приятный вкус и консистенцию. Однако, действовала она неплохо, сил действительно прибавлялось. По крайней мере, мутить перестало. — Так ты так и не ответила. Это то же самое? — спросил Марат, когда Светлана вернула ему уже полупустую флягу. — Может, то, что было до доставки Чёрной Звезды. По крайней мере, до такого пока не дошло, — Светлана оперлась на подлокотник, удерживая рукой заваливающуюся голову. — Они же ничего подобного не достанут? Тут же нет этой Чёрной Звезды. — Тут есть Пакир. И у него могут быть способы. Марат ответил подозрительный взглядом. — Что ты умолчала? — он тоже отхлебнул из фляги, но только глоток. — Он мне предлагал оживить Славика. За книгу Торна. Марат коротко ругнулся. — Но я думаю, что он врал. — Ну тогда забей. Они долго молчали. Марат задумчиво отстукивал по фляге незамысловатый ритм, как только Светлана пошевелилась, он снова настороженно оглянулся. И ободряющей улыбке он не поверил, только скептически вскинул брови. — Марат, почему ты даже после всего этого не уходишь? Вопрос Светлану мучил уж точно последние два дня. И может это не самое подходящее время его задать, но дольше его просто не удержать. — Ты знаешь ответ. — Увы. А я сама так же, как Элли, стою над трупом и не могу попрощаться, — она вытерла глаз, пока слёзы не покатились. — И как я буду объяснять ей, как прощаться, когда сама это не сумела? А? — Никак. Я пристукну любого, кто к тебе с этим сунется. — Не надо, Марат. В самом деле, не надо, — Светлана зажмурилась. — Возможно, это прощание нужно мне? Как ты думаешь? — Нужно, — согласился Марат. — Только не сейчас. Сейчас тебе нужно поспать. — Аларма жалко. Сколько ему? Лет шестнадцать? — Не спрашивал. Жалко конечно, нормальный пацан был, — Марат потёр у себя под правым глазом, где ещё недавно был синяк. — Но это всё равно не повод кому-то из вас убиваться. Или вон девке свою крышу пускать под откос. Они повернулись сначала на стук в дверь, потом друг на друга. Светлана кивнула. — Я пришла попросить прощения, — произнесла вошедшая Элли. — Я понимаю, что вы хотите только помочь. Оба. Но у меня осталась последняя надежда. Не лишайте меня её пожалуйста. Элли была жутко бледной, очень решительной и явно эту речь готовила давно, поэтому Светлана не стала её прерывать. — Дайте мне ещё два дня, — Элли переводила взгляд со Светланы на Марата и обратно. — Всего два дня. И если ничего не изменится, вы сделаете, что обещали. Я сама не смогу… — голос сорвался. — Просто не смогу. Рука не поднимется. — Вы так у меня выпрашиваете эти два дня, будто я это решаю, — произнесла Светлана. Элли подошла ближе. — Просто… Вы… — она отстранилась. Левая рука всё ещё плохо слушалась и поспешно стереть слезу со щеки дрожащей рукой оказалось не так-то просто. Марат как-то шикнул сквозь зубы, но Светлана решительным жестом его остановила. — Элли, вам сейчас очень грустно, тоскливо. Хочется вернуть дорогого вам человека, и чтобы всё было по-прежнему. Что-то в этом мире сломалось, и вы готовы на кусочки порваться, чтобы только это сломавшееся починить. Элли кивнула, она настороженно глянула на застывшего наизготовку Марата, словно оценив его опасность и снова смотрела Светлане в глаза. — Но если порвётесь на кусочки вы, ничего собрать заново не получится, — осторожно проговорила Светлана, тщательно подбирая каждое слово. — Сейчас вот то, что есть — это не Аларм, которого вы знали. Это всего лишь осколок, который срывается и калечит механизм, понимаете? — Да, — согласилась Элли, опуская голову. — Постепенно, не сразу, очень медленно, шаг за шагом вы будете налаживаться, учиться жить с тем, что есть. Постепенно запускать одну часть жизни за другой. Вы будете меняться, перестраиваться, открывать для себя что-то новое, видеть новых людей. Память останется, что-то в вас благодаря Аларму навсегда изменится, — Светлана глянула на Марата, который застыл каменным изваянием, и снова повернулась к Элли. — Да, что-то больше не запустится. Но сейчас это осколок, который вот-вот разрушит весь механизм. Если вы сами сломаетесь, то пропадёт ещё одна жизнь, понимаете? — Вы говорите так, как будто уже всё решено, — Она произнесла это твёрдо, почти сердито. — В нём нет самой жизни, Элли. И я с этим ничего сделать не могу. А то, что есть — это больше издевательство, чем жизнь. Как вы вообще это выдерживаете? Светлана по-настоящему вздрогнула. — У меня есть ещё один шанс, — упрямо продолжила Элли. Она не ответила на вопрос, возможно, ответа и не знала. — И я попробую им воспользоваться. Так что ещё два дня. — Только одно условие, — Светлана поймала взгляд Элли. Так, чтобы они увидели глаза друг друга и поняли, насколько всё серьёзно. — Все остальные останутся живы. И вы тоже. Элли закусила губу и через несколько секунд всё же отвела взгляд, причём на Марата. — А что случилось с Вами? — спросила Элли. — Вы такие… — Элли, я серьёзно, — подчеркнула Светлана. — Все должны остаться живы. — Да, — подтвердила она. — Я не дам никому больше умереть. — Хорошо. Я пока… — Что с вами случилось? — упрямо спросила Элли. — Малявка, отвянь, — встрял Марат. —Что с вами случалось? — упрямо повторила Элли, уже повернувшись к Марату. — До подземелья. До грозы в море. — Отвянь, — повторил Марат, медленно поднимаясь. — Элли, вам это зачем нужно? — уточнила Светлана. — Мне кажется это важным, — упёрлась она. — А то, что вы скрываете, и вовсе опасным. — Котёнок не обделается? — уточнил Марат, повернувшись к Светлане. Та подбирала наиболее подходящие слова, чтобы всё объяснить коротко, ясно, без лишних подробностей… и главное, эмоций. И Марат её опередил. — Мы одного славного мужика похоронили. А с ним ещё семь не очень славных мужиков. Это те, кого мы видели. Может, их больше было. И девку со съехавшей кукухой под вопросом, — Марат всё же высказался. — Простите. Я вам соболезную, — произнесла она. — Ей это скажи, — Марат показал на Светлану. — Всё бы ничего, и это действительно для вас не имело никакого значения… — произнесла Светлана, отметив полное сочувствия лицо Элли. — Но у… девки (ну как девка, она меня чуть-чуть помладше) помутнение рассудка случилось именно на этой почве. Она не смогла отпустить. Так что вы правы, это для вас важно. И даже опасно. С вашей магической силой, тем более, толком не освоенной, лишение рассудка может обернуться чем угодно. — Мне самой дорог мой рассудок, —кивнула после долгой паузы Элли. Она наконец выпрямилась. — Вы эти два дня можете погостить здесь. — Благодарю, — кивнула Светлана. — Я надеюсь, мне завтра кто-нибудь проведёт экскурсию? Элли ответила на улыбку. Марат по-прежнему не поверил, скорчил рожу и сложил руки на груди. Его взгляд так и оставался скептическим, пока Элли не ушла, попрощавшись и пожелав хорошо отдохнуть. — Сама доползёшь? — уточнил он. — Я чаю хочу, — Светлана откинулась в кресле. Зелье Стеллы начинало действовать, сил прибавилось. — И вот что… — Я тебя сейчас в одеяло закатаю и шторным шнуром свяжу, чтобы ты дрыхла себе тихо и никуда не совалась. — Договорились, — согласилась Светлана, от чего Марат удивлённо тряхнул головой. — Только ты тогда возьми блокнот, карандаш, и мы с тобой будем вычислять, что это было за оружие. Марат звучно приложил ладонью себе по лбу. — Пошли. Самое сложное, не чувствовать себя снова виноватой перед досадливо шипящим Маратом за то, что часть её собственного механизма не запустится, а он старается. Очень. Сейчас держится буквально в полуметре, готовый в любой момент поймать. — Не смотри на меня так. Когда мне было хреново, ты меня тоже волокла. Автор ждёт любых впечатлений! Не понравилось? Скажите. Понравилось? Тоже.

Чарли Блек: На сей раз глава получилась насыщенная философски-этическим содержанием ) Тут и философский диалог про мелодию в начале главы, и особенно споры на тему "отпустить или нет" человека, зависшего между жизнью и смертью. Вероятно проблема эта однозначного решения не имеет: кому-то покажется неприемлемым отпустить, кому-то - не отпускать. Но ясно, что сама ситуация нахождения перед таким выбором довольно разрушительна для всех, кто в неё вовлечён. А вот забавный момент: «— Почему изумруды до сих пор никто не спёр?»

dumalka: Чарли Блек, Спасибо! Я очень ждала отклика! Да, Глава получилась довольно философской. Первый диалог все же не сильно противоречивый. Тут все более или менее понятно. А вот проблема зависания между жизнью и смертью - - это куда сложнее. Проблема переживания потери... И вообще личности. Это как раз та ситуация, когда черно-белой моралью не обойтись. Чарли Блек пишет: А вот забавный момент: «— Почему изумруды до сих пор никто не спёр?» Ну это ж Марат)

dumalka: Глава 11. Душа и тело Непоседливая сущность Светланы не дала Марату как следует поваляться. Нет, он конечно мог сказать «да пошла ты...!» и закрыться одеялом с головой, а Светлана бы пошла. Но не куда послали, а на экскурсию без него. Разве что понимающе пожмёт плечами. Но это Марата категорически не устраивало, потому что ввязаться в какие-то неприятности Светлана могла просто на ровном месте. А в сегодняшнем её состоянии это было смертельно опасно. Этим утром она конечно себя чувствовала сильно лучше. На щеках появился уже нормальный румянец, голос выровнялся и стал привычным, без перескоков с неестественной бодрости на едва слышный замедленный шёпот с томительными паузами между предложениями. А вот лишний раз использовать магию она всё ещё избегала. Она долго рылась в комоде, пытаясь подобрать себе что-то более или менее подходящее. Если бы она была полностью в порядке, то надела бы что налезло и подкорректировала перед зеркалом с помощью магии. — Не знал, что ты такая любительница тряпок, — хмыкнул Марат, изучая в зеркале, насколько хорошо он побрился. Светлана крутилась перед большим зеркалом в зелёной раме, изучая последний, уже мужской костюм. Из всего комплекта смотрелась нормально только рубашка, рукава которой похоже по умолчанию должны были быть удлинёнными и завязываться на лямки. А вот штаны больше походили на шорты, и рукавам куртки даже не помогало разворачивание широких манжет. У предыдущих платьев талия оказывалась где-то под грудью, а рукава заканчивались на середине предплечья. Подол на уровне середины икры хоть смотрелся нормально. — Я вроде не отрицала. — Светлана дёрнула полы куртки, досадливо морщась. — Правда, обычно это не занимает столько времени. — Ну-ну, — скептически пробурчал Марат. Светлана с досадой махнула рукой и опять ушла за ширму. Вернулась она во вчерашнем розовом платье. — В этом ты выглядишь, как разряженная кукла. — Ну что ж, как только я восстановлюсь, наколдую себе что-то более привычное, — Светлана села к трюмо и пододвинула себе хрустальный лоток со шпильками. На самом деле платье было безупречно, Марату не нравился только цвет, который на Светлане смотрелся скорее непривычно, чем плохо, но признаться в этом он не мог. Собственно, его признание не требовалось, судя по взгляду, который он заметил через зеркало, Светлана и так всё поняла. И цвет ей тоже был непривычен. Марат переодеваться даже не думал. Только почистил всё магией, да и зелёные очки пришлось надеть, раз у них без этих чёртовых очков, как без штанов. Элли и Страшилы в городе не было, они куда-то улетели, так что обещанную «экскурсию» вёл Фарамант: маленький, щупленький и сдержанный дедок, явно обожавший свой город. Он бы наверное радостно повизгивал, если бы был чуток помоложе. Или менее вшивым интеллигентом. Светлана всячески показывала своё восхищение, ей искренне нравился город, и искренне нравилось, что ей дают задавать вопросы. Марат же демонстративно зевал, хотя пару раз заметил, что грёбаным энтузиазмом Фарамант его всё же обчихал. — Погоди, дед, у меня что-то не сходится, — Остановил вдруг Марат, когда Фарамант сказал, что Элли вернулась из Большого мира и стала королевой Изумрудного города. — То есть, злую колдунью Гингему Фея Убивающего домика, она же Элли, пристукнула лет семьдесят назад? — Семьдесят девять, если быть точным. Затем добрая волшебница Виллина… — Это та же Элли? — Марат кивнул на дворец. — Конечно та же. Наша Фея Изумрудного города. Она была Феей Убивающего домика. — Да… А мне она показалась малявкой. Светлана, изучавшая до этого решетку балкона, прижала палец к губам и быстро соединила большой палец с мизинцем, что означало «молчи, потом обсудим». — Она же Фея. И вернулась в Волшебную страну спустя много-много лет. Вам ли не знать, что волшебники и не такое могут?! — удивился Фарамант. — Разумеется. Человеческая изобретательность вообще потрясающая вещь. Вне зависимости от того, участвовала в ней магия или нет, — улыбнулась Светлана. — И ваша страна что ни день, то приносит сюрпризы. Ещё один сюрприз Марата и Светлана оценили, когда при возвращении из парка на заднем крыльце дворца их встретил печальный лев. Он вежливо поздоровался и двинулся к лестнице. — Смелый Лев, разрешите вам представить ещё двух волшебников. Какие-то уже приобретённые инстинкты заставили обоих встать вполоборота плечом к плечу, повернувшись ко льву. Тот смотрел на них большими умными, но печальными глазами. — Это целительница Светлана и… Марат, — Фарамант несколько замялся, смотря на Марата, поскольку ничего к его имени не прилагалось. — Я слышал о вас. Вы помогали Элли и Стелле выбраться из подземелья. — Точнее будет "мы вместе сбежали", — уточнила Светлана. — А вот Марат действительно помогал. — Может, вы Железному Дровосеку поможете? — Чем? — уточнила Светлана. — Только не опять! — почти простонал Марат. — Идёмте. *** Марат не пожалел, что не оставил Светлану «без присмотра». Сейчас она ходила вокруг механического человека в компании трёх мужичков в фиолетовом. Все трое по очереди разъясняли, что и как в этом мужике работает, проверяли подвижность суставов, даже показали дверку на груди, внутри которой оказался маленький ярко-красный мешочек с опилками без какого-либо функционального назначения. — А вы батарейку не пробовали вставить? — в конце концов спросил Марат. — Что? — уточнил один из мужичков в фиолетовом. — Батарейку. Чтобы была энергия на его движения, — пояснил Марат, поморщившись. — Марат, ты частично прав. — Частично?! — возмутился он. — Да. Просто тут нет не только батарейки… ну или парового или бензинового двигателя, но и какой-либо системы управления. Я вообще не понимаю, как это двигалось… само… — Светлана, наклонившаяся над Дровосеком, вдруг подняла голову. Марат наклонил голову, поймав у Светланы знакомое выражение "до меня дошло!". — Тут ходит и говорит всякая херня, так что железный человек меня бы уже не удивил, — заметил Марат. — Именно, Марат. Смотри, здесь есть говорящее и ходящее пугало, которое по логике двигаться не должно, плюшевый медведь, который бегает, хотя тоже не должен двигаться. И это здесь не то, чтобы необычно… — Светлана повернулась ко Льву. — После чего Железный Дровосек перестал двигаться? Один из человечков в фиолетовом показал на плечо. — Плечо и грудь были просто смяты. По-моему кузнечным молотом. Но мы и похуже чинили, и всё было в порядке. — Какие-то испорченные детали остались? — Светлана рассмотрела плечо. Марат тоже подошёл и пошевелил механизм. Ему показалось, что есть следы весьма неприятной магии. Она пахла дёгтем, была холодной и липкой на ощупь. Светлана тоже похоже это почувствовала. Более того, она и магию опознала, судя по сдвинутым бровям. — Нам нужно это оружие, — Марат поймал взгляд Светланы. — Да, — подтвердила Светлана. — Я не могу обещать, что могу помочь тем, кто уже пострадал. Но защиту от этого надо сделать. Можно мне какую-нибудь тару, которую можно закрыть? Бутылку, банку, что угодно… За полчаса Светлане притащили довольно внушительную корзину с испорченными деталями и ящик с бутылками разного размера, такую же кучу пробок для них и даже большущую бутыль, за которую Светлана поблагодарила, но попросила отнести обратно. Лев, Фарамант и Дин Гиор сидели в сторонке и наблюдали, как Мигуны, развернув чертёж механизма Дровосека на полу, раскладывали повреждённые детали. Светлана и Марат ползали вокруг на четвереньках, соскабливали что-то с деталей в бутылки, какие-то детали они откладывали отдельно, особенно тщательно рассматривали и водили руками, после чего детали начинали поблёскивать разными цветами. Сам Дровосек по-прежнему лежал на кровати. К нему тоже периодически подбегали, что-то сверяли и возвращались к чертежам. Попытавшийся сунуться в дело Фарамант мало что понял и вернулся на диван. То же самое попытался сделать Дин Гиор. Продержался он чуть дольше просто из упрямства, но когда Мигун начал что-то объяснять, то тоже ретировался на диван. Но это он сделал рано, потому что следующий вопрос Марата был: — Чё? Пришлось объяснять ещё раз. Лев же переживал за Дровосека. Ему всё казалось, что гости заняты вовсе не им, а какими-то своими делами и кучей мусора, разложенной поверх чертежа. Это решительно не было Железным Дровосеком, старым другом. На чудесно сердце друга гости даже особого внимания не обратили. — А есть ли свидетели того, что произошло? — Светлана на принесённую Мигунами доску крепила размеченные чертежи. — Вы сможете помочь? — не удержался Лев. — Хрен его знает, — ответил Марат, когда Светлана вновь закопалась в чертежи и не отвечает. — Красавица, ты чего молчишь? — Ну ты же сам уже ответил, — Светлана прикрепила ещё что-то и наконец повернулась ко Льву. — Вы меня поймите, я уже сказала, что я не уверена, что могу помочь. С Алармом и его человеческим организмом я могу точно сказать, что ничего сделать не могу. А вот в этом случае я не могу ни сказать «ничего не могу», ни сказать «Могу и сделаю». Потому что для начала я не совсем понимаю, что произошло и как всё работало. — Что произошло вы вроде бы выяснили, — заметил Дин Гиор. — Ага. Его отхерачили кузнечным молотом, — пояснил Марат. — Только что с этого? — Проблема в том, что вместе с кузнечным молотом было что-то ещё. Что выбило из него… жизнь… душу, если хотите, — продолжила Светлана. — Если судить по вашим пояснениям, то насколько бы не пострадал Железный Дровосек, его стоило собрать, и он становился самим собой. Так? — Так, — хором подтвердили мастера-Мигуны. — Мы его сотни раз перебирали за эти годы. — Был ещё один случай, когда мы не могли его починить, — Самый старший из Мигунов повернулся к Светлане. — Да, вы говорили. И там дело было в проклятой булавке, воткнутой в сердце, — Светлана показала Дровосеку на грудь. — Следы, кстати, остались. Но в этот раз немного не так. — Может, что–то с колдовством, которое наложил Гудвин на его сердце? — спросил Лев. — Вот как раз в его сердце нет и не было никакого колдовства, кроме булавки. Скорее всего, сердце он воспринимает частью себя, поэтому булавка и сработала. — Ага. А всандалить её куда-то ещё было бы очень проблематично. Он же железный, — добавил Марат. — Пожалуй. А сейчас я выдвину версию, которая мне кажется самой вероятной, но не подтверждённой. Марат, если совсем чушь, то останови меня. — Ты услышишь, как я заржу. — Если я правильно поняла, Железный Дровосек был когда-то человеком, потом его детали заменили одну за другой, но «душа» осталась той же? Так? Слушатели подтвердили. — Со Страшилой та же история? — уточнила Светлана. — Нет. Он всегда был соломенным. — Значит, его сознание, «душа», жизнь всегда была в соломенном теле? Кто ещё? Медвежонок? То есть, в искусственном существе так или иначе есть «душа», жизнь… То есть, энергия, которая заставляет это тело двигаться, работает какое-то подобие мозга, есть сознание, память. Так? Слушатели снова подтвердили кивками. — Как бы не повреждалось тело, «душа» оставалась в нём. С человеком иначе. Если сильно повреждено тело и мозг перестал работать, жизнь обрывается и душа уходит. Это и есть смерть. Вот примерно это и произошло. Что-то «выбило» из него душу. Скорее всего, тут дело в оружии. Или было какое-то дополнительное заклинание. — В оружии, — уверенно поправил Марат. — Дополнительного удара не было. — Да, не было, — кивнула Светлана. — Но я думаю, было дополнительное заклинание на оружии. Нас может кто-нибудь отвести на место, где это произошло? И может, кто-то что-то видел. Любая деталь может оказаться важной. Отвести на место в конце концов вызвался Юргод. Хотя все предыдущие дни он провёл в комнате Аларма и ни с Маратом, ни со Светланой особо не разговаривал и относился к ним весьма настороженно. Особенно почему-то к Светлане. Он даже не особо поддерживал разговор, когда Светлана пыталась его завести. Свидетелями оказались Том и Полкан, и Том даже согласился прилететь на место. Правда, гостей не отпустили без обеда и запаса еды на пару дней. Хотя они и собирались вернуться тем же днём вечером. *** Том неуклюже пробирался между довольно большими кочками, поросшими мхом и травой. Светлана и Марат шли за ним, оглядываясь. Пригорок спускался к небольшому очень чистому озеру, в котором даже и камышей не было. С одной стороны поляна уходила круто вверх, к горе с тремя вершинам. С другой уходило в густой почти непроходимый лес. Уже наступил полдень, и солнце грело так, что Марат снял куртку и закинул её себе на плечо. — Мне кажется, или Юргод на меня сердится? — спросила Светлана. — Тебе не насрать? — уточнил Марат. — Он просто не хочет, чтобы ты его друга допнула на тот свет. — То есть его устраивает такое положение? — Да хрен его знает. Ответом было очередное пожатие плечами, несколько расстроенное. Даже пожалуй печальное пожатие плечами. Светлана внимательно смотрела себе под ноги, раздвигая густую траву носками туфель. Марат больше оглядывался по сторонам, прикидывая, кто и откуда тут может вылезти. Том подпрыгнул над травой и крикнул: — Здесь! Вот здесь я нашёл бедного Дровосека. Он лежал и не двигался. Светлана подтвердила, что слышит, продолжая осторожно ступать и изучать следы. — А тут был нехилый махач, — заметил Марат, изучая у себя под ногами траву. Пока он ничего похожего ни на молот, ни на какое-то другое оружие не видел, но следы боя тут были. Где-то отпечатались ноги, где-то дёрн был содран, словно по нему по касательной прошлись топором, где-то примят. Кажется, молотом. — Ещё бы! О, знал бы ты, дядя, какая тут была битва, — Том перелез через очередную кочку и подошёл к Марату. — Хочешь, расскажу? — Давай, давай, вещай, игрушка, — усмехнулся Марат. Гиперактивный плюшевый медведь его просто прикалывал и порой он бы и заржал, если бы не паршивое всё остальное. — Вон там, — Том показал на озеро. — Дрались Аларм с Дональдом. А мы с Пеняром убежали вон туда, за кусты и дрались с какой-то противной ящерицей, вот тут бегал такой толстый рыжий дядька, Полкан говорил, что это Людушка… А вот здесь… Светлана копалась в траве и что-то подцепила пальцами. Она резко повернулась к Марату, тот уловил движение. Светлана показала ему листок в пальцах, перепачканный чем-то тёмным. Собственно, почему чем-то? Марат прекрасно знал, чем. — Тебя это удивляет? — хмыкнул Марат, поймав её взгляд. — Думаю, что если тут махались топором и молотом… — Он может быть ещё жив. По количеству крови здесь… И по вмятинам… Уползал он наверное на четвереньках, — Светлана огляделась и указала на лес. — Скорее всего, туда. Мужчина… молодой… Далеко уйти с такими травмами вряд ли мог. И если до него не добрались хищники, то шансы выжить у него есть. Пойдём догоним его, Марат. Что-то у меня подозрение, что ушибами, ссадинами и сотрясением мозга он не отделался. — Эй! — возмутился Том, когда Марат уже двинулся к лесу. — Вы меня забыли. Я же маленький, я вас не догоню! Марат молча подхватил его за лапу и довольно брезгливо передал Светлане. Та была слишком занята следами крови на ветке малины, чтобы обратить внимание на остальное. — Возьми медведя, — произнёс Марат. Светлана подняла на него очень удивлённые глаза, потом её губы превратились в тонкую ниточку, спина выпрямилась, а вот в глазах заплясали искорки. И это выражение Марат тоже знал. — Да ржи ты уже! Больше, чем на пару нервных хихиков Светланы всё равно не хватило, она снова заметила на кустах следы крови и пошла вперёд, всматриваясь в каждую веточку. Марат несколько раз попытался ткнуть Тома то себе под мышку, то закинуть на плечо вместе с курткой… Но тот продолжал трындеть что-то про поход, что Марату не особо нравилось. Он мешал вслушиваться в звуки, потому что раненый мог быть и не союзником. — Так, медведь, — Марат слегка хлопнул по плюшевому заднему месту. — Сейчас ты у меня будешь разведчиком. — О, я отличный разведчик! — обрадовался Том, пытаясь вывернуться. — Я не говорил, как мы… — Вот и покажи. Я тебя сейчас засовываю в рюкзак и ты оттуда смотришь вокруг. Молча. Как только увидишь кого-то подозрительного, вот тогда скажешь. Понял? — Да. Марат сунул Тома в рюкзак. — Не сожри там всё. — Я вообще не ем и не пью. А ещё не сплю. А ещё у меня три глаза… — Тихо! — велел Марат. Светлана уже ушла вперёд, Марат поспешил её догнать, но обратил внимание, что в следе есть изменения. Он огляделся, отметил поломанные кусты и пошёл туда. Не зря, он обнаружил то, за чем они собственно и пришли: кузнечным молот, закиданный травой и поломанными ветками. — Эй! Красавица! Я нашёл! Целительница повернулась к нему, но ещё несколько раз повернулась в сторону продолжения следа. Она всё же вернулась к Марату и тоже наклонилась над молотом. — Он тащил его, но спрятал… — Светлана достала из сумки пустую бутылочку и палкой раздвинула уже завявшие накиданные листья. — Почему? — А ты пробовала тащить эту дуру со сломанной ногой и рукой? — Осведомился Марат. — Сломанная рука? — уточнила Светлана, оглянувшись. — Сломанную ногу я по следам тоже увидела. — По следам в начале вероятно. — Надо его найти, — Светлана внимательно изучила молот. Следы мерзкой вонючей магии на нём тоже были. — Маг? — напрягся Марат. — Да нет. Магия-то Пакира. Скорее всего, принесена через какой-то артефакт, — Светлана провела над молотом рукой. — Значит, это его магия, — пробормотал Марат. — Как будто в холодные сопли вляпался. — Пожалуй, — согласилась Светлана, поднимаясь. — Пойдём дальше. — Может, туда к озеру вернёмся? Светлана покачала головой и снова пошла по кровавому следу. — А почему мы дальше идём? Вы же оружие нашли, — подал голос Том. — По лесу бродит раненый человек. Мы можем ему помочь, — ответила Светлана. — Он же злой! — удивился Том. — Он нашего Гуда побил. — Может и злой, — согласилась Светлана. — Но бродит по лесу раненый, до него могут добраться хищники. Или сепсис. Или болевой шок. В общем, что угодно, так что его надо отыскать. Марат хохотнул и похлопал Тома по голове. — Не пытайся воткнуть в логику целительницы, медведь. Её в принципе нет, — а потом он добавил: — А ещё этого засранца можно допросить. В общем-то логику Светланы Марат не собирался оспаривать. Не потому что мужик с кузнечным молотом ему сильно нравился, не потому, что он сильно хотел его допросить, а лишь потому, что если бы её голова работала иначе, Марата бы здесь не было. Возможно, его бы вообще живого не было. — Точно, допросить, — согласился медвежонок. — Чтобы узнать, зачем он бил нашего друга. У-у-у, противный… Примерно через час блужданий Светлана нашла под кроной упавшего дерева место, где раненый отлёживался. Причём, по мнению Светланы, отлёживался довольно долго. И как-то нехорошо. Да и кострище рядом Марат не нашёл, а кто остаётся ночевать в лесу, не разведя костёр? Марат бы так сделал в двух случаях: если боялся, что его найдут с воздуха, и то можно было развести бездымный костёр. Или если он потерял сознание. А судя по количеству крови, второе было много вероятнее. — Ещё есть шансы найти живым? — осведомился Марат, приседая рядом со Светланой, обследующей подобие лежанки. Просто сильно примятый папоротник и поломанные ветки дерева. — Есть, — ответила она. — Если тут нет крупных хищников. Том громко вскрикнул, Марат тут же шарахнулся в сторону, одновременно оглядываясь. Камень полетел мимо него. Нечто большое и лохматое сильно пихнуло Светлану в грудь, отшвыривая на пару метров, и набросилось на Марата. Оба повались на землю. Мощная рука вцепилась ему в горло, Марат пихнул противника ногой в живот, что лишь чуть-чуть ослабило хватку и его попытались приложить головой, но за его затылком был Том, что спасло его голову, а заодно дало возможность дотянуться рукой до шеи противника и не то, чтобы вцепился в его горло, а болезненно вдавил пальцы под челюсть. Противник как-то пошатнулся, Марат с возмущённым воплем врезал свободной рукой по челюсти и наконец перевернул своего противника на спину и теперь сам его придавил, получил довольно мощный удар по челюсти. И тут из рюкзака вывалился Том и рухнул прямо на физиономию противника, бешено суча плюшевыми лапками. И когда медвежонок полетел куда-то влево, физию нападавшего уже встретил кулак Марата, усиленный не особо сложным заклятием. Всё бы ничего, но заклятие почему-то срекошетило. Зато Марат перехватил руку и вывернул её так, что через несколько секунд противник заорал и внезапно обмяк. — Марат? — Светлана вгляделась в него, упав рядом с подравшимися мужиками на колени. Он с некоторым трудом слез с мужика, отплёвываясь от крови и щупая челюсть. — Вот, хищники не добрались. Довольна? — осведомился Марат. — Мощный, сволочь такая… Распластавшийся на земле мужик и правда не был хиляком: ростом примерно с Марата, а в плечах может даже и пошире. Руки у него были перемотаны какими-то грязными тряпками, уже пропитавшимися кровью. Широкое грубое сильно побледневшее лицо заросло неопрятной каштановой бородой и разлохмаченными космами. Мужика как будто долго трепали ещё до Марата. — Том? — вдруг спросила Светлана, оглядываясь. Ответа не было. — Том! Марат тоже подскочил, потому что молчащий Том уже не порядок, а не отвечающий на призывы Том — это совсем не порядок.

Чарли Блек: У каждой главы получается свой оттенок. В этой, например, внимание уделяется сначала механической тематике, затем следопытской ) Много симпатичной иронии ) Особенно понравились эти моменты: «— А вы батарейку не пробовали вставить? — в конце концов спросил Марат». «— Это целительница Светлана и… Марат, — Фарамант несколько замялся, смотря на Марата, поскольку ничего к его имени не прилагалось». «— Возьми медведя, — произнёс Марат». «— Не сожри там всё». Вызывает беспокойство судьба Тома под конец главы: как бы его не постигла та напасть, от которой пострадали Дровосек и Аларм.

dumalka: Чарли Блек, и ещё раз спасибо) Чарли Блек пишет: У каждой главы получается свой оттенок. В этой, например, внимание уделяется сначала механической тематике, затем следопытской ) Хммм... Пожалуй да, так и получается... Хотя сама я этого не заметила. Чарли Блек пишет: «— Возьми медведя, — произнёс Марат». Ну Марат с плюшевым мишкой -- это ещё одно мимими)

Игорь Сотников: Будет ли продолжение? Остановились на самом интересном месте. Больше всего в последней главе понравилось, как Светлана быстро раскусила, что Гудвин - не волшебник: — Был ещё один случай, когда мы не могли его починить, — Самый старший из Мигунов повернулся к Светлане. — Да, вы говорили. И там дело было в проклятой булавке, воткнутой в сердце, — Светлана показала Дровосеку на грудь. — Следы, кстати, остались. Но в этот раз немного не так. — Может, что–то с колдовством, которое наложил Гудвин на его сердце? — спросил Лев. — Вот как раз в его сердце нет и не было никакого колдовства, кроме булавки. Скорее всего, сердце он воспринимает частью себя, поэтому булавка и сработала. — Ага. А всандалить её куда-то ещё было бы очень проблематично. Он же железный, — добавил Марат. Кстати, в Сухиновском каноне Корина вроде бы поместила в сердце Железному Дровосеку не только заколдованную булавку, но ещё и много игл. Это иглы потом довольно быстро убрали, а булавку долго не могли обнаружить без помощи Элли. Так что интересно: иглы были не волшебные, а волшебная была только булавка? И что же в этом фанфике будет с Алармом по окончании отведённого времени - отведённых 2 дней? Неужели его, как обещали, умертвят окончательно и похоронят со всеми почестями, чтобы его близкие не сошли с ума из-за Аларма в его нынешнем состоянии? Никак не могу представить, как это произойдёт! Удивительно было и то, насколько корректно и тактично волшебница Светлана смогла убедить Элли и других близких в необходимости расставания с Алармом, находящимся между жизнью и смертью при отсутствии даже малейших шансов вернуть Аларма к жизни.

dumalka: Игорь Сотников спасибо за комментарий) Игорь Сотников пишет: Будет ли продолжение? Остановились на самом интересном месте. Будет. Думаю, что завтра уже выложу. Надо несколько правок внести... Игорь Сотников пишет: Так что интересно: иглы были не волшебные, а волшебная была только булавка? Ну, в каноне Корина использовала сердце Железного Дровосека как подушечку для иголок и булавок... а волшебную булавку она воткнула уже потом. Игорь Сотников пишет: И что же в этом фанфике будет с Алармом по окончании отведённого времени - отведённых 2 дней? Не буду спойлерить) Игорь Сотников пишет: смогла убедить Элли и других близких в необходимости расставания с Алармом Остаётся впечатление, что ей это удалось?

Игорь Сотников: "Остаётся впечатление, что ей это удалось?" (dumalka) Да как сказать! Не всё так однозначно. Можно сказать, что Светлане удалось убедить в этом Элли на 90% - настолько, насколько это в принципе возможно в такой ситуации.

dumalka: Игорь Сотников ну она в принципе стала учитывать такой вариант выхода из ситуации. Потому что в каноне это даже не рассматривалось. Надо оживить и все тут!

dumalka: Глава 12. Не боец Медвежонка Тома Светлана нашла в кустах, но он не шевелился. Она позвала ещё раз, легонько встряхивая. И вот сейчас почувствовала, что происходит. Если бы он был человеком, она бы сказала, что Том умирает, точного определения в этом случае она подобрать не могла. Она закрыла глаза, сосредотачиваясь на энергиях. Жизнь вытекала медленно золотистым потоком… Светлана перенаправила её обратно в тело и начала отсчитывать секунды. С живым человеком это имело смысл проделать, особенно когда тело при смерти. Выделенные три минуты можно было потратить на то, чтобы заново запустить сердце, зарастить смертельную рану, наладить поступление кислорода в кровь, снять проклятие… В общем, восстановить тело. И работала такая вещь только в одном случае: если человек ещё и очень хотел жить. Мелькающие в этот момент образы в затуманенном сознании нужно было стимулировать на воспоминания о тех, кто его ждал по эту сторону. До образов Тома Светлана не могла добраться. Просто инстинктивно сжимая руками плюшевого медвежонка, она уговаривала его остаться. Энергии это потребовало очень много. — Ой… Воздух оказался очень тёплым, почти горячим. Голова Светланы лежала на чём-то тёплом, её держали под руки, а внизу ещё и за подол кто-то дёргал. — Эй! Тётя Светлана, вы что, заснули? — Голос Тома продрался как через подушку. Он ещё раз дёрнул подол. Под руки её держал, разумеется, Марат. — Да когда ж ты это прекратишь? — осведомился он. — Если ты хочешь, чтобы я тебя обнимал, есть и другие способы. — Сработало? — спросила Светлана, с трудом находя ногами землю. — Ну, вон медведь шевелится. Эй, медведь, скажи ей, что ты живой. Довольно трудно было определить состояние медвежонка по трём пуговичным глазам, но мордашка у него похоже была очень озадаченная. Он смотрел снизу вверх на Светлану. — Живой. Мне только темно было. И холодно. — он помолчал. — Хотя я не знаю, что такое холодно. Меня даже в снегу забывали, и мне холодно не было. А сейчас было. — А теперь держись подальше от этого буйного, — велел Марат, показывая рукой на потрепанного мужчину, что пытался на него напасть. — На нём куча этой магии Пакира. Светлана очень аккуратно освободилась из рук Марата, хотя пришлось подержаться за его плечо. И он прав. Когда же всё это кончится? Очень хочется пользоваться магией как обычно, а не отлёживаться, пытаясь поймать в фокус весь окружающий мир после каждого более-менее сложного заклинания. — Но мы всё-таки врага победили, правда? — осведомился Том. — И я помогал. — Вовремя навернуться очень ценная помощь! Лицо Марата уже успело довольно сильно опухнуть. Светлана было протянула руку, чтобы разобраться с его синяками и ссадинами, но Марат её перехватил. — Фигня, царапины. — Твой носовой хрящ так не думает. И три зуба справа тоже, — возразила Светлана. — Только нос, ладно? А то его потом залечивать будет сложнее. — Только не падать опять, ясно? На это Светлана согласилась и падать сейчас не собиралась. Залечить свежие травмы было довольно просто, нужно только запустить процесс и организм ещё всё сам помнит. А вот с этим лесным бродягой всё куда сложнее. *** Всё, что было после битвы у Красного Озера, Аргут помнил очень смутно. Самым чётким воспоминанием была ручка молота в окровавленных руках, который он зачем-то всё ещё волок. И первой ясной мыслью было его бросить. После этого — снова провал. И вот сейчас он открыл глаза, смотря в загороженное ветвями деревьев вечернее небо. — М-м-м вкушнятина, — произнёс мужской голос. — Я последний раз такое у бабушки ел. — У бабушки? — уточнил приятный женский. — Не моей бабушки. У бабушки приятеля. Ей было… Ну, в общем дофига было. И мы с приятелем к ней заходили. Она кормила всех. Детей, внуков, правнуков, пса, свиней… — говоривший вздохнул. — А меня откармливала как-то особенно. Как будто мы голодали. — А вы не голодали? — уточнил женский. Аргут повернулся. Шагав а шести около небольшого костерка сидели двое: мощный мужчина, не похожий ни на Мигуна, ни на Жевуна, ни на Маррана, ни на жителя Зелёной страны. И весьма милая женщина в розовом платье, наверное, из Болтунов. — Да не то, чтобы голодали… — мужик откусил от большого пирога. — Просто это было обалденно вкусно. Идёшь такой, а у тебя в кармане вот такие толстые, блестящие, пышные пироги с кучей начинки… А на ужин приютские, которые будто бы повар не пёк, а высиживал. А кексами можно было гвозди забивать. Конечно, хоть какая-то жратва. Но жратва, а не нормальная еда. Женщина в розовом сочувственно закивала. — А потом бабка рехнулась, — мужик как-то сник. Женщина заметила, что Аргут очнулся первой, просигналила ему мягкой улыбкой. Аргут попытался пошевелиться, но понял, что связан по рукам и ногам. Мужик тоже повернулся. — Ну вот, — расстроилась женщина. — Чего? — не понял мужик. — Люблю, когда ты про своё прошлое рассказываешь, а мне не удалось дослушать. Пойдём, разберёмся, что теперь делать. Аргут зарычал, пытаясь вырваться из пут. — Не больно-то дёргайся, — велел мужик. — Там всего чуть-чуть для того, чтобы ты нас опять не пытался убить, а остальное, чтобы твои кости не напомнили тебе, что тебе кранты через неделю. — Чего? — не понял Аргут. — Я думаю, у вас есть хотя бы смутное понятие о фиксации конечностей при переломах, — предположила женщина, подходя к нему. — На левой руке пострадала поверхность кости, на правой ноге тоже, но не стоило на ней так долго идти. А пострадавших рёбер было четыре. Причём седьмое с левой стороны со смещением. И Марат в этом не виноват. Вас помяли до него. — Красавица, а может, и про то, какую дрянь мы с него два часа счищали тоже скажешь? — напомнил мужик. — И магия подчинения. Убрать её было, между прочим, довольно-таки сложно. Сильно въелась, а сопротивления достойного не было, — пояснила красавица. — И мы вас немного парализовали, поскольку Марат не уверен, что ваше нападение было продиктовано только этой магией. — А вы значит, думаете иначе? — спросил Аргут, сам изучая противников по мере возможностей. Худенькая женщина определённо соперником ему не была. Одной рукой можно отправить в дальние кусты. А вот мужик… Как она там его назвала? Марат? Мог с ним всё-таки потягаться. — Как далеко отсюда человеческое жильё? — вместо ответа спросила женщина. — Вы не ответили, — упёрся Агрут. — Это был сбор информации для ответа. Я считаю, что эта магия вас бы просто за два дня загнала насмерть, — женщина стала предельно серьёзной. — А теперь, расскажите, кто вы, откуда, и как оказалось, что вы оказались под подчинением? Ну и как получилось, что вы подрались с Железным Дровосеком? — Ничего я говорить не буду, — насупился Аргут. — Хорошо. Тогда мы начнём сами, — женщина встала и окинула его с ног до головы оценивающим взглядом. — Кузнец, работал просто дофигища. Вон руки какие, все в мозолях, — начал Марат, ковыряя чем-то в зубах с равнодушным видом. Он как раз остался на месте, даже не сдвинулся. — Скорее всего, ковка художественная, — добавила женщина, зачем-то вглядываясь в предплечья. — Ага. И не женат. Женщина пожала плечами. — Ну вот это кстати не факт. — Тогда либо не женат, либо у жены руки не из того места. Аргут хмыкнул. — Ты прав, — подтвердила женщина, повернувшись к Марату. — Вот только ты, мужик, молотом махать привык для работы, а не для того, чтобы кого-то мочить, — Марат из зубов что-то таки добыл. — И дрался ты не то, чтобы часто. Короче, не боец ты, мужик. — Это мы ещё посмотрим! — зарычал Аргут, пытаясь подняться. Эти двое не бросились ни его усмирять, ни бить. Женщина чуть наклонила голову, словно во что-то вслушивалась. Мужик только выкинул прутик, которым колупался в зубах и повернулся к Аргуту. — Морды бить тебе непривычно. И молот у тебя не боевой, а кузнечный. Пользованный, характерно раздолбанный, — Марат хмыкнул. — У меня только один вопрос: а на кой чёрт ты его сюда припёр? Махаться этой дурой мало удовольствия. Что, в мастерской чего покомпактнее не нашлось? — Если я не ошиблась с художественной ковкой, то вряд ли, — пожала плечами женщина. — А ты с чем против Железного Дровосека пойдёшь? С зубочисткой? И тут выяснилось, что всего-то и оружия у мужика, что висящий на поясе нож, и тот он в ход не пустил. — А нафига мне? А, ну ясно… Всех тут соплёй перешибёшь. С твоими габаритами и весом драться с кем-то не интересно даже. Вон, — Марат показал на свою подругу. — На что тощая, а даже штаны найти не можем, всё коротко. Может ты бы и подрался, да не с кем, вот и полез на железного громиллу силу своей дури демонстрировать. Потому что у тебя кроме дури и молотка здоровенного ничерта нет. С умениями точно полная лажа. А нафига на железного гро… Аргут, до боли стиснув зубы, рванулся всем телом. Что-то как будто треснуло, глаза заволокло лиловой пеленой, он подскочил на ноги и… — Есть! — вдруг крикнула женщина, сделав резкое движение рукой. Из руки Аргута вылетел шар размером с куриное яйцо и отскочил в сторону. Он тяжело плюхнулся в лесную подстилку и вся трава рядом быстро почернела. Боль вернулась сразу вся. Аргут сложился бы пополам, если бы каждое движение не вызывало желания взвыть в голос. Он застыл скрюченным, хватая ртом воздух. Даже повернуть голову оказалось проблемой… Вот сейчас мужик ему легко свернёт шею… —Твою в качель! — только и прокомментировал мужик. — Оно наш парализатор пробило. — Да, и не только, — подтвердила женщина, приближаясь к Аргуту. — Осторожно… Ложитесь. Я про рёбра серьёзно говорила. — Кто вы такие? — прохрипел Аргут, едва втягивая воздух. Неудачно движение как будто поцарапало внутри. — Хрен с горы. И редиска оттуда же, — отозвался мужик, настороженно косясь на шар побольше, чем на Аргута. — Марат, голыми руками не трогай. Ни в коем случае. И защитись, ладно? — женщина с тревогой оглянулась на своего друга. — Да понял, — огрызнулся он. — А вы, — женщина повернулась к Аргуту. — Как вас зовут? Что вы… Аргут вспомнил свой великолепный Железный дворец. Вспомнил, как выковывал решётки для ограды перил. А с каким наслаждением он выписывал каждый завиток канделябра! Послушное железо под молотом. И каждое движение превращало твёрдую и безликую заготовку во что-то прекрасное, почти живое. Он ведь нигде так счастлив не был, как за этой работой. Юноша в чёрных доспехах, держащий над головой хрустальный шар с вьющимся внутри лиловым туманов, вспыхнувшие свечи… И вспыхнувшая ненависть. Уже не зависть, а ненависть. — Аккуратно, очень аккуратно. Если вы сядете, я смогу… — лицо женщины как будто выплыло из тумана. Её голос становился певучим, как будто гипнотизировал, и что-то ослабляло его боль. Настолько, чтобы… Чтобы пихнуть женщину в сторону так, что она спиной врезалась в дерево, чтобы схватить камень и броситься… Не важно, что потом. Хрустальный шар и синий огонь свечей уже лишили его того, что он любил. *** Удар об дерево чуть не выбил из Светланы дух, но ей хватило реакции поставить довольно примитивную защиту на Марата, но нападали не на него. Кузнец размахнулся и камнем ударил по шару. Как раз в этот момент Марат с воплем «Стой, дурень!», бросился к нему. Шар ярко вспыхнул, обоих мужчин отбросило, Светлана сберегла глаза, стараясь тем не менее следить за происходящим всеми остальными чувствами. Что удавалось плохо. Потому что в ушах по-прежнему звенело после удара об дерево, да и восприятие магии словно забрызгало магией Пакира из этого шара. Каким-то чудом кузнец поднялся на ноги. Светлана из-под руки посмотрела на него. — Стойте! Он резко обернулся на Светлану. Его раскрасневшееся лицо исказилось каким-то почти звериным выражением. Кузнец так же по-звериному рыкнул и бросился через кусты бежать. Светлана кинулась было за ним. Но тут начал ругаться Марат. Нехорошо ругаться. Однообразно, по семь раз повторяя одно и то же слово. Без его обычных заковыристых выражений, полных эпитетами. Его хватало только на то, чтобы десяток раз назвать одно слово, добавив только один эпитет, образованный из того же слова. Марат так и сидел на земле, моргая и с усилием протирая глаза. Несколько раз тряхнув головой, он ещё раз ругнулся. — Марат? Ты в порядке? Защита вполне уцелела, лицо и руки тоже выглядели вполне нормальными. — Я нихрена не вижу! — вскрикнул он, добавив ещё бессодержательных ругательств. — Замри и посмотри на меня, — велела Светлана, приседая напротив. — Как, чёрт бы тебя побрал?! Я тебя только слышу, блин! — тем не менее, Марат замер, повернув голову в её сторону. Светлана поймала его голову и заглянула в глаза. Веки покраснели, лопнуло несколько сосудов, зрачки сузились почти до предела. — Что ты вообще видишь? — Них… я не вижу! — Ничего выглядит чёрным или белым? — уточнила Светлана как можно более спокойно. Магия Пакира не проникла и не попала на Марата, а вот видимо последствия всё же навредили Марату. — Жёлтым… с красным… И мутным, — он зашипел, протягивая руки к лицу. — Не трогай руками, — Светлана осторожно отодвинула его руку. Глаза Марата закатились, и Светлана дождалась, когда они снова откроются. — Насколько всё хреново? — зло осведомился Марат. — Не смертельно, — Светлана всё ещё изучала состояние его глаз. — Не смертельно ей, твою мать! — Я могу из твоего кармана достать аптечку? Марат вслепую нашарил в кармане железную коробку и ткнул в грудь Светлане. Он снова ругнулся и начал отстранять руки Светланы, она не сдавалась. Продолжая ругаться, Марат попытался отвернуться. Коробка упала Светлане на колени. — Марат, ну не дёргайся пожалуйста. Я всего лишь восстановила слёзные железы. И не трогай руками глаза. Вообще, спрячь ты их за спину пока от греха подальше, — уговаривала Светлана. Слёзы у Марата текли просто ручьём. Он замолк, продолжая сердито пыхтеть, но руки за спину спрятал. — Так, тебе обожгло и сетчатку тоже… — Просто скажи, насколько всё хреново. — По какой шкале? Уточни. — Да чтоб тебе… От одного до десяти, — Марат помолчал. — Где один— это я встал и пошёл, а десять — мне кабзда. — Тогда два. Может, три, — Светлана всё ещё держала его за виски. — Магию можем опять поделить? Тогда я смогу побольше вылечить. Марат без слов ухватил её за кисти, снова образовывая Союз. — Под словом «кабзда» я имел в виду, я буду шарахаться по площади с красной тростью. — Тогда четыре, — оценила Светлана, помолчав. — Сейчас я тебе повязку сделаю, и мы пойдём обратно к озеру. Твоими глазами пока буду я. — Зашибись… — буркнул он. — До утра повязку нужно будет продержать. — Светлана, чтоб тебе икалось, давай напрямую, а? Видеть я буду? — Будешь. Примерно завтра к вечеру. Том! — крикнула Светлана. Медвежонок высунулся из норы под большим замшелым пнём. Его туда отправили перед тем, как кузнец должен был очнуться, чтобы он в случае чего не пострадал. Светлана не была уверена, что дело полностью в магии Пакира, способность выбивать жизнь из того, что может двигаться и вполне неплохо мыслить в Волшебной стране могла быть у самого кузнеца. И вроде бы она оказалась не права. Больше проблем было в том самом шаре, который сейчас лежал разбитым. — Том, дружок, подержи руки дяди Марата, чтобы он не чесал глаза, пока я делаю повязку. — Ты вообще головой думаешь? — осведомился Марат. — Если я захочу, я этого медведя куда-нибудь на сосну закину. — Марат, держи Тома пока. Просто чтобы ты сам точно знал, где твои руки. Светлана открыла аптечку. Хорошо, что Марат не видит её волнения. Глаза всё же предмет довольно тонкий и залечить их полностью без специальных знаний было сложно. Сейчас она всего лишь запустила естественный механизм восстановления и вложила в него достаточно энергии. Этого могло не хватить. Ругаться Марат перестал, но сильно закусил губу и даже не двигался. Но было заметно, что Тома он сжал так сильно, что мог бы раздавить, если бы тот был живым. Медвежонок же ответственно прижимал лапками его руки. Вряд ли бы это помогло. Но тут и Том был занят, и руки Марата. А потереть глаза ему во-первых очень хотелось, во-вторых ожог был довольно болезненным. — А этого придурка мы всё же упустили, — заметил Марат. — Да, — подтвердила Светлана, проверяя повязку на просвет. — Как только ты будешь точно в безопасности, я пойду его догонять. — А хрен тебе! — Не выражайся при ребёнке. — Светлана очень осторожно приладила повязку. — Серьёзно, Светлана, ты сейчас не в форме. И если тебе опять придётся что-то делать, опять станет хре… плохо? В лесу будет валяться не один труп, а два. Зашибись. Судя по тому, что Марат сейчас снова обратился к ней по имени, ситуация и впрямь не ахти. А поскольку они были всё ещё в связке, утверждать, что всё в порядке и она справится просто глупо. Марат сейчас прекрасно чувствует уровень её сил. И, самое досадное, он совершенно прав: сейчас ей самой нужна помощь. Однако, о деле тоже забывать не стоило. — Я соберу осколки шара, — Светлана закончила с повязкой. Марат по-прежнему сидел на земле, а с тёмной повязкой на глазах, выглядел он ещё беспомощней, чем пять минут назад. — Надо его как следует изучить. — Не поранься. Светлана даже не собиралась притрагиваться к самим осколкам шара, она складывала их в банку с помощью магии и даже из осторожности разложила их на две разные, проложив между ними полотенца, в которые была завёрнута еда. В идеале бы ещё чем-нибудь проложить и вообще законсервировать. «А ещё залить бетоном и закопать поглубже», — ехидно добавила она себе самой. Уж очень магия Пакира ей не нравилась. *** Прошло около часа прежде, чем Светлана с Маратом смогли идти, не спотыкаясь каждые две минуты. Они постепенно выработали тактику, как лучше идти так, чтобы соотносить движения. Светланино «я буду твоими глазами» не помогло вообще, потому что ракурс всё равно был другим и такой способ только помешал им двигаться. Получилось только когда они встали плечо к плечу и Светлана вела так, чтобы у Марата было минимум препятствий, а о тех, которых не получилось избежать, Светлана предупреждала, сжимая руку. — Интересно, а здорово ли быть живым? — вдруг заинтересовался Том, где-то минут на десять ухнувший в свои мысли после рассказа о чудищах, напавших на Жёлтый Дворец. — Определённо лучше, чем мёртвым, — ответил Марат, хмыкнув. — Я имел в виду, живым. Ну как Элли, Аларм, Дональд, вы. Из плоти и крови. — Не знаю, я ничего другого не пробовала, — призналась Светлана. Подол длинного платья сильно мешал и цеплялся за кусты, его пришлось немного подвязать. И теперь платье выглядело довольно плачевно. — Это же так неудобно! Вам постоянно нужно есть, спать, вы царапаетесь, мёрзнете, устаёте… — А ты, Том, не устаёшь? Ты никогда не спишь, то есть твой мозг никогда не отдыхает. — У меня нет мозга. У меня в голове отличные дубовые опилки. — Честно, дружок, у меня очень много вопросов к вашей анатомии, физиологии и вообще основным принципам работы, — призналась Светлана. — И как только я начинаю в эту сторону размышлять, я встаю в глухой тупик. Если бы у меня была пара месяцев или десяток лет, возможно я бы и разобралась в механизме. Но пока мне вот вообще не до этого. — А что хорошего в том, чтобы быть живым? — продолжал Том. — Еда, — коротко ответил Марат. — И только? Еда — это так хорошо, что можно ради этого быть человеком из плоти и крови? — Не только еда, про остальное мелочи знать не положено. — Может, ты лучше спросишь это у того, кто и то, и другое пробовал? — предложила Светлана. — А то у нас просто сравнить не с чем. — А вам, тётя Светлана, что нравится в том, чтобы быть человеком? — Сложный вопрос, — призналась Светлана. — Я никогда не думала над вариантами. — Магия, чай, шоколадный торт? — хмыкнув, предположил Марат. — Возможность действовать, постоянно узнавать новое, ощущение решения задачи в голове… Я не знаю, лишусь ли я этого, будучи игрушкой, пугалом или железной, — начала рассуждать Светлана, продолжая выбирать дорогу. Она помолчала. — Да, Марат прав, всё равно получается магия, чай и шоколадный торт. Не знаю как с магией, но без чая и торта я точно останусь. Получается всё равно еда. И ещё магия. И ещё… Она надолго замолкла, раздумывая, стоит поднимать тему, или от неё это будет глупо слышать. Марат дёрнул её руку, но не в качестве сигнала, а так просто, потому что такие рассуждения его начали забавлять. — Договаривай давай. — А правда, что ещё? — заинтересовался Том, наклоняясь, чтобы взглянуть на Светлану, в результате чего он чуть не свалился с плеч и Светлане пришлось его поправить. — Ну пожалуйста, ну скажите… — Ты сможешь объяснить это так, что потом нам не надерут уши, — хохотнул Марат. — Возможность рождения детей, — всё же произнесла Светлана. — Не у меня конкретно. И не сейчас. Я вообще. Медвежонок глубоко задумался, минут пять тишины точно будет. Марат тоже как-то озадачился, даже не сказал, что в принципе они об одном и том же, но с разных сторон. — И всё равно получаются в основном удовлетворение телесных потребностей, — заметила Светлана. — А всё остальное возможно и будучи не-человеком. — И всё-таки здорово бы было мне быть живым человеком. Я бы может тоже был рыцарем, как Аларм, — продолжал рассуждать Том. — И был бы большим и сильным, как настоящий медведь. — А сейчас ты маленький и шустрый, — Светлана потрепала ему ушастую голову. — А это тоже очень ценно. Добавлять, что для того, чтобы искусственное существо убить, нужна особая магия, она не стала. В основном, чтобы не пугать самого Тома, да и себя тоже. И ещё, с этим вопросом она не совсем ещё разобралась. Свою близость к смерти наивная игрушка похоже и не заметила, и хорошо, значит не будет страхов. А вот обеим волшебницам точно придётся об этом рассказать. Когда путники выбрались на поляну, Юргод уже ждал их, причём, судя по виду, довольно давно. — Что с вами произошло? — спросил Юргод, смотря на довольно растрёпанную Светлану, Марата с повязкой на глазах и по-прежнему озадаченного Тома. — Судя по словам Тома, мы встретили одного из тех, кого вы назвали Тёмным отрядом, с ним наладить контакт не удалось. Зато мы выяснили, как ему удалось выбить душу из Железного Дровосека, нашли оружие и вообще у нас есть возможность найти много интересного… — ответила Светлана. — С Томом всё в порядке. А Элли и Страшила вернулись? — Да. Когда я улетал, они ещё говорили с Парцелиусом, так что возможно он сможет оживить Аларма. В ушах мерзко зашумело. — Как? — только и спросила она. — Увы, об этом он не распространяется. Возможно, у алхимиков свои секреты. — Ещё одна скрытная зараза, — пробурчал Марат. — Главное, чтобы нам потом эти секреты расхлёбывать не пришлось. — Что вы имеете в виду? — грифон наклонил голову, взгляд у него по-прежнему был недоверчивый. — Будет очень плохо, если он принесёт в жертву ещё кого-нибудь, — Светлана прибавила шагу. Марат ругнулся сквозь зубы, споткнувшись о камень. — Извини. Ну, в этот раз получилась глава немного детективная с ноткой провокации...

Игорь Сотников: Очень понравилось, жду продолжения. Так и думал, что и здесь появится Парцелиус - самый мерзкий тип из всех сухиновских персонажей, не вызывающий никакого доверия, - и вообще идея оживить Аларма ни к чему хорошему не приведёт! Цитата: - ... А Элли и Страшила вернулись? — Да. Когда я улетал, они ещё говорили с Парцелиусом, так что возможно он сможет оживить Аларма. В ушах мерзко зашумело. — Как? — только и спросила она. — Увы, об этом он не распространяется. Возможно, у алхимиков свои секреты. — Ещё одна скрытная зараза, — пробурчал Марат. — Главное, чтобы нам потом эти секреты расхлёбывать не пришлось. — Что вы имеете в виду? — грифон наклонил голову, взгляд у него по-прежнему был недоверчивый. — Будет очень плохо, если он принесёт в жертву ещё кого-нибудь, — Светлана прибавила шагу. Марат ругнулся сквозь зубы, споткнувшись о камень. — Извини.

dumalka: Игорь Сотников спасибо за ответ! Без Парцелиуса конечно не обойдётся) Но это ещё один человек, который творит всякое не задумываясь и далеко не всегда заморачиваться законами происходящего (хотя для учёного это немного странно)

Игорь Сотников: Ещё обратил внимание: а нет ли противоречия в этом фанфике в вопросе, касающемся внешности волшебницы Светланы? В главе 12 - Не боец - Светлана, по крайней мере, с точки зрения Аргута, воспринимается как "худенькая женщина": "— А вы значит, думаете иначе? — спросил Аргут, сам изучая противников по мере возможностей. Худенькая женщина определённо соперником ему не была. Одной рукой можно отправить в дальние кусты. А вот мужик… Как она там его назвала? Марат? Мог с ним всё-таки потягаться." А в предыдущих главах во дворце у Стеллы для Светланы почему-то с трудом нашлось подходящее платье! Выходит, что она была гораздо толще - причём даже несмотря на то, что она только-только освободилась из мучительного плена у Пакира в подземелье. Это кажется совершенно не логично. Особенно если вспомнить, например, насколько худели, сколько весили и насколько измождёнными выглядели в БМ узники фашистских концлагерей во времена 2-ой мировой войны.

dumalka: Игорь Сотников, скорее противоречие восприятия персонажа другими). Светлана действительно для Волшебной страны очень высокого роста, ну и остальное соответственно крупнее. Для Большого мира - - скорее среднего ближе к высокому (170), и телосложение у неё не крупное (размер 46). А вот для Аргута она действительно выглядит худенькой. И здесь он её оценивает как "не опасный противник в драке". Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...). Он описан и нарисован даже выше Данальда, который среди Мигунов считался высоким. При этом жители Волшебной страны маленького роста и основная проблема была в том, что Светлане все было именно коротко, а не мало). Мало было платье Стеллы), и то оно не застегнулось в талии. За счёт разницы фигуры, которые и справляются только удалением рёбер. Тем более, плен Пакира - - это не несколько недель или месяцев, а всего пара-тройка дней. Этого конечно хватает с головой, но отьесться после него вполне можно...

Sabretooth: dumalka пишет: Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...) Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны )

Игорь Сотников: "Потому что он сам очень крупный и высокий (что для Мигунов не обычно и даже странно, но канон же ж...)." (dumalka) А вообще, конечно, интересно: почему некоторые жители ВС настолько существенно отличаются ростом и телосложением от своих соплеменников - так что вероятно, им и одежду так сложно подобрать, и мебель для них будет очень некомфортная? Из-за чего возникает такой разброс? "Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны" (Sabretooth) Как раз Арахны в сухиновском каноне, в отличие от волковского канона, нет и никогда не было! В сухиновском каноне признаётся только 1-ая часть волковского канона - только ВИГ.

dumalka: Sabretooth пишет: Тогда для него все женщины ВС по определению маленькие и худенькие (ну, наверное, кроме Арахны ) Ну а почему только женщины? Большинство мужчин ему тоже маленькими кажутся) Просто по причине его собственного роста) Игорь Сотников пишет: А вообще, конечно, интересно: почему некоторые жители ВС настолько существенно отличаются ростом и телосложением от своих соплеменников - так что вероятно, им и одежду так сложно подобрать, и мебель для них будет очень некомфортная? Из-за чего возникает такой разброс? Надо бы посчитать, сколько вообще таких... И, скорее всего, у них те же проблемы, что и у людей высокого/низкого роста в Большом мире. Есть же высокие люди и им тоже и в машинах не удобно, и в автобусе на поручень лбом налетают... И стулья со столами неудобные... И одежду подобрать трудно...

Чарли Блек: Обнадёживающая глава ) Медвежонок Том уцелел, по крайней мере на данном этапе своей биографии. Магия Пакира, кажется, понемногу сдаёт позиции - ещё немного, и удастся её окончательно побороть. Забавен разговор с медведем о преимуществах человеческой формы жизни. Здесь даже чувствуется философский подтекст, располагающий к разным размышлениям - например, что Том получается как бы промежуточной формой между Искуственным интеллектом и человеком. Правда, разговор этот как бы протягивает ниточку к дальнейшему каноническому перевоплощению Тома в человека, которое ему мало хорошего принесло, и этим вносится нотка грусти. Но что поделать, таков канон...

dumalka: Чарли Блек, спасибо за комментарий) Тут действительно вроде бы всё налаживается, пусть и "неочевидными путями", но всё уже не так плохо... Насчёт Тома, я пытаюсь немного развернуть то, чего мне не хватало в каноне. У него маловато стремления стать человеком и не очень очевидно, зачем ему это. А раскрыть хочется...

Игорь Сотников: Будет ли продолжение? Опять остановились на самом интересном месте!

dumalka: Игорь Сотников будет) Извините, совсем сожрали работа и ремонт(

dumalka: Глава 13. Разгром Сверху было видно, что все обитатели Изумрудного дворца скучковались на центральной аллее парка, на площади тоже столпился народ, Юргоду пришлось сделать несколько кругов над Изумрудным городом, подбирая место, куда можно было бы приземлиться. В конце концов кажется их кто-то заметил и люди в зелёном освободили место перед задним крыльцом дворца. Марат снял повязку и сунул её в руку Светлане. — Дай мне очки, — сказал он. — Марат, зря ты снял… — Слушай, красавица, не собираюсь перед ними светиться. Уж с коридорами дворца мне будет легче справиться, чем с лесом. Дай мне очки, — Марат повторил это очень упрямо, и спорить Светлана не стала, но повязку вернула на место, сделала её невидимой и очки попыталась надеть поверх неё. Очки сползли на кончик носа при первом же повороте головы. Марат вообще-то предлагал засунуть поглубже в нужник либо повязку, либо очки, либо упрямство Светланы, но последнее победило. Очки правда пришлось слегка погнуть, а цепочку с замком натянуть до предела так, чтобы они хотя бы не слетали. На крыльце Светлану и Марата встретила служанка, которая привела их в холл второго этажа к Элли. — Добрый вечер! — в ответ на приветствие Элли мгновенно вскочила с дивана, перестав нервно теребить собственные руки. — Я не нарушила обещания, все живы. — Хорошо, — Светлана кивнула, окинув взглядом всю компанию: вставшего рядом с Элли Страшилу, Фараманта и Дина Гиора, которые устроились в креслах, Льва, лежавшего практически на ногах Элли. — А как?.. Дверь распахнулась и даже стукнула по стене. Оттуда появился невысокий тощий человек в остроконечной шляпе, буркнул Элли «готово» и исчез за другой дверью. Светлана было шагнула за ним, но ей преградили дорогу разом Лев и Дин Гиор. — Лорд Парцелиус сказал не входить. — Но что он там?.. Договорить опять Светлане не дали. Раздался стук железа по паркету и из комнаты вышел железный человек, которого Светлана уже видела вчера, но сейчас он стоял на ногах и несколько растерянно оглядывался. Элли выкрикнула что-то бессвязное и бросилась к нему. Железный человек, радостно улыбаясь, обнял её. К ним поспешил присоединиться Страшила. Открылась и вторая дверь, оттуда вышел тот самый лорд Парцелиус, а за ним и Аларм. — Эй, где это я? Что здесь про… И ему договорить не дали, потому что Элли бросилась к нему. Она, кажется, чуть не сбила Аларма с ног, он пошатнулся и только потом растерянно потрепал уткнувшуюся в его плечо Элли по затылку. Даже не двигаясь с места, Светлана осторожно прощупывала состояние Аларма. И результат её просто поразил. Парцелиус недовольно фыркнул и бросился вон, не замечая никого вокруг. — Да смотри куда прёшь! — возмутился Марат, когда алхимик налетел на него и, словно мяч от кирпича, отлетел, чуть не встретившись с колонной. И тут уже почти побежал, бормоча проклятия и практически ничего не замечая. Заставив себя оторваться от не укладывающегося в голове безобразия, она повернулась вслед алхимику. — Какого чёрта там происходит? — осведомился Марат. — Ну… — Светлана поймала руку Марата, давая ему увидеть всё то же самое, что и видела она. — В Высшей Школе мы это называли «капуста», а с дедом — «куча-обнимуча». Марат, я решительно ничего не понимаю… Марат дёрнул её за руку, заставляя повернуться. И тут же поморщился, показывая на уходящую вниз пустую лестницу. Там уже никого не было. — Скажи им при случае, чтобы ложки проверили, — Марат напряженно прислушивался. — Что ты имеешь в виду? — Светлана повернулся к Марату. Тот весь свёзся, пытаясь куда-то отвернуться. — Мне не нравится тот мужик. Такое чувство, что ему не дали обнести дом, но ложки он всё-таки спёр… И эта мерзкая магия на нём тоже есть, — он в очередной раз сделал странное движение головой. — Чёрт, ты либо отвернись от меня, либо не показывай мне ничего! — Извини… — Светлана повернулась к бодро переговаривающимся друзьям. — Ты что, этой магии не заметила? — Прости, нет. Я проверяла Аларма… — И чего там? — Ни-че-го. Точнее, всё в порядке. Настолько всё в порядке, что это либо непорядок, либо я что-то пропустила. Как они это сделали? Что я пропустила? Марат высвободил руку, но не отпустил Светлану. Пройдясь кончиками пальцев по руке и плечу, он нащупал ухо и постучал ей по голове чуть выше. — Что у тебя там творится? Неосторожно повернувшись, Светлана получила лёгкий тычок костяшками пальцев по переносице и отшатнулась. Марат ругнулся. — Судя по всему, полный разгром. — Ты в принципе снова прав, Марат. Организованная очередь из вопросов сейчас разбежалась и вот-вот устроит бунт, — Светлана поправила сползшие на кончик носа зелёные очки. — Так что да, если разгрома ещё и нет, то он сейчас уже начинается. — Хочешь догнать того придурка? Светлана посмотрела на лестницу, по которой ушёл Парцелиус, и уже поднимались обитатели дворца, затем на Марата, не двигающегося с места и смотрящего в пустоту… — Хочу. Но думаю, с этим стоит повременить. *** Только когда в просторной столовой стало совсем светло, Элли заметила, что уже пора вставать, а она ещё и не ложилась, слушая про приключения своих друзей не по третьему ли кругу. Дин Гиор и Фараман где-то около полуночи пошли к себе. Светлана и Марат ещё раньше ушли спать. Оба выглядели умотанными, но расспросить их о том, что произошло так и не получилось. Стоило обратиться к ним, как Марат фыркал, а Светлана сама задавала какой-нибудь вопрос и потом уже вообще забывалось, с чего начинался разговор. Лев несколько раз задрёмывал прямо посреди пола на ковре. Дровосек и Страшила вообще не замечали времени, а Аларм к ним присоединился, не собираясь спать. Том же лазал туда-сюда по гардине штор, несколько раз падал, в том числе и на голову спящему Юргоду, но огромный зверь только довольно щурился. — Отнести её в комнату, или пусть здесь спит? — спросил Аларм шёпотом, заметив, что Элли уже не просто пристроилась на подушках, а сладко спит, свернувшись калачиком. — Ой, вечно я забываю, что людям надо спать, — Страшила покачал головой. — Правда, отнесите-ка её к себе, а то здесь уже скоро завтрак будут накрывать, ещё побеспокоят. Правда, как только Аларм к ней прикоснулся, она встрепенулась. — Ой, я кажется уснула, — пробормотала она, протирая глаза. — Простите, друзья. — Пойдём, я тебя провожу, — предложил Аларм, протягивая руку. — Здесь не так далеко, — Элли улыбнулась, но руку всё же приняла. Когда Элли и Аларм ушли, Дровосек, посмотрев им вслед, улыбнулся. Страшила же наоборот, загрустил. Он-то прекрасно знал, что Элли обещала Парцелиусу. — Пойдём-ка пройдёмся по парку, — предложил Страшила, оглянувшись на повернувшегося Льва. — А остальные пусть поспят. Том, увлечённый освоением очередной шторы, ухода друзей тоже не заметил. По дороге к выходу друзьям навстречу попалась Светлана с подносом в руках. — О, доброе утро, — поздоровалась она, удерживая руках переполненный поднос. — Понимаю, что до завтрака ещё часа два ждать… И вообще-то я пошла на кухню только за миской. Но без еды меня не отпустили. — А зачем вам миска? — заинтересовался Страшила. — И вы так и не рассказали о результатах ваших вчерашних изы-ска-ний. — В железной миске кое-что проверять безопасней, потому что она точно не лопнет. А вчера мы все не очень готовы были делать что-то, требующее напряжения, поэтому я отложила на сегодня. Тем более, сегодня я могу рассказать куда больше. Идёмте? В гостевых покоях было две небольшие уютные спальни, выходившие в столь же маленькую гостиную с очень большим окном. — Всё, что я поменяла, верну назад, — сразу произнесла Светлана. Она всего-то освободила от мебели один из углов, загородила его ширмами и поставила туда единственный стол. На нём сейчас лежал огромный кузнечный молот и по разные стороны от него стояли две банки с какими-то стекляшками. Рядом, на журнальном столике, лежали исписанные бумажки, прижатые сверху двумя парами очков и перчатками. — Итак, — Светлана поставила на комод поднос и пересыпала печенье из железной миски в хрустальную вазочку. — Собственно, вот это мы с Маратом и добыли. Лучше голыми руками ничего не трогать. Светлана подняла сначала одну пару перчаток, потом другую. — Я не знаю, которые вам подойдут. — Пожалуй, мы просто не станем ничего трогать, — предложил Дровосек. — Хорошая мысль, — Светлана натянула те, что были побольше. — Собственно, молот. В нём много странного. Во-первых, это точно рабочий инструмент, а не оружие. Это можно заметить по характерной изношенности. Во-вторых, — Светлана провела рукой над молотом, он заискрил розоватым и жёлтым светом. — Вот это остатки внутренностей и лимфы насекомых, паукообразных и вон там, где побольше красного — рептилий. Рептилии меня не удивляют, в Подземной стране вроде как их много, в том числе и летающих. Паукообразные и насекомые таких размеров, что от них нужно отбиваться молотом — очень даже удивляют. — А человеческая кровь на молоте есть? — спросил Страшила. Светлана кивнула и провела над молотом ещё раз. На его рукояти появились красные пятна. — Только это кровь самого кузнеца, руки у него были изрезаны довольно сильно. А теперь, самое главное, — Светлана провела над молотом ещё раз и он полностью заискрил фиолетовым. — А вот это собственно, остатки магии, которые могут выбить душу из неорганического существа. Из человека или животного тоже выбьет в общем-то, но для этого молот не обязательно заколдовывать, обычного удара хватит. — То есть, вы думаете, что этот молот выкован специально, чтобы убить меня? — уточнил Дровосек. — Нет, уважаемый Дровосек, я как раз считаю наоборот. Выкован он для работы, в этом ни я, ни Марат не сомневаемся. Взяли его с собой — да, для вас. Потому что другой нужды нести такую тяжёлую кувалду через всю страну я просто не вижу. А вот заколдован через вот это, — Светлана показала на банки. — Это остатки шарика из хрусталя. Примерно вот такого, — Светлана показала размер шарика пальцами. — И в нём магия Пакира. Этот кузнец перед тем, как сбежать, разбил его. И эту банку я пока не открывала. — Почему? — уточнил Страшила. — Магия Пакира очень сильная, а я пока не очень. Как я предполагаю, там что-то вроде наркотика, который ослабляет волю. И Пакир может подчинить человека себе. Точнее не знаю, как это происходит, я сужу по тому, что мы с Маратом два часа счищали с кузнеца. — Пакир может подчинить кого угодно? — Страшила насторожился. — Скорее нет. Насколько я знаю магию подчинения вообще, то тут должны совпадать две вещи: нестабильность в психике и примерно одно направление желаний, — Светлана надела очки и только после этого поднесла банку к глазам. — То есть, у него должно быть изначально зло? — уточнил Дровосек. — Тот Мигун, с которым мы сражались, ненавидел меня. — Да, уважаемый Дровосек, на вас скорее всего и была направлена эта ненависть. Какие у того человека реальные проблемы, я не скажу, но найти одного человека или явление и обвинить во всех бедах его — это один из естественных механизмов психики человека. Им Пакир видимо и воспользовался, — Светлана ещё посмотрела в банку. — Кстати, если человек избавляется от этой магии подчинения, то по наложившему это даёт такой откат, что мало не покажется. Скорее всего, именно поэтому кузнец и разбил шар. До самого Пакира добраться он бы смог, а вот выместить злость на шаре — это может быть. — Дровосек, — Страшила похлопал его по железной руке. — А что, если это было направлено именно на тебя. Они для того и взяли кузнеца, чтобы он сражался с тобой. И именно поэтому оказалось заколдованным его оружие. Мне-то дубинка вреда не нанесла. — Дело не в оружии, а скорее в шаре, — возразила Светлана. — Эта магия в нём. То есть, у Тёмного отряда, или как его там назвать, была возможность убить вас. Судя по словам Мигунов, поломать вас, как человеческий организм, невозможно. Видимо, пришлось искать другой способ. И да… Светлана насторожилась, прислушиваясь. — Что-то не так? — Всё нормально. Просто Марат проснулся. Дадите мне некоторое время? Голыми руками лучше ничего не трогать, опасно, — Светлана сбросила перчатки и сняла очки. — Мы тогда не будем вам мешать, — Дровосек чуть поклонился. — Спасибо, целительница Светлана. — Надо будет это обсудить ещё с Элли, — Страшила привычным движением затолкал обратно лезущие из головы булавки. — Может, в книге Хранительницы есть что-то полезное? — С Элли? С Элли надо обязательно всё это обсудить. И со Стеллой тоже, — подтвердила Светлана, провожая друзей взглядом. Она уже стояла возле двери в спальню.

dumalka: Глава 14. Зашибись — Доброе утро! Бодрый голос Светланы заставил Марата с трудом продрать глаза, проморгаться и уже тогда убедиться, что ни вчерашней темноты, ни жёлто-красных пятен перед глазами нет, и вообще всё выглядит вполне нормальным. Светлана села рядом на кровати и, стоило ему приподняться на локтях, заглянула в глаза. — Как ты? — спросила она. — Зашибись. — Глаза выглядят нормально, как ты видишь? — уточнила она вопрос. Марат поморгал и внимательно огляделся. Он видел вполне неплохо, даже хорошо. Солнце правда заставило его сощуриться и он посмотрел на Светлану. Дружелюбное лицо со здоровым румянцем, заинтересованный внимательный взгляд и эти симпатичные волнистые пряди на висках, выбивающиеся практически из любой её причёски. — Вижу, что ты уже давно проснулась и уже куда-то бегала, — Марат легонько дёрнул какой-то зелёный балахон на ней. — На кухню я бегала, — ответила Светлана. — Моё платье забрали в стирку, зато разрешили воспользоваться пледом. Ходить по дворцу в одной сорочке как-то совсем неприлично. Насколько чётко ты видишь? Марат прищурился. — Ты вообще ложилась? — вместо ответа спросил он. — Ложилась, — Светлана скорчила рожу. — Ты ответь, пожалуйста, на вопрос прямо. Хорошо ли ты видишь? — Настолько хорошо, чтобы видеть, что у тебя выбились из причёски пряди. А значит, ты заплелась минимум два часа назад. — Так, видишь ты хорошо, — Светлана хлопнула по коленям и поднялась, но Марат отловил её за край пледа, что был на ней, и притянул назад. Плед пополз с плеча, и Светлана нахмурилась, поймав его. — Не вздумай. Марат мгновенно отпустил и примирительно поднял руки. Резко похолодевший голос и взгляд грозил испортить такое удачное утро. — Просто хотел узнать, что ты на сегодня задумала, — Марат пододвинулся, садясь поудобнее. — И что ты уже успела натворить? — Только изучила молот. Встанешь, пойдём посмотрим. А вот остатки шара я даже не открывала, — она всё же поднялась и принесла себе стул, поставив его в паре метров от кровати. Вот ведь досада! Теперь опять будет постоянно держаться на расстоянии нескольких шагов, пока не отойдёт. А ведь только-только они стали друг к другу хотя бы притрагиваться, не бог весть что, но было приятно. — Правильно сделала, — всё же одобрил Марат. — Того придурка, который на меня налетел когда искать будем? — Это ты про кузнеца или про Парцелиуса? — Да про обоих. — Парцелиуса искать не надо, потому что он известно, где находится. Но сначала надо изучить шар, чтобы знать, как и каким образом Пакир захватывает сознание человека, — Светлана поджала губы. — А вот кузнеца и правда надо найти… Вообще-то его ищут птицы, но я не думаю, что этого достаточно. В конце концов, птицы, если что, не смогут сразу помочь. Иного Марат от Светланы уже как-то и не ждал. Конечно, её беспокоит судьба этого придурка. Ещё странно, что она вчера за ним не погналась. — Погоди, тебе кажется, что Пакир может захватить и твоё сознание? — напрягся Марат. — В прошлый раз у него это не получилось, но не из-за того, что я такая сильная. Скорее, это не имело смысла, потому что всё равно все волевые усилия всё равно уходили на то, чтобы моё тело не упало и меня не стошнило. — А может, потому что ты… Как бы сказать? — Говори прямо. — Тебя убить легче, чем заставить делать гадости, — Марат закинул руки за голову. — Тебя колбасило даже когда ты думала, что твой враг сам порешился. — Уточним, я думала, что поломала ему психику настолько, чтобы он самоубился, — поправила Светлана. — И это меня никто не заставлял делать. — Угу. Вот именно. — Знал бы ты, каких усилий мне стоило вообще вовремя остановиться и не убить его. Так что ты не прав. Если мне только отключить тормоза, я такого натворю, что меня будет легче убить, чем остановить, — возразила Светлана. — Копия, — напомнил Марат, скептически посмотрев на неё. — Ну отлично, значит, если мне спустить тормоза, я сама себя остановлю. Очень утешает, — скептически ответила Светлана. — Но шар мы всё-таки будем изучать вместе, хорошо? — А что, если меня? У меня гораздо больше шансов, ведь я ещё тот засранец, — Марат хмыкнул. — У тебя, Марат, достаточно критическое мышление. И более-менее стабильная психика, — в ответ на ещё один хмык Марата, она добавила: — Хорошо, в идеале будем работать вчетвером. По крайней мере, у Элли есть защита, а Стелла точно не поддастся. — Если они согласятся, — Марат потянулся и встал. Светлана чуть ли не одним прыжком вместе со стулом повернулась к двери. Что ж, это не изменилось… — Кстати, где мои… всё? — То, что нашла, повесила на спинку кровати, — Спина у неё была совершенно прямая и очень настороженная. — Ты хоть предупреждай. — Ой, ну чего ты там можешь увидеть нового? — На спинке кровати оказались только аккуратно сложенные штаны, рубашка и жилет. Вчера, избесившись со шнуровкой ботинок, он просто побросал всё остальное на пол, а вот куда сослепу сунул подштанники, вообще не помнил. — Где же они? — Извини, не нашла, — с иронией ответила Светлана. — Носки, кстати, на ботинках висят. Марат перевалился через кровать, где в щели таки нашлись подштанники. Он тянул время, краем глаза наблюдая. Светлана нервно заёрзала на стуле, после чего сорвалась с места и с обещанием «подождать к завтраку» вышла. Впрочем, полностью Марату одеться не судьба. Шнурок на левом ботинке он всё же, видимо, психанув, спалил напрочь, а на правом только порвал, так что завтракать пришлось идти босиком. — Шнурки, если что, в комоде. Одни зелёные, одни белые, — Светлана подняла голову от чашки и посмотрела на ботинки, которые Марат поднял, чтобы продемонстрировать. — Я помощь предлагала… — Знаешь что, иди ты... — Марат брякнул ботинки на пол и всё-таки достал из комода шнурки. Белые, как назло, оказались короткими. Так что по тому же адресу вслед за Светланой должны были идти шнурки в принципе все ровным строем, или, скорее, красивым зелёно-белым клином. Но если они туда действительно отправятся, проблем будет больше. Впрочем, сейчас Марат ограничился тем, что засунул шнурки в ботинки и кинул их рядом с собой. Светлана задумчиво изучала содержимое чашки, перекатывая его по дну. Марат было сунулся проверить, что она такого увидела, но Светлана очень недвусмысленно нахмурилась и отстранилась. — Слушай, я не собирался тебя раздевать. Не думал, что этот балахон такой ненадёжный, — Марат кивнул на подпоясанный ремнём плед на Светлане. Она качнула головой и снова отвернулась к чашке. — Ладно, предупреждать тоже буду, — Марат поморщился. За минутное удовольствие увидеть смущение Светланы он сейчас как-то слишком дорого платил, его сейчас словно откинули на дистанцию в полтора метра. И там держали. — Прекращай. — Хорошо, — согласилась она, но вот только по-прежнему загораживалась чашкой. — Могу я задать личный вопрос? Если не захочешь, можешь не отвечать. Марат взял пирог и откинулся на спинку кресла, прикидывая, куда бы пристроить ноги. — Проституток считать? Светлана озадаченно нахмурилась и поставила чашку на колени. — Если ты считаешь это важным. — Не особо. Две. Светлана снова издала странный звук через плотно сжатые губы. — Марат, я рада, что ты высказался. Но давай ты сначала дождёшься моего вопроса? — Опять не попал? — досадливо сморщился Марат. — Не попал. Я хотела спросить, куда ты пойдёшь, когда всё закончится? Когда мы разберёмся, когда вернёмся домой. — А бес его знает, — Марат потёр лоб. — Даже не думал об этом. Как выгребемся из этой параши, там и разберусь. А ты? Светлана в задумчивости качнула головой. — К работе вернусь. Я, если честно, потеряла счёт времени… — призналась Светлана. — Надо ещё как-то сообщить Миранде, что я жива и вполне в порядке. — Всё ей расскажешь? — спросил Марат. — Расскажу, но при очной встрече, — Светлана отхлебнула из чашки. — Мне кажется, или кто-то сюда идёт? Светлана не ошиблась. Буквально через полминуты в дверь пару раз стукнули. Светлана жестом заставила дверь открыться. Марат про себя отметил, что ей уже очень намного лучше, она уже не так осторожничала с магией. — А, доброе утро, Аларм! — обрадовалась Светлана. — Как себя чувствуете? — Нормально, — ответил Аларм, помахав каким-то довольно внушительным свёртком. — Марат, не хочешь поразмяться? — Пацан, что тебе не сидится-то? — осведомился Марат, демонстративно сползая в кресло. — Хочу поразмяться, — упрямо повторил пацан, наклонив голову. — Или думаешь, не выдержишь? Светлана загородилась чашкой, пытаясь спрятать даже смеющиеся глаза. — Я? Я тебе точно наваляю, — Марат поднялся. — Ну держись, засранец! — Надеюсь, вы разминаться на улице будете? — уточнила Светлана. — А то бы не хотелось, чтобы вы снесли у меня рабочий стол. Аларм молча кивнул на дверь и Марат, поморщившись, последовал за ним. Пройдя до лестницы, он вдруг велел Аларму подождать и вернулся в комнату. Светлана уже сидела на диване с ногами, держа чашку на коленях и откинув голову на спинку дивана. Когда Марат вошёл, она вздрогнула от неожиданности и сразу же натянула улыбку. — Не уходи без меня, — Марат пригрозил пальцем и схватил оставшийся пирог. — Ты нормально? — Вполне, — Светлана пожала плечами, но спустила ноги на пол и выпрямилась. — Я не собираюсь уходить дальше стен города. — Точно? — Слово целительницы. — Что не уйдёшь, или что ты в порядке? — уточнил Марат. — Что не уйду. Аларма пришлось догонять уже внизу. *** Не похоже, что дворцовый парк предназначался для занятий спортом. Прямые дорожки, квадратные кусты и деревья явно предназначались скорее для великосветских прогулок в компании придворных и сидения с книжкой у фонтана. Мелкий гравий дорожек застревал в ботинках, а босиком и вовсе было невозможно бежать. Для Аларма, похоже, такие утренние процедуры стояли где-то рядом с утренним походом по нужде. Он сделал четыре самых больших круга по парку, Марат не отстал, но закончил бег с мыслью «я сейчас сдохну» и желанием выплюнуть лёгкие, но показывать это никак не собирался. — Как ощущения? — осведомился Марат, когда пытался отжиматься если не быстрее Аларма, то хотя бы держаться на его уровне. — Тело как задеревенело. Надо разминаться, — буркнул он. — Ты чего-нибудь помнишь? — В смысле? — Аларм застыл в нижнем положении отжимания и повернул голову. — Ты вроде как мёртвым был. Чего помнишь? — Ничего, — ответил он, поднимаясь. — Последнее, что помню — это что мы чуть не снесли ворота города Теней, дальше ничего. Совсем. И потом очнулся уже в Изумрудном дворце. — Мда… Даже когда я валялся между жизнью и смертью, хоть на глюки посмотрел, — Марат отжался ещё раз на чистом упрямстве и сел. — Ты не похож на того, кому нужна компания. Ты что-то задумал. — Да, — Аларм отжался ещё три раза. — Ты волшебник, а я буду сражаться с Пакиром. — Ты дурак? — Сам дурак, — Аларм тоже сел. — У Пакира в рабстве мой отец. Раз мне удалось вытащить оттуда Элли, значит и отца смогу. Плохо, что за один раз не вышло. — А ничего, что ты вообще-то сдох в процессе? — уточнил Марат. — Вот поэтому мне надо сражаться против магии, чтобы выбраться живым. Ты готов? Марат коротко ругнулся и уткнулся в руку. — Защищайся, — Аларм вытащил из свёртка меч и направил его на Марата. — Второго долбанутого с шилом в одном месте мне только не хватало! — пробурчал он и просто швырнул через плечо силовой шар. Аларм одним движением увернулся и стукнул плашмя мечом Марата по плечу. — Ну держись, пацан! Марат выхватил из свёртка второй меч и, бросив ещё один силовой шар, кинулся ему на линию отхода. А неплохо его учили! Мальчишка оказался не только шустрым, но и довольно сильным. Один раз он так ударил, что Марата унесло вместе с рукой так, что он чуть не потерял равновесие. Конечно, можно было это оценить и в прошлый раз, когда он получил от пацана по физиономии… Вот честно, тут больше разговорной части, чем движения сюжета, так что автор просто наблюдал за своими персонажами и особенностями их общения. тащился с развития пейринга, если быть откровенным.

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 13. Разгром А это глава-воссоединение ) Все живы, все в сборе, можно вздохнуть с облегчением. Правда, вскоре вероятно поднимется вопрос о цене случившегося чуда, и потребуется как-то отвадить Парцелиуса, но эта проблема решаемая. А так в целом глава получилась умиротворяющая, и вместе с тем исследовательская — погружение в область теоретической и практической чёрной магии )

Darik: Несмотря на то, что эта часть без особых "экш" моментов, она ничуть не хуже остальных. Замечаю за собой, что мне очень нравится читать про обычную жизнь героев. Наверное, как и для простых людей, хочется для них хотя бы немного спокойствия и отдыха от всех этих "бегалок-прыгалок" от Пакира и его прихвостней . Очень насмешила часть, где Марат решил позаниматься спортом🤣. Получилось очень живо и комично.

dumalka: Чарли Блек, да, пожалуй действительно воссоединение) Чарли Блек пишет: погружение в область теоретической и практической чёрной магии ) Ну это ещё так, ножки побалакали. Погружение будет, когда надо будет с шаром разбираться) Darik, ну не все же им бегать и прыгать. И выспаться надо, и потрепаться за чашкой чая... В общем, внести разнообразие.

dumalka: Глава 15. Правильный вопрос Оставшись одна, Светлана налила себе ещё чашку чаю и снова забралась на диван с ногами. Чай был хороший, хотя чаем по сути назывался только потому, что тоже делался из засушенных трав, залитых кипятком. Тем не менее, подбор трав был очень удачным. Он бодрил и помогал разуму немного проясниться, хотя ночью Светлана заснула от силы на пару часов, и те на диване в гостиной, пропустив ежечасную проверку состояния Марата. Перед сном он правда её изгнал из комнаты, заявив, что раздевать она будет его только в одном случае. Под утро Светлана всё же дошла до кровати и даже разделась и легла, но уснуть уже не получилось. Час проворочавшись с боку на бок, она всё же встала и занялась делами. Сейчас те же мысли, что мешали спать, немого можно было привести в порядок и обдумать получше. То, что Аларможил её конечно радовало. Не могло не радовать, потому что все вокруг были так довольны. Но её просто терзали две вещи. Первое — это вопрос «как?». Аларм был живым полностью, как будто всегда и был. Ни одного следа, а она вчера весь вечер их искала. И делала это очень тщательно, заметив лишь на мече довольно сильную защитную магию. Точнее, сложный узор из разнообразных наложенных заклинаний, из которых Светлана вычислила только защитные. Остальные остались для неё загадкой. Светлану бы вообще ничего не встревожило, если бы она не осматривала Аларма так тщательно, стараясь найти хоть крошечную искорку жизни… Она была не права? Хорошо бы. Только вот тогда что она пропустила? И как его вернули к жизни? Это можно в принципе узнать у Парцелиуса. Была бы она в полной силе, бросилась бы ещё вчера. Но во-первых, она сама сейчас не в лучшей форме для столкновения с магией Пакира. Во-вторых, никак нельзя оставлять Марата одного, когда он ничего не видит. И вот с этим как раз и был связан второй повод для терзаний. Если смогли оживить Аларма (ну и Дровосека, но с этими неживыми вообще ничего не понятно), то и она, вероятно, сможет оживить Славика. Вот с этой мыслью надо было быть очень осторожной, особенно когда рядом магия Пакира, так и норовящая пошатнуть всё, на чём держится разум. Светлана и так балансировала на грани помешательства, одно неверное движение, и она станет опасной. Этого она боялась больше, чем всего остального. Теперь надо быть осторожней. И сейчас, как никогда, нужна была рядом трезвая, критичная голова. — Нет, пожалуй есть ещё и третья вещь, которая меня беспокоит… — произнесла вслух Светлана, обращаясь к чашке. Марат. Похоже, вот уже почти месяц совместного путешествия (практически можно сказать, совместной жизни) пускал под откос целый год, который она от Марата откровенно пряталась. Она искренне считала, что он остыл и пришёл в норму. Но сейчас всё больше и чаще замечала, что ничего подобного: он по-прежнему её любит и это никак не меняется. Прежней дружбы и такого удачного партнёрства у них не получится. А ей ведь это нравилось. Каким бы он паршивцем не притворялся, у него был весьма критический ум, умение вовремя удержать. И вот уж если бы у неё был выбор, с кем ввязываться в какую-нибудь передрягу, его бы она выбрала в числе первых. Но любила-то она другого. А Марату явно нужно, чтобы его действительно любили, а не разрешали любить себя. А она сама не была уверена, что может дать больше. Светлана отставила чашку и уткнулась в спинку дивана. — Что-то я тут делаю не так, — произнесла она, поморщившись. — А как по-другому, не знаю. Впрочем, пока последнюю проблему можно отложить на потом, потому что сейчас куда существеннее первые две. И куда срочнее проблема с одеждой. В город выходить в пледе тут вряд ли принято, а сидеть целый день в четырёх стенах она точно не планировала. Ещё немного покрутившись вокруг молота и пару раз встряхнув банки с осколками шара, Светлана села записывать свои наблюдения, но этого тоже надолго не хватило, поэтому она собрала котомку на случай экстренного путешествия и пошла спросить девушку, что забрала стирать её платье, можно ли его забрать или чем-то помочь. Но прачечную дворца она нашла совершенно пустой, её платье правда висело уже чистым, но не высохшим. Поборов соблазн высушить-таки его магией, Светлана вышла и посмотрела на два коридора, ведущих в противоположные стороны, прикидывая, куда бы податься. Тут из-за поворота выскочил один из мастеров-Мигунов с подзорной трубой. Он был такой раскрасневшийся и возбуждённый, что Светлана его окликнула и спросила, что происходит. — Там Белый Рыцарь схватился с троллем. — С каким троллем? — сперва не поняла Светлана. — Ну с таким, большим, страшным, который постоянно ругается. — Ради всего святого! — до Светланы дошло на третьем признаке, о ком шла речь. — Что он там ляпнул? Трудно было сказать, что именно Марат ляпнул, впрочем, не так уж и важно. Когда Светлана прибежала вслед за Мигуном на шум, оказалось, что Марат и Аларм пытаются положить друг друга уже врукопашную, а вокруг них собралась целая толпа, азартно болеющая, кажется, за Аларма. Первым порывом было, разумеется, броситься разнимать олухов. Но тут сверкнули босые пятки Марата, он завалился на спину, толпа радостно закричала, а Аларм поднялся. — Три-один, — объявил он лежащему Марату. — Чёрт, — пробурчал тот. — На сегодня хватит. Светлана с облегчением выдохнула и тихонько ушла. Развлекаться они могут как угодно и не обязательно поднимать такой переполох. О чём Светлана и сказала попавшейся навстречу Элли. — О, господи! — всполошённая Элли с облегчением выдохнула. — Я уж думала, они поссорились и теперь устоят тут дуэль. Только этого не хватало. — Я тоже так подумала. Но, к счастью, они скорее всего просто соревновались, — Светлана улыбнулась. — А может и тренируются, что гораздо лучше. Элли чуть повернула голову, рассмотрев Светлану. — Простите, целительница Светлана, но почему вы в пледе? — Моё платье до сих пор не высохло, а всё остальное мне мало. Прошу прощения, — Светлана досадливо поморщилась. — Лучше всего конечно дойти до какого-нибудь портного, но я уж дождусь, когда платье высохнет. — Вы не волнуйтесь, я для вас найду подходящую одежду, — успокоила Элли. — Хоть бальное платье. — Не думаю, что мне прямо потребуется бальное платье. Мне лучше… — Потребуется. У нас завтра праздник и я буду очень рада вас на нём видеть. Если бы не вы, мы бы со Стеллой до сих пор сидели в подземелье. — Она зацепила Светлану за руку.— А ещё мы с вами позавтракаем, и вы расскажете, что вчера нашли. Вчера было совершенно не до этого. — А вы расскажете о Парцелиусе, и что он всё-таки сделал. И, главное, как. Элли сразу опечалилась, но кивнула: — Расскажу. С завтраком они решили разместиться на уютной прохладной веранде, увитой ещё неспелым виноградом. Его тяжёлые и плотные зелёные грозди свисали с деревянной обрешётки и вызвали весьма живой интерес Светланы, поскольку на вчерашней экскурсии по дворцовому парку она уже видела точно такой же виноград, даже тот же сорт, но уже совсем попевший. Поэтому определиться как-либо со временем года здесь Светлана сильно затруднялась. В Розовой стране ей вообще казалось, что за окном поздняя весна. — В Волшебной стране вечное лето, — Пояснила Элли удивление Светланы. — Прямо вечное? Круглый год лето и погода не меняется? — уточнила она. — Ну почему? Дожди бывают, даже очень сильные. Но вообще снега в Волшебной стране не видели очень давно. И даже не знают, что такое снег. А там, где вы живёте как? — Снег у нас не лежит. Хотя может выпасть примерно в десять дней года, но и так тепло, как здесь, бывает крайне редко, — Светлана поудобнее уместилась в кресле. — Но годовой цикл у нас довольно-таки чёткий, есть пора цветения, есть пора покоя. И, как говорят те, кто занимаются растениями, чуть зевнёшь, и урожай пропал. — И магия в этом не помогает? — Почему? Очень даже помогает, но зевать всё равно не стоит. С чего начнём? С вашего, Элли, рассказа или с моего? — Давайте с вашего, — предложила Элли. — И, пожалуйста, называйте меня просто по имени. — На «ты»? — Да, — подтвердила Элли после короткой паузы. — Хорошо, — кивнула Светлана. — Итак… Светлана рассказала про вчерашнюю встречу с неким кузнецом из Тёмного отряда, про молот и про шар Пакира. То, что он пытался выбит жизнь из Тома она тоже сказала, из-за чего Элли заметно побледнела. — Он ничего об этом не сказал, — произнесла она. — Я думаю, он даже не понял, — Светлана чуть поджала губы. — Что не так уж плохо. А вот нам с тобой придётся разбираться, чтобы защитить ваших друзей и от этого, и от магии подчинения тоже. Откуда-то из складок рукава Элли молча вынула крошечную книжечку размером чуть больше ногтя, положила её на ладонь и подула. Книжка на глазах начала расти, и превратилась в огромный том размером где-то по колено Элли. Не сумев её удержать, Элли поставила её на пол. Названия у книги ни на корешке, ни на обложке не было, на ней красовались только символические обозначения дня и ночи. — Надо же, как удобно! — оценила Светлана, вставая и начиная расчищать на столе место. — Что же там полезного? Элли молча водрузила книгу на освободившееся место и показала Светлане витиеватые чернильные буквы: «Всё, что может жить, может и умереть. Бессмертно только неживое» — Логично, но бесполезно, — заметила Светлана. — Как это работает? — Я спрашиваю, и получаю ответ, — Элли смотрела на надпись не менее озадаченно. — Часто ответы вот такие. Иногда бывают и вполне чёткие. Иногда даже с рисунками… А ещё, книга умеет предсказывать будущее. На последней странице, но я открывала её только один раз и получила ответ, что будущее зависит от исхода столкновения Добра и Зла. — Ну, так же логично и настолько же бесполезно. А если запрос сформулировать, скажем, по ключевым словам, как в библиотеке? — предложила Светлана. — С заклинаниями я так и делаю, — Элли закрыла книгу. — Что предлагаешь спросить? — Начнём с магии подчинения или вопросом выбивания жизни из неорганических?.. Не знаю, как точно сформулировать… Солома в Страшиле весьма органическая, в Томе опилки тоже, как и ткани из органических материалов… — Светлана задумалась и переставила подальше от края ещё и вазу с печеньем, положив на освободившееся место импровизированный блокнот из нескольких листов, скреплённых ниткой. — Давай со второго вопроса. — Я подберу самую подходящую формулировку… Искусственные? — Тогда Кустар иПеняр не очень подходят. Про Кустара и Пеняра Светлана уже слышала от Тома и хотела бы посмотреть на это, но пока не довелось. — Давай тогда пока пойдём несколько иным путём. Давай, перечень заклинаний, которые можно наложить на оружие. Пока все и если будет слишком много, то выберем только те, которые может наложить только тёмный маг, если уж у вас есть разница. Элли закрыла книгу и очень внимательно на неё посмотрела. Через несколько секунд она сама открылась и, прошуршав страницами, остановилась как раз на перечне заклинаний, которые когда-либо накладывали на оружие. — То, что надо! Кстати, на каком языке ты видишь этот текст? — На английском, на своём родном, — ответила Элли. — Это магия самой Волшебной страны. — Вот и я вижу на родном, хотя его тут в принципе быть не может, но в старинном начертании. Это видимо особенности восприятия, — Светлана пробежалась глазами по тексту. — Тут в основном про устойчивость к износу, причём не только про оружие. Листай дальше. Сама книга просто светилась магией. Какой-то тёплой, которой была пропитана вся Волшебная страна. Видимо, создатель Волшебной страны и писал эту книгу, причём вручную и, скорее всего, с участием магии. Но она явно не допускала к себе чужаков, поэтому Светлана даже руку к ней не протягивала. Дальше шло подробное описание заклинания Присвоения, на котором уже остановилась Элли. По описанию оно было довольно сложным, особенно с подбором способа передачи: по наследству, по согласию, по уровню достоинства… Последнее, во-первых, не понятно, почему относилось к способу передачи, во-вторых, имело несколько довольно мутных описаний: под два из них подходил любой психически нормальный человек, под три — только психически ненормальный, с понятием «духовно чистый» вообще была полная неразбериха. Самой понятной во всём списке была привязка к девственности. — Извини, но я спрошу. А зачем? — Светлана посмотрела на Элли. Лицо у неё было красное от смущения. — Ну… Мало ли… — она втянула голову в плечи. — Для кого-то это важно… — Только зачем оружие, впрочем… Элли, а ты в случае чего редактировать это можешь? — осторожно спросила Светлана, борясь с желанием вклеить в книгу листок с жирным знаком вопроса. Элли засунула палец между страницами ближе к концу и показала пустой листок. — Сюда я могу записывать что-то новое. Но пока я ничего не добавляла. Мне бы с тем, что есть разобраться. — Другие книги и справочники на ту же тему есть? — Есть ещё одна книга Торна с одним заклинанием, отменяющим все остальные. А к нему даже и инструкции не было. Здесь хоть к большинству заклинаний она есть, — Элли перевернула страницу. Пролистав заклинания, улучшающие технические характеристики: меткость и дальность стрельбы, заострение, затупление оружия противника, повышение силы удара, они всё-таки нашли нужное: отравление и дополнительные свойства. Среди них Светлана обнаружила ту отраву, от которой отходила сама. И наконец… — Это, кажется, оно, — Элли показала на заклинание, накладываемое на оружие, которым можно убить что угодно. Подготовка к изготовлению такого оружия требовалась очень основательная. Два довольно сложных заклинания нужно было наложить на этапе заготовки металла, пять на этапе ковки. При закалке использовать особый состав. Даже для охлаждения металла обычная вода не подходила, туда нужно было добавлять не только кровь… Элли передёрнуло. — Гадость какая. Вот уж точно чёрная магия… — Гадость, — не стала спорить Светлана. Хотя, конечно, бывали вещи и погадостнее свежего трупа. По крайней мере, сюда не шла сама энергия жизни, а значит, убивать человека специально не нужно, хотя не факт, что этим пользовались. Сама по себе довольно грубая и энергозатратная работа, какие Светлана последний раз встречала в трактатах трёхсотлетней давности. Собственно, если у них волшебников раз-два и обчёлся, и нет ни школы магии, ни системы обучения, ни исследователей, хорошо хоть так записано. — И, смотри, катализатором выступает ненависть. — То есть, чтобы кого-то из искусственных существ убить, нужно их ненавидеть? — Катализатор. Это ускоряет процесс, а не запускает. Наверное, именно поэтому у меня получилось сразу вернуть Тома, а вот с Дровосеком это не получилось, а то я считала, что дело во времени. Там была вполне адресная ненависть, усиленная магией подчинения. И тогда получается, что молот точно не может быть тем самым оружием, он вообще не боевой. Надеюсь, дело всё же в том шаре, хотя про такую возможность здесь не написано. Дальше посмотрим? Следующая пара страниц заставила Элли временно отлучиться, а Светлане получить холодок по спине и жгучее желание дать в ухо тому, кто вообще придумал делать оружие из человека до его рождения. Дома такие вещи были практически невозможны, потому что на третьей неделе беременности вставала инстинктивная магическая защита настолько сильная, что все обследования беременных приходилось делать по старинке на ощупь или через косвенные признаки и даже определить пол ребёнка до родов не получалось. Возможно, именно поэтому такая защита и возникла, чтобы психику ребёнку не портили сразу. — Не знала, что в книге Виллины такое есть, — произнесла Элли, выпивая второй стакан воды. — Ты уже дочитала? — Дочитала. Кузнеца надо искать, мы о нём ничего не знаем, так что исключить эту процедуру для него я не могу. — Неужели кто-то из волшебниц мог такое сделать?! Гингема или Бастинда? — Я думаю, сначала надо проверить, а потом уже думать, кто это сотворил. Может, никто и не делал. Тут в конце про риски: смерть, пожизненное проклятие, родовое проклятие на накладывающего. — Светлана показала последний абзац. — Будет надеяться, это остановило тех, кого не остановило всё предыдущее. Разрешишь, я перепишу признаки? Элли после паузы провела рукой над листом. Он раздвоился, и Элли вручила Светлане свиток. — Запись увидишь только ты, хорошо? — Мне придётся показать Марату. У меня нет желания зачитывать это вслух. — Ты ему доверяешь? Он же тоже волшебник, так? Ты не боишься, что он возьмётся это повторять? — спросила Элли. — Если я чего и боюсь, то того, что Марат полезет в драку с тем, кто это сотворил, — Светлана посмотрела на Элли. — А доверяю я ему полностью. — Он очень грубый. И кажется злым, — заметила Элли. — Но к тебе очень привязан. — Не буду спорить, его манеры оставляют желать лучшего, — согласилась Светлана. — А теперь расскажи пожалуйста, кто такой Парцелиус и что он сделал? И, главное, как? Элли глубоко вздохнула и закрыла книгу. Она долго копалась с её уменьшением и укладыванием куда-то в рукав, избегая взгляда Светланы. — Элли, мне надо это знать. Я могла что-то пропустить, я могу что-то не знать из происходящего в вашей стране, я должна знать, что я пропустила, чтобы не ошибиться и не натворить дел, — проникновенно произнесла Светлана. — Светлана, дело в том, что я вообще не знаю, что сделал Парцелиус. Он просто сделал и ничего не объяснил, — ответила наконец Элли. — Мы со Страшилой вчера прилетели к нему, попросили помощи. Он согласился, но с несколькими условиями. Парцелиус станет королём Жёлтой страны прямо сейчас. И через год я выйду за него замуж… — Элли сглотнула и отвернулась. — Политический брак? — уточнила Светлана. Элли кивнула. — И он совсем не объяснил, как собирается оживлять твоих друзей? Просто сказал, что сделает это? Ни какой ценой? Ни материалов не потребовал? Вообще ничего? Элли снова кивнула. — Мутная история… — Мне кажется, он ещё пытался изменить условия, но потом резко передумал, — Элли посмотрела на Светлану. — Интересно, почему? — Не знаю, — Светлана вспомнила слова Марата «обнести хату не дали, но ложечки всё же спёр»… —Думаю, мне стоит его навестить сразу после того, как разберёмся с магией подчинения. И я пожалуй займусь защитой.Пойдём, у меня разберёмся с тем, что есть в твоей книге про магию подчинения, а когда «мальчики» закончат друг друга валять в песке, разберёмся с шаром. Да, и как тут с почтой? Я бы хотела написать Стелле… — И я тебе обещала бальное платье, — улыбнулась Элли. — Если у вас не обязателен шлейф, то это может подождать до завтрашнего дня. — А со шлейфом почему не стоит ждать до завтра? — Шлейфы всегда разные и очень вредные, — Светлана усмехнулась. — С ними надо договариваться. *** «Мальчики» вернулись уже после полудня, когда над Изумрудным городом собрались тучи и пошёл проливной дождь. Тогда же наполнился и дворец, словно люди до дождя люди были чем-то заняты, а в плохую погоду решили заявиться во дворец с какими-то жалобами и вопросами, так что Элли пришлось прерваться и оправиться со Страшилой вместе в тронный зал, а Светлану оставить в мастерской, которую ей выделили вместо угла в гостинной, в компании выписок из книги про магию подчинения дописывать письмо Стелле. — А, вот ты где! Тебе подогнали новое платье? — осведомился довольно умотанный, но довольный Марат. —Самое главное, мне «подогнали» что почитать, — Светлана показала на довольно внушительную горку листов. — И у меня есть новости, их немало. А три-один в чью пользу было? Марат почесал затылок, вспоминая. — Это которое так или с оружием? — Оружия у вас в руках не было. — Пацана… — поморщился Марат. — Мелкий, шустрый и сильный. С мечом было два-два, с оружием и магией: три — один в мою пользу. Ты в курсе, что у него в подземелье отец пашет на лестнице? В рабстве. И он собрался его оттуда доставать. — Теперь в курсе. Надеюсь, ты его уговорил сначала как следует обдумать, как он это будет делать? — Да чёрт его знает. Но, думаю, то, что я его три раза магией как следует припечатал, его убедило не лезть прямо сейчас, — он поставил себе стул и сел на него верхом, оперевшись подбородком на высокую спинку. — Кого из мужиков пойдём сегодня трясти? — Пока думаю, что кузнеца, алхимик Парцелиус вроде не ранен, хотя кто знает, какой ответ даст такая магия, как применил он… — Светлана протянула Марату листок. — Здесь всё, что про него знает Элли и её книга. Откровенно сказать, негусто. Про кузнеца я выяснила у Полкана, что зовут его Аргут. Он пахнет дымом, не делится колбасой и плохо гладит. — Исчерпывающая характеристика, — пробурчал Марат. — У самого Полкана правда тоже есть некоторая спутанность сознания. В частности он плохо помнит, где они Аргута встретили, но точно помнит, что в начале пути в ущелье его не было. Возможно, на нём тоже была магия подчинения, но её он сбросил. — Не, ну всё понятно… Вот только «плохо гладит»?! — Что с него взять? Я вообще чувствовала себя непривычно, выясняя у пса полный состав Тёмного отряда. Жаловался, что там даже Дональд гладить разучился. — Ты-то его погладила? — хохотнул Марат. — Нет. Его Элли погладила. Так вот, кузнеца Аргута ищет весь лес. Лев договорился со зверями. Говорит, что хищники его не тронут, а птицы в случае, если Аргута найдут, сообщат. И да, здесь это звучит нормально. Перестань пожалуйста хихикать, дело серьёзное. Марат бессовестно продолжал смеяться. — Да, и нас пригласили на праздник завтра вечером. — Прямо таки нас? Сдаётся мне, в основном тебя. — Нет, нас. Марат, они правда оценили твоё участие в нашем побеге. — Хочешь новость? Плевать мне на них всех. Я тебя вытаскивал. Просто я знал, что одна ты не уйдёшь, — сообщил Марат. — Так что я светить там своей физиономией не собираюсь. Если им сильно надо сказать «спасибо», то могут просто заплатить. Светлана поднялась и протянула Марату второй листок. — Это чего? — не понял Марат. — Я систематизировала признаки по которым можно определить человека, из которого с помощью магии сделали оружие, — серьёзно сказала она. — Нам нужно проверить по ним Аргута. Если хочешь знать побольше, я вон там на столе положила выписку из книги с рецептом, как это делается. Я пока схожу отдам посыльной лани письмо для Стеллы. Надеюсь, мне не придётся объяснять ей маршрут...

Чарли Блек: По последним двум главам основное ощущение — гаврики понемногу как бы нащупывают путь друг к другу, с осторожностью и чуть ли не с трепетом, маскируемым внешней грубоватостью ) Однако им, судя по всему, придётся преодолеть ещё немало препятствий, т.к. здесь явно не простой пейринг, а бывший любовный треугольник. Параллельно движется расследование по магической части, дающее возможность развиваться сюжету. Позабавили характеристики, данные Полканом. А посыльная лань показалась удачной литературной находкой, примерно как почтовые совы в «Гарри Поттере».

dumalka: Чарли Блек, и снова спасибо за отзыв! Рада, что регулярно заглядываете) Чарли Блек пишет: гаврики понемногу как бы нащупывают путь друг к другу, О да! они только начали разбирать построенные от чужих баррикады, подушки, экраны, сматывают колючую проволоку и медленно ищут и понимают друг друга. Чарли Блек пишет: бывший любовный треугольник Почему бывший? Чарли Блек пишет: А посыльная лань показалась удачной литературной находкой, примерно как почтовые совы в «Гарри Поттере». Находка не моя. У Сухинова в пятой книге посыльной была именно лань... Если я всё правильно помню.

dumalka: Глава 16. Шар Пакира В мастерской быстро стало тесно, но предложение перейти в тронный зал ни Светлана, ни Элли не поддержали. Они специально освободили именно эту комнату: не очень большую, зато очень светлую с окном, в которое практически весь день светило солнце. В комнате оставили довольно небольшой дубовый стол, стулья по количеству присутствующих и дубовый щит, за который можно было укрыться (это была крышка от погреба, которую Светлана усмотрела как наиболее подходящую физическую защиту). Две банки стояли на разных концах стола. Светлана повторила на всякий случай технику безопасности: — Шар трогают только я, Марат и Элли. И только в перчатках, а лучше магией или пинцетом. Очки не снимает никто. Следите за своим состоянием. Если закружится голова, затошнит, почувствуете подозрительный запах — говорите сразу. Как можно яснее запомните всех присутствующих, обстановку, вид за окном. Если кто-то что-то новое видит, тоже сразу говорите. Спокойно, без паники. — Светлана натянула довольно толстые кожаные перчатки и поправила очки. — Если Марат крикнет «газы» закрываем рот и нос мокрыми платками и выбегаем из комнаты. Сразу. Если крикнет кто-то другой, остаёмся на месте. Марат крикнет «ложись», так и делаем. Здесь есть те, кто не готов? Все замотали головами. Светлана на всякий случай ещё раз прошлась взглядом по присутствующим. Фарамант сидел с блокнотом. Ему было поручено записывать всё происходящее. Дин Гиор стоял навытяжку около окна, завернув седую бороду вокруг шеи. Его дело повернуть рычаг и закрыть сложную конструкцию из ставен, если понадобится комнату закрыть или затемнить. Аларм стоял возле двери на случай, если что-то внезапно вырвется из шара или ворвётся в комнату. А также Светлана предполагала, что шар можно уничтожить именно он с помощью Меча Торна. Страшила и Дровосек стояли возле той самой крышки от погреба, поскольку магия в шаре могла нанести больше всего вреда именно им, а отговорить их от присутствия не получилось. Хорошо, что удалось отвлечь хотя бы Тома, отправив их с Полканом на разведку по городу. — Начинаем? Предельно сосредоточенная Элли кивнула. Марат тоже. Он открыл банку и высыпал на гладкую поверхность стола осколки. Светлана сделала то же самое. В комнате стало чуть холоднее. Правда если бы Светлана так тщательно не следила за происходящим, она бы изменение на градус не заметила. Подхватив пинцетом самый крупный осколок, она положила его на середину стола, и начался бы довольно увлекательный процесс сбора шара из кусочков, не исходи от шара столько магии Пакира. Это несколько мешало наслаждаться процессом, хотя это как раз и могло помочь в случае появления магии подчинения. Шар был полым из довольно толстого хрусталя, внутри него что-то должно было быть. Поймав себя на раздражение попытками Элли методом научного тыка приладить кусок шара, Светлана пододвинула самый крупный из оставшихся кусков и всмотрелась в него, но не столько глазами, сколько изучая магию. А магия была, причём не одна. Самая заметная: магия Пакира. Чёрная, скользкая и холодная. И ещё есть остатки другой, которые сперва Светлана не заметила. Это были как будто очень горячие крошечные крупинки, как будто задавленные той магией Пакира. — Смотрите, — тихо позвала она, сначала показав Марату и Элли что нашла, а затем показывая образ найденного для всех остальных. Почему-то получилась скользкая чёрная лужица с мелкими белыми искорками, словно звёздочками. — Что это? — спросил Страшила. — Я для вас визуализировала магию, которую вижу, — пояснила Светлана. — Немного упрощено, но подойдёт. Их тут две. Одна — Пакира. Вторая — пока не знаю, но на что-то похоже… Где-то она была… Потом отделю, скажу точнее. — Ви-зу-а-ли-зи-ро-ва-ла… Какое длинное умное слово, — произнёс Страшила. — А что значит? — У человека нет специальных органов для восприятия магии, — пояснила Светлана. — И мы её переводим в образы. Как слыша слово «лимон» мы представляем себе жёлтый овальный фрукт с определённой фактурой и кислый на вкус. У кого-то получается иначе… Марат вот всегда мне передаёт образы магии в запахах. — Угу. И от этой несёт дёгтем, — Марат поморщился. — А любая магия пахнет? — спросила Элли. Ей удалось приладить очередной кусок и она подняла голову. — Вы и мою чувствуете в запахах? — Угу. — Интересно, какой? — От твоей пахнет булками. Так, что сразу жрать хочется. — А Стеллы? — Как от клумбы, — отозвался Марат. — А от магии Светланы? Марат посмотрел на Светлану из-под опущенный бровей и нервно дёрнул носом. — Ей и пахнет. — Чем ближе знаком с человеком, тем меньше условностей в ощущениях и больше конкретики, — пояснила Светлана. — А Гудвина? — заинтересовался Фарамант. — Хрен его знает. — Она не может не ощущаться здесь, Гудвин великий волшебник и строил Изумрудный город, — возразил Дин Гиор. — Ну, кое-где пахнет перцем… — Марат фыркнул. — А город ваш по ходу строили без магии. Элли вздохнула и помотала головой. — Можно я вам всё объясню, когда закончим? — Было бы интересно, — Светлана вернулась к изучению магии. Как следует запомнив ту самую сверкающую магию, Светлана очень осторожно уголком салфетки потёрла внутреннюю сторону осколка, просматривая, нет ли на них следа какого-нибудь немагического вещества. — Закончила? — осведомился Марат. Светлана молча прикрепила последний кусок, перед этим глубоко вдохнув. Шар, покрытый трещинами сначала мерно засветился золотистым, потом в каждую щёлочку просочился фиолетовый свет. Раздался тихий хруст, постепенно трещины в шаре словно заросли, восстанавливая толстый хрусталь. И вот, шар уже оказался целым. Несколько минут он выглядел как обычный прозрачный хрустальный шар, затем в его середине медленно закружился фиолетовый туман, словно разбухая, он заполнял шар целиком. Наверное именно с этого момента не стоило никому верить. Какой-то едва уловимый запах заставил Светлану напрячься. Похоже, она правильно сделала, что не стала собирать шар в одиночестве и даже вместе с Маратом. Что там были в книге написано? Спасти от магии Тьмы может солнечный свет и Свет в душе. Надежда… Любовь. Память о счастливых минутах. Но поскольку любовь конкретно для Светланы была именно слабым местом, она решила рассматривать любовь именно как любовь в принципе к людям. Помнить о каждом самое лучшее. И на этом сосредоточиться. В полной тишине раздался едва слышный непонятный звук. Дин Гиор вдруг почесал бороду. Потом ещё. Он почесал шею, морщась. Затем что-то стряхнул из-под уха… — Замрите. Всё, что сейчас возникает не существует. — Вши? — скорее возмутился, чем испугался Дин Гиор, стряхивая что-то с бороды. — Откуда они могли… Рычаг ставен вдруг вздрогнул и сам собой закрыл ставни. Дин Гиор тут же схватил рычаг, но тот уже упрямо двигался в другую сторону. — Фарамант, пожалуйста, продолжайте записывать, — попросила Светлана, уловив движение. — Сосредотачиваемся на каком-то деле. Ставни всё-таки закрылись, и в комнате стало темного, но это длилось всего пару мгновений, потому что тут же вскинула руки Элли, она вся засветилась зелёным. Фиолетовый шар вдруг вырос до размера футбольного мяча и запульсировал. — Огонь не настоящий, огонь не настоящий… — забормотал Страшила. — Это просто ил-лю-зи-я. — Да, всё правильно, — подтвердила Светлана. — Вода тоже? — насторожился Дровосек, отступая на полшага. — Да. Я изменения влажности не вижу, — подтвердила Светлана, оглянувшись на Марата. Он тихо ругнулся, смотря на что-то, что вроде бы держал в руке. Но рука у него была пустая. А вот глаза побелели, руки покрылись волдырями с белыми головками, а из уголка рта медленно стекала струйка крови. Кажется, это… Светлана тряхнула головой, пытаясь сбросить наваждение, но оно только укрепилось запахом, схожим с полынью. Лихорадочный перебор антитоксинов всё равно бы не сработал, если дошло до волдырей, то жить Марату осталось всего полчаса… — Кажется, и на меня действует, — проговорила Светлана, поворачиваясь к Элли. У неё глаза были красные, лицо белое, а по подбородку стекала белая пена. — Закройте глаза? — предложила Элли довольно сдержанным голосом, что подпортило иллюзию, к которой уже добавились не только запахи, но и ощущение жжения в горле. Говорить бы она после этого яда не смогла. — Ни в коем случае! Тогда вас будет ещё легче обмануть. Запах тухлой капусты?! Откуда он вообще может взяться? Светлане стало тяжелее дышать. Захотелось забиться куда-нибудь в угол, загородиться защитой и замереть с закрытыми глазами, чтобы никто в жизни не добрался… Жуть маленького ребёнка, который забивается в угол и сидит очень тихо в оцепенении, надеясь что беда пройдёт стороной и не заметит его. Вдруг в руку очень крепко вцепился Марат. Он шипел, сжав зубы, лицо вдруг покраснело, зато глаза стали нормальными. Ухватив его предплечье второй рукой, Светлана не почувствовала струпьев на ощупь и иллюзия потихоньку поползла. На Элли и Аларме, на которых она на мгновение бросила взгляд, тоже. — Сможешь перейти на жёлтый? — спросила Светлана, обращаясь к девушке. — Я попробую… Вот девчонка неразумная. И какой дурак назначил её Хранительницей? В магии ни в зуб ногой, уверенности в себе на пол чайной ложки, куча паники и эмоции вперёд мозгов. Ей бы ещё десяток лет за учебниками сидеть и на практике спички магией перекладывать, а не страной править. Свет от Элли жёлтым стал не сразу, постепенно переливался с желтовато-зелёного до золотистого. Чуть-чуть ослабла хватка Марата. Хамло и балбес. Вот чего привязался? Знает же что ничего ему не достанется. Он не достоин. Да собственно все они дураки по сравнению с тобой, в магии они точно ничего не понимают. Здесь только ты можешь нормально соображать. Ты здесь самая сильная и единственная знаешь, что делать. Марат что-то повторял раз за разом одними губами. Ты знаешь, что делать и как. Ты сможешь привести эту страну к процветанию, ведь ты самая сильная волшебница, которая хоть когда-то была в этом городе. И самая умная. Ты знаешь всё, а они просто глупцы, ни у одного из них нет достаточно мозгов… Возьми шар… Марат прихлопнул дёрнувшуюся было руку. Если кто тут Добро и Свет, так это ты. Ты постоянно обо всех заботишься. Так возьми шар и приведи к Свету всех их. К правильному Свету. Они тогда все пойдут за тобой… Иди туда, куда меня каждый раз посылаешь, тупой мужлан! Кровь бросилась в лицо, Светлана пыталась вытянуть руки из хватки Марата, тот держался сильнее, пыхтя и сжав зубы. Его губы вновь и вновь повторяли одно и то же, что Светлане уже не хватало сосредоточения прочитать. Возвращалось очень старое ощущение, что Марат её страшно раздражает всем собой: манерами, внешностью, мутным прошлым, планами на будущее, в которые в основном входит нажраться… И вообще, почему все вокруг такие тупые?! А глаза у Марата не чёрные, а карие с зеленоватым ободком. И очень крепкие руки, которые всегда готовы её удержать в том числе и от глупостей, когда она теряется в самой себе и плохо соображает. И это случается чаще, чем хотелось бы. Вот он точно непроходимый тупица. А ещё хамло редкостное. А ты сможешь его переделать. Под твоим руководством он станет светлым ангелом. Он обретёт ум и манеры получше дворцовых. Он станет писаным красавцем, если ты ему прикажешь. Возьми шар… Звучный бряк заставил Светлану вздрогнуть. Это Аларм накрыл шар большой чашкой, из которой он только что выплеснул воду, и довольно звучно припечатал её кулаком. Рассыпался образ Марата в белом мундире с длинными уложенными локонами, стоящего перед Светлане на одном колене с букетом белых роз и поющего серенаду… Причём мыслью «фу какая гадость», её на таких даже в ранней юности не тянуло. Сейчас Марат был перед ней нормальный настоящий, хмурый, с ясным взглядом и уже чуть ли не родным сосредоточенным оскалом, быстро сменившийся не менее знакомой усмешкой. — Охренеть, — только и произнёс он. Светлана ещё крепче ухватила его руки и тряхнула их, чуть ли не смеясь. Потому что это, чёрт бы его побрал, Марат. — Что с вами было? — хмуро осведомился Аларм, продолжая рукой прижимать салатницу. Фарамант достал из-под стула упавший карандаш и деловито поправил очки. — Спасибо, Аларм, — произнесла Светлана, вдруг оценив волю и способность соображать парня. — Нас с вами пытались подчинить. И благодаря вам это не получилось. Довольный Аларм кивнул. — Я ничего не почувствовал, но вы все стали какие-то странные. Ставни открылись, когда Дин Гиор всё-таки смог повернуть заклинивший рычаг. Свет от Элли погас, как только появился солнечный. Она как раз была полностью в порядке, даже ничуть не побледнела. — Все в порядке? — спросила она. — Можно форточку ещё открыть? — попросила Светлана, чувствуя, что ей воздуха не хватает. — По крайней мере, мы теперь знаем, как это работает. Теперь можно разработать, как с этим бороться. Кому кстати что помогло? — Я только видела, что магия работает, но ничего особенного не почувствовала, — Элли пожала плечами. — А вот потом я видела, что с вами что-то не так. — Отлично! У нас есть два образца защиты. — Что вы имеете в виду? — не понял Аларм. — Вы, Аларм и Элли ничего не почувствовали. Видимо, магия подчинения на вас не действует, — пояснила Светлана. — У остальных признаки были. Но часть я пропустила… —Давайте выйдем отсюда, хоть на мне это и не работает, но мне очень не нравится этот шар, — Элли зябко поёжилась. — Только замуруйте эту хрень так, чтобы её никто даже не тронул, — Марат поморщился, потирая лоб. — И я хочу выпить. Почти внесюжетное приложение или когда Марата не может заткнуть даже автор Шар действительно замуровали. Сверху поставленной на него салатницы водрузили ещё таз, наложили несколько защитных заклинаний и закрыли комнату, наложив заклинания и на неё. В процессе Светлана вдруг хлопнула в ладоши. — Точно! Я вспомнила, где видела эту магию. Ту, которая была крупинками, — произнесла она. — Где? — Элли, на твоей книге. — Это магия Торна? — поразилась Элли. — То есть, этот шар делал Торн? — Вместе с Пакиром. — Вместе?! — возмутился Аларм. — Что могут Тёмный и Светлый маг сделать вместе?! — Решать какую-то общую проблему, — Светлана подёрнула плечами, словно ничего в этом особенного не было. — Делать что-то, что одинаково необходимо и при свете солнца, и в темноте. Универсальную магию? — Ну если при встрече Тёмного и Светлого мага не случается большой… бабах, то они что угодно делать могли, — огрызнулся Марат. — Да хоть… Элли покраснела. — Марат… — Светлана возвела глаза к потолку. — Что? Хочешь сказать, они тут не в курсе, как это делается? — Ну не при дамах же! — в свою очередь возмутился Железный Дровосек. — Ну вообще-то «дамы» тоже в этом участвуют. —Торн и Пакир оба мужчины, — напомнил Аларм. — Вот не факт. Пакир — метаморф, — заметила Светлана. — Хотя у него вроде бы был интерес к женщинам… — Одно другого не исключает, — вдруг заметила Элли. — Но я даже думать об этом не хочу! — О чём вы вообще? — не понял Страшила. — Я потом тебе всё объясню, мой друг. Но такие темы я не могу поднимать при дамах, — снова заметил Железный Дровосек, посмотрев на Марата. — Дамы и господа, я предлагаю всё же остановиться на версии совместного проекта, — предложила Светлана. — Ага… Он тоже может быть, — Марат хохотнул в кулак. — Правда, только если кто-то из них не мужик. — Не этого совместного проекта! — Светлана укоризненно посмотрела на Марата. — Откуда ты вообще это взял? У нас же нет никаких оснований. И я даже по времени не совмещала. — Мне это в кошмарах сниться будет, — вздохнула Элли. — А я думал, такие сны называются по-другому, — не унимался Марат. Элли покраснела ещё сильнее. Фарамант осторожно коснулся локтя Светланы: — Скажите, целительница Светлана, у вас никогда не возникает желания взять и закрыть ему чем-нибудь рот? — Скажем так: иногда оно не возникает, — со вздохом призналась она. — Давайте делом займёмся. Пожалуйста! Да, автор по-прежнему питается отзывами) И да, здесь действительно погружение в тёмную магию, отлов тараканов и немного о добре-зле, Свете--Тьме и прочем. Если есть вопросы, возражения, желание что-то сказать, то жду с нетерпением.

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 16. Шар Пакира Эта глава, пожалуй, о «демонах подсознания» — затаённых страхах, комплексах, гештальтах из прошлого, об искажённых наваждением мечтах... Ну и плюс Маратово всегдашнее остроязычие тоже придаёт яркость этой главе dumalka пишет: У Сухинова в пятой книге посыльной была именно лань... О, я и забыл уже такие подробности ) dumalka пишет: Почему бывший? Да вроде Светлана прямым текстом говорит, что любит другого человека. При этом есть ощущение, что в незыблемости своих чувств она уже не очень уверена. Кроме того, упоминается гипотетическая возможность оживления Славика — здесь тем читателям, кто незнаком с предыдущими частями, остаётся угадывать, кто такой был Славик, и не он ли тот третий, к которому у Светланы чувства.

dumalka: Чарли Блек, и снова спасибо) Чарли Блек пишет: Эта глава, пожалуй, о «демонах подсознания» О да! Тут именно о "внутренних демонах" и о том, что не всегда они действуют напрямую. И, собственно, немного о человеческой слабости... Чарли Блек пишет: остаётся угадывать, кто такой был Славик, и не он ли тот третий, к которому у Светланы чувства. Всё правильно в принципе. Но тогда любовный треугольник не бывший, а очень даже реальный сегодняшний. Оживить Славика Светлана бы хотела, но последствия таких манипуляций с жизнью и смертью ей хорошо известны. И если это будет действительно возможно без катастрофы мирового масштаба, которую они только что разрулили, Светлана непременно воспользуется этим. Чарли Блек пишет: При этом есть ощущение, что в незыблемости своих чувств она уже не очень уверена. Она бы и рада с ними разобраться, но никак не может, не смотря на то, что Славик давно умер...

JarJarBinks: dumalka Судя по отсутствию реакции, это не интересно, так что пока заворачиваю под кат, чтобы хотя бы не сильно засорять форум. Я понимаю, насколько специфическая эта штука. Не принимайте на свой счет. Нороту обычно сложно и 20 строчек прочитать, а уж если их несколько больше... Написать же ответную реакцию еще сложнее. Поэтому или ничего не пишут вообще, или ограничиваются одним-двумя предложениями, несущими в себе информации не многим больше, чем пустой лист. Помните главное: только благодаря людям, создающим какой-то контент, в Интернете не скучно. Да, когда нет реакции, или же она есть, но негативная, это может немножечко вогнать в тоску. Но как сказал кто-то из изрекателей умных мыслей: "Те, кто могут писать, становятся писателями, кто не могут - критиками." Правда, это было справедливо для 19 века, сейчас критика изменилась - она больше не представляет собой большую статью, которую, может, и не очень приятно, но всё же интересно прочитать. Современная критика - это одно предложение на условном форуме, в котором из пяти слов только два приличных. Такая вот эволюция. Но кроме критиков, есть и простые скромные читатели, которые, хоть и ничего не пишут в ответ, тем не менее, весьма благодарны, что их хоть кто-то старается развлекать, тратя на это свои силы и время, да еще и "бездвоздмездно, то есть дадом".

dumalka: JarJarBinks Я с самого начала понимала, что эта затея не очень хороша. Нести макси по непопулярному канону, да ещё с ориджем и надеяться на бурю в обсуждениях крайне наивно, но вот некоторые говорили в начале "несите-несите", а до сих пор молчат. Видимо, не понравилось... А учитывая, какой хейт на Сухинова и его канон творится на форуме, сюда лучше по Сухинову вообще ничего не носить. Но раз начала, надо и закончить, хотя автор и близок к голодному обмороку...

Sabretooth: dumalka пишет: некоторые говорили в начале "несите-несите", а до сих пор молчат. Это вы, наверное, обо мне говорите но если бы вы не принесли, то не было бы и тех отзывов, что уже есть. Значит, вы правильно сделали, что принесли. Возможно, что дальше ещё отзывы появятся.

dumalka: Sabretooth Честнее было бы сказать "ой, извини, не интересно". Хоть не ждала бы...

JarJarBinks: Я мог бы сам написать несколько строчек на тему «Почему я прочитал обсуждение, но не само произведение». Но учитывая, что по итогу обсуждение выросло уже до 4 страниц, в этом нет смысла: здесь уже достаточно тех кто, в отличие от меня, произведение прочитал.

dumalka: JarJarBinks Нет, мне как автору очень важно все же знать, почему обсуждение кое-как читается, а произведение - - нет. Тем более, что большая часть "обсуждения" и есть главы из произведения... Можно в личку, если не сложно) Буду очень благодарна!

JarJarBinks: dumalka Отправил письмо в личку. Не виноватая я! Он сам пришел! Вы сами напросились! Письмо отправлено частями, части обозначены в заголовке. Чтение рекомендуется начинать с первой части.

dumalka: JarJarBinks Спасибо) Так-то на форуме при непрочитанных личных сообщениях в верхней левой части под строкой "в городе" ворона с письмом появляется (да, я тоже не сразу узнала, что это значит...)

JarJarBinks: dumalka Отправил очередную порцию бреда. Так-то на форуме при непрочитанных личных сообщениях в верхней левой части под строкой "в городе" ворона с письмом появляется (да, я тоже не сразу узнала, что это значит...) Попробую обратить внимание, что там за ворона.

dumalka: JarJarBinks ой, а мне даже в этот раз оповещение на почту пришло) Спасибо большое! ответила)

dumalka: Глава 17. Варианты Не смотря на немалое напряжение после очередной встречи с магией Пакира, за обедом обстановка понемногу разрядилась. Вслух впечатлениями о происходившем с шаром Пакира поделились Дин Гиор и Страшила, Фарамант сказал, что его карандаш превратился в змею, а змей он с детства очень не любил. Но благодаря тому, что необходимо было записывать, и до конца он записывал даже хвостом змеи, что было не так просто. И только под конец карандаш он всё-таки уронил. При этом Дровосек промолчал совсем, Светлана упомянула, что её сначала пытались напугать, а потом подчинить, но не уточнила, как именно. Марат вообще огрызнулся, сказав, что хочет всё это забыть, как страшный сон. И надолго замолчал. Но даже он за обедом перестал сердито пыхтеть и подключился к неспешной беседе, перешедшей в довольно мирные и ненавязчивые бодания то с Дином Гиором, то с Алармом. Нет, они не ругались, не шумели, а просто спорили. Из-за чего уж там они начали спор и чем закончили Элли так и не уловила, но ощущение от того, что Аларм не соглашается, спорит и что-то высказывает было очень даже приятным. Всё это было очень живым. Слегка отключившись на обсуждение с Фармантом и Страшилой очень старой идеи организовать в Изумрудном городе школу, она слегка упустила из виду сильно притихшую Светлану. Только через некоторое время Элли заметила, что она слегка побледнела и уже довольно долго молчит. Элли осторожно взяла её за руку. — Светлана, ты в порядке? Целительница чуть улыбнулась, усиленно показывая, что всё в порядке. — Простите, я просто задумалась, — сказала она. — Шар не стоит здесь оставлять. И оставлять целым тоже. Я считаю с него всю магию… — Только не сейчас, — прервал Марат. — Почему не сейчас? Если шар может подчинить кого угодно, то оставлять его здесь ни в коем случае нельзя, — Страшила тоже отвлёкся. — Мы же не хотим иметь под боком ещё одного предателя. — Чёрт его знает, как у тебя, чучело, но нас эта штука если не подчинит, так сожрёт, — произнёс Марат. — Я к ней раньше завтрашнего дня и сам не полезу и тебя, красавица, не пущу. — Марат, пожалуйста, прекращай это. Я взрослый человек, не надо… — Пытаться себя угробить — это очень по-взрослому, да… — скептически заметил Марат. — Я буду очень осторожна. Но если мы оставим шар на ночь, кто-то ещё может до него добраться. При этом мы-то с тобой к этому готовы и знаем, что делать. А другой скорее всего не знает, — Светлана упрямо наклонила голову. — Магию с него считаю я, — вдруг произнесла Элли. — Мелкая, мне на тебя насрать, но тебя тоже гробить не дам. Ё, пацан, больно блин… — Марат получил от Аларма локтем по рёбрам. — Повежливей тогда. — Элли, если нам это непросто, то тебе… — Меня магия подчинения не заденет, — упрямо произнесла Элли. — И если у меня полная защита от подобной магии, то считать, что там за заклинания мне поможет книга. — Насколько много ты сможешь разобрать? — уточнила Светлана. — Надо заметить, что ты не так много ещё умеешь… — Не так много, — согласилась Элли. — Но магию считать я смогу. — Ты уверена? Это не так уж и просто, — Светлана сдвинула брови. — И обязательно нужна подстраховка. Одной к шару лучше вообще не подходить. Даже тебе. — Я с Элли пойду, — уверенно сказал Аларм. — Заодно потом разобью этот шар. — Мелкотню на передовую? За-ши-бись, — Марат помотал головой и закрылся рукой. Светлана открыла рот и даже вдохнула, чтобы что-то сказать, но вдруг нахмурилась и тоже помотала головой и закрылась рукой. — Лучше всего это проделать до заката, — предложил Дровосек. — Нужен час на обдумывание, — всё-таки сказала Светлана. — Но, да, мне тоже не очень нравится идея… — Это лучший вариант из тех, что у нас есть, — заметила Элли. — У нас с Алармом защита. И я тоже не хочу допускать, чтобы шар остался здесь и ночью. *** Поскольку гостиная была сильно заставлена, Светлана петляла по ней, отмеряя шаг за шагом. Марат же завалился на диван и закинул ноги на его спинку. Он провожал Светлану взглядом за диван и ловил её снова с другой стороны. Когда она в очередной раз не появилась, ему пришлось приподняться и заглянуть за спинку. Светлана остановилась у окна, потирая виски. — Что, совсем паршиво? — осведомился Марат. — Я не хочу пускать ребят к этому шару, тем более, одних, — призналась Светлана. — Да это я понял. Я спрашиваю про другое. — Тогда на «совсем паршиво» это не тянет, — Светлана повернулась. — Но знаешь что всё-таки довольно противно? — Что ты не можешь всё сделать сама? Светлана поджала губы и подошла к дивану. Марат плюхнулся обратно и закинул руки за голову, смотря на неё снизу вверх. — Шар пытался меня заманить тем, что я могу взять всё в свои руки, — Светлана оперлась на спинку. — Надо же, я думал другим. — Я тоже, и к этому я была готова. А вот к такому повороту — нет. И сейчас либо я позволяю ребятам идти к этому шару, либо иду сама. И в том, и в другом случае может случиться провал… Только в одном случае я могу повлиять на него, а в другом нет, — Светлана оттолкнулась от спинки дивана и зашла на новый круг, уже в другую сторону. — И вопрос в том, в каком случае шансов на провал меньше? — уточнил Марат. — Да. Потому что никакой подстраховки нет. В смысле, вообще нет… У них тут в подземелье маньяк с непередаваемой магической силой и опытом использования магии не менее пяти тысяч лет. — Если сейчас что-то пойдёт не так, всё накроется большой чёрной задницей, — подтвердил Марат. — Твои формулировки… как всегда. — Как всегда что? — уточнил Марат. — Точные. Но всё равно приходится переформулировать. Марат довольно оскалился, а Светлана остановилась и наконец опустилась в кресло. Марат чуть приподнял зад, извлёк из-под него смятый плед и метнул им в Светлану. Та успела его поймать прежде, чем он, словно распластавшийся осьминог, упал и накрыл её с головой. — Сам ты об этом что думаешь? — Светлана расправила плед. — Посылать мелкотню на передовую настолько же хреновая идея, насколько соваться на эту передовую самим, не имея той же защиты. Что кстати с ней? — Её накладывал Торн, через Книгу и Меч, — Светлана развела руками. — И это всё. Чтобы мне в ней разобраться, нужно точно не час-два. Книга у Элли в ответ на этот вопрос выдаёт что-то абстрактное, банальное и бесполезное. Если хочешь, я это записывала, но полезного в этом ни на грош. — Тебе не кажется, что этот «офигенно светлый маг» что-то темнит? — осведомился Марат. Светлана неопределённо развела руками под пледом. — Один офигенно светлый маг, другой офигенно тёмный маг. — Марат поднял одну руку, затем другую. — Светлый сбросил вконец поехавшего на всю голову тёмного мага в подземелье, оставил инструкцию и оружие, как в случае чего его грохнуть. — Или удержать, — поправила Светлана, пожав плечами. — Причём бабка, которая была предыдущей Хранительницей выдаёт всё это в руки девахе и мальчишке лет шестнадцати, а сама сваливает на пенсию, — закончил Марат. — Да, я этого не понимаю, — подтвердила Светлана. — Присмотр при магической инициации был просто необходим. Но не думаю, что сейчас подходящее время для разрушения подобия родительского авторитета. Или ты думаешь иначе? — Я? Я не хочу за это от пацана по морде получать. Но это значит, мелкотню на передовую выкинули не мы… — Марат скривился и поменял положение. Ноги немного отдохнули и уже не так гудели. — И тебе от этого легче? — Светлана наклонила голову на бок. Марат прислушался к себе, долго прислушивался, продирался через мысли, что эту очаровательную задумчивую мордашку с любопытными зелёными глазами никогда не променяет на ту покорную, которую ему предлагал шар. — Ну вот нихрена не легче, — наконец признался он. — Мне тоже. Есть вариант оттранспортировать шар к Стелле или вызвать Стеллу сюда. Она куда более обученная волшебница, чем Элли. И, возможно, у неё тоже есть защита. В принципе я ей про шар написала, голубь обещал, что письмо дойдёт сегодня. Но не факт, что она успеет или вообще сможет прилететь. А лететь компании шара через всю Волшебную страну… Это плохой вариант. — У нас выходит сколько вариантов? Детвору на передовую — раз, нам, побитым без каски на передовую — два, ждём Стеллу — три и тащим шар через Волшебную страну — четыре. Ну и оставляем его на ночь в покое и разбираемся завтра проспавшиеся — пять, — Марат показал свою пятерню. — Все варианты — параша. Вопрос, где её меньше? — Большой вопрос. — И ответ, что определённо в помойном ведре. Оттуда его хоть вылить можно. Улыбнувшись только уголком губ, она снова серьёзно нахмурилась. — Давай уберём вариант с транспортировкой шара. Это в любом случае сулит нам только неприятности. Ответа Стеллы, хоть какого-нибудь всё равно дожидаемся. Оставлять до завтра? Марат сел, долго ковырялся и медлил с ответом… — Оно в башку лезет, — Марат показал на висок. — И гадит там. — Вытаскивает на поверхность всю муть, что есть в душе. Я считала, что она цепляется за нестабильность, а тут как будто и не только. Я и не подозревала, что я настолько… — Светлана уткнулась носом в плед и помолчала. — … не уважаю других. Тебя, Элли, Аларма, всех остальных… — И поэтому тебя до сих пор потряхивает? — Видимо, — подтвердила она, утягивая под плед ноги. Марата самого после шара долго потряхивало и преследовало желание надраться до поросячьего визга, чтобы эту гадость из головы стереть. Сейчас чуток отпустило, но к шару он бы предпочёл не подходить. — Вот оставлять? Ну его к чёрту! — И всё равно остаётся два варианта: мы или ребята. И Стелла. Что, если предложить дождаться Стеллу? — Или просто долбануть этот шар, ничего с него не считывая, а? — Напрасно потраченное время, усилия… И мы снова не знаем, на что наложено заклинание убийства искусственных существ: на Аргута или на шар, — Светлана шумно вздохнула и откинула голову. — Зато избежим опасности? — Какой бес его знает? — Марат поднялся и потянулся. Мышцы отчаянно болели. — Помочь? — с сочувствием спросила Светлана, скосив глаза на него. Марат послал её к чёрту, а сам, с трудом расшевеливая ленивое тело, двинулся к двери. *** Инструкция «Как считывать заклинания» в книге Торна оказалась довольно запутанной. Для тренировки Элли не стала брать что-то очень сложное, вроде Меча Торна или Книги, она взяла собственную корону, которую ей наколдовала Виллина и шлем Аларма. Ничего более подходящего найти не удалось. Фарамант конечно предлагал разные предметы, якобы наколдованные Гудвином, но с них считать не получалось вообще ничего. — Что не работает? — уточнил Аларм, перегнувшись через спинку дивана. Поскольку все, кроме Аларма, ушли, она разулась и сидела на диване по-турецки, разложив книгу у себя на коленях, а предметы, с которых надо было считывать магию перед собой на чайном столике. — Ничего не могу считать вот с этой ручки, шкатулки и чашки. На короне заклинание перемещения и заклинание… «исправление размера», — Элли сверилась с книгой. — На шлеме оно тоже есть. — То есть, он может подойти любому? — Аларм, перегнувшись через спинку дивана ещё дальше, взял шлем. — Это можно проверить. Он осторожно надел шлем на голову Элли, та пискнула, теряясь на мгновение в темноте, но через пару секунд шлем ей уже идеально подходил, она даже почувствовала у ушей что-то мягкое. — Смотри, и в самом деле подходит, — отметил он. — Хотя твоя голова поменьше моей. В этом шлеме был на удивление неплохой обзор, хотя те, что Элли примеряла когда-то в музее, этим не отличались. Аларм через некоторое время так же осторожно его снял. Элли приняла шлем обратно и засунула в него руку. Нащупала только металл. — А ещё смягчение ударов. Видимо, вместо подшлемника, — Элли положила шлем на стол, возвращаясь к Книге. Аларм уселся рядом, заглядывая в книгу. — Всегда казалось, что магия — это довольно легко, но для простых смертных она просто недоступна. — Мне тоже. Когда я была ребёнком мне казалось, что волшебник должен совершать для детей чудеса. Создавать например пряники и леденцы… — Элли улыбнулась. — Новые башмаки. Аларм фырнул и отвернулся. — А ты? — Хотел, чтобы волшебник сделал меня большим и сильным, а я бы раскидал стражу Тогнара, — он почесал затылок. — Но волшебник не пришёл, пришлось бежать самому, а стражу Тогнара я ещё раскидаю. Элли коснулась его руки. — Я не сомневаюсь. Пряник, леденец и башмаки я теперь могу. А вот сделать тебя большим и сильным у меня сейчас уже не получится. — Почему? — Ты уже большой и сильный, — она тепло улыбнулась и похлопала по мощному предплечью. Довольный Аларм коротко усмехнулся. Элли поспешно убрала руку и снова уткнулась в Книгу, пытаясь снова сосредоточиться хотя бы инструкции. Наверное, про Парцелиуса Аларму придётся рассказать как можно раньше, иначе всё зайдёт слишком далеко. И, самое печальное, если бы не данное обещание, она бы была только рада. *** — Как успехи? — спросила пришедшая через некоторое время Светлана. Элли перечислила, что нашла. Светлана одобрительно кивнула. —Что ж, неплохо, — отметила она. — С короной всё правильно. — А со всем остальным? — уточнила Элли. — Я на ручке, шкатулке и чашке вообще ничего не увидела. Светлана взяла ручку и покрутила её, внимательно изучая. — А на них всех ничего и нет, — пожала плечами Светлана. — Хотя вещи и довольно старые, поразительной сохранности. Им вроде бы около ста лет. У вас сто лет назад уже были такие ручки? — В Большом мире были. Это вещи Гудвина, а он не был волшебником, — Элли подпёрла руками подбородок. — Мы видели его призрак, — заметил Аларм, всё ещё сидевший рядом с Элли. — Да и весь город утверждает, что волшебник. — Что вижу, о том и говорю, — Светлана пожала плечами. —Аларм, Виллина тебе разве никогда не рассказывала, что Гудвин волшебником не был? — удивилась Элли. — Говорила, — кивнул Аларм. — Только призрак мы видели и в городе все утверждают, что он был волшебником. — Что не подтверждает, что он им был, — Светлана изучила дно чашки и взяла шкатулку. — Гудвин вправду не был волшебником, — Элли посмотрела на Светлану. — Его принесло сюда в шаре и его посчитали волшебником. Он не стал переубеждать жителей Зелёной страны и вместо этого стал правителем Зелёной страны, построил Изумрудный город и много лет прятался, с помощью кукол обманывая посетителей… — А сердце Дровосека, мозги Страшилы и смелость Льва? — уточнил Аларм. — Никакой магии, много психологии, так? — уточнила Светлана. — Так и есть, — Элли кивнула. — Всё это у них уже было. — Вон оно как… Значит, местных жителей довольно легко обмануть? — Знаешь, их и переубедить вообще не так уж просто, — Элли улынулась. — Когда я говорила, что я не фея, мне не верили. А теперь я уже стала волшебницей, доказать, что я ей не была тогда просто глупо. А так да, цирковые чудеса они могут принять за настоящие… — Любопытно, — Светлана вернула на место шкатулку. — Как вы думаете, у меня получится объяснить местным жителям, что Марат не тролль? — Это вряд ли, — заметил Аларм. — Особенно если он продолжит так себя вести. Что мы всё-таки делаем? — Если через час не придёт ответ от Стеллы, то решаем, кто из нас пойдёт. — Но на ночь точно не оставляем, — Элли перелистнула страницу, которую посмотрела ещё сразу после обеда. На ней было написано «Тьма под покровом ночи проберётся в город». Светлана повернула голову, читая строчку. В дверь брякнули, по ощущениям, ногой. — Это Марат, — пояснила Светлана. — У нас не получится объяснить, что он не тролль, — заметил Аларм. *** Голубь принёс письмо от Светланы уже после полудня. Поставив порядком запыхавшейся птице чашку воды и миску с зерном на подоконник, Стелла уселась за стол читать. Светлана и вправду была волшебницей до мозга костей и вряд ли у кого получилось бы вытряхнуть из неё магию. На письме было наложено по умолчанию заклинание, чтобы его могла прочитать только Стелла, а ещё защита чернил от размытия водой и защита на голубе. И это было настолько очевидно, что она не сочла нужным даже упомянуть об этом. Письмо обрадовало тем, что Аларм жив. И хотя Светлана задавалась вопросом, как это сделано, её тоже это обрадовало. А вот короткий рассказ о встрече с неким кузнеуцом Аргутом и шар Пакира Стеллу взволновал. Об одержимости она слышала и даже видела последствия... Она взяла лист, спеша написать ответ, хотя считала, что может его и обогнать... “Клятва!” Стелла знала, что рано или поздно это даст о себе знать. Она потёрла висок. Голубь попрощался и спорхнул с окна, а Стелла спешно закрыла окно и заперла дверь. Рука дрогнула, когда она наливала чернила в воду и там оказалось целых пол чернильницы. Лицо Пакира появилось в чаще. Он снова предпочёл облик молодого черноволосого мужчины. У него менялось что угодно, иногда практически все черты лица, но лицо оставалось неизменно узнаваемым. — Пакир? Что ты хочешь? — Ты дала клятву. Самое время её сдержать, — произнёс он с ехидной улыбкой. — Сейчас ты никуда не полетишь, ничего не напишешь и вообще никак не дашь о себе знать. Если уж очень хочется, можешь полететь завтра. — Я не могу их там оставить… — Ты дала клятву, — повторил Пакир. — Я мог её использовать как угодно, но я не пойду против твоей природы. Я не заставлю тебя никого убивать, не заставлю забрать у Хранительницы книгу, или выкрасть у Белого Рыцаря меч. Нужно только твоё неучастие. И всё. — Это может погубить их обоих, — произнесла Стелла. — Да, — равнодушно подтвердил Пакир. — А ты что думала? — Думала, что ты потом не дашь мне уйти… Пакир даже тихо рассмеялся. — Когда всё закончится и когда Волшебная страна, а потом и вся эта планета, станет моей, тебе просто некуда будет уйти. Всё будет только моё и безопасно только у меня. Почему я должен тратить на это клятву волшебницы Света? — И ты хочешь её использовать, чтобы убить Элли и Аларма? — уточнила Стелла. — Нет. Я хочу её использовать, чтобы захватить Изумрудный город. — поправил Пакир. — Так что сдержи клятву. Не сдержать ты её не сможешь. И никак помочь своим друзьям тоже не сможешь. — А что, если они справятся? — вдруг спросила Стелла. — Не смеши меня — фыркнул Пакир, и его лицо расплылось в чаше. Стелла упала в кресло и закрыла лицо руками. Она снова попалась на том же самом. Не могла смотреть на страдания человека сейчас и дела что может, совсем забыв о каких-либо последствиях. Сколько раз она обещала себе в такие истории не попадать? И снова, снова, снова…

Чарли Блек: А в этой главе, на мой взгляд, сильны сферические мотивы, если можно так выразиться ) С одной стороны - шар Пакира, вещественный и осязаемый. С другой стороны - нечто незримое, из области этики и психологии: сфера ответственности - за себя, за свои поступки и, особенно, за безопасность другого человека. Герои словно бы на ощупь пытаются определить, где границы их сферы ответственности. Насколько вправе они рисковать жизнью другого. И насколько вправе вмешаться, чтобы остановить этого другого, если он хочет рискнуть своей жизнью сам. С некоторой долей аллегории можно отметить и ещё пару сфер: круглую планету, с которой некуда бежать Стелле. И заколдованный круг, в который Стелла попала благодаря своей способности к сопереживанию.

dumalka: Чарли Блек, спасибо! Благодаря вам автор ещё не сдох от голода) Экая круглая глава получается) Мотивы в основном да, про ответственность. За себя, других, свои и чужую жизнь. В том числе и за добрые поступки. Стелла действительно в замкнутом кругу. Она очень часто не может иначе. И некоторые этим пользуются...

Darik: Пробирает до костей... Почему-то иногда читаешь книги и воображает себя героем и думаешь, что не испугаешься,что не будет страха, что вообще нет ничего невозможного. А сейчас читала, представляла себя на месте персонажей, и ком в горле вставал. Как не совершить ошибку, как не поддаться темной магии, как вытерпеть эти "клятвы" Элли и Стеллы. Наверное, вот это более правдивое ощущение, которое должно возникать после чтения... Одно слово "уф"...

dumalka: Darik, спасибо за такой насыщенный комментарий. Рада, что нужный эффект есть) Хотелось передать именно напряжение в этих ситуациях.

dumalka: Глава 18. Страх и Тень К вечеру ответ от Стеллы не пришёл и, поскольку до заката оставалось всего пару часов, было решено разбираться с шаром Пакира без неё. В коридоре перед входом в мастерскую собралась вся прежняя команда. Большинством голосов решили, что разбираться с шаром Пакира идут Элли и Аларм. Остальные оставались на подстраховке за дверью. Светлане и Марату решение не понравилось, но, поскольку ничего другого они так и не придумали, оба стояли возле двери, словно каменные статуи, символизирующие определённо что-то противоположное друг другу… И неуловимо похожие. В ответ на заверения Элли, что они с Алармом справятся и сами, Марат фыркнул, а Светлана долго объясняла, что конечно же Элли молодец, умница и так далее, но вот всего две недели изучения магии очень настораживают, и как ей не хочется подвергать других опасности… Элли объясняла, что всё не тап плохо. Книга Торна, если что, ей подскажет… А Аларм просто коротко сообщил, что он пойдёт, и никакие возражения не принимаются. На чём споры пришлось-таки закончить и переключиться на как можно более полный инструктаж. — Мы готовы, — произнёс Аларм, переглянувшись с Элли. — Открываем. В комнате, казалось бы, ничего не изменилось. Только стало чуть прохладнее, что не удивительно, дело шло к вечеру. Шар по-прежнему был запечатан той же миской и магическим щитом. Элли взглянула на Аларма, застывшего с мечом наизготовку и, увидев кивок, распечатала защиту. В комнате стало ещё холоднее. А ещё несколько темнее, хотя окно не было занавешено и ставни были прочно зафиксированы. Элли закрыла глаза и сосредоточилась на магии. Ни визуальные образы, ни запахи не показались ей подходящими. Она словно прощупывала комнату. Вот он шар, если его пощупать, попеременно почувствушь то твёрдые и холодные камни, то что-то тёплое, мягкое и пушистое, как кошачья шерсть. Чтобы не потеряться, Элли всё же открыла глаза и протянула руку к шару. Вот она, магия подчинения. Похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть. Вот её и Аларма защита, с которой эти путы соскальзывают. Помогая себе руками, Элли отодвинула эти путы, открывая второй слой — искры. Из искры появится синий язык пламени и окутает комнату невидимым глазами, но заметным, если вглядываться в магию дымом. Он расслабит разум, сотрёт сомнения… И немного опьянит, отпуская на волю внутренние желания. Движение руки Элли, скорее помогающее сосредоточиться, чем действительно раздвигающее невидимые ткани других заклинаний. Изменение размера, похожее на податливый пластилин. Очень простое, легко узнаваемое. Наконец, отошёл последний слой и внутри него оказалось оно… Колючее, похожее на старую железную губку для посуды, которая задержалась на раковине и ощетинилась тонкими колючками… С одной единственной искрой, словно бы с печатью… Торна. Стоило поражённой Элли отступить на несколько шагов, как шар вдруг начал раздуваться. Ткани найденных заклинаний рвались в клочки, вылезало нечто, едва ли не задушенное, втянувшее в себя нечто вроде голубоватого дыма. — Что-то происходит, — произнесла Элли. Аларм молча одним движением отодвинул Элли себе за спину и ударил по шару мечом. Элли тоже заглушила магию и, по совету Светланы, закрыла обоих щитом. Вспышки, как говорила Светлана, не было. Вслед за звоном и выбросом магии, комнату заволокло синеватым дымом. Элли поспешила закрыть нос и рот платком и найти Аларма. Он поймал её руку, положил себе на плечо и велел держаться. Убрать дым у Элли стразу не получилось, в нём что-то шевельнулось. Словно сонное животное, оно ворочалось, но разглядеть его было невозможно. Почти животный страх сжал Элли сердце, не давая не то, чтобы пошевелиться, даже дышать стало трудно. Дым медленно рассеивался. Аларм зачем-то чуть присел, сосредоточенно вглядываясь в завихрения. Он казался необычайно спокойным. Это предельное сосредоточение Элли чувствовала, возможно, благодаря магии, возможно просто благодаря своему чутью, возможно, отметила, как напряглись мышцы плеча под её рукой. Из остатков дыма выскочило нечто многоногое угольно-чёрное и бросилось на Аларма. Тот не дал существу приблизиться, полоснув мечом прямо по тому, что было впереди, и увернулся, локтем отодвигая вместе с собой и Элли. Существо нелепо зашевелило многочисленными ногами и, даже не разворачиваясь, бросилось снова. В этот раз его отшвырнула заклинанием Элли. Она наконец смогла разглядеть создание. Оно состояло из почти круглого туловища, усыпанного чёрными блестящими точками и мелкими постоянно шевелящимися усиками. Ног было куда больше, чем у паука, передвигаться оно могло в любую сторону, у него не было ничего мало-мальски похожего на голову или хотя бы переднюю часть туловища. А меч похоже ему совсем не навредил. — Что это такое? — спросил Аларм, разглядывая создание, отгороженное от них магическим щитом. Чем оно сейчас занималось, Элли вообще не представляла, она только видела, что создание шевелится, остаётся живым. — И откуда? — Я не знаю, — призналась Элли, собираясь пройти ближе, но Аларм её не пустил, оттеснив плечом обратно. — Я сейчас попробую узнать… Сейчас Элли сильно не устроил нормальный размер книги, особенно учитывая, что запертое создание начало бегать по потолку и защитному барьеру, царапая его, кусая и даже вроде чем-то в него плевалось. Книгу Элли всё-таки уронила чуть не себе на ногу и открыла с вопросом «что это такое?», представив это создание. — Ну? — Говорит, что это Легионер Тьмы… Что он вырастает из корысти, гордыни и страха… Господи, как оно здесь вообще оказалось? Шар же был разбит. — Убить-то его можно? — осведомился Аларм. — Да. Мечом Торна — да. — Убежать сможешь? — Нельзя открывать дверь! Оно может сбежать во дворец. Если оно напитается ещё страхами, оно станет ещё опаснее, — Элли едва воспринимала, что написано. Она вдруг почувствовала тот запах, который был в Абсолютной Тьме. Такой, что чуть ли не замораживает голову, начиная с носа. Похоже, на неё начинало действовать. — Тогда прячься, я с ним разберусь. Элли захлопнула книгу и снова спрятала её в рукав. Аларм начала оттеснять её к стоящему в сторонке столу. Она начала было возражать, что она волшебница и может помочь, но Аларм уже заталкивал её в укрытие. Существо всё-таки прогрызлось через защиту, Аларм перебежал в другой угол комнаты и оттуда крикнул «Эй!». Только существо на него не обратило вообще никакого внимания. Оно бросилось к Элли. Тьмой на самом деле пахло от него. Элли увидела, что чёрные точки на его туловище медленно сливаются в одну, образовывая чёрную воронку. Многочисленные ноги залезли под стол и протянулись к Элли… Кажется, Аларм при ней таких слов никогда не произносил. Он подскочил к существу с другой стороны, большинство ног начали отбиваться от него, но одна (или щупалец?) уже вцепилась в ногу Элли и потянула её к себе. Она отбивалась свободной ногой, добавляя огнетворное заклинание, которое заставило существо чуть отодвинуться, но ногу Элли не отпустило, цепляясь сильнее. Аларм многочисленными ударами отрубал странные конечности, существо продолжало брыкаться, сжимать Элли ногу и тянуть во всё увеличивающуюся воронку… Элли уже упала на спину и увидела над собой доски стола. Заклинание чуть ли не подкинуло его и уронило на чудовище. Хотя стол отскочил, словно от мяча, Аларм воспользовался мгновенным замешательством и воткнул меч прямо ему в середину туловища. Щупальце судорожно стиснуло щиколотку, несколько раз дёрнулось, чёрная воронка потускнела и существо с тихим шипением рассыпалось в чёрную пыль. Закатное солнце осветило комнату красноватым светом, оставляя углы совершенно тёмными. *** Всеобщее облегчение от победы над шаром Пакира трудно было описать словами. Только открыв дверь в мастерскую, Элли радостно крикнула «Мы справились!» и бросилась всех обнимать. Досталось даже несколько обалдевшему от такого поворота Марату. Тут же решили написать Стелле, что всё в порядке и они справились, а обсуждать произошедшее сели уже в одной из гостиных час спустя, когда уже стемнело и пришлось зажечь свечи. Над столиком в середине висела составленная Элли и Светланой полупрозрачная разноцветная модель того, какие заклинания и в какой последовательности были наложены на магический шар. Оказалось, что изначально он принадлежал Торну и работал он как хранилище энергии и каких-то заклинаний. — То есть, это Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ? — не понял Аларм. — Да, я тоже вначале не поверила, — ответила Элли. — Как так? Он же был добрым волшебником! — поразился Страшила. — Кто вам это сказал? Он сам? — усмехнулся Марат. — Одно другого не исключает. Искусственное существо могло быть и не таким миролюбивым, как вы, уважаемый Страшила, или вы, уважаемый Дровосек, или Торм. —Ппожала плечами Светлана. — Факт, что заклинание есть, и Пакир им просто воспользовался. Более важный вопрос: умеет ли он его делать? Возможно, книгу он хотел забрать в том числе и для того, чтобы его найти. — Нет, — возразила Элли. — С помощью Книги он может выбраться из Подземной страны. — И это тоже. Только вот я не совсем поняла, откуда взялось эти существо? — Светлана задумчиво смотрела на вертящуюся модель. — Это вон то мелкое, почти задавленное? — Заклинание переноса. Только работает оно почему-то не совсем так, как описано в книге. Оно должно переносить сам шар, а перенесло это существо. — Возможно, это поломка. С магическими предметами иногда такое случается, — предположила Светлана. — Итак, с шаром и магией подчинения мы более или менее разобрались. Нужно делать защиту, взяв за образец вашу. Не против? — Конечно нет! — А с искусственными существами чуть сложнее, потому что образца защиты нет, зато есть само заклинание с чётким описанием. Уже неплохо. Итак, у нас есть чем заняться. *** Марат сложил руки на спинке кресла и опустил на них подбородок, заглядывая через плечо Светланы в листок, который она в данный момент изучала. — Это не схема заклинания, — заметил Марат. — Хуже. Это схема танца. — Светлана, отметив в отражении появление Марата, вгляделась в довольно замысловатую цепочку стрелочек, точек, черточек и линий. — Не так уж сложно. — Марат настучал на спинке кресла пальцем не особенно замысловатую мелодию, сморщился, попробовал ещё раз, чуть другую. После третьей попытки он удовлетворённо качнул головой. — Только иди ты лесом, если собираешься это пробовать сегодня. — Сегодня точно нет, — Светлана поёжилась. — Мне просто нужно немного отвлечься. — Тогда пошли проветримся, я хочу что-нибудь выпить. — А в чём проблема? — Они все меня боятся. Даже повара на кухне все к чертям попрятались, когда я туда пришёл. Жратву оставили, а вот сами попрятались. — Марат скорчил рожу. — А когда ты рядом торчишь — не боятся. — Что ж, аргумент, — согласилась Светлана, откладывая схемы танцев на комод. Улицы в Изумрудном городе, похоже, не освещали совсем. Даже через центральную площадь пришлось проходить в почти полной темноте. А найти работающее заведение оказалось и того сложнее. Оно оказалось через три улицы, маленькое и довольно тихое с незамысловатым названием «Ромашка», на взгляд Светланы довольно милое. Особенно ей понравились выкрашенные в голубой ажурные деревянные планки вокруг окон, которые казались кружевами, а никак не ставнями и даже не наличниками. Тем более, что большинство домов в городе были каменными, а на этом изобиловали деревянные украшения. Кроме Светланы и Марата тут оказалась только одна компания, которая сначала испуганно уставилась на слишком высоких в прямом смысле гостей (обоим пришлось пригнуться, чтобы благополучно войти в довольно просторный зал), притихла, долго настороженно вглядывалась в них, но поскольку ничего страшного дальше не происходило, компания вернулась к своему разговору. Девушка, до этого протиравшая столы, сбежала куда-то в подсобку, а через некоторое время вернулась, прячась за очень похожим на неё парнишкой почти на две головы выше неё, но при этом по-прежнему куда ниже Светланы. Так, прикрываясь, похоже, своим братом она очень осторожно подошла к столику у окна. — Здравствуйте, — робко поздоровалась девушка. Парень молча кивнул, дуя щёки и расставив руки. Он слегка напоминал индюка, пытающегося казаться побольше. — Простите, но мы не знаем, что едят тролли. — Я тоже не знаю. А мне несите что покрепче и что-то вкусное на закуску. А ей, — Марат показал на Светлану. — Чай и тоже что-то вкусное. Девчонка из-за плеча покивала и начала вместе с братом отступление к какой-то подсобке. Они ничего не уточнили, на что Светлана лишь озадаченно пожала плечами. — Интересно, что же они принесут? — она устроилась поудобнее, замечая, что Марат ставит барьер от подслушивания. Самый простой и, кажется, без задней мысли. Ответом Марата было ожидаемое «да хрен его знает» и на некоторое время оба замолчали, изучая улицу за окном. — Завтра ищем кузнеца или трясём алхимика? — первым спросил Марат. — Кузнеца. Он в опасности, — ответила Светлана. — К Парцелиусу пойдём в гости попозже. И так, чтобы у нас было время на долгий разговор. Мне слишком много не понятно. — Но пацан в порядке, — пожал плечами Марат. — Сильно в порядке. Живой в полном смысле этого слова. — Да, — подтвердила Светлана. — И ты всё ещё хочешь оживить Славика. — Марат, я всегда буду этого хотеть, — она провела пальцем по линии вышивки ромашкового стебля на скатерти. — Вряд ли сделаю, потому что с Алармом было какое-то ещё условие. Что-то, что я упустила или не знала. Какая-то особенность оружия. Или самой этой страны, раз тут пугала оживают. Я просто чего-то не знаю. Но моё желание точно ничего не меняет. Закроем эту тему, ладно? В данном случае я просто должна знать, что не будет опасных последствий. — Ну как только ты докажешь это себе, мы закроем тему. И когда на кладбище сходим. — Что? — Мне самому надо. Хороший мужик был, даром что болтун. Марат помолчал. — Вы оба трезвенники были? — Не изначально. Но да, у него было то же самое универсальное противоядие, что у меня. Чуть слабее невосприятие этилового спирта. Но аллергия на клубнику, — Светлана нервно улыбнулась воспоминаниям. У неё редко получалось говорить о Славике, особенно в прошедшем времени. И особенно о его привычках. Хотя наверное и сейчас не стоило. — Нам несут жрать, — отметил Марат после паузы. Еду принесли в глубоких и довольно больших деревянных мисках. Есть предполагалось такими же довольно глубокими деревянными ложками. Светлана заглянула в первую из мисок. В ней оказалась какая-то тёмно-зелёная жидкость, на поверхности которой плавало три ромашки, под которыми была какая-то ещё трава. — Подозрительно похоже на крапиву, — Светлана расправила самый целый из найденных листов. — Тут ещё какие-то крупы… — И ромашки, — поморщился Марат, заглядывая в свою берестяную кружку. — А что плохого в ромашках? — Они даже тут плавают. А во дворце кормили нормально… — Марат показал, что на поверхности чего-то тёмно-коричневого тоже лежит красивая крупная ромашка. — Может, странности местной кухни? — предположила Светлана. — Даже в соседнем Сорионе много странного. А здесь я вообще не знаю, чего можно ждать. Если что, у тебя ведь аптечка с собой? — А как же! — Прекрасно. — Светлана набрала в ложку суп и отметила, что из-за двери кладовки, или подсобки, или кухни, украдкой выглядывают брат с сестрой. Дать предельно абстрактный заказ было слегка опрометчиво, надо было сначала спросить, что у них тут вообще есть. Марат отхлебнул из кружки первым. — Мда. Перебродивший квас. Это наверное даже тебе можно. Жевать крапиву Светлане раньше никогда в голову не приходило, да и её запах обычно аппетитным не казался. На вкус она напоминала… крапиву. Ну может, зелёные листья дикой капусты, которую они с дедом как-то пробовали готовить, когда дед разбирал часть библиотеки с различными кулинарными рецептами. Ну и немного увлёкся. — Непривычно, но съедобно, — отметила Светлана. — Ядовитого точно ничего нет. — Интересно, а ромашки надо сожрать или они в качестве приправы? — У других посетителей в тарелках ромашек нет. И либо они съедены, либо они заказывали что-то без ромашек. Подождём. — Надо девке сказать, что они такое жрут… — Марат показал повисший на ложке вялый кустик крапивы. — Хотя не похоже, чтобы они голодали. Щёки у всех румяные, морды довольные. А вон те в голубом вовсе постоянно чего-то жуют. — Возможно, стебель… — пробормотала Светлана, потому что стебель крапивы мягкостью не отличался. — Вот именно. И напиться здесь у меня точно не получится, если это у них самое крепкое. Впрочем, суп из крапивы оказался довольно сытным, пусть и своеобразным на вкус, квас пах довольно приятно какими-то травами. На вкус его пробовать Светлана не стала, а вот Марат выпил четыре большие кружки, но взгляд остался ясным, голова трезвой, а походка прежней. Светлана же после чая начала борьбу со сном. Она вначале заподозрила, не подсыпали ли ей что, однако на высказанные Марату сомнения он заявил: — Спать надо было больше. — Это точно, — подтвердила Светлана, поддерживая рукой голову. — Пойдём обратно, уже ночь. Расплатившись, чем они немного успокоили владельцев, Светлана и Марат вышли из едальни (как бы её здесь ни называли) и вернулись во дворец. Спать хотелось так, что пришлось всё же взять предложенный локоть Марата и идти с ним под руку. Толстые стены рушатся медленно. *** Уснуть этой ночью у Стеллы не получалось. Давно село солнце, все придворные разошлись по своим комнатам, замолкли даже самые поздние музыканты, даже цикады и птицы этой ночью почему-то предпочли молчать. Дворцовый парк окутывала прохладная бархатистая ночь, какие бывают пожалуй только в Розовой стране: тёмно-синее небо усыпали настолько крупные звезды, что можно было различить их цвета. Некоторые светились холодным голубоватым, некоторые — розоватым, ярким жёлтым или красным. Каждая по-своему. Некоторые из них подмигивали или даже плясали. На луне сияла довольная улыбка, вызванная завихрением тумана и преломлением света. Восстановить полностью эти иллюзии, что звезды играют в прятки и улыбающееся солнце пока у Стеллы не вышло. Да и, что уж там, был соблазн оставить вот такой вид. Менее смешной, требующий меньше усилий и в то же время по-прежнему красивый. Но, увы, даже успокаивающий аромат специально выведенных цветов лаванды Стелле не помогал. Беспокойство то затихало, то снова начинало ворочаться и настойчиво царапать где-то внутри, а взгляд то и дело уходил на северо-запад, где она боялась увидеть застилающую небо черноту, но оттуда по-прежнему моргали голубовато-белая и зеленоватая звёзды, выделявшиеся рядом со светлой полосой Млечного пути. И это было к лучшему. Может, план Пакира всё-таки провалился? С неожиданно громким топотом и фырканием дорогу перебежало семейство ежей. Первой неслась крупная мама-ежиха, за ней семенили шесть маленьких, ещё не очень колючих ежат. Шедший третьим самый мелкий малыш неожиданно свернул и налетел на туфлю Стеллы. Писклявым голосом поздоровавшись, он кинулся за остальными, его несколько раз мотнуло в сторону. Ежиха остановилась, пропуская свой выводок в розовые кусты и подтолкнула последнего носом. — У вас всё в порядке? — спросила Стелла, опускаясь на корточки. Ежиха настороженно и даже с раздражением повертела длинным носом, фыркнула и ответила: — Да, Ваше Величество! После чего очень быстро умчалась в заросли. Надо будет их прикормить и понаблюдать за малышом, не надо ли его подлечить? Смутная тревога за маленького ежонка позволила Стелле немного отвлечься. Ему-то она помочь могла, а Изумрудному городу сейчас — нет. Когда звезды на мгновение скрыла чья-то тень, Стелле чуть не стало плохо, благо она вовремя поняла, что тень закрыла часть неба с востока, а не с северо-запада и вскоре тень обрела вполне ясные черты. — Доброго вечера, Эльг, — произнесла Стелла. — Я вас напугал? — встревожился он. Похоже, бледность от него не укрылась. — Простите меня. — Не волнуйтесь, если меня кто-то и напугал, то точно не вы. — Вас искал. Вот этот голубь, он принёс письмо. Белый с сизыми полосками на крыльях голубь распластался в ладонях Эльга и только лениво протянул Стелле лапку. Скатанное в крохотную трубочку письмо оказалось очень коротким: «Уважаемая Стелла, у нас всё хорошо. С шаром Пакира разобрались. Подробности — позже, сейчас пошлём только короткую записку как можно быстрее, чтобы вы не волновались. Светлана, Элли». Стелла с великим облегчением выдохнула, словно выбрасывая с ним пожирающую её тревогу. Она бережно погладила по хохолку голубя, восстанавливая ему силы. Тот вначале вяло завозился у Эльга в ладонях, затем встал на лапки и вскоре попрощался и упорхнул в голубятню на крыше дворца. — Не стоит бродить в одиночку ночью, — заметил молчавший до сих пор Эльг. — Не волнуйтесь, Эльг, вы конечно привыкли к другому, но вы в Розовой стране, в моём парке, здесь в любое время безопасно. Давайте прогуляемся до пруда, я всё равно хочу дождаться письма с подробностями. — С подробностями о чём? — уточнил Эльг. Клятва не рассказывать никому всё равно действовала, поэтому Стелла ответила очень коротко, только про то, что она хочет узнать подробнее о том, что происходит в Изумрудном городе. Стелла положила руку на локоть Эльгу, который тут же замер и, кажется, даже забыл как дышать. Ещё работать и работать над тем, чтобы он успокоился и расслабился. — Вы лучше расскажите о своём путешествии через Волшебную страну. Я здесь живу уже триста лет, но столько чудес ещё не видела! *** Тень притаилась в тёмном коридоре, стараясь найти для себя дом. И она присмотрела его: сердитое, напряженное и несколько растерянное создание медленно подходило к ней. Оно терялось здесь, среди чужих и непонятных. От него не было связи, которая ему была просто необходима. Оно страдало. Приманить… Приманка проста: запах. Вкусный, приятный для него. Существо остановилось. Оно должно подойти. Чуть-чуть… Вот… Не важно, что кто-то поднимается по лестнице, нужно подхватить это существо, поселиться в нём. — Эй, ты что там нашёл? — осведомился голос. — Ав! Кто-то что-то вкусное спрятал. Тень спряталась за горшок с цветком. Это новое существо совсем не подходило, по крайней мере, сейчас. Не смотря на то, что оно искало каких-то связей, оно бурлило, светилось и вот сейчас было очень довольно. Даже и счастливо. За таких не уцепишься. Таких надо сторожить, когда ему будет плохо. Там, под светом и бурлением много куда можно добраться, но сейчас даже близко не подойдёшь. — Да ну нафиг эту тухлятину. Пирог хочешь? Первое подозрительно принюхалось к протянутому куску. Подозрение, страх… Вот бы сейчас в него вцепиться. — Оно не ядовитое? — Да ну тебя в жопу! — возмутилось второе существо, оторвало себе полкуска и сунуло в рот. — Точно не ядовитое. Будешь? Не будешь? Тонкая ниточка протянулась от одного существа к другому. Первое проглотило пирог и по нему потекло мягкое и светлое наслаждение. Второе наклонилось и потрепало первое по макушке. Нитка связи стала чуть толще. Существо окуталось тонкой дымкой довольства. Существо наслаждалось. Сейчас оно уже не было так легко доступно. Появление третьего существа, потускневшего, сильно умотанного и как будто порванного в нескольких местах, застало первые два врасплох. — Они оказывается моё платье уже отнесли, — произнесло третье существо. В него сейчас вселиться тоже не получится, хотя в разрыве должно быть очень хорошо и уютно, но не сейчас. Её тоже будто затянуло тонкой, почти непроницаемой сеточкой. И со вторым существом её объединяла довольно прочная связь из множества нитей. И каждый жест и слово либо прибавляло ещё ниточку, либо утолщало одну из старых. Они подпитывали друг друга. — Добрый вечер, Полкан. Двое недоступных пошли дальше по коридору, а Полкан задержался на месте, снова принюхиваясь к вазе с цветами, за которой он снова учуял запах копчёности. Он помедлил, но махнул хвостом и побежал за людьми. В конце концов, отказа в еде он во дворце не знал, а вот хорошо погладить мог не каждый. Если бы Тень умела ругаться, она бы именно это и сделала.

Darik: Благодарю за новую главу, а особенно за момент "визуализации" магии. До этого дня как-то не задумываясь, что она вообще из себя представляет, как ощущается, как пахнет. Видение автора дало материал для размышлений. Окончание интригует. Бедные наши герои, даже в Изумрудном дворце всякая нечисть плодиться начинает. Ещё раз замечу, что очень интересно читать, про обыденную жизнь персонажей, из разговоры, привычки, шутки. А уж Марат с его выражениями-тот ещё фрукт. Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками А значит, ещё не всё для нас потеряно)))

Sabretooth: Darik пишет: А уж Марат с его выражениями-тот ещё фрукт. Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками Я на это тоже обратил внимание. Волшебник всё же существо волшебное, его окружает ореол чего-то нечеловеческого, таинственного. А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно

Darik: Sabretooth пишет: .То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого). Все мы люди, все мы человеки. Мне кажется, это наоборот, даёт понять, что даже такой человек, выражающийся словом "жрать", на самом деле может быть "волшебником", или, как минимум, просто хорошим и надёжным человеком. Главное, конечно, знать меру.

Sabretooth: Darik пишет: Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого Просто появилась такая интересная мысль. Некоторые читатели любят, чтобы в книге было "всё как в жизни". Другие - наоборот, чтобы была сказка, уводящая нас от реальности (Баум, например). И вот хорошая задача - найти какой-то баланс между этими полюсами. Иначе, если возобладает первый, всё будет слишком мрачно и банально, а если второй - неестественно и приторно.

Чарли Блек: Sabretooth пишет: А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает Почему, в этом есть свой шарм, тем более что здесь действительно не сказка, а фэнтези, т.е. жанр, ориентированный больше на молодёжь, чем на маленьких детей. Герои, попавшие в ВС из нашего мира, говорят по-современному, и это вполне естественно. Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно )

dumalka: Darik пишет: Благодарю за новую главу, а особенно за момент "визуализации" магии. До этого дня как-то не задумываясь, что она вообще из себя представляет, как ощущается, как пахнет. Спасибо за комментарий! Магия должна как-то проявляться или выглядеть хотя бы глазами волшебника. Мне это самой интересно, если честно. Darik пишет: Сразу понимаешь, что даже сильный волшебник на самом деле простой человек со всеми прилагающимся достоинствами и недостатками А значит, ещё не всё для нас потеряно))) А что может быть потеряно? Марат и Светлана ведь из того мира, где волшебство обходится без ореола таинственности. И человеческое всегда на первом месте. Как и у нас, людей. У нас нет каких-то сверхспособностей, но мы умеем пользоваться техников, создавать её, понимать мир и друг друга. Магия всего лишь антураж для того, чтобы рассказать поинтереснее о человеческих проблемах. Sabretooth пишет: Волшебник всё же существо волшебное, его окружает ореол чего-то нечеловеческого, таинственного. А когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. То есть это может быть уместно для каких-то жанров, но я, наверное, привык к волшебникам в сказках, а они там говорят более изысканно Ну есть изысканно говорящая Стелла (почитатель искусства и аристократка до мозга костей), есть интеллигентная и вежливая Светлана (с хорошим образованием и воспитанием). Есть милая и дружелюбная Элли. Очень надеюсь, что мне во всех случаях удаётся сохранить характер речи... Марат... Ну вот паршивец с острым языком (прошедший детский приют, армию и дальше общавшийся не с самыми деликатными людьми). И не думаю, что он сильно изменит свои привычки, от того, что попал в мир, где волшебников почитают как сверхсуществ... И, увы, не всегда готовы принять то, что они просто люди, а не сверхсоздания, которые умеют одним щелчком решать все проблемы. Он скорее примет славу тролля и почешет с ней дальше. В среде, где волшебники -- это элита, естественно, там они будут общаться на определённом уровне (что и делает Стелла). Где это таинственность и загадка, они тоже будут соответственно общаться (таких пока нет). В среде, где простая магия -- обычное дело, волшебники будут разные, так как это не ведущий признак. Ну и я, как тут заметили, не претендую на детскую сказку, скорее на фентези.

dumalka: Sabretooth пишет: когда волшебник говорит "жрать" вместо "есть", появляется бытовуха и вся аура пропадает, становится смешно. Кстати, аура в глазах кого?

dumalka: Чарли Блек пишет: Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно ) Я не знаю, что нужно сделать со Стеллой, чтобы она так заговорила.

Sabretooth: dumalka пишет: Кстати, аура в глазах кого? В глазах читателя, то есть меня Я помню, что читал, уже очень давно, "Понедельник начинается в субботу" Стругацких там тоже были волшебники, говорившие не очень вежливо, но та книга сама по себе юмористическая.

dumalka: Sabretooth пишет: В глазах читателя, то есть меня Такая аура создаётся у вас как у читателя вокруг любого волшебника? Sabretooth пишет: Я помню, что читал, уже очень давно, "Понедельник начинается в субботу" Стругацких там тоже были волшебники, говорившие не очень вежливо Так там тоже среда волшебников. И, насколько помню, очень разных из разных слоёв общества, объединённых одним делом. Ну и... На абсолютную серьёзность я тоже не претендую, хотя драматические события не исключаю.

Sabretooth: dumalka пишет: Такая аура создаётся у вас как у читателя вокруг любого волшебника? Первые книги, в которых я прочитал о волшебниках, были сказки - Волков, "Незнайка", "Старик Хоттабыч" и другие, которые издавались в советское время для детей. Поэтому на основании этих книг у меня и сформировался образ волшебника как некоего мудрого и могущественного старика, говорящего торжественно и патетично

dumalka: Sabretooth пишет: Первые книги, в которых я прочитал о волшебниках, были сказки - Волков, "Незнайка", "Старик Хоттабыч" и другие, которые издавались в советское время для детей. Поэтому на основании этих книг у меня и сформировался образ волшебника как некоего мудрого и могущественного старика, говорящего торжественно и патетично У меня тоже первые знакомства были с ними (кроме "Старика Хоттабыча", которого я прочитать не смогла...) Но потом был "Гарри Поттер", "Самая плохая ведьма" и прочие истории, где волшебники сталкиваются с теми же проблемами, что и обычные дети, подростки, а затем и взрослые люди. С некоторыми вариантами, но всё же проблемы те же. И я эту концепцию очень полюбила. Но в "Незнайке", у Волкова, в "Волшебном слове" и прочем волшебник -- эпизодический служебный персонаж в роли учителя. В "Старике Хоттабыче" волшебник вообще из другого времени и разговаривает соответственно. Здесь роль совершенно другая...

Ellie Smith: Darik пишет: Я понимаю о чем Вы говорите, но мы не должны забывать, что "Нечаянные гости" не столько сказка, сколько уже повесть для "детей старшего возраста"😅. И волшебники тут более приближенные реальности. И в этом нет ничего плохого). Все мы люди, все мы человеки. Мне кажется, это наоборот, даёт понять, что даже такой человек, выражающийся словом "жрать", на самом деле может быть "волшебником", или, как минимум, просто хорошим и надёжным человеком. Главное, конечно, знать меру. Чарли Блек пишет: Почему, в этом есть свой шарм, тем более что здесь действительно не сказка, а фэнтези, т.е. жанр, ориентированный больше на молодёжь, чем на маленьких детей. Герои, попавшие в ВС из нашего мира, говорят по-современному, и это вполне естественно. Вот если бы так заговорила Стелла, действительно было бы непривычно ) dumalka пишет: Ну и я, как тут заметили, не претендую на детскую сказку, скорее на фентези. Вот тут я согласна. Надо понимать, если молодежь выражается в фике подобными словами, то это нормально и естественно)) Чел может выражаться как угодно, но при этом может быть хорошим и интересным.

dumalka: Стоп-стоп-стоп! "Жрать" -- это не современный молодёжный язык, это грубая лексика, далеко не всегда относящаяся к молодёжи. Неужели между ними не видно разницы?

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 18. Страх и Тень Эта глава показалась как бы переходной... И немножко зазеркальной ) С одной стороны, в ней угадывается возможный намёк на новые приключения, новый сюжетный поворот, связанный с появлением Тени, — в то время как прежние страхи и опасения персонажей потихоньку тают, заодно сокращая хоть на немного дистанцию между героями. С другой стороны, под конец главы выбран неожиданный ракурс повествования. До сих пор, в основном, это персонажи смотрели на порождения тёмной магии, изучали их, пытались нейтрализовать. Отчасти это был взгляд как бы в кривое зеркало, поскольку порождения зла нередко оказывались отражением тёмных сторон души смотрящего, его страхов и слабых мест. Тем не менее, взгляд в это «зеркало» всегда был односторонним. А теперь в глубине за прозрачной гладью обнаружилось некое «зазеркалье», из которого сама Тень смотрит на своих созерцателей, анализирует их поступки, примеряется для броска... В этом смысле текст становится всё более многомерным )

dumalka: Чарли Блек пишет: Эта глава показалась как бы переходной... И немножко зазеркальной ) Спасибо ещё раз) Интересный у тебя способ обозначать коротко смысл главы) Даже я не всегда это замечаю. И если бы я не выкладывала в процессе, я бы скорее всего здесь либо поставила "часть 2", либо сделала переход к всему последующему через одну-две главы. Чарли Блек пишет: Отчасти это был взгляд как бы в кривое зеркало, поскольку порождения зла нередко оказывались отражением тёмных сторон души смотрящего, его страхов и слабых мест. Это, если честно, одна из тем, в которых мне очень хочется поковыряться: слабые места человека, его страхи, тревоги, нерешённые проблемы и то, что именно за всё это и цепляется всякое "зло". И что вообще от этого может защитить? Чарли Блек пишет: А теперь в глубине за прозрачной гладью обнаружилось некое «зазеркалье», из которого сама Тень смотрит на своих созерцателей, анализирует их поступки, примеряется для броска... Ну да, по сути паразит пытается поселиться в месте потеплее, поудобнее, где можно без проблем кушать страхи и жить припеваючи. И прости, что долго не отвечала)

Чарли Блек: dumalka пишет: Ну да, по сути паразит пытается поселиться в месте потеплее, поудобнее, где можно без проблем кушать страхи и жить припеваючи. Теперь остаётся делать ставки, к кому же он подселится Однако ждём продолжения! dumalka пишет: И прости, что долго не отвечала) Ничего страшного, у меня тут вообще такой суровый реал пошёл, что не всегда поспеваю за выкладками...

Игорь Сотников: Будет ли продолжение фанфика? Остановились на самом интересном месте!

dumalka: Игорь Сотников пишет: Будет ли продолжение фанфика? Остановились на самом интересном месте! Простите за долгий ответ! Продолжение будет. Но, увы, не могу обещать скоро. Запасы кончились, а меня закопало в реале

dumalka: Глава 19. Затишье перед бурей — Тыж твою мать скотина лохматая! — вскрикнул Марат, обнаруживая утром около своей постели вчерашнего серого лохматого пса. Он положил голову ему на белые простыни и вздыхал. Чем, собственно, и разбудил. — Ты откуда здесь? — Мне надо во двор, — вместо ответа сообщил Полкан, перетаптываясь на месте. — А у вас дверь запертая. — А что ты вообще здесь делаешь? — повторил вопрос Марат. — Я думал, ты свалил… — Я заснул под диваном, — ответил пёс. — Не выпустишь? Тогда я пошёл другую будить. — А она что, ещё спит? — Марат поспешно сел. — Крепче, чем ты. Поэтому я и разбудил тебя, — заявил Полкан. — Даже не думай её трогать! — он соскочил с кровати. — Тебя достаточно отсюда выпиннуть? Или ещё из ворот дворца надо? — Я через кухню выйду, — Полкан побежал вперёд, помахивая серым довольно пушистым хвостом. — Но выпускай быстрее, мне надо срочно. — Закопаешь за собой сам, понял? — напутствовал Марат исчезающий за поворотом пушистый пёсий хвост. Светлана и правда крепко спала, выставив из-под одеяла только голову, раскрытую ладонь и стройную левую ногу. Очень хотелось конечно из хулиганства пощекотать пятку, но Марат предпочёл отложить это на тот момент, когда её надо будет срочно разбудить. С мыслью «Да идите все лесом! Дайте человеку поспать» Марат закрыл дверь в её спальню. И даже поставил барьер от звуков, чтобы можно было без проблем хоть мебель двигать. И не напрасно, потому что в дверь тут же постучали. — Какого дьявола чёрт несёт? — Марат открыл дверь и снова обнаружил Аларма. — Что ж тебе, пацан, не спится-то? — Разомнёмся? — предложил Аларм. Марат оделся, размышляя вслух, кого следует урыть: того, кто вообще придумал эти утренние упражнения или лично Аларма за продолжение дурацкой традиции. Правда, первого придётся сначала найти, второго — догнать. Тело после вчерашней тренировки отчаянно сопротивлялось и некоторое время не хотело шевелиться. Но постепенно боль в мышцах спадала, проходило ощущение деревянности и даже грёбаный меч сегодня подчинялся гораздо лучше. Конечно, держать его в руках Марата когда-то в армии научили, но в бою это ни разу не пригодилось. Нож, шпага, кулак и заклинание в ближнем бою помогали гораздо лучше. И вчера, почти неосознанно пытаясь сделать колящий удар, лишился меча и очень крепко получил по пальцам. Сегодня он подобных ошибок уже не совершал. Хотя счёт так и остался один — три, пацан во-первых учился именно на мечах, во-вторых, был крайне сосредоточен. С магией же парень летал только так. И хотя его меч мог отбить некоторые заклинания, но это значило пропустить удар чем-то другим. Иногда мечом, а порой и просто локтем под рёбра. Правда, один раз Марат за такой удар поплатился тем, что всё-таки полетел на землю. — Итак, пацан, у тебя какой-то план по вызволению твоего папани есть? — осведомился Марат, валяясь в траве. Подниматься он уже особо и не хотел, тем более они уже наставили друг другу вполне достаточно синяков. — Я могу вызвать Пакира на поединок, — Аларм убрал меч и тоже сел на траву. Зрителей Марат разогнал очень звучным «бу!» с разноцветным феерверком из собственной макушки. — А он на тебя своих хрюнделей спустит, — хмыкнул Марат. — Значит, трус. — Тебе-то это как поможет? Тем более, скорее всего, реально трус. — Думаешь? — озадачился Аларм. — Самоутверждаться на бабах? — Марат сморщился. — Одна из которых чуть живая, другая — соплюха — это стук со дна, а не храбрость. — Кто бы говорил… — буркнул Аларм. — Ты про что? — Марат ради этого даже поднял голову. — Ты практически всем грубишь. Скажешь, не самоутверждение? — Да пошёл ты! Мне просто пофигу, кто что думает. К тому же, заметь, я никого из баб не бил и не привязывал. И вообще пальцем не тронул! И я не говорил, что я белый и пушистый. — Нет, ты постоянно говоришь обратное. Всем своим видом. — Чтоб до меня не докапывались. Итак, с моралью и лекциями по этикету, иди к кому-то другому. У тебя какой-то другой план есть? — Тебе кто-то рассказывал про наше путешествие через подземную реку и море? — Неа. Рассказ Аларма Марата серьёзно озадачил. И основной вопрос был в том, как вся эта шваль шарахалась вокруг дворца и не нашла этот ход? Почему вообще не в эту дыру пролезла? И почему ход во время землетрясения не посыпался? Впрочем, вопросы к адекватности Аларма у него тоже были. И наличие хода на план не тянуло. — И что ты тогда предлагаешь? — Аларм насупился. — Мне всё равно надо освободить отца, даже не думай о том, чтобы меня отговаривать. — Я не собираюсь отговаривать. Я предлагаю это дело как следует обдумать и оторвать этому психу голову. — Марат потыкал пальцем в землю. — Оторвать обстоятельно, основательно и с гарантией, а не самоубиться об него. — У нас уже есть Меч Торна и проход. — Зашибись! Против очень злого древнего колдуна и его армии у нас есть тяжёлая железяка. Немного заколдованная, да. Ну и дырка, чтобы подойти к нему на десяток километров ближе. Уже самоубьёмся с гарантией. Есть план замка? Карта подземелья? Транспорт? — Лодка… — начал Аларм. — Давай сразу уж таз, — Марата передёрнуло. Он ещё долго не сядет ни в одну лодку, даже если она будет плавать в мелководной луже. — Нас может туда доставить Юргод, — огрызнулся Аларм. — И карту острова мы можем составить, мы ведь неплохо его разглядели с высоты. — Уже что-то, — хмыкнул Марат. — План замка можем у баб выспросить. Зуб даю, что Светлана уже что-то набросала. Может ещё и магическую защиту считала. Главное, мы идём туда доставать твоего папаню, понял? — Но это правда, — заметил Аларм. — Ага. А голову Пакиру так, по пути оторвали. — Ты хочешь отомстить? — уточнил Аларм. — Нет. Точнее, не настолько. Так бы в морду дал, но лезть для этого в подземелье через целую армию? — Марат почесал макушку. — Светлана не уйдёт, пока не разобралась с этим психом. А я домой хочу. — Только Светлана знает путь домой? — уточнил Аларм. — Нет, — ответил Марат. И пока он придумывал, как свалить всё на кого-нибудь другого, Аларм ответил: — А, ну да… *** Сегодня случилась большая редкость: Светлана проспала. Когда она поднялась и привела себя в порядок, во дворце уже кипела работа по подготовке вечернего праздника. И на вопрос «когда королева Элли принимает посетителей?» Светлане никто не отвечал, в ответ только непонимающе хлопали глазами, и в конце концов просто сказали, что Элли можно сейчас найти в Малом зале, подсказали, где он находится и даже порывались проводить, но девушку, которая за это взялась, уже у следующего поворота перехватили с каким-то ещё поручением и Светлана обещала, что Малый зал вполне найдёт сама. Элли и правду была там. Она тут же подхватила Светлану за руку, очень радостно пожелала доброго утра и начал расспрашивать, позавтракали ли она, хорошо ли себя чувствовует и удалось ли изучить схемы танцев. Вот уж кто точно бодрствует уже давно. — Я уже готова попробовать танцы на практике. Можем сейчас? Или нужно обязательно подождать кавалеров? — спросила Светлана, которую как будто внезапно окатило теплой волной этой искренней радости. — И вообще, у меня сейчас будет очень много вопросов по местному этикету. — У меня тоже, — призналась Элли. — Понимаю, что поздно, но раньше было очень сильно не до танцев и не до этикета. Так что я попросила нам всё рассказать, и урок танцев… Ну и кавалеров мы всё-таки дождёмся. А пока пойдём, ты примеришь платье? А то вдруг что-то не подойдёт? — А для Марата можно тоже что-нибудь? — Конечно! Но передавать будешь ты, а то портной его боится… — Элли виновато пожала плечами.— Зато учитель танцев обещал быть очень храбрым. Но вообще мне кажется, что его перестанут бояться, как только выяснится, что он совершенно безвредный. И что он нам очень помог. — Главное, ему самому не говорите, что он безвредный, а то начнёт доказывать обратное, — Светлана улыбнулась, а Элли уже потянула её в другую сторону. Желание одеваться прилично пришло спустя год после смерти Славика, оттрепало за уши, пнуло и заставило в срочном порядке почистить помятые и потёртые рубашки, пришить все оторванные пуговицы, купить наконец новые штаны и всё-таки привести в порядок оставшиеся платья. От части пришлось избавиться, потому что в них словно поселилось всё пережитое вместе и даже висящие на вешалке в шкафу они будили воспоминания и не давали даже двигаться с места. Необходимость мерить что-то новое и обращать внимание на одежду пришло уже через пять лет, когда Светлана пошла изучать Землю и следить за порталами. Тогда одним костюмом было никак не обойтись и пришлось брать себя за шкирку и нести в магазин одежды чтобы хотя бы не выделяться. И, что уж там, не замёрзнуть насмерть к середине октября. Желание наряжаться именно получая от этого удовольствие, примеряя разные варианты, обнаруживалось нечасто и Светлана его держала обеими руками, чтобы вытрясти из этого процесса максимум эмоций. Лучше конечно положительных, но досада и сомнения тоже подойдут. Тем более, Элли тоже улыбалась, разглядывая себя в зеркале и излучая какой-то чуть ли не детский восторг, хотя вела она себя довольно сдержанно, но он сверкал в её глазах, проскальзывающей улыбке и едва сдерживаемых движениях. Стоило выйти портнихе, этот восторг выплеснулся наружу. — Знаешь, я так рада этому празднику! Рождеству не всегда так радовалась, как этому, — произнесла она, чуть ли не подпрыгивая. — Тебе нравится платье? — Твоё или моё? — уточнила Светлана, оторвавшись от застёгивания восемнадцатой по счёту пуговицы… и это она только начала застёгивать рукава. — И то, и другое, — Элли повернулась к зеркалу спиной и вывернулась, пытаясь разглядеть платье сзади. — Твоё великолепно сидит. У моего — немного переоценили рост. — Светлана приподняла белую нижнюю юбку, расстелившуюся по полу сантиметров на пятнадцать. Верхняя часть платья ещё висел на ширме. — Впрочем, это как раз легко поправимо. И мне очень нравится цвет, особенно у твоего. На Элли платье было из бархата насыщенного изумрудного цвета с хорошо подогнанным по фигуре лифом и довольно пышной юбкой до самого пола. Рукава пока болтались широкими шелковыми крыльями, но надо было ещё их перехватить несколькими деталями из той же ткани, что и верхнее платье, но они были той ещё головоломкой, а портниха ушла за какой-то недостающей то ли булавкой, то ли тесёмкой. Светлана надела ещё только нижнее платье. Белое, очень просторное и длинное. С такими же летящими рукавами, но, к счастью, этого конструктора вместо рукава верхнего платья, у неё не было. У неё была сборка, манжет и куча пуговиц. На верхнем, тёмно-зелёном из тонкой шерсти, пуговиц было ещё больше. Портной явно обожал их. Низ у него был рельефный и обшитый тонкой белой лентой. Поэтому Светлана поглядывала на него с сомнением. Вот с его низом будет не так просто справиться с помощью магии. Примерка оказалась занятием гораздо более увлекательным, чем считается. Первой головоломкой оказались рукава Элли. Их они вдвоём несколько раз примеряли и прикидывали, куда разместить. Всё казалось нелепым. Потом Светлана запуталась в многочисленных пуговицах верхнего платья. Оно оказалось ровно по длине и село точно по талии. Применять к нему магию не было необходимости. Не успела она решить, справиться ли с длиной нижнего платья магией самостоятельно, или пусть уж портниха подогнёт, как в окно постучали. На подоконнике сидел растрёпанный и замотанный сизый голубь с открытым клювом. — Похоже, это письмо от Стеллы, — Элли подняла голову от шкатулки, в которой только что копалась. Светлана кивнула и, подобрав юбки, подошла к окну. — Ужас, ужас, — прокуклыкал голубь, пробираясь в щель чуть приокрытого окна и упал на подоконник. — Я из Розовой страны вылетел ещё на рассвете, но по дороге меня пытались сожрать. Я почтальон, меня жрать нельзя, но тот ястреб не слушал… — Защита сработала? — уточнила Светлана, отвязывая с его лапки довольно большой конверт. Либо у Стеллы очень крупный почерк и она совершенно не жалеет ни птицу, ни бумагу (первое на неё никак не похоже), либо она прислала что-то ещё. — Не знаю, не знаю… На голубе не было и царапины, защита была слегка тронутая, то есть прорваться кто-то пытался, но явно не получилось. Но сам факт заставил Светлану расплатиться миской зерна побыстрее и подозвать Элли. «Дорогие мои друзья! К сожалению, я до сих пор не могу покинуть Розовую страну, но спасибо вам за то, что сообщили о произошедшем с шаром. Я волновалась за вас и весь Изумрудный город. Магия Пакира сейчас очень сильна и не стоит недооценивать Властелина Тьмы. В честь праздника присылаю вам письмо, поскольку сама не могу присутствовать, зачитайте его при всех. Мысленно с вами, Стелла. Светлана, напишите, как себя чувствуете. Всё ли в порядке? Не болит ли плечо?» — Не болит? — уточнила Элли, повернувшись к Светлане. — Нет, — Светлана даже проверила, как оно двигается. Она ещё помнила, из какого плеча ей вынимали осколки, но чувствовала себя даже пожалуй прекрасно. — Тебя ничего не смущает? Элли ещё раз прочитала письмо и большое послание на гербовой бумаге с замысловатыми узорами и ответила: — Вроде, ничего. — Это странно, пытаться перехватить открытку к празднику… — Светлана подробнее прочитала письмо, но снова не нашла ничего, кроме пожелания к празднику радостей, любви и совет беречь друг друга. Шифровки никакой она не нашла даже покрутив листок и проверив его на свет, ну и, разумеется, магией. Точнее, Светлана магией проверила сразу же, но в конце более тщательно. Ровным счётом ничего, кроме добрых пожеланий… И смутной необъяснимой тревоги. — Мне кажется, мы уж слишком разволновались, — Элли взяла у Светланы «открытку» и прочитала сама. — Думаю, стоит её зачитать перед всем дворцом. — Может, кто-то рушит дипломатические связи? — предположила Светлана. — Миранда говорила, что в политике отсутствие открытки к Празднику Цвета — это сигнал тревоги. — Здесь бы точно никто не обиделся на Стеллу за отсутствие открытки, — пожала плечами Элли. — Попытка перехвата могла быть просто мелким хулиганством. Ты сама напишешь ответ? Если бы Светлана была дома, то она бы посчитала перехват открытки именно мелким хулиганством. Сейчас же, при том, что волшебников здесь раз-два и обчёлся, вряд ли у них хватает времени и желания на то, чтобы перехватывать какие попало письма. Это всё равно, что кидаться в ворон работой на двенадцатый уровень. — Или кто-то считал, что Стелла отправила более серьёзное послание, в любом случае, перехватить же не получилось? — добавила Элли. Прибежала портниха, немного поохала и отвязала у Элли с рукавов две из шести странных тряпочек. Одну — отложила в коробку, а вторую приладила к застёжке юбки. А Светлане пришлось снова расстёгивать пуговицы на верхнем платье. Портниха вручила ей зелёную тесёмку, за которой и ходила. Её, оказывается, надо было вставить в прорези где-то на уровне бёдер и затянуть на талии. Смысла этого действия Светлана не поняла. Верхнее-то платье приталенное, не будет ли оно топорщиться и плохо сидеть? Впрочем, вроде нет. Снаружи даже и не заметишь. Но теперь ясно, что с длиной вовсе не прогадали. "И всё же, какой смысл?" -- Мысли Светланы относились не только к платью, но и к попытке перехвата послания. Пожалуй, учитель танцев и правда был самым храбрым из местных (если, конечно, исключить из списка Аларма), он не только не испугался Марата и никуда не сбежал, но и Марат получил от него несколько замечаний, а в ответ на то, что Марат попытался огрызнуться, просто повторил замечание. Впрочем, танцы оказались на редкость простые по технике, и в них редко встречалось что-то кроме просто шагов. Ну пара прыжков. А в основном величественно ходили по разным траекториям. Впрочем, есть вероятность, что учитель танцев ничего больше не давал просто потому, что никто из сегодняшних участников за день ничего более сложного не выучит. Обнаружив у себя желание танцевать, Светлана попыталась немного затормозиться. Она прекрасно помнила, чем кончились прошлые её танцы и наступать на те же грабли очень не хотела, поэтому поглядывала на до смешного сосредоточенного Марата, пытающегося запомнить все направления и переходы. Некоторые из них были настолько лишены логики, что шли в том направлении только те, кто при дворе служил очень давно, ещё при Корине и не первый год. Марат пыхтел, тихо возмущался, бурчал, но явно задался целью выучить «эту байду» и станцевать её правильно. Впрочем, этим были заняты все. И только через полчаса занятия Светлана заметила, что большинство танцоров побаиваются вовсе не Марата, а… Элли? Стоило кому-то ошибиться, как они с опаской и, вжав голову в плечи, смотрели на Элли. Та отвечала большинству покачиваением головой, а то и вовсе виноватым «ой», потому что в этот момент тоже пошла не в ту сторону. — Кто вообще эту мозговыворачивательную фигню придумал?! — возмущался Марат, завязывая в коридоре шнурки на своих ботинках, которые на время танцев пришлось снимать. — Скорее всего, Корина, — пожала плечами Элли. — И вряд ли стоит сразу все танцы менять. Мы выучить-то за день всё не успели, не то, что придумать что-то новое. — Ну, тогда всё вполне логично… — Светлана пожала плечами. — Хотя, исторически и культурологически довольно интересно, как и из чего это всё получилось. — Вообще, я разрешила много из того, что Корина категорически запрещала, — Элли улыбнулась. — Думаю, многим понравится. А я много нового узнаю. А то позор какой-то. Королева, а ни музыки не слышала, ни танцев не видела, даже как они рисуют — не знаю. Нет, конечно в Розовой стране мой портрет кто-то нарисовал, но я забыла спросить… Как-то совсем не до этого было. Это был первый праздник, на котором присутствовала королева Элли. В прошлый праздник, посвящённый её коронации, она улетела, устроив дождь из сладостей. Корина же часто гуляла до самого конца, а иногда и заканчивала праздник, когда считала это нужным. Так что все были и в волнении, и в нетерпении… А тут ещё странные гости огромного роста из неизвестной страны. Неужели это люди из того сказочного народа, о котором говорила Элли? Великаны? Ну один-то точно тролль. Высокий, наверняка очень сильный, он вначале пугал половину жителей дворца, остальные его пугались до сих пор. И завидев его недовольное лицо или заслышав шаги, они прятались по углам. По утрам он сражался с Белым Рыцарем, после этого они правда уходили, болтая как старые приятели и пожимали друг другу руки, прежде, чем разойтись. А вот целительницу Светлану бояться как-то не получалось. Хотя говорили, что она сильная волшебница, и роста она была тоже огромного, но вела себя со всеми очень вежливо, много улыбалась и за всё благодарила. Правда, иногда задавала странные вопросы… А самое главное, она совершенно не боялась тролля, даже, похоже, с ним дружила. Кто-то вообще посчитал, что она за троллем замужем. Собственно, тролля не боялась и королева Элли. Но ей-то что? Она же волшебница! Волшебники же ничего не боятся. На праздник, разумеется, и тролля, и Светлану пригласили. Костюм на Марата, не смотря на отсутствие примерки и портного, сел волне неплохо. Пришлось поправить только жилет, оказавшийся немного коротковатым. А, главное, ни на тёмно-зелёных штанах, ни на коричневом жилете, ни на куртке, ни, даже на рубашке, не было ни кружев, ни бантов. Выглядел Марат теперь очень даже солидно. Особенно когда тщательно побрился и внял уговорам Светланы не брить голову налысо, а просто причесаться. Точнее, как сказать «уговорам»? Марат долго щупал свою бритую физиономию, изучая результат, запустил руку в волосы, оценивая длину. К ним пора было применить расчёску и как раз при этой мысли, поскольку расчёской ему пользоваться было лень, Марат брился налысо. Собирался он так поступить и сейчас, но тут в дверь постучала Светлана спросить, готов ли он. И в ответ на «ща я бошку побрею» получил. — А это обязательно? — Чё? — не понял Марат, опуская бритву. — Мне казалось, достаточно было просто причесать. Смотрится же неплохо. Разговаривали они через закрытую дверь, так что Марат с чистой совестью выразил всё удивление, которое мог. — Красавица, у тебя претензии к моей причёске? — возмутился он. — Какие могут быть претензии? Это твоя голова, ты делаешь с ней всё, что захочешь. Мне кажется, что сейчас смотрится лучше, чем лысая голова… Марат не выдержал и высунулся, чтобы увидеть выражение лица Светланы. — А если я всё-таки побреюсь? — Брейся, — Светлана, не ожидавшая такого бурного ответа, отступила на шаг. — Я лишь сказала… — Если я побреюсь, ты со мной не пойдёшь? — уточнил Марат, прищурившись. — Почему не пойду-то? По-моему никаких условий насчёт длины волос не было… — Вот замуж за меня пойдёшь, тогда и будешь указывать, какую причёску мне носить, — Марат пригрозил ей сложенной бритвой. Решительно хлопнув дверью, он вернулся к тазу. Что-то грохнуло. — Даже и в таком случае не буду, — пробормотала Светлана. — Только пожалуйста, не хлопай так больше, а то тут Гудвин упал. Через некоторое время Марат вернулся. — Дай расчёску, — потребовал он у сидящей перед зеркалом Светланы. Она, удерживая странное сооружение на своей голове одной рукой, нащупала другой расческу. — А, нет… Наверное не подойдёт, — она отложила большую редкую расчёску и нащупала другую. Расчёсок в кучке оказалось штук шесть. Пока Светлана нащупывала подходящую, одна из прядей у неё вывалилась, испортив причёску. Пришлось бросать всё. Марат всё-таки получил маленькую частую расчёску, которой в несколько движений привёл короткие волосы в порядок. — То есть, у тебя есть мнение насчёт моей внешности? — уточнил Марат, когда Светлана с досадой бросила всю копну волос и сходила в умывальню за чашей с водой. — Ну как бы так сказать… — Светлана поджала губы. — Тебе важно его услышать? — Ага, — ответил Марат. — Мне нравится, когда на тебе нет следов драк, бессонных ночей и признаков какой-либо болезни, — она поджала губы, укладывая первую прядь на своей голове. — Ну и да, мне показалось, что так лучше, чем лысый. Но, опять же, я не настаиваю… Марат оперся на туалетный столик так, что оказался на одном уровне со Светланой. Он колебался между тем, чтобы предъявить претензию на тему внешности ей или осведомиться, не появился ли у него шанс. Но претензий к внешности Светланы у него не было. Она красива по умолчанию и по факту своего существования. А второе могло снова его отбросить на дистанцию хорошо если в два метра, а то ведь и сбежать опять может. Взгляд Светланы остановился. — Кто меня за язык тянул? — произнесла она. — Извини. — Забей. Волосы снова разлетелись и опустились на плечи красивыми, но своенравными волнами. — Ну вот примерно поэтому я и бреюсь, — наконец нашёлся Марат. — Когда надоест, можешь сказать. — И ты побреешь на лысо меня? — уточнила Светлана. — Ну не налысо, но могу просто косу отхреначить. Только я её себе на память заберу. Светлана с серьёзным видом собрала волосы в пук и приложила к голове, изучая со всех сторон получившуюся пародию на короткую стрижку. Марат уже опасался, что она сейчас ему выдаст ножницы. — Нет, — решила она. — Мне слишком нравится так. Критика принимается. Автора слегка унесло в сторону танцев и некоторых других культурологических штучек.

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 19. Затишье перед бурей Такая немножко гендерная симметрия в новой главе: сначала мужское взаимодействие Марата с Алармом, затем женское Светланы с Элли, и наконец объединённое - Светланы с Маратом. Появился таинственный момент с попыткой перехвата письма. По-прежнему радует манера речи, много забавного, в том числе хрюндели, диалог с Полканом, споры насчёт причёски и упавший Гудвин. Романтично смотрится идея отхреначить косу на память ) Вообще сочетание грубоватости и проявления настоящих чувств - очень располагающе выглядит.

dumalka: Чарли Блек пишет: Такая немножко гендерная симметрия в новой главе: сначала мужское взаимодействие Марата с Алармом, затем женское Светланы с Элли, и наконец объединённое - Светланы с Маратом. Угу) Я что-то в этой теме окопалась) Довольно знатно окопалась (потом ещё будет). Чарли Блек пишет: Вообще сочетание грубоватости и проявления настоящих чувств - очень располагающе выглядит. Да, очень располагающе) У него очень своеобразная нежность) Но она всё-таки есть.

dumalka: Глава 20. О танцах, вкусняшках и веселье. Ну почти... Некоторое время Марат прикидывал, как бы свалить с этой тусовки. Всю первую часть сомнительного веселья он чуть ли не зевал. Медленные танцы с торжественным шаганием в разные стороны вызывали больше досады, чем радости. А уж эти мозговыносительные переходы… А торжественные речи Страшилы и всех остальных он бы вообще с удовольствием проспал, если бы Светлана зачем-то не заставила его прочитать «открытку» от Стеллы. Несколько раз. — «Если Тьма живёт в сердцах людей, то и Свет тоже. Ваша любовь, искренность, радость, надежда и уважение друг к другу — Свет, который всегда с вами, в какой бы темноте вы не были». — Марат это нарочно начал читать с самыми нудными интонациями, с которыми мог, правда, закончить вышло только так торжественно и патетично, что хоть сразу на сцену иди. — И что? — Мне не даёт покое то, что это послание пытались перехватить. Я уже всю голову сломала: зачем? — Ну, если бы ты защиту не поставила, то перехватили бы. — Я ждала от Стеллы хоть какого-то прояснения ситуации с Шаром, поэтому и поставила защиту. И, в конце концов, я её всегда ставлю, даже не задумываясь. — Попытка наложить под дверь? — предположил Марат. — Если бы у нас, то я бы так и подумала, — Светлана вновь углубилась в чтение послания. — «Тьма может найти путь в сердце через гордыню, алчность, ненависть…» Знаешь, а ты почти прав… — В чём же я не прав? — Под дверь нам уже… сходили. И Стелла нас предупреждает, чтобы мы в это не встали. Надо предупредить остальных, только подберу другой образ для выражения этой же мысли… — Ну да, если сообщить прямым текстом, то у них всех уши отвалятся. — Меня неправильно поймут, — возразила Светлана. — Впрочем, сначала надо убедиться, что диверсия всё-таки есть, а не у меня разыгралась паранойя. — Слушай, сейчас оно не воняет, так что просто забей, — Марат возвёл глаза к потолку. — По крайней мере, сейчас не заморачивайся. Иди хлебни квасу и успокойся. Или тебе нельзя? — Вроде бы можно, — Светлана отложила-таки послание Стеллы и посмотрела на Марата. — Просто мне на вкус не понравилось. Слишком похоже на забытый на неделю чай. А вот молоко с фруктами — это вкусно. Пойду ещё возьму. Пафос праздника постепенно как будто кончался. Стали веселее придворные, гости и даже танцы, при том, что кажется никто и не напивался. Народ расползался группами, затевал какие-то игры. Марат уже познакомился с киданием колец на палку, мячиков размером с мелкое яблоко, в разноцветные кружки, в крестики-нолики, которые тут почему-то уж очень любили. Марату игра показалась скучной. А вот с каким-то подобием карточной игры он знакомиться отказался наотрез. Любознательность Светланы тоже переключилась вначале на игры, а потом, во время застолья, на еду. Она, похоже, задалась целью попробовать всё, что не вызовет гарантированной аллергии. Марат даже присоединился к этому познавательному туру. Начистоту сказать, вкусным было не всё, но настолько разнообразно, что Марат даже не пожалел об отсутствии мясного. Что при говорящих животных вообще не странно, странно бы было обратное. После пира танцы стали намного веселее и интереснее. Даже Марат засматривался на пляшущий народ. Эти танцы им конечно же не показывали, потому что они были куда сложнее, чем шаги. Значит Элли была права: им просто показали самое простое. А на остальное останется только любоваться. Кстати, про любоваться… — Ну и чего ты стоишь? — с усмешкой осведомился Марат. Аларм почти вздрогнул, потому что слишком ушёл в себя. — Хочу и стою, — настороженно отозвался Аларм. На таком людном и шумном празднике, где и ему уделялось внимание, он чувствовал себя не в своей тарелке. Да, он гордился полученным мечом Торна, гордился тем, что смог выручить волшебниц из Подземной страны. Да и тому, что он живой радовался вместе с остальными. Но ощущение, что больше половины подошедших поздравить он видит первый раз и не знает даже в лицо, оставалось. И шансов их всех запомнить тоже мало. Аларм бы куда-нибудь ушёл, но не мог оторваться. Те танцы, которые удалось выучить, он танцевал вместе с Элли, конечно. С другими он бы не решился. А она сегодня была такой весёлой, радостной… и невероятно милой. Глаза сияли, голос звенел, как колокольчик. А от её благодарностей, Аларм был готов чуть ли не парить под потолком тронного зала. — Будешь дальше стоять, или что-то сделаешь? — Марат показал кружкой с квасом на Элли. Аларм почувствовал, как стремительно краснеет. — Что, так сильно заметно? — пробурчал он. — Ты спалился, когда девку из своих мозгов показывал, — усмехнулся Марат, подтолкнув его локтем в бок. — Я закрылся, кстати, не кипешуй. Когда надо спасать королеву, или кого-то на какой-то должности — это в мозгах должен появиться некто на трибуне, на троне, величественный… А не улыбка, три веснушки и глаза с выражением «я сейчас всех вас поглажу». — Четыре, — автоматически поправил Аларм. Он нашёл четвёртую во время сегодняшнего танца. — Вот именно! Чего стоишь, раз втрескался по уши? — И что? — рассердился Аларм. Деликатности ждать от Марата — это как от яблони апельсинов, но это уже было слишком. — Ты минут пять медлил. И сделал из Светланы статую какую-то. Хочешь сказать, там изначально были не веснушки, улыбка и глаза? — Нет. Марат помолчал, прикидываясь, что слишком занят квасом. Аларм сложил руки на груди и с иронией покачал головой. В этот раз в молчаливой борьбе Аларм всё-таки победил. — У неё нет веснушек. А вот кудряшки… Чёрт… — Марат ещё помолчал. — Где спалился, сам знаю. Но сильно не хотелось, чтобы мелкая выцарапала мне глаза, а вы с этим чудиком — пошинковали. — Так и что стоишь ты? — осведомился Аларм. Марат тут же погрустнел. — Меня отшили. Так что я могу стоять и пытаться напиться. Тебя отошьют, так напиваться будем вместе. Хотя, сдаётся мне, так и придётся в одиночестве хлестать этот компот, — Марат заглянул в пустеющую кружку. — Это почему? — Если вспомнить, как девка на стену лезла, когда ты был мертвяком. И как она сейчас до потолка прыгает от того, что ты живой… Что, у тебя ещё есть сомнения? У Аларма были не столько сомнения, сколько он не представлял, как вообще это нужно делать. Но не у тролля же спрашивать? Поэтому он ответил иначе: — Живой вообще-то не только я. И может Элли до потолка прыгает от того, что мы теперь спасём Волшебную страну? В ответ Марат только довольно громко фыркнул, а потом просто пихнул Аларма в плечо с напутствием «дуй» и демонстративно занял его место. Хотя можно было бы и отпихнуть нахала, и занять другое место, но он всё-таки был прав. Однако, уступать Аларм всё равно не собирался: — Тогда и ты дуй. А то чего здесь стоять? И если будешь повежливей, может что-то и получится. Марат на этот раз откровенно помрачнел. — Опять сбежит. Потом ещё искать… — То есть, в подземелье Светлана пыталась от тебя сбежать? — Да ну нет. Сбежала она от меня три года назад и год я её вообще найти не мог. А потом забил. А уж потом мы вступили в одну кучу и натворили много фигни. И теперь плаваем в одной параше. — Вам настолько плохо в Волшебной стране? — уточнил Аларм. — Не… Я про другую… Слушай, пацан, дуй к девке и не порти тут праздник, — Марат скорчился и заглянул в кружку. — Тьфу, тут ещё какая-то дрянь попалась. — А ты объясни толком, а то оба скрытные такие. — Слушай, давай завтра посидим с чем покрепче, я объясню. Сейчас нафиг надо настроение портить? А ты иди, может и чего получше обнимашек обломится. — Тогда и ты иди. Хоть на танец пригласи. И почему бы тебе не перестать быть троллем? — Во-первых, это не сработает. Во-вторых… — Марат помолчал. — Не быть троллем — это как прогуляться по полю боя в одних портах. — Ну и зря. Впрочем, Аларм махнул рукой и действительно пошёл искать Элли. В конце концов, даже если он так и не придумает, как показать Элли свою симпатию, просто проведёт время в приятной компании. Пригласить на танец. Ну допустим. Это вообще несложно. Даже говорить ничего не надо, можно лишь руку протянуть. Сказать что-нибудь приятное? Вот с этим сложнее. Отдельные слова упорно не складывались в красивое предложение, а корявые и короткие для такого случая не годились. Так что пришлось просто поддерживать разговор и получать удовольствие от компании Элли. А ещё можно коснуться плеча или поймать тёплую руку. Впрочем, кажется, его тактика работала. Марат же знал, что никакие комплименты не сработают просто потому что проблема не в них. А все остальные подкаты можно было выбрасывать в помойку в данном случае. Слишком мало времени прошло с прощания со Славиком. Главное, не дать ей ухнуть с головой в тоску и урвать хоть немного радостей. — Красавица, у меня есть дурная авантюра и я предлагаю в неё влезть. — М-м-м! Это интересно и весьма необычно, — заметила Светлана, хохотнув себе в чашку. — Да что ты? — сразу взвился Марат. — По-моему мы постоянно друг друга в какую-то дурь втягиваем. Ничего необычного. — Необычность не в самом факте авантюры, а в том, что ты предлагаещь в неё влезть до того, как уже влез. Так что за авантюра? — Да кто бы говорил?! «Я уже по уши в дерьме, меня тут пытаются расчленить. Ну, в принципе я тебя не звала, но классно, что ты пришёл. Развяжи меня, сейчас мы будем эту херню разгребать». — А я разве говорила, что делаю иначе? — Светлана весело качнула головой. — Марат, ты хоть расскажи, какая авантюра. В том и прелесть предупреждения, что у меня есть выбор: ввязаться или нет. — Пошли танцевать? — предложил-таки он. — Всё, что мы выучили, мы уже танцевали… — Подгоним наше. Мелодия похожа… На некоторое время Светлана задумалась и потом вполне уверенно сказала: — Нет. — Да ладно тебе, — Марат очень легонько толкнул Светлану в бок. — За лажу здесь не бьют, а если во двор выйдем, может даже не оборжут. — Не в этом дело, — возразила она, вдруг став совершенно серьёзной. — Меня и так довольно сильно заносит, я с трудом себя притормаживаю. — А на кой? — Марат очень постарался не уступить в серьёзности. — Ты же помнишь, как это в прошлый раз закончилось? — уточнила Светлана. — Э… Нет. Ты таки напилась? — Нет, Марат. Марат вздохнул и сел на подоконник, понимая, что уговоры будут дольше, чем он рассчитывал. — Думаешь, я тебя из-за танца полюбил? Светлане как будто наступили на старую мозоль. — Думаю, нет. Это я сделала шаг навстречу. Дала сигнал, что можно идти дальше. Вот тут Марат откровенно заржал. И не нервно, а как-то весело, даже с облегчением. — Да нифига подобного! Я просто думал, что если мы там разойдёмся, опять искать повод с тобой увидеться. А шаг навстречу? Во-первых, я конечно считаю, что ты порядочная коза и недотрога, но «Нет» услышал. Пусть ты и не собираешься со мной спать, но танцевать-то было здорово. Разве нет? — А что во-вторых? — вместо ответа спросила Светлана. — Во-вторых, сделай что-нибудь со своими тараканами. Кто тебе сказал, что ты отвечаешь за то, что подумал я? Ответа снова пришлось долго ждать. — В-третьих есть? — Есть. Пошли танцевать. Обещаю, что «последствий» не будет. И в-четвёртых, и в последних: какого чёрта ты этим загоняешься больше меня? — Я не знаю, насколько это беспокоит тебя. — Пошли? Хотя уже стемнело, веселье всё равно постепенно перемещалось от дворца и дворцового парка в город. Загоралось всё больше фонарей, свет от которых из-за очков казался зеленоватым. На улицах гуляли, пели, танцевали, во что-то играли, ели, готовили… В общем, что только не делали. Аларм и Элли тоже ушли из дворца, хотя и там веселье продолжалось. Стоило посмотреть и что творится в городе. Ну хотя бы на центральной площади, ну или в парке. — Интересно, что они собираются делать? — спросила Элли. Аларм кинул мяч в корзину, которая стояла на другом конце поля. Попал, но, к сожалению, Элли это не заметила и не оценила. Она уже отвернулась. Пришлось посмотреть. — Танцевать вроде. Мощёную площадку вокруг фонтана заняли уже не придворные, а горожане откуда-то с центральных улиц. Там давно играли уже свои мелодии, и хотя Аларм за ними не наблюдал, в прошлый раз, когда они с Элли тут проходили, вроде бы то ли носились наперегонки две команды, то ли так странно танцевали. А сейчас они стояли парами за руки. Среди горожан ростом заметно выделялись двое. — А, так ты о них! Светлану и Марата трудно было не заметить в толпе, но, кажется, их всё-таки тешила надежда проделать нечто втихаря, заняв место на краю площадки, где толпа почти рассеивалась. — Этот танец вроде довольно сложный. Я его уже сегодня видела. – с удивлением произнесла Элли, когда заиграли первые ноты и горожане хором топнули каблуками. Гости в этот момент друг другу кивнули и с хлопком соединили руки. — Не такой уж и сложный. Но, кажется, они вообще что-то своё. Про себя Аларм заметил, что в этом случае Марата не «отшили». Взявшись за руки, Марат и Светлана прошли небольшой круг, то ли примериваясь, то ли пробуя, насколько они вообще попадают в музыку. Попадали, но танцевали всё-таки иначе, чем горожане. — Давай посмотрим? — предложила Элли, показывая на скамейку, повернутую как раз к площадке. Гости сделали ещё один круг с поворотами, отцепляясь друг от друга, но при этом почти не отпуская взглядов. Нельзя сказать, что их движения повторяли друг друга, но были на редкость согласованы. Они снова сделали то, что назвали «Союзом»? Музыка становилась быстрее, Марат со Светланой взяли друг друга за плечи и сделали ещё несколько поворотов. Пожалуй, это выглядело более интересно, чем красиво. Но Элли смотрела, как завороженная. Отскочили друг от друга, Марат хлопнул в ладоши и Светлана как-то очень резко проскочила под его рукой и встала за спиной, заставляя Марата повернуться. Ещё один перескок, несколько поворотов почти нос к носу, Светлана, повернувшись правым плечом спиной вперёд проскакала уже очерченный круг и уже сама махнула рукой, на что почему-то довольно ухмыльнувшийся Марат снова взял её за обе руки и закрутился… Количество танцующих на площадке начало сокращаться. Горожане один за другим ускакивали на мощёную дорожку, где коротко кланялись друг другу и кто уходил, а кто-то садился на лужайку смотреть на остальных. Мелодия становилась чуть быстрее. Обнаружив, что места стало несколько больше, Марат со Светланой начали скакать на куда большем пятачке и горожане не протестовали. Чем дальше, чем больше народу уходили… И в конце концов Марат и Светлана остались одни, но, кажется, слишком были заняты, чтобы заметить… — Ой, кажется тролль решил совсем загонять целительницу! — воскликнула девушка, сидящая на траве совсем рядом со скамейкой. — По-моему, ведёт Светлана, — пожала плечами Элли. Аларм понял, что Элли права. Он когда-то учился видеть, кому принадлежит атака в схватке и здесь «атаки» явно были Светланины. — Как так? — не понял Аларм. — Чуть раньше вёл Марат. Элли оглянулась на него. — Правда? Может, они меняются? Аларм пожал плечами. Когда он был в гостях в Розовом дворце, там танцевали всякое. И женщины тоже в некоторых танцах могли вести, но вот чтобы во время танца мог поменяться «ведущий» и «ведомый» — этого не было. Времени поймать, когда они меняются, уже не хватило. Снова взявшись за руки, они выскочили на площадку тоже коротко поклонились друг другу и собрались было уйти, но сорвали громкие аплодисменты. Музыканты с видимым облегчением завершили мелодию и тоже похлопали. — Уффф… — выдохнула Светлана. — У нас мелодии короче. — Уважаемая целительница, мы заканчиваем мелодию, когда площадку покидает последняя пара, — сообщил музыкант. — Упс, — хихикнул Марат. — Говорю же, разве что оборжут. А ещё этот танец будет? — Если достаточно желающих наберётся. — После перерыва наберём, — ответила всё та же девушка. — Там Мигуны привезли черничный морс. Говорят вкусно. Кто хочет попробовать? Первой подняла руку улыбающаяся до ушей Светлана. За ними уплёлся и Марат, правда пожелавший добавить в морс чего-нибудь покрепче. Хоть чуть-чуть. Элли вдруг осторожно убрала руку Аларма со своего плеча. — Что-то не так? — спросил он, посмотрев на внезапно погрустневшую Элли. — Пойдём, я должна тебе кое-что рассказать, — голос у неё сорвался. — Да что происходит? *** Тень из последних сил уползла и забилась в глубокую щель, с трудом отыскав пустующую комнату. Можно было сказать, что её тошнило. С закатом Тень пыталась выползти на поиски хотя бы пищи, уже не надеясь к кому-нибудь подселиться. Но вместо этого её затоптали, облили такой смесью эмоций, что она и вовсе чуть не исчезла, пришлось прятаться по углам. Только однажды ей удалось ухватить досаду какой-то девицы, которую не пригласили танцевать, но этого хватило разве что на то, чтобы не исчезнуть. Она надеялась подкормиться ещё и наползла на её платье. Девица вышла в зал и там её встретила подруга с мороженым. Девица так обрадовалась, что Тень свалилась с платья и забилась в щель под дверью, уходящей в другую комнату. А затем девицы, наболтавшись и залив всю комнату искрами веселья, заставили Тень уползать всё глубже и глубже в комнату. Надо было срочно прятаться. В щели за комодом она надеялась переждать время и вылезти утром, когда они все будут сонные и недовольные. А ещё лучше, если с похмелья. Может быть, получится что-то перехватить. Но и тут Тень потревожили. Автора несёт, поэтому он несёт сюда танцы, романтику и няшество. Да, и ещё у автора полечная недостаточность.

Sabretooth: Романтика и няшество - это круто dumalka пишет: Любознательность Светланы тоже переключилась вначале на игры, а потом, во время застолья, на еду. Она, похоже, задалась целью попробовать всё, что не вызовет гарантированной аллергии. Марат даже присоединился к этому познавательному туру. Начистоту сказать, вкусным было не всё, но настолько разнообразно, что Марат даже не пожалел об отсутствии мясного. Что при говорящих животных вообще не странно, странно бы было обратное. Этот отрывок меня навёл на мысль - у меня в фаноне если у человека в БМ есть хронические заболевания, то в ВС они проходят. То есть Дональд бы так и остался на костылях, но если бы у него была аллергия, то она бы исчезла. И то, что есть тема говорящих домашних животных и она развита в направлении, которое мне нравится, тоже хорошо

dumalka: Sabretooth, а почему Дональд бы остался на костылях? Хотя его диагноз не известен, это скорее всего что-о хроническое с опорно-двигательным аппаратом.

Sabretooth: dumalka в книге написано, что у Дональда ноги разной длины и что он таким родился, и поэтому родители от него отказались Но я не против, чтобы даже такие тяжёлые заболевания в ВС сами собой проходили, очень даже за.

dumalka: Sabretooth это то, что он сказал. Насколько он прав - - не известно. Возможно, родовая травма. Возможно, ДЦП. Возможно, какая-то инфекция, перенесена мамой. Там не понятно. Тем не менее, он не "встал и пошёл" в Волшебной стране. Что касается этого случая: если и так, то Светлана про такое явление здесь не знает. Поэтому аллергии учитывает. Ну и мой фанон несколько иной: Стелла и Виллина присматривали за тем, чтобы в стране не пошла эпидемия. Вовремя ловят вспышки и их гасят. Магии на это достаточно. Не вижу я ВС раем земным... Больно много натягивать приходится. Но это мой вариант, никому не навязываю.

Игорь Сотников: "Ну и мой фанон несколько иной: Стелла и Виллина присматривали за тем, чтобы в стране не пошла эпидемия." (dumalka) А что, разве надо присматривать? По-моему, в ВС в сухиновском варианте угроза распространения эпидемий изначально менее всего вероятна. Помимо того, что ВС отгорожена от всего остального мира и что в ВС очень низкая плотность населения по нашим представлениям, так там ещё и народ очень редко выходит за околицу своей деревни - и это опять же касается именно сухиновского, но не волковского канона. --- И если Стелла и Виллина присматривают за такими вещами, то они это делают только в своих областях или по всей ВС? И когда они этим начали заниматься? Всё-таки они вроде бы и в волковском, и в сухиновском варианте давали клятву надолго не покидать свои территории и не вмешиваться в дела чужих областей ВС.

Алена 25: Игорь Сотников пишет: И если Стелла и Виллина присматривают за такими вещами, то они это делают только в своих областях или по всей ВС? скорей всего, что только в своих, так то они в дела Вс, как я понимаю, что особо то и не вмешивались ( только там было про Стеллу в Тзз-76, и все, в главе " посольство к Стеллле", где собственно, та самая Стелла особо ничего и не сделала даже)

dumalka: Игорь Сотников пишет: По-моему, в ВС в сухиновском варианте угроза распространения эпидемий изначально менее всего вероятна. От меньшей вероятности у Стеллы например страх эпидемий не исчез (в начале об этом говорилось) . Поэтому она по крайней мере у себя следит за этим постоянно. Обещание не нарушает. Виллина все же Хранительница, поэтому обещание не вмешиваться она иногда ради "общего блага" нарушала. А что делать, если Гингеме и Бастинде до болезней у народа дела нет? Да, вероятность эпидемии не очень большая. Поэтому нет необходимости заводить какую-то отдельную службу, но какие-то действия нужны иногда. Могли за все правление Корины не понадобиться, но вот они тем не менее были.

dumalka: Алена 25 пишет: скорей всего, что только в своих, так то они в дела Вс, как я понимаю, что особо то и не вмешивались Фанфик все же по Сухинову, а там волшебницы очень активно вмешивались.

dumalka: Глава 21. Признания Аларм долго не мог понять, что он такого натворил. Элли вдруг стала очень грустной, хотя весь день была очень весела. И вряд ли что-то случилось за праздник, слишком редко Аларм выпускал её из виду. Элли отвела Аларма в одну из пустующих комнат и застыла, опустив голову. Поскольку она молчала, Аларм попытался взять её за руку. Но Элли тут же спрятала руки за спину и отступила на несколько шагов. Не затевать же игру в догонялки? — Что случилось? — Я не знаю, как это сказать. — Она провела рукой по лицу. — Да говори как есть. — Аларм нахмурился, отчего она вновь спрятала взгляд. Она набрала побольше воздуха в грудь и, наконец глядя прямо на Аларма, выпалила: — Я выхожу замуж. Эти слова никак не могли уложиться у Аларма в голове. Вместо этого они загудели потревоженным пчелиным ульем. Смысла ещё не понятно, но понятно, что ничего хорошего. — Ты серьёзно? — переспросил Аларм. Элли кивнула, не поднимая глаз. И правда, это точно не тема для шуток. Тем более, вряд ли кто-то шутит на грани слёз. — За кого? На предположения Аларма не хватало. Шум в ушах не утихал. — За Парцелиуса. На ум приходили по очереди выражения Рохана, у которого рухнула какая-то из полок на его оружейном складе, Сакара, у которого в воду нырнула машина для вырезки ступенек… Ни то, ни другое он произносить при Элли не мог даже сейчас. После мучительной паузы с метаниями по комнате, Аларм смог-таки выдавить из себя нечто: — Ты его полюбила? Элли замотала головой. — Тогда зачем ты вообще согласилась?! — Аларм чуть не взвыл, заставив Элли вздрогнуть. — Он обещал оживить вас с Дровосеком. Что я могла сделать? — Ну мало ли… Предложить золото, ещё что-то… — Вряд ли я могла предложить больше богатства Изумрудного города. На остальное он не соглашался. — Так он ещё и королём Изумрудного города будет? — Вот этого наверное не случится. Жители Изумрудного города вряд ли его примут… — Да будь неладен этот король! — Аларм махнул рукой. И только сейчас осознал, что носится по комнате. На дороге у него оказался стул. — Так не должно быть! — Много чего не должно быть, но даже в Волшебной стране… — Не должно так быть! Ты нравишься мне! — Аларм вдруг подошёл к Элли, уже не боясь ничего. — Поэтому я тебе и говорю сейчас, пока всё не зашло слишком далеко, — последние слова она уже произносила сквозь прижатые к лицу ладони. Он оторвал её руки от лица и просто заставил посмотреть себе в глаза. Такого отчаяния он не видел даже в подземелье. Можно подумать, она не о скором замужестве сейчас рассказала, а о предстоящей смерти. — Когда? — Через год. Уже меньше… — отозвалась она безжизненным голосом. Но взгляда от Аларма она уже не отводила. — Прости меня… Я должна была вас… — Успею, — только и ответил Аларм, после чего отпустил девушку и вышел. Ещё пара секунд, и он бы что-нибудь всё-таки сломал. А погром лучше устроить не здесь и точно не при растерянной Элли, а у Парцелиуса. *** Отыскать Юргода было нетрудно. Он в начале праздника сидел на балконе и даже спускался на площадь, а с закатом улетел на охоту. Аларм его отыскал, когда он уже вернулся сытый и довольный и лёг дремать. Он взобрался зверю на спину и сказал: — Полетели в Жёлтую страну. Нужно найти Парцелиуса. — Зачем? — Юргод приподнялся и потянулся. — Он заставил Элли выйти за него замуж! — воскликнул Аларм, стукнув кулаками себе по коленям. После долгой паузы Юргод демонстративно сложил крылья и опустился на живот. — Не полечу. — Как не полетишь? — даже успокоился опешивший Аларм. — Ты мне друг или как? — Друг, — Юргод свернулся. — Поэтому не полечу. — Да нельзя же так оставлять! — Нельзя, — Юргод осторожным движением туловища стряхнул Аларма на землю и повернулся к нему. Огромные жёлтые глаза отблескивали в свете фонарей. — Но и лететь сейчас, когда ты кипишь, как горячий источник, тоже нельзя. Мало ли какую магию ты разрушишь, если нападёшь на Парцелиуса? — Мне всё равно! — А мне — нет. Ты — мой друг. Я хочу, чтобы ты был жив. Аларм, вдруг окончательно растеряв все силы, опустился на траву спиной к Юргоду, чтобы он не видел его лица. — Так не должно быть. Юргод опустил голову рядом с ним и очень аккуратно прижал лапой полу куртки. — Элли тоже тебе друг. И тоже хочет, чтобы ты был живым. И ты знаешь, насколько. Аларм мрачно кивнул. Юргод пододвинул голову ближе и тоже тяжело вздохнул, ничего не добавляя. *** В этот раз Тень тошнило, потому что она объелась. Потревожившие её два человеческих существа выдали такой фонтан эмоций, что Тень, жадно захлёбывая злость и отчаяние вперемешку, выползла на комод. Да, она рисковала быть замеченной, но уж очень яркие и вкусные были эти эмоции. Даже когда человеческие существа разошлись, Тень не смогла сдвинуться с места, и пришлось остаться доедать отчаяние, хотя злость обычно обещала больше лакомств. Зря осталась. Отчаяние открыло ей ход. Узкий, плохой, ненадёжный, только-только открывшийся… Но его можно прогрызть, расширить и пролезть через надёжную защиту, расшатать сознание и поселиться, подчиняя своей воле. — Элли, дорогая! Что у тебя случилось? Человеческое существо подскочило с дивана, на котором только что рыдало и бросилось на грудь новому вошедшему. Этот был непробиваем. По крайней мере сейчас. Он окутал намеченную жертву куполом заботы и сочувствия. Что бы там внутри не было, рваться туда — это как прыгнуть в огонь. Тень тут же свалилась за комод и застряла там, боясь вляпаться в новые, уже невскусные эмоции. Ничего, у Тени сейчас есть силы. Теперь не обязательно ждать удобного случая и искать дыры. Теперь их можно прогрызть. *** Светлана не могла сказать, что проспала, потому что в то время, когда она обычно вставала, вчера она только легла. Нет, пожалуй, это будет не самая точная формулировка. Во-первых, не вчера, а уже сегодня, во-вторых, точнее будет сказать — упала лицом в подушку. Хорошо хоть из платья выбралась. И через какое-то время ещё выудила из волос шпильки. На большее её не хватило. И утром… Да нет, ближе к полудню, судя по положению пробивающегося сквозь тонкие занавески солнца. В общем, некоторое время Светлана пролежала, рассматривая растягивающиеся по полу световые пятна от окон. Вторая ночь подряд без беспокойных снов? Без бессонницы? Она что, приходит в порядок? Надо теперь обдумать, что делать дальше. Как ни удивительно, после того, как умылась, Светлана обнаружила уже проснувшегося и довольно-таки бодрого Марата. Разошлись спать-то они в одно время. — Так, я не понял, — пробормотал Марат. — Где пацан с его утренними побудками? Или ему там вчера всё же что-то перепало? Если придёт, скажи, что я умоюсь и его урою. Пока Светлана заваривала чай, она пыталась сформулировать то, что Марат сказал более приемлимо, но решила переформулировать иначе. Что Марат на самом деле имел в виду: умоется и с удовольствием с вами разомнётся. Но заготовка не понадобилась. Аларм ещё не пришёл. — Завтракать будешь? — Светлана протянула чашку. Марат принял и понюхал содержимое: — Я вчера ругал этой пойло? От него нет похмелья. — Неоспоримое достоинства, — согласилась Светлана. — У меня есть пара идей: насчёт того, чтобы найти Аргута и проверить, не натворил ли что-то Парцелиус. Сегодня утром пришла на ум. И ещё, надо с Элли обдумать, как ставить защиту. — А точнее, ты ей будешь объяснять, как это делается без падения в обморок? — Ну и это тоже. — Светлана удобно устроилась в кресле. — А ты что на сегодня задумал? Марат плюхнулся напротив, по привычке закинув ещё босые ноги на ручку кресла. Несколько сменившихся гримас заставили её насторожиться. Да, видимо, последствия всё же будут. Зря она вчера так легкомысленно себя отпустила… — Выбить чуток дури из пацана и заложить на её место крамольную мысль, что прежде, чем лезть в подземелье за папаней, надо всё это как следует обмозговать. — Хорошая мысль. И, стоило только успокоиться, как Марат добавил: — Хрена се у нас семейный завтрак. Мы что, эту мелкотню незаметно усыновили? — Ну уж точно нет, — Светлана помотала головой. — Я же не буду усыновлять каждого, кому что-то объясняю! К тому же, не такие уж они оба и маленькие. Ну знаем мы с тобой больше их. Потому что у тебя — жизненный и боевой опыт, а у меня — магическое образование с отработанной несколькими столетиями методикой. И все вполне взрослые люди. — Это ты говоришь? — Марат фыркнул. — Ещё недавно ты утверждала, что посылать их на передовую — хреновая идея. — Идея была так себе, но они справились, — Светлана пододвинула к себе вазу с печеньем. — Кстати, ты тоже считал эту идею не лучшей. — До сих пор считаю, что идея — дрянь. Но тут вообще, что ни идея, то сорт дерьма. Поэтому дай-ка ты мне, что ты там записала про подземелье. В том числе и схемы защиты. Не поверю, что у тебя ни одной заметки! Хотя выбираться из кресла не хотелось, Светлана всё же сходила за блокнотом и отдала его Марату. В первую очередь он развернул карту. Хотя, сказать честно, картой это было сложно назвать. Так, набросок по памяти, засыпанный пометками, большинство из которых — знаки вопроса. Марат несколько сразу же исправил. — Не скажу, что этого хотя бы наполовину достаточно. — Лучше, чем «там есть остров, есть лестница, есть большой злобный дядька, мечтающий всем отключить свет», — Марат водил карандашом по карте. — Я думаю, надо собраться вместе и поизучать карту как следует. — Сначала надо её дополнить, — Марат пометил несколько башен крепости. — Но я не понял, где там пацан? — Может, не достучался раньше? — предположила Светлана. — А вот фиг ему! Сигнал я сделал. Ну всё, я пошёл ему мстить. Если куда из города намылишься, знаешь, где меня искать, — Марат встал, допив чай. — Кстати, вчера отпадно повеселились. Надо будет повторить. — Не меньше, чем через неделю, — Светлана подняла руку. — Трудоголизм твой… — Он тут не при чём. — Ну-ну! — В том, что показывали нам вчера Жевуны, я безнадёжно путаюсь. Надо бы потренироваться. — Да-а-а? — И ещё у меня болят ноги… — со вздохом признала Светлана. *** Дворец после ночного праздника был тихим и сонным. И на удивление чистым. Мстительно поднять Аларма из кровати у Марата не получилось. В комнате у него было пусто. Неужто ему перепало настолько много? Искать его в комнате у Элли? Вот это будет правда месть… Марат пошёл искать королевские покои. Он правда по дороге решил, что забирать его из объятий подружки будет уже слишком даже за подъём на рассвете и многократные поражения. Но вот убедиться, что Аларм именно там ему было необходимо. — Ах вот ты где! Искать королевские покои оказалось ненужно. Аларм уже был в дворцовом парке, но в этот раз компании не обрадовался. На приветственный подкол Марата он промолчал и прибавил шагу. Так он молчал долго. Достучался до него Марат только когда отобрал лук и стрелы со словами «пострелять я тоже хочу". Первые две стрелы впились в край мишени. — Не заколдованные? — спросил Марат. — Это тренировочные. Рохан говорил, что не нужно брать волшебный лук, если мажешь обычным. — Это он прав. Кончай морозиться, давай выкладывай, что не в духе? Или ты с похмелья всегда так? — Нет, — пробурчал Аларм, смотря, как Марат снова натягивает лук. — Если ты будешь продолжать, рассечёшь тетивой себе руку. — Пффф! Магия ж. Я защиту поставил. Так чего? Вчерашний подкат не удался? Вторая стрела воткнулась-таки в ладони от центра. Аларм молча отобрал лук и запустил пару стрел довольно точно в серединку и перешёл на несколько шагов дальше. — Удался, не удался… — Аларм запустил ещё одну стрелу и повернулся-таки к Марату. — Элли выходит замуж, — и тут парень как будто вступил в дерьмо. — За Парцелиуса. — Это тот хрен, который тебя оживил? — Ага, — Аларм печально посмотрел на стрелу, торчащую в верхней части мишени. — Если он такие ложечки спёр, то что он хотел получить? — пробурчал Марат. — Что, сильно хорош собой? — Да сейчас! Уродливый, старый, ленивый… И характер у него… Хуже, чем у те6я. Аларм выстрелил ещё раз. Стрела попала точно в цель. — Так и не понял. Там любовь зла? Или таки политика? — Наша с Дровосеком жизнь чем считается? — огрызнулся Аларм. — Чёрте что… Она как, сама сказала, или тебя тормознули? — Сама сказала, — Аларм лук опустил и прошипел что-то сквозь зубы. — Я к ней, а Элли мне вот это рассказывает. И глаза такие, будто её к смерти приговорили. Аларм убрал лук и сел в траву. Марат сел рядом и обложил матом ситуацию, политические союзы в принципе и саму идею расплачиваться бабами. Это самое дельное, что ему пришло в голову. — Я должен быть ему благодарен, но Элли… — Схрена благодарен-то? Девке — да. И то, ей по ушам надо дать, что дорого заплатила. — Слушай, я тебе сейчас в ухо дам. Я эти глаза забыть не могу. — Кто кому в ухо даст — это вопрос лохматый. Свадьба-то когда? — Элли сказала, через год. Слушай, а ты можешь создать облако, как Элли? Чтобы мы туда полетели и… — И что? От того, что мы ему наваляем, он откажется что ли? — Может и откажется… Он на самом деле довольно трусливый. — А ещё, если он с того света тебя вынул, то запиннуть назад тоже может не быть проблемой, — добавил Марат. — Мне всё равно. — Так, пацан, давай глупости поставим в очередь. У нас тут есть ещё один кандидат, кому мы навалять собрались. Кого вперёд? После долгого шевеления мозгами Аларм всё же ответил: — Пакир опаснее для всех. — Вот его и первого прессовать пойдём. А теперь пошли где-то сядем, обмозгуем карту и что делать дальше. А аргументы, что до свадьбы ещё целый год, а человек в рабстве каждый день имеет шансы загнуться и что, если Парцелиус магию снимет, отца Аларма спасать будет некому, Марат приберёг на потом, когда пацану в голову ещё какая глупость взбредёт. А бредут они туда явно толпами. *** Утешать Элли Дровосеку пришлось до самого утра. Наконец, выговорившись и выплакавшись, она всё-таки заснула, но и сейчас оставлять её не стоило. Дровосек только вышел из спальни. Там его уже давно ждал Страшила. Он не заходил, доверив дела сердечные полностью своему другу. — Друг мой, ну почему же ты мне ничего не сказал? — шепотом спросил Дровосек. — Элли просила. Сказала, придёт время, сама расскажет, а сейчас не хочет омрачать радость, — Страшила тоже говорил шёпотом. — Это было не слишком ра-ци-о-наль-но, но я не смог ей отказать. — А Аларма не видел? Он ещё дров не наломал? — Нет, вроде. Он с Юргодом общался. А почему ты думаешь, что он наломает дров? — насторожился Страшила. — Согласись, он не всегда сдержан и очень упрям. А то, что Элли ему нравится, я почувствовал ещё в походе. Уж очень он оживлялся, когда мы с тобой её упоминали. — Как думаешь, это взаимно? Уж очень Элли легко приняла предложение Парцелиуса. — Это легко? — удивился Дровосек. — Боюсь, что да, это взаимно… — Почему боюсь? Это же хорошо! — В этом случае мало хорошего, — вздохнул Дровосек. Иногда Страшиле было даже жаль, что он не может спать, как люди. Многие говорили, что после сна голова становится свежее и мысли не такие спутанные. А сейчас у него было именно ощущение, что он просто не знает, о чём думать в первую очередь. О том, что из подземелья вот-вот выберется злой колдун? О том, что путешествие по Волшебной стране дало больше вопросов, чем ответов? Поразмышлять над каким-то вопросом, порожденным картой? Или понять, куда делась Корина? Её с города Теней никто не видел. Или как-то позаботиться о том, что его друзья сейчас в расстроенных чувствах? Чтобы хоть как-то отвлечься, он обычно начинал либо решать математические задачки, либо играть в крестики- нолики. Пара часов полного сосредоточения немного освежали мысли. После бурного праздника дворец просыпался только к полудню. Даже парень из команды садовника с полупустым мешком мусора сонно прошлёпал по саду только когда солнце уже согрело дворец. А служанка зашла узнать, будет ли её величество завтракать, или сразу обедать, уже почти в полдень. Выяснив, что её величество лучше ещё не беспокоить, она с видимым облегчением, кивнула и удалилась. И уже когда дворец проснулся и зашумел, в дверь деликатно постучалась Светлана. Она вежливо поздоровалась и, заметив, что лица у друзей не похожи на радостные, спросила, всё ли в порядке. Дровосек со Страшилой переглянулись и, взяв с неё слово молчать, рассказали всё, как есть. Светлана посмотрела в свой блокнот, вздохнула и пододвинула себе стул. — Теперь некоторые вещи стали немного яснее. Но то, что нужно так и осталось непонятным. — Какие например? — спросил Страшила. — Ясно, почему сегодня не Аларм разбудил Марата, а наоборот. И почему они там вдвоём потрошат манекен в колпаке и плаще со звездами. Какова вероятность кстати, что оно оживёт? — Из всех чучел Волшебной страны ожил только я, — Страшила развёл руками. — Так что ма-ло-ве-ро-ят-но. — Ну тогда пусть продолжают. А вот то, как Парцелиус оживил вас, уважаемый Дровосек, и Аларма это нисколько не проясняет. — Видимо, у алхимиков свои секреты, — предположил Страшила. — Возможно, для этого нужна тёмная магия… — Тёмная магия — это что? — терпеливо уточнила Светлана. — Вы же добрая волшебница, вы знаете, что такое магия светлая и тёмная, — удивился Страшила. — В том-то и дело, что не знаю, что здесь под тёмной и светлой магией понимают. У нас раньше был пяток концепций тёмной и светлой магии. Но они как были, так и остались в религиозных кругах, а в Высшей Школе Магии такое больше даже не обсуждается. Для меня магия всё же инструмент. Молотком можно забить гвоздь, а можно отбить соседу палец, а то и что похуже. Понятно, что меч например лучше приспособлен для того, чтобы убить человека, чем для того, чтобы нарезать помидоры на салат. Но в принципе его можно применить и так, и так. — А также, для того, чтобы кого-то защитить… — добавил Дровосек. — Вот именно. Кухонный ножик тоже можно применять и так и так. — Но Элли говорила, что вам от тёмной магии в подземелье было совсем плохо, — напомнил Страшила. — Не от тёмной магии, а от энергии смерти, — поправила Светлана, поморщившись. Похоже, не самое приятное воспоминание. — Она для любого живого существа не в удовольствие, а магия делает нас к этой энергии чувствительными. Всех в разной степени. Я например очень чувствительная к энергии жизни, и энергия смерти мне вредит. И некромантия — работа с энергией смерти — как раз следствие весьма добрых намерений. Попытки вернуть умершего к жизни. Но из этого выходило много неприятностей. Кроме самой энергии смерти, если неправильно выбрать тело для оживления и не обработать, то запросто можно запустить какую-нибудь инфекцию. А толку никакого… Человек-то не становится живым. — То есть, Парцелиус использовал что-то другое? — предположил Страшила. — Что-то другое, но схожее? Я что-то пропустила? Что-то в самой Волшебной стране не так? Слишком много вопросов, слишком мало ответов, — Светлана развела руками. — Может, всё же начнём с защиты? Тем более, пока оснований бить тревогу нет. Первый шаги похоже услышала Светлана. Она вдруг повернулась к двери в спальню. — Доброе утро. Да, вежливость в любой ситуации Светланы оказалась заразной, а вот самообладания целительницы Элли явно не хватало. Глаза у неё были красные, опухшие, а попытка улыбнуться такой неестественной, что лучше бы она этого не делала. Выглядело бы не настолько жутко. — Что ж, мы манекен брать не будем… А вот без чая нам точно не обойтись, — заметила Светлана. — Не стоит, — возразила Элли. Не так уж плохо с самообладанием, как кажется. — Давайте лучше займёмся делом. Вы же за этим пришли? — Разумно, — кивнула Светлана. — Но за чаем я всё равно схожу. Пожалуйста, не бейте автора больно, но радостные кусочки кончились. Начинаем разводить трагедь в пропорции 2:1...

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика? Очень понравилось, это один из моих любимых фанфиков - причём достаточно длинный, и события развиваются по длинному пути - вплоть до окончательной победы над Пакиром. Кстати, есть интересный момент в главах 17 - 18: можно представить, а что было бы, если бы события развивались по альтернативному пути. Что произошло бы, если бы герои произведения выбрали другой вариант действия с полностью собранным шаром Пакира - а именно - сразу привезли бы этот шар в Розовую страну к Стелле? Неужели Стелла, связанная клятвой с Пакиром, приняла бы их не дружственно, а может быть, стала бы прятаться от них, если Стелла поклялась Пакиру, что она "вообще никак не даст о себе знать" героям из Изумрудного города, по крайней мере, до следующего дня? Кстати, получается, что магическая защита у Стеллы есть, так что на территорию Розового дворца Пакир никак не может сунуться. Однако эта магическая защита действует весьма своеобразным образом и основана на клятве Пакиру.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Будет ли продолжение этого фанфика? Вроде, да. Пока работаю над следующей главой) Игорь Сотников пишет: Очень понравилось, это один из моих любимых фанфиков - причём достаточно длинный, и события развиваются по длинному пути - вплоть до окончательной победы над Пакиром. Большое вам спасибо! Рада, что весь этот укур нашёл своего читателя) Игорь Сотников пишет: Кстати, есть интересный момент в главах 17 - 18: можно представить, а что было бы, если бы события развивались по альтернативному пути. И вправду интересно и могло привести к весьма интересным приключениям. Есть вероятность, что до Розового дворца бы просто не добрались. Рухнули где-нибудь по дороге. И бороться с порождениями этого шара пришлось бы где-то в лесах... Игорь Сотников пишет: Кстати, получается, что магическая защита у Стеллы есть, так что на территорию Розового дворца Пакир никак не может сунуться. Однако эта магическая защита действует весьма своеобразным образом и основана на клятве Пакиру. Да, получается, что дворец закрыт от магии Пакира не полностью... К тому же она долго отсутствовала, за это время аж зима началась. И, опять же, клятва, которая пробивает в защите немалую дыру...

Игорь Сотников: В этом фанфике очень понравилось, как показаны некоторые моменты ожидания новых событий, моменты затишья, перерывы между одними и другими испытаниями или битвами - в главах 8 - 10, 18 - 21 - когда герои отдыхают, или находятся на лечении после ранений, полученных при побеге из подземной страны Пакира, или устраивают массовые праздники в Изумрудном городе, или занимаются спортом - и всё это происходит в спокойной, размеренной, расслабляющей обстановке и практически в безопасности - когда герои перед этим сделали всё, что могли, а сейчас отдыхают и восстанавливают силы для последующего противостояния с Пакиром, и прямо сейчас, прямо в этот момент, герои мало что могут сделать. Это так удивительно, что иногда можно - причём не только в ВС - в течение некоторого времени практически ничего не делать, не работать, а зачастую - даже быть не в состоянии что-нибудь делать - и в то же время пользоваться всеми благами и иметь крышу над головой - по сути за чужой счёт, за счёт трудящихся жителей Зелёной и Розовой страны - имея при этом некоторые прежние или недавние признанные заслуги перед народами ВС за борьбу с Пакиром. В главах 8 - 10 описано лечение и восстановление героев после ранений, полученных при побеге из подземной страны и из Города теней, находящегося под контролем Пакира. При этом часть героев, вырвавшись из Города теней, нормально, без приключений, переместилась в Изумрудный город, а часть героев, минуя Изумрудный город, так же легко переместилась через всю ВС в Розовый город Стеллы, куда Пакир не смеет сунуться. И здесь, в верхнем мире, в основной части ВС, вся магия у волшебниц снова заработала в полную силу, несмотря на перенесённые до этого тяжёлые испытания. В главе 18 - Страх и Тень - есть несколько интересных моментов. Во-первых, Светлана и Марат после успешной расшифровки магии с шара Пакира поздно вечером проводят время в небольшом заведении общепита в Изумрудном городе. Очень понравилось описания обстановки в Изумрудном городе за пределами дворца, описание условий, среди которых существуют обычные горожане. Цитата: "Улицы в Изумрудном городе, похоже, не освещали совсем. Даже через центральную площадь пришлось проходить в почти полной темноте. А найти работающее заведение оказалось и того сложнее. Оно оказалось через три улицы, маленькое и довольно тихое с незамысловатым названием «Ромашка», на взгляд Светланы довольно милое. Особенно ей понравились выкрашенные в голубой ажурные деревянные планки вокруг окон, которые казались кружевами, а никак не ставнями и даже не наличниками. Тем более, что большинство домов в городе были каменными, а на этом изобиловали деревянные украшения." Конец цитаты. Здесь есть какое-то ощущение запущенности и ощущение какого-то простого незатейливого деревенского быта. Трудно представить, что всё это происходит именно в столичном городе. Здесь многое специфично именно для сухиновского, а не для волковского канона. В частности, трудно представить, чтобы в волковском каноне во времена ТЗЗ в Изумрудном городе в ночное время плохо освещались улицы и даже центральная площадь возле дворца правителя, если там освещалась даже дорога ВЖК на всём протяжении. Во-вторых, в главе 18 очень понравилась обстановка во дворце Стеллы и в парке возле её дворца в ночное время, когда Стелла ожидала вестей из Изумрудного города, а сама не могла вмешиваться в события из-за клятвы, которую она дала Пакиру. Далее в главах 19 - 21 описан большой праздник в Изумрудном городе, причём не только во дворце, балы, пиры и гуляния, в т. ч. подготовка к этому празднику, а также последующее утро и последующий день после основной части праздника. Удивительно, что народ Изумрудного города может позволить себе столько времени беззаботно отдыхать и устраивать пиры и имеет для этого достаточные средства и запасы.

Sabretooth: Игорь Сотников пишет: Удивительно, что народ Изумрудного города может позволить себе столько времени беззаботно отдыхать и устраивать пиры и имеет для этого достаточные средства и запасы. Например, у Баума тоже так: — Они что, совсем не работают? — поинтересовался Косматый. — Ну что ты, конечно, работают, — ответил Железный Дровосек. — Без труда не мог быть построен этот волшебный город, без работы его нельзя было бы содержать в порядке. А кто же обеспечивает жителей фруктами, овощами и другой едой? Но здесь никто не работает больше чем полдня, и жители Страны Оз любят работу не меньше, чем развлечения.

dumalka: Игорь Сотников это намёк "какого черта эти два олуха ничего не делают?")))

Felis caracal: dumalka, ну зачем накидываться с мнительностью на читателя, который вообще-то хвалит за демонстрацию быта?

dumalka: Sabretooth Felis caracal Игорь Сотников, извините, не думала, что шутка не читается ((( Прошу прощения за поспешных комментарий и неверные выводы(

dumalka: Игорь Сотников, спасибо за такой подробный обзор быта!) Меня иногда вправду заносит и быта появляется даже слишком много) Игорь Сотников пишет: Это так удивительно, что иногда можно - причём не только в ВС - в течение некоторого времени практически ничего не делать, не работать, а зачастую - даже быть не в состоянии что-нибудь делать - и в то же время пользоваться всеми благами и иметь крышу над головой - по сути за чужой счёт, за счёт трудящихся жителей Зелёной и Розовой страны - имея при этом некоторые прежние или недавние признанные заслуги перед народами ВС за борьбу с Пакиром. Насколько это в претензию к героям? Потому что они вроде как не требовали этого. И если потребуют оплаты, скорее всего, найдут чем оплатить. Мне кажется, жители Волшебной страны не голодают и дефицита еды особо нет. Как и нет недостатка в пустых комнатах. Думаю, если это будет кому-то в тягость, по крайней мере, Светлана это заметит... И какая-никакая социальная помощь там должна быть. Конечно это не построенная система помощи людям в той или иной жизненной ситуации, но по крайней мере доброе отношение жителей. Игорь Сотников пишет: Здесь есть какое-то ощущение запущенности и ощущение какого-то простого незатейливого деревенского быта. Трудно представить, что всё это происходит именно в столичном городе. Здесь многое специфично именно для сухиновского, а не для волковского канона. В частности, трудно представить, чтобы в волковском каноне во времена ТЗЗ в Изумрудном городе в ночное время плохо освещались улицы и даже центральная площадь возле дворца правителя, если там освещалась даже дорога ВЖК на всём протяжении. Ну да, ощущение не привычного нам столичного города, где активная ночная жизнь и все в огнях. Скорее, действительно что-то сельское. Не хотелось конечно ощущения заброшенности, так что подумаю, как отредактировать. Интересно, а чем в ТЗЗ дорогу из Жёлтого кирпича осветили? Игорь Сотников пишет: Далее в главах 19 - 21 описан большой праздник в Изумрудном городе, причём не только во дворце, балы, пиры и гуляния, в т. ч. подготовка к этому празднику, а также последующее утро и последующий день после основной части праздника. Удивительно, что народ Изумрудного города может позволить себе столько времени беззаботно отдыхать и устраивать пиры и имеет для этого достаточные средства и запасы. Даже в довольно стесненных условиях люди находят несколько дней в году, в которые в основном веселятся и валют дурака. В Волшебной стране для такого возможность вполне есть. И я так поняла, подкол с забегаловкой не удался)

Игорь Сотников: "Насколько это в претензию к героям? Потому что они вроде как не требовали этого. И если потребуют оплаты, скорее всего, найдут чем оплатить." (dumalka) Это не претензия к героям. Просто удивительна такая обстановка, такое положение дел и такие взгляды на вещи в ВС, при которых становится возможным подобное времяпрепровождение. Всё это так мало похоже на то, что обычно бывает в Большом мире, когда, несмотря на гораздо более высокий уровень развития технологий, навероятно сложно обзавестись жильём в чужом городе хотя бы на время не на кабальных условиях, когда еда и различные блага не только не предоставляются даром, но и очень сложно на них заработать, когда наши навыки и умения никому не нужны, когда кругом кризисы, безработица и массовые сокращения, когда выпихивают с работы по совершенно надуманным поводам. "Мне кажется, жители Волшебной страны не голодают и дефицита еды особо нет. Как и нет недостатка в пустых комнатах." (dumalka) В волковском каноне в ЖТ в главе, посвящённой 2-ому изгнанию Урфина Джюса, сказано, что ещё никто не умирал от голода в ВС. А дефицит еды, как я понимаю, там был только в Стране подземных рудокопов до массового переселения рудокопов наверх в Голубую страну в СПК. И дефицит еды там был обусловлен прежде всего праздным образом жизни королей, их придворных и министров, а также содержанием большого количества прислуги и армии у королей. Всё это имеет мало отношения к данному фанфику, однако если правители областей ВС, находящихся в верхнем мире, будут уподобляться подземным королям и будут держать у себя во дворцах слишком большое количество всяких дармоедов, то положение простых трудящихся в ВС будет не намного лучше, чем это было в Стране подземных рудокопов при королях. Также в одном из фанфиков и просто в обсуждении в других разделах форума высказана такая точка зрения, что дефицит еды и угроза голода была в Зелёной стране во времена ОБМ, когда эта территория была захвачена марранами. При этом большинство марранов вели праздный образ жизни и не занимались сельским хозяйством, а значительная часть коренных жителей, которых марраны обирали, просто сбежала за пределы Зелёной страны. Насчёт пустых комнат - так ведь их ещё надо сначала построить, а это при том уровне технологий достаточно трудоёмкая задача. К тому же в Изумрудном городе есть проблема с территорией для строительства новых домов. Изумрудный город построен по канонам средневековых городов. Его территория ограничена крепостными стенами, и город не может свободно расширяться, а улицы Изумрудного города уже изначально сделаны очень узкими. Думаю, что если в ВС и не было недостатка в еде и в жилищах, то и излишкам всё равно взяться было неоткуда. Во-первых, слишком низкий уровень развития техники, по сравнению с БМ, из-за чего многие блага были слишком дорогими в реальном выражении, а удовлетворение многих потребностей требовало слишком больших трудозатрат. Во-вторых, хотя и не в каноне, но во многих разделах этого форума высказывалась такая точка зрения, что в ВС в сельском хозяйстве и в других отраслях народного хозяйства даже лошадей или пони очень мало использовали в качестве тягловой силы - и это связано с тем, что лошади или пони там разумные, говорящие и как следствие - очень строптивые - так что очень неохотно позволяют надеть на себя сбрую. Получается, что очень многое жителям ВС приходилось таскать на себе. И именно этим объясняется то, что и в волковском, и в сухиновском каноне герои очень много ходят пешком из одних областей ВС в другие, а не ездят на транспорте. "Думаю, если это будет кому-то в тягость, по крайней мере, Светлана это заметит..." (dumalka) Но это же не так явно в тягость, и это довольно сложно заметить. Здесь вопрос не в самих героях, а в сложившейся системе. Светлану и Марата приютили правители ВС в своих дворцах, а у простого народа ВС, понятное дело, никто не спрашивал. Однако чем больше придворных и всяких прочих дармоедов правители ВС будут у себя содержать, тем тяжелее будет положение простых трудящихся - примерно как в Стране подъемных рудокопов в волковских СПК.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Просто удивительна такая обстановка, такое положение дел и такие взгляды на вещи в ВС, при которых становится возможным подобное времяпрепровождение. Пожалуй, да. Для нас она немного странная. В чужом городе трудно искать жильё, если там нет друзей или родственников (да и мало у кого есть такая вещь, как гостевая спальня, которая в аристократических домах в том или ином виде была). Но все-таки, попав в аварию, на койку в больнице и лечение можно рассчитывать. Игорь Сотников пишет: Насчёт пустых комнат - так ведь их ещё надо сначала построить, а это при том уровне технологий достаточно трудоёмкая задача. К тому же в Изумрудном городе есть проблема с территорией для строительства новых домов. Изумрудный город построен по канонам средневековых городов. Его территория ограничена крепостными стенами, и город не может свободно расширяться, а улицы Изумрудного города уже изначально сделаны очень узкими. А вот это не факт. Это может быть и не город-крепость. Войн в Волшебной стране много не было. Его строил Гудвин, который хотел что-то такое, подобное, так что мог обнести стеной большой участок, обеспечил красивым центральные улицы и подход ко дворцу. Возможно, нарисовал генплан. А остальное застраивается до сих пор.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Однако чем больше придворных и всяких прочих дармоедов правители ВС будут у себя содержать, тем тяжелее будет положение простых трудящихся - примерно как в Стране подъемных рудокопов в волковских СПК. Это да. И хорошо, если будет вариант СПК, а не французской революции. И вот интересно: кто считается дармоедами?

Игорь Сотников: Так или иначе, демонстрация быта в ВС в этом фанфике очень подробная, воспринимается очень трогательно и удалась хорошо. Возможно, что есть смысл подкорректировать отдельные моменты, как вы собираетесь сделать, но только ничего не убирайте и не сокращайте! --- Есть и другие вопросы по этому фанфику - прежде всего, насчёт того, насколько он соответствует сухиновскому канону. Так, в главе 8 - Зализать раны - Стелла очень легко и как ни в чём не бывало попала к себе в Розовый дворец и вернулась к исполнению своих обязанностей. При этом в начале этого фанфика подробно не рассказывается о том, как Стелла, Элли и Корина попали в плен к Пакиру. А в сухиновском каноне с этим всё вроде бы сложнее. Там в Розовой стране власть захватила Агнет - одна из придворных стеллы. При этом Агнет завладела золотой шапкой Стеллы, стала повелевать летучими обезьянами и прежде всего приказала летучим обезьянам схватить Стеллу, Элли и Корину и поместить их в Город теней, подконтрольный Пакиру. А оттуда Пакир вроде бы забрал Стеллу и Элли к себе в Подземную страну, а Корина согласилась пойти к нему на службу - по крайней мере, на некоторое время. Так что по возвращении из плена пришлось бы ещё бороться с этой Агнет и с летучими обезьянами, а в этом фанфике ничего такого не было. --- Также интересно: то, что Аларм при освобождении волшебниц из пакировского плена был практически убит и что его потом оживил Парцеллиус, который за это потребовал от Элли, чтобы она вышла за него замуж в течение года - это каноническая сухиновская сюжетная линия или не каноническая? А с Железным Дровосеком произошло то же самое, что с Алармом, только в этом фанфике или ещё и в сухиновском каноне? Помимо этого, было бы интересно рассмотреть альтернативный вариант: а можно было бы уговорить Парцеллиуса оживить одного только Аларма, но не Железного Дровосека за меньшую цену? Всё-таки Железного Дровосека могла бы оживить и Светлана, для этого не было бы непреодолимых препятствий, только ей потребовалось бы гораздо больше времени. Но опять же - Железный Дровосек - это искусственное существо, а не обычный человек, и с ним за это время ничего бы не случилось.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Возможно, что есть смысл подкорректировать отдельные моменты, как вы собираетесь сделать, но только ничего не убирайте и не сокращайте! Очень рада, что вам понравилось) Сокращать не собиралась, но подкорректировать стоит. В бытовых ситуациях проявляются слишком важные для меня вещи. И персонажи раскрываются. Игорь Сотников пишет: Есть и другие вопросы по этому фанфику - прежде всего, насчёт того, насколько он соответствует сухиновскому канону. Не знаю даже, как и ответить. Потому что с изменением одного поворота и появлением двух персонажей меняется не так уж мало, но и не так уж много. Все, что происходило в Розовом дворце примерно так же, как и написано в пятой книге Сухинова. Просто не все персонажи полностью знают, что произошло. Возможно, действительно стоит описать события хотя бы коротенько, чтоб легче читалось. При этом много что пошло в разрез с Сухиновским каноном. И даже не всегда понятно, как из этого выруливать (в частности, с Кориной еще не понятно). И говорить,что оно именно соответствует я не буду.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Также интересно: то, что Аларм при освобождении волшебниц из пакировского плена был практически убит и что его потом оживил Парцеллиус, который за это потребовал от Элли, чтобы она вышла за него замуж в течение года - это каноническая сухиновская сюжетная линия или не каноническая? А с Железным Дровосеком произошло то же самое, что с Алармом, только в этом фанфике или ещё и в сухиновском каноне? Это каноничная линия. В шестой книге было сказано, что "они потеряли души в борьбе со злом". А вот копание в том, как Дровосека убили и как таки сумели оживить -- это на моей совести. Потому что там про это ничего не сказано. Как сяду за компьютер, найду цитат на эту тему. Но, насколько я помню, никто не спрашивал, как все-таки Дровосека смогли убить.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Помимо этого, было бы интересно рассмотреть альтернативный вариант: а можно было бы уговорить Парцеллиуса оживить одного только Аларма, но не Железного Дровосека за меньшую цену? Боюсь, у Элли такой мысли не возникло. Хотя, если бы рядом был кто-то умеющий торговаться, то всё могло бы пойти по-другому. Игорь Сотников пишет: Всё-таки Железного Дровосека могла бы оживить и Светлана, для этого не было бы непреодолимых препятствий, только ей потребовалось бы гораздо больше времени. Но опять же - Железный Дровосек - это искусственное существо, а не обычный человек, и с ним за это время ничего бы не случилось А вы думаете, смогла бы? Она не дала однозначного ответа. Честно сказала "не знаю".

Игорь Сотников: "А вы думаете, смогла бы? Она не дала однозначного ответа. Честно сказала "не знаю"." (dumalka) Я думаю, что волшебница Светлана смогла бы оживить Железного Дровосека. Я верю в её могущество! К тому же 1-ые шаги в этом направлении в дальнейшем были сделаны, а именно: под руководством Светланы была расшифрована магия волшебного шара Торна - Пакира. Также важно то, что при попытках оживления Железного Дровосека, в отличие от обычного человека, уж точно не использовалось бы никакой некромантии и точно не возникло бы никаких побочных эффектов, все остались бы живы, и никто бы не сошёл с ума. Кстати, странно то, что Парцелиус смог так быстро оживить того же Железного Дровосека: ведь Парцелиус тоже пришлый, хотя и не с другой планеты, он в ВС недавно и до этого понятия не имел об искусственных существах. Кстати, насчёт результатов расшифровки магии волшебного шара Торна - Пакира всё далеко не так уж понятно, каким образом этот шар действовал на искусственных существ. При расшифровке было выявлено 4 уровня магии этого шара: 2 уровня магии подчинения, далее 3-ий уровень - магия изменения размеров, далее 4-ый уровень - магия перемещения: в частности, этот шар мог переносить с места на место различных чудовищ и весьма необычных страшных существ - легионеров тьмы - что срабатывало несколько не так, как было описано в волшебной книге Виллины. Так вот, непонятно, какой из этих 4 уровней магии убивает искусственных существ. Может быть, магия перемещения у этого шара настолько сильна, что вырывает душу из искусственных существ, вроде Железного Дровосека, и перемещает её куда-то в другое место, откуда потом её в принципе можно вернуть? Также вопрос: действует ли такая же магия на обычных людей? Правда ли, что Аларма в Городе теней практически убили именно с помощью этой же магии именно таким же способом, что и Железного Дровосека - несмотря на то, что Аларму нанесли очень небольшие раны? Тогда получается, что возможность вернуть к жизни Аларма и Железного Дровосека связана именно с особенностями оружия, которым их практически убили, с этой магией шара Торна - Пакира, которая действовала через оружие? И дело здесь вовсе не в особенностях ВС как таковой. Также получается, что Светлана не сможет оживить таким же способом своего Славика. --- Кстати, в этом фанфике есть ещё 1 небольшое несоответствие с каноном - или, по крайней мере, очень странное явление. В главе 20 - О танцах, вкусняшках и веселье. Ну почти... - во время пира в рамках большого праздника в Изумрудном городе почему-то не подавались мясные блюда. Это как-то объясняется наличием разумных говорящих животных. Цитата: "Марат даже присоединился к этому познавательному туру. Начистоту сказать, вкусным было не всё, но настолько разнообразно, что Марат даже не пожалел об отсутствии мясного. Что при говорящих животных вообще не странно, странно бы было обратное." Конец цитаты. Так вот, в волковском каноне в начале 1-ой книги - ВИГ - жевуны как раз ели мясную пищу, в частности, баранов, и, по крайней мере, собирались дать Элли в дорогу много баранины. При этом жевунов нисколько не смущало, что эти бараны, которых они выращивали и забивали на мясо, - разумные и говорящие. А сухиновский канон основан на 1-ой книге волковского канона - ВИГ. В общем, в этом фанфике получается очень странно, что на таком большом пире в Изумрудном городе не было никакого мяса.

dumalka: Игорь Сотников пишет: Я думаю, что волшебница Светлана смогла бы оживить Железного Дровосека. Я верю в её могущество! Как же это приятно! Как будто не ей, а мне комплимент сделали) Я-то автор, и больше верю в её упоротостьство))) В её сознании действительно нету каких-либо препятствий. Некромантию не пришлось применять -- это да. И она по сути и пошла туда копать. И попробуй её теперь остановить) Игорь Сотников пишет: Кстати, странно то, что Парцелиус смог так быстро оживить того же Железного Дровосека: ведь Парцелиус тоже пришлый, хотя и не с другой планеты, он в ВС недавно и до этого понятия не имел об искусственных существах. А он и сейчас не особо понятие имеет. По канону же он воспользовался то ли магией Пакира, то ли магией Ланги. Он вообще особо не думает... Получилось и получилось. Хорошо. А как и почему? А не важно! Игорь Сотников пишет: Так вот, непонятно, какой из этих 4 уровней магии убивает искусственных существ. Так, надо пересмотреть, потому что про заклинание это говорилось... Поправлю, если это не особо понятно... Игорь Сотников пишет: Правда ли, что Аларма в Городе теней практически убили именно с помощью этой же магии именно таким же способом, что и Железного Дровосека - несмотря на то, что Аларму нанесли очень небольшие раны? Раны вообще не понятно какие. Стелла так хорошо всё восстановила, что и следов магии не осталось, чтобы это понять. Но это действительно могло быть что-то, бывшее не обычным оружием, а магией того же рода, которая душу в принципе выбивает из тела, но она не "уходит"... В принципе, пока спойлерить не буду) Игорь Сотников пишет: Также получается, что Светлана не сможет оживить таким же способом своего Славика. Скорее всего, так и есть. и вообще, вряд ли стоит ей в это так упираться, только кто бы ей это объяснил... Игорь Сотников пишет: Так вот, в волковском каноне в начале 1-ой книги - ВИГ - жевуны как раз ели мясную пищу, в частности, баранов, и, по крайней мере, собирались дать Элли в дорогу много баранины. При этом жевунов нисколько не смущало, что эти бараны, которых они выращивали и забивали на мясо, - разумные и говорящие. А сухиновский канон основан на 1-ой книге волковского канона - ВИГ. В Сухиновском каноне напрямую сказано, что жители Волшебной страны животных не едят. С ВИГ действительно есть противоречия. Как решить? Пока не знаю. С разумными животными можно о многом договориться. На молоко, яйца, шерсть, отлов мышей, уничтожение вредителей... А вот на мясо? Как-то не хочется жителей Волшебной страны выставлять жестокими...

dumalka: Игорь Сотников А вообще я тут прыгаю до потолка от счастья при виде такой заинтересованности)

dumalka: Глава 22. Пасека В деревне Пасека, что стояла на юго-западной окраине Зелёной страны, редко происходило что-то, выходящее из хорошо налаженного привычного ритма жизни. От Большой реки и её разливов после больших дождей её отделял небольшой желтовато-зелёный и пахучий от цветущих лип лесок. От сильных ветров оберегали лес и довольно высокие холмы, по которым раскинулись зерновые поля и медоносные луга. Недружелюбные хищники и вовсе обходили деревню стороной, им не хотелось связываться с пчёлами. Ну разве что телега с зерном в канаве застрянет, ручей разольётся больше, чем обычно, из-за чего за сбором мёда можно было намочить ноги. Или пчелиный рой поселится в твоём саду. Ходи потом, ищи, кто его заберёт. Так и было до сегодняшнего дня. Кто-то шарахался среди ночи по деревне, повалил несколько заборов, перетоптал цветы, сломал журавль на колодце, развалил прилавки сельской ярмарки и просто-напросто вынес калитку живущей на окраине деревни скромной Лоле, которая даже сказала об этом не сразу. Только когда калитка упала на ногу попытавшемуся её отрыть старосте. Перепуганные местные жители, услыхав ночью шум, даже не решились высунуться из домов и увидели всё безобразие только утром. Кто мог успеть натворить столько разрушений за одну ночь? Кто мог обладать достаточной силой для того, чтобы это сделать? Ну конечно медведи, обитающие тут же рядом в лесу. Туда тут же отправили воробья с возмутительной речью на тему неподобающего поведения кого-то из медвежьего сообщества. И к полудню пришёл посыльный от медведей и возмутился, почему им предъявляют претензии, хотя они тут совершенно не при чём. Может, это из местных кто перебрал или не тех грибов или орехов отведал, а они тут не виноваты. И незачем им деревню крушить. И мёд они и так получат. Если хочется быть покусанными пчёлами, то могут по лесу поискать. А чтобы не быть покусанными, можно вон тому рыжему поле вспахать, ему как раз надо. И вообще, ни одного улья же не пострадало! Препирательства шли до самого вечера, и поскольку разобраться самим уже было невозможно, пришлось брать голубя, и староста деревни написал письмо Страшиле Мудрому, чтобы он решил их спор. Даже когда Страшила стоял в поле, как обычное пугало, к нему всё равно обращались с подобными проблемами. А уж сейчас, когда он всё-таки вернулся в Изумрудный город, по слухам, грех не обратиться. Совет пришёл такой: попросить медведя оставить след в любой грязи, рассмотреть и сличить его со следами на клумбах. Потому что у забора, у калитки и колодца наверняка уже потоптались все, кому не лень. А на клумбу не должен бы никто больше заходить. Выяснилось, что даже у молодых медведей следы куда шире и они уж точно не носили ботинок. А один ботинок на хулигане точно был. След от босой ноги перемежался со следом от ботинка. Но и для жителей деревни следы были великоваты. Убедившись, что это был не кто-то из медведей, жители ещё больше перепугались и упросили медведей подежурить. Те согласились, причём не только в обмен на мёд, но и потому что хотели вделать внушение тому... нехорошему человеку, который поставил под угрозу вот уже вековой договор с жителями деревни, благодаря которому они регулярно лакомились мёдом без укусов возмущенных пчёл. Медленно наступающая ночь, только закутав деревню в сумерки уже разогнала жителей по домам с вечерних посиделок. Никто даже не пошёл проверять ульи, боялись натолкнуться на вчерашнего ночного хулигана. Легкий ветерок носил по деревне сладкий запах мёда. Видимо, пчёл как раз людские проблемы не беспокоили. Они занимались своими делами. — Сиди тихо! Лола подтянула ноги к груди, забившись ещё глубже в угол между шкафом с посудой и стеной. Гигант её не трогал, и то хорошо. И она готова была сделать что угодно, лишь бы он ушёл. И приготовить ему вдвое больше, чем она обычно ела сама, и дать старую одежду мужа, уехавшего вместе с сыновьями на ярмарку. Но та на гиганта не налезала. Она боялась, что он разозлится, но тот только хмыкнул и взял два полотенца. Он налил себе воды в корявый таз. — Помочь можешь? — прохрипел гигант. Лола выбралась из своего угла и принесла ещё один кувшин воды. Вода в слабом свете самой маленькой свечки дрожала. Хорошо хоть она ещё ничего не пролила. Гигант сматывал с руки грязную тряпку… На чистый стол закапало что-то тёмное. Лола поставить кувшин всё же успела, прежде, чем пламя свечки поплыло в её глазах и унеслось куда-то вдаль. Крови она боялась с самого детства. — Вот же тёмное проклятье. Не смотря на то, что женщина была ростом едва ли по грудь Аргуту, поднять её он не мог. Сейчас он еле стоял на ногах сам. Весь день он пробыл в полусне-полубреде, женщина его чем-то напоила, накормила, но по-прежнему от него шарахалась и забивалась в угол, стоило подняться. К ночи стало чуть легче, хорошо бы обработать раны, но один он не справлялся, а хозяйка дома рухнула в обморок. Левая рука себя чувствовала неплохо, а вот правая распухла, сильно покраснела и не давала ей шевелить. В темноте даже не разглядишь, что там такого, а зажигать больше свечей — опасно. Засекут и схватят. И неизвестно, от кого он понесёт наказание сильнее: от Светлых, которым он нанёс немало ущерба в битве у Красного озера, или от Властелина Тьмы, который его накажет за поражение. Единственный выход — бежать в свой Железный Дворец, сделать из него крепость, пускай и те, и другие зубы обломают прежде, чем его достанут. Можно заодно и обдумать, что делать дальше. Кое-как перебинтовав руку, Аргут осторожно подсунул хозяйке под голову подушку — большего он просто сделать не мог — и выбрался через окно. Ночью не такая тишина, как многие считают. Улья мерно гудят, из травы, с деревьев, из густых шапок кустов раздаются щелчки, трели уханье, свист. Ручей тоже не перестаёт катиться по камням и едва слышно журчать. Затеряться среди этих звуков не так уж сложно. Если уметь. В темноте Аргут видел неплохо, а вот куда идти практически не знал. На сытый желудок и после отдыха голова соображала чуть лучше, по звёздам можно сориентироваться. Если бы ещё голова не была такой мутной. Из-за кустов раздалось оглушительное рычание, Аргут сразу рухнул на землю и закрыл голову руками. Медведь подхватил его поперёк туловища и куда-то потащил. — Да вот оказывается кто хулиганил, а то всё медведь какой повалил, медведь… — ворчал он. Аргут решил, что ему уже конец, когда его кинули на дорожку перед домом старосты, выложенную деревянными спилами. — Эй! Поймал я вашего хулигана! Староста осторожно выглянул из дома, а затем осмелел и вышел. В принципе Аргут завалить медведя мог, но вот не с раненой рукой и не сейчас. А уж худосочного старосту уж точно завалил бы. — Да это и правда человек! Вон и правда в одном ботинке. Парень, ты чего хулиганишь? — почти обиженно осведомился староста. — Так получилось, — недовольно пробурчал Аргут, не зная, что с этим сейчас делать. Бежать? Так медведь его в таком состоянии в два счёта поймает. Драться с медведем? Так ещё и поломает. — Тебе, парень, чинить теперь всё придётся, — произнёс староста. Из-за его плеча высунулась женщина, видимо, его жена. — Дорогой, да он ранен! Надо же ему помочь! Жена старосты в обморок не падала, она болтала, охала, ахала, таскала вёдра, пока местный дед-лекарь ковырялся у Аргута в ране, уговаривая его, как ребёнка, что будет не особо больно. Но было больно… И не столько физически от того, что в его ране появилась уже белая вязкая жидкость, до этого как будто стучавшаяся наружу. Её дед с поразительным спокойствием вымывал, выковыривал и почему-то радовался, когда пошла кровь. Больно было от того, как он ждал от этих людей подвоха. От того страха, что они его сдадут в Изумрудный город, а там его судят и казнят (не известно, откуда он это взял, в Волшебной стране со времён Бастинды ещё никого не казнили). И ещё больше от того, что его участие в Тёмном отряде могло навсегда разрушить этим людям жизнь. И этому доброму деду пришлось бы не мазать ему рану и хвалить за хорошее поведение, а скорее всего, латать полуживых односельчан после прохода по деревне армии Тьмы. К раннему утру Аргут уже лежал на подстеленном ему матрасе (лишней кровати в доме не нашлось, а занимать не лишнюю он наотрез отказался), рука его была перемотана на этот раз чистыми бинтами, тщательно обработана и зафиксирована у груди. И даже ныть перестала. Может, подействовал тот отвар, который дала хозяйка дома? Его конечно без починки заборов, колодца и калитки не отпустят. Но Аргут уже готов был перечинить в деревне, а затем и по всей Зелёной стране, вообще всё сломанное, лишь бы как-то успокоить свою совесть. **** Уже становилось темно и Элли пришлось зажечь фонарь на несколько свечей. Хотя это можно было сделать и без магии, но надо же тренироваться. Это было совсем не сложно. Ну хоть что-то было не так сложно, как придать нужный цвет облаку. А не под настроение: серое. Из таких туч идут долгие и холодные осенние дожди, не сулящие ничего хорошего. Только мрачность, холод и сырость. Сейчас получились по очереди салатово-зелёное, насыщенно-синее и шоколадно-коричневое. Теперь можно идти дальше. Элли развеяла выстроившиеся в ряд разноцветные облака и перевернула страницу. Маскировочные заклинания. Книга часто вела себя очень странно. Она иногда отвечала желаниям Элли до того, как она могла сформулировать это желание или хотя бы оно понадобится. И сейчас ей захотелось спрятаться. Вчерашний разговор с Алармом настолько выбил её из колеи, что она не представляла, как с ним общаться дальше. Уже поздно. Исчезнуть сейчас будет верхом глупости, Аларм её уже увидел. Он стоял на пороге беседки, хмурый и решительный, смотрел на неё из-под нахмуренных бровей. И, кажется, тоже не находил каких-то слов. — Меня уже ищут? — наконец произнесла Элли, встав со скамейки. — Я тебя искал, — ответил Аларм, подойдя ближе. — Прости, если я тебе вчера нагрубил. — Ты мне не грубил. Мне не за что тебя прощать, — она пожала плечами. Аларм вдруг встал на одно колено и взял Элли за руку. — Мы обязаны тебе жизнью. И я этого никогда не забуду. Когда Аларм поцеловал ей руку, Элли чуть не вскрикнула. Настолько сильно это прикосновение отдалось по всему телу приятным теплом. — Встань пожалуйста! — почти взмолилась она, потянув его за обе руки. — Как скажешь, — он легко поднялся, а вот руки не отпустил, их пришлось высвобождать самой. Элли закрыла книгу и убрала в рукав прежде, чем продолжить. Заодно удалось собрать побольше самообладания. В таком же тягостном молчании она села, и Аларм тоже. На расстоянии. Но взгляда с неё не спускал. Надо быть совсем невнимательной, чтобы не понять его чувства. Но что можно в этом случае сказать? Когда в своих разбираться вообще страшно. И это ни к чему не приведёт. — И что теперь делать? — пробормотала Элли. — Я буду делать то, что и собирался. Спасать из подземелья отца. Готовиться к битве с Пакиром. До этой проклятущей свадьбы год, а за год всякое может случиться. — Всякое, — не стала спорить Элли. — И ещё… Это я обязана тебе и жизнью, и своим рассудком. Если бы ты не спас меня из подземелья, не знаю, чем бы всё это закончилось. И то, что я сделала… Мне надо было, чтобы вы были живы, а лучше и счастливы… Я просто не могла иначе. — Да я понял, — он кивнул. — Что ты будешь делать? — Я? Пакир скорее всего уже начал на меня охоту. И в следующий раз я должна с ним столкнуться не беспомощной девочкой, а сильной волшебницей. И защитить не только себя, но и Волшебную страну. Это теперь мой дом, здесь те, кто мне дороги… — А свадьба? — До неё год. У меня есть год для того, чтобы всё наладить… — То есть, ты её не хочешь? — уточнил Аларм. — Мало ли что я не хочу, — грустно ответила Элли. — Иногда чувства приходится задвигать подальше. — Это жестоко. — Аларм сдвинулся чуть ближе и снова взял её руку. — Ты вот что… Если он тебя хоть делом, хоть словом обидит, скажи мне. До или после — не важно. И если кто-то другой тебя обидит, тоже говори. — Какой же ты хороший, — прошептала Элли, так и не определившись, плакать ей или смеяться. И куда спрятать то тепло, которое разливалось по телу и согревало сердце, в то же время заставляя его сжиматься. Судя по счастливому взгляду Аларма, ему нужен был примерно такой ответ. Больше бы его обрадовало наверное только прямое признание. А его Элли ещё не сделала даже себе. — Аларм, что ты задумал? — вдруг напряглась Элли. — Пока ещё ничего, — ответил он, продолжая сжимать ей руку. — Но ты не волнуйся, что-нибудь да придумаю. — Аларм… — Будь спокойна, Элли. Правда. Я тоже спасал тебя из подземелья не для того, чтобы тебя мучили тут. Так что я что-нибудь да придумаю, — он вдруг ещё раз с улыбкой поцеловал ей руку и встал, позволяя её ладони выскользнуть. — Я не подведу. «Хороший. И упрямый», — подумала Элли, провожая его взглядом. В том, что вынужденная свадьба с Парцелиусом не пройдёт гладко можно было не сомневаться. Сомневаться можно было в том, что она вообще состоится. Огорчения у себя Элли не нашла, хотя пыталась. А вот опасение, как бы это не кончилось непоправимым, было. *** Карта подземелья за день примелькалась так, что у Марата она уже стояла даже в закрытых глазах, поэтому пришлось её обозвать, пожелать самой позорной судьбы, какая может ждать бумагу, но всё же пощадить и швырнуть в ящик комода, чтобы хотя бы до утра она не попадалась. И пригрозить Аларму дать в лоб, если он сегодня ещё раз заведёт о ней разговор. Но он, куда-то на часик смотавшись, вернулся подозрительно довольный и предложил завтра устроить тренировку в условиях, приближенных реальным, в смысле, в темноте. — Только не сегодня! Аларм согласился, что на сегодня хватит и удалился. Но Марат спать пока не лёг. Светлана смоталась в какую-то деревню ещё днём и пока не вернулась. И пришлось уже пожалеть, что не пошёл с ней. Мало ли куда вляпается? Нет, она уже восстановилась и вполне может себя защитить. Сейчас даже если не сможет потягаться с Пакиром, то может от него скрыться. Но… А чего она одна-то будет веселиться? Светлана вернулась около полуночи с целым мешком всякой снеди. — Ну и что? — В общем, так. Аргута нашли, он жив и поскольку магию подчинения с него сняли, вряд ли он кому-то навредит. Разобрались вообще без меня, даже вмешиваться не пришлось. Так, одно средство от нагноений дала, с остальным они сами разберутся, — она выложила на стол несколько маленьких глиняных горшочков, закрытых тканью. В гостиной запахло сладким. — А тебе как, удалось побороть горячность разумом? — Чёрта с два, — Марат сел и посмотрел на Светлану очень пристально: — Ты знала про то, что мелкая уже замуж выходит? — Ну да… — подтвердила Светлана, выдержав взгляд. — Она просила не рассказывать. Чужие секреты… — Пацан всё утро рвал и метал по этому поводу. — Я заметила, — Светлана села и сложила руки, как примерная школьница. — Но на вопрос о том, как Парцелиус это сделал, ответа по-прежнему нет. — То есть, тебя только это интересует?! — возмутился Марат. — Марат, ты в самом деле хочешь знать, как я к этому отношусь? — Да, я давно мечтаю услышать от тебя те самые выражения. — Какие? Какие-то особенные выражения нужны для того, чтобы сказать «Я понимаю?» — Хрена се! Вот это вправду сюрприз, — Марат аж подскочил. — Ты понимаешь?! — Если бы это могло помочь в моём случае, я бы тоже это сделала, — Светлана продолжала смотреть сдержанно, если не сказать, холодно. — Скорее всего, сначала бы проверила, правду ли говорит и как это делается… Но вряд ли моё решение бы оказалось иным. — Да ну блин, я ж не про девку! С ней всё понятно. Я про этого… Судя по описанию пацана, там пенсионер с отскохшим хреном. — А его я вообще один раз видела. И хотя мне идея политических браков в принципе не симпатична (скорее, конечно, вообще вынужденных бараков…), осуждать лишь на основании очень заинтересованного лица (двух, я твоё мнение тоже учла) я не собираюсь. Меня тут другое беспокоит. — То, что это он «спё р ложечки»? — Да. Если это минимум, то что он хотел изначально? — Свадьбу прямо завтра? — предположил Марат. — Трон и купаться в бриллиантах? — Видимо. Но тогда он… довольно легковерный и не очень разумный. — Говори уж прямо, красавица, наивный дурак, — хмыкнул Марат. — Хотя, если посмотреть на того же Гудвина, то тут нагреть народ — раз плюнуть. Королеве, кстати, расскажи, лопнет от зависти. — Скорее, Миранда будет долго покатываться со смеху, — абсолютно серьёзно ответила Светлана. — А потом долго ужасаться, что письменного договора между Элли и Парцелиусом нет, не все условия огороворены и вообще не понятно, что происходит и кто за что отвечает. Они с Эмбром дня три утрясали договор. А потом три месяца с Валтором... Тут Марат заметно погрустнел. — Не выдержит девка этого, — произнёс он после паузы. — Королева всё же из другого теста. — Да из того же. Из мяса и костей. Тут отношение к браку разное… — И ты бы не выдержала, — добавил Марат. — И я бы не выдержала, — не стала спорить Светлана. — Какое счастье, что от меня этого никто не требует. — Угу… — подтвердил Марат. — А ты бы сбежал… — заметила Светлана. — Сверкая пятками. — Марат покивал. — Какое счастье, что у меня нихрена нет, кроме мерзкого характера. — Разделяю твои чувства, — кивнула Светлана. — Ах ты… зараза! — Запал кончился на середине фразы, когда дошло, что про мерзость характера Светлана ничего не сказала. — Думаю, это лучше оставить на утро, — Светлана посмотрела на горшки, из которых уже отчётливо пахло мёдом. Правда, возможно она имела в виду что-то другое. — Спокойной ночи! — Спокойной ночи, — на автомате буркнул Марат. *** Выходить при солнечном свете Тень пока ещё не могла. Для этого нужно подпитываться ещё долго. А лучше, найти какое-нибудь тело, чтобы в нём поселиться. Но вчерашняя еда дала Тени возможность во-первых, более ясно соображать, во-вторых, уже не ждать подачки, а заставлять этих существ подавать ей пищу. Надо было найти человека, который спал. Скользя по ночному дворцу, Тень едва не попалась два раза. Один раз тому, кто вчера приходил утешать так удачно попавшееся ей человеческое существо. Один раз — псу, который её настороженно обгавкал. Он же и открыл путь. Из небольшой комнаты вышла недовольная женщина и потребовала от пса тишины. Тот возмущённо что-то буркнул и ушёл, а женщина, раздражённо захлопнула дверь. Тень по следу уже приятного раздражения проползла под дверь и дождалась, когда та заснёт не очень хорошим поверхностным сном. Подкисшее молоко, при нагреве начинающее скатываться в неприятные мелкие комки. Мусор в гречке и пшене. Мука, которая странно себя ведёт. Уже третий лишний совок кладёшь, а тесто всё такое же жидкое, хотя должно уже перестать липнуть к рукам… Каша, из которой приходится выуживать эти мерзкие комки, говорила же, мешай постоянно! Что за неумёха?! И зачем сунула в только что взошедшее тесто палец? Да ещё и облизала? Фу!

Чарли Блек: Явление медведя очень повеселило )

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика?

dumalka: Игорь Сотников, будет. Но, к сожалению, не скоро( Автор пока весь на работе, вывалился оттуда только с температурой и больше пары новых абзацев не осилил(

Игорь Сотников: По этому фанфику по главе 18 - Страх и тень - по расшифровке магии шара Торна - Пакира - всё-таки остался 1 вопрос: сколько всё-таки слоёв магии было у этого шара и сколько из них удалось расшифровать? Какой по порядку из этих слоёв магии действует на искусственных существ? Цитата: "Вот он шар, если его пощупать, попеременно почувствушь то твёрдые и холодные камни, то что-то тёплое, мягкое и пушистое, как кошачья шерсть. Чтобы не потеряться, Элли всё же открыла глаза и протянула руку к шару. Вот она, магия подчинения. Похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть. Вот её и Аларма защита, с которой эти путы соскальзывают. Помогая себе руками, Элли отодвинула эти путы, открывая второй слой — искры. Из искры появится синий язык пламени и окутает комнату невидимым глазами, но заметным, если вглядываться в магию дымом. Он расслабит разум, сотрёт сомнения… И немного опьянит, отпуская на волю внутренние желания. Движение руки Элли, скорее помогающее сосредоточиться, чем действительно раздвигающее невидимые ткани других заклинаний. Изменение размера, похожее на податливый пластилин. Очень простое, легко узнаваемое. Наконец, отошёл последний слой и внутри него оказалось оно… Колючее, похожее на старую железную губку для посуды, которая задержалась на раковине и ощетинилась тонкими колючками… С одной единственной искрой, словно бы с печатью… Торна. Стоило поражённой Элли отступить на несколько шагов, как шар вдруг начал раздуваться. Ткани найденных заклинаний рвались в клочки, вылезало нечто, едва ли не задушенное, втянувшее в себя нечто вроде голубоватого дыма. — Что-то происходит, — произнесла Элли. Аларм молча одним движением отодвинул Элли себе за спину и ударил по шару мечом. Элли тоже заглушила магию и, по совету Светланы, закрыла обоих щитом. Вспышки, как говорила Светлана, не было. Вслед за звоном и выбросом магии, комнату заволокло синеватым дымом. Элли поспешила закрыть нос и рот платком и найти Аларма. Он поймал её руку, положил себе на плечо и велел держаться. Убрать дым у Элли стразу не получилось, в нём что-то шевельнулось. Словно сонное животное, оно ворочалось, но разглядеть его было невозможно... Из остатков дыма выскочило нечто многоногое угольно-чёрное и бросилось на Аларма. Тот не дал существу приблизиться, полоснув мечом прямо по тому, что было впереди, и увернулся, локтем отодвигая вместе с собой и Элли. Существо нелепо зашевелило многочисленными ногами и, даже не разворачиваясь, бросилось снова. В этот раз его отшвырнула заклинанием Элли. Она наконец смогла разглядеть создание. Оно состояло из почти круглого туловища, усыпанного чёрными блестящими точками и мелкими постоянно шевелящимися усиками. Ног было куда больше, чем у паука, передвигаться оно могло в любую сторону, у него не было ничего мало-мальски похожего на голову или хотя бы переднюю часть туловища... *** ...Над столиком в середине висела составленная Элли и Светланой полупрозрачная разноцветная модель того, какие заклинания и в какой последовательности были наложены на магический шар. Оказалось, что изначально он принадлежал Торну и работал он как хранилище энергии и каких-то заклинаний. — То есть, это Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ? — не понял Аларм. — Да, я тоже вначале не поверила, — ответила Элли. — Как так? Он же был добрым волшебником! — поразился Страшила. — Кто вам это сказал? Он сам? — усмехнулся Марат. — Одно другого не исключает. Искусственное существо могло быть и не таким миролюбивым, как вы, уважаемый Страшила, или вы, уважаемый Дровосек, или Торм. —Ппожала плечами Светлана... — Заклинание переноса. Только работает оно почему-то не совсем так, как описано в книге. Оно должно переносить сам шар, а перенесло это существо. — Возможно, это поломка. С магическими предметами иногда такое случается, — предположила Светлана. — Итак, с шаром и магией подчинения мы более или менее разобрались. Нужно делать защиту, взяв за образец вашу. Не против? — Конечно нет! — А с искусственными существами чуть сложнее, потому что образца защиты нет, зато есть само заклинание с чётким описанием. Уже неплохо. Итак, у нас есть чем заняться." Конец цитаты. Как я понимаю, у шара было только 4 слоя магии. 1-ый слой - магия подчинения - "похожая на холодную леску, которая шевелится, хочет опутать и обмануть". 2-ой слой - непонятно, зачем нужен - искры, синие языки пламени, практически незаметный дым - который расслабляет разум, стирает сомнения, немного опьяняет и отпускает на волю внутренние желания - возможно, это ещё 1 часть магии подчинения - но это не имеет прямого отношения к искусственным существам. 3-ий слой - магия изменения размера - очень простая. 4-ый, вроде бы последний слой - заклинание переноса - которое сработало весьма нетипичным образом и перенесло не сам шар, а какое-то странное существо - легионера Тьмы. В то же время по окончании расшифровки магии шара Элли сообщила, что "изначально этот шар принадлежал Торну и работал как хранилище энергии и каких-то заклинаний". При этом получается, что именно Торн наложил заклинание для избавления от искусственных существ. Означает ли это, что слоёв магии у этого шара значительно больше, чем 4, и в нём могут содержаться также и другие заклинания и другие возможности, которые герои этого фанфика не стали обсуждать? Или заклинание для избавления от искусственных существ соответствует 2-ому, не очень понятному слою магии этого шара? --- "Игорь Сотников, будет. Но, к сожалению, не скоро" (dumalka) Сильно никто не торопит, тоже есть достаточно много других дел, а так вообще - жду продолжения.

dumalka: Игорь Сотников, о, как вы подробно рассматриваете. И правда косяк. Не уточнила. Нужное заклинание на четвёртом слое. Там на самом деле гораздо больше всего было, но что Элли смогла расшифровать, то смогла... Спасибо, что указали. Исправлю)

Игорь Сотников: "Нужное заклинание на четвёртом слое. Там на самом деле гораздо больше всего было, но что Элли смогла расшифровать, то смогла..." (dumalka) А что за заклинание на 2-ом слое и для чего этот слой нужен? Это тоже элемент магии подчинения, в дополнение к 1-ому слою?

dumalka: Игорь Сотников пишет: А что за заклинание на 2-ом слое и для чего этот слой нужен? Это тоже элемент магии подчинения, в дополнение к 1-ому слою? Да, это вспомогательный для первого слоя. Как раз благодаря которому в четвёртой книге члены Тёмного отряда "видели удивительные картины"... Дурман в некоторой степени, короче...

dumalka: Глава 23. Защита Предупреждения: Упоминание месячных. Схема защиты от магии подчинения у Светланы была готова уже к вечеру. Она, в отличие от защиты для искусственных существ, была построена не с чистого листа. Были образцы защиты из Книги Торна и с Меча, были бережно выуженные из памяти и записанные наработки подобных защит для людей, не способных к магии. Стоило конечно порыться в библиотеке, но уже что-то есть. Вопрос был лишь в том, что теперь с этой схемой делать? Дома она понесла бы её на испытания, где её довольно тщательно и изощрённо проверили в разных условиях, усовершенствовали. Возможно, упростили бы… Ну и после этого можно было бы нести на производство. Но здесь, даже отдав эту схему Элли, она вряд ли решит проблему. В Книге Торна заклинания были описаны совершенно иначе: нужный эффект, слова, жесты. Никаких тебе направлений энергии, никакого учёта структуры имеющейся защиты. Но при попытке сократить заклинание до слов и жестов, обнаружились слишком большие потери энергии. А их далеко не всегда можно себе позволить. Что ж, об этом можно думать уже вместе с Элли. Вечер был тёплым, довольно уютным, на небо высыпали звезды, а вот луна смущённо пряталась за маленьким облаком, но то её выдавало с потрохами тонким бело-голубым свечением. Во дворце сидеть опять не хотелось, особенно Элли, которая уже провела там весь день. Светлана-то уже рано утром ушла работать в парк, несколько смутив местных жителей. За задумчивой Светланой медленно плыл стол, стул и несколько вывалившихся из папки листов. Особенно когда стол умудрился застрять в двери и пришлось прибегнуть к нескольким ухищрениям, чтобы его оттуда извлечь. Зато вся кухня застыла то ли в восхищении, то ли в страхе, что прозвучавшие потом хихи-хахи целительнице не понравятся. Ну не в парадные же ворота с такой процессией ходить! — Скажи, а почему ты не создала стол, или не перенесла его просто сразу в беседку? — спросила Элли, когда уже присоединилась к Светлане и создала себе удобное кресло с пледом. Историю со столом она уже услышала. — Слишком энергозатратно, — пожала плечами Светлана, посмотрев на кресло. — Принести с собой легче. Где бы он там не застрял. Одно дело — на полсантиметра откорректировать уже имеющееся, другое — создавать с нуля за счёт своей же энергии. Это можно сделать, но когда другого варианта нет. Ну а с телепортацией… Ещё сто лет назад у нас стояли телепортационные кабинки. И сейчас есть, но их меньше. Ими пользуются в основном начинающие. — Чтобы не попасть куда не надо? — уточнила Элли. — Не совсем. Хотя, и для этого тоже. Маячки очень спасают. Но в основном, чтобы не простудиться и избежать конфуза. Одежду телепортировать вместе с собой научились несколько позже. Перемещать предметы без себя самой я в принципе умею, но опять же, не готова на это тратить много сил. — Светлана положила на середину стола схему. — Итак, давай к делу. В качестве добровольного участника эксперимента привлекли Полкана. Тот правда не сразу понял, что от него требуется. — Команды что ли выполнять? — мрачно осведомился пёс. Такие порывы старого хозяина в Большом Мире хорошо не кончались. В лучшем случае, Полкана обзывали тупицей, сажали обратно на цепь и лишали ужина. — Наоборот, командам сопротивляться, — улыбнулась Элли. — Если не хочешь, то можешь отказаться. Мы кого-то другого попросим. — Ну давай. Только на цепь потом не сажай, если чего не так сделал. А объясни по-собачьи. — Я постараюсь, — Элли посмотрела на Полкана. — Сидеть, — спокойно бросила Светлана. Зад у пса мелко дёрнулся, но он ответил: — Не хочу. — Молодец! — Элли выдала ему собачью печенинку из миски. И Полкан быстро забрал её пастью. Вкусно. — Стоять! — в этот раз команда была жёстче. Пёс только недовольно посмотрел на Светлану. Игнорировать команды у него получалось неплохо, пока волшебницы использовали только голос. Такая дрессировка ему нравилась, особенно то, что за неё он получал печенье. А вот следующая даже не прозвучала, Полкан уже сидел на траве, вытянув морду к небу. От Светланы внезапно пахнуло потом и диким напряжением. Пёс поджал уши и опустил морду. Вот сейчас точно на цепь! А то и сапогом по хребтине! Но гнева не последовало, а значит и цепи тоже. Светлана несколько раз вдохнула и выдохнула. — Извини, Полкан. Кажется, у меня работает, — произнесла она, сглатывая. — А теперь, Элли, пробуй защиту. Элли ещё раз заглянула в листок, легонько стукнула по указательным пальцем правой руки по пальцу левой и едва слышно произнесла слова. Полкан ничего не почувствовал и снова плюхнулся раньше, чем смог вообще что-то сделать. — Не сработало, — прокомментировала Светлана. — Давай поменяемся. Следующая команда была мягкой и ласковой, она прозвучала только в голове, так что Полкан и не подумал сопротивляться. — Хорошо, у тебя тоже работает. Пробую защиту. Светлана произнесла те же слова и быстро стукнула пальцем по пальцу. После чего ласковая команда не заставила Полкана сесть. Но Светлана почему-то затрясла головой. — Неудачно, — прокомментировала Светлана. — Подай пожалуйста карандаш. — Почему же? Сработало. — Слишком много сил уходит, — Светлана что-то исправила в словах. — Попробуй так. И побольше сосредоточься на том, чтобы закрыть Полкана, как мы с тобой вчера пробовали, только не на себе… Мне обычно помогает представить мыльный пузырь. Полкан ещё несколько раз плюхался на землю, затем как-то внезапно перестал. Команда обрела сдержанный, но строгий голос и ответ «а не хочу!» тело легко принимало. — Работает! — обрадовалась Элли, похлопав в ладоши. — Хорошо. Давай ещё раз пять проверим, потом на ком-нибудь другом. А потом будем думать, как её сделать на всех… Или хотя бы на тех, кто в зоне риска. Полкан, спасибо, что ты нас так выручил. Чем мы можем тебя отблагодарить? — Зовите ещё на такую дрессировку. Которая с печеньем и где гладят, — сказал он, повиляв хвостом. — Погладить мы без дрессировки можем, — улыбнулась Элли, потрепав пса между ушами. — Если плохо поглажу, скажешь, — Светлана тоже осторожно прошлась ладонью по его макушке. Полкан лежал кверху пузом, вытянув морду и по-щенячьи поскуливал, тряся задней лапой. Его гладили, чесали и трепали в четыре руки и попутно рассказывали, какой он хороший и умный. Ему было очень хорошо. Вот такая дрессировка ему нравилась. *** — Нет, нет, нет! Только не это! Только не снова! Бледное, безжизненное лицо Аларма снова смотрело в пустоту. Не в небо, а прямо в пустоту, которая за ним. Только в прошлый раз они смотрели на солнце, а теперь — в серую хмарь. — Вставай, прекрасная Хранительница. Пора идти. Парцелиус с усмешкой подавал Элли тощую руку. — Но… — начала было Элли, отбрасывая мешающую ей кружевную тряпку. Фата? — Второй раз? — переспросил Пацелиус. — Нет. Тебе больше нечего отдавать. Пошли. Ноги и, как выяснилось, всё остальное тело и даже разум были какими-то непослушными. Пришлось идти вслед за Парцелиусом по камням и буеракам, засохшему бурьяну и пыли, в которой иногда было видно две колеи просёлочной дороги, а иногда среди камней даже признаков тропы не заметишь.. Церковь посреди пустоши появилась совершенно внезапно. Маленькая, приземистая, словно протянувшая единственный пустой шпиль к хмурому небу. Парцелиус остановился у входа и снова протянул Элли руку. Больше никого не было и “жених” молчал. Сейчас хотелось сбросить с головы эту нелепую тряпку и бежать, куда глаза глядят. Спрятаться в лесу, в горах, да где угодно. Но ноги просто не слушались, не позволяя сделать и шага. В церкви никого не было. Даже священника. Она сказала Парцелиусу, что их здесь могут не повенчать, потому что это католическая церковь, а она крещена в протестантской... Да и вообще, вряд ли хоть одна из этих церквей одобрит его занятия алхимией и её — магией. Да вообще сейчас что-то объяснять священнику будет сложно. Да и вообще бред какой-то. — Венчаться не обязательно, — произнёс Парцелиус, вглядываясь в темноту за алтарём. Алтарь был пуст, как и стена за ним. — Я тебя просто передам. Прежде, чем Элли поняла, что происходит, Парцелиус переложил её руку в чью-то холодную и чужую, затянутую в узкий рукав с чёрными кружевами. И когда Элли подняла глаза, поняла, что всё ещё хуже. Её ладонь лежала в руке Пакира. — Теперь и ты моя, — произнёс он, демонстрируя белые вампирские зубы. — Клятвы пропустим. Нас там ждут. Вместо риса, который традиционно бросали на свадьбах, Элли осыпало холодными голубоватыми искрами. Языки пламени побежали по крыше Изумрудного дворца вдалеке и медленно, неотвратимо, дворец начал сыпаться… Там люди. Челюсти свело и закричать не получалось. — Не пугайся, малышка-Хранительница. Там спасать уже некого, — сообщил Пакир, одной рукой по-прежнему церемонно удерживая лежащую сверху руку Элли в белом кружеве. Во второй была книга Хранительницы. — Ты сама мне всё отдала. А теперь мне отдали тебя. И я, как обещал, когда ты отдавала книгу, не заберу твою жизнь. Это ведь твоё настоящее желание: ты хочешь жить. Очень хочешь жить. Он сделал паузу. Только сейчас Элли начало трясти и разум начал лихорадочно соображать, откуда здесь католическая церковь. В Волшебной стране-то? Да ещё с таким видом на Изумрудный город? Там же в округе нет ни одной такой горы! — Более того, ты хотела бы подарить жизнь, — продолжил Пакир. Как можно было не заметить в этом безумии собственную беременность, Элли понимала ещё хуже, чем всё остальное. Но впервые скользнул робкий лучик надежды… Рядом с удивлением, когда это она успела провести ночь с Алармом… Она чувствовала, что от него, потому что запах его был повсюду. На ней самой. Дикая боль в животе наконец заставил Элли закричать во весь голос и рухнуть на землю. — Не будет новой жизни, — сообщил Пакир, перехватив судорожно сжавшуюся руку за кисть, он не давал ей окончательно осесть. — Элли, Элли! Просыпайся! Она открыла глаза и снова увидела лицо Аларма. Не на шутку встревоженное, со вскинутыми бровями. Живое. — Господи, живой! обрадовалась она, вцепившись в его руки. Отделаться от ощущения, что она всё ещё корчится от боли на холме перед непонятными воротами в присутствии Пакира пока не удавалось. — Ну конечно живой, — Аларм немного успокоился и кивнул, легонько тряхнув руки Элли. Словно удерживаясь за него, она вытягивала себя из этого липкого кошмара, который пытался протянуть её назад и... доесть? Ощущение было именно такое. — А с тобой что? Элли потрясла головой, пытаясь выгнать из головы то, что реальностью не было. Не помогло, пришлось отсортировать. Королевская спальня в Изумрудном дворце и три часа ночи — реальность. Холм и горящий Изумрудный город — не реальность. Живой Аларм — Ох! Какое счастье! — реальность. Свадьба с Парцелиусом — пока ещё не реальность. И то хорошо. Пакир рядом? Не реальность. Тянущая боль в животе? О, нет... — Что, едрить вас налево, там происходит?! — Марат опознавался не столько по голосу, сколько по лексике и интонациям. — Со мной всё в порядке, — ещё дрожащим голосом произнесла Элли. За дверью затихли. — Так, пацан, насколько там всё хреново? Я за Светланой бегу или телепортируюсь? — Со мной вправду всё в порядке. Мне только приснился кошмар. — Элли не ранена, но очень бледная и вся дрожит. Войди сам... — ответил Аларм. — Я в барьер вмазался. Понял, короче, за Светланой я пошёл. Элли очень порадовалась поставленному барьеру. — А я его и не заметил. Это из-за меча? — уточнил Аларм. — Возможно. А возможно потому, что я тебе доверяю, — Элли натянула одеяло повыше, хотя боялась его шевелить. Мало ли как Аларм среагирует? Скорее всего, решит, что она ранена и потащит к Светлане сам... Через весь дворец. — Хорошо, — Аларм кивнул, присаживаясь на край кровати. Ну вот, опять руку не отпускает... она-то сумела заставить себя ослабить хватку. — Мы с Маратом возвращались с тренировки, я услышал твой крик и бросился выручать. Думал, что тебя тут убивают. А ты кричишь и мечешься. Я никак ещё разбудить тебя не мог. — Спасибо, Аларм. Ты прости, что так тебя потревожила... — Да ты что? Мало ли что могло случиться? Хотя я считал, что в Изумрудном городе безопасно. — Безопасно, — подтвердила Элли. — Но кошмарные сны могут присниться любому. Тебе не снились? — Было дело, — уклончиво ответил Аларм. — Но давно. Очень давно. — У меня тоже в Волшебной стране первый кошмарный сон, — улыбнулась Элли. — Но не думаю, что это повод для тревоги. Ты может пойдёшь? Тебе наверное самому спать ой как хочется? — Если Светлана скажет, что с тобой всё в полном порядке, то пойду, — Аларм всё же зевнул. — Знаешь, что бы ни случилось дальше, я всё равно буду тебя защищать... Ты ведь всё равно мне дорога. — И ты мне, — не стала скрывать Элли, снова сжимая его руку. — Но, в самом деле, не стоит это такого беспокойства. Светлана примчалась, видимо, сразу из кровати. В наброшенном поверх сорочки халате, с перетянутыми первой попавшейся лентой волосами и в ботинках на босу ногу. После короткого объяснения Аларма, она положила руку Элли на лоб. Руки у неё казались холодными. А Элли лихорадочно придумывала, как ей сказать, в чём проблема. Женщина всё-таки, должна бы понять. — Говоришь, кошмар приснился? — уточнила Светлана. — Какой-то плохой кошмар, — добавил Аларм. — Ну да, в кошмарах вместе с жаром мало хорошего, — подтвердила она. — Аларм, не могли бы вы дойти до кухни и принести оттуда мёд и чайник. Всё остальное здесь найдётся. Марат, а ты принеси, пожалуйста, мою сумку. Мужики переглянулись и вышли, возражать не стали. Светлана дождалась хлопка внешней двери. — Минут десять у нас есть, — Светлана протянула Элли халат. — Пять. Аларм быстро бегает, — поправила она, вскакивая и оценивая ущерб. Всё не так плохо, холодная вода и мыло должно спасти. — Может. Если он не разбудит кухарку, а то она его без еды не отпустит. Так что иди, я пока тут разберусь. Когда Элли вернулась из уборной, кровать была чистая, Аларм и Марат не вернулись, а Светлана уже нашла чашки. — Лучше ложись, а то я про жар серьёзно сказала. Я думала, что простуда после подземелья нас миновала, но до тебя она всё же добралась. Простынь я заколдовала. На всякий случай. Элли поёжилась, она только забрала с кровати одеяло и устроилась в кресле. Она боялась, что сон может вернуться. — А я думала, что волшебницы не болеют. — Увы, болеют… И простуда — не самое худшее, что можно подхватить. Встань, кресло я на всякий случай тоже заколдую. — Не беспокойся, я уже. — Хорошо. Что же тебя так напугало? Вроде, у гомо сапиенс месячные — обычное дело. У женщин гомо сапиенс, я имею в виду. Или не вовремя? — У меня правда был кошмар, от которого я никак не могла проснуться, — призналась Элли. Кричать Светлане «я ничего не боюсь» было совершенно бессмысленно. — Вроде, и понимаешь, что это бред, полно того, что в реальности нет, но всё равно проснуться никак не можешь. Потому и страшно. А потом долго не можешь понять, что реальность, а что нет… Светлана понимающе покивала и тоже села в кресло. — Надо было ещё ромашковый чай попросить. Здешний даже на меня хорошо действует. К облегчению Элли, она не стала расспрашивать, какой именно сон её напугал. Либо представляла, либо знала, что такие сны лучше не вспоминать. Ближе к истине была Светлана, Аларм с Маратом вернулись через восемь минут в компании Страшилы и Железного Дровосека, тем более, с кухни их без еды в самом деле не отпустили. Правда, на еду набросились как раз мужики, дамы обошлись тем самым ромашковым чаем, который всё-таки кто-то догадался принести. — Кстати, что вспомнил. Мелкая, ты в курсе, что у тебя там подданные крапиву жрут? — Марат посмотрел на начинку попавшегося ему пирога. — Что, прямо так? — удивилась Элли, представив кругленького городского голову, во рту которого постепенно исчезает кустик крапивы. — Нет. В супе. Там вообще-то много разной фигни плавает, но крапива особенно примечательна. — Вообще-то суп из крапивы — праздничное блюдо, — заметил Железный Дровосек. — Его обычно на свадьбах готовят. И на больших праздниках. Иногда ещё на свиданиях. Светлана с Маратом переглянулись. Светлана закрыла рот ладонями и заметно покраснела, пытаясь унять беззвучный смех. Марат легонько пихнул её в плечо и громко заржал. Когда успокоился, он повернул к Дровосеку пирог откусанной стороной и спросил: — А это что за байда? — уточнил он. Внутри было нечто сомнительно-зелёного цвета, вязкое и склизкое. — Щавель. Эх… Я уж и забыл его вкус… — Обалдеть, — Марат откусил ещё полпирога. — Пустили в еду сорняки и довольны. — Между прочим, хорошую свежую крапиву ещё та наука собрать, — обиделся за своих соотечественников Железный Дровосек. — Да и свежий щавель не так легко найти. Светлана чуть не нырнула носом в стол. — Надо как-нибудь попробовать, — задумчиво произнесла Элли. Её опять несколько разморило, кошмарный сон растаял и на душе опять стало очень тепло. Все живые, улыбаются, спорят из-за еды, Аларм говорит, что ему свежие яблоки нравятся больше, чем в пироге. Что самые вкусные оладьи, если положить в них ещё тыквы, кому-то тыква не нравится. Страшила спрашивает, как они всё это различают вообще. И какие такие особенные ощущения люди получают от еды. Светлана пускается в разъяснения… *** Ну это уже просто форменное издевательство! Тень пропихивалась через щель под дверью, прогрызая себе выход в магическом барьере. Хорошо хоть это она теперь может, насытившись страхом и отчаянием волшебницы. А то бы её сейчас точно полностью стёрло! Она же уже пробралась в сон, уже подобрала то, что вводило её в нужное состояние, почти удалось довести до отчаяния… К ней бы ещё пару ночей приходить, и она будет готова, чтобы её перехватить. Даже никакая защита не поможет. Но надо же было явиться этому второму! В прошлый раз Тень так хорошо насытилась его гневом, из разорванных связей и надежд так хлестало обидой! Где это всё? Тени стало некомфортно уже когда парень её коснулся. Её слегка обожгло, но отпускать волшебницу без боя она не собиралась, добавив к сну ещё одно событие, отпечатавшееся отчаянием. Парень тоже просто так не оставил, вытаскивая волшебницу из сна. Выдернул-таки! Что там дальше происходило, Тень едва ли помнила, потому что пришлось бежать. Внезапная радость сильно ужалила её. Ну что за существа такие? Пришедшая на смену парню вторая волшебница сначала пылала беспокойством. Ну хоть оно не должно быть ядовитым, можно выбираться… Как бы не так! Убедившись в чём-то, все эмоции были аккуратно втянуты внутрь, а снаружи остался только панцирь спокойствия. Ничего страшного не случилось, она прекрасно знает, что делать… Сволочь! Нет бы дать бедной тени приют в своих ранах! А она их, вредная баба, залечивает! Когда в комнату ввалилась вся толпа, закрывая и волшебницу, и плеща несъедобными эмоциями, Тень чуть ли не с визгом протиснулась в крошечную прогрызенную дыру и поспешила убраться подальше, где людей вообще нет. Сейчас она слишком уязвима… Когда-нибудь в этом дворце она поселится? Противные существа эти люди! Нет бы подраться, повоевать, ненавидеть друг друга. Нет, сволочи! Любят они всех вокруг что ли? Нет, вот той заразе, которая с ранами точно надо отомстить. Не съесть её, не подселиться, так просто жизнь подпортить! Хорошо бы конечно тому, который волшебницу отобрал. Но на нём чёртова защита. К нему ещё нужно прогрызаться не меньше, чем к волшебнице. А на это Тень была ещё не готова. *** Расходились уже близко к рассвету, когда все, кроме Дровосека и Страшилы, уже откровенно клевали носом и тёрли глаза. Ромашковый чай был качественный. — Грёбаные бабы! Обязательно им устраивать эти танцы с бубном! — возмущался Марат, помахивая пустым чайником. Он собирался отнести его на кухню, а Аларм в задумчивости всё равно прошёл мимо своей комнаты. — Мы же не по уши деревянные! — Ты о чём? — не понял Аларм. — Чёрт, всё время забываю… Если женщина начинает сыпать везде одним заклинанием, то сразу всё понятно, — Марат вдруг задумался. — Хотя может ты всё же деревянный? — Тебе в лоб дать? — Не поможет. Я не согласен проводить ликбез по бабской анатомии на вашем чёртовом квасе! — Никак не пойму, ты мне про месячные объяснять собрался, или про секс? — Уф, не настолько хреново… Первое. — Так что же Элли ничего не сказала! Я бы как раз успел за яблоками. Слегка озадаченный Марат даже остановился: — Не, пацан, поверь моему опыту, тут яблоками не отделаешься. И без шоколада даже соваться не стоит. — В Пещере шоколада не было, — хмуро сказал он. *** После кошмаров и побудки проснуться на рассвете не удалось, поэтому Элли проспала лишний час, её по просьбе оставшегося с ней Страшилы никто не тревожил. А когда она всё же встала, на тумбе возле двери стояла большая корзинка, полная яблок. Разных цветов и размеров. От огромных полностью зелёных до мелких ярко-красных, размером с вишню. В промежутках красовались полевые цветы, а венчал композицию полотняный мешочек, перевязанный зелёной лентой. Элли из любопытства его открыла. Внутри лежал кусок шоколада. Размером со средний кирпич. И когда Элли всё-таки решила, что с этим подарком делать, угол кирпича был уже заметно сточен. Ну вот, решение придётся менять. Следы зубов на мышиные не походили. Аларм всё же очень хороший. А ещё упрямый. И невероятно милый. Как теперь всё это выдержать?

Чарли Блек: dumalka пишет: Глава 23. Защита На первый взгляд могло показаться, что глава такая как бы несколько физиологичная интимная, но в итоге думаю, что нет, это глава скорее о заботливости и чуткости друг к другу близких людей, о неуверенности, переходящей в доверие.

dumalka: Чарли Блек пишет: это глава скорее о заботливости и чуткости друг к другу близких людей Ура! Неужели оно всё-таки получилось?! Именно об этом и хотелось сказать!

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика?

dumalka: Игорь Сотников, работаю над этим... Но, увы, не могу этому посвятить много времени. Постараюсь принести главу в ближайшую неделю.

dumalka: Глава 24. Восстановление Розовая страна с высоты выглядела вполне благополучно. Для тех, кто не знал её раньше. Намётанный глаз Стеллы же замечал, что там, где всегда колосились золотистые поля, теперь трава была совсем молодой, ярко-зелёной с островками серовато-коричневых холмиков, собранных из той, что побывала под снегом. Она совсем погибла и Болтуны её сгребли в кучки, но пока не решили, что с ними делать. К счастью, кладовые Болтунов были ещё наполовину полны зерном и заготовками. А, если что, уже приходили послания от Жевунов с предложением привезти с собой зерно, в котором раньше не было нужды. Они обычно привозили с собой грибы, которых в Розовой стране не было и мелкие, но невероятно ароматные лесные ягоды. Жителям Розовой страны больше не грозила смертельная опасность, за последнюю неделю не появилось ни одной новой ямы, не белел на горизонте ядовитый дым и не исчезали внезапно с таким трудом наложенные заклинания. Но и до прежней Розовой страны было ещё далеко. Приезд Стеллы в любую деревню был для жителей большим праздником, а вот у Стеллы восстановление страны отнимало немало сил. И надо было их как-то восстанавливать. А ещё так и не отпускала тревога за Изумрудный город, хотя новости оттуда приходили в основном хорошие. Ветерок, расслабленно гулявший по парку, оставлял на воде лёгкую рябь, луна ласково улыбалась с неба. Её свет бросал на мелкую рябь серебристые пятна, похожие на шелковые платочки. У самого берега, обложенного белым мрамором, из чистой прозрачной воды рыбы высовывались, подхватывали крошки и ныряли обратно в глубину, поискать, что там такого есть на дне. Стелла опустила ногу к воде и осторожно коснулась поверхности. Разноцветные рыбы испуганно метнулись в заросли. Вода была уже достаточно тёплая и Стелла опустила обе босые ноги. — Это тоже не опасно? — уточнил Эльг. Он сидел на земле в нескольких шагах от стеллы, скрестив ноги, и настороженно посматривал в прозрачную воду. Озеро просматривалось до самого дна, а там был только песок и кое-где чёрные островки ила, из которого тянулись пушистые нитки водорослей. — Совсем нет, — Стелла пожала плечами. Вскоре из зарослей начали выглядывать первые разноцветные рыбки, размером едва ли с палец. Они делали короткую дугу и снова исчезали. Эльг взял горсть крошек из стоящей между ним и Стеллой банки и бросил их в воду. Рыб стало в несколько раз больше, они устремились к Эльгу и быстро расхватали корм, но уплывать уже не спешили, остались рыскать у берега. Стелла наклонилась разглядеть их поближе. Эльг опускать ноги не спешил, да и разуваться тоже. Он поймал Стеллу за плечо. — Осторожнее, — предупредил он. — Вы можете упасть. И тут же отдёрнул руку. — Спасибо, но не стоит беспокойства. Интересно, это при бледном свете щёки у него становятся немного сиреневатыми, или это что-то другое? Беспокойно потеребив руки с длинными тонкими пальцами, он всё же бросил ещё горсть крошек. Рыбы чуть ли из воды не выпрыгивали. Оставшуюся налипшей крошку Эльг разглядел повнимательней. — Из чего они? На хлебные не похожи, — заметил Эльг. — Из того, что едят рыбы. Заводить разговор об опарышах в такую чудесную ночь совсем не хотелось. Даже думать не хотелось. И тревожиться тоже. Стелла высыпала остатки корма в воду и как следует отряхнула руки. Она с облегчением подумала, что рыб стало уже достаточно много, а значит они не так плохо пережили зиму, как она подумала в начале, когда увидела пустой только-только оттаявший пруд. Теперь то, зачем Стелла сюда собственно и пришла. Она завернула и подстегнула к плечу рукав платья и достала из корзинки маленький мешочек. Опустившись на колени, Стелла погрузилась в воду руку почти до самого плеча и осторожно, не тревожа воду, положила на дно тот самый мешочек. Уже насытившихся разноцветных рыбок он уже не заинтересовал. Проходили минута за минутой. Эльг просто молча наблюдал, что дальше. Серебристо-серая рыбка размером с ладонь скользнула по дну и ткнулась в оставленный ей мешочек и задержалась, медленно помахивая плавниками. Мешочек рассыпался, выпуская комок кашеобразной смеси и рыбка принялась за трапезу. — Что-то не так? — уточнил Эльг. — Видимо, Серебряная рыбка осталась тут действительно одна, — ответила Стелла. — Если бы был ещё кто-то, она бы уплыла их звать. — Наверное, ей очень одиноко, — после паузы заметил Эльг. — Да, — кивнула Стелла, продолжая наблюдать за дном. — Я завтра полечу в дальние южные деревни Розовой страны. Эльг, вы не могли бы меня туда сопроводить? — С удовольствием! Вот только… жители могут меня напугаться. — Мне иногда кажется, что вы боитесь, что вас напугаются куда больше, чем вас пугаются на самом деле, — Стелла вздохнула. — И ещё, ваша одежда поистрепалась. Мой портной очень хочет сшить для вас что-нибудь. Вы не будете возражать? *** Защита была не похожа на просто плотную раковину. Она была вязкая и Тень скорее не прогрызалась через неё, а проталкивалась, то поскальзываясь, то почти безнадёжно застревала. Приходилось не столько грызть, сколько растворять, и наконец… Добралась. Теперь нужно найти самое худшее воспоминание. Из него уже можно творить. Мёртвый человек? Не самый редкий страх. Восстановить это воспоминание до деталей. Шуршание за дверью, растерянные лица, деревянные перила, по которым быстро скользит рука, крутые деревянные ступеньки, по которым едва успевают перебирать ноги в домашних тапках, мелькающие из-под сорочки. Больше ощущений: запахи, ощущения, работа сознания. Вот гадина, пытается проснуться. А вот и нет. А теперь, давай ещё что-нибудь малоприятное из той же области. Не подчинить, так напитаться. Чувство вины, желание что-то исправить… А теперь нужен злодей, которого она боится. А вот и он… Она… Пламя только тихонько пробует листок, оставляя тёмное пятно. Перед глазами ещё стоит цифра и рассчёты… Она отдёргивает руку и снова на них смотрит. Так… Она ведь всё это делает ради любви, не ради выгоды, не со зла. И даже не для себя самой. Это ли не благородная цель? Нет ничего ценнее жизни дорогого тебе человека. Любимого человека. Сколько они ещё блага принесут в этот мир? Сколько у Славика было нереализованных идей? Разве они не достойны воплощения? Разве не найдётся за год человек сто людей, которые просто коптят небо. Не найдётся кучка тех, кто просто страдает? Ну и просто сволочей. Или тех, по кому и плакать-то никто не будет. Да вот хотя бы… Марат стоял рядом и усмехался. Завопила Светлана или нет, она не знала, зато прекрасно помнила, что делать, чтобы вытряхнуть себя из этого кошмара. Она с трудом завладела собственным телом и одним очень резким движением скинула себя с кровати. Довольно сильно ударившись об пол левым боком, она подскочила и замотала головой так, что волосы заслонили лицо. Уже реальное ощущение. Воздуха отчаянно не хватало, пришлось ловить его ртом, пока в голове не прояснилось. И уже после этого выравнивать дыхание. Когда уже получилось выпрямиться, пришлось спешно закрыть рот ладонью. — Только этого не хватало! — пробормотала Светлана. Тень цеплялась, как могла. Разум быстро заслонился почти непроницаемым коконом, правда, женщина тоже вряд ли была в порядке в этот момент, но тело очень настойчиво вышвыривало из себя Тень. Ну что ж, напакостила она вроде бы достаточно, вселиться всё равно уже не выйдет, а наелась она и так неплохо. Её всё-таки вышвырнуло и пришлось опять уползать в темноту, пока не заметили. А эта может заметить. А то и начнёт целенаправленно искать. И тогда придётся как-то от неё избавляться. То ли Светланино «доброе утро» уже засело в ушах и въелось в мозг, то ли «здоровый образ жизни» давал о себе знать, но утро и вправду больше походило на доброе. Даже отвечать «утро» уже не хотелось, а придумать что-то пооригинальнее пока не получилось, так что «доброе утро» всё же вылетело по дороге в сортир. Только по возвращению обнаружились нетронутый завтрак, полупустая остывшая чашка жидкого чая и попытка задумчиво сидящей на диване Светланы натянуть улыбку. — Так, не понял. Неужто синхронизация у баб не полная ерунда? — Полная ерунда, — Светлана отмахнулась, подтягивая к себе ноги. — Тебе пришлось заниматься просвещением, или Аларм сам догадался? — Он быстро допёр почти сам. И вообще не понимаю, на кой чёрт эти танцы с бубном? — На Земле так принято, — Светлана потёрла лоб. — И что? Все же понимают: если человек пошёл вон в ту дверь, что он там будет делать, — Марат показал на дверь в туалет. — Есть минимум три варианта, — Светлана смотрела на указанную дверь и Марат тоже задумался, что в ней примечательного. — И не обязательно об этом всем объявлять. — И притворяться, что ты туда не ходишь, тоже. — Разумно. Это равнодушно брошенное слово в очередной раз убедило Марата в том, что что-то не так. — Разумно, — передразнил он. — Тогда выкладывай. Я ненавижу игру «угадай, почему я не в духе». Кресло напротив уже становилось неожиданно привычным. — Я и не предлагаю угадывать, — Светлана заглянула в чашку, поморщилась и вернула её на место. — Тогда давай уж говори прямо, насколько всё плохо. — Не знаю, — Светлана развела руками. — Мой организм что-то принял за яд. И я всё утро не могу выяснить, что это было. Я вчера ничего нового не ела. Может, в мёд что-то попало? Или забродило что-нибудь? Хотя вроде всё было свежим… — Ага, — Марат сделал паузу. — Аптечку дать? — Нет, спасибо, я уже восстановила запасы. Я до вечера проведу на голодном пайке, а там посмотрим… Твои планы на сегодня? — Красавица, а давай сначала разберёмся с ночными неприятностями. Ещё какая-то дрянь есть? Светлана почему-то переводила взгляд с двери в туалет на Марата и обратно, а потом откинула голову на спинку дивана и всё-таки ответила: — Мне тоже приснился кошмар. — Тот же, что и раньше? — уточнил Марат. Подробностей тех кошмаров, которые Светлану мучили на подходе к Туманному острову он не выспрашивал, но повторяющиеся казавшиеся тогда бессвязными вопли немного проясняли по крайней мере тему кошмаров: мёртвый Славик и бессилие. — Что-то общее определённо есть. Но они в основном всегда похожи. И не могу сказать, что они становятся приятнее… — Погодь, два кошмара за одну ночь как-то подозрительно. Светлана подняла руку и посмотрела на свои два отогнутых пальца: указательный и средний. — Три, — она добавила ещё и большой. — Ещё Финна пожаловалась. И на сильный кашель, хотя у неё проблем особых нет. — Кошмары общие. А в комплекте — месяки, отравление и… кашель? . Светлана закатила глаза. — Первое — точно совпадение. Я говорила… Она вдруг встрепенулась и посмотрела на Марата, настороженно сдвинув брови. — Что? — У Элли был жар. Я вроде об этом говорила. — Ну да, я думал, потому что ты хотела нас услать. — Нет, достаточно было просто попросить вас выйти, — Светлана качнула головой. — И вообще, у меня было ощущение, что Элли ещё и простудилась, хотя сейчас уже вроде бы негде. А с Подземелья прошло слишком много времени. И… хотя может нет? — Говори уже. Если дурь, так я оборжу и мы оба успокоимся. — У меня было ощущение. Всего лишь ощущение… Что я пыталась изгнать из себя тот кошмар через желудок… Что у нас получается? — Кошмары, а в комплекте: жар, рвота и кашель? — уточнил Марат. — Что-то мало общего в реакции. Нет бы все блевали… — Есть общее, — Светлана поднялась. — Это реакция иммунной системы. Что-то тело пытается после этих кошмаров выгнать… Пойдём, надо всё проверить! — Иди, — Марат сделал широкий жест рукой. — Если я начну докапываться до кого-то с вопросом «а не снились ли вам кошмары?», я стану их главным героем. — Прости, Марат, но вот этого ты сам старательно добиваешься. — Это мой хитрый план по отлыниванию от такой работы, какую хочешь замутить ты, — он поднялся и полез в ящик за картой. Светлана посмотрела на него настороженно, но ничего не сказала. — Не отговаривай! — предупредил он, пригрозив картой. — Не отговариваю, — заверила она. — Просто… Предупреди, я защиту поставлю. Она просто переложила пару листов блокнота, так и не выдав того, что она думает или чувствует относительно того, что Марат намерен сделать. *** В Волшебной стране не было неимоверной жары, но теплый денёк так и звал Марата скинуть куртку, распустить завязки рубашки и сменить штаны на какие полегче. А то вовсе послать всё и пойти окунуться в поблескивающую за лесом речку. Но пока мешали другие планы. Арсенал Изумрудного города в чистоте содержали. Длинное каменное здание было аккуратно побелено, на дверях смазаны петли, внутри наведён порядок. Всё разложено по ящикам, полкам и шкафам, педантично подписано и даже пылью не заросло. Правда, во внушительном ящике «в ремонт» валялись три затупившиеся пилы, колун, пригодный исключительно для колки дров и четыре потрескавшиеся деревянные лопаты на очень длинных ручках и какое-то нелепое покосившееся приспособление, подозрительно похожее на швабру. Оказалось, половину арсенала отдали под нужды обслуживания города и мастерская в основном чинила поломанный уборочный инвентарь. Паренёк в фиолетовом задумчиво скручивал детали довольно внушительной баллисты и с некоторым напрягом посматривал на дверь. Железный Дровосек сразу пошёл к нему беседовать, а Аларм и Марат пошли по складу, заглядывая в ящики. — Ты трофей из подземелья не прихватил? – уточнил Марат у Аларма, взвешивая в руке одну из десятка сабель. Конечно, у офицеров, да и солдат, оружие было своё. Эти просто выдавали новичкам на первое время. Универсальное, с неудобным балансом и слишком короткое для Марата. — Надо посмотреть. Вроде, кинжал брал… Но, сам знаешь, сразу я проверить не мог. — Вот и я тоже не подумал, что туда возвращаться придётся. А тогда надо было посмотреть, чем они дерутся и что мы можем против них. — Марат поморщился и воткнул саблю обратно. — Вообще, что-то полезного мало. Кое-что есть, но не достаточно, чтобы уже лезть в подземелье. Мелкую расспрашивать про подземелье не пробовал? — Даже не пытался. Не думаю, что у Элли остались хоть сколько-нибудь приятные воспоминания. Может, ей вчера именно это в кошмаре и снилось… — Да запросто! А, кстати! Тот неведомый чудик с крыльями не в курсе, куда делся? Он вообще жив? А то раза три порывался самоубиться. — Элли как-то упомянула, что жив и в Розовой стране. — Вот, уже что-то. Судя по тому, как он в подземелье ориентируется, он всё там знает. А судя по тому, что не без его участия нам удалось увести из-под носа тамошнего босса аж трёх баб, его возвращения там может и ждут, но явно не с плюшками. — Нашего, скорее всего тоже не с плюшками, — справедливости ради отметил Аларм. — Ну и мы к ним не с чайком идём. Кстати, тебя последнее время кошмары не посещали? — уточнил Марат. — Нет. Почему ты спрашиваешь? — Да потому что Светлане сегодня прилетел… — Надеюсь, ты её утешил? А то с тебя станется, только посмеёшься. — Утешишь её, как же… — пробурчал Марат, с досадой пнув один из ящиков. Тот возмущённо звякнул. — Она и рассказывать не больно хочет, просто я докопался. Ну и, поскольку кошмаров было больше одного, она подозревает какую-то пакость. А так бы в жизни не призналась. — В конце концов Светлана наверняка тоже в подземелье немало плохого пережила. — Кухарка в подземелье не была, так что это может быть не связано, — Марат задумчиво почесал затылок. — Вот я утром считал, что это фигня, а теперь не уверен. Из головы не идёт, что что-то здесь не так. — Считаешь, что сны могли быть вещими? — насторожился Аларм. — Да уж точно нет! — Марат махнул рукой. — Просто если одному человеку снятся кошмары, тем более, после реальных неприятностей — это нормально. Если двум — это ещё так-сяк… А если трём и третий в совсем больших неприятностях не был — это уже не порядок. — А тебе самому кошмары не снились? — уточнил Аларм. — Здесь — нет. Даже когда… и могли не снились, — Марат поморщился, понимая, что реально слишком загрузился этой темой. — Пошли ещё стены города посмотрим, а то вдруг этот подземный урод удумает нас сам навестить. — Тогда мы уж точно его встретим! — запальчиво начал Аларм. — Ну тогда хоть переться никуда не придётся, — Марат энтузиазма не рязделял, поскольку смутно подозревал, что стена тут не столько для защиты от врагов, сколько для того, чтобы скрыть грандиозный обман со стеклом. А опыт сдерживания осады в одном потешном замке Марату когда-то очень не понравился.

Игорь Сотников: Будет ли продолжение этого фанфика? Всё-таки задумка этого фанфика была очень большая, объёмная и грандиозная - до полной победы над Пакиром, т. е. до конца 10-ой повести сухиновского канона.

dumalka: Игорь Сотников продолжение будет) Да, задумка вышла довольно масштабная. Точнее как? Сама задумка -- нет, но вылилась она в то, что просто так на скорую руку закончить у меня не получится. В принципе план, как всё будет, есть, а вот записанного пока нет. Пока никак не принесу следующую главу.

dumalka: Глава 25. Смутное Смутные подозрения, что с кошмарами что-то не так, остались смутными. Больше никто на кошмарные сны не пожаловался. Всё, что собрала, Светлана добросовестно переписала в блокнот и прилепила на всякий случай на план дворца и нарисовала, кто с кем общался. Однако, ни одного ответа не нашлось. Даже сказать, были ли кошмары одновременно нельзя было из-за того, что слишком мало данных. В конце концов пришлось это занятие отложить и вернуться сначала к возможным вариантам наложения защиты от магии подчинения, а потом браться за попытки соорудить защиту для неживых существ. Благо, пока ничего не поджимало, можно было спокойно всё обдумать. У такой работы был один недостаток: с ней Светлана не рисковала выходить на улицу. С опасными заклинаниями просто по технике безопасности надо было работать в закрытом помещении. Когда в дверь постучали, Светлана вначале неосторожно сказала «да», но увидев в проёме голову Страшилы спешно захлопнула дверь, чуть не прищемив ему пальцы. — Не входите! Опасно! Только спустя десять минут, когда Светлана убрала заклинания, сама вышла узнать, в чём дело. — Почему нельзя входить? — пытливо спросил несколько растерянный Страшила. — Я разбираю заклинание убийства неживых существ. На меня оно не подействует, на вас может. — А зачем вам его разбирать? Неужели вы собираетесь его на ком-то использовать? — Ну разумеется, нет! — возмутилась Светлана. — Но для того, чтобы сделать хорошую крышу, надо знать, как устроен дождь, не правда ли? — Это правильно, — согласился Страшила. — Получается, чтобы защититься от Тьмы, нужно знать её саму. — Возможно, смотря что вы имеете в виду под Тьмой. Иногда может быть достаточно хорошего фонарика. Вы хотите ещё раз это обсудить? — уточнила она. — Нет. Я хотел спросить про сны. — Сегодняшние? — уточнила Светлана. Больше всего у неё возмутился голодный с утра желудок. — Ну не только. Вообще. Какое значение они имеют? Бывают ли вещие сны? И вообще, как их можно объяснить? Видите ли, не смотря на то, что я вообще-то не сплю, один раз я всё же уснул… на озере Снов. И у меня были очень странные ви-де-ни-я, — начал Страшила. Светлана оглянулась на дверь. — Я предлагаю это обдумать всем вместе. С Элли тоже, — предложила она. — Нет… Я бы хотел подумать об этом без Элли… Я очень не хочу её пугать. — В каком смысле? — насторожилась Светлана. — Давайте это обсудим через полчаса. Я бы хотела закончить один этап. Страшила Светлану дождался, как она и обещала, через полчаса. В мастерскую она так и не пустила. Что ж, многие мастера не хотят показывать недоделанную работу, а, видимо, в магии тоже есть своё мастерство. А вот схемы и чертежи она никакие не прятала, наоборот, прихватила с собой. Страшила из любопытства заглянул в них, но ничего не понял. Переплетение разноцветных линий, знаки, цифры, самое понятное из всего подписи: «сюда ещё», «клубок», «непонятно», «под чем он был?!» и зачёркнутое «гениально» и рядом жирным красным «нет.». — Это черновики, — призналась Светлана. — Я не думаю, что защита будет готова скоро. Не сегодня уж точно. Так о каком сне вы хотели поговорить? Не смотря на то, что Страшила на плохую речь не жаловался, ему было довольно трудно пересказывать то, что он видел на Озере Снов, тем более, Светлана уточняла некоторые подробности: возраст детей? Какие дети? Откуда? На кого похожи? Почему он ждал Элли? Какое время года? Что для него значит пшеничное поле? — Почему вы из всего этого делаете вывод, что Элли в опасности? — уточнила Светлана. — Потому что есть ощущение, что я её жду. В каждом облаке жду, что она спустится, но знаю, что это невозможно. — Логично, — признала Светлана после паузы. — Но, если честно, в сегодняшнем случае у нас всех есть шансы погибнуть. — Как узнать, это сон был вещий, или нет? — Найти озеро, провести эксперимент с более ближним и ясным предсказанием. Если сработает, значит сон может быть вещим, — Светлана пожала плечами. — Ну или найти другой способ предсказания и попробовать, что получится через него. Если предсказания совпадут, то сон был вещим. А лучше — и то, и другое, чтобы наверняка. Сразу скажу: предсказаниям я не училась, а это крайне сложный процесс, требующий немалых психических усилий. И довольно опасный. — А кошмар Элли может быть вещим? — допытывался Страшила. — Об этом лучше спросить у Элли, — целительница отхлебнула из чашки. — Я не стала лишний раз расспрашивать. Кошмары обычно крайне неприятно вспоминать. Почему вы считаете, что он мог быть вещим? — Мне показалось, что Элли очень испугалась. И даже утром ей по-моему было плохо… — Жар и бессонная ночь мало кому делают хорошо. А кошмар на то и кошмар, чтобы напугать. И даже когда он заканчивается, неприятные эмоции остаются. Для этого сну не обязательно сбываться. — А вам снились вещие сны? — Нет, — ответила она уверенно, но перестала вертеть в пальцах сухарь. — А кошмары? — А кошмары были. Честно сказать, у любого человека они бывают. Они могут быть вообще никак не связаны с магией. И, уважаемый Страшила, я могла бы вас успокоить, что ничего необычного нет, но для вас спать, насколько я понимаю, несвойственно. Поэтому обратить внимание стоит. Но это могло быть не предсказание: тайные мечты, столь же тайные страхи, беспокойство за кого-то и за что-то. Да просто абсурд из предыдущих событий. — А разве вас это не беспокоит? — Не могу этого сказать, что совсем не беспокоит. Но… Не в первую очередь. — Больше нужно заняться защитой Элли, чем нас с Дровосеком. — Не соглашусь. Я знаю, чем защитить Элли. Более того: я знаю, чему научить Элли, чтобы она сама смогла защититься. А учиться она хочет, так что за этим дело не станет. И сил у неё на это хватит. Знаю, что делать, если её ранят. А вот с вами мне не понятно ничего. Честное слово. А то, что у Пакира есть возможность выбить из вас жизнь — это очевидно. — В конце концов нас с Дровосеком… и с Томом не всяким оружием можно убить. И нас не так сложно восстанавливать. А с Элли всё проще, так что я с вами не согласен. — Вы считаете, что обучения не достаточно? — уточнила Светлана. — Думаю, что нет. Светлана задумалась. — Возможно и не достаточно, — Светлана не стала спорить, но брови её сдвинулись. — Но это то, что могу сделать я сейчас. Думаю, вы вполне можете предпринять и другие меры. Но здесь я вряд ли помогу. После чего Светлана распрощалась и вернулась в мастерскую. Она по сути второй раз отказывала в помощи. Такая ли уж она добрая? *** Дворцовый ужин проходил в молчании. Но вовсе не в напряжённом, а каком-то усталом. Мужики частенько морщились и ёрзали на месте. Все посчитали, что они наставили друг другу сильно больше синяков, чем рассчитывали. А на самом деле, они проверяли, от каких заклинаний защищает доспех Аларма. И пришли к выводу, что от легкого чесоточного проклятия он защищает очень плохо. От более серьёзных — очень хорошо (но их уже пробовали более осторожно). А поскольку к середине тренировки Аларм выбил этот меч из рук Марата и навалял ему заколдованным оружием за все подколки, чесались оба. А Марат защиту от него не ставил. Элли или Светлана могли бы с этим проклятием разобраться быстрее, чем через три часа, когда оно сойдёт само, но никто не собирался им рассказывать. Элли со Светланой тоже сегодня уработались. Одна — с государственными делами, другая — с исследованием. А вечером они тренировались уже вместе. Точнее, разбирали непонятное обеим заклинание из книги. И мысль отодвинуть тарелку и уснуть прямо за столом уже не казалась такой нелепой. Так что бодрыми были только Страшила и Дровосек, которым спать было вообще не надо. — А можно сделать так, чтобы мы знали, что кому-то во дворце снится кошмар? — предложил Страшила. — Ну там система веревок и колокольчиков, как на дверь или на мышей делают. — Именно на контроль кошмаров я не сделаю сегодня, — ответила Светлана, задумчиво глядя на очередной кусок пирога. — Есть возможность держать под контролем защиту. Точнее, знать, что в неё кто-то пытается прорваться. Элли? — В книге есть возможность передать что-то через сон, чем возможно и воспользовалась Виллина когда-то, но насчёт поиска кошмаров — нет. Есть способ послать хорошие сны. — А можно на весь дворец сделать так, чтобы у людей были хорошие сны? — предложил Страшила. Элли со Светланой переглянулись. — Тут есть всего одна проблема, милый друг, — ласково улыбнулась Элли. — Мне тоже спать нужно. В книге конечно есть заклинания, помогающие не спать… — Лучше прибереги это на экстренный случай, — Светлана подёрнула плечами. — Только на третьи сутки голова превращается в чугунную болванку и больше одной мысли удержать не способна, — проворчал Марат. — А потом её можно использовать только в качестве ударного оружия. Не! Нафиг надо! — В прямом смысле? — удивился Аларм. — Нет. Но лучше бы в прямом… Так хоть ударное оружие было бы полезным. — Давайте к делу, — Светлана подняла руки. — Сигналы на защиту я могу поставить. Десятка два человек мы сможем защитой снабдить, плюс — мы четверо. Марат, Элли и я владеем магией и кое-какая защита на нас уже есть. Ну и на Аларме благодаря Мечу Торна, там сигнал тоже можно сделать — не проблема. Предлагаю взять группу риска: людей, уже склонных к кошмарам, недавно переживших потерю близкого человека и другие происшествия, подростков и беременных. — Почему именно подростков? А не маленьких детей? — насторожился Дровосек. — Гормональные бури, могут быть более сложные и неприятные последствия. Элли с помощью магии расчистила себе место на столе и положила на неё книгу. Она сама раскрылась: — «Тьма проникнет в беззащитную душу, полную страха и смятения» — прочитала Элли вслух. Все переглянулись, нет ли страха и смятения в лице соседа. Страха не нашлось, а вот смятение вполне можно было найти, если не использовать слово «озадаченность». — Какая вообще «тьма»? — поморщился Марат. — Возможно, мы всё-таки что-то из Шара упустили… Или Пакир нашёл другой способ проникнуть в наши души, — предположил Страшила. — Магию Пакира мы не чувствуем, — заметила Светлана, переглянувшись с Элли, а затем с Маратом. — Элли, а какой вопрос ты задавала? — «Кого нужно защитить в первую очередь?» — Элли закрыла книгу. — И когда я спрашивала про сон, ответ был тот же. Уже открывший для комментария рот Марат вдруг поперхнулся. Это Светлана дёрнула его за закатанный рукав рубашки, добавив к этому выразительный взгляд, который он прочитал как «сама знаю, что Книга темнит, потом обсудим». — Да я и сама понимаю, что под «душа, полная страха и смятения» может быть у кого угодно. — пожала плечами Элли. — Возможно, книга сама не знает. Или это ещё не определено… Или нам надо избавиться от страха и смятения? Светлана ещё раз дёрнула открывшего рот Марата за рукав. Тот оттолкнул её: — Да я не про это, блин! Красавица, помнишь, ты мне мозг выносила посланием Стеллы? — Ну да, тебя взволновало, что поздравление с праздником пытались перехватить, — припомнила Элли. — Марат, ты думаешь, там что-то есть? Стелла пыталась об этом предупредить? — Не предупредить, — прервал Страшила. — Может, дать рецепт защиты от Тьмы? Добро, любовь, забота друг о друге, радость… — Так или иначе мы этим и заняты. Заботимся друг о друге, — Элли взяла из стоящей посередине стола вазы яблоко и задумчиво посмотрела на него. Аларм снова завозился, причём несколько иначе, да и вспыхнувшую физиономию на почесуху уже не спишешь. *** Мелинда не унаследовала ни архитектурного гения отца-Мигуна, ни безупречного вкуса Болтуньи-матери. При том, что у её старших братьев заказывали наряды первые красавицы Стелларии, а у сестры стояла очередь из желавших получить эскиз своего дома, у Мелинды не выходило простейшее сочетание цветов. Всё, что она подбирала выглядело крайне нелепо, хотя по всей комнате висели таблицы сочетаний. Все украшения оказывались явно не там, где надо. И либо в итоге получалась разноцветная клумба, либо блёклая невыразительная ерунда. Но тем не менее, её зачем-то взяли во дворец. Многие считали, что из жалости или из уважения к её родителям. К ней никогда не обращались красавицы-фрейлины. Агнет вообще Мелинду выгнала, но почему-то и за стенами дворца она без заказов не осталась. Их наоборот, стало только больше. Шарлотта даже самолично сходила к ней за оранжевым платьем, не доверив никому собрать выкройку. Только Мелинда могла, обмерив лентой уже сгорбившуюся и несколько поплывшую фигуру Шарлотты, собрать правильны корсет, выстроить юбку, рукава и пропорции так, что Шарлотта выпрямлялась и держалась с прежним достоинством. Писатели, художники и поэты точно так же прибегали к ней за построением выкроек. Ведь их брали во дворец вовсе не за внешность, и, если уж честно, частенько она оставляла желать лучшего, а выглядеть хорошо хотелось всем. Сама Мелинда, будучи довольно крупной, с непримечательным лицом, тихая и скромная, считала, что некрасивых в мире не существует, ко всякой фигуре просто нужно подходящую выкройку. Поэтому костлявая художница выходила в её платье лёгкой и изящной, поэтесса с тяжеловесной нижней частью туловища — барышней с аппетитными формами, а низкорослый коротконогий певец — довольно солидным мужчиной. И сегодня Мелинда как раз чертила для поэтессы уже пятую выкройку, на этот раз подгоняя её для ожидаемо округлившегося живота. Пусть платье ненадолго, но кто сказал, что беременная женщина должна быть плохо одета? Даже если лицо немного обсыпало. А ещё в таком положении нужно носить удобное, уютное и уж точно полезное. И именно сегодня в мастерскую пришли заказчики, которых Мелинда никак не ожидала. — Здравствуйте, Ваше Величество, — Мелинда отложила линейку и карандаш, чтобы поклониться, внезапно поняв, что не знает, куда девать руки, правильно ли она склонила голову и тот ли поклон отвесила. Стелла ответила открытым приветствием и с интересом посмотрела на несколько эскизов на столе. — Какой вам больше нравится? — заинтересовалась немного осмелевшая Мелинда, но снова заволновалась и принялась наматывать на палец измерительную ленту. Стелла тем временем повернула эскизы к себе и повнимательней рассмотрела. — Они все прекрасны… Но вот тот, что в середине мне нравится больше всех. И лучше всего бы он смотрелся… — Стелла повернулась к висящем на стене таблицам с цветами и показала на один из вариантов розового. — вот в этом цвете. Мелинда тут же всадила в нужный цвет булавку с крупной жемчужной головкой, чтобы уж точно не забыть и не перепутать. — Правда, я вынуждена вас отвлечь, — отметила Стелла. — Моему другу прямо на завтра нужен костюм. Вы сможете ему помочь? — Всё, что угодно, — пообещала Мелинда, тут же разматывая ленту. — Эльг, войдите. В мастерскую осторожно, чтобы не задеть полки с тканями, свёрнутыми выкройками, вешалки и рабочий стол вошёл человек-ящер. Мелинда выронила ленту и нечаянно смахнула на пол длинную линейку. — Ну я же говорил, я лучше… — начал Эльг, разворачиваясь. Стелла поймала его за плечо и деликатно развернула. — Ух ты! Крылья! — восхитилась Мелинда. После недолгой паузы, в которую Эльг уже оставил попытки сбежать, а Стелла убедилась, что никто из участников сцены в обморок падать не собирается, Мелинда задала почему-то волнующий её больше всего вопрос: — Вам застёжку спереди или сзади? — Чтобы в полёте не снимать, — после переглядок со Стеллой нашёлся Эльг. — А хвоста у вас нет? Повернитесь… Хорошо, со штанами проблем не будет. А с рубашкой… Мелинда нырнула под стол за сбежавшей лентой и двинулась на Эльга. — Стойте пожалуйста смирно, это ещё не примерка и я булавки не использую, — попросила она, прокладывая ленту чётко и профессионально по груди Эльга, вокруг пояса, от плеча до пояса… — Я же говорила, что никто вас бояться не будет, — напомнила Стелла, когда они с Эльгом выходили. Мелинда разложила на столе новый чертёж, но остановилась. Она вздохнула и вернулась к отмеченному булавкой цвету на таблице и коробке с лоскутками. Задача, на которую она могла потратить не один час… Но на булавку уже был приколот нужный лоскут. Хотя содержимое коробки для Мелинды оставалось по-прежнему неотличимо друг от друга. Ну что ж, отлично! С этим пока закончено. А теперь — крылья! И рубашка точно будет белая! С этим цветом никакой неопределённости. *** Во время утренней подготовки к отлету, Стелле пришли вести из Изумрудного города. В письме безошибочно узнавался крупный, ровный и правильный с чётко прорисованными соединениями почерк Элли, но подпись была от Элли и Светланы, а ещё к письму прилагалась схема и попытки расписать обозначения, но это уже было написано другим почерком: тоже ровным, довольно легко читаемым, но очень убористым. То, что у Элли было написано на два листа, тут пыталось уместиться на одном. Краткий пересказ того, что происходит в Изумрудном городе Стеллу успокоил. Светлана похоже всерьёз взялась за обучение Элли, а заодно и за совершенствование защиты Изумрудного города, Марат с Алармом заняты тренировками и подготовкой к походу. Ссор и склок там нет и в помине, так что Шар Пакира видимо не повлиял. Это принесло некоторое облегчение. И если Стелла правильно поняла, что Светлана расписала в объяснениях к схеме, то защита и вправду должна неплохо помочь. А вот на вопрос, что бы она рекомендовала для защиты «искусственных существ», Стелла ничего ответить не могла. Да, она восстанавливала магию, наложенную Торном на Розовую страну, но не могла сказать, поможет ли это же заклинание потом оживить Дровосека или Страшилу. Одно дело создать нового деревянного скакуна, другое — восстановить утерянную жизнь. Но, может стоит правда обменяться опытом? Не все волшебники с такой охотой делятся своими секретами. *** И эти существа думают, что Тень настолько глупа, чтобы не заметить, насколько переплетены сигналы от защиты? Да она и побольше их видит. Например, натянувшиеся ниточки взаимных связей, настроенные на заботу друг о друге. Их лучше не задевать, если не хочешь получить ожог, который ещё придётся потом залечивать. Сегодня Тень не голодала. Вчерашнего ей хватило бы ещё надолго, да и куда спешить? Возможно, забота друг о друге, если не переборщить и потихоньку заставлять их нервничать, перерастёт в постоянную тревогу и позволит разбудить ещё больше кошмаров. И разнообразить их. Тень проползла между никто и пошла путешествовать по дворцу. Может, всё же найдётся кто-то, лишенный защиты? И не только магической, но и человеческой. Точнее, живой, потому что зверь, лежащий у дверей почему-то тоже её получил. И он чуть не заметил Тень. *** — Р-р-гав! Спросонья Полкан не понял, что за мерзость его разбудила. Он даже не мог точно сказать, что именно почуял и почему вдруг вскочил на лапы и громко гавкнул в темноту. Но для верности гавкнул ещё раз, чтобы гадость точно убралась подальше. Гадость всё же исчезла, а тревожное чувство не совсем. — Полкан, у тебя всё в порядке? — Светлана высунулась из-за двери. — Какая-то гадость здесь лазает, — недовольно пробурчал он. Светлана простым движением зажгла в руке шарик. Он мгновенно осветил коридор, с минуту они вдвоём осматривали и обнюхивали коридор (точнее, Светлана осматривала, а Полкан обнюхивал), но ничего подозрительного не нашли. — Что нашли? Делитесь! — зевающий Марат в одних портах вышел в коридор. — Тут какая-то мерзость, — недовольно оскалился Полкан. — Тогда можете не делиться. Мерзость забирайте себе, а лучше выбросьте. Светлана поднялась и тряхнула подолом сорочки. Она с некоторой досадой махнула рукой, поманив за собой шарик и молча протиснулась между косяком двери и Маратом. — По крайней мере, ни на ощупь, ни на вид, ни магией оно не определяется. — Может, и показалось, — Полкан потянулся на лапах и закрутился около двери. — Псо, ты что, тут спать что ли собрался? — насторожился Марат. — Ага. Я вас охраняю. — Нас нет необходимости охранять, — Светлана вернулась. — Как же нет? Нюха у вас считай нет, уши маленькие и даже не поворачиваются, когти плохие, зубы вообще никуда не годятся. Им даже голая шкура и сырое мясо не поддаётся. Как вас не охранять? Светлана с Маратом переглянулись. — Так у нас есть магия. — И нож, — добавил Марат. Полкан презрительно фыркнул. Марат зафыркал иначе, давясь смехом. — Ладно, Полкан, если считаешь нужным, можешь охранять. Но не спи пожалуйста на дороге, тебе могут наступить на хвост. . Заходи, — Светлана сделала приглашающий жест. Марат ещё раз фыркнул и дверь запер. По дороге к себе он прицельно кинул к двери плед с дивана: — Постели, где тебе надо. — Спокойной ночи. Пока Полкан лапами устраивал себе лежанку, Марат вдруг остановился у двери и обернулся: — Красавица? Светлана тоже остановилась и чуть повернула голову, показывая, что слушает. — Кажись, мы не только мелкотню усыновили, но ещё и собаку завели. Она посмотрела на Полкана, а потом абсолютно серьёзно — на Марата. — Главное, теперь не завести кота. А то потом не остановимся. Спокойной ночи. — Угу, — кивнул Марат. — На чердаке у кошки трое котят, — Полкан улёгся у двери и положил голову на лапы. Плед был мягким и довольно тёплым. — Она правда обещала мне глаза выцарапать, если я туда сунусь. — Да ну на фиг, — с досадой махнул рукой Марат. Он бы предпочёл начинать не с этого. Он даже не знал, что потом с Полканом-то делать, если он не возражает, что они его завели. Светлана, привалившись спиной к двери, смотрела в потолок. Марат прав. Ситуация с их отношениями не то, чтобы вышла из-под контроля, стало трудно понять, когда этот контроль был последний раз. И вообще, Светлана не очень понимала, как и когда её ловить. Обсуждение планов за завтраком её полностью устраивало, подначивания Марата не особо мешали, порой даже смешили, не давали впадать в уныние и даже могли навести на ценные мысли. Куда вот только всё это вело? Впрочем, сейчас всё равно им обоим некуда деваться. Как бы не были дружелюбны местные жители, как хорошо бы она не общалась с Элли, а Марат — с Алармом, но они друг для друга всё же был «своим», из своего мира. И возвращаться им, как ни крути, нужно вместе. Не было ощущения, что они поодиночке пропадут, в конце концов, оба самостоятельные взрослые люди, но вместе всё равно легче. Один только побег из подземелья о чём говорит: водиночку оттуда бы не выбрались ни Марат, ни Светлана, ни Элли со Стеллой. А Аларм может быть и не добрался бы. Что дальше? Вообще не понятно. Получится ли просто пожать друг другу руки и пойти дальше каждый своей дорогой? Если это всё ещё кому-то нужно. Если нужно, дайте пожалуйста сигнал.

Sabretooth: Больше всего понравились реплики Мелинды при виде Эльга: "Ух ты! Крылья!" и "А хвоста у вас нет?" Необычный посетитель dumalka пишет: — Здравствуйте, Ваше Величество, — Мелинда отложила линейку и карандаш, чтобы поклониться, внезапно поняв, что не знает, куда девать руки, правильно ли она склонила голову и тот ли поклон отвесила. Стелла ответила открытым приветствием и с интересом посмотрела на несколько эскизов на столе. Мелинда обращается к Стелле "ваше величество". Я думал, что Стелла не стремится очень отдалиться от своих подданных и подчеркнуть свой особенный высокий статус, поэтому полагал, что к ней обращаются "госпожа".

dumalka: Sabretooth пишет: Я думал, что Стелла не стремится очень отдалиться от своих подданных В каноне нашла всего одно обращение подданных к Стелле, и это "повелительница". Я как-то наоборот, не вижу, чтобы она сильно часто вступала в личные отношения. Она в основном держит немалую дистанцию практически от всех... Надо обдумать этот вопрос. В любом случае Стелла правительница этой страны и вполне логично со стороны подданных её так и называть.



полная версия страницы