Форум » Фанфики » Приют изгнанников. Вместо послесловия » Ответить

Приют изгнанников. Вместо послесловия

Марк Кириллов: Вместо послесловия Вот и всё! Автор с облегчением, и в то же время с некоторой жалостью ставит точку в произведении, начало которому было положено, страшно сказать, тридцать пять (!!!) лет назад. Разумеется, это не означает, что данный роман великолепен и лишён недостатков. Конечно же, нет. Если б критерием качества была длительность работы…Но нет. Долго – не значит тщательно и хорошо. Быстро – не значит «тяп-ляп». Можно всего за тринадцать дней сочинить гениальную книгу (как Роберт Энсон Хайнлайн, написавший в указанный срок роман «Дверь в лето»). Можно всю жизнь портить бумагу и получить на выходе набор банальностей и глупостей (как Фома Опискин – герой повести Достоевского «Село Степанчиково и его обитатели»). Что получилось у автора этих строк? Не знаю. Как говорится – что выросло, то выросло… Предоставляю право судить читателю. Напоследок расскажу о том, как родилась эта книга. Началось всё довольно банально – с любви к книгам Александра Волкова о Волшебной стране. К четырнадцати годам я прочёл (и не по одному разу) всю гексалогию. Я знал, что Александра Мелентьевича уже нет, а, следовательно, продолжений ждать нечего. Но так хотелось узнать, что же дальше произошло с любимыми героями! Решение проблемы пришло само собой – раз автор не может написать продолжение, то я напишу его сам! Опрометчиво, но в четырнадцать лет об этом не думают… Я начал сочинять. Первый вариант произведения назывался «Наследники Урфина Джюса», а главными героями стали Кабр Гвин, Энкин Флед и Руф Билан. Бывшие министры, спасаясь от возмездия после падения власти «Огненного бога», укрылись в Пещере. После долгих странствий они натыкаются на предков Марранов и, возглавив их, идут на завоевание Волшебной страны… Фантазии хватило только на странствия под землёй и встречу с Марранами. Дальше ничего не получалось. И я спокойно забросил «Наследников…» куда подальше, переключив свою творческую энергию на сочинение приключенческих стилизаций под Жюля Верна, а потом – на фантастику. Разумеется, не для издания, а исключительно для развлечения родственников и знакомых. Лет десять спустя я вновь вернулся к «Наследникам…». Однако бывшие министры Урфина меня уже не занимали. Мой взгляд упал на безымянного бизнесмена, мечтавшего отыскать дорогу в Волшебную страну (о нём рассказывает Фред Каннинг в книге «Огненный бог Марранов»). Идея показалась занятной. Тогда же бизнесмен получил и своё имя – Джонатан Уайт. Почему именно такое? Очевидно, оно родилось из скрещения имён двух отрицательных персонажей – Джонатана Форстера («Таинственный остров» Жюля Верна) и Эбирама Уайта («Прерия» Джеймса Фенимора Купера)… Герой – новый, но приключения остались те же. И застопорился сюжет в том же самом месте. И продвинуться вперёд никак не получалось. В общем, пришлось снова бросить. Два года спустя, мне на глаза попалась книга Сергея Сухинова «Дочь Гингемы». Сначала я жутко расстроился – что ж, если нашёлся автор, который взялся продолжать Волкова, то зачем с ним соревноваться? Однако бегло ознакомившись с несколькими произведениями Сухинова, я понял, что его продолжения к миру Волкова имеют самое малое отношение. Собравшись с мыслями, я продолжил работу над произведением, которое теперь называлось «Джонатан Уайт», по имени главного героя… Банда авантюристов под предводительством Уайта, захватывает Волшебную страну, пользуясь тем, что у них на вооружении есть современное оружие и полнейшая беспринципность в действиях. Однако чем дальше я шёл, тем меньше мне нравилось то, что я писал. Получалось какое-то кровавое фэнтези с большим количеством действия, но полностью лишённое смысла. Но главное – я не знал, как закончить произведение. Что должны противопоставить положительные герои злодеям? Как они их победят? Прибегать к Усыпительной Воде не хотелось… Произведение было вновь заброшено, и надолго. Может быть, я так бы и не вернулся к нему, если б не случай. Моя дочь увлеклась писательством, и стала сочинять фантастические и приключенческие произведения, и выкладывать их в интернет. «Что ж, дочь сочиняет и не стесняется, а папа что – рыжий?» - подумал я. И вернулся вновь к своему многострадальному сочинению. На сей раз пришлось действовать по науке. Вдохновение вдохновением, но если хочешь, чтобы вещь носила законченный характер, нужен подробный план с «раскадровкой», перечень событий и персонажей, которых следует задействовать. Ещё раз перечитав всю гексалогию, и отметив для себя все «белые пятна», которые можно было бы раскрасить на свой лад, я принялся за дело, которое, на удивление, пошло довольно быстро. Первый вариант романа, который получил, наконец, своё окончательное название – «Приют изгнанников» - был написан довольно быстро, всего за каких-то три месяца. Однако перечитав его, я понял, что получилось чересчур легковесно. Злодеи слишком карикатурны и нестрашны, и побеждают их герои как бы между делом, не приложив к этому ни малейших усилий. К тому же некоторые персонажи совершенно не были вовлечены в действие. Пришлось сесть и медленно, кропотливо, тщательно устранять недостатки… Исправление растянулось на долгих семь лет. Ещё год ушёл на редактирование и частичное переписывание. И вот, наконец, всё! Что же в итоге получилось? Не знаю. Прекрасно понимаю, что настоящим литературным произведением «Приют изгнанников» не назовёшь. Это всего лишь стилизация, построенная в рамках мира, созданного фантазией Александра Мелентьевича Волкова. А стилизация не может быть самостоятельной. Вполне возможно, что читателям книга придётся не по вкусу. Что делать, это я понимаю. Но я считал своим долгом закончить то, что было начато когда-то одним подростком, влюблённого в Волшебную страну и его обитателей. Чтобы в истории была поставлена точка. Или многоточие. Кто знает… 12 апреля 2020 года

Ответов - 80, стр: 1 2 3 4 All

Марк Кириллов: Алингира пишет: а Сухинов и Кузнецов спрашивали разрешение у правообладателей? Им оно было нужно или как? Они в "лихие 90-е" писали. То есть во времена полного правового беспредела. Ну, а позже их уже не трогали. Почему - не знаю. Может, они что-то платили по лицензионным договорам. Но у них-то было именно коммерческие издания. А я хотел за собственные средства издаться. Но, оказывается, это тоже сейчас нельзя.

Руслан: Раз уж поднялась тема о превращении текста в книгу, я бы хотел причислить то, на то, что указал бы любой редактор. Следовать этим советам или нет – это ваше дело, Марк, но с литературной точки зрения над текстом еще надо серьезно поработать. Возможно, мнение правообладателей можно будет изменить, и тогда хорошо бы иметь под рукой уже выверенный текст, а не набор фрагментов, каждый из которых писался с интервалом. Итак, что здесь, ИМХО, требует доработки? 1) Сокращение Хорошая книга, как известно, это черновой вариант минус 25% текста. «Приют изгнанников» получился громоздкий, заполненный абсолютно лишними частями, в частности: - Повторение уже известного читателю. Если вы делаете ссылку на события книг Волкова – ограничиться лучше ссылкой. Фанат и так знает, новый читатель получит мотивацию самостоятельно ознакомиться. Не надо пересказывать уже известное новыми словами, заново расписывая, как Гуррикап жил, как Урфин захватывал власть, как Гудвин встречал Элли в тронном зале. Это спокойно можно ужать, чтобы освобождать место для основных линий. Абзац там, абзац здесь, а в итоге вы освободите страниц пять-десять, что пойдет только на пользу восприятию. - Долгие описания, похожие на лекции, и сложносочиненные монологи. Периодически на них пробивает всех персонажей и смотрится это не очень. - Самих линий очень много, что неверно. Книга не должна ставить целью раскрыть все-все, что Волков не дописал. Это убивает тайну, лишает мир полноты, сводя его к еще более узкому пространству, чем оно было в финале ТЗЗ. Зачем сводить три упомянутых Волковых исторических события (Феома, империя, завоеватель) в одно? Даже у него по контексту это разные вещи, возможно разделенные сотнями лет. Возьмите одно название, остальное пусть манит читателя мыслью «а вдруг и с тем моментом было связана целая судьба народа». Зачем делать столько сюжетных линий? История Гудвина и двух клоунов-попаданцев отлично бы смотрелась в отдельной книге. Именно это и планировал сам автор на седьмую книгу: раскрыть через Гудина волшебниц и оставшиеся загадки. Перенеся все это в повесть-приквел, вы бы сделали текст намного легче и не было бы оборванности их линий, выпадающих до финала. Фансервис с литературной точки зрения - плох. Главные герои – Элли, снова идущая в ВС, её муж, как новый персонаж. Главный противник – Уайт и его свита. Остальные в лице Энни, Тима, Чарли, Фреда – там лишние. Да, вам они нравятся, но они лишние и бесполезные, даже несмотря на попытки навязать на них функции. Хотите именно пророчество о двух сестрах? Тогда возьмите две пары (Энни+Тим, и Элли + муж) и все. Тогда каждый будет нужнее и ярче раскрыт. По той же причине я бы убрал линию Кабра Гвина и Урфина в отдельную книгу с другой угрозой, завершив её превращением Урфина в хранителя. Сейчас это излишне отвлекает от ключевого конфликта. Иными словами, то, что вы написали, спокойно делится на три разные повести, от чего каждая станет только лучше. 2) Проблема группы Уайта - Его спутники теряют свою индивидуальность, когда открывают рот. Если закрыть глаза, в половине случаев вообще не поймешь, кто это говорит, потому что те попытки дать каждому специализацию мгновенно размываются при ситуации, когда Уайт спрашивает их мнение. Чувство, будто рядом с ним не трое, а один человек очень сильно проступает из книги. Больше личных моментов – свой взгляд, свое отношение с Уайтом. Оно у них настолько одинаковое, что это смотрится неестественно. - Опять же, определитесь, это банда, господин и верные слуги, отряд единомышленников или друзья? Банда держится на страхе перед вожаком и четкой иерархии. Верные слуги – на преданности лично хозяину вне зависимости от целей. Единомышленники – на понимании взаимной выгоды. Друзья - на личной симпатии. А то у вас Джонатан то смертью грозит за измену, то со всеми советуется, то они демонстрируют подход «мы просто идем за тобой», то начинают изображать интерес к ВС выше, чем у босса, то он сам говорит, что им верит как себе. - Методы Джонатана. У вас постоянно идет противоречие между человеком, который готов добиться всего мирно, чтобы не настраивать всех против себя, и человеком, который готов убивать, запугивать Страшилу спичками и планировать террор. Он срывается, время от времени скатываясь в угрозы или же из-под маски проступает настоящее лицо? Так кто Уайт? Прагматик, который веско оценивает, когда полезнее подкупить, а когда убить и ценит окружающих исключительно по их полезности? Преступник с принципами, действительно имеющий четкое понимание, что можно сделать ради выгоды (убить врага – да, лгать – да, нарушить слово – нет, предать своих - нет)? Или просто лицемер, репутация которого ничего не стоит и который, дай волю, скатился бы в то мелочное честолюбие и всевластие, которое так критиковал. Образ надо проработать. 3) Драматическое напряжение Из-за избытка линий его нет. Магическое решение проблемы убивает кульминацию, делая все происходящее ранее не важным. Вот пришли гости, нашли книгу и все – Джонатан слился. Если уж вы хотите магический финал, дайте Уайту книгу Билана, покажите противостояние двух людей, неожиданно для себя ставших волшебниками, и это будет очень ярким ходом. В нынешнем же варианте концовка смята, а переключение сюжета на кучу линий (вот Уайт собирается, вот забудьте про Уайта, у нас попаданцы, вот забудьте про них, у нас Урфин. вот вспомните про Элли, вот они идут, вот у нас опять Джонатан, вот Аркосы с их внутренней кухней, вот опять Элли идет) рвет эмоциональную последовательность событий в клочья. Вот, пожалуй, и все. Не принимайте, как враждебную критику – тот факт, что я это писал на фанфик, которые обычно игнорирую вообще как жанр, уже говорит о симпатии к вашему труду. Я по-прежнему считаю, что если уж стоило продвигать кого-то в продолжатели Волкова, то вас, Марк, а не Сухинова и Кузнецова, которые в своих собственных мирах добились бы намного большего, чем на чужом поле.

Чарли Блек: С удовольствием прочёл я «Приют изгнанников» — наверное самую крупную вещь по теме Изумрудного города среди всех, что мне доводилось читать. Прежде всего хочется сказать спасибо автору за такую книгу (столь масштабный труд вряд ли можно назвать просто фанфиком). Есть, конечно, некоторые спорные моменты и даже может быть недочёты, но часть из них уже перечислил Руслан, и вряд ли будет этично с моей стороны вдаваться в подробную критику. Скажу лишь одну вещь: мне кажется, книга бы только выиграла, если бы меньше опиралась на белые пятна, сюжетные дыры и зацепки Волковских сказок. Они ведь, по сути, приуменьшают новизну книги, ибо ценна она не как ретеллинг (развёрнутый пересказ) уже написанного Волковым, а как дальнейшее развитие его мира, шаг вперёд. Именно здесь кроется основная опасность. На мой взгляд, главная задача «каноничных» продолжений к гексалогии состоит не в том, чтобы избежать совпадений с Сухиновым и прочими авторами, а в том чтобы меньше дублировать самого Волкова. Перекличку с фанфиком, который читали три человека, заметят три человека, а перекличку с Волковым заметят все. В остальном же «Приют изгнанников» полон хороших, оригинальных находок. Мне понравились: - Молчуны, которые не разговаривают совсем; - введение в сюжет родителей Гудвина; - Урфин Джюс в роли Шерлока Холмса; - титул покровителя Волшебной страны; - карета на мульей тяге; - ливень в Великой пустыне; - заснеженное плато в Кругосветных горах; - имя «Луана» для невесты Дровосека: из всех многочисленных имён этой девушки вариант «Луана» мне кажется самым красивым — хотя это, конечно, дело вкуса. Хочется даже позаимствовать его для какого-нибудь фанфика :)) Интересны образы Бартильи и Сапальи. Интересен Джонатан Уайт — нетипичный злодей, обладающий твёрдыми принципами, многие из которых вызывают уважение, и кроме того не чуждый гуманности, что опять же подчёркивает его нетипичность. Неплохо вписался в команду волковских канзасцев Эндрю Мак-Грегор, муж Элли. Среди них он единственный незнакомец для читателей, но не кажется чужеродным в общей компании. Вот превращение Билана в масштабного негодяя мне всё же показалось спорным. У Волкова это был полукомический персонаж, меленький и ничтожный; не его это роль — превращаться в грозного карающего чародея. В остепенившегося князя Торма верится больше, чем в настолько оскотинившегося Билана. Впрочем, в личностной трансформации Билана просматривается одно из важных преимуществ «Приюта изгнанников»: более развитый по сравнению с каноном психологизм, делающий книгу заметно взрослее уровня гексалогии. О взрослении свидетельствует и драматизм, достигающий своего апогея в 8-й части — безусловной удаче автора. На мой взгляд, эта часть лучшая во всей книге. И хотя логика жанра гарантирует, что Элли с Эндрю останутся живы, тем не менее поволноваться за них приходится всерьёз. Жаль, что полностью за кадром оставлен Лев. Его неучастие, пусть даже в виде камео в единственной финальной сцене, оставляет ощущение некоторой недовершённости и неправильности: «Как же так? Элли в ВС вернулась, с друзьями увиделась, а Льва среди них нет...» Впрочем, отсутствие в сюжете Льва и сравнительно малое участие Кагги-Карр вполне объяснимы тем же овзрослением мира. Чем старше аудитория книги, тем меньше в ней места остаётся сказочным животным и волшебным существам: их место занимают люди, притом всё более взрослые и реалистичные. Таков закон жанра. Но вопреки этому закону мы встречаем в «Приюте изгнанников» Топотуна и Гуамоко, Гориэка и Ойххо, Рамину и Уорру, Цезаря с Ганнибалом, говорящих енотов, — и это приятно. Ещё один авторский успех — стиль, очень близкий к повествовательной манере Волкова. Книгу, написанную таким стилем, интересно читать. Разве что хотелось бы пожелать чуть расширить юмористическую составляющую. У Волкова едва ли не в половине сцен чувствуется мягкий юмор — местами он лишь едва заметен, однако он есть, и во многом именно он придаёт сказкам Волкова жизнеутверждающую окраску, благодаря чему они запоминаются на долгие годы. В завершение хотелось бы обрисовать, каким мне видится положение «Приюта изгнанников» среди прочих изумрудных канонов. В этом отношении «Приют» занимает уникальное место. Это своего рода Волков-2.0, т.е. Волков, вышедший на новый, более взрослый уровень. Переход этот уникален тем, что обычно при таком овзрослении «Волков» как раз теряется, выплёскивается, как младенец с водой в известной поговорке. Авторы, берущиеся за овзросление Волковской ВС, вольно или невольно теряют что-то главное, и в итоге от Волкова у них остаются рожки да ножки, зато расцветает что-то своё, самобытное, может быть тоже хорошее, но иное: укур, стёб, романтика, трагика, деконструкция, выворачивание мира наизнанку, перелицовывание всего и вся, и т.д. Сухинов и Кузнецов сознательно дистанцировались от Волкова. Сухинов — это во многом анти-Волков, отрицатель и переустроитель на свой лад. Его чаще ценят именно за те новшества, которых у Волкова не только не было, но и принципиально быть не могло — за романтику фей и рыцарей, за атмосферу средневекового фэнтези, за переселение Элли в Волшебную страну и возведение её на трон королевы-Хранительницы. Кузнецов — около-Волков, вне-Волков, старательно обходящий Волкова по периметру. Наиболее популярна та его вещь, которая меньше всего отдалилась от Волковской гексалогии: «Изумрудный дождь». Но даже и там ВС представлена минимально. А дальше Кузнецов лишь наращивал дистанцию, уходя всё глубже и глубже в собственную «космогонию и космологию», крайне мало связанную со сказками Волкова. Бахнов — почти Волков, квази-Волков, но это Волков-наоборот: он устремлён назад, не к прогрессу, научной фантастике и усложнению конфликтов, а обратно, в мир сказки для малышей. Бахнов это возврат к ВИГу, чтобы не развивать его ввысь, подобно настоящему Волкову, а раздвигать вширь — к говорящим зверям, злым колдуньям, обилию очень детского волшебства (кого-то заколдовали, обманули, превратили, уменьшили...). Владимирский — скерцо на Волкова (шутка, забавка), это кукольный Волков. Там не только сам Буратино кукла, там вся ВС становится кукольной, да и роль её вспомогательна — это просто декорация кукольного театра, предназначенного для подвигов Буратино. Все эти вариации по-своему хороши, тем более что создавались талантливыми писателями. У них есть читатели и поклонники, есть позитивный отклик в целевой аудитории (пусть даже за её рамками встречаются критические отзывы). Но на фоне этого разнообразия хотелось бы видеть и развитие Волковской ветви нашего многоканонного изумрудного древа. С сохранением основ Волковского мира, персонажей, традиций, закономерностей, атмосферы, морали. Стопроцентно эта задача вряд ли исполнима — каждый автор привносит что-то своё, что-то пересматривает, от чего-то отказывается. Тем не менее, «Приют изгнанников» оказался ближе к Волковской Волшебной стране, чем все перечисленные каноны. Правда, среди фанфиков, канонами не ставших, мне встречались работы, тоже близкие к Волкову — в том числе тайная книга энциклопедиста Дмитрия «Властитель Одинокой горы» и наша соавторская «Лазурная фея». Но эти работы, в отличие от «Приюта», не выводили мир Волшебной страны на новый уровень взрослости. Да и по драматизму они уступают 8-ой части «Приюта изгнанников». Поэтому «Приют» остаётся явлением беспрецедентным и заслуживает «продвижения в массы». Такая книга не должна сгинуть бесследно, потонув в океане информационного шума. У неё есть потенциал и есть перспективы, за осуществление которых, как мне кажется, есть смысл ещё побороться.


Марк Кириллов: Чарли Блек , Вы меня тронули. Я почти как булгаковский Шервинский - "... и прослезился" . С критикой в общем-то согласен. Многие из недостатков книги проистекают из того, что она слишком долго писалась. А потом куски, написанные в разные годы, монтировались. И даже окончательная редакция книги, сделанная полтора года назад, не устранила шероховатости. К тому же пришлось удалить из книги целые линии, которые её утяжеляли и уводили в сторону от основной линии сюжета. Отсюда и появились упомянутые Русланом персонажи с неразвитой линией. Когда я поставил точку в "Приюте...", то подумал, что на этом всё закончится - я избавился от груза, который нёс 35 лет. Но не прошло и недели, как я понял, что мне очень трудно расстаться с героями. И решил продолжить. В настоящее время начата работа над продолжением "Приюта..." - романом "Ворота Рэмбора". Уже известно, как всё начнётся и чем кончится . Вот только не вполне понятно, что будет в середине. Хочется надеяться, что работа над "Воротами..." займёт меньше 35 лет. Насчёт "продвижения в массы". После ФТМовского послания, я впал в ступор, и совершенно не представляю, что теперь делать. Формат отказа, в котором книга отметается не как "некоммерческое продолжение", написанное плохо, а по идейным соображениям, связывает руки. Был бы отказ мотивирован с точки зрения коммерции - я бы понял. Но отказ сделан так, что его невозможно оспорить. Я ещё подумаю, что можно сделать. Ещё раз спасибо за разбор!

ЛуллаЛулла: Если выражаться обобщенно, у авторов могут быть две проблемы: - твой труд никого не вдохновляет читать/писать продолжение и тебе никто ничего не говорит. - твой труд вдохновляет читать/писать продолжение и тебе начинают говорить всего и много, и по-всякому. Что поделать. Ничего не требуют с чужих.

Чарли Блек: Марк Кириллов, спасибо за добрые слова ) Марк Кириллов пишет: Но не прошло и недели, как я понял, что мне очень трудно расстаться с героями. Очень Вас понимаю ) Знакомое чувство Марк Кириллов пишет: В настоящее время начата работа над продолжением "Приюта..." - романом "Ворота Рэмбора" Звучит заманчиво! Было бы очень интересно прочесть, когда текст будет дописан. Марк Кириллов пишет: После ФТМовского послания, я впал в ступор, и совершенно не представляю, что теперь делать. Имхо, всё зависит от того, какой именно аспект отказа стал главным камнем преткновения: 1) юридический (т.е. опасение столкнуться с судебным иском); или 2) этический (т.е. уважение к воле наследников). Если главная преграда юридическая, то для малотиражного издания это не помеха. Такие издания наследниками и юристами ФТМ не отслеживаются и иски по ним не подаются. Особенно если автор не извлекает никакой выгоды. Можно смело печатать хоть 500 экземпляров и свободно распространять среди друзей и знакомых. Прецеденты есть (например, наши сборники фанфиков, книга А.Барановского, повесть А.Орехова и т.д.). Если же дело в этической стороне, тогда можно попробовать заручиться согласием Калерии Вивиановны, связавшись с ней напрямую и попросив не препятствовать малотиражному некоммерческому изданию, ориентированному исключительно на самого автора и круг его знакомых. Это, конечно, ещё не продвижение в массы, но уже лучше, чем ничего. Вовлекать ФТМ в переговоры в этом случае не обязательно; достаточно, чтобы сама К.В. согласилась не препятствовать изданию. В крайнем случае, есть ещё вариант договориться с К.В. о том, что смутившая наследников сюжетная линия будет в какой-то степени отредактирована, - если, конечно, это для Вас приемлемо. Как бы там ни было, ситуация, сложившаяся на сегодняшний день, нисколько не мешает продвигать "Приют" через другие форматы, появившиеся в цифровую эпоху: выкладка на интернет-сайтах, создание аудиокниги, PDF-макета и т.д. Если текст лежит на форуме, то можно его выложить также на фикбуке, фанфиксе, АОЗе, на сайтах Проза.ру и Самиздат, на Литресе, АТ и Литмаркете. Существует множество литературных платформ, где есть потенциальные читатели, не заглядывающие на форум. (Сейчас, например, популярностью на многих сайтах пользуется повесть "Молли" А.Дудина, постмодернистское продолжение гексалогии, выложенное в сеть очевидно без всяких переговоров с наследниками.) У нас вот по "Лазурной фее" записана аудиокнига, которую с торрентов за 5 месяцев скачали свыше 150 человек. Это, конечно, меньше книжных тиражей, но всё-таки тоже аудитория. И эта аудитория понемногу растёт.

Алена 25: Но не прошло и недели, как я понял, что мне очень трудно расстаться с героями. так пишите дальше продолжение. будем рады )))))

Марк Кириллов: Чарли Блек пишет: Имхо, всё зависит от того, какой именно аспект отказа стал главным камнем преткновения: 1) юридический (т.е. опасение столкнуться с судебным иском); или 2) этический (т.е. уважение к воле наследников). Этический, естественно. Хотя юридический тоже нельзя исключать, особенно после того, как я весьма активно засветился, общаясь с ФТМ. Чарли Блек пишет: Если же дело в этической стороне, тогда можно попробовать заручиться согласием Калерии Вивиановны, связавшись с ней напрямую и попросив не препятствовать малотиражному некоммерческому изданию, ориентированному исключительно на самого автора и круг его знакомых. Это, конечно, ещё не продвижение в массы, но уже лучше, чем ничего. Вовлекать ФТМ в переговоры в этом случае не обязательно; достаточно, чтобы сама К.В. согласилась не препятствовать изданию. Это вариант. Но для этого нужно личное общение. Чарли Блек пишет: В крайнем случае, есть ещё вариант договориться с К.В. о том, что смутившая наследников сюжетная линия будет в какой-то степени отредактирована, - если, конечно, это для Вас приемлемо. Я так понял, что "смутила" линия Джонатана Уайта. Но если его удалить, то от книги ничего не останется. Получится, как пересказ 3-х-летней девочкой "Красной Шапочки" - "Жила-была девочка, которую звали Красная Шапочка. Однажды она пошла в большой дремучий лес... Всё!". Чарли Блек пишет: Если текст лежит на форуме, то можно его выложить также на фикбуке, фанфиксе, АОЗе, на сайтах Проза.ру и Самиздат, на Литресе, АТ и Литмаркете. Существует множество литературных платформ, где есть потенциальные читатели, не заглядывающие на форум. Отрывки из "Приюта..." уже давно лежат на "Самлибе". Худо-бедно, но читают (в среднем - 40-50 прочтений в месяц). В планах выложить туда отрывок "Великое заклятие". Могу продублировать на "Прозе" (я там давно зарегистрирован). На "Фикбук" точно класть не буду (по идейным соображениям). Насчёт "Литреса" надо подумать. Алена 25 пишет: так пишите дальше продолжение. будем рады ))))) Пишу . Медленно, но пишу.

Игорь Сотников: "Имхо, всё зависит от того, какой именно аспект отказа стал главным камнем преткновения: 1) юридический (т.е. опасение столкнуться с судебным иском); или 2) этический (т.е. уважение к воле наследников). Если главная преграда юридическая, то для малотиражного издания это не помеха. Такие издания наследниками и юристами ФТМ не отслеживаются и иски по ним не подаются. Особенно если автор не извлекает никакой выгоды. Можно смело печатать хоть 500 экземпляров и свободно распространять среди друзей и знакомых. Прецеденты есть (например, наши сборники фанфиков, книга А.Барановского, повесть А.Орехова и т.д.)." (Чарли Блек) Если проблема связана в т. ч. и с юридическим аспектом, то интересно, можно ли издать это произведение достаточно крупным тиражом в какой-нибудь социалистической стране, проще всего - в братской лукашенкинской Белоруссии - где совершенно не чтут авторское право и интересы наследников авторов, где наш российский ФТМ для них - совершенно пустое место и где законы об авторском праве - на уровне СССР конца 80-ых годов - а также можно ли распространить оттуда эту книгу в Россию!

Руслан: Марк Кириллов пишет: Я так понял, что "смутила" линия Джонатана Уайта. Но если его удалить, то от книги ничего не останется. Получится, как пересказ 3-х-летней девочкой "Красной Шапочки" - "Жила-была девочка, которую звали Красная Шапочка. Однажды она пошла в большой дремучий лес... Всё!". Та проблема, что вы описали мне в личке, легко обходится. Смотрите, у вас Джонатан сначала едет ради денег, а потом проникается возможностями ВС для собственной власти. Так уберите первый элемент. Вот как можно все переписать. Был авантюрист, который искал власти. Он занимался бизнесом, но вскоре понял, что деньги не дают власти, потому что всегда найдутся Ротшельды, у которых их больше. И поэтому Уайт искал что-то уникальное, чего нет ни у кого. Тут бац - слухи про дракона и детей, побывавших в волшебной стране. Магия! Вот что ищет Уайт, вот ради чего он отправялется в путь и выбрасывает деньги на раскопки. Возможность стать чародеем и нести магию в БМ так, как он пожелает. Он анти-Гудвин, анти-Урфин, он современный претендент на место Гуррикапа - который хочет обрести силу, которую сможет использовать по своему усмотрению. Это истинная власть, ради которой Уайт готов рискнуть всем. Это даст огромную притягательную провокативность образу, потому что на место Уайта захочет стать любой читатель. Это обяснит его предательство Билана - потому что Уайт планирует изучить через него магию, а потом избавиться. Это создаст интригу: так кто же наследник Гуррикапа, Элли с сестрой или этот авантюрист, у которого нет жажды наживы, а есть жажда чуда, которое будет подинено только ему? И троицу его спутников можно сделать в чем-то подобными Джонатану, это превратит их в настоящих единомышленников. Все они немного мечтатели, которые не желают быть просто торговцами или стрелками Дикого Запада, а жаждут обрести нечто невозможное (вечную жизнь, непобедимость и т.п.), поэтому и идут за ним, ощущая в Джонатане родство душ и волю, способную согнуть мир. И все, Уайт у вас останется и засияет еще более яркими красками, а притензия будет убрана.

Чарли Блек: Соглашусь с Русланом. Может быть, после 35 лет трудов, есть смысл поработать над текстом ещё пару недель, чтобы снять препятствие на пути книги к читателям.

Марк Кириллов: Руслан пишет: Был авантюрист, который искал власти. Он занимался бизнесом, но вскоре понял, что деньги не дают власти, потому что всегда найдутся Ротшельды, у которых их больше. И поэтому Уайт искал что-то уникальное, чего нет ни у кого. Тут бац - слухи про дракона и детей, побывавших в волшебной стране. Магия! Вот что ищет Уайт, вот ради чего он отправялется в путь и выбрасывает деньги на раскопки. Возможность стать чародеем и нести магию в БМ так, как он пожелает. Он анти-Гудвин, анти-Урфин, он современный претендент на место Гуррикапа - который хочет обрести силу, которую сможет использовать по своему усмотрению. Это истинная власть, ради которой Уайт готов рискнуть всем. Это даст огромную притягательную провокативность образу, потому что на место Уайта захочет стать любой читатель. Это обяснит его предательство Билана - потому что Уайт планирует изучить через него магию, а потом избавиться. Это создаст интригу: так кто же наследник Гуррикапа, Элли с сестрой или этот авантюрист, у которого нет жажды наживы, а есть жажда чуда, которое будет подинено только ему? Руслан, вообще-то этот момент раскрыт в 9 части "Приюта..." - в разговоре Уайта с Тимом. И потом - негатив на Уайта - это только моё предположение. Может быть, дело в банальном упоминании о деньгах.

Руслан: Марк Кириллов пишет: Руслан, вообще-то этот момент раскрыт в 9 части "Приюта..." - в разговоре Уайта с Тимом. Но это раскрыто слишком поздно. До этого вся линия Уайта подчинена идее заработка, он и в путешествие оптравялется ради денег. До его переосмысления возможностей ВС дело доходит почти в финале, так что не удивительно, что издатели увидели там именно зацикленность на теме финансов.

Donald: Марк Кириллов пишет: негатив на Уайта - это только моё предположение. Марк Кириллов, а из текста ответа ФТМ вообще что-то точно ясно?

Марк Кириллов: Donald пишет: Марк Кириллов, а из текста ответа ФТМ вообще что-то точно ясно? Точно ясно только одно - нельзя, потому что нельзя. Потому что это эксплуатация наследия Волкова, затеянная ради наживы и как пропаганда этой самой наживы. И письмо подписано не ФТМ, а "наследники Волкова". При таком раскладе (если это действительно мнение наследников) сделать ничего нельзя. Потому что наследники обладают право "вето" согласно законодательству об авторских правах. "Закон суров, но это закон" (С).

Donald: Марк Кириллов пишет: письмо подписано не ФТМ, а "наследники Волкова". При таком раскладе (если это действительно мнение наследников) сделать ничего нельзя. Помня историю переписки Чарли с тем же ФТМ, есть у меня большое подозрение, что наследники про вашу книгу даже не слыхали. Потому что долгое время ФТМ отказывало в публикации "Лазурной феи", не запрашивая наследников, хотя Калерия Вивиановна была не против публикации, о чём было известно в обход ФТМ. А вот как при этом ФТМ подписывало письма - это вопрос к Чарли.

Чарли Блек: Donald пишет: А вот как при этом ФТМ подписывало письма - это вопрос к Чарли. В ту пору письма подписывал гендиректор В.Е.Попов. Но уже в 2020 году, насколько мне известно, переписку касательно наследия Волкова вела сотрудница ФТМ Т.В.Соколова.

Марк Кириллов: Чарли Блек пишет: сотрудница ФТМ Т.В.Соколова. Да, Соколова. Но ситуация, думается, более сложна, чем та, что описал Donald . Вначале была просьба переслать "Приют..." в формате pdf. Затем - по причине нечитаемости формата (видимо, ошибка при преобразовании текста) - в ворде. Затем - в период зимнего ковидного обострения - весьма понятное молчание. А потом, уже весной, в ответ на моё письмо "как дела?", последовал приговор. Что и как происходило в этот период, были ли задействованы при этом наследники (и кто именно - ведь есть Калерия Вивиановна, а есть Ромуальд Александрович) и как именно - это, понятное дело, неизвестно.

Игорь Сотников: "Потому что это эксплуатация наследия Волкова, затеянная ради наживы и как пропаганда этой самой наживы." (Марк Кириллов) Есть ли здесь пропаганда наживы? Всё-таки в итоге мистер Уайт и компания не победили и не захватили ВС. "Точно ясно только одно - нельзя, потому что нельзя... И письмо подписано не ФТМ, а "наследники Волкова". При таком раскладе (если это действительно мнение наследников) сделать ничего нельзя. Потому что наследники обладают право "вето" согласно законодательству об авторских правах. "Закон суров, но это закон" (С)." (Марк Кириллов) Так издайте для начала в другой стране, в другой юрисдикции, где законы существенно отличаются, - как я уже предлагал! Всё-таки очень странно потратить 35 лет жизни на написание произведения, а потом не иметь возможности его издать! Всё это очень странно. Фактически с введением нынешнего Гражданского кодекса РФ и положений об авторских правах нам всем ввели ограничения в правах задним числом - в отношение таких произведений, которые были изданы в советское время при другом законодательстве. Всё-таки те читатели, которые законно приобрели книги Волкова в советское время, не заключили никаких лицензионных соглашений ни с самим Волковым, ни с его наследниками, ни с тем или иным издательством, не приняли на себя обязательств по этим лицензионным соглашениям, а значит - свободны от каких-либо ограничений на возможность использования героев и сюжетных линий этих произведений в своих новых произведениях. То, что явно не было запрещено, должно быть разрешено. Здесь можно отстаивать свои права через судебные инстанции, вплоть до Конституционного Суда. Есть и другая возможность: немного откорректировать в этом произведении только введение и заключение и убрать оттуда упоминание произведений Волкова, а потом обратиться для публикации в какое-нибудь небольшое малоизвестное издательство у нас в России. Есть вероятность, что в этом издательстве будут полные лохи, и им и в голову не придёт, что нужно какое-то ещё согласование возможности публикации этого произведения с какими-то наследниками каких-то авторов каких-то других произведений.

Руслан: Игорь Сотников пишет: Есть ли здесь пропаганда наживы? Всё-таки в итоге мистер Уайт и компания не победили и не захватили ВС. Я понимаю логику этой претензии. Есть устоявшееся мнение, что сказка должна использовать метафору для бытового зла, как, собственно, у Волкова - у него вторгающиеся захватчики/климатические катастрофы принимают облик дуболомов/пришельцев/желтого тумана. Уайт же совершенно реалистичный бизнесмен, который приезжает с прямой целью нахапать деньжат, использует винтовки и динамит и рассуждает с позиции финансов практически до самого финала. Поэтому я предлагал переработать всю его мотивацию, сохранив суть, но убрав жажду наживы. Игорь Сотников пишет: Здесь можно отстаивать свои права через судебные инстанции, вплоть до Конституционного Суда. Можно, но это расходы, которые не окупятся даже в случае успеха. Не говоря уж о том, что в текущем виде книга все же сыровата, и очень фансервисна. Было бы здорово сначала её доработать а потом продвигать, причем именно через личный контакт с наследниками. Игорь Сотников пишет: Есть и другая возможность: немного откорректировать в этом произведении только введение и заключение и убрать оттуда упоминание произведений Волкова, а потом обратиться для публикации в какое-нибудь небольшое малоизвестное издательство у нас в России. Есть вероятность, что в этом издательстве будут полные лохи, и им и в голову не придёт, что нужно какое-то ещё согласование возможности публикации этого произведения с какими-то наследниками каких-то авторов каких-то других произведений. А потом все время трястись в ожидании, когда правообладатели узнают и совершенно справедливо подадут в суд? Не самая лучшая стратегия.



полная версия страницы