Форум » Фанфики » Приют изгнанников. Часть 1 "Заброшенный замок" » Ответить

Приют изгнанников. Часть 1 "Заброшенный замок"

Марк Кириллов: "Добрый вечер, дамы и господа! Итак, мы начинаем!" (С) "Формула любви Памяти Александра Мелентьевича Волкова Эпиграфы Приют – пристанище, прибежище, место, где можно спастись от чего-нибудь или побыть и отдохнуть Толковый словарь Ушакова Д.Н. Человек стыдится своего одиночества. Но в той или иной степени одиночество – удел каждого Чарльз Спенсер Чаплин Чтобы дойти до цели, надо, прежде всего, идти Оноре де Бальзак Можно держаться на одном и том же уровне добра, но никому никогда не удавалось удержаться на одном уровне зла Гилберт Кит Честертон Трусость в своем расцвете обращается в жестокость Генрик Ибсен Заброшенный замок Гуррикап, основатель Волшебной страны [more]В самой середине североамериканского континента раскинулась Волшебная страна, много тысяч лет тому назад созданная могущественным чародеем Гуррикапом (см. книгу А.М. Волкова «Семь подземных королей»). Великий волшебник устал от людей, постоянно докучавших его своими просьбами. Одни хотели, чтобы Гуррикап одарил их какой-нибудь вещью с волшебными свойствами – ковром-самолётом, шапкой-невидимкой, скатертью-самобранкой. Другие мечтали о том, чтобы волшебник выполнял любое их желание, даже самое бессмысленное и неразумное. В конце концов, Гуррикапу это надоело, и он решил найти себе укромное место, чтобы спокойно пожить в тишине и покое. После долгих странствий волшебник нашёл страну, которая походила на райский уголок – зелёные луга чередовались дремучими лесами, в тенистых рощах пели птицы, в садах росли удивительные фрукты. Широкая река пересекала страну, как бы деля её на две половины. - Это именно то, что мне нужно! – воскликнул чародей. – Здесь мне не будут надоедать эти назойливые людишки. Надо только сделать так, чтобы они никогда не появились здесь. Сказано – сделано. И в один миг по слову Гуррикапа страна оказалась окружена цепью высоких Кругосветных Гор и Великой Пустыней, которые не смог бы преодолеть ни один человек. Чародей ещё пожелал, чтобы созданная им страна стала Волшебной - животные и птицы, населявшие её, начали говорить по-человечески, а единственным временем года там стало лето. Казалось, чего ещё можно пожелать? Но Гуррикап допустил оплошность – в стране, которую он сделал Волшебной, оказалось довольно много людей. Просто они были очень маленького роста, а волшебник был выше, чем самое высокое дерево. - Это была моя ошибка, - сказал чародей, обращаясь к обитателям Волшебной страны. – Но менять я ничего не буду. Что сделано – то сделано. А я поселюсь подальше от людских поселений. Построю себе замок где-нибудь у подножья гор. Но вы должны мне дать обещание в том, что пока я живу в замке, никто из вас не войдёт в него. Мало того, никто не смеет приближаться к нему ближе, чем на сто шагов. Клянётесь ли вы в этом? - Клянёмся! – ответили люди. После этих слов Гуррикап повернулся и зашагал в сторону Кругосветных Гор. Там, на самом юге страны, он, прочитав заклинание, воздвиг себе в одно мгновение огромный замок, в котором и уединился. Однако затворничество волшебника вовсе не означало, что он целыми днями предавался праздному безделью. Напротив, Гуррикап целыми днями трудился – писал волшебные книги, указывая в них новые магические обряды и заклинания, проверял действие волшебных предметов. А ещё он … учился. Да-да, не удивляйтесь! Могучий чародей считал, что его знания не слишком велики. «Является ли мир, в котором мы живём, единственным? Или он всего лишь малая часть всеобщего мироздания? – думал Гуррикап. – Кто знает, может быть на далёких звёздах, которые мерцают на чёрном небе ночи, тоже есть жизнь? И там тоже есть леса и горы, моря и реки, пустыни и болота. И там живут такие же люди, как и здесь. И там тоже есть свои волшебники». «А может быть, - продолжал размышлять чародей, - иные миры расположены прямо здесь, совсем рядом? И чтобы попасть туда, вовсе необязательно лететь куда-то в небо. Просто надо пересечь какую-то невидимую границу – и вот оно, новое неизвестное пространство?.. Это вопрос вопросов! Даже я, самый могущественный волшебник на свете, не знаю на него ответа. И узнаю ли когда-нибудь?.. Да и вообще - есть ли граница в познании? Хотел бы я это узнать. Ну, ничего. У меня в запасе ещё целая вечность. Возможно, когда-нибудь, пусть даже через две или три тысячи лет я найду ответы на свои вопросы». Гуррикап не покидал своего замка несколько тысяч лет. Лишь однажды он вынужден был прервать своё затворничество - когда в Волшебную страну из Большого мира проникла злая колдунья Арахна. Она тут же принялась изо всех сил вредить людям и животным, населявшим Страну Гуррикапа – то внезапно начинался падёж скота, то среди ясного неба налетал ураган, то ни с того ни с сего начиналось землетрясение (см. книгу А.М. Волкова «Жёлтый туман»). Доброму волшебнику было крайне неприятно, что в стране, которую он создал, нашло приют Зло. Во главе огромной армии зверей и птиц чародей двинулся к убежищу колдуньи. Окружённая со всех сторон, Арахна попыталась воспользоваться своими колдовскими навыками, чтобы улизнуть от возмездия, но ей это не удалось. Гуррикап усыпил злую волшебницу на пять тысяч лет. После этого он вернулся в свой замок и продолжил заниматься раскрытием тайны проникновения в иной мир. Учёные занятия занимали много времени, но волшебник при этом находил возможность отдохнуть. Он обходил свои владения, любуясь силуэтом гор, величественно возвышавшихся к югу от замка, и ярко-зелёными лесами, которые, по его воле, никогда не знали увядания. В такие минуты Гуррикапа охватывала гордость, что он смог отгородить этот чудесный уголок от остального мира. «Когда меня не станет, - размышлял волшебник, - обо мне всё равно будут вспоминать, как о создателе этой необыкновенной страны». Но иногда следом за осознанием своего величия на Гуррикапа накатывала тоска. И тогда он начинал жалеть о том, что проживает в полном одиночестве. Как бы ему хотелось встретить кого-нибудь и поговорить о чём-нибудь! Увы, его редкими собеседниками бывали разве что птицы. А о чём с ними можно было беседовать? Разве что узнавать у них сплетни о жизни в Волшебной стране. Иногда волшебнику хотелось, особенно когда он слышал о какой-то несправедливости, немедленно вмешаться в людские дела, но тут же сам себя останавливал. - Нужно быть твёрдым в своих решениях, - говорил сам себе Гуррикап. – Если я выбрал долю добровольного изгнанника и отшельника, то нужно следовать этому пути. Или признать, что моё добровольное заточение было ошибкой, и вернуться обратно в Большой Мир. Чтобы окончательно отбить охоту к размышлениям о своей участи, которые приносили волшебнику одно только расстройство, он сократил свои прогулки вокруг замка до минимума. Теперь он почти круглосуточно просиживал в своём кресле, листая свои магические книги и сочиняя новые заклинания и волшебные слова. Исчезновение волшебника Жители Волшебной страны свято соблюдали данное Гуррикапу слово и не появлялись в окрестностях его замка. О жизни волшебника они узнавали только из болтовни птиц. Впрочем, что путного могли они рассказать? Только то, что чародей гуляет в окрестностях замка, читает, сидя в огромном деревянном кресле посреди большого зала, произносит непонятные слова, склонившись над камином или уставившись в стенку. Иногда по ночам из замка доносился грохот, а вокруг него мерцал свет – то белый, то красный, то зелёный. Так продолжалось несколько сотен лет. Но однажды любопытные сороки, особенно часто крутившиеся вокруг замка, заметили, что вот уже несколько дней волшебник не выходит на прогулку. - Может быть, повелитель заболел? – подумала вслух сорока, которую звали Асторга. – Надо бы разузнать. - Интересно, а как ты это сделаешь? – насмешливо спросила её подруга Ивиса. – Неужели ты такая смелая, что полетишь прямо в замок? - А ты разве не знала, что я – самая храбрая сорока во все Волшебной стране? – обиженно отреагировала Асторга. – Вот прямо сейчас и полечу! - И я с тобой! – воскликнула Ивиса. Конечно, она побаивалась огромного замка, в котором жил волшебник, но мысль о том, что ей предстоит побывать там, где не ступала нога ни одного из жителей Волшебной страны, а главное – что Асторга теперь не сможет больше упрекать её в трусости, заставили Ивису преодолеть страх. - Ну, если ты не боишься, - промолвила Асторга и полетела на крышу замка. Она решила проникнуть в него через трубу камина. Ивиса полетела вслед за ней. - Вперёд! – скомандовала Асторга, и смело прыгнула в трубу. Хорошо, что каминная труба была под стать замку – огромной и довольно просторной, в ней можно было планировать и не бояться удариться о стенки. Ивиса, отчаянно преодолевая ужас перед страшной чёрной бездной, которой казалась труба, последовала за подругой. Через несколько минут обе птицы благополучно достигли цели своего спуска –камина. Немного переведя дух, они спрыгнули в большой зал и двинулись в сторону гигантского кресла, в котором любил отдыхать волшебник. Впрочем, уже издали было видно, что оно пустует. - Наверное, повелитель пошёл спать, - предположила Ивиса. – Надо посмотреть в спальне. - А разве ты знаешь, где находится спальня? – усмехнулась Асторга. - Можно подумать, что тебе это известно, - обижено ответила Ивиса. – Не задавайся. Отправимся-ка лучше на поиски повелителя. Осмотрим весь замок. И подруги полетели в ближайший коридор. Много часов сороки блуждали по каменным лабиринтам. Уже наступил вечер, когда выбившиеся из сил птицы выбрались на верхушку одной из башен замка. Поиски оказались безуспешными – они так и не нашли, где скрывается Гуррикап. - Вероятно, повелитель ушёл на прогулку в лес, - нерешительно проговорила Ивиса. - Ха-ха-ха, в лес! – подняла на смех подругу Асторга. – Тебе ли не знать, что повелитель уже много сотен лет никогда не покидает окрестностей замка. Он ведь и построил его для того, чтоб жить в уединении, подальше от людей. - Тогда где же он? - Не знаю. Повелитель – могущественный волшебник. Может, он решил стать невидимым. - Полетим-ка отсюда, - поёжилась Ивиса. – Мне как-то даже страшно делается от того, что повелитель где-то здесь, но его нельзя увидеть. Он хоть и добрый волшебник, но… Жуть! Немного передохнув на верхушке башни, сороки полетели в лес, где мгновенно разнесли весть о том, что великий Гуррикап исчез. Однако в то, что волшебник вдруг покинул Волшебную страну, никто не верил. И птицы, и звери, а затем и люди, выбрали вариант, высказанный Ивисой – чародей по-прежнему живёт в замке, но теперь он стал невидим. Величественное жилище Гуррикапа и так внушало страх обитателям Волшебной страны, но после исчезновения своего хозяина оно стало в глазах всех ещё более таинственным и пугающим. Мысль о том, что днём и ночью по коридорам замка бродит его невидимый хозяин, внушали и людям, и животным трепет. И раньше-то немного было желающих хоть издали приблизиться к замку. Но после исчезновения волшебника даже эти смельчаки не отваживались подходить к нему. Замок постепенно ветшал, его стены местами стали обрушиваться. Впрочем, это не мешало вольготно чувствовать себя в нём паукам, заткавшим своей пряжей все углы, да летучим мышам, оккупировавшим высокие потолки главного зала. Могущественный завоеватель Агранат Население Волшебной страны с каждым годом увеличивалось. На её территории образовалось несколько государств, во главе которых стояли короли. Государства были небольшими, однако каждый правитель считал своё крохотное владение чуть ли не центром мира, а себя именовал не иначе как Блистательным или Великолепным. Маленькие королевства постоянно враждовали между собой и вели беспрерывные войны, пытаясь оттяпать у соседа часть его территории, даже если это был всего лишь небольшой клочок земли с находящимся на нём деревенькой или полем. Каждая подобная победа отмечалась пирами и празднествами, а льстивые придворные восхваляли своего монарха и желали ему всё новых и новых завоеваний. Но проходило совсем немного времени, и недавний триумфатор терпел поражение, и терял только что приобретённые территории… Эти междоусобные войны тянулись многие столетия, и казалось, что им никогда не будет конца. Но однажды в Волшебной стране появился правитель, которому было мало мелких стычек с соседями. Он задумал объединить всю Волшебную страну под своей властью. Звали этого короля Агранат. Он был родом из королевства Феома, названного в честь первого правителя этого государства, которое располагалось на юго-западе Волшебной страны, где в те времена жил народ Аркосов. Ещё будучи юношей, Агранат мечтал о власти и с нетерпением ждал, когда же его отец, король Никеро, освободит трон. Конечно, можно было бы не дожидаться смерти отца, а организовать заговор и свергнуть его. Но где гарантия, что королевские шпионы не выследят заговорщиков? В королевстве Феома всех, кто злоумышлял против власти, поили сонным отваром, а затем относили в подземный лабиринт, находившийся недалеко от столицы королевства. За всё время его существования ни один из осуждённых не возвращался назад. Они либо блуждали до полного изнеможения по запутанным подземным ходам, либо становились жертвами невиданных чудовищ. Подобное наказание пугало потенциальных злоумышленников больше, чем обычная казнь. «А что если найти новые, свободные земли? – подумал Агранат. – Наверняка за высокими горами есть территория, которую можно было бы захватить. И тогда я стану королём ещё при жизни отца. А когда он умрёт, я объединю оба наших королевства. И новое государство будет самым могущественным в Волшебной стране. А там… - взгляд Аграната затуманился. – Может быть, я смогу покорить и всю Волшебную страну. Но торопиться не следует. Для начала нужно узнать, что находиться за горами». И принц решил снарядить экспедицию за Кругосветные Горы. Правда, королевстве Феома оказалось очень трудно найти желающих карабкаться по крутым склонам и блуждать на горных перевалах, проваливаясь по пояс в снег. Вместе с Агранатом согласились пойти только два человека - молодой князь Ниамунд (троюродный брат принца), мечтавший сделать карьеру при новом короле (ведь рано или поздно принц всё равно займёт трон) да верный оруженосец Сартен, никогда не расстававшийся со своим господином. Несколько дней отважные путешественники штурмовали непреступные горы. Их не пугали ни отвесные скалы, ни внезапные обвалы, ни снежные бураны – они упорно двигались вперёд, презирая опасности. Агранат шёл впереди, и, казалось, совершенно не замечал трудностей. Даже мороз, который безраздельно царил в этих неприветливых краях, был не властен над принцем. Что значат все эти препятствия на пути того, кто вознамерился стать повелителем всей Волшебной страны? Агранат видел перед собой цель, и неуклонно стремился к ней с упорством одержимого. Но в чём она состояла? Только ли в том, чтобы пересечь Кругосветные Горы? Или принц хотел ещё чего-то? «Может быть, он хочет покорить одну из вершин?» – думали Ниамунд и Сартен. Их предположение не было лишено оснований – принц действительно мечтал об этом. Зачем? Он этого и сам не знал. Но заснеженные горные пики влекли его к себе с неудержимой силой. Вознестись над всеми, стоя на вершине горы, куда до него не ступала нога человека – вот это подвиг! Разве кто-нибудь в Волшебной стране мог этим похвастаться? Всё выше и выше поднимались путешественники, всё труднее и труднее становился их путь. Но любые испытания когда-нибудь заканчиваются… И вот, наконец, настал момент, когда неустрашимая троица взобралась на самую высокую вершину в южной части Кругосветных гор. Агранат, усталый, но довольный, гордо окинул взглядом простиравшуюся перед ним Волшебную страну. - Вот она, моя будущая империя! – тихо, но внятно произнёс принц. – Немного пройдёт времени до тех пор, пока все до единого в этой стране покорятся моей воле. Покинув вершину, Агранат продолжил своё путешествие. И снова он и его спутники терпели лишения, ночевали на камнях или в пещерах, отрытых в снегу. Ниамунд и Сартен в глубине души злились на принца, но следовали за ним, даже не высказывая недовольства. Агранат словно заряжал их своей безумной энергией и целеустремлённостью. Он не чувствовал ни холода, ни голода, упорно и неуклонно продвигаясь всё дальше и дальше. Прошло ещё несколько дней, и вот, наконец, Кругосветные Горы были пройдены. У их подножья раскинулись красивые рощи и живописные поляны. Принц был доволен. Он воображал, что подобные пейзажи будут и дальше радовать его взор, и уже мечтал, как построит здесь свою столицу, из которой он будет управлять новыми землями. Воодушевились и его спутники. Впрочем, радость была недолгой. После нескольких часов пути путешественники заметили, что на смену траве приходит песок. А затем они увидели Великую Пустыню. - Дальше идти не имеет смысла, - развёл руками Ниамунд. – Мы заблудимся в этих песках. А затем умрём от голода и жажды. Агранат злобно скрипнул зубами. Его экспедиция окончилась полным провалом. Да, он мог утешить себя тем, что первым из жителей Волшебной страны пересёк Кругосветные горы. Но какой в этом толк? Да, он нашёл новые земли, но они оказались всего лишь узкой полоской между горами и пустыней. Не очень-то развернёшься на такой территории! Разумеется, здесь можно было бы расселить своих сторонников и впоследствии охватить кольцом своих владений всю Волшебную страну. Но ради чего? Сколько времени и сил нужно потратить, чтобы пересечь Кругосветные Горы! Тем, кто решит переселиться на новые территории, придётся испытать множество лишений. Вряд ли во всей Феоме найдётся много желающих на такое. Срываться с насиженных мест? Зачем? Ради мечты принца о собственном государстве? Даже среди тех, кто с нетерпением ждал воцарения Аграната, не было таких безумцев. Радость сменилась унынием. Путники за весь обратный путь не проронили ни слова. Каждый думал о своём. Сартен - о том, что по возвращении он постарается как следует выспаться в своей кровати – пусть и несравнимой с королевскими постелями, но после ночёвок на камнях и в снегу казавшейся оруженосцу самым лучшим ложем на свете. Ниамунд сокрушался, что должность первого министра, о которой он мечтал с раннего детства, ему ещё не скоро достанется. Агранат переживал поражение тяжелее всех, не без основания предвкушая, что по возвращению в Феому он подвергнется насмешкам за свою неудачную экспедицию. Но ещё на подходе к столице путешественники столкнулся с гонцом, мчавшимся им навстречу со срочным известием. Пока принц штурмовал вершины Кругосветных Гор его отец, старый король Никеро, умер. И теперь новым королём Феомы должен был стать он, Агранат, единственный сын и наследник престола. Заняв трон, молодой король не стал долго тянуть со своими воинственными планами. Мобилизовав почти всё мужское население королевства, он собрал огромную армию и двинулся на север - покорять соседние государства. Оказалось, что это было не так уж и трудно. Чванливые и хвастливые правители мелких королевств не смогли оказать армии Феомы достойное сопротивление. Их войска были способны только на кратковременные набеги на соседей, но не на длительную войну. Не прошло и полугода, как мечта Аграната сбылась – он стал полновластным властелином Волшебной страны, которая отныне стала именоваться Империей Балланагар, то есть «Величайшей из Великих». Соответственно, и сам Агранат уже именовался не королём, а императором. Полный же его титул звучал так – Властитель Самой Величайшей Страны в Мире, могущественный завоеватель и император Агранат. Покорённые народы были обложены огромной данью. Теперь половину всего, что изготовлялось и выращивалось ими, необходимо было отдавать Аркосам в качестве дани. При этом её уплата не освобождала от возможности последующих поборов. Специальным указом императора всё, что находилось на территории империи, было объявлено личной собственностью Властителя. То есть по повелению Величайшего у человека или даже целого народа можно было конфисковать всё его имущество. Причём это не считалось наказанием – просто, раз император владеет всем, то он имеет право взять своё имущество тогда, когда ему это вздумается и в любом количестве. Те же, кому новые порядки были не по вкусу, мгновенно отправлялись на тяжёлые работы – дробить камни, копать шахты для добычи изумрудов, строить мосты и дороги. А особо рьяных бунтовщиков бросали на верную погибель в каменный лабиринт… В самом центре империи, недалеко от речки Аффиры, Агранат приказал построить огромную каменную башню, с высоты которой стражники могли обозревать окрестности на довольно большом расстоянии. Внутри неё находилась дверь в подземный лабиринт – место казни всех недовольных властью императора. Данное сооружение должно было служить прижизненным памятником Агранату и символом его завоеваний. - Как эта башня выситься над окрестностями, так и Великий Агранат вознёсся над бывшей Волшебной страной и всем миром! – говорили придворные льстецы. …Но, странное дело, достигнув полной власти над Волшебной страной, новоявленный император загрустил. Его мечты сбылись очень легко и быстро. А что дальше? Спокойно править и упиваться своим величием, предаваясь праздному безделью? Агранату этого было мало. Людям, подобным ему, всегда нужна цель, которой надо достигнуть. А где её взять? Ещё больше расширить территорию империи, отправив армию на завоевание стран, находящихся за пределами Волшебной страны, император не мог. Он прекрасно понимал, что это абсолютно бессмысленная затея. Даже если его солдаты перевалят через горы с минимальными потерями, они всё равно погибнут при переходе через Великую Пустыню. Кто знает, как далеко простираются безбрежные просторы этого песчаного моря? К тому же возглавить этот беспримерный поход мог только сам Агранат. Но во время его отсутствия кто-нибудь другой может пожелать захватить власть в империи. Да и покорённые народы не преминут воспользоваться моментом. Решение возникшей проблемы пришло неожиданно. Как-то во время одного из пиров зашёл разговор о границах империи и территориях, ещё не подвластных Аркосам. - Мы покорили только страны, которые были под властью прежних королей, - разглагольствовал Ниамунд. – Но остались и другие земли, обитатели которых вообще никому не подчиняются. Живут себе на отшибе мелкими общинами. Надо их привести к покорности. Я лично готов возглавить армию, которая отправится в этот великий поход. Если, конечно, Повелитель окажет мне такую честь. - Великий поход? – удивлённо переспросил Сартен, а затем рассмеялся. – Ну, ты даёшь, Ниамунд… Достаточно просто послать в каждое селение по парочке стражников. Им даже воевать не придётся. Просто сообщат, что теперь власть в бывшей Волшебной стране принадлежит могущественному Агранату. И на этом «завоевательная война» закончится. - Сартен прав, - произнёс император. – Зачем воевать с теми, кого можно подчинить, не применяя оружия. Твоя идея, дорогой Ниамунд, - просто глупость. Я был о тебе лучшего мнения. - Тогда предлагаю другой вариант, - сказал князь. –– Отправим экспедицию в те края, про обитателей которых нам пока что ничего неизвестно. А вдруг мы обнаружим там новые государства? - Дельная мысль, - кивнул Агранат. – Действительно, этим стоит заняться. Но как ты думаешь, Ниамунд, куда нужно направиться в первую очередь? - На восток, - уверенно ответил князь. – Или на север. - А я предлагаю юг, - подал голос Сартен. – В древних хрониках, написанных нашими предками, рассказывалось о могущественном чародее Гуррикапе и его волшебном замке, который находится у самого подножья Кругосветных гор. Скорее всего, это всего лишь красивая легенда. Но, как говорится, нет дыма без огня. Ведь сказки не придумывают из головы. В их основе всегда лежит какой-то реальный факт, только сильно приукрашенный. Вдруг сказания о Гуррикапе – это завуалированная история о могущественной империи, расположенной на юге? - Я тоже читал сказания о Гуррикапе, - задумчиво произнёс Агранат. – Но если хотя бы четверть того, что там написано – правда, то мы можем столкнуться с грозным соперником. Все мелкие королишки, которых мы привели к покорности безо всяких усилий, не стоят одного его мизинца. - Я не узнаю Вас, Повелитель, - удивился Ниамунд. – Разве мы, Аркосы, жалкие трусы? Мы - избранный народ, который ничего и никого не боится. Нам представляется великолепный шанс. Если на юге действительно находится мощное государство – мы завоюем его, и расширим Империю Балланагар до самых Кругосветных Гор. Если же никакого таинственного королевства нет, так же, как и волшебника Гуррикапа, то, может быть, там есть хотя бы замок? Он нам может пригодиться. Мы перенесём туда резиденцию нашего императора. Агранат задумался. «А Ниамунд прав. Жить в чертогах, возможно, воздвигнутых легендарным основателем нашей страны – что более приличествует её нынешнему властителю? А если Гуррикап и впрямь был чародеем, то он мог оставить после себя наследство в виде волшебных книг, магических и чудодейственных предметов, дающих силу их владельцу». Уже на следующий день Агранат объявил Ниамунду и Сартену, что решил немедленно отправиться на поиски замка Гуррикапа. Их сопровождала рота гвардейцев. Поскольку никто не знал, где именно расположено жилище основателя Волшебной страны, было решено идти строго на юг, а затем, достигнув отрогов Кругосветных гор, следовать вдоль них на восток до тех пор, пока замок не будет найден. И вновь придворные заговорили, что Агранат не в своём уме. Мыслимое ли дело – искать жилище волшебника? Но император верил в себя и вовсе не собирался слушать чьих-либо возражений. Если замок действительно существует – он найдёт его! Чего бы это ни стоило!..[/more]

Ответов - 20

totoshka: Марк Кириллов, в первом посте (который потом будет на каждой странице вверху) стоит писать шапку или аннотацию. А сам фик выкладывать со второго поста или прятать под "море". Представляете, сколько придется прокручивать на второй и последующих страницах, чтобы добраться до продолжения фика или обсуждений?!

Марк Кириллов: totoshka , ОК, понял. В дальнейшем так и буду делать. А на первый раз можно оставить как есть?

Марк Кириллов: Наказание Аграната Прошло семь дней с тех пор, как Агранат со своими спутниками покинул столицу империи. За это время не удалось обнаружить никаких следов неизвестного государства. Местность была абсолютно пустынна, не было ни деревень, ни даже домиков добровольных одиночек-отшельников. Только любопытные птицы сновали туда-сюда над головами Аркосов. Замка тоже не было видно. Иногда кто-то из путешественников кричал, что видит его, но спустя некоторое время оказывалось, что это всего лишь причудливое нагромождение камней. Агранат шёл впереди, как обычно настроенный на достижение выбранной цели. Сартен ворчал про себя о том, что его господин вместо того, чтоб сладко почивать на лаврах, опять стремиться неизвестно к чему. В конце концов, в личной жизни самого Сартена всё равно ничего не изменится от того, найдёт ли его хозяин волшебный замок или нет. Но своего недовольства он никак не показывал. Ведь он был оруженосцем императора, и его долг – следовать за своим господином повсюду. Зато Ниамунд буквально бурлил от негодования. Он совсем не так представлял себе жизнь в качестве первого министра. Вот его предшественник Лимейра, занимавший эту должность в годы правления короля Никеро, почти не покидал дворца, делая исключение только для участия в королевской охоте. При этом в Феоме все его боялись и уважали, потому что знали – король никогда не примет решения, не посоветовавшись со своим первым министром. А Агранат? Что толку, что они выросли вместе? Да, ближе, чем Ниамунд, у императора никого не было. Но он никогда не советовался с Ниамундом ни по одному вопросу, и всё решал сам. В итоге к первому министру относились исключительно как к атрибуту придворной жизни – положено, чтобы он был, вот он и есть. А никакой реальной властью он не обладал. Но при этом Ниамунду приходилось постоянно таскаться за императором повсюду, вне зависимости от того, нужен ли ему был первый министр или нет. Но если б это могло помочь усилить своё влияние на Аграната… Увы. «Ну, ничего, - мрачно усмехаясь про себя, думал Ниамунд, - шансы увеличить власть у меня ещё есть. Если в замке действительно живёт волшебник, то он может и расправиться с нашим дорогим императором. И тогда правителем империи Балланагар стану я! Император ещё не женат, детей у него нет. А все его ближайшие родственники – женщины. Но по нашим законам правителем может быть только мужчина. Стало быть, трон достанется мне!»… Солнце уже садилось за горизонт, когда Сартен, шедший впереди, громко закричал: - Это он!!! Я его вижу! Он существует!!! Агранат посмотрел в сторону, куда показывал оруженосец. На фоне предзакатного неба величественно возвышалась громада старинного замка. Цель экспедиции была достигнута. Было решено отложить посещение замка на утро. Как только Агранат скомандовал привал, утомлённые переходом гвардейцы мгновенно рухнули прямо на траву и тут же уснули. Одни растянулись во весь рост, другие свернулись в калачик. Быстро уснули и Ниамунд с Сартеном. Лишь один император бодрствовал, не сводя своего воспалённого взгляда с таинственных чертогов. Его мучили противоречивые чувства. С одной стороны, ему не терпелось войти в жилище легендарного волшебника, с другой – он откровенно побаивался этого. Хорошо ещё, что его спутники этого не видели – непобедимому властителю не пристало показывать слабость перед лицом своих подданных. Едва забрезжил рассвет, император разбудил свою свиту и приказал двигаться к воротам замка. Они были закрыты, но не заперты – после некоторых усилий гвардейцы распахнули их, и ринулись внутрь. - Назад! – крикнул Агранат. – С каких это пор солдаты идут впереди своего повелителя? Первым войду я. Потому что я ваш властелин. - Да здравствует император! – рявкнули гвардейцы. - То-то же, - уже более спокойно сказал Агранат и вошёл в замок. Император шёл осторожно и очень медленно, не оглядываясь по сторонам, словно опасаясь увидеть что-то ужасное. Пройдя по небольшому коридору около сотни шагов, он оказался в огромном зале, своды которого терялись где-то очень высоко, так что трудно было разглядеть их поподробнее, несмотря на то, что первые солнечные лучи уже проникали сквозь окна. В глубине зала Агранат увидел стол гигантских размеров, а недалеко от него – примерно такое же деревянное кресло. Вообще, всё здесь поражало своими гигантскими размерами – и книжные полки, и стоявшие на них книги, и невероятно большой камин с котелком, похлёбкой из которого можно было бы накормить жителей сразу нескольких деревень. - Да, - сказал сам себе император. – Теперь трудно не поверить в то, что Гуррикап действительно существовал. Даже если он был не волшебником, а просто великаном, то хотя бы благодаря своей физической силе он легко мог повелевать всей Волшебной страной. Впрочем, судя по запустению, которое здесь царит, хозяина давно нет. Жаль, однако, что я не позвал с собой остальных. Одному, пожалуй, не забраться на стол, даже на кресло. Тут он обратил внимание на большую суковатую палку, которая была прислонена к столу. Очевидно, это был посох волшебника. Не теряя ни минуты, Агранат забрался на него и стал медленно карабкаться вверх. Изрядно притомившись, он, наконец, влез на стол и в изнеможении сел на его гладкую поверхность. Впрочем, отдыхал он недолго. Едва переведя дух, император встал и пошёл в сторону гигантского фолианта, лежащего посреди стола. «Несомненно, это волшебная книга Гуррикапа, - подумал Агранат. – Очень удачно! Если я овладею волшебным даром, то тогда… - глаза завоевателя заблистали нехорошим огнём. – Тогда я многое смогу сделать! Если легенды не врут и именно Гуррикап создал эту страну, отрезав её от остального мира, то я смогу сделать обратное – сравняю горы с землёй, уничтожу пустыню…И пусть тогда трепещет остальной мир! Волшебная страна пала к ногам великого Аграната, который, при всех своих, весьма немалых, достоинствах, всего лишь обычный человек. А перед волшебником Агранатом падёт весь мир!!!». Сгорая от нетерпения, будущий властелин мира ухватился за обложку книги и, сделав отчаянное усилие, откинул её, подняв при этом целый столб пыли. Отчихавшись, Агранат перевернул первую страницу и прочёл заголовок на следующей – «Самые главные заклинания». Далее следовал текст этих заклинаний с последующим пояснением, для чего они предназначены. Но император слишком торопился, и, не обращая внимания на пояснения, прочитал самое первое: - Пелирп мюрм навуп, наах мизар рупай! Раздался оглушительный грохот, сверкнула молния, затем послышалось нарастающее гудение, как будто из сотни ульев вылетели рассерженные пчёлы. Решив, что замок сейчас рухнет, Агранат упал на стол, зажмурился и заткнул уши, чтобы не слышать этих ужасных звуков… Ниамунд, Сартен и гвардейцы сидели на лужайке, когда из замка раздался раскат грома и ужасающий гул. - Что это? – испуганно спросил Ниамунд Никто ему не ответил. Гвардейцы, как заворожённые, не сводили глаз с замка, словно ожидая, что сейчас что-то случится – или замок рухнет, или превратится в самого Гуррикапа. Затем гул стих, и наступила мёртвая тишина. Спутники Аграната не знали, что делать дальше. Может быть, следовало идти на помощь своему повелителю? Но едва Ниамунд собрался отдать об этом приказ, как из замка раздался громыхающий голос. - Это Гуррикап, - прошептал Ниамунд. – Он говорит с повелителем. - Что же нам делать? – озабоченно спросил Сартен. – Идти в замок? - Нас туда не звали, - ответил первый министр. – Подождём… Эй! – крикнул он гвардейцам. – Заткните уши! Никто не должен слышать слов великого волшебника, кроме нашего несравненного повелителя. Аркосы заткнули уши, а затем упали на колени и благоговейно взирали на громаду замка. Так они сидели почти целый час. Наконец Сартен, у которого затекли руки, оторвал их от ушей. Из замка уже не доносилось никаких звуков. Оруженосец замахал руками – уже можно, волшебник окончил свой разговор с императором. Спутники Аграната ждали, что повелитель скоро выйдет к ним, но этого не случилось. Потянулись долгие часы ожидания. Несколько раз Сартен пытался направиться в замок, но Ниамунд запретил ему: - Император приказал его ждать. Раз он не выходит – значит, на то есть причины. Когда солнце уже садилось, Сартен, не спускавший взгляда с ворот замка, увидел, как из них вышел Агранат. Оруженосец со всех ног бросился к нему: - Повелитель, всё в порядке? С тобой говорил Гуррикап? Император не ответил. Он медленным шагом приблизился к сбившимся в кучку гвардейцам, которые восторженно пожирали его глазами. Подойдя к ним совсем близко, Агранат произнёс тихо, но внятно: - Утром мы отправляемся обратно. - А что было в замке? – нетерпеливо спросил Ниамунд. - Ты всё узнаешь в своё время, - отрезал император. – Сейчас самое главное – поскорей вернуться в столицу. После такого ответа никто не осмелился задавать повелителю ещё какие-то вопросы. Видимо, подумали все, повелитель получил от Гуррикапа магическое Знание и стал волшебником. Обратный путь прошёл в напряжённом молчании. На задаваемые спутниками вопросы Агранат не отвечал. Вообще, он молчал всю дорогу. Аркосы тихо переговаривались между собой, пытаясь разгадать причины подобного поведения повелителя. По возвращению в столицу император приказал немедленно вызвать к нему всех наместников провинций и генералов. Общий сбор был назначен через месяц. О чём именно властелин собирался говорить со своими приближёнными, никто не знал. Впрочем, большинство догадывалось, что собрание будет иметь прямое отношение к тому, что произошло во время посещения заброшенного замка. Когда все высшие сановники империи Балланагар собрались в главном зале королевского дворца. Агранат встал с трона, украшенного изумрудами, и обратился к ним: - Слушайте меня, мои верные слуги! Мы властвуем над Волшебной страной по праву самых сильных. Все народы склонились перед нашими мечами. Ни один человек на свете не вправе указывать нам. Кроме …, - тут Агранат немного промедлил, а затем громко произнёс: - Великого Гуррикапа, основателя Волшебной страны! По залу прошёл гул. Придворные, и так внимавшие каждому слову императора, теперь полностью превратились в уши, стараясь ничего не упустить. - Гуррикап говорил со мной, - продолжал Агранат, - и он повелел мне… и вам всем, собравшимся в этом зале, отправиться в изгнание!!! Теперь гул перешёл в ропот. Генералы недоумённо переглядывались между собой, пытаясь осмыслить услышанное. - Да, такова воля Гуррикапа! – с надрывом воскликнул Агранат. – Вы все знаете меня. Знаете все мои деяния и устремления. Я всегда мечтал повелевать и властвовать. Моим идеалом была сила. Но даже самый сильный человек бессилен перед волшебством. «Вот он – мой шанс! – пронеслось в голове Ниамунда. – Император спятил. Видимо, он испугался, когда перед ним появился волшебник. Что ж, это бывает. Даже самые сильные люди не способны противостоять волшебству… Теперь или никогда! Трон империи Балланагар будет моим». - Агранат сошёл с ума! – крикнул первый министр. – Он не может больше быть императором! Вы слышали, что он сказал? Разве человек в здравом рассудке способен произносить подобные речи? Вместо ответа Агранат развёл руки в стороны и воскликнул: - Начут убари могналу, авагун анид недилу! – и вдруг прямо на середину зала откуда-то сверху посыпались кирпичи жёлтого цвета. Началась паника. Часть придворных повалилась на пол, а остальные бросились бежать. - Стоять! – крикнул император. – Теперь вы убедились, что я говорю правду? Гневный возглас Аграната возымел действие. Паника прекратилась, и в зале установилась мёртвая тишина. - Слушайте меня, мои верные слуги! – продолжал властитель. – Сейчас я расскажу вам о том, что со мной произошло в волшебном замке… … Трудно сказать, сколько времени лежал Агранат посреди огромного стола. Уже и гул стих, а он всё ещё боялся пошевелиться. Но, наконец, он открыл глаза и осторожно поднял голову. И тут волосы зашевелились на голове бесстрашного завоевателя. Прямо на него смотрел человек исполинского роста с огромной белой бородой. - Ну, здравствуй, Агранат! – раздался громовой голос великана. - Что тебе от меня надо? Император молчал. Он еле-еле пришёл в себя. Мысли в его голове путались. Ему следовало что-то ответить, но язык не слушался. Единственное, что Агранат понял сразу, - то, что имя этого великана – Гуррикап. - Не надо, не отвечай, - продолжал Гуррикап (это действительно был он). – Мне всё ведомо о тебе, о твоих прошлых делах и о твоих тёмных замыслах. Ты решил проникнуть в мой замок, чтобы похитить эту волшебную книгу и с помощью мудрости, заключённой в ней, стать властелином мира. Я совершил ошибку, не защитив её от тех, кто хочет творить с помощью волшебства зло. Теперь я делаю это. Отныне никто, кроме…, - волшебник на минуту замолчал, а затем продолжил, - впрочем, тебе совершенно не важно знать, кто ещё, кроме меня, сможет прочесть эту книгу… Агранат молчал, дико вытаращив глаза на могучего чародея. А тот, тем временем, продолжал: - На счастье, ты оказался очень тороплив и невнимателен, поэтому прочитал самое первое заклинание, которое вызывает владельца этой книги. Не на твоё счастье, разумеется… Ты хотел получить дар волшебства – ты его получишь. Но не для того, чтобы властвовать над миром. Ты вместе со своими приспешниками отправишься в изгнание. Каждый день ты будешь из воздуха создавать жёлтые кирпичи, которые пойдут на постройку дороги. Эта дорога послужит жителям Волшебной страны, и будет существовать до тех пор, пока существует Волшебная страна. А для тебя и твоих придворных её строительство станет заслуженным наказанием. Пока дорога не будет построена, никто из вас не умрёт. Ведь смерть – это избавление от наказания. Сколько вы проживёте после этого – зависит от вас самих. Агранат облизнул пересохшие губы и продолжал слушать свой приговор. - И последнее, - закончил Гуррикап. – Ваши потомки будут жить в ссылке, пока … Впрочем, о сроке заклятия ты узнаешь позднее. Сейчас я тебе об этом ничего не скажу… А теперь слушай заклинание… Закончив свою речь, Гуррикап стал медленно отступать вглубь зала. Когда он отошёл в самый дальний угол, снова раздался грохот, сверкнула молния, и раздался гул невидимого пчелиного роя. Агранат снова упал на стол и заткнул уши… - … Теперь вы убедились, что я не сошёл с ума, и что всё сказанное мной – правда? – в заключение своей речи спросил император. Никто не нашёлся, что ответить. Можно было не поверить словам, но чуду, произошедшему на их глазах, все поверили мгновенно. Уже на следующий день началось строительство дороги. С утра до позднего вечера император и его придворные строили её, укладывая жёлтые кирпичи один к другому по ширине в два человеческих роста. С каждым днём они удалялись всё дальше и дальше от столицы. Первое время из неё ездили гонцы, чтобы узнать, как продвигаются дела, но через месяц новости о строительстве дороги перестали волновать оставшихся Аркосов, потому что ничего необычного там не происходило. Ничего, кроме кропотливой укладки кирпичей, от рассвета до заката… Надо ли говорить, что после ухода Аграната и всей правящей верхушки империя Балланагар развалилась. Власть в отдельных областях Волшебной страны вновь перешла к прежним правителям. И вновь они враждовали между собой из-за жалких клочков земли, небольших деревенек, а чаще всего – из-за мелкого тщеславия и желания насолить соседу. Но никому больше не хотелось завоёвывать всю Волшебную страну. Для королей урок, преподанный Агранату, стал весомым аргументом против чрезмерного возвеличивания. А памятником этого урока стала Дорога, Вымощенная Жёлтым Кирпичом, которая тянулась с самого юга Волшебной страны на север.


Sabretooth: Марк Кириллов отлично Читаю с огромным интересом, помимо приключений, привлекают внимание также описания и объяснения появления разных реалий ВС.

Лерелахит: Всё это читается очень круто, даже эпичней, чем в оригинальной гексалогии. Складывается ощущение, что до прилёта волшебниц жизнь в ВС бурлила, а после него как бы законсервировалась. А после попаданцев из БМ забурлила обратно. Очень интересно, что будет дальше.

Марк Кириллов: Четыре феи в Волшебной стране С момента, как рухнула империя Балланагар, прошло более тысячи лет. Многое изменилось с тех пор в Волшебной стране. Ещё несколько столетий существовали маленькие королевства, постоянно враждовавшие между собой. Но вот пришёл момент, когда народам надоело терпеть над собой царственных бездельников. Жители Волшебной страны восстали и свергли тиранов, сидевших у них на шее. Королевские дворцы были разобраны и из них были построены новые фермы и дороги. Постепенно жители Волшебной страны забыли о том, что когда-то в ней правили короли. Летописи, в которых описывались деяния властителей прошлого, валялись без дела и приходили в негодность. Истории о былых временах со временем превратились в сказки, которые рассказывали на ночь детям. При этом каждый из рассказчиков считал своим долгом обязательно добавить в них что-то своё, так что в конце концов истина оказалась погребена под ворохом вымысла. Канула в Лету не только память о Гуррикапе, но и об Агранате и империи Балланагар. Только в летописи гномов, охранявших сон Арахны, сохранились самые точные и правдивые сведения обо всех событиях, происходивших в когда-то Волшебной стране. После ухода Аграната Аркосы ещё некоторое время жили на территории королевства Феома (после развала империи новые короли вернули своей стране историческое название), а затем народ разделился. Те, кто преклонялся перед великим завоевателем, решили уйти на север по Дороге Из Жёлтого Кирпича. Остальные продолжали жить в юго-западной части Волшебной страны. Во времена царствования короля Нараньи в истории Аркосов произошло ещё одно знаменательное событие – принц Бофаро решил свергнуть отца, чтобы завладеть его троном (см. книгу А.М. Волкова «Семь подземных королей»). Заговор был раскрыт, а его участники вместе со своими семьями были отправлены на вечное поселение в Пещеру – огромное подземелье, расположенное под Волшебной страной. После падения королевской власти Аркосы разбрелись по Волшебной стране, смешавшись с другими народами. Территория бывшего королевства Феома опустела. Впрочем, ненадолго. Страну заселило племя Жевунов - человечков, имевших странную привычку постоянно двигать челюстями, как будто они что-то пережёвывали (за это они и получили своё прозвище)… …Прошло ещё несколько столетий. Материк, на котором располагалась Волшебная страна, был открыт европейцами и назван Америкой. Всё больше и больше людей прибывали на новый континент. Одни искали свободные земли, другие – власть и золото. Переселенцы медленно, но неуклонно, продвигались вглубь новой страны. И с каждым годом их число росло. Чего только не бывает на белом свете! В том числе и странные совпадения. Получилось так, что в один и тот же день, да что там день – в один и тот же час! – четыре феи, жившие на американском континенте (две добрые, Виллина и Стелла, и две злые, Гингема и Бастинда), обеспокоенные приближением людей к их пристанищам, решили заглянуть в свои магические книги, чтобы узнать, есть ли где-нибудь на Земле укромный уголок, где волшебницам будет обеспечена спокойная и размеренная жизнь (см. книгу А.М. Волкова «Семь подземных королей»). И оказалось, что такое место есть – страна, окружённая жаркой пустыней и непроходимыми горами. Да ещё и к тому же – о счастье! – эта страна была Волшебной. А населяли её тихие и робкие человечки, которых можно было легко подчинить своей воле. И – самое главное – никаких чародеев в этой стране не было, так что бороться за власть будет не с кем. Обрадованные феи, быстро собрав свои пожитки, полетели в Волшебную страну. Но странные совпадения на этом не закончились – Виллина, Стелла, Гингема и Бастинда умудрились не только одновременно вылететь в Волшебную страну, но и одновременно туда прибыть. Мало того – они столкнулись лицом к лицу в самом центре Волшебной страны, у подножья башни, построенной во времена Аграната. Неожиданная встреча неприятно удивила фей. Особенно Гингему и Бастинду, которые хотя и были родными сёстрами, но с самого раннего детства ненавидели друг друга, и, когда они подросли, то предпочитали не встречаться. Впрочем, у них для этого и не было особой надобности – Гингема предпочитала сырость и слякоть (поэтому она жила на болоте), а Бастинда, напротив, патологически боялась воды и в качестве пристанища выбрала себе пещеру в одинокой каменной скале посреди пустыни, где почти не бывало дождей. После небольшой перепалки, чуть было не переросшей в самую настоящую войну, феи сочли за благо договориться о разделе Волшебной страны. - В этой стране живёт множество народов, - сказала добрая волшебница Виллина. - Самыми многочисленными являются четыре – Мигуны, Жевуны, Болтуны и Молчуны. Столько же, сколько и нас. Пусть каждая станет властительницей одного народа. Кинем жребий. Остальные феи послушались Виллину. Бастинде досталась Фиолетовая страна, населённая Мигунами, Гингеме выпало стать властительницей Голубой страны и народа Жевунов. Виллине и Стелле достались, соответственно, Жёлтая страна и Молчуны, и Розовая страна и Болтуны. - Вот ещё что, - сказала Виллина после того, как Волшебная страна была поделена. – Давайте дадим клятву, чтобы никто из нас больше, чем на один час, не покидал пределов своей страны. - Мы согласны! – хором воскликнули Гингема и Бастинда. - Раз так, то больше нам не о чем говорить, – промолвила Виллина и взмахнула рукой. На мгновение потемнело. Налетел вихрь, который унёс волшебницу в её новую страну. Стелла, Гингема и Бастинда тоже решили не медлить, и через мгновение они тоже улетели. Каритофилаксимант Злой волшебнице Гингеме не составило большого труда подчинить своей власти робких Жевунов (см. книгу А.М. Волкова «Семь подземных королей»). Потребовалось всего лишь вызвать заклинанием большую грозовую тучу. После первого же удара молнии и мощного раската грома, жители Голубой страны попадали на колени и мгновенно признали Гингему своей повелительницей. - Я буду милостива с вами, - сказала волшебница. – Занимайтесь тем, чем вы занимались всегда… - О, как ты добра, великая Гингема! – воскликнули Жевуны. - …Но вы будете платить мне дань, - продолжала новоявленная повелительница. – Вы будете собирать червей, лягушек, пауков, змей, пиявок, мышей… Это мои любимые кушанья. Лица Жевунов перекосились – они боялись и пауков, и пиявок, и особенно змей. Но злой волшебницы они боялись ещё больше. Поэтому не роптали, а горестно вздохнув, согласились со всеми требованиями колдуньи. В качестве своей резиденции Гингема выбрала большую сырую и мрачную пещеру на самом юге страны Жевунов, неподалёку от деревни Когида. Ведьма постаралась сделать её ещё более жуткой и устрашающей. Под потолок она повесила чучело крокодила, доставшееся ей ещё от матери, тоже злой колдуньи. Справа от входа, на деревянных полках, изготовленных Жевунами, Гингема расставила горшочки с волшебными отварами из ядовитых трав, сушёными пауками, пиявками и змеиными головами. Там же лежали связки копчёных мышей и ящериц. В самом дальнем углу волшебница устроила себе ложе из веток и соломы. Тут же рядом, в небольшой расщелине, она спрятала свои самые главные ценности – волшебную книгу и серебряные башмачки, которые могли перенести их владелицу в любую часть света за несколько мгновений. Кроме того, башмачки могли выполнять абсолютно любые желания. Но Гингема очень редко их о чём-то просила. Её мать, злая волшебница Гринффильда, предупредила дочь, что количество чудес, которые способны сотворить башмачки, ограничено. Но сколько раз можно ими воспользоваться, старая ведьма не сказала – то ли позабыла, то ли не хотела, чтобы Гингема растрачивала их волшебные свойства по пустякам… Однажды утром колдунья, сидя около своей пещеры, придавалась вслух размышлениям: - Итак, я теперь хозяйка целой страны. Здесь я могу творить всё, что мне вздумается. И никто не сможет мне в этом помешать. Жевуны меня боятся, добрые волшебницы и сестрица Бастинда далеко. Так что мне некого опасаться. Но что если вдруг здесь объявятся люди из Большого мира? Эти трижды проклятые переселенцы даже в пустыню готовы забраться, если им приспичит. Им даже горы – не преграда. Припрутся сюда, и начнут устанавливать свои порядки… Ну уж нет! Этому не бывать! И я об этом позабочусь! Правда, придётся потратить силу моих серебряных башмачков. Что ж, ничего не поделаешь – безопасность превыше всего. Фея достала из тайника волшебную книгу и надела серебряные башмачки. Выйдя из пещеры, она трижды повернулась на месте, стукнула каблуком о каблук и крикнула: - Хочу оказаться по ту сторону гор – там, где начинается пустыня! Налетел вихрь, который подхватил злую волшебницу, и буквально через мгновение она оказалась у края огромного песчаного моря – Великой Пустыни. Гингема присела на небольшой камень и раскрыла волшебную книгу. - Горы, пустыня – это, конечно, хорошо, - бормотала колдунья, - но волшебство надёжнее. Что бы такое придумать, чтобы ни один лазутчик из Большого Мира не проник в Волшебную страну? Может, окружить её широким и глубоким рвом? Однако ров со временем может занести песком… Не годится! А если заполнить его водой? Бесполезно! Вода испарится или, того хуже, уйдёт под землю. Нет, надо что-то волшебное придумать… Вот! – Гингема с торжествующим видом ткнула пальцем в волшебную книгу. – Чёрные Камни! Если ими окружить какую-нибудь территорию, то они никого не пропустят внутрь. Помнится, матушка Гринффильда так защищала свои владения от этих глупых маскогов. Как они не пытались расправиться с нею, а ничего у них не выходило – только и могли бродить в отдалении да выкрикивать свои дурацкие угрозы… А ведь только мне одной из всех четырёх фей пришло в голову ещё больше обезопасить Волшебную страну от непрошенных гостей. Ладно, сестрица Бастинда – эта отпетая лентяйка вообще ни на что не способна, даже своей волшебной книгой пользоваться толком не научилась. Но вот Виллина и Стелла?! Хороши, нечего сказать! Прилетели в Волшебную страну, устроились на готовеньком, а вот о своей безопасности позаботиться не пожелали! Нет, надо было попробовать повоевать с ними. Впрочем, теперь уже поздно думать об этом… Ну, что ж, можно начинать! Кавамба, мавамба, лабока, мабока, сухомба, накомба, покхара, бохара! Пусть по краю Великой Пустыни встанут Чёрные камни! Ронделло, порделло, сорумбо, форумбо!!! Пусть они преградят дорогу всем, кто попытается пройти в Волшебную Страну из Большого Мира! Сурато, горато, болума, долума! Пусть они притянут к себе каждого, кто осмелиться пройти мимо них! Ромато, фомато, сикасо, фокасо!!! И вмиг по всей границе Волшебной страны возникли магические Чёрные камни. И на каждом из них была видна надпись – «Гингема». Злая волшебница подошла к одному из камней и полюбовалась на свою работу. - Хорошо получилось! Жаль, что не смогу полюбоваться на тех, кто попробует преодолеть эту преграду. …Вернувшись домой, Гингема решила передохнуть. Она разлеглась прямо на траве около пещеры и размышляла: - Я первая явилась в эту страну. Я единственная додумалась ещё сильнее оградить её от остального мира. А владею я такой же территорией, как и три другие феи. Это несправедливо! Эх, как бы мне хотелось получить то, что я заслуживаю по праву - могущество! Власть над всей Волшебной страной. А может быть и над всем миром. - Это возможно, о, повелительница! Волшебница вскочила и оглянулась по сторонам. Однако никого из людей поблизости не было. - Кто это сказал? – грозно произнесла фея. - Я, - ответил тот же голос. Гингема пригляделась и увидела филина, сидевшего неподалёку на большом сером камне. - Ты кто такой? – спросила Гингема. - Меня зовут Каритофилаксимант, - ответил филин, - я живу в соседнем лесу и давно за Вами наблюдаю. - А зачем ты за мной наблюдаешь? – поинтересовалась колдунья. - Да вот думаю – стоит Вам служить или нет, - дерзко ответил Каритофилаксимант. - Ты мне нравишься! – захохотала Гингема. – Люблю наглецов. Значит, думаешь, стоит ли мне служить? А на что ты годен? - На многое, - сказал филин. – Я давно живу в Волшебной стране и знаю её секреты. А Вы здесь совсем недавно и многое Вам неведомо. И к тому же Вам всё равно не обойтись без помощников – ведь Жевуны не особо горят желанием помогать Вам. - Верно говоришь, - кивнула Гингема. – Мне нужны верные слуги. Как там тебя?.. - Каритофилаксимант, - ответил филин. - Это слишком длинно, - поморщилась фея. – Я тебя буду называть Карито. - Хорошо, - несколько недовольно ответила птица. – Но мне, вообще-то, больше нравится моё полное имя. - Будешь мне верно служить – будешь чаще его слышать, - отрезала Гингема. – Ну, так как согласен быть моим первым помощником? - Да, но при одном условии, - прищурился филин. - Нет, ты мне положительно нравишься! – воскликнула фея. – Ставишь мне, великой волшебнице Гингеме, условия. Да я тебя сейчас превращу в пиявку или ящерицу!.. Ага, испугался! Шучу… Так чего же ты хочешь от меня? - Сделайте меня главным старейшиной племени сов и филинов. - И это всё? - удивилась волшебница. – Да, пожалуйста! Слово феи – с сегодняшнего дня все совы и филины Голубой страны будут тебе подчиняться. Доволен? - Разумеется, - ответил Карито. – Следовательно, я уже принят к Вам на службу? - Да, принят… А теперь скажи – что ты имел в виду, когда говорил, будто я могла бы получить силу и власть больше, чем у меня есть сейчас? - Можно, я для начала задам вопрос? – поинтересовался филин. - Знаешь ли ты, повелительница, кто создал эту страну? - Конечно, - ответила Гингема. – В волшебной книге сказано, что её создал великий чародей Гуррикап. - Правильно, - кивнул Карито. – А известно ли тебе, что уже больше тысячи лет о Гуррикапе никто ничего не слышал. Он куда-то исчез из Волшебной страны. - Знаю, знаю, - волшебница уже начала злиться. – Ты толком говори. - Хорошо. Недалеко от твоей страны находится замок Гуррикапа. Туда никто из жителей Волшебной страны не ходит – боятся. Поэтому там всё сохранилось в первозданном виде. И мебель, и хозяйственная утварь, и …, - Карито сделал паузу, - волшебные книги. Гингема вскочила и, схватив свою магическую книгу, стала её судорожно листать. - Великая пустыня, ветер, вода, волосы, … А, вот! Волшебный замок Гуррикапа! – фея прочла несколько строк, и её лицо скривилось. – Проклятье! Гуррикап заколдовал подступы к своему замку для всех волшебников и волшебниц. Я не смогу туда попасть. - О-хо-хо-хо-хо! – заухал Карито. – А мы, филины, туда запросто летаем. Ты только прикажи – и все филины Голубой страны соберутся и доставят тебе волшебную книгу Гуррикапа… Ну, что? Тебе самой это в голову не пришло? То-то… Я же говорил, повелительница, тебе без меня никак не обойтись. Гингема задумалась. «А Карито прав. Если волшебная книга Гуррикапа будет у меня, я быстренько наведу здесь свои порядки. И, перво-наперво, вышвырну вон из этой страны Виллину, Стеллу и Бастинду. Пусть ищут себе другое убежище. А единственной повелительницей Волшебной страны стану я, великая Гингема!». Похищение волшебной книги Гингема сдержала своё слово. В тот же день она призвала к себе всех сов и филинов Голубой страны. - Я принимаю ваше племя к себе на службу. Старейшиной племени будет Карито, - заявила волшебница. – Вы будете должны доставлять мне часть своей добычи. Некоторым из вас, самым достойным, я окажу особую милость – охранять мою пещеру от посторонних, когда я буду отсутствовать или отдыхать… По вашим глазам я вижу, что кое-кому хочется знать, каким образом я буду вознаграждать за верную службу. А разве честь служить мне, могущественной Гингеме, повелительнице Голубой страны, не достаточная награда? Ведь то уважение и страх, которые я внушаю всем Жевунам, будет распространяться и на вас всех. Вам этого мало? Естественно, чего ещё я могла ждать от глупых птиц… Хорошо, я обещаю, что в десять раз увеличу срок жизни наиболее преданным слугам. Филины одобрительно заухали и захлопали крыльями. - Значит, мы договорились, - удовлетворённо произнесла колдунья. – А раз так, то я даю вам первое задание. Вы должны немедленно отправиться в замок Гуррикапа и принести оттуда его волшебную книгу. - Это не так уж просто, повелительница, - ответил Карито. – Волшебная книга Гуррикапа имеет огромные размеры. Как мы её донесём? Прежде, чем отправиться в замок, нужно ещё кое-что сделать. Нам необходим большой кусок ткани, чтобы мы на нём доставили книгу прямо сюда. Просто так книгу в когтях не удержишь. - Всё-таки не зря я тебя сделала старейшиной, - довольно ухмыльнулась Гингема. – Будет тебе ткань. Гигантское полотно злая волшебница приказала сшить Жевунам. В течение месяца все ткачи Голубой страны работали, не покладая рук, а их жёны сшивали куски материи. Работа не прекращалась ни на минуту. Жевуны очень уставали и буквально валились с ног. Они проклинали Гингему и плакали, но бубенчики на их шляпах радостно звенели, и со стороны казалось, будто маленьким человечкам весело. И вот, наконец, настал день, когда огромное полотно было готово. Карито лично слетал в замок, оценил размер волшебной книги и сравнил её с изготовленным куском ткани. - Годится, - сказал филин. – Только, похоже, лететь придётся всему племени. Может быть, госпожа применит какое-нибудь волшебство и перенесёт нас поближе к замку? Путь туда не близок. А ты сама говорила, что не хочешь зря терять время. - Могу переместить всех вас к границе Голубой страны, - ответила Гингема. – На большее у меня может не хватить волшебной силы – чары Гуррикапа очень сильны. Чтобы перенести филинов поближе к замку, колдунье вновь пришлось воспользоваться силой серебряных башмачков. «Ничего, - утешала она себя, - получу книгу – легко восстановлю всё то, что пришлось потратить из моих магических запасов»… За несколько тысяч лет замок изрядно обветшал. Рамы из окон давно вывалились от старости, и филины спокойно проникли внутрь жилища Гуррикапа. По команде Карито вся стая налетела на книгу и стала медленно толкать её к краю стола, пока она не упала прямо на расстеленное на полу полотнище. - Сдвигайте её на середину! Так-так, ровнее! Всё! А теперь все дружно вцепляйтесь когтями в полотнище. Полетели! – крикнул старейшина. В стае было больше двух сотен филинов и сов. Но совы и филины всё-таки не орлы. С превеликим трудом птицы смогли только поднять книгу и кое-как донести её до окна. Едва вылетев в окно, все они, как по команде, разжали когти, и полотнище вместе с книгой рухнуло на землю. Карито хотел было обрушиться на своих подданных, но мгновенно передумал, увидев их измученный вид, и даже посочувствовал им. - Как бы то ни было, но мы сделали большое дело, - сказал старейшина. – Книга вынесена из замка. - Так-то оно так, - ответил один из филинов, которого звали Накхонситхатарамант, а коротко – Накхон. – А как нам дальше быть? Нам такая ноша не по плечу – уж больно книга тяжёлая. До пещеры повелительницы мы её год будем тащить. - М-да, - мрачно кивнул Карито. – Ты прав. Но просить помощи у Гингемы нельзя. Надо что-то придумать. Филины погрузились в молчание. Впрочем, ненадолго. Спасительная мысль пришла в голову Карито: - А пусть нам помогут Жевуны! - Они откажутся, - возразил Накхон. - Это вряд ли, - усмехнулся старейшина. – Поплачут, конечно, для начала, но потом всё сделают, как миленькие. Надо только всем лететь. Этих Жевунов нужно как следует напугать. Филины согласились с мнением своего предводителя и отправились обратно в Голубую страну. Обнаружив небольшое поселение, стая, грозно ухая, полетела в самый его центр, а затем начала кружиться над ним. Перепуганные человечки выбежали из своих домиков. - Слушайте меня, жители деревни! – громко закричал Карито. – Могущественная Гингема решила оказать вам особую честь. Вы должны доставить к её жилищу ценный груз. Этой услуги повелительница вам никогда не забудет. Но если вы откажетесь… - филин сделал зловещую паузу, - то пеняйте на себя. Вы даже и представить себе не можете, что с вами сделает великая Гингема! А она умеет наказывать ослушников. Напуганные Жевуны заплакали… и согласились. Все мужчины деревни запрягли телеги и двинулись в сторону замка Гуррикапа. Карито летел впереди и показывал дорогу. Громадный чертог основателя Волшебной страны потряс маленьких и робких человечков. Их охватил суеверный ужас. - Нам придётся идти внутрь? – испуганно спросил один из Жевунов. - Нет, - ответил Карито. – Вы только подгоните поближе к замку свои телеги. А мы поднимем и положим на них груз… Да не бойтесь вы! Тут никого, кроме нас, нет. Жевуны молчали и с места не двигались. Увидев такое неповиновение, старейшина филинов вышел из себя: - Может быть вам хочется, чтобы Гингема превратила вас всех в червей и пауков? Я сейчас же отправлю гонца к повелительнице! - Нет-нет, о мудрый филин, - с дрожью в голосе ответил всё тот же Жевун. – Но ведь это волшебный замок. И жителям Волшебной страны категорически запрещено приближаться к нему. Потому что там живёт великий Гуррикап. - Если вы мне не верите, - усмехнулся Карито, - можете пройти в замок и поискать его хозяина. Но бьюсь об заклад – вы никого там не найдёте. Только время потеряете. А тем временем Гингема будет ждать. А ждать она страшно не любит…. И вообще - хватит болтать! Выбирайте – или вы все немедленно исполняете волю повелительницы, или я сам полечу к ней и расскажу о вашем бунте. Ну, как? Перепуганные Жевуны вновь подчинились. Большого труда стоило филинам снова поднимать тяжеленную ношу. Но ещё труднее оказалось везти гигантский фолиант – чтобы уложить его, пришлось поставить десять телег в ряд, а сзади прицепить ещё столько же, чтобы волшебная книга смогла на них уместиться. Груз оказался тяжёлым, и повозки еле-еле ползли. А ведь ещё и приходилось следить за тем, чтобы движение шло равномерно, и чтобы ни одна из повозок не выбивалась из общего ритма. В итоге путь от замка Гуррикапа к пещере Гингемы затянулся. Понадобилось больше недели, чтобы ценный груз был доставлен по назначению. Увидев, что волшебный трофей из заброшенного замка привезли Жевуны, а Карито только командовал ими, колдунья страшно разозлилась – с таким же успехом она и сама могла бы им это приказать. Но потом сменила гнев на милость – ведь хитрый филин сдержал слово. Ну а как именно он выполнил поручение, было не важно. Дело-то было сделано… - Ну, что ж, начнём, - пробормотала злая волшебница, когда все посторонние ушли из окрестностей пещеры, а рядом остался только верный Карито. – Откроем книгу! Гингема с силой откинула толстую обложку. Книга раскрылась, но, к изумлению волшебницы, она увидела только чистый лист бумаги. - Однако, - удивилась фея, и судорожно начала листать огромный том дальше. Но и на сотой, и на двухсотой, и на тысячной странице ничего не было написано. Колдунья громко выругалась. - Этот проклятый Гуррикап был умён! Ну да ничего, я тоже кое-что умею, - и старая ведьма произнесла самое сильное заклинание, которое знала, - Микумо, мицено, мацуро, табази, тангана, тарсона!!! Но листы волшебной книги остались чистыми. - Осталось последнее средство, - проговорила Гингема, - серебряные башмачки! И она ударила каблуком о каблук: - Хочу, чтобы в волшебной книге Гуррикапа появился текст! И – о чудо! На первой странице стали проявляться какие-то слова. Злая волшебница, дрожа от нетерпения, придвинулась поближе и стала читать: - «Это книга могущественного волшебника Гуррикапа. Никто, кроме него и ещё двух человек на всём белом свете, никогда не сможет прочесть её»… Едва колдунья прочла эту фразу, лист волшебной книги снова стал абсолютно белым и чистым. Ничто не напоминало о том, что ещё мгновение назад на нём было что-то написано. - Нет!!! – Гингема яростно затопала ногами, а затем снова прочла заклинание. Бесполезно. Колдовство повелительницы Голубой страны было неспособно справиться с заклятием Гуррикапа. - Эй, Карито! – рявкнула разгневанная ведьма. – Пусть твои филины принесут побольше дров и хвороста. И не вздумайте опять просить Жевунов – сами летите. И чтобы через два часа…, нет, через час, это проклятая книга была завалена ими. Филины выполнили приказ своей хозяйки. И часа ещё не прошло, а волшебный фолиант был полностью засыпан огромной кучей веток и деревянной щепой. Гингема подожгла их, ехидно приговаривая: - Пусть эта книга мне не пригодилась, но теперь она не пригодится никому. Сила огня – самая мощная сила на свете. И ничто не устоит против неё! Даже колдовство. Гигантский костёр горел больше двух часов. Каково же было изумление и ярость колдуньи, когда она увидела, что волшебная книга совершенно не пострадала. - Ладно, - устало сказала волшебница, - сделаем проще. Эй, Карито! Лети в Когиду. Пусть все её жители немедленно отправляются в ближайшую каменоломню. Филин изумлённо посмотрел на свою госпожу. - Ты не ослышался, - продолжала злая фея. – Пусть одни дробят камень, а другие возят его сюда и заваливают им эту негодную книгу. И вновь Жевуны плакали, а бубенчики на их шляпах весело звенели. Но несчастные жители Голубой страны повиновались колдунье и не смели ей перечить. Забросив своё хозяйство, они днём и ночью дробили камни и забрасывали ими волшебную книгу. Так продолжалось около недели. Затем Гингема приказала присыпать камни землёй. В результате около пещеры злой волшебницы образовался небольшой холм. Колдунья сперва хотела приказать Жевунам и филину молчать и хранить тайну, но потом передумала. «Если я прикажу, они, наверняка, всё разболтают. А так – забудут. Мало ли что я им приказывала. И ещё сколько прикажу! Я собираюсь ещё долго жить в Волшебной стране!».

Лерелахит: Интрига, млин! Как и кто её таки добудет, кто эти два человека... Последний план Гингемы определённо говорит о её уме. Жители ВС поразительно легко умеют забывать.

Капрал Бефар: Очень круто. Многие идеи, конечно, носятся в ноосфере )) Мысль, что у Сухинова с чистыми листами третьей книги Торна не всё так чисто, я как раз собираюсь продвигать в трилогии "Если бы Тотошка..." Но предупреждение-заглушка о попытке нелицензионного доступа к тексту - это забавно.

Donald: Круто Интересный сюжет, хороший стиль, напоминающий волковский. Интересные экскурсы в историю Волшебной страны, тем более, с участием Гингемы, всегда приятно почитать. Зачем Гуррикапу понадобилась дорога надеюсь узнать из следующих частей истории. И отдельное спасибо за первую на моей памяти логичную версию исчезновения серебряных башмачков - если их волшебство было ограничено, на перенос элли в Канзас мог потратится последний заряд волшебства, последнее желание.

Way Foward: Очень интересно написано. Этакий Сильмариллион Волшебной страны.

ЛуллаЛулла: Остроумно.

Way Foward: ЛуллаЛулла, зачем же ворчать, когда так и есть?

ЛуллаЛулла: Я не ворчу. Я "Приют изгнанников" хвалю. Свою похвалу я изложила не в меру кратко. С вами я согласна.

Way Foward: Ок, извините, проехали Видимо, не сразу поняла, к чему относится...

Голодный Тигр: Прочитал 1 часть. Понравилось. Очень интересно, что дальше. Появление дороги из жёлтого кирпича

Николай Светин: Мне жаль, что нет темы, как "Книги продолжения". Потому что Ваше произведение, это не фанфик, а полноценная КНИГА. На сегодня, по моему мнению, существует два продолжения, которые можно назвать серьезными. Это Ваш "Приют" и "Фея Изумрудного города" Раз в год я перечитываю Волкова (действует на меня. как успокоительное). С большим удовольствием включил "Приют" в эту привычку. Дважды прочитал Ваше произведение, конечно у него есть минусы и плюсы, но одно могу сказать точно: это писал человек искренне, всей душой влюбленный в сказки Волкова. Описание постройки Изумрудного города - это вообще БОМБА! Спасибо!

Николай Светин: Да, забыл добавить. Главный недостаток это отсутствие Смелого Льва и Тотошки (Артошки и т. д.), тем более. что вы пишете продолжение. Они обязательно должны присутствовать! Это же АТМОСФЕРА всех книг. Понятно, что собака это будет внук, правнук Тотошки, а для Смелого Льва в моем продолжении (которое я никогда не напишу)- вечная молодость, которую ему подарила Стелла, за выдающиеся заслуги перед Волшебной страной. С нетерпением жду продолжения. Ваш поклонник Николай Светин.

Марк Кириллов: Николай Светин , спасибо на добром слове . Сейчас занимаюсь редактированием "Приюта...", убирая оттуда некоторые длинноты и несообразности. Кое-что будет полностью переписано. Финал, естественно, не изменится.

Руслан: Очень рад слышать, что вы занялись коррекций. Текст действительно сможет стать намного лучше после правки.

Марк Кириллов: Руслан пишет: Текст действительно сможет стать намного лучше после правки. Ну, это ещё неизвестно . Пока что ушли повторы, неувязки и лишние диалоги. Кардинальные изменения вряд ли будут. А если будут, то только в 2-х последних частях.



полная версия страницы