Форум » Фанфики » В плену у прошлого » Ответить

В плену у прошлого

Sabretooth: Всем добрый день и Внимание я сочинил небольшой Фиклет и решил его разместить, чтобы всем стало интересно. [off]Получилась психология и Достоевщина, но в 7 книге, которую я тоже сочиняю, этого не будет, т к там я стремлюсь сохранить стиль и идею Волкова. Отдельная благодарность Захару, чей фанфик "На дне" повлиял на мой фиклет[/off]

Ответов - 111, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Sabretooth: ГЛАВА 4 РЕЛИКТЫ Дорога всё так же пролегала по сумрачному лесу, всё так же с ветвей огромных разлапистых елей свисал лишайник, а земля скрывалась под тёмно-зелёными перистыми листьями папоротника. Но теперь Элли шла спокойно и безо всяких опасений. Она как-то сразу восприняла как должное, что тигр её сопровождает, и доверилась своему спутнику, почувствовав, что в случае чего он будет её защищать не на жизнь, а на смерть. Но во всей стране, кроме чудовищ подземной Пещеры, вряд ли кто-то рискнул бы бросить вызов саблезубому тигру. И Элли больше не вздрагивала всякий раз, когда вдали раздавались голоса диких зверей. В пути ей часто вспоминалась дорога из Тигрового леса через страну Жевунов, по которой они шли 20 лет назад в компании дяди Чарли, Тотошки и Кагги-карр. Больше никогда они не пойдут вместе в таком составе - Тотошки нет, да и что с Кагги-карр, Элли тоже не знала, ведь уже много лет прошло с тех пор, как Энни, Тим и Фред вернулись из последнего своего путешествия в Волшебную страну. Но всё же она надеялась на лучшее и с нетерпением ждала встречи со старыми друзьями, поэтому без устали шагала вперёд, сделав только небольшой обеденный привал. Тигр всё время шёл рядом, неслышно ступая мягкими лапами. Элли любовалась мощным зверем и время от времени поглаживала его короткую грубую шерсть и разговаривала с ним, хотя он, как и в былые времена, не отвечал ни слова. Но Элли хотелось выговориться. Гудвину она не смогла высказать полностью всё, что было на душе, но своему молчаливому телохранителю она безо всякого стеснения рассказывала самое наболевшее и самое сокровенное и чувствовала, словно постепенно с неё сваливается какой-то гнёт, лежавший и давивший её много лет. Тигр иногда поводил ушами и тогда казалось, что он внимательно слушает и всё понимает. Вечером, когда стало темнеть, Элли решила разбить лагерь на поросших мягким мхом корнях громадной ели. Она развела костёр, заварила чай и поужинала. Взятые в дорогу припасы постепенно заканчивались, но Элли надеялась вскоре достичь плодородных долин Большой реки. Тигр исчез на несколько часов и вернулся, положив к ногам Элли кролика. - Спасибо, не хочу, ешь сам, охотник, - сказала она, улыбнувшись, села, обхватив колени руками, и стала вслушиваться в лесные звуки. Теперь они больше не пугали её, а наоборот, она слушала их как приветствие своей новой, настоящей родины, в судьбе которой невольно сыграла такую огромную роль. Элли долго думала о своей непонятной будущей жизни, потом свернулась калачиком под одеялом и мирно заснула, прижавшись спиной к боку тигра. Первый раз со дня смерти Тотошки она не чувствовала себя одинокой и спала долго и спокойно. На следующий день уже с утра начались неожиданности. Вскоре после начала похода впереди слева в чаще недалеко от дороги показалось что-то белое. это оказалась статуя воина, опиравшегося на копьё, в доспехах похожих на те, что носил Дин Гиор. Статуя и пьедестал, на котором она стояла, были из белого камня, их покрывали трещины и местами они заросли мхом. Прямо напротив через дорогу Элли обнаружила второй пьедестал и лежавшие рядом в траве обломки другой такой же статуи. Это были первые признаки того, что люди всё же здесь живут или когда-то жили, до этого местность выглядела совершенно дикой и необитаемой. Потом начали появляться следы колёс телеги и подков лошадей и пни срубленных деревьев. Элли на всякий случай достала револьвер и держала его наготове. Тигр бы защитил её от любого зверя, но с несколькими вооружёнными людьми даже он мог бы не справиться. Вскоре лес начал понемногу редеть и вдруг за деревьями показалась тёмная масса. Ещё пару сотен шагов, и путники вышли на обширную поляну, посреди которой угрюмой громадой возвышался замок. Он очень напоминал замок Людоеда, и Элли опять кольнули неприятные воспоминания. Такой же ров вокруг, такой же подъёмный мост, такие же тяжёлые ворота с маленькой дверцей. Замок был очень старый, на стенах виднелись выбоины - следы того, что когда-то его атаковали. Но сейчас стены были увиты диким виноградом, и от этого он выглядел мирно и спокойно, словно никогда не слышал свиста стрел, звона мечей и криков сражающихся. И в нём кто-то жил - из трубы на одной из башен поднимался лёгкий дымок. Дорога проходила мимо замка по краю поляны и спускалась вниз в зелёную чащу, поэтому можно было спокойно продолжить двигаться дальше. Но Элли за два дня, проведённые в Волшебной стране, до сих пор ещё не встречала людей. Поэтому, после некоторых колебаний, она решила под предлогом узнать дорогу до реки и возможной переправы на другой берег пообщаться с таинственными жителями замка. Любопытство пересилило опасения, и Элли неторопливо пошла по направлению к воротам. Цепи на подъёмном мосту были порваны, однако было заметно, что его регулярно чинят и по нему ездят, о чём говорили ведущие к самому мосту следы телеги. Над воротами висел большой деревянный щит с фамильным гербом, также недавно подкрашенным. Геральдический мотив был хорошо знакомый - рыцарь на коне, поражающий копьём дракона - с той только разницей, что дракон был очень хорошо выписан с сородичей Ойххо. Видимо, для художника он был не абстрактным легендарным существом, а вполне ему современным и даже обыденным. Элли посматривала на маленькие окошечки-бойницы, видневшиеся кое-где из стены. Может быть, там лучники, поджидающие, пока она подойдёт ближе, чтобы выпустить в неё меткие стрелы? Но всё было тихо. Ни единого звука не доносилось из-за высоких каменных стен. Однако тигр почувствовал присутствие людей и шёл с некоторой неохотой, но не отставал от Элли. Она прошла по пружинящему деревянному мосту и постучала в дверь приделанным к нему большим кольцом, которое держала в пасти висевшая на двери металлическая львиная голова. Тут же открылось маленькое зарешёченное окошечко, похожее на то, через которое в Изумрудном городе выглядывал Фарамант. Никто в него не выглянул, только послышался голос: - Кто вы и что вам здесь надо? Элли в нескольких словах объяснила, как её зовут и куда они направляются. За дверью некоторое время молчали, потом тот же голос произнёс: - Подождите, я сообщу о вас господину. - Но я всего-то хотела узнать дорогу до реки. - Господин приказал сообщать мне обо всех посетителях, особоенно о важных и знатных персонах. А вы не просто знатная, вы Фея, и я просто обязан о вас доложить. Не так часто к нам в гости приходят феи, - ответил невидимый собеседник. - Подождите, пожалуйста, и присядьте пока на скамейку. Окошечко закрылось. Элли присела на стоявшую рядом деревянную скамейку, а тигр улёгся у её ног. Даже в этой глухомани её имя звучит пропуском в любой дом. Элли никогда не отличалась тщеславием, но после стольки лет ощущения себя никем там, за горами, чувство того, что её считают важной персоной, было ей приятно. Ждать пришлось довольно долго, но вот опять стукнула форточка, и невидимый голос сказал: - Вы можете войти, но без тигра. Мы не можем впустить столь опасного зверя, даже ручного. Он должен остаться снаружи. - Хорошо, - сказала Элли, повернулась к тигру и сказала, погладив его по загривку: - Тебя туда не пускают. Подожди меня здесь, ладно? Я постараюсь быстро. Не скучай, пожалуйста! Тигр молча положил голову на лапы и зажмурился - близился полдень, и солнце уже ярко заливало лужайку перед замком. Элли напоследок взъерошила ему шерсть между ушами и вошла к приоткрывшуюся дверь. Сразу за её спиной лязгнула задвижка, и Элли, наконец, увидела местного Стража Ворот. Это был довольно высокий, почти с неё ростом, худощавый пожилой человек, и лицом и покроем одежды напоминавший рудокопа, только, в отличие от обитателей Пещеры, загорелый и крепкий от постоянной работы на свежем воздухе. Несколько мгновений он с любопытством разглядывал гостью, а потом представился: - Меня зовут Далмар, госпожа. Прошу вас следовать за мной. Элли на всякий случай крепко сжала револьвер и пошла вслед за Далмаром. Пройдя каменную арку, под потолком которой виднелась поднятая решётка с острыми кольями, они оказались в просторном внутреннем дворе замка, вымощенном булыжниками, между которыми кое-где росла трава. Прямо посреди двора стояло несколько телег, гружёных дровами и какими-то мешками, левее их виднелась длинная постройка, напоминавшая конюшню. Справа было несколько таких же построек, видимо, хозяйственного назначения, из трубы на одной из них и поднимался дым, который Элли видела снаружи. Тут же рядом был колодец, ворот которого вертела пожилая женщина, взглянувшая на гостью с нескрываемой боязнью. По двору бродили куры, утки и гуси, вдоль крепостных стен стояли бочки. Всё это напоминало обычный и знакомый Элли с раннего детства пейзаж канзасской фермы, только помещённый среди высоких каменных стен, и она незаметно для себя перестала чувствовать себя напряжённо и насторожённо и спокойно шла за своим неразговорчивым спутником. Они подошли к самому большому строению в замке, поднялись по широкой мраморной лестнице, по бокам которой лежали два каменных Шестилапых с грозно оскаленными пастями, и через массивную дверь из железного дерева вошли в длинный тёмный коридор, тускло освещённый кое-где свечами в серебряных и золотых канделябрах. Коридор привёл их в большую высокую и длинную комнату, стены которой были покрыты драпировками из тяжёлого бархата, между ними висели картины в массивных рамах. В углу у входа стояли латы с мечом и щитом, на котором были изображены те же рыцарь и дракон, что и на деревянном щите над воротами. Пол устилали мягкие ковры, украшеные арабской вязью. Свет проникал только через два узких окошечка, и в комнате было сумрачно и прохладно, несмотря на то, что на улице стоял полуденный зной. В дальнем углу стояло несколько громоздких кресел, в одном из которых сидел старик с длинными совершенно седыми, но очень густыми волосами, падавшими на плечи, и такой же густой бородой. Левая нога его была перевязана и покоилась на небольшой табуретке. Старик властно и горделиво смотрел на вошедших. Только у одного человека в Волшебной стране Элли видела такой взгляд - у Ментахо, когда он, ещё король рудокопов, впервые встретил их с Фредом и Тотошкой в Пещере. Одет хозяин замка был в старые, но роскошные одежды из дорогих тканей, на груди у него висел большой золотой медальон с выгравированной на нём головой Шестилапого с алмазами вместо глаз. - Господин, фея Элли изволила прибыть! - церемонно произнёс Далмар. - Хорошо, можешь идти, - пророкотал старик. Далмар слегка поклонился и вышел. - Здравствуйте, дорогая Фея, рад вас приветствовать в своём родовом поместье! - радушно приветствовал гостью хозяин дома. - Извините, что не могу встать чтобы отдать должную вам дань уважения, у меня сегодня с утра опять разболелась нога. Проходите, присаживайтесь. Элли вежливо поздоровалась и присела в соседнее кресло. - Также прошу прощения, что не стал пускать в замок вашего спутника. Я верю в вашу власть над ним и в то, что вы бы не разрешили ему сделать что-то плохое, но мои люди, лошади и домашняя скотина очень боятся разных хищников. Леса вокруг ими прямо кишат. Раньше, когда я был молод и горяч, это меня только подзадоривало. Я устраивал пышную охоту вместе со своими братьями, гостями и челядью. А самых отчаянных я брал с собой на самую опасную охоту - на сородичей вашего зверя, один из которых и наградил меня когда-то раной на ноге, которая в последнее время болит всё чаще и всё сильнее... Однако, я заболтался. К нам очень редко приходят гости, и я могу очень много говорить. Я знаю, кто вы, а вы до сих пор не знаете кто я. Фланд Крон. - представился старик, приложив руку к груди и наклонив голову. - Очень приятно, - ответила Элли. - Что же привело вас сюда, милая Фея? - спросил Фланд. - Далмар сказал, что вы идёте в Изумрудный город? Но это очень далеко отсюда. Дорога выведет вас к реке, за которой в нескольких часах пути будет другая дорога, ведущая из владений волшебницы Виллины как раз в Изумрудный город. Но реку вам придётся переплыть. Когда-то там был мост, построенный моими предками, но ещё задолго до моего рождения он обветшал и развалился. - А кто были ваши предки? - полюбопытствовала Элли. Старик гордо вскинул голову и произнёс: - Я веду свой род от Ниала Крона, бывшего главного министра при дворе Родриго Нараньи, сподвижника самого Аграната Великого! - С этими словами он протянул руку к одной из картин, на которой был изображён смуглый чернобородый воин с густыми хмурыми бровями, внешне немного напоминавший Урфина Джюса. Воин держал в одной руке меч, а в другой знамя с надписью AGRANATUS MAGNUM. По обе стороны от него стояли два других воина со знамёнами, на которых были соответственно надписи NARANJA и NIALL. - Ниал Крон был первым человеком, который спустился в Пещеру и победил там крылатое чудовище, которое с тех пор украшает наш фамильный герб, а также сражался с шестилапыми зверями. "Наранья... Так ведь звали короля, который изгнал своего мятежного сына принца Бофаро и его сторонников в Пещеру, откуда и произошли рудокопы!" - вспомнила Элли. Тем временем Фланд продолжал рассказ, радуясь, что может поведать новому слушателю о славных деяниях своих предков. По словам хозяина замка выходило, что основатель его рода Ниалл Крон был в составе войска, которое более тысячи лет назад появилось в Волшебной стране. Откуда эти воины пришли, Фланд не знал. В хранившихся у него в замке старинных летописях сказано только, что в тех других землях жил некий волшебник, который с помощью колдовства узнал о Волшебной стране и сделал портал, соединявший её со своей страной. Он побывал здесь несколько раз, увидел множество сокровищ и мирных и безобидных местных жителей и решил завоевать страну и стать её правителем. Звали волшебника Агранат, потому что он был из города Гранады, и это всё, что известно о его происхождении. Фланд не знал, что это за город, но Элли сразу вспомнила об испанской, а в те времена ещё арабской Гранаде. Агранат собрал в своих краях войско из самых бесшабашных искателей приключений, которым нечего было терять и которые были не прочь скрыться от преследования властей. Он обещал наёмникам власть и богатство, но принимал с тремя условиями - беспрекословно ему подчиняться, забыть о возвращении назад и не пытаться узнать тайну портала. Вскоре Агранат с компанией из нескольких десятков головорезов переправился через портал в Волшебную страну. Завоеватели быстро и почти без сопротивления покорили робких коренных жителей и основали империю. Они женились на дочерях местных старейшин и богатых купцов и образовали аристократию, управлявшую простолюдинами из местных. В центре страны, где сходились дороги из всех основных стран, была построена столица Бала-Нагар, что на языке священных мудрых книг какой-то древней страны по ту сторону портала значило "Новый город". Название столице дал Агранат, много путешествовавший в поисках оккультных знаний и побывавший в самых разных уголках Земли. Страна была поделена на провинции, наместником одной из которых стал Родриго Наранья. Своих ближайших сподвижников он наделил землями и крестьянами в разных частях провинции. Кронам досталось поместье в этом уголке страны, довольно далеко от Бала-Нагара и от дворца Нараньи, зато здесь в изобилии росло много драгоценных пород деревьев. Торговля древесиной и фруктами и стала основным занятием людей Кронов в последующие столетия. По Большой реке регулярно в сторону столицы отправлялись корабли, гружёные сандалом, красным деревом, мешками с корицей и другими пряностями. Пришельцы всячески подчёркивали своё отличие и превосходство. Они закрепили за собой право носить двойные имена, а также время от времени демонстрировали покорённому местному населению свою силу и могущество, устраивая военные парады и пышные карнавалы. Маленькие люди, никогда до этого не знавшие ни городов, ни королей, с изумлением и восхищением разглядывали блестящие доспехи солдат и роскошные наряды придворных. Много лет правил Агранат. И вот однажды он отправился в малоизвестные земли куда-то на самый север страны и пропал. Правитель не раз путешестовал так в одиночестве по своей империи, но на этот раз он не возвращался слишком долго. Поиски ничего не дали. В народе поползли слухи, что на самом деле императора запытали до смерти его приближённые, стремясь выведать у него тайну портала. Другие считали, что он отправился через портал назад в страну, откуда они когда-то прибыли, и там погиб. Как бы то ни было, государство осталось без правителя. Все начальники провинций съехались на переговоры в Бала-Нагар чтобы определить, кто же из них будет главой империи. Никто не хотел уступить это право другому, но и вступить в открытый конфликт с остальными ни один из них не решился, поскольку все были достаточно сильны. Посовещавшись, наместники решили, что каждый будет продолжать управлять своей провинцией, но уже независимо от других, сам по себе. Так империя распалась на несколько отдельных государств. Бывшая столица, город Бала-Нагар, стал нейтральной территорией. Поскольку в него сходились дороги из всех провинций, здесь образовался центр торговли и несколько раз в год проходили крупные ярмарки, куда купцы из всех окраинных стран привозили свой товар. Волшебная страна велика, и в одних её частях было то, чего не было в других. Жители Восточного королевства Феомов, где бывали частые засухи и росло мало плодовых деревьев, целыми телегами закупали апельсины, виноград, яблоки из Западной провинции, а в обмен предлагали металлические изделия с искусной резьбой. Тут же говорливые обитатели большой долины на Юге выставляли мебель из ценных пород дерева, которая не только была прочной, но и испускала благоухание и очищала воздух в комнате, и получали за неё красивые драгоценные камни из шахт всё той же Западной провинции. Однако недолго государства жили в мире друг с другом. Свойственная завоевателям алчность проявилась и у их потомков. Правители государств начали ревниво охранять границы своих территорий, чтобы никто не смел посягнуть на их природные богатства, и с завистью поглядывали на соседей, у которых было то, чего не было у них самих. Начались конфликты на границах, постепенно порой перераставшие в настоящие войны, тем более, что иногда появлялись люди, которые были не прочь подчинить себе все остальные страны. Эти войны ослабляли и без того шаткую королевскую власть, не успевшую стать традиционной для местного населения, которое до прихода завоевателей её не знало. К тому же происходили и внутренние конфликты. Представители знатных родов без стеснения завоёвывали менее сильных соседей, присоединяли их земли к своим, их поместья росли, и сами они чувствовали себя достаточно сильными и независимыми, чтобы дать отпор даже самому королю. Чтобы обезопасить себя от набегов, они строили большие укреплённые замки и собирали наёмные войска. В результате этих междоусобиц государства рухнули, распавшись на отдельные поместья самых сильных аристократических родов, между которыми располагались земли коренного населения. Лишившиеся своих усадеб, потомки завоевателей, сохранившие деятельный и буйный характер своих предков, отправлялись в центральную область страны. Бала-Нагар во время одной из таких войн был сожжён дотла, остались только развалины нескольких домов и сильно пострадавший дворец правителя города. Но ярмарки продолжали проходить, и потомки пришельцев стали главами местных гильдий купцов, смотрителями рынков и старостами живших в округе фермеров. Часть их продолжала оставаться и на окраинах, составляя основную массу местных богачей. Они по-прежнему носили двойные имена и отличались весьма высоким ростом, в прямом и переносном смысле свысока поглядывая на робких коренных жителей, привыкших взирать на них с почтением. Слушая эти рассказы, Элли вспоминала знакомые лица. Дин Гиор, Прем Кокус... Урфин Джюс!.. Первый - при дворе как Гудвина, так и Страшилы, знаток старины и военного искусства. Второй - богатый и уважаемый фермер, а потом правитель Жевунов. Третий - жаждавший власти честолюбец, дважды захвативший Бала-Нагар... то есть Изумрудный город. И все трое по местным меркам верзилы. Вспомнились и показавшиеся загадочными слова Гудвина, что летописец, выводивший род Урфина от древних королей, был не так уж и неправ... От этих откровений даже голова у Элли пошла кругом. А Фланд Крон продолжал рассказывать. Добрые и злые феи, прибыв 400 лет назад в Волшебную страну, не сталкивались с местными феодалами, поскольку их осталось к тому времени уже совсем мало и жили они далеко и обособленно. Кое-кто из них иногда пытался захватывать земли свободных фермеров, но местные жители под руководством носителей двойных имён всегда давали им отпор, и те мало-помалу престали заниматься разбойничьими набегами, сведя всё общение к торговле. Исключение составил захват Бастиндой Фиолетовой страны, где до сих пор оставалось последнее в стране королевство, если не считать государство Пещеры. На войско короля Феома XV злая ведьма выслала армию Летучих Обезьян, устроивших чудовищную бойню, которая устрашила видевших всё это со стороны местных жителей на много столетий. После этого у многих из них и возник нервный тик, давший название их народу и переходивший уже в результате подражания от поколения к поколению. Со временем замки, когда-то шумевшие многолюдьем, пустели, слуги покидали хозяев и уходили жить в деревни. А когда Гудвин восстановил старинный дворец правителя Бала-Нагара и построил вокруг него Изумрудный город, частично реставрировав древние развалины, то и сами феодалы, особенно молодёжь, стали переезжать туда. Так поступили и два сына самого Фланда. - Да, много лет я уже их не видел, - грустно произнёс старик, - Совсем забыли сюда дорогу. А я бы и сам рад поехать к ним в гости, да вот всё откладывал, а сейчас с такой ногой куда - по своему замку еле ковыляю. Элли подумала, что на то, что сыновья не стремятся к общению с отцом, могут быть свои веские причины, но, конечно, не стала об этом говорить, а вместо этого спросила: - А много осталось таких, как вы, кто ещё живёт в своих замках? - Насколько я знаю, нас осталось два рода - мы, Кроны, и Горгалы, которые живут далеко на восход, за рекой и степями, среди дремучих лесов. Я с ними почти не общался - слишком далеко до них, да и молва про них идёт нехорошая, что они стали чернокнижниками. И слуги под стать хозяевам. Хотя лучше так, чем то, что с Биланами произошло. Это наши соседи с юга были. Изо всего рода оставались брат с сестрой. Я в молодости часто их навещал, и мы вместе с Оргом - так звали брата, он помоложе меня был - вместе охотились и пировали, и он меня посещал не раз. А потом... - Фланд сокрушённо вздохнул. - Потом с ним произошла ужасная перемена. Он воспылал страстью к своей же сестре! Как это произошло и отчего - сказать не могу, ходили слухи, что его заколдовала жившая неподалёку злая ведьма Гингема за то, что он якобы её отверг. Знаю только, что сестра Орга в ужасе бросила родной замок, который очень любила, и уехала в Изумрудный город, где при дворе Гудвина был кто-то из их родственников. А Орг после этого ещё больше стал сходить с ума, начал ловить на дороге одиноких путников и пытать в подвале замка, потом как-то кого-то в припадке ярости укусил и ему понравился вкус человеческой крови... Это мне рассказал Далмар, который однажды ездил туда отвозить моё приглашение на охоту. Он вернулся и сказал, что Орг выглядит как безумный, после чего я прекратил своё общение с соседом. А уже гораздо позже я узнал, что он запытал и сожрал всех своих слуг и стал охотиться на прохожих, пока не столкнулся с кем-то посильнее себя, кто его и зарубил... Что с вами, Элли? - обеспокоенно воскликнул старик, увидев, как Элли невольно съёжилась от нахлынувших воспоминаний. - Извините, я не хотел огорчать вас такими жуткими историями. Вот, кстати, и обед подоспел. Извольте разделить со мной трапезу! В комнату вошёл Далмар, катя перед собой резной деревянный столик на колёсах, на котором стояли серебряные блюда с разными кушаньями и фруктами и кубки с вином. На время обеда старик прекратил речи, Элли тоже молчала, наслаждаясь вкусной едой и одновременно обдумывая услышанное. Оказывается, она так мало знала об истории страны, куда приехала навсегда. И страшный образ Людоеда, с детства порой всплывавший во снах, никак не мог в её сознании встать рядом с образом тоже невысокого и толстого человечка, подобострастно указывавшего на неё королю Ментахо и кричавшего: "Элли — могучая фея, она не раз это доказала, и ее колдовство может сделать многое" Старик первым закончил обедать и тут же опять начал беседу. Он не так много знал об Элли, в основном только то, что она справилась с Гингемой и Бастиндой и о её пребывании в Пещере, поэтому Элли из осторожности ничего не сказала о Людоеде. Оказалось, что Жёлтый Туман старый феодал со слугами пережидал в своём охотничьем домике в высокогорной долине, куда в былые годы иногда заезжал во время прогулок. О пришельцах с Рамерии он узнал когда они уже покинули Землю. Жители замка очень редко сообщались с внешним миром, лишь изредка посещая рынки в лежавших неподалёку владениях Виллины. Последнее обстоятельство обрадовало Элли. Она решила сначала посетить Жёлтую страну и повидаться с доброй волшебницей. Затем Фланд забросал гостью вопросами, и Элли вкратце рассказала о Большом мире, откуда она родом и где прожила почти всю жизнь. У неё было большое желание высказать всё, что она думала о мире, который оставила навсегда, но, к удивлению для неё самой, она рассказывала спокойно, вспоминая самое хорошее и интересное. Старик слушал внимательно, не перебивая, нахмурив густые брови, а когда Элли закончила, сказал: - Да, за горами тоже много волшебства, только люди уже к нему привыкли и таковым не считают. Как вы сначала удивились, что ваша собачка говорит! А теперь воспринимаете это, словно так всегда и было и должно быть, верно? - Но мой тигр почему-то не говорит, - ответила Элли. - В нашей стране говорить умеют все звери, но некоторые почти всегда молчат, - ответил Фланд, - Например, чудовища Пещеры. Но почему так, никто не знает.

Sabretooth: После хозяин замка, несмотря на болевшую ногу, взял в руки трость с рукояткой в виде головы Шестилапого и, хромая, отправился показывать гостье замок. Элли с интересом рассматривала висевшие на стенах картины и гобелены, на которых были запечатлены деяния представителей разных поколений рода Кронов. Тут были и рыцари на конях, сражавшиеся друг с другом, и охотники со сворой гончих, окружившие саблезубого тигра, и семейные портреты. Фланд провёл её в библиотеку - мрачную комнату со стрельчатыми окнами и сводчатым потолком, где хранились старинные рукописи, покрытые узкими угловатыми латинскими буквами - а затем они поднялись по узкой винтовой лестнице на самую верхнюю точку замка - смотровую башню, с которой открывался великолепный вид. Элли уже видела страну с высоты, когда летела на воздушном шаре, но тогда ей было не до любования красотами. А сейчас наступал тихий тёплый вечер, солнце уже низко висело над Кругосветными горами, и можно было насладиться закатом, разглядывая раскинувшиеся вокруг просторы. Замок стоял над обрывом, за которым влево и вправо, насколько хватало взора, простиралось море яркой зелени, более весёлой, чем хмурые смешанные леса, среди которых упал шар. Оттуда, снизу, поднимались незнакомые приятные цветочные запахи. Дальше уже не очень далеко виднелась Большая река, за которой расстилалась жёлтая степь с отдельными зелёными пятнами островков групп деревьев. За ней, уже почти на самом горизонте, темнела тёмно-зелёная полоса - очевидно, там опять начинались леса. Но особенное внимание Элли привлекло маленькое чёрное пятно на юго-востоке, над которым, как ей показалось, в лучах заходящего солнца стояло слабое светло-зелёное сияние. - Там Изумрудный город? - спросила она у Фланда, который стоял рядом, опираясь обеими руками на трость, и созерцал даль. - Да, - ответил старик и глубоко вздохнул. - А там Жёлтая страна, отсюда виден даже дворец Виллины. - добавил он, указывая влево, где относительно недалеко за степью среди рощиц были разбросаны крошечные домики, а в глубине виднелось строение гораздо больше, которое тоже отсвечивало, но не зелёным, а приятным оранжеватым цветом. Солнце зашло за горы, и над страной сгущались сумерки. Впереди на востоке небо было чистого густо-синего цвета, а сзади над чёрными силуэтами гор висела золотистая заря. Жара спала, уступив место вечерней лёгкой прохладе. Из лесу доносились крики птиц, стрекотание ночных насекомых и голоса разных зверей. Элли даже закрыла глаза, вдыхала благоухание цветов и слушала звуки леса, теперь уже безо всякого страха. И вдруг также, как несколько вечеров назад, поверх всех голосов раздался короткий мощный рык, словно вздох, и Элли разом очнулась. - Мне пора, - сказала она Фланду. - Спасибо за гостеприимство, но меня ждут. - Может быть, заночуете в замке? - предложил хозяин. - У нас много свободных комнат. - Нет, - ответила Элли. - Я переночую в лесу. Старик почтительно наклонил седую голову. - С раннего детства я помню, что как только солнце подкатывается к горам, ворота в замке закрываются до утра. Всегда все торопились успеть в замок до заката, потому что ночью вокруг начинается совсем другая жизнь. Леса кишат хищным зверьём и чудовищами. Ребёнком я вечерами слушал под защитой стен их голоса, видел из окон, как внизу в чаще сверкают их глаза, и радовался, что я в безопасности. Я никогда не был трусом, в том числе и в детстве, но и окружавшие тогда меня взрослые опасались лесных жителей. В молодости я несколько раз находил в лесу растерзанных тиграми и медведями путников. И тогда, если бы при мне кто-то с наступлением темноты ушёл бы ночевать из замка в лес, я посчитал бы его или сумасшедшим, или волшебником. Но вы Фея, и вам подвластны все звери. Мы только всемером осмеливались охотиться на саблезубого тигра, а ваш спутник покорен вам как ручной. Только фея способна на это, - повторил Фланд слова, которые Элли когда-то слашала от Према Кокуса. - Я был очень рад, что вы почтили нас своим визитом. - Я тоже очень рада знакомству и общению с вами, - ответила Элли, улыбнувшись. - А вы могли бы выполнить одну мою просьбу? - спросил Фланд. - Вы же идёте в Изумрудный город. Пока вы в библиотеке смотрели старинные книги и картины, я написал письмо своим сыновьям. Вы можете взять письмо с собой и передать им? - Конечно! - ответила Элли. Хозяин замка протянул ей большой конверт, запечатанный сургучной печатью с фамильным гербом, и продолжал: - Я запечатал письмо не от вас, а чтобы они поверили, что письмо от меня. Такая печать есть только у представителей нашего рода. Там нет ничего сокровенного, просто прошу их приехать хотя бы на один день. Боюсь больше их не увидеть, нога что-то сильно беспокоит в последнее время, да и сто восемь лет не шутка всё же... - Вам сто восемь лет? - удивилась Элли. - Да. Для вас, фей, конечно, это мало, но среди людей я долгожитель, как и многие в моём роду. Фланд проводил гостью до самых ворот. Далмар открыл дверь, а старый аристократ почтительно склонил голову и сказал: - Эта дверь для вас открыта всегда. Приходите ещё, если у вас будет время и желание. - Спасибо! До свиданья, - ответила Элли, шагнула в дверь и исчезла в окружавшей замок непроницаемой тьме, полной ночных ароматов и голосов.

Захар: Спасибо за продолжение истории, становится все интересней и интересней! Ждем продолжения!


Капрал Бефар: Очень хорошо. С сестрой Огра Орга явно завязывается какая-то интрига...

Sabretooth: Захар , Капрал Бефар очень благодарен за отзывы, рад, что вам понравилось Капрал Бефар пишет: С сестрой Огра Орга явно завязывается какая-то интрига Всё ещё впереди

Sabretooth: ГЛАВА 5 ДЕРЕВНЯ Элли провела ночь под раскидистым буком на опушке. Замок темнел на фоне ночного неба непроглядной чёрной громадой, в которой в нескольких местах мерцали огоньки - наверное, отблески свечей, освещавших комнаты. Утром путешественники двинулись дальше. Сразу после замка дорога начала заметно идти под горку, и вскоре они спустились в увиденную Элли накануне вечером низину, простиравшуюся в сторону реки. Здесь уже не дул сильный холодный ветер, как наверху, воздух был заметно более тёплый и влажный. Хвойные почти исчезли, уступив место ярко-зелёным лиственным деревьям, усыпанным множеством цветов всех размеров и расцветок, над готорыми гудели пчёлы и летали бабочки. Пейзаж очень напоминал рощицы в стране Жевунов - так же по ветвям прыгали разноцветные попугаи, а в пересекавших дорогу ручьях резвились серебристые рыбки. Магнолии, мирты, камфорные, гвоздичные и другие деревья источали сильные и приятные запахи, от которых у Элли даже немного кружилась голова. После всех переживаний и сумрачного прохладного ельника здесь ей стало легко и наступило приятное расслабление. Элли сняла куртку, засучила рукава рубашки и шла, наслаждаясь теплом и ароматами леса. Тигр бесшумно, словно грозный призрак, ступал рядом. Вскоре они вышли к руслу широкого ручья, бежавшего им по пути, и пошли по песчаному берегу. Элли разулась и шла босиком по мелководью, тигр же по своему кошачьему неприятию старался не заходить в воду и шёл параллельно в нескольких шагах от неё. Ручей разливался всё шире и шире и вскоре превратился в небольшую речку с обрывистыми берегами высотой в несколько метров. К полудню впереди, наконец, показалась широкая водная гладь, в которую впадала речка. Это и была долгожданная Большая река, за которой неподалёку должна была находиться дорога, ведущая из Жёлтой страны в Изумрудный город. Выросшая в степи Элли не умела как следует плавать, но тигр, в её присутствии совсем не боявшийся открытого пространства, отлично понял, что им надо переправиться на другой берег. Ничем на этот раз не выказав неприязни к водоёмам, он зашёл в воду по брюхо и оглянулся на хозяйку. Элли, немного помедлив, залезла к нему на спину, как когда-то ко Льву во время того памятного наводнения, и тигр быстро поплыл к другому берегу. Здесь Большая река была уже, чем у переправы в Зелёную страну, течение было сильнее, но могучий зверь без труда с ним справился, и вскоре они были уже на левом берегу, низком и заросшем высокой светлой жёсткой травой. Здесь, в тени росшего на берегу одинокого дерева, Элли решила сделать привал, так как становилось уже жарко. Она сняла мокрую одежду, повесила её на ветви с солнечной стороны, пообедала сама и накормила своего спутника, а потом растянулась на песке и закрыла глаза. В полуденной тиши слышны были только мерный плеск волн о берег, сонное жужжание насекомых, лёгкий ветерок шелестел листвой и приятно овевал уставшее от ходьбы и жары тело. Элли сама не заметила, как задремала. Тигр лежал невдалеке зажмурясь, и лишь иногда чуть приподнимал веки и глядел на спутницу, словно проверяя, здесь ли она, и тогда в глубине его глаз вспыхивал загадочный огонёк. Проснувшись, Элли ещё немного полежала в приятной тени, глядя на шевелящиеся над ней ветви, потом поднялась, оделась и приготовилась продолжить путь. Но тут неожиданно со стороны реки послышались отдалённые крики, которые понемногу приближались. Элли всмотрелась и увидела, что быстрое течение на середине реки несёт с собой что-то тёмное, барахтавшееся в воде. Постепено стало видно, что там борется с волнами и захлёбывается какой-то гривастый зверь размером с крупного волка. Когда он увидел стоявших на берегу и смотревших на него Элли и тигра, он отчаянно закричал: - Молодые люди, спасите, сейчас утону!! Обращение прозвучало так нелепо, что Элли, несмотря на всю серьёзность ситуации, улыбнулась, но тут же обратилась к тигру: - Помоги ему, пожалуйста, ты же хорошо плаваешь, а то он погибнет! Тигр сразу бросился в воду. Он быстро достиг утопавшего, поднырнул под него, так что тот оказался у него на спине, и поплыл назад к берегу. Через минуту гривастый зверь уже лежал на песке, тяжело дыша и порой выплёвывая мутную воду. По всему - по окраске из вертикальных чёрных полос на светлой шерсти, по гриве, тянувшейся вдоль всей спины и бывшей на голове довольно длинной, по большим треугольным ушам - он был похож на полосатую гиену. Вскоре зверь открыл круглые глаза, посмотрел на своих спасителей и произнёс: - Я живой. Спасибо вам, друзья! Потом он поднялся на ноги, встряхнулся, окатив Элли фонтаном брызг, энергично потянулся по-собачьи и уже окрепшим громким голосом сказал: - Благодарю вас за помощь! Позвольте представиться, - Он наклонил голову, так что длинные волосы гривы упали ему на глаза и произнёс, - Ыхар. - Элли. - Очень приятно, Элли. А вас как зовут? - обратился он к тигру, но тот ничего не ответил и только широко зевнул. - Его зовут Майк, - ответила Элли за тигра. Она только сейчас поняла, что ей до сих пор не пришло в голову дать своему спутнику имя, и назвала первое пришедшее в голову. - Элли и Майк, очень приятно, хорошо звучите вместе, так же хорошо, как и смотритесь, - протараторил Ыхар, потом вдруг очень широко и очень криво усмехнулся, задрал голову вверх и спросил: - Хотите, угадаю, что вы обо мне хотите узнать? - Что же? - полюбопытствовала Элли. - Вы хотите узнать, девочка я или мальчик. Элли меньше всего ожидала услышать подобный вопрос и вначале растерялась, но потом нашлась: - Думаю, мальчик, голос у тебя для девочки низковат и хрипловат. - Вы угадали, - ответил Ыхар, - просто только мы, гиены, сразу можем отличить пол друг друга, а вот со стороны многие ошибаются - ну вы понимаете, почему. Элли улыбнулась и кивнула. Она и раньше читала об уникальной особеннности гиен, из-за которой учёные в старину их считали двуполыми. Вдруг Ыхар посерьёзнел, посмотрел на своих спасителей без ужимок и спросил: - Так вы, наверное, фея Элли из-за гор? - Да, - ответила девушка. - Вот это да! - с восхищением протянул Ыхар. - До нас тоже дошли вести о вас, а ваши друзья справились с Арахной и убрали Жёлтый туман. Вы легенда! Я мог только мечтать познакомиться с вами! И теперь я просто обязан пригласить вас в гости. - Спасибо, но мы очень торопимся, - ответила Элли. - Не откажите, пожалуйста, - упрашивал Ыхар. - Моя супруга всегда мечтала увидеть вас! Хотя бы ненадолго зайдёмте к нам домой. - Нам надо найти дорогу, ведущую в Изумрудный город, она должна быть где-то недалеко. - Она совсем недалеко от нашей деревни, я вас потом выведу на неё. - Ну хорошо, - согласилась Элли, которой стало любопытно посмотреть на деревню гиен. Местность на левом берегу Большой реки представляла собой степь с высокой травой и отдельными группами деревьев и немного напомнила Элли родные места. Впервые она видела в Волшебной стране пейзажи, хотя бы отдалённо похожие на Канзас. И также то тут, то там виднелись небольшие стада пасущихся быков и лошадей, только диких. Элли и Майк шли по пыльной тропинке, а Ыхар забегал то слева, то справа, и без умолку болтал. Поначалу Элли поглядывала на него с некоторой неприязнью. Уж очень ей не нравилась его манера склонять голову, глядеть снизу вверх и при этом как-то гнусно ухмыляться, а также изредка неприятно и резко хохотать. Но постепенно вполне дружелюбная манера общения нового знакомого внушила ей к нему даже некоторую симпатию. Ыхар рассказал, что в погоне за добычей не рассчитал сил и свалился с обрыва в воду, хотя, не умея плавать, обычно к реке не приближался. Элли посочувствовала и сказала, что плавать тоже не умеет, и если бы не Майк, то всё закончилось бы печально. После этого Ыхар некоторое время изливал тигру свои благодарности, пока тот не рыкнул, дав понять, что устал их слушать. Тогда Ыхар перебежал на сторону более терпеливой Элли, которая из-за своей порой излишней вежливости не могла попросить его замолчать и молча страдала. Путники спустились в широкую ложбину, по дну которой бежал ручей, и стали подниматься вверх по течению. Вскоре по берегу ручья начали попадаться гиены, лакающие воду. Ыхар громко оповещал их о прибытии Феи, и вскоре Элли и Майк шли в окружении целой толпы любопытных гиен. Сначала Элли очень тревожилась - ведь даже могучий Майк не смог бы её в случае чего защитить от стаи хищников, чьи челюсти сильнее чем у любых других четвероногих зверей, ходящих по земле. Однако гиены были настроены дружелюбно, и вскоре Элли даже поднадоело отвечать по нескольку раз одно и то же, так как подходили всё новые и новые звери и все задавали одинаковые вопросы. Наконец, все оказались в долине между двумя грядами холмов, в которой вдоль единственной прямой как стрела улицы стояли около тридцати хижин. Элли совсем не ожидала, что дома гиен настолько похожи на человеческие. Хижины были глинобитные, покрытые широкими пальмовыми листьями, превязанными верёвками, но уже очень старые. У многих стены потрескались и кое-где обвалились, крыши тоже были в просветах. От дождя и солнца, впрочем, спасали росшие около каждой хижины большие деревья, на некоторых виднелись крупные оранжевые плоды, похожие на апельсины. Кое-где между домами были круглые колодцы, укреплённые глиняными основаниями. Элли не видела таких домов ни у Жевунов, ни у Мигунов, дома в Розовой и Зелёной странах тоже были совсем другие. Пейзаж скорее напоминал африканскую деревню. Ыхар подождал, пока интерес к гостям немного утихнет, и крикнул: - Всё, всё, хватит, Фее надо отдохнуть, она ко мне в гости пришла, оставьте её в покое! Он бесцеремонно растолкал нескольких сородичей, ещё донимавших Элли вопросами, и подвёл её и Майка к одной из крайних хижин, над которой склонял ветви огромный тамаринд. Заглянув в дверной проём, он крикнул: - Гаррета, смотри, кто к нам в гости пришёл, ты не поверишь! Из тёмного провала высунулась лапа и огрела Ыхара по загривку. - Тише ты, дети спят, - послышалось шипение из глубины хижины. - Ой, извини, забыл совсем. К нам пришёл не кто-то, а сама Фея Элли с другом! - Я вот тебе потом покажу, как шутки шутить, нашёл время, - продолжал шипеть тот же голос. - Я серьёзен как никогда. - Здравствуйте, он говорит правду, - тихо подала голос Элли. В хижине что-то пошевелилось, потом раздался шёпот, уже не такой сердитый: - Изините, подождите, пожалуйста, я не могу сейчас выйти. Ыхар, пообщайся пока с гостями. Ыхар повернулся к Элли и Майку и сказал: - У нас тут просто в семье пополнение, ну и жена с детьми отдыхают. Я вас пока накормлю обедом! - Он метнулся за хижину и тут же появился с большой костью с кусками мяса. - Вот, угощайтесь! Это не падаль, если что. Про нас, гиен, многие считают, что мы только её и едим. На самом деле мы охотники и добычу даже у львов отнимаем, а они уже потом за нами доедают. Не верите? Ну ладно, это неважно. - Спасибо, я не голодна, - ответила Элли. Тигр же, видя, что она не притронулась к мясу, сам занялся костью. - Ах да, Феи ведь, наверное, не едят мяса, - воскликнул Ыхар. - Виллина точно не ест. Сейчас я вам что-нибудь другое найду. Пока можете поесть плодов с нашего тамаринда, - добавил он с загадочной усмешкой. - А откуда вы знаете, что ест Виллина? - улыбнулась Элли. - Ну она же добрая волшебница, не положено ей есть мяса, это не Гингема ведь, - ответил Ыхар. - Вы сами у неё можете спросить, ведь её страна совсем рядом. Я её сам видел, когда там бывал. Правда, что она ест, не спрашивал, хе-хе, - и с этими словами он исчез в небольшой роще за домами. В ожидании обеда Элли стала рассматривать деревню. Солнце стояло ещё высоко, было ещё довольно жарко и всё население деревни укрылось в тени. Только несколько молодых гиен плескалось в окаймлённом пальмами и другими деревьями маленьком пруду, в который упиралась улица. Другие спали или сидели в кружок и о чём-то беседовали. По взглядам, которые то один, то другой из участников разговора бросал на Элли, она догадалась, что говорят в основном о ней. Но никто больше не подходил и не надоедал вопросами. Приятный ветерок овевал Элли, тамаринд тихо шумел над самой головой, и ей стало хорошо и спокойно, как и после обеда на берегу. Отдыху не мешал ни стоявший над деревней резкий не очень приятный запах, ни раздававшийся время от времени дикий хохот. Вскоре появился Ыхар, положил перед ней ветку с теми самыми оранжевыми плодами, похожими на апельсины, и сказал: - Вот это, наверное, придётся вам по вкусу. Они у нас пропадают, мы их не едим всё равно. Плоды и в самом деле оказались похожи на апельсины, только шкурка была гораздо толще, но это были мелочи. Элли и наелась, и утолила ими жажду. Поблагодарив за угощение, она спросила: - А все эти дома вы построили? - О нет, конечно, - ответил Ыхар. - здесь когда-то жили люди, но потом они почему-то ушли неизвестно куда, и в домах поселилась наша стая. Удобные пещеры умеют строить люди! - Может быть, они ушли от Жёлтого тумана? - Нет, это было гораздо раньше, ещё до моего рождения, я их никогда не видел. А Жёлтый Туман я помню, хотя и маленький был. - Ыхар посерьёзнел и продолжал, глядя в сторону: - У меня старший брат умер от тумана. У него с детства что-то с дыхалкой было, бегать почти не мог, поэтому родители охотились, а его со мной оставляли, он меня и растил, любил со мной возиться, играть. А когда появился Туман, он сразу слёг и больше не встал, и всё время кашлял. Наша стая вся ушла в Жёлтую страну, а мы ещё оставались около него, унести с собой его не могли - чуть его поднимали, он ещё хуже кашлял, из лёгких куски с кровью вылетали. Только когда он умер, мы ушли вслед за остальными, родители уже за меня стали волноваться - они хотели меня сразу отправить со всеми, а я Схона (так брата звали) бросать не хотел и ни в какую не уходил. Мы потом чуть не ослепли, пока дошли до Жёлтой страны, по брюхо в снегу брели. - Ыхар замолчал и лёг, по-собачьи положив морду на лапы, потом посмотрел на Элли и виновато сказал: - Извините, я вас не хотел расстраивать, просто вспомнилось. - Всё в порядке, - ответила Элли, на самом деле глубоко взволнованная. Она помнила, что рассказывали об этом жуткой странице истории Волшебной страны её сестра, Тим и дядя Чарли, и очень переживала за пострадавших жителей. В это время в глубине дома что-то зашевелилось, оттуда наружу выскочили два детёныша, похожие на щенков с огромными ушами и бросились к Ыхару. - А вот и они - мои сыновья. Мы их пока ещё не назвали. Дети, познакомьтесь, это тётя Элли, а это дядя Майк. - Ой, какие милые! - воскликнула Элли, которой и в самом деле понравились симпатичные пушистые детёныши. - Да, только за этой милотой глаз да глаз нужен, а то чуть что - и друг с другом драться. Могут даже до смерти друг друга загрызть, у наших, гиеньих, детей такое бывает. - Не надо шокировать гостей такими подробностями, - сказала появившаяся из хижины довольно толстая гиена с удивительно доброй мордой. - Здравствуйте ещё раз! Меня зовут Гаррета, а вы Элли и Майк, я уже всё слышала. - Здравствуйте, - ответила Элли. - Извините, но мы к вам ненадолго, очень торопимся. Мы должны как можно быстрее попасть в Жёлтую страну и встретиться с Виллиной. - Я не буду вас задерживать, - ответила толстая гиена, - у нас у самих теперь мало свободного времени, но побудьте у нас хотя бы полчаса. Я столько о вас слышала, самые невероятные истории, и вы мне казались сказочным существом. И теперь я увидела вас вживую. Сбылась мечта детства! Элли опять пришлось рассказывать историю своей жизни, но теперь она говорила легко и отстранённо. По мере того, как она привыкала к новому месту, в ней появилось и всё более укреплялось чувство, что впереди ещё будет что-то хорошее, а прежняя жизнь в Большом мире мало-помалу начинала казаться сном, порой дурным, но никак не властным над ней. Гаррета слушала внимательно, но призналась, что всю жизнь прожила на небольшом участке Волшебной страны, и за границы территории её родной стаи не выходила. - Для меня наша страна такая же Волшебная, как и для вас, - говорила она. - Я ведь её совсем не знаю. Мы, звери, привязаны к одной территории и проводим на ней всю жизнь. А покидать её нам даже опасно, мы вторгаемся к соседям, а так делать строго запрещено, только изредка в гости можно. Вот и сородичей вашего друга я никогда не видела, хотя живут они в лесах, до которых всего несколько часов пути на восход. Но между нами и этими лесами - охотничьи угодья другой стаи гиен, и нам туда ходу нет. - Подождите! - воскликнула Элли. - Как вы сказали - "живут"? На восходе отсюда? - Да, - ответила Гаррета. - Но я думала, что их уже нет! - Почему? - удивилась гиена. - Да как же нет, ещё как есть. У кого-то из той стаи, по ту сторону дороги, тигр хвост оторвал, когда он в лес забежал - молодой да глупый... Ыхар! - крикнула она мужу. - Когда хвост этому парнишке из соседней стаи тигр оттяпал? - Да уже луна раз восемь сменилась, - ответил Ыхар, лёжа на спине и отбиваясь от наседавших сыновей. - Да ну, раньше, не меньше десяти. - Может, и десяти. - Вот, где-то 8 или 10 лун прошло. - снова обратилась Гаррета к Элли. - Мы так об этом все знаем, потому что случай очень редкий. Мы, гиены, живём в степи и в лес не заходим, а саблезубы наоборот, из лесу носа не высовывают. Поэтому мы с ними не встречаемся почти. - А вы Майка не боитесь? - спросила Элли. - Он не тронет вас, но всё же? Люди из замка на той стороне реки боялись. - Так то люди, - насмешливо протянула гиена. - Они всех боятся. - Я тоже человек, - улыбнулась Элли. - Какой же вы человек? - удивилась Гаррета. - Вы Фея. Человек бы не пришёл никогда к нам. Люди нас не любят, боятся и презирают. А вы пришли и общаетесь с нами дружелюбно, и обедаете с нами, и дети наши вам нравятся. Вы совсем не человек. - Ну ладно, пусть буду Фея, - смущённо улыбаясь, ответила польщённая Элли, и опять молнией промелькнуло воспоминание, как однажды она уже говорила эти слова Жевуну, убеждавшую её в том же самом, в чём сейчас, через двадцать лет убеждает эта добродушная гиена-мамаша. Она отвернулась и посмотрела на солнце, которое уже понемногу двигалось к верхушкам гор. Где-то там был замок, с башни которого вчера она смотрела сюда, на уголок африканской саванны, чудом попавший в середину Северной Америки. Элли поднялась и сказала: - Большое вам спасибо, Гаррета, очень рада была знакомству. Извините, но нам пора идти дальше. - Вам спасибо, что посетили нас! - ответила Гаррета. - Ыхар, проводишь гостей до дороги? - Конечно, провожу, - отозвался Ыхар, подбежал к жене, и они неожиданно для Элли очень нежно поцеловались. Вслед за ним прискакали детёныши, Гаррета обхватила их лапами и стала тереться носом то об одного, то об другого. При виде такой идиллии и любви, царившей в этой неприглядной с первого взгляда семье, у Элли тоскливо защемило сердце. Она отвернулась и потихоньку пошла по тропинке, тигр тут же присоединился к ней, а через пять секунд их догнал Ыхар и своей болтовнёй развеял грустные думы Элли. - Тут дорога совсем рядом. - говорил он. - По ней люди иногда ходят, так что вы можете, если их встретите, узнать всё у них. Поворачивайте влево и завтра уже попадёте на поля, и там начинаются деревни. Вскоре впереди появилась широкая утрамбованная дорога, идущая влево и вправо насколько хватало глаз. Компания вышла на неё и остановилась. - Ну вот и пришли, - сказал Ыхар. - Ещё раз от души вас благодарю. Если бы не вы, через несколько дней до деревни дошёл бы слух, что моё тело выкинули на берег волны вниз по течению и его клюют вороны. И будущее моей семьи было бы под большим вопросом. Так что вы сегодня спасли не одного, а четверых - двух взрослых и двух детей. Это вам зачтётся. Наверное, - усмехнулся он, но тут же опять посерьёзнел, поклонился, так что грива свесилась до земли, поднял переднюю лапу и сказал: - В добрый путь. - До свиданья, Ыхар, - ответила Элли. Ыхар повернулся и не спеша побежал, пригнув, по обыкновению, голову к самой земле. Вскоре он исчез в густой высокой траве. Тогда Элли обратилась к тигру и сказала: - Пойдём, Майк. Нам туда, - и она указала рукой на север.

Алена 25: спасибо. очнеь интересно))))

Sabretooth: Алена 25 спасибо за отзыв

Захар: Спасибо за новую прекрасную главу! Очень понравилось насчет встречи со зверями. Ждем продолжения!

Sabretooth: Захар спасибо, рад, что вам было интересно читать

Ellie Smith: Я прочла, ну в принципе интересно... И как обычно намёки в фике.

Sabretooth: Ellie Smith спасибо за отзыв, очень рад, что понравилось

Капрал Бефар: По-прежнему захватывает. Ellie Smith пишет: И как обычно намёки в фике. Гиены на самом деле довольно милые твари, вопреки стереотипам.

Sabretooth: Капрал Бефар спасибо за отзыв

Трог: Мне очень понравилось. Хотя вначале, мне тоже показалось, Элли действительно не соответствует каноничной, но дальше очень интересно. Жду продолжения!

Sabretooth: Трог начало задумывалось как отдельный маленький рассказ, но потом стало основой повести. Спасибо за отзыв!

Donald: Интересные в Волшебной стране затерянные уголки)

Sabretooth: Donald в волковской ВС оставалось много "белых пятен" и я решил их заполнить. Рад, что вам интересно!

Sabretooth: ГЛАВА 6 БОГИ В этот день дойти до Жёлтой страны не удалось. Из-за обилия змей Элли не решилась спать на земле и выбрала для ночлега приземистое дерево с толстыми ветвями. Она удобно устроилась в развилке метрах в трёх от земли, пожелала улёгшемуся в корнях тигру спокойной ночи, но сон к ней не шёл. Элли смотрела сквозь редкие ветви на чёрное небо с яркими звёздами и не могла отогнать навязчиво лезшие в голову образы. Ыхар, Гаррета, дети, погибший из-за Жёлтого тумана Схон... Ей больше некого было терять и цепенеть от горя при осознании необратимости утраты, но гнетущее одиночество было ещё хуже. Правда, внизу её ждёт преданный Майк, который разорвёт или устрашит любого недоброжелателя, но он не человек, а зверь, как и заменявший ей до этого долгие годы семью Тотошка. Кем она будет в этой стране? Для всех - Элли, Фея из-за гор, живая легенда, а для самой себя - неудачница, у которой впереди лишь безысходность одинокого старения? Утешали только мысли о предстоящей встрече со старыми друзьями. Утром Элли не обнаружила тигра под деревом. Несколько часов она ждала своего спутника, успела умыться и позавтракать, но он всё не появлялся и не откликался на зов. Элли обошла окрестности дерева на несколько сотен метров, потом залезла опять на дерево, на этот раз повыше, но тигра нигде не было видно. Зато уже не очень далеко на севере она заметила рощицы и селения, которые видела накануне из замка Крона. Элли спустилась с дерева и, немного поколебавшись, двинулась в сторону дороги. Она решила идти помедленнее, чтобы Майк смог её догнать, если он по-прежнему был где-то неподалёку. Время от времени девушка останавливалась и звала тигра, но никто не отзывался. Наконец, Элли вышла на дорогу и зашагала в прежнем направлении, поминутно оглядываясь. Она была растеряна и взволнована. С тигром в непривычной для него саванне могло произойти что угодно, а в то, что он её бросил, Элли не верила ни секунду. Поэтому она решила расспросить о Майке местных зверей. Вскоре удача ей улыбнулась. Примерно в миле от места ночлега дорогу пересекала ложбина, по дну которой протекал широкий ручей, окаймлённый зарослями тростника и отдельными пальмами. Через ручей был проложен деревянный мост, а чуть поодаль среди камышей виднелась широкая ровная площадка, к которой вело сразу несколько тропинок. Здесь был звериный водопой, к которому ходили звери со всей округи - в жаркой саванне источников воды было немного. Вот и сейчас небольшое стадо мастодонтов утоляло тут жажду, опустив в воду хоботы. Один слонёнок забежал на середину ручья и развлекался тем, что набирал воду в хобот и выпускал её фонтаном на себя и на сородичей. Дождавшись, когда великаны напьются, Элли подошла к ним поближе, вежливо поздоровалась и поинтересовалась, не видели ли они саблезубого тигра со шрамом на голове. Она понимала, что им в лучшем случае может не оказаться до него дела, а в худшем они могут разгневаться. У взрослого мастодонта нет врагов, но крупные хищники представляют угрозу для их детёнышей вроде того, что сейчас беззаботно плещется в ручье. Но Элли волновалась за своего спутника и смело завела эту тему. - Саблезубые тигры живут далеко на восход отсюда, где начинаются дремучие леса, - рокочущим басом говорил вожак мастодонтов, покачивая тяжёлой головой. - Так далеко от своих чащ они никогда не заходят. Но сегодня на рассвете я слышал от ночных птиц и крыланов, что они видели тигра, который со всех лап мчался навстречу утренней заре. Я ещё подумал, что они ошиблись и приняли за тигра какого-то другого зверя, но теперь понимаю, что они были правы. Так что это может быть только тигр, которого ты ищешь. Вечно жаркое солнце Волшебной страны ярко сверкало в чистом небе, и природа постепенно наливалась зноем, но Элли вдруг стало очень холодно, выступил странный пот, в глазах потемнело, ноги задрожали, подкосились, и она без чувств упала прямо к ногам удивлённых гигантов Фея из-за гор сидела на берегу ручья, обхватив руками мокрую голову. Чтобы привести её в сознание, вожак догадался окатить её водой из могучего хобота. Другие мастодонты нарвали с деревьев разных вкусных плодов и сложили перед ней. Элли рассеянно кивала в знак благодарности, но мысли её были заняты только одним. Она не раз сталкивалась с предательством со стороны близких, но только там, в Большом мире, а здесь, в стране детства, с которой она привыкла связывать всё самое лучшее, что было в жизни, происшедшее её просто шокировало. Словно её ночные мысли об одиночестве воплотились в жизнь. Элли не могла никак понять, почему её верный спутник так поступил, и объясняла это тем, что желание тигра впервые в жизни увидеть сородичей пересилило привязанность к ней, но это её не утешало. Тем временем вожак мастодонтов поинтересовался, что случилось и может ли он чем-нибудь помочь Фее - а то, что мокрая от слёз и речной воды расстроенная девушка, которая сидела перед ним на песке, поджав под себя ноги, именно Фея, ему стало ясно сразу, ведь обычные люди не водят дружбу с саблезубыми тиграми. Участливый голос вожака немного успокоил Элли, и она сказала, что идёт ко дворцу Виллины. - Я могу довезти тебя до ближайшей деревни, - сказал мастодонт. Элли кивнула, тут же сильный хобот осторожно обхватил её, и она очутилась на спине вожака в 3 метрах от земли. Стадо двинулось в путь, минуя мост, который мог не выдержать тяжести огромных животных, преодолело ручей вброд и вышло из ложбины наверх немного в стороне от дороги по одной из многочисленных звериных троп. Когда-то ещё в детстве на ярмарке вроде той, на которой вскоре после прибытия из первого путешествия Элли встретила Гудвина, ей однажды довелось прокатиться верхом на слоне. И сейчас ей вспомнилась та поездка. Элли осматривалась вокруг и понемногу открывавшиеся виды отвлекли её от мрачных мыслей. Поначалу по сторонам простиралась та же саванна с группами деревьев и стадами пасшихся травоядных. Постепенно местность понижалась, стали попадаться всё чаще окаймлённые перелесками ручьи, и уже вскоре пейзаж очень напоминал страну Жевунов - такие же живописные тенистые рощицы с прохладными потоками чистейшей воды, над которыми сновали стаи попугаев. Затем начали встречаться огороженные поля, засеянные пшеницей и рожью, на которых кое-где возвышались шесты с пугалами. Элли улыбнулась, увидев на одном из полей пугало, одетое точь-в-точь как Страшила в тот памятный день, когда она сняла его с кола. И шляпа, и ботфорты, и кафтан, и штаны у пугала были очень похожи, только не голубые, а светло-оранжевые. Ближе к полудню впереди показалась первая деревня. Дорога проходила прямо через неё, и издали было видно, как из стоявших по обе стороны дороги жёлтых домиков выбегали человечки в жёлтом и, столпившись посреди улицы, смотрели на приближавшееся стадо. Тут вожак остановился и сказал: - Дальше нам идти не стоит. Люди боятся нас, хотя мы никогда не причиняем им вреда, их пугает, что мы такие большие. Он так же аккуратно снял Элли со спины и поставил на землю. - Спасибо, что подвезли! - поблагодарила девушка и погладила подбежавшего любопытного слонёнка. Мастодонты развернулись и пошли назад, Элли немного проводила их взглядом, а потом направилась к встревоженным жителям деревни. Навстречу ей вышел пожилой коренастый человечек с аккуратной бородкой и сказал: - Добрый день, Фея, рады вас приветствовать в нашей деревне. Элли поздоровалась, но выяснять, откуда местные знают о её статусе, не стала - ей было не до этого и даже немного надоело. Впрочем, то, что она приехала верхом на внушающем всем местным жителям почтительный страх мастодонте, красноречиво говорило о её волшебном происхождении. Жители деревни с интересом разглядывали путешественницу, а она - их. Впрочем, внешне они были очень похожи на Жевунов и Мигунов, только одеты были исключительно в жёлтое разных оттенков - лимонных, оранжевых, песочных, канареечных. Ещё Элли сразу заметила, что местные говорят с каким-то постоянным посвистыванием, и про себя назвала их Свистунами. Между тем староста деревни, которого звали Хинтис, учтиво поинтересовался у гостьи о цели её визита и о том, чем ей можно помочь. Услышав о Виллине, он почтительно ответил: - Отсюда до дворца Виллины два дня пути. Мы выделим вам самых быстрых лошадей и самую лучшую карету, которую бережём для самых важных гостей. Но может статься и так, что наша повелительница узнает о вашем прибытии и сама почтит вас своим появлением, ведь она может в любое время за один миг переместиться куда угодно. - Ты верно сказал, Хинтис, - послышался знакомый Элли давно забытый голос. Она стремительно обернулась и увидела старушку всё в той же белой мантии с золотыми звёздочками и остроконечной шапке, как и 20 лет назад - Здравствуйте, сударыня, - сказала Элли. - Здравствуй, Элли, - ответила Виллина, - Хотя это я теперь должна называть тебя сударыня. Но об этом позже, не всё сразу. - добавила она, заметив, что Элли очень удивилась, и продолжала. - Вот ты и снова у нас. Мы - я и Стелла - тебя ждали. - Как ждали? - снова удивилась Элли. - Ведь Рамина предсказала, что я сюда никогда не вернусь. - Она сказала, что тебя ждет долгая и светлая жизнь в родной стране, но ты больше никогда не увидишь своих друзей. - ответила Виллина. - Вот таким было её предсказание. Но не торопись, скоро ты всё узнаешь. Нам предстоит долгий и серьёзный разговор, и я предлагаю тебе сначала как следует отдохнуть у меня во дворце. Дай мне руку. А теперь закрой глаза и не открывай, пока я не скажу. Элли зажмурилась и вдруг ощутила необычайную лёгкость, словно её тело утратило вес и свободно парило в пустоте. Но это длилось всего несколько секунд. Когда Виллина разрешила снова открыть глаза, Элли увидела, что перед ними уже не деревня Свистунов, а большой и роскошный дворец светло-жёлтого цвета. Тут же к ним подошли две девушки в жёлтых платьях и остановились в ожидании указаний. - Иди отдохни, а вечером приходи ко мне на балкон. Слуги проводят тебя в твою комнату, - сказала повелительница Жёлтой страны и удалилась. Элли шла вслед за девушками в жёлтом и разглядывала дворец. Она с детства интересовалась живописью и архитектурой, сама немного рисовала и внимательно рассматривала позолоченные украшения, мебель из ценных пород дерева, украшенную причудливой резьбой. Всё во дворце, как и одежда Свистунов из деревни, было разнообразных оттенков жёлтого, но не ярких, а в основном светлых и приглушённых, из-за чего создавалось ощущение лёгкости и наполненности светом. Элли вспомнила, как тягостно чувствовала себя в Фиолетовом дворце во время плена у Бастинды и не только из-за неволи и тоски по друзьям, которых считала погибшими. Слишком давил на неё фиолетовый цвет, в который были окрашены стены, потолок, пол и даже мебель. Подобное чувство она испытала при посещении фиолетового сектора королевского дворца в Пещере. Там оттенки были в основном светлые, но какие-то неприятно-ядовитые, и Элли не захотелось там задерживаться. Но строители дворца Виллины, как и Розового дворца Стеллы и Зелёного дворца Изумрудного города, хотели не подавить психологически посетителя и показать его угнетение и ничтожность перед правителем, а наоборот, наполнить жизнью и радостью. И Элли шла легко по дворикам с бассейнами, фонтанами и пальмами и просторным коридорам дворца, напоминавшим ей дворцы мавританской Испании, которые она видела, правда, только на цветных иллюстрациях в книгах. Дойдя до отведённых ей покоев, Элли с наслаждением искупалась в большой мраморной ванне на ножках в виде львиных лап, оделась в чистую одежду и приступила к обеду. Вся еда была тоже жёлтая - хлеб, кукурузные лепёшки, сыр, дыня, персиковый сок. Элли не увидела ни мясного, ни рыбного и улыбнулась, вспомнив слова Ыхара о том, что ест Виллина. Купание и вкусный обед расслабили уставшую девушку, заставив забыть трудное путешествие и исчезновение тигра. Элли прилегла на мягкую постель и словно провалилась в сон. Когда Элли проснулась, уже вечерело, и из выходившего на восток окна комнаты тянуло приятной прохладой. Хотелось ещё полежать и ни о чём не думать, но ещё сильнее хотелось узнать, о чём же скажет Виллина. Поэтому Элли не стала понапрасну терять время, вышла в коридор, по которому первый встреченный - судя по роскошной раззолоченной одежде, какой-то вельможа - сразу же провёл её на широкий полукруглый балкон, где в кресле около столика с разными яствами и напитками сидела Виллина и читала свою огромную книгу. Увидев Элли, она приветливо улыбнулась, указала на второе кресло и предложила что-нибудь поесть. Девушка удобно устроилась, но от еды отказалась, налив себе из вежливости сока в бокал, и приготовилась к беседе. - Вот ты и снова здесь и теперь уже навсегда, верно? - начала добрая волшебница. - Верно, - вздохнула Элли. - Что же тебя так печалит? Ты жалеешь, что покинула Большой мир? - Нет, сударыня. Я жалею, что здесь всё оказалось точно так же, как и там. Я считала, что здесь будет избавление от всего того, с чем я не могла смириться там, за горами. Но всё оказалось совсем не так. И здесь тоже есть страдания и смерть, одиночество и предательство. - У тебя просто надолго сохранились детские впечатления о нашей стране, а ты человек редкого склада, потому что запоминаешь сильнее хорошее, чем плохое. - Многие как раз наоборот, - вырвалось у Элли. - И ты, наверное, поняла, что нельзя убежать назад в детство, как ты хотела? Элли опустила голову. - Вы, наверное, думаете, что я дура, - ответила она. - но я в самом деле этого хотела. - Я не думаю так, - мягко сказала Виллина, - Людям невыносимо одиночество и бездействие, поэтому они уходят мыслями туда, где они счастливее всего. Для одних это прошлое, для других - придуманный ими самими мир. Для тебя это была наша страна. Элли уныло кивнула головой и промямлила: - Была. А теперь нет. - Она подняла на Виллину полные слёз глаза, - Теперь у меня нет совсем ничего и никого. - У тебя есть всё это, - Виллина обвела рукой вокруг, - Этот дворец, эти леса, реки, горы, звери и люди. Вся страна принадлежит тебе. - Я вас не понимаю, - нахмурилась Элли. Виллина отвернулась и некоторое время глядела на снежные пики Кругосветных гор, черневшие на фоне вечерней зари. - Много веков назад я пришла сюда в надежде найти то же, что и ты, - начала она. - Я хотела уйти из Большого мира, причём так, чтобы меня не смогли найти его жители, которые вызывали у меня только отвращение. Такие же причины были и у остальных трёх волшебниц. Все мы вчетвером достаточно натерпелись от людей. Я и Стелла делали им всегда добро, Гингема и Бастинда - в основном зло, но люди в одинаковой степени не любили нас. Видишь эти следы? Виллина засучила рукава, и Элли увидела, что кожа на запястьях волшебницы какая-то странно белая, будто следы старых больших ожогов. - Это у меня осталось после того, как я пятнадцать часов подряд провисела на дыбе в камере пыток города Толедо. За это время три палача, сменяя друг друга, поддерживали под моими ступнями огонь - не такой сильный, чтобы мои ноги сгорели, но достаточно жаркий. Я не помню, сколько раз за это время теряла сознание, а в конце экзекуции туго затянутые на запястьях ремни сняли с моих рук вместе с кожей. И всё это для того, чтобы я призналась, что в полнолуние пила натиралась белладонной, летала на шабаш и отдавалась дьяволу. Стелла чудом избежала костра в Гроотхёйзене - жители этого фламандского городка посчитали, что она не стареет от того, что каждый год принимает ванну из крови девственниц. Ей пытались приписать вину в исчезновении всех пропавших за последние десять лет девушек в округе. Стелла отделалась тем, что на главной площади городка при стечении народу ей обрили голову, высекли плетьми и на полдня поставили к позорному столбу, где в неё все желающие плевали, кидали дохлыми крысами и ругали на чём свет стоит. А всё от зависти людской - слишком многие жители, точнее даже жительницы округи завидовали её юности и красоте. С Гингемой и Бастиндой я на такие откровенные темы не говорила, да и вообще почти не общалась за всё время жизни здесь, но думаю, что у них в прошлом очень даже могло быть нечто подобное. Виллина посмотрела на притихшую Элли и уже спокойнее продолжала. - Здесь, благодаря Гуррикапу, люди долго не соприкасались с внешним миром и избежали многих пороков. Но, когда его не стало, страна перестала быть столь недоступной, начались попытки проникнуть в неё. Одна из них, самая удачная, произошла за 600 лет до моего появления здесь. Через портал, открытый одним арабским колдуном, сюда проникли люди из Большого мира, причём далеко не самые лучшие. Начались войны, нечестная торговля, в характере людей появились стяжательство, стремление унизить другого и много что ещё. У рудокопов всё это было ещё совсем недавно, хотя что я говорю - ты о них знаешь куда больше меня, - улыбнулась волшебница. - Потом появились мы, четыре феи. Хотя все мы были очень разные, но сошлись в одном - мы должны оберегать страну и охранять от вторжения людей извне. Когда Гингема расставила вокруг страны свои чёрные камни, никто из нас не возразил. Несколько веков нашими усилиями спокойная жизнь продолжалась, но теперь это всё труднее и труднее. - Почему? - спросила Элли. - Потому что мы, феи, не бессмертные, - грустно ответила Виллина. - Мы живём гораздо дольше людей и медленнее, чем они, но всё равно стареем. Гингема выжила из ума и всю свою волшебную силу вложила в ураган, а я почти всю свою - в обезвреживание этого урагана. Моя волшебная книга уже может иногда ошибаться - она не увидела вас с Тотошкой в домике-фургоне, который я приказала поднять урагану и принести сюда, чтобы сбросить на Гингему. Мы со Стеллой слишком слабы для отпора недругам. Только наш статус волшебниц уберёг нас от конфликта с Арахной, и только по случайности рамерийцы избрали главной целью Изумрудный город, а не находившийся к ним гораздо ближе Розовый город, иначе Стелле пришлось бы плохо, не помогли бы и дружественные ей Летучие Обезьяны, живущие в одной из долин рядом с её страной. Стране нужен новый защитник и покровитель - молодой, сильный, умный, благородный, который бы оберегал её жителей. И страна его дождалась. Вернее, её. - Виллина внимательно посмотрела прямо в глаза Элли и добавила только одно слово. - Тебя. - Вы серьёзно? - переспросила поражённая Элли. - Да. - Вы в самом деле считаете, что я могу быть покровительницей страны? И вы уже за меня всё решили, даже не узнав, хочу ли я этого? - Элли вскочила с кресла. - Почему вы считаете, что вправе распоряжаться моей судьбой? Ну хорошо, даже если я соглашусь - как я могу присматривать за страной, если я не волшебница, и вы это прекрасно знаете? - Гудвин тоже не считал себя волшебником, но он очень много сделал для страны. Его имя до сих пор здесь произносят с уважением и благоговением. И твоё имя, кстати, тоже, потому что ты сделала не меньше него. Успокойся и присядь. Элли медленно опустилась в кресло. - Я приехала сюда увидеть старых друзей, - проговорила она. - Поселиться и просто жить. - Ты и будешь жить, только не просто, а гораздо насыщеннее. У тебя будет много забот, но они будут тебе по силам. Страну ждут новые, ещё более серьёзные испытания, и мы, волшебницы, которые ещё остались здесь, не сможем её уберечь. Мы передадим тебе свою силу, и ты станешь могущественнее всех чародеев, которые когда-либо здесь жили, сравняешься с самим Гуррикапом. Элли молчала. Виллина тоже сделала паузу и добавила: - Я знаю, что ты хочешь обычного человеческого счастья, и тебе не нужны ни могущество, ни слава. Оно в твоей жизни тоже появится, поверь мне и не огорчайся. - Когда? - безнадёжно прошептала Элли. - Совсем скоро. Но обстоятельства таковы, что тебе придётся его не только добиться, но и сохранить, а для этого опять же ты должна стать защитником страны. Я тебя не шантажирую, просто повторю, что страну ждут потрясения. Я понимаю, что моё предложение для тебя неожиданно. Если тебе нужно время, подумай. Можешь дать ответ через несколько дней. Элли спрятала лицо в ладонях, и на балконе воцарилась тишина, которую нарушали только стрекотание цикад и крики ночных птиц из ближайшей рощи, черневшей на фоне густо-синего неба. Мечты о сказке и о стране детства рухнули, конечно, не в одночасье. С самого начала Элли в глубине души понимала безуспешность такого бегства от жизни и от себя, но только исчезновение тигра, к которому привязалась от всей души и считала единственным близким существом, окончательно избавило её от иллюзий. Тотошка №2 - Майк - слишком недолго был в её жизни, но сыграл свою роль. Терять уже нечего, всё потускнело. Она с ужасом поняла, что даже о Страшиле, Дровосеке и Льве вспоминает равнодушно, словно прочитала о них в книге. Назад дороги нет, впереди... В любом случае, если и жить дальше, то как-то совсем по-другому. Собравшись с духом, Элли подняла голову и сказала: - Я согласна. - Хорошо, - просто ответила Виллина. - Тогда иди и отдохни. Завтра утром я приду за тобой, и мы вместе отправимся к Прозрачному Озеру. - Что это за озеро? - Место, где произойдёт твоё перерождение и посвящение, и где ты обретёшь свою новую силу. Спокойной ночи, госпожа. Последние слова Виллина произнесла с почтением, и Элли стало даже не по себе. Она хотела сказать, что не стоит её так величать, но промолчала, поклонилась, пожелала в ответ спокойной ночи и вышла с балкона. Несмотря на мысли о предстоящем утром таинственном обряде, Элли заснула довольно быстро и утром, когда её разбудили слуги Виллины, чувствовала себя отдохнувшей и морально готовой. Она позавтракала и явилась к Виллине, которая теперь приняла её в тронном зале. Повелительница Жёлтой страны ласково и одновременно почтительно приветствовала её и, как и вчера в деревне Свистунов, попросила взять её за руку и закрыть глаза. В этот раз чувство невесомости было чуть дольше, и когда оно прошло, стало довольно холодно. Элли открыла глаза и увидела, что они оказались в мрачной долине, окаймлённой горами со снежными пиками. Посередине долины лежало круглое озеро в несколько сотен ярдов в поперечнике. Дул прохладный ветер, вокруг не было видно ни растений, ни животных. Элли поёжилась от холода. Виллина это заметила и улыбнулась: - Скоро согреешься. - Да, Элли, скоро тебе будет нипочём самый суровый мороз и самая изнуряющая жара, - раздался ещё чей-то голос, и к ним подошла девушка в старомодном по меркам Большого мира пышном розовом платье. В руке она держала шкатулку из розового дерева. - Здравствуйте, Стелла, - сказала Элли. - Приветствую тебя, госпожа, - ответила правительница Розовой страны и почтительно наклонила голову. - Теперь мы должны обращаться к тебе только так. Ну что, пора начинать? - обернулась она к Виллине. Та кивнула головой. Стелла подошла к озеру, достала из шкатулки горсть какого-то порошка и бросила в воду. Тут же поверхность воды заискрилась и заволновалась, по ней побежали языки розового пламени, но вскоре всё утихло. Виллина достала из складок мантии подобную шкатулку и тоже бросила в воду горсть порошка, всё повторилось, только на этот раз языки пламени были жёлтые. Элли как зачарованная наблюдала за этим красивым зрелищем. Пламя угасло, поверхность воды стала ровной как зеркало, тем более, что в это время и ветер стих. Элли взглянула в озеро, увидела сначала своё отражение, потом обеих волшебниц и вдруг вскрикнула и в ужасе обернулась. Стелла, только что бывшей такой же юной, как и тогда, двадцать лет назад в тронном зале Розового дворца, когда Элли готовилась стукнуть каблучками башмачков и отправиться, наконец-то, в Канзас, стала старой и сморщенной как Виллина. - Что с вами случилось? - прошептала она. - Я передаю свою вечную молодость тебе, потому что тебе она нужнее. Скорее, Элли, раздевайся и ныряй в озеро. Тебе надо три раза нырнуть до самого дна и вынырнуть назад на поверхность. Когда ты вынырнешь третий раз, ты обретёшь всю нашу силу. Скорее, не мешкай! Элли быстро скинула с себя одежду и, приготовившись к купанию в ледяной воде, храбро нырнула в озеро. К её удивлению, вода сперва показалась очень холодной и мутной, но это чувство быстро прошло, вместо этого появилось ощущение равновесия и спокойствия. Не было ни тепло, ни холодно, вода была прозрачной, а дно не так и глубоко. Элли быстро достигла дна, коснулась его рукой и поплыла наверх, удивляясь самой себе - ещё позавчера она плавала настолько плохо, что не решилась преодолеть реку иначе, как на спине тигра. Ещё она заметила, что в озере тоже не было никакой живности, даже водорослей. Вынырнув, она посмотрела на берег. Виллина и Стелла смотрели прямо на неё и что-то тихо пели хором. Элли прислушалась, но волшебница замахали на неё руками, и она опять нырнула. В этот раз ей показалось, что на дне в стороне что-то блестит, но она опять дотронулась до дна и сразу устремилась на поверхность. И тут только она почувствовала, что ей совсем не надо запасаться воздухом, и что она может свободно дышать и под водой как рыба. Нырнув в третий раз, Элли нарочно подольше задержалась в глубине и убедилась в этом. Она подплыла к месту, где что-то блестело, и увидела огромный кусок янтаря, внутри которого что-то чернело. Зажав его в руке, Элли вынырнула в последний раз и вышла на берег. Обе волшебницы низко поклонились ей, и Виллина сказала: - Как ты себя чувствуешь, Элли? Девушка ответила далеко не сразу, прислушиваясь к происшедшей в ней перемене. Чувство совершенного спокойствия, ясности ума, равновесия никуда не исчезло, а только укрепилось и стало привычным и естественным. Ветер по-прежнему чувствовался, но, как и в глубине озера, ей не было ни тепло, ни холодно. Тело налилось какой-то удивительной бодростью, стало упругим, появилось ощущение спящей в нём невероятной силы, которую можно применить в любой момент любым способом. - Вот ты и обрела нашу силу. - промолвила Стелла непривычным для неё старческим голосом и указала на горный пик, возвышавшийся над остальными. - Это самая высокая точка всей Волшебной страны, на ней Гуррикап в незапамятные времена собрал всю свою волшебную силу, чтобы она сверху распространялась надо всей страной. Прозрачное Озеро впитывает в себя тающую воду с этого пика и это самое мощное место силы. Обычные живые существа не приближаются к этой долине, ибо пребывание в ней смертельно для животных, растений и людей. - Ты ещё вспоминаешь о друзьях? Ты хочешь их увидеть? - спросила Виллина. - Нет. Точнее, мне всё равно, - ответила Элли. Она снова почувствовала равнодушие при мыслях о друзьях, но теперь не было чувства ужаса. Вообще теперь в её душе не было места страху и привязанностям - она это осознавала с некоторым недоумением, но принимала это как должное. - Спасибо вам, дорогие феи. Мне надо вновь познакомиться со своей страной, и я должна вас покинуть. - Да, госпожа. Мы в любое время будем готовы к вашему визиту и к исполнению ваших указаний. - Не указаний, а просьб, - улыбнулась Элли. - И первая просьба будет - доставьте, пожалуйста, письмо в Изумрудный город сыновьям Фланда Крона. - Хорошо, я сделаю это сама, - ответила Виллина. - Прощайте и до новых встреч! - Прощайте, госпожа. Элли отвернулась и вдруг сделала огромный прыжок, взмыла в воздух и пропала в густом тумане, окружавшем ближайшую горную вершину. Старые волшебницы некоторое время смотрели ей вслед, потом Виллина подняла с земли кусок янтаря, который Элли нашла на дне озера и показала его Стелле. В янтаре застыло странное многоногое существо с растопыренными клешнями. - Кто это? - удивлённо спросила фея Розовой страны. - Не знаю. Но это неспроста. - Что у вас сегодня на работе случилось, Мэтью, ты какой-то хмурый пришёл, - расспрашивала усатого полноватого клерка молодая женщина, наливая в чашку кофе и подавая ему. - Жиличка из восьмого номера померла, - ответил Мэтью, отхлёбывая кофе. - Само по себе дело невесёлое, а тут ещё полиция приезжала, доктора, всё расспрашивали, в общем, суетной день выдался. - А что же с ней случилось? - Доктора говорят - сердечный приступ. Это та, которая с чёрной собачкой жила, а собачка две недели назад возьми да умри. А у неё-то, видать, никого и не было больше, кроме этой собачки. И так она всегда какая-то грустная ходила, правда, здоровалась всегда, но неразговорчивая была. А как собачки не стало, так она из комнаты почти и не выходила. И вроде молодая совсем. Элли Смит её звали. Что там у неё в жизни стряслось, не знаю. Мда... - Мэтью помолчал и отхлебнул ещё глоток кофе. - Ну да ладно, не будем о грустном. Что у нас сегодня на ужин? НА ЭТОМ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ФАНФИКА. ВО ВТОРОЙ ЧАСТИ БУДУТ КАК СТАРЫЕ ГЕРОИ - СТРАШИЛА, ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК, УРФИН ДЖЮС - ТАК И НОВЫЕ. ВСЕХ С НОВЫМ ГОДОМ! SABRETOOTH

Захар: Спасибо за новую прекрасную главу, очень понравилось, особенно насчет того, что Элли получила молодость. Жду продолжения и так держать!



полная версия страницы