Форум » Фанфики » Жизнь в замке (отрывок из романа "Приют изгнанников") » Ответить

Жизнь в замке (отрывок из романа "Приют изгнанников")

Марк Кириллов: Здравствуйте, дорогие друзья, любители шестикнижья Александра Волкова! Полтора года назад я зарегистрировался здесь, "проанонсировав" свой незаконченный роман. Он всё ещё находится в стадии написания, но уже движется к концу. Надо сказать, что роман этот пишется, страшно сказать, тридцать лет и три года :) (с 1984 года). В русских былинах именно столько времени возлежал на печи Илья Муромец. Не знаю, получится ли у меня тот же эффект, но буду стараться. Небольшое предисловие перед публикацией... Когда я прочитал ТЗЗ, то я подумал, что тема Волшебной страны не исчерпана. Сколько ещё неоткрытых тайн и возможностей содержалось в тексте, сколько "не стрелявших ружей" оставил по всем шести книгам Александр Волков. Однако самого автора уже не было в живых, поэтому новые приключения описывать было некому. Тогда я взялся сочинять продолжение сам. Начал довольно бойко, но где-то к третьей главе застопорился. Потому что не знал, что бы ещё такого придумать. И отложил замысел на 14 лет, увлёкшись сочинением кроссоверов с литературными героями, подделками под Жюля Верна и космической фантастикой (сейчас за большинство этих опусов мне просто стыдно). В следующий раз желание написать продолжение посетило меня после того, как я познакомился с несколькими произведениями Сухинова, которые (да простят меня его поклонники) мне очень не понравились. И я вернулся к старому замыслу, который пришлось изрядно переработать. Однако на определённой стадии я подумал - а не повторяю ли я ошибки Сухинова? Стоит ли лезть в чужой мир со своими идеями? И вновь отложил роман в сторону. Ещё на 12 лет. После того, как у меня вышла публикация в газете, написания серии коротких рассказов, посвящённых казусам работы бухгалтера и книги по бухгалтерскому учёту, я решил, что пора бы вернуться к героям Волкова и написать всё-таки свою версию продолжения истории. Тем более, что моя дочь к тому времени весьма активно начала сочинять как фанфики (по Булычёву и Жюлю Верну), так и оригинальные произведения. А папа что хуже? И "папа" сел за написание романа. Первоначальные варианты были использованы в окончательной версии, но претерпели значительные изменения. Естественно, появились новые персонажи, а также были расшифрованы герои, о которых в книгах Волкова либо только упоминалось, либо были "героями эпизода". При этом я старался не нарушать канонов и сохранять (по мере возможностей) авторский стиль повествования. Что получилось - судить вам. Поскольку роман (я назвал его "Приют изгнанников") ещё не дописан, я решил выложить сюда только небольшой отрывок под условным названием "Жизнь в замке" (почему именно так - узнаете, когда прочтёте). А окончательный текст... Боюсь загадывать. Но постараюсь к Новому году закончить.

Ответов - 5

Марк Кириллов: ПЛАН КАБРА ГВИНА Временный правитель Изумрудного города Кабр Гвин восседал на троне Гудвина и вертел головой по сторонам. Всё-таки хорошо быть властителем, пусть и временным! Правда, Гвин, в отличие от Руфа Билана, никогда не мечтал о такой должности - его пожелания были более скромны. Но, видимо, Судьба лучше знает, кого следует вознаграждать по заслугам! Тут же в тронном зале вертелся рыжеволосый Энкин Флед, волоча за собой двуручный меч, раньше принадлежавший Дину Гиору, и разглядывал своё отражение в развешанных повсюду зеркалах. У того никаких мыслей в голове не было. Ну, разве только о том, что надо бы притащить во дворец сбежавшего и скрывающегося где-то в городе придворного живописца, чтобы тот, пока в городе нет Урфина Джюса, нарисовал портрет Фледа в кольчуге и с мечом. А если повелитель задержится в походе, то можно уговорить Гвина, чтобы он разрешил повесить этот портрет, пусть и временно, в тронном зале. Начальник полиции даже облизывался от удовольствия, представляя, как будет эффектно выглядеть это «произведение искусства» на месте одного из зеркал. В те времена, когда Кабр Гвин и Энкин Флед ещё служили Гудвину, они практически не общались друг с другом. Позднее, когда правителем Изумрудного города стал Страшила, оба придворных сошлись на почве общей ненависти к соломенному человечку. Далее – служба наместниками у Урфина Джюса, пленение, тюрьма, помилование и возвращение ко двору… Все эти события сблизили их, но друзьями они так и не стали. Гвин считал Энкина Фледа слишком глупым человеком, да ещё к тому же помешанным на военных регалиях. В свою очередь, и Флед не питал к Кабру Гвину добрых чувств – на его взгляд, тот был чрезвычайно чванлив и жаден до денег. В тронном зале царило молчание, нарушаемое только стуком сапог начальника полиции. Говорить было не о чем. Оба изменника ждали новостей от Урфина Джюса. По подсчётам Кабра Гвина, именно сегодня в город должен был явиться Верес. Государственный распорядитель не ошибся. Солнце уже клонилось к закату, когда в тронный зал вошёл караульный Марран с сообщением о том, что прибыл курьер от повелителя. - Проводи его сюда, - распорядился Кабр Гвин. – А ты, - обратился он к Энкину Фледу, - проследи, чтобы никто нас не подслушал. Через мгновение деревянный курьер Верес вбежал в тронный зал. - Ну, - с самодовольной улыбкой произнёс государственный распорядитель. – Какие ты принёс нам новости? - Плохие, - со вздохом ответил Верес. – Марраны сложили оружие и объединились с Мигунами. Повелитель сбежал. - Мы пропали, - тихо сказал Флед. – Второй раз нас не простят. Чувствую, что скоро мы окажемся в Пещере – дадут нам «водички» попить и уложат рядом с Руфом Биланом. - Не ной! – грубо одёрнул его Кабр Гвин. – Этим ты делу не поможешь… Послушай-ка, Верес, ты никому не говорил в городе о том, что произошло? - Нет, господин государственный распорядитель, не говорил, - ответил курьер. – Я хоть и деревянный, но соображение имею. Такая новость не предназначена для всех. - Ты всё правильно понял, - кивнул Гвин. - Думаю, что дня через три сюда явятся Страшила и Дровосек, - произнёс Энкин Флед. - Успокойся, нас здесь уже не будет, - улыбнулся государственный распорядитель. – Мы сбежим. - Ты думаешь, что это так просто? – покачал головой Флед. – Без ведома капитана Клема нам ворота не откроют. Надо что-то придумать. Тронный зал погрузился в молчание. Изменники отчаянно соображали, как им улизнуть из города, не вызвав никаких подозрений. Прошло примерно полчаса, когда Кабр Гвин воскликнул: - Придумал! – а затем обратился к Фледу. – Ключи от старой башни, той, где раньше держали Страшилу и Дровосека, у тебя? - Конечно, - удивлённо ответил тот. – Сам знаешь, по должности положено держать их при себе. - Прекрасно, - Гвин довольно потёр руки. – У меня есть отличный план. Надо вызвать сюда Клема. - Зачем? – изумился Энкин Флед. - Он нам поможет, сам того не подозревая. Ты только молчи и делай, что я скажу. А ты, - Кабр Гвин повернулся к Вересу, - подтвердишь мои слова. Учти, тебе на прощение рассчитывать глупо – тебя просто сожгут или распилят на дрова. Так что деваться тебе, деревяшка, некуда. Ты теперь с нами навек. Верес уныло склонил голову. В словах государственного распорядителя была правда. Между тем Флед открыл дверь тронного зала и окликнул охранника, приказав ему найти и пригласить на совещание капитана Клема. - Пришло срочное сообщение от повелителя, - таинственным шёпотом добавил начальник полиции. Караульный убежал на поиски коменданта, а заговорщики застыли в нетерпении. Теперь нужно было сыграть свои роли без фальши – капитан Клем был человеком недоверчивым, и обмануть его было не так-то просто. Спустя полчаса комендант Изумрудного города вразвалочку вошёл в тронный зал и дерзко посмотрел на развалившегося на троне Кабра Гвина. Клем не любил государственного распорядителя и не упускал случая показать ему своё неуважение. - Клем, Верес доставил срочное сообщение, - произнёс Гвин. – Великий Урфин взял штурмом Фиолетовый дворец. В настоящее время он теснит остатки Мигунов к горам, чтобы отрезать их от Большой Реки… - Ну, и здорово, - спокойно отреагировал комендант. – Можно сообщить в городе о славной победе. - Погоди радоваться, - поморщился государственный распорядитель. – Это ещё не всё. В руки Великого Урфина попала секретная эстафета… - Чего? – озадаченно переспросил Клем. – А кто такая Эстафета? - Болван! – выругался Кабр Гвин. – Эстафета – это секретное послание. В этой эстафете написано, что Рудокопы наступают на Изумрудный город. И делают это не в открытую – они идут подземным лабиринтом. А знаешь, любезный Клем, где выход из этого лабиринта? В старой башне, в той, что стоит посреди луга. - И что теперь делать? – Клем растерялся. Он слышал рассказы солдат из отряда полковника Харта о страшных чудовищах, которых приручили Рудокопы и с помощью которых обратили Марранов в бегство. - Устроить засаду, естественно, - ответил Гвин. – Дорога каждая минута. Расчёт Рудокопов строится на внезапности. Ты представь, Клем – ни с того, ни с сего неизвестно откуда у ворот Изумрудного Города появляются Шестилапые, а с воздуха его атакуют драконы. А разведка, которая следит за Дорогой ВЖК (Дорога, Вымощенная Жёлтым Кирпичом), ничего не знает… А мы перехватим инициативу! Рудокопы выбираются из подземного хода, а тут на них налетают Марраны! Победа! - Ловко! – восторженно произнёс Клем. – Сейчас же идём в башню. Надо всё проверить и осмотреть. Кабр Гвин радостно потёр руки. Первая часть его плана удалась. ПОБЕГ Переправившись через канал, Кабр Гвин, Энкин Флед, Клем и Верес двинулись в сторону башни. Государственный распорядитель тащил факелы. В руках у начальника полиции был неизменный меч, а Клем взял с собой дубину. В полном молчании четвёрка подошла к двери в башню. Флед дёрнул за ручку, дверь открылась, и на всех пахнуло «ароматом» затхлости. Кабр Гвин зажёг один из факелов и первым вошёл в башню. - Пусто, - сказал он. – Значит, мы ещё не опоздали. Флед, открой-ка дверь в лабиринт. Начальник полиции достал из кармана связку ключей. Какое-то время он возился с ними, пытаясь найти нужный ключ. Затем он вставил его в замочную скважину и несколько раз повернул его в замке. - Готово! - Теперь так, - сказал Гвин. – Мы с Фледом пойдём на разведку, а ты, Клем, карауль дверь. А Верес пусть бежит в город – надо сюда привести солдат для дозора. - Отдавать приказы солдатам – это моё право, а не курьера, - недовольно сказал Клем. – Я пойду сам. А Верес пусть следит за дверью. И потом – если что-то случится, он быстрее прибежит в город. Через час я вернусь. А вы далеко не уходите. - Хорошо, - скрывая усмешку, ответил Кабр Гвин. – Действуй. Клем со всех ног помчался к переправе. - Дурак! – презрительно сказал Энкин Флед. – Через час мы уже далеко будем. Все трое вошли в подземелье. Флед тут же запер за собой дверь, и беглецы двинулись по лабиринту быстрым шагом, стараясь уйти как можно дальше. Впереди шёл Гвин с факелом в руке, за ним Верес, Энкин Флед замыкал шествие. - А мы не заблудимся? – поинтересовался он примерно через полчаса пути. - Не беспокойся, - ответил Кабр Гвин. – Здесь на стенах есть указатели направлений. Они сделаны ещё в эпоху Подземных Королей. Так что если следовать по ним, мы доберёмся туда, куда нам надо. - «Куда нам надо»! – передразнил его Флед. – А куда нам надо? В Пещеру? Чтобы нарваться на патрульных? Из огня да в полымя – сбежали от Марранов, что попасть в лапы к Рудокопам. - Не нравится – возвращайся обратно в Изумрудный Город, - отрезал Гвин. – Только спрячься где-нибудь до возвращения Страшилы. А то Клем – человек суровый. Если он тебя арестует, я тебе не завидую. И вряд ли ты отделаешься только синяками. Ещё и сам будешь слёзно умолять, чтоб тебя поскорее напоили Усыпительной водой. - Шутки шутками, - проворчал Флед, - но даже если мы будем следовать указателям, до Страны Жевунов нам идти дней пять или шесть. А мы с собой ни воды, ни еды не взяли. Помрём мы тут с голоду. Или нас Шестилапые сожрут. Гвин остановился. - Пожалуй, ты прав, - сказал он. – Но возвращаться поздно. Впрочем, у нас есть шанс - где-то здесь должен быть выход наружу. - Я могу поискать его, - пискнул Верес. – Я быстро бегаю и хорошо вижу в темноте. Подождите меня здесь. - Делать нечего, - озабоченно сказал Энкин Флед. – Беги. А мы подождём. – Сказав это, он опустился прямо на каменный пол и сел, прислонившись к стене. Кабр Гвин тоже не возражал, и Верес со всех ног помчался по подземному коридору. Через несколько минут его шаги стихли, и бывшие министры остались одни. Сидя на каменном полу, они напряжённо ждали. И молчали. Говорить им не хотелось… … Прошло около двух часов с тех пор, как Верес отправился на поиски выхода. Гвин и Флед по-прежнему сидели на полу лабиринта. - А если этот противный деревянный человечек убежит? – спросил Энкин Флед. - Куда? – ответил вопросом на вопрос Кабр Гвин. – Он может спастись только вместе с нами. Ведь он тоже изменник. Только нас можно перевоспитать, напоив Усыпительной водой, а его нет. Вереса просто уничтожат – сожгут или разрубят на дрова. Другого надо опасаться – как бы его не поймали. Я выдумал поход Рудокопов на Изумрудный город, чтобы сбежать. Но вдруг эта выдумка окажется правдой? - Так что же нам делать? – горестно спросил Флед. - Подождём ещё час, - сказал Гвин. – Если Верес не появится – пойдём по стрелкам. Ничего другого нам не остаётся. Часов у беглецов не было, и чтобы вычислить нужное время Гвин принялся считать секунды. Досчитав до трёх тысяч шестисот, он приподнялся и уже хотел отправиться в путь, но вдруг услышал приближающийся топот деревянных ступней. Через несколько мгновений перед Гвином и Фледом появился Верес. - Простите, что задержался, - сказал курьер. – Но мне пришлось. Есть важные новости. - Говори! – приказал Кабр Гвин. - Выход на поверхность я нашёл быстро, - начал свой рассказ Верес. – Он тут совсем недалеко, и выводит он в овраг. Поэтому наружу мне удалось выбраться никем не замеченным. Поднявшись по склону, я побежал в лес, чтобы отыскать место, где можно набрать фруктов. Внезапно послышался громкий топот. Мне захотелось узнать, что он означает. Продравшись сквозь кусты, я очутился около Дороги ВЖК, по которой шли дуболомы. - Дуболомы, - медленно проговорил Кабр Гвин и скрипнул зубами. – Хотел бы я знать, кто организовал их побег из Изумрудного города! Если бы у нас помимо этих дурачков Прыгунов была ещё и деревянная армия, никакой бы катастрофы не случилось… Да, Верес, продолжай! Значит, ты говоришь, что дуболомы двигались по Дороге ВЖК? - Они направлялись в сторону Изумрудного города… А знаете, кто шёл во главе деревянной армии? - Лан Пирот, разумеется, - ответил Энкин Флед. - Генерал был там, - сказал Верес. – Но возглавлял колонну дуболомов не он, а полковник Харт. - Харт? – Гвин не поверил своим ушам. – Его же взяли в плен! Ничего не понимаю. - А я вот догадался, - самодовольно произнёс Энкин Флед (наконец-то ему представилась возможность поставить на место чванливого Гвина!). – Это же ясно! Рудокопам сообщили (наверняка, это сделала противная ворона Кагги-Карр) о том, что власть Урфина пала. Дуболомам отдали приказ возвращаться в Изумрудный город. Ну, а Харт, очевидно, захотел поскорее присоединиться к своим. Скорее всего, следом за дуболомами идут и солдаты из его отряда. - Раз так, - мрачно сказал Кабр Гвин, - нам нужно побыстрее убираться отсюда подобру-поздорову. Но сперва нужно набрать фруктов на дорогу… Верес, веди нас! Деревянный курьер не наврал – примерно через двадцать минут оба беглеца почувствовали запах свежего воздуха, а ещё через несколько мгновений они уже были на дне глубокого оврага. Оглядываясь по сторонам, Гвин и Флед выбрались из него и, пригибаясь на ходу, побежали в сторону леса. Там они стали обрывать плоды с деревьев, наполняя ими импровизированные мешки, сделанные из кафтанов. Обратный путь до пещеры беглецы проделали тоже бегом. Там они отдышались, перекусили, а затем двинулись вглубь лабиринта.

Марк Кириллов: УКРОМНОЕ УБЕЖИЩЕ Почти неделю два изменника блуждали по подземному ходу. Запасы фруктов истощились, и около суток Гвин и Флед голодали. Впрочем, других напастей, в виде встреч с патрулями Рудокопов и Шестилапыми, им удалось счастливо избежать. Наконец, когда истекли шестые сутки их странствий, беглецы упёрлись в деревянную дверь, в которой было вырезано маленькое окошко. Возглавлявший шествие Кабр Гвин осторожно высунулся в него. - Никого, - объявил он. - Ещё бы! – хмыкнул Энкин Флед. – Ночь уже. Жевуны давно спят. - Это нам и нужно, - сказал Гвин. – В темноте доберёмся до леса, там заночуем. А утром решим, куда идти. Выйдя наружу, беглецы повернули направо и двинулись в сторону леса. Несколько минут быстрым шагом – и они уже были под сводами деревьев. Шедший впереди Кабр Гвин нарочно лез в самую чащу. Энкин Флед, так и не расставшийся со своим мечом, брёл чуть сзади и цеплялся им за ветки деревьев. Верес замыкал шествие. Примерно через полчаса путники выбрались на небольшую поляну. - Привал, - сказал Гвин. – Верес, ты будешь караулить. Деревянный человечек кивнул. А оба бывших министра, как по команде, рухнули на траву. Ещё через мгновенье раздался их храп. Свежий воздух Страны Жевунов оказал на обоих снотворное действие - его так приятно было вдыхать после недельного «наслаждения» спёртыми запахами подземного лабиринта. Проснувшись и перекусив, беглецы устроили совет. - Нужно идти на запад, - сказал Кабр Гвин. – Таким образом, мы удалимся от Дороги ВЖК и главных селений Жевунов. Чем дальше мы заберёмся в лес, тем в большей будем безопасности. - Так-то оно так, - покачал головой Энкин Флед. – Но мы плохо знаем этот лес. А вдруг заблудимся? Предлагаю осмотреть ближайшие окрестности и найти какое-нибудь временное пристанище. Ну, а потом будем решать. - Отправьте меня на разведку, - предложил Верес. – Не забывайте – я быстр, я не утомляюсь, мне не нужно пить и есть. И потом – здесь мы всё-таки в большей безопасности, чем в подземелье. Гвину и Фледу нечего было возразить на это, и Верес умчался вглубь леса. И вновь потянулось мучительное время ожидания. Обоих изменников оно злило. Как низко они пали! Во времена Гудвина Кабр Гвин и Энкин Флед честно исполняли свои обязанности и ни от кого не были особо зависимы. Но, выбрав стезю мятежников, они лишились покоя. Будучи наместниками во времена первого правления Урфина Джюса, оба вынуждены были ходить не иначе, как под охраной дуболомов. Когда Урфин вновь захватил власть при помощи Марранов, они попали в полную зависимость от капитана Клема. А теперь их жизнь и свобода зависели всего-навсего от деревянного курьера! Впрочем, Гвин и Флед прекрасно понимали полезность того, что с ними был Верес. Вряд ли без его помощи они бы добрались до Голубой Страны. Верес прибежал после полудня. - Я нашёл в лесу какой-то замок, - сообщил он. – Судя по обветшалому виду, в нём давно никто не живёт. Мало того – в его окрестностях нет даже зверей и птиц. - Это именно то, что нам нужно! – воскликнул Энкин Флед. – Пойдёмте скорее. И вновь бывшие министры пробирались сквозь чащобы, желая поскорее дойти до таинственного замка. Изрядно намучившись и ободрав себе руки и лица, уже в сумерках они вышли на поляну. Посреди неё, на небольшой возвышенности, стоял замок довольно мрачного вида, окружённый стеной из серого камня. Перед стеной располагался ров, наполненный водой. Впрочем, через ров был переброшен мост. - Надо же! – удивлённо сказал Кабр Гвин. – Столько лет живу в Волшебной Стране, а никогда не слышал об этом замке. - Может быть, здесь жил волшебник? – поёжился Энкин Флед. - Глупости! – скривил свою физиономию Гвин. – Вот мы с тобой служили двум волшебникам - Великому Гудвину и Урфину Джюсу. Кто такой волшебник? Что он из себя представляет? Волшебник – это тайна, это величие, это могущество. И его жилище также должно вызывать уважение и трепет. А это просто какая-то каменная берлога. Наверняка, здесь обитали какие-нибудь бандиты. И то давно. Во всяком случае, когда я был наместником в Стране Жевунов, я ничего не слышал о том, что в лесу кто-то разбойничает. Да ты и сам посмотри – здесь уже больше десяти лет никто не живёт. Беглецы перешли ров по мосту и вошли в замок. Он был действительно пуст и заброшен. Повсюду были разбросаны полуистлевшие кости, битые черепки, грязные кастрюли, какие-то лохмотья. - Здесь, конечно, грязновато, - подытожил Кабр Гвин, когда замок был полностью осмотрен. – Но это даже и хорошо. Это доказывает, что здесь никто не бывает. Стало быть, место пользуется дурной славой. А что из этого следует? - Что? – угрюмо спросил Энкин Флед, удручённый обнаруженным запустением. - Да то, что здесь мы в полной безопасности! – торжествующе сказал Гвин. – Раз сюда никто не ходит, значит, никто нас не будет здесь искать. Для всех мы сгинули в лабиринте. Мы умерли для всей Волшебной страны! Но для себя самих мы живы. - Но ведь нам придётся всё здесь убрать! – отчаянно вскричал Флед. – Придётся работать. А я даже не знаю, как это делается! - А ты попроси кого-нибудь, - усмехнулся Кабр Гвин. – А лучше – прикажи. Явись в ближайшую деревню Жевунов и объяви, что ты – бывший начальник полиции Изумрудного Города, служивший Урфину Джюсу. Как ты думаешь, сколько времени пройдёт с этого момента до твоего ареста?.. Короче, так – сегодня придётся спать в этой грязи, а завтра примемся за работу. Я, между прочим, дорогой Флед, тоже никогда в жизни не махал метлой и не копался в мусоре. Но ради сохранения своей жизни и собственного спокойствия в будущем, я готов этому научиться! ЖИЗНЬ В ЗАМКЕ Замок, который обнаружили в лесной глуши бывшие министры Урфина Джюса, когда-то принадлежал Людоеду (см. сказку «Волшебник Изумрудного Города»). Откуда он появился в Голубой Стране, никто не знал. Возможно, это был один из потомков древних жителей Волшебной страны. А может быть, племя людоедов обитало в труднодоступных чащобах дремучего леса, расположенного между Страной Жевунов и Большой Рекой. Лес этот пользовался дурной славой, и даже злая Гингема побаивалась посещать его. Людоед в течение долгого времени нападал на случайных прохожих, осмеливавшихся в одиночку путешествовать по Дороге, Вымощенной Жёлтым Кирпичом. Его жертвой едва не стала и Элли Смит, направлявшаяся в Изумрудный Город. И лишь благодаря смелости и находчивости Страшилы и Железного Дровосека, девочке удалось спастись. Дровосек зарубил Людоеда, и дорога в Изумрудный Город стала безопасной. Но Жевуны всё равно с опаской ходили через лес – многолетний страх трудно было изжить. Замок стоял пустым – ни люди, ни звери, ни птицы не осмеливались к нему приближаться. Кабр Гвин был прав – более безопасного места, где могли бы укрыться трое изменников, в Волшебной стране было не сыскать… На следующий день после прибытия в замок Гвин и Флед приступили к его уборке. Действовали они крайне неумело, но старательно – ведь от того, насколько хорошо они поработают, будет зависеть то, как им в дальнейшем будет житься в их убежище. Оба бывших министра привыкли к роскоши и комфорту, а также к идеальной частоте. Только раньше им обеспечивали все эти удобства слуги – теперь же приходилось всё делать самим. Предложение же Фледа о том, чтобы привлечь к уборке и Вереса, Кабр Гвин отверг. - Верес нам пригодится для другого, - веско сказал бывший государственный распорядитель. – Он будет доставлять нам новости и вести разведку. Но ни это главное. Он должен будет охотиться и добывать для нас пищу. - А мы что для этого не годны? – удивился Энкин Флед. - Пойми ты, бестолковая голова, - ответил Кабр Гвин. – Мы с тобой – слишком приметные фигуры. А деревянный человечек? Кто за ним будет следить? Кто вообще обратит на него внимание? Мало ли деревянных курьеров в Волшебной стране? А, кроме того, он очень быстро бегает - любого зайца без проблем догонит. Так и порешили. Распорядок дня в бывшем замке Людоеда разнообразием не отличался. Изгнанники вставали с первыми лучами солнца, завтракали, затем принимались за уборку. Для начала была очищена от хлама кухня, и как следует отдраены находившиеся там кастрюли и котлы. Затем министры отправились в башни замка, тоже изрядно захламлённые. Потом пришла очередь очищать комнаты верхних этажей. Заодно бывшие министры перебирали сохранившиеся в целости и сохранности вещи, складывая их отдельно. Скопившийся за день мусор по вечерам сбрасывался в ров. С наступлением темноты прибегал Верес со своей добычей – как правило, с зайцем. Гвин и Флед ужинали и ложились спать. Эпопея приведением замка в жилой вид растянулась почти на год. Министры изрядно устали, их одежда окончательно превратилась в лохмотья. Оставшийся от Людоеда гардероб им не подходил – во-первых, его одежда Гвину и Фледу была велика, а во-вторых, и это самое главное, за десять лет она истлела и была немногим лучше, чем их изодранные кафтаны. Хорошо ещё, что в Волшебной Стране царило вечное лето, поэтому от холода изменники не страдали. Но всё когда-то заканчивается. Закончилась и «эпоха генеральной уборки». Замок был приведён в жилой вид, очищен от мусора и даже вымыт. Это радостное событие Кабр Гвин и Энкин Флед решили отметить, устроив небольшой пир. Правда, блюда на этом пиру разнообразием не отличались – всё те же неизменные фрукты и жареная зайчатина. Верес наловчился охотиться на зайцев и кроликов, и редкий день приходил без добычи. Он пытался ловить и куропаток, но те улетали прежде, чем деревянный человечек заносил над ними свою дубинку. Набив свои животы, бывшие министры вышли на свежий воздух. Они сели на край моста через ров, свесив с него ноги. - Что теперь? – угрюмо спросил Энкин Флед. – Замок мы очистили, теперь в нём жить можно. А что дальше делать? Бездельничать? - Можно подумать, что ты раньше только и делал, что трудился, - парировал Кабр Гвин. – Большего лодыря, чем ты, во всём Изумрудном городе было не сыскать. - То другое дело, - буркнул Флед. – В Изумрудном городе я постоянно бывал во дворце, исполнял обязанности придворного, общался с людьми, ел разные вкусные вещи. А здесь что? Каждый день одно и то же. И никаких изменений. - Короче, - Гвину надоело нытьё сообщника. – Что ты предлагаешь? Бубнить проще всего. Ты дело говори. - Не знаю, - отрезал Энкин Флед. – Ты был государственным распорядителем, значит, ты более умный. Ты придумал бежать из Изумрудного города. Придумай теперь, чем мы будем заниматься. Кабр Гвин промолчал. Что он мог предложить? Если они выберутся из леса, об этом сразу сообщат Страшиле. Надеяться на то, что Трижды Премудрый опять их простит, было глупо. Попробовать поднять мятеж? А кто за ними пойдёт? В Волшебной стране им не были известны силы, способные сломить установившийся порядок. Есть, правда, Урфин Джюс. Но где он и что с ним случилось, Гвин и Флед не знали. В конце концов, изгнанники выбрали самый простой вариант – ничего не делать, пустив всё на самотёк. Теперь они спали столько, сколько хотели, обжирались и снова спали. Когда им это надоедало, они садились на мосту и вспоминали прежние времена, когда оба были важными персонами. При этом они постоянно хвалили Гудвина и Урфина Джюса, и проклинали Страшилу. Так продолжалось ещё полгода, пока одно происшествие не внесло в их жизнь неприятное разнообразие. Проснувшись однажды утром, Кабр Гвин выглянул в окно и увидел, что в воздухе вокруг замка разлит какой-то странный туман жёлтого цвета. - Это ещё что такое? – удивлённо спросил сам себя бывший государственный распорядитель. – Это явно не дым от пожара. И на обычный туман не похоже. Да и вообще – солнце уже стоит высоко. Ничего не понимаю… Ну, да ладно. Глядишь, к вечеру он рассосётся. Однако ни к вечеру, ни на следующий день, ни через неделю жёлтый туман не рассеивался. Мало того – Гвин и Флед почувствовали, что им становится трудно дышать. Вслед за отдышкой появился кашель, а затем стали слезиться глаза. - Всё из-за проклятого тумана! – ругался Энкин Флед. – Сколько лет живу в Волшебной стране, а не припомню, чтобы случалось что-то похожее. - Это явно чьё-то колдовство, - глубокомысленно заметил Кабр Гвин. – Не иначе объявился какой-то новый волшебник. Эх, знать бы, где он живёт! Поступили бы на службу. - Ха! – сказал Флед. – Ты вспомни прежние времена, когда Гингема и Бастинда были ещё живы. Они насылали ураганы, бури, саранчу. Но всё это было на короткий момент. А здесь? Уже вторая неделя пошла. Видимо, этот волшебник настолько могущественен, что ему никакие слуги не нужны. А может ему и вообще все люди – помеха. Вдруг хочет всех уморить и остаться жить в Волшебной стране один? Вскоре появился Верес. Он пришёл с пустыми руками. - Из леса ушли все звери, - горестно промолвил деревянный человечек. – Не на кого теперь охотиться. - Забавно, - мрачно сказал Флед. – Придётся теперь питаться одними фруктами. - Я думаю, - медленно произнёс Кабр Гвин, - что фруктов следует собрать как можно больше. Этот туман, похоже, ядовит, так что лишний раз дышать им опасно. Сделаем запасы. И побольше. Обмотав себе рты кусками материи, оторванными от одежды, оба бывших министра отправились за фруктами, прихватив с собой тележку Людоеда – благо, она прекрасно сохранилась. Достигнув опушки леса, где росло множество фруктовых деревьев, они принялись собирать плоды.

Марк Кириллов: ТРУДНЫЕ ДНИ Если до появления Жёлтого Тумана Кабр Гвин и Энкин Флед проклинали своё прозябание в замке, то ныне они тосковали по совсем недавним денёчкам - славному периоду ничегонеделанья. Теперь обоим предстояла жестокая борьба за существование. Поскольку лишний раз выбираться наружу никому не хотелось, пришлось ограничить свои аппетиты. Рацион питанья бывших министров стал практически таким же, как и год назад, когда они скитались по подземному лабиринту. А вскоре обнаружилась новая беда – Жёлтый Туман плохо пропускал солнечные лучи, и даже днём в замке было очень холодно. Дрова припасены не были, а отправляться в лес и дышать там ядовитыми парами тумана изгнанникам не хотелось. Пришлось заняться рубкой мебели. Хорошо, что замок был довольно большой и недостатка в ней Гвин и Флед не испытывали. Заготовка дров проходила следующим образом. Кабр Гвин хватал топор Людоеда, а Энкин Флед – свой двуручный меч, после чего оба с громкими криками бросались на какой-нибудь шкаф или стол и начинали изо всех сил рубить его. Тем самым они убивали сразу двух, а то и трёх зайцев – собственно, заготовляли топливо для камина, занимались физическим трудом и снимали нервное напряжение. - Смерть Страшиле! – орал Энкин Флед, размахивая мечом. - Смерть Железному Дровосеку! – вторил ему Кабр Гвин, обрушивая на ни в чём не повинную мебель страшные удары топора. Уничтожив мебель в одной из комнат, Гвин и Флед тащили доски вниз, на кухню, ставшей их постоянным местом жительства. Затем они растапливали камин и сидели около него, укутавшись в лохмотья. Нашлась работа и для Вереса – он теперь бегал в лес собирать хворост, так что топливо для камина у бывших министров не переводилось. Кабр Гвин и Энкин Флед ожидали, что проклятый туман, наконец, исчезнет. Тем более, что запасы фруктов у них подходили к концу, да и замковую обстановку они уже почти всю извели на дрова, оставив мебель только на кухне. Министры решили экономить доски и топить камин только хворостом, и какое-то время им это удавалось. Но однажды, в один не очень-то прекрасный день, Верес вернулся в замок с пустой тележкой. - Ну, что ещё случилось? – недовольно проворчал Гвин. – Хворост в лесу что ли закончился? - Господин Гвин, посмотрите, что происходит, - дрожащим голосом произнёс Верес. – Я такого никогда не видел! Что-то белое сыплется с неба. Кабр Гвин выглянул в окно, но ничего не увидел – жёлтая пелена тумана по-прежнему висела в воздухе, затрудняя видимость. - Я ничего не вижу. Флед, выйди, посмотри, что там происходит! - Ещё чего! – бывший начальник полиции показал Гвину фиг. – Охота мне из глупого любопытства глотать ядовитый воздух. Тебе интересно – ты и иди. А меня оставь в покое. Я устал. И есть хочу. - У нас еды почти не осталось, - сказал Кабр Гвин. – Надо идти в лес. - Не пойду, - замотал головой Энкин Флед и демонстративно зарылся в кучу лохмотьев. – У нас есть Верес – пусть он собирает. - Господин Флед, - подал голос деревянный курьер, - я же Вам говорю – в лес выйти нельзя. Это белое – то, что падает с неба, лежит на земле. Весь мост им завален. Разъярённый Энкин Флед вскочил и, потрясая кулаками, бросился на Вереса: - А ну, марш в лес, обрубок, полено трухлявое! А не то сейчас полетишь в камин! - Господин Флед, - чуть не плача воскликнул Верес, - ну, посмотрите сами, если мне не верите! Изрыгая ругательства, Флед выбежал из кухни и помчался по коридору в сторону выхода из замка. Он отодвинул засов, распахнул дверь и вышел наружу. Но при первом же шаге ноги Энкина Фледа провалились во что-то мягкое и холодное. А тут ещё налетел порыв ветра, который насквозь продул бывшего начальника полиции. Флед решил побыстрее вернуться обратно в замок, но перед этим решил, ради интереса, взять с собой это непонятное вещество, в которое он провалился. Нагнувшись, он зачерпнул его рукой, а затем быстро ретировался обратно в дверь. Захлопнув её, Энкин Флед побежал обратно на кухню. - И что же это такое? – спросил Кабр Гвин, разглядывая то, что принёс его сообщник. - Не имею ни малейшего понятия, - пожал плечами Флед. – Белое, холодное… Оба бывших министра сидели около камина и наблюдали за таинственным веществом. А оно постепенно уменьшалось и уменьшалось в размерах, пока совсем не исчезло. А руки Энкина Фледа стали мокрыми, как будто он только что их мыл. - Вспомнил! – воскликнул вдруг Кабр Гвин. – Я, кажется, знаю, что это такое. Это снег! - А что такое снег? – удивлённо спросил Флед. - Не знаю, что это, - ответил Гвин, - но я про него слышал. Он лежит на вершинах Кругосветных гор. А если его взять в руки, то он превращается в воду. - Ничего не понимаю, - развёл руками Энкин Флед. – Если этот снег бывает только в Кругосветных горах, то как он очутился здесь, в Стране Жевунов? - Говорю же тебе – это всё дело рук волшебника, - убеждённо произнёс Кабр Гвин. – Как иначе всё это объяснить? - Не знаю и знать не хочу, - поёжился Флед. – Меня другое беспокоит. Запасы фруктов кончаются. Что мы будем есть? - Доедим то, что осталось, - вздохнул Гвин. – А потом будем думать. Остатки фруктов удалось растянуть ещё на три дня, после чего голод заставил обоих изгнанников идти в лес. Тележку с собой решили не брать – вместо неё прихватили несколько валявшихся на кухне мешков. Выйдя на мост, полностью заваленный снегом, Кабр Гвин и Энкин Флед остановились. Просто так пройти было крайне трудно. Было решено протоптать тропинку. - Верес, иди вперёд, - скомандовал Гвин. – А мы пойдём по твоим следам. Путь к фруктовым деревьям, произраставшим на опушке леса, раньше занимал не больше четверти часа. Теперь он растянулся чуть ли не втрое. То один, то другой министр проваливался в сугроб, спотыкался, падал, снова поднимался. А тут ещё началась метель, и мелкие снежинки то и дело летели изгнанникам в лицо, усиливая и без того мучивший их холод. Экспедиция затянулась на целый день. Было решено сделать запасы побольше, и министры трижды возвращались во фруктовую рощу. Таким образом, вопрос с питанием был решён. Но вместо этого возникла другая проблема – Гвин и Флед жестоко простудились. Никаких лекарств у них не было, в медицине оба ничего не смыслили. Так что лечились они просто – лежали около камина и грелись. Хорошо ещё, что Энкин Флед вспомнил, как его кухарка в Изумрудном Городе варила компот. Превозмогая слабость и головокружение, министры сварили целый котёл компота, взяв для его приготовления понемногу из каждого вида собранных ими плодов. Когда котёл был опустошён, они изготовили новую порцию. Точнее, не так – на сей раз они отдавали команды Вересу, который резал фрукты и наливал воду, а на огонь котёл ставили уже Гвин и Флед – ведь деревянный курьер не мог подойти к очагу, он бы легко загореться. То ли компот оказался питательным, то ли организмы у изменников оказались крепкими, но болезнь постепенно отступила. Спустя две недели оба министра выздоровели. По крайней мере, спала опухоль в горле, и прошёл насморк. Правда, за время болезни они страшно похудели и осунулись. В теле была жуткая слабость. А Жёлтый Туман продолжал висеть в воздухе. Но министры уже перестали обращать на него внимание. Пережив столько лишений, они окончательно утратили интерес к тому, что происходит за стенами замка. Гвин и Флед и так были в нём пленниками, даже когда стояли ясные и тёплые дни. Дальше фруктовой рощи они не ходили, да и то постоянно опасались столкнуться с кем-нибудь из жителей Волшебной страны. Разве это жизнь? Туман только окончательно закрепил их положение узников. - Знаешь, Гвин, - говорил Энкин Флед. – Мне иногда кажется, что всё произошедшее с нами за последний год, кем-то подстроено. Мы мучаемся, голодаем, мёрзнем, чуть не умерли от болезни, а за помощью ни к кому обратиться не можем . Как будто Страшила нарочно решил нас покарать таким образом. - Страшила? – удивился Кабр Гвин. – Но ведь он же не волшебник! Не тем у тебя мысли заняты. Лучше давай собираться в лес – еда заканчивается. - Никуда я больше не пойду, - тихо сказал Флед. – Опять ползти по снегу. Снова простудимся. А организмы у нас уже ослаблены. Нет уж, хватит с меня. Я устал бороться. Ничего я больше не хочу. Гвин хотел было обрушиться на своего отчаявшегося сообщника, но внезапно сообразил, что и сам думает примерно так же. К чему все эти усилия? Ради чего? Ради сохранения жизни? Но если они снова заболеют, то вряд ли выздоровеют. Подумав, Гвин растянулся около камина. - Ты прав, - сказал он. – Нам осталось только ждать. - Ждать? – спросил Флед. – Чего? – Не знаю, - пожал плечами Кабр Гвин. – Того, что будет дальше. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА Прошло ещё две недели. Изгнанники доели оставшиеся запасы, но снова идти в лес не собирались. Теперь они даже перестали разговаривать друг с другом – оба молчали да смотрели немигающим взглядом на догорающий камин. Последним их полезным делом было уничтожение кухонной мебели для изготовления дров. Но вот наступил момент, когда и эти запасы подошли к концу. - Скоро огонь окончательно погаснет, - произнёс Гвин. – И тогда всё. - Может, Вереса в камин бросим? – предложил Флед. – Как-никак, дерево. - Не на много его хватит, - буркнул Гвин. – На час, не больше. Наконец, огонь погас. Министры смотрели, как постепенно затухают угольки в камине. Помещение кухни погрузилось во мрак. Оба изменника ещё лежали какое-то время с открытыми глазами, но постепенно их свалил сон. Никогда не спавший Верес сидел в углу кухни. Видимо, и в его деревянной голове бродили какие-то мысли, которыми ему было не с кем поделиться. Трудно сказать, сколько проспали министры. Но проснулись они одновременно от громких криков: - Солнце! Солнце! Туман исчез! Снег тает! Пробудившийся Кабр Гвин долго не мог понять, что происходит. Вся кухня была залита светом. Быстро поднявшись, он подбежал к окну и открыл его. На него тут же пахнуло свежим воздухом. Подняв глаза кверху, бывший государственный распорядитель увидел ярко-голубое небо, на котором сияло ласковое солнышко. - Эй, Флед, поднимайся! – крикнул Гвин. – Жёлтый Туман исчез! - Куда? Кто исчез? – спросони не понял Энкин Флед. Но затем и он увидел в окне клочок голубого неба. Не помня себя от радости, оба изгнанника помчались к входной двери. Широко распахнув её, они выбежали на мост. Вовсю таял снег, на глазах исчезал лёд во рву. Тёплый ветерок освежал измождённые лица министров, которые расплывались в блаженной улыбке. Так уж получилось по воле Гуррикапа, что Волшебной стране царило вечное лето. И, наверное, в этом была своя прелесть – страна была избавлена от промозглой осени и холодной зимы. Но была в этом и своя негативная сторона – не было весны. Той прекрасной и удивительной поры пробуждения всего живого, когда отступают снега и прекращаются вьюги, когда вчера ещё холодная и мёрзлая земля становится мягкой и тёплой, покрываясь зелёным ковром травы и первыми цветами. Да и люди тоже пробуждаются весной, когда распускаются не только цветы, но и души. Кто знает, может быть именно этого чувства пробуждения и обновления не хватало раньше Кабру Гвину и Энкину Фледу? Во всяком случае, радостно танцуя на ещё не освободившемся от снега мосту, оба они ощущали в глубине себя какие-то новые и непонятные ощущения… Наконец, бывшие министры притомились и опустились в изнеможении на приступки двери. - Уф! – сказал Энкин Флед. – Мы всё-таки пережили этот кошмар. Мы живы и здоровы. И снова над Волшебной страной сияет солнце вечного лета. Я предлагаю отметить это радостное событие весёлым пиром. - Прежде, чем пировать, - рассудительно произнёс Кабр Гвин, - следовало бы разведать обстановку. Мы даже не знаем, что произошло в Волшебной стране. Откуда взялся Жёлтый Туман? Почему он так долго не исчезал? И почему именно сегодня он пропал? - Не всё ли равно? – махнул рукой Флед. – Какое отношение всё это имеет к нам? - Очень большое, - ответил Гвин, глубокомысленно подняв вверх указательный палец. – Возможно, в Волшебной стране сменилась власть. А может быть, всё население вымерло от голода и холода, и мы единственные, кто пережил эти страшные месяцы? Так что с праздником предлагаю повременить. - А что ты предлагаешь? – заинтересованно спросил Энкин Флед. - Для начала надо подкрепиться, – сказал Кабр Гвин. – Сейчас все вместе отправимся за фруктами. Потом подождём – пусть земля как следует просохнет. А дня через три-четыре все вместе отправимся на разведку. Так и порешили. В ожидании похода министры, чтобы время не пропадало даром, вновь затеяли уборку замка, очищая комнаты от щепок, оставшихся после уничтожения мебели. За делами дни летели незаметно. На пятый день Кабр Гвин решил, что лес достаточно просох и можно отправляться в путь. Кое-как приведя себя в порядок, бывшие министры двинулись по тропе, которая вела к Дороге, Вымощенной Жёлтым Кирпичом. Впереди шёл Верес, за ним – Гвин. Энкин Флед замыкал шествие, волоча за собой двуручный меч. - Да брось ты его! – раздражённо сказал Кабр Гвин. – Такую тяжесть с собой тащишь. - Ну, уж нет, - ответил Флед, - я привык ходить с оружием. И потом – я соскучился по мечу. Даже забыл, когда в последний раз держал его в руках. Кабр Гвин только рукой махнул. Изгнанники продолжали свой путь. Дойдя до поворота тропы, они остановились. - А теперь будем ждать, - сказал Гвин. – Надо посмотреть, кто пойдёт по дороге. Если до вечера никого не будет, отправимся в Голубую страну. Ночью Жевуны, если они ещё живы, сидят, запершись в своих домиках, и нам ничто и никто не угрожает. Притаившись в придорожных кустах, министры стали наблюдать за дорогой. Через некоторое время Гвин всё-таки решил отправить Вереса на разведку с тем, чтобы он добрался до опушки леса. Деревянный человечек с радостью принял приказание и быстро помчался по дороге, громко стуча своими деревянными ступнями. Вскоре их стук утих. Воцарилась тишина. Министры молчали, напряжённо ожидая возвращения Вереса. К их величайшему изумлению, он вернулся гораздо раньше, чем они ждали его обратно. Не прошло и четверти часа, как Энкин Флед снова услышал топот деревянных ног. - Быстро он воротился, - пробормотал бывший начальник полиции. - Это не к добру, - настороженно сказал Кабр Гвин. – Наверное, он кого-то встретил или увидел что-то, о чём решил немедля нам сообщить. Через несколько минут бывшие министры увидели Вереса – он со всех ног мчался в их сторону. Поравнявшись с ними, он остановился. - Сюда идёт какой-то человек, - сказал деревянный курьер. - Спрячемся, - решил Гвин, - и посмотрим, кто это. Если что – возьмём его в заложники. Все трое укрылись в кустах. Прошло совсем немного времени, когда они услышали приближающиеся шаги незнакомца. А вскоре показался и он сам. Это был полноватый невысокий человек в зелёном камзоле и зелёным бантом на голове. Вид у него был крайне унылый. Периодически он останавливался и трусливо озирался. - Флед! – толкнул в бок своего сообщника Кабр Гвин. – Тебе не кажется, что это… - Руф Билан! – громко воскликнул бывший начальник полиции. Прохожий остановился, и стал вертеть головой по сторонам, пытаясь определить, откуда раздался голос. - Да, это он! – пискнул Верес. Изгнанники не ошиблись. По Дороге, Вымощенной Жёлтым Кирпичом, действительно шёл Руф Билан, смотритель дворцовой умывальни при Гудвине и государственный распорядитель во времена первого правления Урфина Джюса.

Захар: Спасибо вам огромное, автор, за такую прекрасную работу! Да, вы правы. Тема Волшебной Страны отнюдь не исчерпана. Здесь можно копать и копать. Удачи и вдохновения! Ждем новых историй!

Марк Кириллов: Спасибо, Захар, на добром слове. Тогда сегодня вечером выложу ещё один фрагмент из "Приюта изгнанников".



полная версия страницы