Форум » Фанфики » Однажды в сказке. » Ответить

Однажды в сказке.

Захар: Кто сказал, что за горами нет места чудесам? Да отрежут лгуну его лживый язык! Прошло пять лет после последнего путешествия Тима и Энни в край чудес. Элли Смит, работая в летнем лагере, неожиданно взгрустнулось и захотелось вновь увидеть Волшебную Страну, а также дорогих друзей. И судьба или кто еще решают помочь женщине в этом. Элли помогает одной старушке донести корзину домой, а та в награду дарит ей необыкновенный синий плащ с помощью которого можно переносится в Волшебную Страну и обратно. Энни и Тим, студенты факультета фольклористики и народной словесности, также хотят вернутся туда, поскольку Тим написал курсовую о Волшебной Стране, опираясь на свои с Энни воспоминания, но руководитель его курсовой вместе с деканом забраковали эту работу, поэтому ребята хотят на свой страх и риск добыть доказательства того, что Волшебная Страна есть на самом деле и что они там действительно были. Чем все это закончится, узнаете позднее. В самой же Волшебной Стране также происходит много интересного. Главным героям придется в очередной раз доказать, что добро всегда побеждает зло. Большой кроссовер. Посвящается Ильсору, Чарли Блеку, Глории Джюс, schwarzu и всем, всем у кого внутри есть своя маленькая Волшебная Страна.

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Захар: Чистоту, простоту мы у древних берем, Саги, сказки - из прошлого тащим,- Потому, что добро остается добром - В прошлом, будущем и настоящем! Владимир Высоцкий "Баллада о времени". В королевской семье Страны Сказок издавна любили рассказывать следующую легенду: "В давние времена нашей страной правил король Дональд вместе со своей женой, королевой Региной. Четверо сыновей и трое дочерей было у них. Подросли сыновья, женились и получили в дар от отца крупные владения. А вот что делать с дочерьми? По идее следовало бы выдать их замуж, но королю Дональду не хотелось, чтобы его будущие зятья претендовали впоследствии на престол. Поэтому он, посоветовавшись со своими советниками, принял следующее решение: оставаться принцессам в девах, а чтобы те не скучали, отдать их в обучение к известным в те времена колдунам-друидам. Принцессы, ничего не подозревая, играли в это под присмотром слуг на лугу. Старшей Альдоне - было двадцать лет, средней Елизавете - восемнадцать, младшей дочери по имени Моника - тринадцать лет. Принцессы все были красивые, стройные, кареглазые и чернобровые. На лугу принцессы венки плели, надевали одна одной и на голову. Хороводы с крестьянскими девушками водили. Сюда пришел король Дональд и объявил дочерям свою волю. Не споря, выслушали принцессы королевскую волю и тихо в немом поклоне склонились. А как только король ушел, дочери его заплакали, зарыдали и побросали венки. Побаивались в душе принцессы друидов, потому что они знали колдовство больше обычных волшебников. Да и замуж девушки хотели, не хотелось им оставаться в старых девах. Отдать королевских дочерей в обучение к друидам было решено через два месяца, главным образом благодаря мольбам королевы, которой не хотелось расставаться с детьми. Сами принцессы ни о чем не просили отца, они почти две недели они о чем-то шептались между собой и наконец решили отыскать ночью волшебный цветок с помощью которого можно было выполнить любое желание, наподобие цветка папоротника, который цветет лишь в ночь на Ивана Купала, и таким образом изменить свою судьбу. Как-то раз, когда стража вокруг дворца уснула, королевские дочери тихонько вышли из своих покоев и отправились на поиски. Переплыли принцессы озеро на лодке, и очутились в мрачном темном лесу. Чем дальше они шли, тем хуже делалось. Слышались принцессам чьи-то голоса и стоны. Каким-то чудом вышли королевские дочери из леса и подошли к высокой горе. Видят они стоит на той горе какой-то рыцарь со своим отрядом. Подивились принцессы, между тем воины сошли с горы и пригласили девушек на гору. А там пир на весь мир, все пьют и едят. Королевским дочерям кубки поднесли. Выпили они, вкуса вина не почувствовали, но тем больше пьют, тем больше пьянеют. Закружились девушки в танце с воинами. Долго, коротко ли, но каким-то образом прошел хмель у Моники. Видит Моника что все здесь какое-то ненастоящее, а вокруг звериные глаза блестят. Вырывалась она из рук своего кавалера, растормошила сестер, и те бросились бежать прочь. Воины же увидели зверей и начали охоту на них, им стало не до девушек. А принцессы выбежали на поляну, где плясали русалки. - Сестры наши пришли! - закричали они, и девушек к себе затащили, несмотря на их сопротивление. Делать нечего, стали плясать королевские дочери с русалками, потом те затащили их в болото. Подплыл к принцессам водяной дед с огромной бородой. - Эге, да это же дочери нашего славного короля Дональда! - усмехнулся старик. - Какая честь для всех нас, водяных обитателей! Вы к нам пришли жить, красавицы? Или что-то ищите? - Мы ищем волшебный цветок, исполняющий желания, - пояснила Моника. Ее сестры не смогли вымолвить ни звука. - Дайте им цветок, - засмеялся водяной дед и и исчез под водой. Болота заволновалось, и королевских дочерей с русалками вынесло на берег. Увидели там принцессы какие-то блестящие цветы и стали их рвать. Сорвут они цветок, а из него какое-то масло течет. - Красоту вы нашу портите, - опечалились русалки. Где-то громко закукарекал петух. Русалки исчезли, потускнели цветы в руках сестер. Увидели они, что это обычные ромашки и больше ничего. Вздохнули девушки и решили отправиться домой. Будь что будет, уж лучше с друидами жить, чем с русалками или этими странными воинами на горе. Долго шли сестры, заблудились они и не смогли найти дорогу ко дворцу. Наконец королевские дочери решили разделиться. Моника отправилась в одну сторону, а ее сестры - в другую. Однако принцессам не суждено было вернуться домой. На Альдону и Елизавету напали гадюки. Задушили они сестер, выпили их кровь. Что стало с Моникой, никто точно не знает. Через несколько дней королевские рыцари Ян и Тит, влюбленные в старших дочерей короля, нашли тела двух сестер и принесли их во дворец. Монику довольно долго искали, но так и не нашли... Горюет, плачет королева Регина. Король Дональд закрылся в своих покоях и велел никого к нему не пускать. Через неделю король распорядился, чтобы для принцесс сделали саркофаги из самого дорогого камня на свете и похоронили их в них. Вскоре после похорон дочерей король с королевой умерли. Сыновья стали воевать между собой за наследство. Победителем в той войне стал старший сын короля Гэндальф, впоследствии известный как король Гэндальф Отчаянный. Он лично долго искал свою любимую младшую сестру Монику, но тщетно... Младшая дочь короля Дональда как в воду канула. Будучи еще ребенком, будущий король Валибальд Второй поверил в эту легенду, и частенько спрашивал у своей матери Арабеллы: - А все-таки что стало с принцессой Моникой? - Да что угодно, мой мальчик, - отвечала Арабелла. - Времена-то давние были, поди разберись теперь... Вполне возможно, что на бедную девушку напали жестокие разбойники и убили ее, не разбираясь кто она и откуда. Монику также могли съесть Людоед или Дракон. Не исключено и то, что бедная девушка потеряла память, забыла о своем происхождении и прожила свою жизнь где-нибудь в глуши, ни с кем ни общаясь. Такое случается иногда после сильного нервного потрясения. - Но ведь Моника была храбрее своих сестер, судя по легенде, верно? - Да, это так... Тем не менее и ее могли хорошенько напугать в результате чего Моника вполне могла позабыть о сестрах, отце с матерью и обо всем прочим. - А почему же все-таки младшую дочь короля Дональда не нашли? - продолжал допытываться мальчик. - Почему, почему... Искали-то следы принцессы вот почему. А если Моника действительно потеряла память и стала жить где-то в глуши, то на нее вполне могли и не обратить внимания. Девушку приняли за обычную нищенку-сироту, каких тогда было много. Да что об этом говорить! Это исправить уже невозможно, мой мальчик. Что было, то было... Тем не менее уже будучи взрослым Валибальд Второй также организовал поиски принцессы Моники, но они ни к чему не привели. А вот Людмила, старшая сестра Валибальда Второго, напротив, никогда не верила в легенду. - Это байки для маленьких детей! - презрительно заявила она, с трудом выслушав историю до конца. - Король Гэндальф Отчаянный действительно существовал, это факт, но никаких доказательств того, что у него были братья и сестры нет! Из этого можно сделать вывод, что никакой принцессы Моники и ее сестер никогда не существовало на самом деле. Того же мнения придерживался и покойный король Валибальд Первый. Тем не менее пришло время, когда судьба принцессы Моники стала известна. Впрочем, обо всем по-порядку. Чарли Блек прогуливался вечером после ужина. Он был вполне доволен своей судьбой. После предательства компаньона, которому Чарли доверял и считал своим другом, жизнь потеряла для него всякий интерес. Одноногий моряк окончательно разочаровался в обществе в котором жил и без колебаний покинул родину. Очутившись в Волшебной Стране, встретившись со своим названным сыном Тилли-Вилли, своими старыми друзьями и обретя новых в Стране Сказок, Чарли Блек вновь стал самим собой, небо для него стало голубым, а жизнь опять интересной. И все-таки чего-то не хватало бывалому моряку... Чарли долго искал ответ на вопрос: чего же ему все-таки не хватает или вернее кого? Наконец стало ясно: Чарли не хватает женской привязанности, у него не было жены или хотя бы просто подруги. Девушек у моряка в прежние времена было хоть отбавляй, во время отпуска Чарли всегда отправлялся на свидание с какой-нибудь красоткой. Однако с женитьбой не спешил. "Это трудный и ответственный шаг, нужно все тщательно обдумать и взвесить", - размышлял Блек. Девушки также не стремились связать свою судьбу с Чарли, зная, что он моряк и много плавает по морям. Наконец родители, когда еще были живы, и сестра Анна стали спрашивать: - Когда же ты, наконец, женишься? Чарли отшучивался как мог, потом стал прямо говорить: - Лишь когда встречу свою настоящую любовь. Шло время, но подходящей девушки все не находилось. Родители умерли, сестра Анна махнула рукой и решила: пусть брат поступает как считает нужным, ведь это его выбор. Так постепенно прошла молодость Чарли Блека. И хотя женщины по-прежнему смотрели на моряка, но подлинных чувств к ним у Чарли не было... - Эх, любовь, любовь, - вздохнул одноногий моряк и почувствовав сильную жажду, подошел к ближайшему колодцу, чтобы напиться. Неожиданно трубка выпала из его кармана и упала в колодец. Чарли напился и стал искать трубку. Вдруг он увидел лягушку, которая держала его трубку в своих лапках. Моряк рассмеялся. Он многое повидал в своей жизни, но впервые увидел такую потешную картинку. - Жаль, что у меня фотоаппарата нет, - пожалел Чарли. - Это твоя вещь, добрый человек? - спросила лягушка. - Да, это моя трубка. Но если хочешь, возьми ее себе, дарю! - великодушно разрешил Чарли. - Спасибо. Ой, спаси меня, добрый человек! Спаси! - взмолилась лягушка. - В смысле? - За мной охотиться злая ведьма Барабаха... А вот и она сама... Чарли отодвинулся от колодца и увидел злобную старуху в черной одежде. - Что вам угодно, сударыня? - поинтересовался моряк. - Не мешай и отойди! За своим пришла! - проворчала старуха и протянула свою костлявую руку, чтобы схватить лягушку, но Чарли не позволил ей сделать это. - Ступай прочь, бабуся, и оставь лягушку в покое! - смело произнес моряк. - Да знаешь ли ты, несчастный, с кем ты разговариваешь?! Я превращу тебя в пыль и прах! - вспылила ведьма. - Ну попробуй! Старуха закрыла глаза и надула губы. Вокруг сделалось темно, загремел гром. - Ну что трепещешь? - усмехнулась старуха. - Этими штучками ты меня не запугаешь! Клянусь рифами Куру-Кусу и якорем! - Смелый, - прошипела Барабаха. - Люблю смельчаков... Она щелкнула пальцами, гром прекратился. - Зачем нам ссориться, милый человек, если мы можем прекрасно поладить? - залебезила ведьма и вытащила скатерть. - У меня есть чудесная скатерть-самобранка. Накормит и напоит тебя в любое время... Ну что? Согласен на обмен? Тогда давай сюда эту противную лягушку. - Согласен. И прежде чем старуха успела опомнится, моряк достал лягушку и сунул себе в карман, отобрал у Барабахи скатерть-самобранку, а саму ведьму опустил в колодец. - Что ты задумал, злыдень? Вытащи меня отсюда, или я очень рассержусь! - пригрозила старуха. - Давай, давай, сердись сколько влезет... Не бойся, лягушка, тебя никто не обидит. - Спасибо. Ты очень смелый и добрый, - ответила лягушка. - Наступит время, и я тоже отплачу тебе добром. Отнес Чарли Блек лягушку к себе. Устроил он у камина чан с чистой водой и выпустил в него лягушку. Прошла неделя, другая и привык Чарли к своей новой подруге. Говорил с ней, рассказывал разные истории из своей жизни, а подружка его внимательно слушала. Хоть и не сразу, но Чарли решился познакомить лягушку с Элли, Тилли-Вилли и всеми остальными. Моряк опасался, что над ним станут потешаться, но как ни странно, все прониклись к лягушке симпатией и одобрили то, что Чарли заступился за нее. Приближался день рождения Арабеллы, матери короля Валибальда Второго. Виновница торжества пожелала, чтобы в качестве подарка ей преподнесли пирог под названием "Легенды и мифы", который с давних пор употреблялся в королевской семье Страны Сказок. Все бы хорошо, да только подлинный рецепт этого пирога был почти позабыт, его знают лишь немногие. - Ты пойдешь на праздник? - спросила лягушка одноногого моряка. - Я бы с радостью, но нужен пирог "Легенды и мифы". А я о таком никогда не слышал, - признался Чарли. - Может, скатерть-самобранка может его сделать, но вряд ли... Предчувствие не обмануло Чарли. - Увы, но у меня нет в запасе пирога "Легенды и мифы", - сказала скатерть-самобранка, когда ее расстелили на столе. - Не печалься, утро вечера мудренее. Ложись спать, друг мой, будет тебе этот пирог. Подивился Чарли, но спать лег. А лягушка сбросила свою шкуру, стала девушкой и закричала: - Эй, птицы лесные! Пожалуйста, соберитесь здесь и испеките пирог "Легенды и мифы", который мы с сестрами ели у батюшки с матушкой! Слетелись самые разные лесные птицы. Они принесли с собой муку, а также все самое необходимое для пирога и принялись стряпать под руководством девушки. Когда пирог был готов, девушка вновь стала лягушкой, а птицы разлетелись кто куда. Проснувшись и увидев пирог, Чарли был потрясен. - Ветер и волны! Потопи меня первый же шторм! Ничего себе! Здорово! Откуда это? Сама пекла? Молодец! Ну пожалуй, мы сможем пойти на пир, - пробормотал он. - Клянусь пиратами южных морей! - Иди на пир один, мой друг, - сказала лягушка. - А я чуть попозже буду. Как услышишь стук и грохот, не пугайся. Скажи всем: это моя лягушка в карете из тыквы едет. Чарли Блек отправился с пирогом во дворец, где вскоре встретился со своими друзьями. - А где же ваша подружка, мистер Блек? - не сдержалась королева Людмила. - Почему вы ее с собой не принесли? И где вы такую красавицу отыскали, а? Небось все болота исходили, ха-ха-ха! О новой подружке Чарли Блека ей было известно благодаря Эоту Лингу или Доценту Смайлику, а также Джиму Хокинсу, которые шпионили за всеми друзьями Элли. Чарли ответил королеве насмешливым поклоном и завел беседу с Элли и королем Валибальдом Вторым. Появилась Арабелла. Стали вручать подарки, а точнее пироги. Пирог, преподнесенный дочерью Людмилой, Арабелла сразу забраковала: - Извини, дорогая дочь, но это не то, совсем не то. Элли с Валибальдом также подарили ей пирог. - Гораздо лучше, спасибо, мои дорогие, - улыбнулась Арабелла. Людмила скривилась как от зубной боли. - Но все равно это не настоящий пирог "Легенды и мифы", уж не взыщите... Кто еще? Ни один пирог не прошел проверку Арабеллы. Последним к ней приблизился Чарли Блек. Мать Валибальда благосклонно улыбнулась, взяла лопаточкой кусок, положила себе в рот и зажмурилась от удовольствия. - О! - прошептала она. - Вне всякого сомнения это он... Да... Отец, отведай! Она дала кусок от пирога своему отцу Гиацинту, который также присутствовал на празднике, нарушив свое одиночество и уединение. - Тот самый вкус! - сказал старик, прожевав. - Настоящий пирог "Легенды и мифы"! - Папа, ты заговорил после стольких лет! - обрадовалась Арабелла. - Дедушка, ты говоришь! - захлопал в ладоши Валибальд Второй, но вспомнив, что он является королем, умерил свой пыл. - Молчание - это золото, - загадочно произнес Гиацинт и опять умолк. Людмила поджала губы. Да где же это видано, чтобы какой-то варвар из-за гор знал подлинный рецепт их пирога! Здесь что-то нечисто... - Ну, дорогой друг, вы нас порадовали, - обратилась Арабелла к Чарли Блеку. - Хоть сегодня не ваш день рождения,но просите что хотите. Любое ваше желание будет исполнено. - Благодарю вас, но мне ничего не нужно, - поклонился Чарли. - Да и не я это пек пирог. Эта работа моей лягушки. Все так и ахнули. "А ведь он не лжет, - подумала Людмила. - Напрасно я смеялась над его подружкой. Она не лягушка, а какая-нибудь колдунья, однозначно". - Где же ваша лягушка, Чарли? - спросила Арабелла. - Нам ее ведь нужно поблагодарить. - Она чуть позже будет. Послышался стук и грохот. - Не пугайтесь, не пугайтесь, - засмеялся Чарли. - Это моя лягушка в карете из тыквы едет! Распахнулись двери, и все увидели девушку необыкновенной красоты. - Кто это? - спросил внук Смелого Льва, который также присутствовал на празднике вместе с дедом . Чарли Блек не смог отвести взгляда от гостьи. Ее глаза показались ему смутно знакомыми. - Моника, дочь короля Дональда и королевы Регины, - представилась девушка. - Да, и я та самая лягушка, которая живет у Чарли Блека. Все объяснения потом, а сейчас давайте веселиться! Много веков я не знала веселья... Пауза... - Да, я всегда это знал, что это правда, - отвесил поклон девушке Валибальд Второй. - Добро пожаловать! Присоединяйтесь к нам! - Да, у нас в сказке всякое случается, - заметила Арабелла. - Добро пожаловать, дорогая Моника! - Самозванка! Да как ты смеешь?! Никакой принцессы Моники никогда не существовало на самом деле! - возмутилась королева Людмила. - Не смейте оскорблять мою подругу, ваше величество! - заступился за девушку Чарли. Хоть и не сразу, но он поверил в то, что эта девушка и его лягушка одно и тоже. И Чарли полюбил Монику с первого взгляда. Королева еле-еле сдержалась, чтобы не приказать отрубить Великану из-за Гор голову. О, если бы сейчас не праздновали день рождения матушки, она бы показала этому варвару кто в доме хозяин! Арабелла с сыном попытались призвать Людмилу к порядку, но ничего не вышло. Поняв, что не сможет на что-то повлиять, королева ушла в компании со своими подхалимами. - Танцуют все! - распорядился король Валибальд Второй, чтобы разрядить обстановку. Все присутствующие пустились в пляс, кто хотел. Валибальд стал вальсировать с Элли, Чарли Блек с Моникой, а Арабеллу пригласил на танец сам Фантомас, известный нам по фильмам "Фантомас", "Фантомас разбушевался" и "Фантомас против против Скотланд-Ярда". О Фантомасе также написано 32 произведения, но они относятся к числу редких книг, поэтому найти их очень сложно. - Вам не скучно здесь, мадам Арабелла? - галантно поинтересовался Фантомас. - Если не ошибаюсь, вы вдова и отошли от государственных дел... - Нет, мне не скучно, господин Фантомас, спасибо. Да, я отошла от государственных дел и давно являюсь вдовою, но мне это не в тягость. - Рад за вас. А я хотел вам предложить пожить хотя бы какое-то время в своем замке. Видите ли, я очень одинок, поэтому присутствие женщины скрасит мое одиночество. - Вы очень любезны, но я право... - Обещайте хотя бы подумать над моим предложением! - Хорошо. И... Вы это серьезно? В моем возрасте... - О, все это условности, мадам Арабелла. Знаете, сколько мне лет на самом деле? Гораздо больше чем вам и даже вашему отцу, уверяю вас! И да, я говорю совершенно серьезно, поверьте! После танцев с разрешения короля Чарли Блек запел: Когда вода всемирного потопа Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока На берег тихо выбралась любовь И растворилась в воздухе до срока, А срока было сорок сороков. И чудаки - еще такие есть - Вдыхают полной грудью эту смесь. И ни наград не ждут, ни наказанья, И, думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья... Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву, Прежде чем узнать, что "я люблю",- То же, что дышу, или живу! И вдоволь будет странствий и скитаний, Страна Любви - великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Все строже станет спрашивать она. Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна... Но вспять безумцев не поворотить, Они уже согласны заплатить. Любой ценой - и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули... Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мертвых воскрешал, Потому что, если не любил, Значит, и не жил, и не дышал! Но многих захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько не зови... Им счет ведут молва и пустословье, Но этот счет замешан на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибшим от невиданной любви... Их голосам дано сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах. И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрестках мирозданья... Я поля влюбленным постелю, Пусть поют во сне и наяву! Я дышу - и значит, я люблю! Я люблю - и, значит, я живу! - Чарли Блек совершенно прав, мадам Арабелла, - заметил Фантомас, продолжавший находиться рядом с бывшей королевой. - Если человек любит, значит, он живет... - Неужели правда? - прослезилась Элли. - А мама все переживала, что дядя Чарли не женится... Да, все-таки не зря мы оказались здесь. Только бы у них с Моникой все было хорошо! - Так все и будет, моя дорогая, - сказал Валибальд. - Наверное, это действительно любовь, - заметил пес Тотошка. - Да, да, несомненно, - подхватил Страшила. - Очень трогательно, - прошептал Железный Дровосек, и они со старым Смелым Львом, Кагги-Карр и Гуамоко прослезились. "С годами я становлюсь сентиментальным", - подумал Гуамоко. Урфин Джюс, также находившийся здесь, загрустил. "Что же это получается? Все влюблены, кроме меня", - размышлял про себя огородник. Неожиданно ему вспомнился кусочек далекого детства и девочка Эдда, племянница столяра, у которого жил Урфин. Как это ни странно звучит, но этой девчонке удалось поладить с угрюмым мальчишкой, каким был тогда огородник, и они общались, а также иногда играли вместе. Что стало с Эддой? Урфин Джюс так и не удосужился узнать об этом, покинув своего воспитателя. Не стоит забывать, что тогда он был совсем другим. Вполне возможно, что она вышла замуж и теперь нянчится с внуками. А у него Урфина нет ни детей, ни внуков... Лишь один Гуамоко есть. Эх! Проворонил свое счастье, теперь пеняй на себя! - Нашему другу Чарли везет, - заметил Эдмон Дантес он же граф Монте-Кристо Атосу или графу граф де Ла Феру. - Надеюсь, что да, - проворчал Атос. - Непостоянство, имя твое женщина! - Полно вам, друг мой! Охота вам вспоминать о том, что было когда-то! Живите сегодняшним днем. - Да, друг мой, не стоит об этом думать, - вмешался Страшила, и они принялись беседовать с графом о загадках и тайнах природы, а также истории. Чарли Блек, улучив момент, помчался домой и сжег лежавшую там лягушачью шкуру. Это было ошибкой.

Захар: - Ах, Чарли, что же ты наделал! - огорчилась Моника. - Понимаю, ты не мог больше ждать, но это было необходимо... Ищи меня во владениях ведьмы Барабахи и ее соратника волшебника Кропадина! Она обернулась бабочкой и улетела, прежде чем одноногий моряк успел опомнится. С помощью короля Валибальда и его матери Чарли узнал, где именно находится его любимая. - Победить этих колдунов очень трудно, но видно ничего не поделаешь... Идите прямо на север, никуда не сворачивая, - сказал король. - И да сопутствует вам удача! - Вот вам клубочек, - улыбнулась Арабелла. - Куда он покатится, туда и ступайте... Друзья хотели сопровождать Чарли, но бывалый моряк отказался от помощи. Это было его дело, поэтому он был намерен сделать это сам. А тем временем ведьма Барабаха обрушилась на Монику, которая появилась перед ней. - Явилась, не запылилась, - проворчала старуха. - Говорила я тебе, что будет, если ты сбежишь от меня? - Говорила. Меня ожидает самое суровое наказание... - Ты надеялась, что я не разыщу тебя? Ничего подобного! От меня ничего и никто не скроется! Хоть и поздно, но я все-таки нашла тебя, а теперь ты сама явилась ко мне. Так... Что же мне с тобой сделать-то? Как ты считаешь, мой верный слуга Кроподин? - Принести в жертву нашему богу Чернобогу, - ответил волшебник-карлик с большой бородой. - Да, видно ничего другого не остается, - вздохнула ведьма. - Я надеялась, что мне удастся перевоспитать эту дурочку на свой лад, да только в ней дурная кровь, поэтому это бесполезно... Готовься, красна девица! Через три дня и три ночи ты будешь принесена в жертву! - И не надейтесь! Чарли Блек спасет меня! - смело возразила Моника. Барабаха с Кроподином переглянулись и расхохотались. - Мечтай, мечтай, пока дают, - гаркнула старуха. - Эй, мои верные слуги! Посадить эту негодницу в сырой подвал! Может она хоть там немного поумнеет... Грубые руки схватили девушку и увели в погреб. Чарли Блек шел долго и очень устал. Наконец он уселся отдохнуть в тени под дубом. Неожиданно он услышал старческий голос: - Добрый человек, дай мне, пожалуйста, поесть и попить, совсем ослаб я от голода и жажды. Чарли увидел старичка в белой одежде и пустой торбой за плечами. Угостил бравый моряк его чем бог послал, и рассказал куда он идет и зачем. - Эх, Чарли, Чарли! Зачем же ты сжег лягушачью шкуру? - произнес старичок. - Не ты ее надевал и не тебе ее снимать... Но раз уж так произошло, ты должен приложить все усилия, чтобы спасти Монику, ведь злая ведьма со своим слугой хотят принести девушку в жертву богу ада Чернобогу! - Тогда мне нужно спешить! - Чарли поднялся на ноги. - А есть ли какой-нибудь способ уничтожить этого божка? - Это невозможно, - покачал головой старик. - Но победить Чернобога вполне реально. Если ты уничтожишь волшебный янтарь, который он дал на сохранение ведьме Барабахе, это ослабит Чернобога и он не сможет тебя убить. Тот янтарь хранится под замком в сундучке у этой ведьмы... - И это все? - Разумеется нет, не так все просто. Но сильная любовь способна на многое... Да, Чарли, Монику может спасти лишь искренняя любовь! Поблагодарил Чарли Блек таинственного старика, и они разошлись в разные стороны. Одноногий моряк прибыл как раз вовремя. Барабаха и Кроподин тщательно подготовились к обряду. Они были так уверены в себе, что даже не поставили защитный барьер. Комнату заполнили духи и привидения, которых ведьма со своим слугой пригласили на этот обряд. В центре комнаты лежала тщательно связанная магическими узлами Моника. - Ну что же, начнем, - заявила наконец Барабаха. - О великий и могучий бог зла! Прими от нас в дар эту противную девушку и не лишай нас в дальнейшем своей благодати! - Прими от нас дар, бог Чернобог, и будь благосклонен! - подхватил Кроподин. - Бог зла, ты здесь? Отзовись! - Слышу я вас, прекрасно слышу. Только подымите мне веки, не вижу! - послышался чей-то ужасный голос, и появилось высокое бледное существо с длинным и острым носом. Ведьма Барабаха и Кроподин пали ниц. Духи и привидения подняли Чернобогу веки и также склонились. - Но что я вижу? Почему эта девушка до сих пор не мертва? - возмутился бог зла. - Простите нас! - взмолилась ведьма Барабаха и ударила кулаком Кроподина. - Действуй, идиот! Карлик с трудом вытащил кинжал и приблизился к девушке. Вот он уже почти вонзил его в самое сердце, но тут дверь открылась, и появился Чарли Блек. - Кто пустил сюда сына Адама? - рассердился бог зла. - Кретины! Всех уволю! Чарли быстренько подошел и отпихнул Кроподина с ножом. - Сначала вам придется убить меня! - решительно произнес он. - Чудненько! - обрадовался Чернобог. - Две жертвы сразу! Это мне по душе! Убить их, живо! Ведьма, Кроподин и духи бросились выполнять приказ. Но не так-то просто оказалось поймать Чарли. Несколько враги нападали на него с Моникой, и каждый раз безуспешно. - Покорись смерти, сын Адама, - прохрипел Чернобог. - Тебе не одолеть нас. По доброте душевной готов предоставить тебе последнее слово. Чарли Блек, собрав волю в кулак, и запел: Представь себе весь этот мир, огромный весь, Таким, какой он есть, на самом деле есть, С полями, птицами, цветами и людьми, Но без любви, ты представляешь, без любви. Есть океаны, облака и города, Лишь о любви никто не слышал никогда. Также синей ночью звезды в небе кружат, Также утром солнце светит с вышины, Только для чего он? И кому он нужен? Мир, в котором люди друг другу не нужны. Также гаснет лето и приходит стужа, И земля под снегом новой ждет весны, Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Представь себе весь этот мир, огромный весь, Таким, какой он есть, и что любовь в нем есть, Когда наполнен он дыханием весны, И напролет ему цветные снятся сны. И если что-нибудь не ладится в судьбе, Тот мир, где нет любви, опять представь себе. Также синей ночью звезды в небе кружат, Также утром солнце светит с вышины, Только для чего он? И кому он нужен? Мир, в котором люди друг другу не нужны. Также гаснет лето и приходит стужа, И земля под снегом новой ждет весны, Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Моника слабо улыбалась сквозь слезы. - Ты что, идиот? - повертел у пальцем у виска бог зла. - Да, о великий, если человек уродился дураком, то это надолго, - прошипела ведьма Барабаха. - Мне это преставление надоело! Кончайте с ним! - взревел Чернобог. - Я не обязан выполнять за вас всю грязную работу! Каким-то образом карлик Кроподин ухитрился вонзить кинжал в правую руку моряка. Собрав последние силы, Чарли увидел сундучок, схватил его здоровой рукой, открыл, достал янтарь и сильно сжал его. Хоть и не сразу, но янтарь рассыпался на кусочки. Чарли упал. - Проклятье! Сегодня фильма не будет! Электричество кончилось, - простонал Чернобог и исчез. Духи также поспешили смыться. Появилась добрая волшебница Стелла, она освободила Монику и превратила в червяков ведьму Барабаху с карликом Кроподином. Осознав свое поражение, враги поспешили уползти подальше. - Он будет жить? - всхлипнула Моника. - Да, будет, - ответила Стелла, внимательно осмотрев моряка. Когда Чарли очнулся, то увидел, что вокруг него сидит Моника, Стелла, Элли и остальные. Тилли-Вилли с невестой Розой взволнованно смотрели в окна. Увидев, что моряк очнулся, Тилли-Вилли издал радостный клич. - Эге-гей-го-го, мы снова, снова снова с Великаном из-за Гор! - воскликнул Страшила. - Как ты себя чувствуешь, мой друг? - спросила Моника. - Просто прекрасно, спасибо, - ответил Чарли, потянувшись. - Сколько же я был в отключке? Видно немало времени прошло... - Нет, дядя Чарли, всего лишь один день прошел, - Элли поцеловала дядю. - Стелла тебя быстро доставила сюда. Мы все очень переживали! - И поглядите, пожалуйста, на себя в зеркало, - ласково сказала Стелла. Чарли взял зеркало и ахнул. На него смотрело лицо чем-то знакомое, но в то же время... Как же так? И тут до Чарли дошло. Он вновь стал молодым, благодаря Стелле. - Премного благодарен... Чарли не знал как отнестись к такому подарку. С одной стороны получить дополнительно двадцать лет жизни дай бог каждому! Но с другой... Чарли ведь давно уже был другим, чем в молодости, у него изменились вкусы, привычки, сохранились воспоминания о прежней жизни. Следовательно, полученная молодость - всего лишь видимость. - Нет, дорогой Чарли Блек,это не видимость, - мягко возразила Стелла. - И вы вполне достойны такого подарка. - Ну раз так, то хорошо, - сдался наконец Великан из-за гор. - И надо же! Вы не только вылечили руку, но и вернули мне ногу! За это вам отдельная благодарность. Действительно Стелла вернула моряку ногу, поэтому теперь тот не нуждался в деревяшке. Когда Чарли окончательно отошел, Моника поведала всем свою историю: - Я не смогла найти дорогу домой. Мне повстречались ведьма Барабаха и ее слуга Кроподин. Хоть я уже была не маленькая и прекрасно понимала, что незнакомцам нельзя доверять, им удалось обещаниями и уговорами заманить меня к себе, волшебники все-таки... На следующий день ведьма сказала, что я стану ее служанкой, а ночью смогу гулять в облике лягушки. Делать нечего, пришлось подчиниться, а когда мне принесли известие о смерти сестер и родителей, я окончательно покорилась. Найти меня, естественно, не могли, Барабаха со своим слугой тщательно следили за этим. Но недолго длилась мое покорство... Я взбунтовалась и была обращена в лягушку на веки вечные. Лишь любовь другого человека могла меня спасти, но где же его найти? Так постепенно я потеряла счет времени, но однажды мне удалось сбежать. Прошло еще какое-то время, и я повстречала Чарли Блека, который приютил меня у себя. В результате мы полюбили друг друга. Но чары ведьмы Барабахи были слишком сильны, поэтому лишь сильная любовь Чарли и ваша помощь, госпожа Стелла, спасли меня от ее проклятия и я вновь стала обычной девушкой... Даже Людмила вынуждена была признать, что принцесса Моника существует на самом деле. А уж когда девушка заявила, что не претендует на престол, королева окончательно успокоилась. - Ты решился, дядя Чарли? - спросила как-то раз Элли. - Да. Чарли Блек сделал Монике предложение, та согласилась, и они, не имея мочи больше терпеть, сыграли свадьбу. Король Валибальд Второй, к большому неудовольствию Людмилы и ее подхалимов, пожаловал моряку гражданство Страны Сказок и дворянство с земельным владением, чтобы новобрачные ни в чем не нуждались. - Да зачем же мне дворянство, ваше величество? - недоумевал Чарли. - Я из простого народа и не стыжусь своих корней. - Я тоже не стыжусь того, кем является мой жених, - сказала Моника. - Это делает вам честь, друзья мои, - ответил король. - Но такой у нас обычай. Раз Чарли Блек женится на женщине королевских кровей. - Но кто поручится за мистера Чарли Блека? - нахмурилась королева Людмила. - Мы ручаемся за него! - ответили Элли, Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев с внуком, Урфин Джюс с Гуамоко, Кагги-Карр, Дин Гиор и Фарамант. - А кто из наших граждан поручится? - не сдавалась королева. - Я ручаюсь за Чарли Блека и его имя, - ответил Эдмон Дантес, он же граф Монте-Кристо. - И я ручаюсь, - подхватил капитан Эфроим Длинныйчулок, также друг Чарли Блека. - И мы! - хором закричали мушкетеры. - Я тоже ручаюсь за Чарли Блека и его имя, - заявил Джон Сильвер. - И я, - сказал Фантомас, который продолжал ухаживать за Арабеллой, не теряя надежды, что та поселится с ним в замке. "Ах вы, старые лисы, я вам это припомню! - подумала Людмила. - И вы с ними заодно! Еще не время мне ссориться с братцем и матушкой. Но погодите!" - И вообще важно не происхождение человека, не его положение, а его душевные качества, его отношение к окружающему миру, - заметил Страшила. Все остальные с этим согласились с этим. Чарли поколебался немного и принял предложение короля. Таким образом, все формальности были соблюдены, а затем сыграли свадьбу. Восемь сыновей родила Моника Чарли Блеку. Тилли-Вилли ничуть не ревновал, наоборот, он был рад, что у него появились братья, и нянчился с ними. Но это уже совсем другая история. А впереди наших друзей ожидает еще много всякого. Последуем же за ними, уважаемые читатели, как в радости, так и в горе.

Захар: Начнем эту главу с печального события. Однажды ранним утром в Лукоморье был найден мертвым всем известный Соловей-Разбойник. Также исчезли все его сокровища, собранные этой известной личностью за долгие годы. Причина смерти была сразу установлена, Соловей умер в результате удара ножом в сердце. Но кто именно убил Соловья-Разбойника? Этот вопрос оставался без ответа. Никаких следов убийцы обнаружено не было. Свидетелей по этому делу не нашлось. - Итак, господа, какие будут предположения? - поинтересовался князь Владимир Красно Солнышко после того, как тело покойного было предано земле. - Могу сказать только одно: это не я, - заявил Илья Муромец. - Да, мы не ладили с Соловьем, но это не повод, чтобы убивать его. - Мы тоже самое хотели сказать, - подхватили Добрыня Никитич и Алеша Попович. - В общем, мы тут ни при чем. - Ох, чует мое сердце, без шамаханской царицы тут дело не обошлось, - вмешался конь Гай Юлий Цезарь, хранитель библиотеки. - С этим делом надо разобраться, - заметил царь Горох. - Да, да, разбирайтесь, - кивнул князь Владимир. Богатыри со своим конем провели расследование, но оно ни к чему не привело. Тогда за дело взялся известный общественный деятель и писатель Змей Круговей, автор нашумевшего романа-притчи "Тайны наших пращуров". - Вне всякого сомнения это убийство с целью ограбления, - говорил Змей своему помощнику Серому Волку. - Полностью с тобой согласен, - кивнул Серый Волк. - Но кто же убийца? Кощей Виевич Бессмертный? Нет, это не его стиль. Мой тезка Змей Горыныч? Сомневаюсь. Он бы скорее слопал беднягу Соловья, не оставив даже косточки... Кто еще остается? - Эти негодяи Калин и Картаус-Рыжий Ус, - задумчиво пробормотал Серый Волк. Но о об этих злодеях не было слышно ничего уже более ста лет. В общем, об убийстве Соловья-Разбойника стали ходить разные толки. Почтальон Печкин даже предположил, что в убийстве виновны инопланетяне. - Помилуйте, Печкин! - возражали ему. - Никаких следов инопланетян на месте преступления не обнаружено. - Это ничего не значит, - стоял на своем Печкин. Следствие зашло в тупик. Царь Горох и князь Владимир обратились за помощью к королю Валибальду. Король Страны Сказок отправил в Лукоморье самых известных сыщиков Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Сыщики рассчитывали, что выбор падет на одного из них, но когда выяснилось, что король решил отправить в Лукоморье их обоих, были возмущены до глубины души, ибо привыкли работать лишь в компании доктора Уотсона и капитана Гастингса, поэтому отправились на дело в отвратительном расположении духа. Несколько дней сыщики изучали место преступления, опрашивали жителей Лукоморья, поскольку были убеждены, что свидетели обязательно найдутся, и наконец стали делать выводы. Держа в руках камешек, найденный на месте убийства, Шерлок Холмс заявил: - Вне всякого сомнения убийца - это высокий горбун в черной одежде и маской на лице, прихрамывает на левую ногу, обут в ковбойские сапоги и у него есть собака - немецкая овчарка. Эркюль Пуаро насмешливо посмотрел на своего конкурента: - И как же зовут этого так называемого преступника? - Барон Грюнер, известный австрийский убийца. - Дайте, пожалуйста, мне этот камешек на минутку, коллега. - С удовольствием! Холмс отвесил насмешливый поклон и отдал камешек Пуаро. Персонаж Агаты Кристи впился глазами в него, призадумался и изрек: - Увы, мой дорогой коллега, все ваши выводы ошибочны. - Неужели? - скривил губы Холмс. - И вы гордитесь своим умом, мистер Холмс! Да, да, коллега, признайте же, что вы ошиблись, как и любой другой нормальный человек. Убийцей является не мужчина, а женщина лет тридцати пяти, одетая в черный плащ и шляпу, со светлыми волосами и острой хваткой. А как же иначе она бы заколола покойника ножом? - Не смешите меня, коллега. Женщина не смогла бы совершить такого убийства! - возразил Шерлок Холмс. - Вот видите, Змей, к чему может привести мания величия, - обратился Пуаро к известному писателю Лукоморья, который продолжал принимать участие в расследовании. - Шерлок Холмс так ослеплен своими победами, что не хочет ничего видеть и замечать! - Нет, я не могу работать в такой обстановке! - возмутился Шерлок Холмс. - И вообще на Бейкер-Стрит произошли серьезные происшествия, как сообщил мне доктор Уотсон в своем последнем письме, поэтому оставаться в Лукоморье я не вижу никакого смысла. Вы еще увидите, что я прав, мистер Пуаро. Честь имею, джентльмены! Шерлок Холмс склонил голову и удалился. - Да уж... Так кто же все-таки убийца? - спросил Змей Круговей чуть позже. - Кто эта таинственная женщина? - Вот это нам предстоит еще выяснить. Целую неделю Эркюль Пуаро разбирался что к чему, а потом торжественно объявил, что женщина, совершившая преступление, сама погибла, провалившись в пропасть, следовательно, дело можно закрывать. - Улучшайте ваши пути-дороги! Мерси за прием! - произнес сыщик на прощание. "И все-таки здесь что-то не так", - подумал Змей Круговей и решил продолжать расследование. Все пути вели к бывшему царевичу Андрею, сыну покойного царя Лукоморья Еремея, который к тому же бесследно исчез. Но ни нынешние правители, ни кто-либо другой не верили в виновность Андрея. - Да, Андрей - жулик и пройдоха, каких поискать, но он не убийца! - заявил князь Владимир. - Вы не там ищите, уважаемый Змей. Так куда же подевался бывший царевич Андрей? Об этом скоро станет известно. Королева Людмила сидела в своих покоях и уплетала пирожные с кремом и шоколадом. Раздался стук в дверь. Королева поспешила вытереть руки салфеткой и убрать пирожные. - Да, да, войдите, - произнесла она властным голосом. Вошел верный слуга королевы Румбурак. - Ваше величество, к вам посетитель. - В такое время? Слуга что-то прошептал королеве на ухо. - Неужели? Я давно его жду, - прошептала Людмила. - Передай дорогому гостю, что я скоро к нему спущусь. Румбурак поклонился и вышел. Примерно через десять минут королева спустилась вниз и увидела очень толстого и упитанного почти лысого человека с редкими седыми волосами лет шестидесяти на вид. - Кто вы такой? - строго спросила гостя королева, окинув его критическим оком. - Я бывший царевич Андрей, сын покойного царя Лукоморья Еремея, - пояснил толстяк. - После смерти родителей народ отказался признать меня своим правителем, и с тех пор я брожу по свету, ищу ласковых ко мне добродетелей... - А-а, тот самый упитанный и невоспитанный, - усмехнулась Людмила. - Боком повернитесь ко мне, пожалуйста! Так... Теперь другим! Мило! Хорош! Откормленный, пухленький, жирненький! На чистом сливочном масле воспитанный, не правда ли? - Грешно смеяться над больными людьми, - проворчал Андрей. - У меня нарушен обмен веществ. - Ну... Ну... Угощайся, гость дорогой. Королева протянула гостю захваченное с собой пирожное. Бывший царевич с жадностью набросился на него, несмотря на обмен веществ. - Премного благодарен, - склонил голову Андрей, вспомнив с детства вдалбливаемые в его голову правила этикета. - Андрюша, дружочек, ты где-нибудь работаешь? - ласково спросила Людмила. - Не-а, мне в лом. Я жизнь праздную. Да и к чему упираться, гнуть спину на какой-то службе? Только здоровье еще больше себе подорву, как говорила моя покойная матушка. Вот спекулировать чем-нибудь, напрямую обманывать людей, это по мне! А чаще всего я просто занимаю деньги у добрых людей и не отдаю. Спокойно и сознательно. Так и живу... - А мне, королеве Людмиле, хочешь служить? - С радостью! Но с одним условием... - Ты осмеливаешься ставить мне условия?! Эй, кто-нибудь! Всыпать этому прохвосту по первое число! - рассердилась королева. - Смилуйтесь, ваше величество! - упал на колени бывший царевич. - Не того опасайтесь, кто не подумав скажет, а того, кто не сказав, подумает! Я же ничего такого не прошу... Просто хочу, чтобы вы вернули мне родительский престол! Наш народ вам только спасибо скажет. Эти негодяи царь Горох и князь Владимир абсолютно ничего не делают на благо общества! - То-то же, - смягчилась Людмила и отменила свой приказ. - Так и быть, помогу тебе, если докажешь мне свою преданность. - Я ваш покорный слуга, ваше величество, с этого дня и на веки веков! Клянусь могилами своих родителей! Королева хитрила, конечно. Не собиралась она делать этого Андрея правителем Лукоморья, поскольку давно уже решила после свержения Гороха и Владимира назначить правителем Кощея Бессмертного. А Андрей ей был нужен лишь в качестве слуги и не более того. - И давно умерли твои родители? - участливо поинтересовалась Людмила. - Порядочно... Мне с детства не давалась математика... Сначала угас отец. Он никак не мог примириться с мыслью, что мой тезка, Андрей, рыбацкий сын, на самом деле не его наследник. Папенька был уверен, что в раннем младенчестве дьяк Афоня поменял нас местами, понимаете? Я-то с самого начала понял, что все это туфта. - Да, я слышала об этом. И что стало с этим дьяком? - Спился и умер... Туда ему и дорога... Всегда ненавидел этого урода, то есть дьяка Афоню! Матушка моя после смерти отца недолго протянула. - А эта сладкая парочка Варвара и Андрей, рыбацкий сын? Они жили долго и счастливо? - По сказке - да. Однако на самом деле все оказалось сложнее. Детей у Варвары и Андрея не было, а через три года после их свадьбы рыбак Андрей был найден мертвым на берегу. Убийцу долго искали, но не нашли... Вашего покорного слугу пытались обвинить в этом, представляете?! Чудом мне удалось оправдаться. Много чести возиться с этим простолюдином... - А Варвара? - Ушла куда-то после смерти мужа. Больше я ее не видел. - Как поживает Чудо-Юдо, отец Варвары? - Не знаю и знать не хочу! - пренебрежительно махнул рукой Андрей. Королева велела приготовить своему новому слуге комнату и отпустила. Бывший царевич Андрей, как уже могли догадаться читатели, был из сказки "Варвара-краса, длинная коса". На обеде Людмила посадила бывшего царевича из Лукоморья как друга возле себя. Андрей съел и выпил все, что ему подали, а затем спокойно произнес: - Мало! Мне мало, ваше величество! Королева ахнула от восторга перед таким великолепным экземпляром эгоиста и велела принести еще вина, закусок, фруктов, сладостей. - Ну как вам этот фрукт, ваше величество? - поинтересовался Румбурак чуть позже. - Подходит? - Да уж... Этот Паразит Великолепный мне вполне подходит. - Пришли еще одни людишки из той же сказки. Вы примите их? - Интересно... Хорошо, я их приму. Этими людьми оказались пираты, которые служили когда-то Чуде-Юде, а теперь решили послужить королеве Людмиле. - Кто вы такие и что вам угодно? - сухо осведомилась королева. Пираты поклонились и запели: Мы царские пираты, пираты, пираты. Мы бодрые ребята, ребята - хо- хо Все мы забияки, бияки, бияки И злые как собаки, собаки, гав -гав! Прохожих мы разуем, Разденем, потолкуем. Потом опять обуем, И песенку споем! Три румба, румба, румба Левее мы возьмем. И к острову сокровищ Быть можем приплывем, Быть может, быть может, Быть может приплывем! - Это все прекрасно, но зачем я вам понадобилась? - недоумевала Людмила. - Я лично против пиратов ничего не имею. Делайте в нашей стране что хотите. - Мы хотим лично послужить вам! - воскликнули пираты и пали ниц. - Да, но кто может поручиться за вас? Вас ведь не один человек, а несколько. - Да, кто угодно, ваше величество! Чудо-Юдо, Кощей Бессмертный... - Чудненько! Их слово дорогого стоит, поэтому я беру вас. Тем больше верных слуг тем лучше! К королеве без спросу пробились Эот Линг он же Доцент Смайлик и Джим Хокинс. Людмила велела Румбураку увести пиратов. - Ну, гуси-лебеди, чем порадуете? - ухмыльнулась она чуть позже. Клоун и Хокинс наперебой принялись рассказывать. Оказывается, Страшила Трижды Премудрый и Железный Дровосек были по уши влюблены и счастливы. А это было не по душе королеве, она считала, что только она должна радоваться и быть счастливой, а все остальные могут вполне обойтись без этого. - Кто отличился при выполнении задания? - поинтересовалась Людмила. - Естественно, я, ваше величество, - усмехнулся Эот Линг или Доцент Смайлик. Следовательно, все вознаграждение должно достаться мне. А Хокинсу можно дать одну-две монеты на карманные расходы. Он и на два гроша не наработал! - Ах ты, дрянная деревяшка! Сейчас я тебя... Джим Хокинс был вне себя от злости. - Вон отсюда и впредь выясняйте отношения где-нибудь в другом месте! - Королева дала слугам по кошельку с сотней золотых и выпроводила восвояси. Оставшись одна, Людмила призадумалась и решила разрушить счастье наших друзей. Для этой цели она отправилась к Кощею Виевичу Бессмертному, показала ему фотографии подружек Страшилы и Дровосека, тот одобрил их и согласился похитить. То, что Нэра являлась названной сестрой волшебницы Стеллы, не остановило дамского угодника. - Сколько хотите за такой прекрасный товар и молчание? - выдохнул Кощей, облизываясь. - Двадцать пять баранов за каждую женщину, - не раздумывая ответила Людмила. - Итого: пятьдесят баранов. - Ну не знаю... Наша округа еще не полностью рассчиталась с государством по шерсти и мясу. - Не смешите меня, любезный друг! Вы же не признаете власть царя Гороха и князя Владимира! - Ладно... Только ради вас, дорогая королева, я пойду на это... По рукам! - По рукам! Простите за нескромный вопрос, а вы сами не боитесь ответственности? - Вздор! -Людмила гордо вскинула голову и запела: Я - королева, мне все подвластно, Это ясно, это ясно. И трепещут все людишки, звери, птицы, Под пятою королевы! - Я не сомневался в вас, моя королева. У вас такой прекрасной голос. Пожалуйста, спойте со мной на пару, очень вас прошу! - С радостью, любезный друг! И они запели: Мы такие злющие и всемогущие, что никто нам не указ! Если нам захочется – сказка ваша кончится, Прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегает вас Ваша дружба и любовь. Мы же так не думаем! Скоро правоту нашу Жизнь докажет вам вновь! Дружба, любовь – это смешно! Это пустой звук! Тем, у кого денег полно – тем ни к чему друг! Время добрых дел прошло! В мире уже очень давно правит судьбой зло! Мы можем рукой взмахнуть и укоротить ваш путь В миг могу сгубить вас мы! В этом преимущество моего могущества! В этом сила наша! Жалкие ничтожества! Вас на свете множество! Но что проку в слабаках?! Ведь удача и успех стороной обходят тех, Кто парит в облаках! Вы же, глупцы, обречены наземь с небес пасть! Дружба, любовь мало нужны тем, у кого власть! Вы поверьте нам, друзья – Скоро уже буду везде править страной мы! Служите злу! Оно наверняка! Зло не страшится никакой погоды. Зло процветает и живет века! И ложка дегтя... Ложка дегтя смоет бочки меда! Мы доброту, мы доброту повергнем в прах, ха-ха! - К сожалению, среди нас еще осталось полно глупцов, которые продолжают верить в то, что добро обязательно должно должно победить зло, - вздохнула королева Страны Сказок. - Сущие дети, ей-богу! Люди забыли древнюю истину о том, что зло - это оборотная сторона добра,поэтому,уничтожив зло, исчезнет и само добро, ведь они не могут существовать друг без друга. Но мы обязательно с этим покончим после нашей окончательной победы! - Полностью с вами согласен. Так давайте же выпьем за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями! - воскликнул Кощей. - Эй, Гаврила! Где ты, старый мошенник? Шашлык, виноград и самого лучшего коньяку с вином! - Любезный друг, а это что такое? - поинтересовалась королева, указав Кощею на плетку, что висела на стене. - Это для Дажбога, который находится у меня в плену, - пояснил Кощей. - Если он вдруг начинает буянить и требовать свободы, я его луплю этой плеткой, пока он не успокоится. - Это правильно. Настоящий повелитель должен быть жесток. Чуть позже Людмила вызвала своих слуг, которые доставили баранов Кощея к ней домой. - Э-ге-гей, хали-гали, э-ге-гей, цоб-цобе! - распевал Румбурак, а все остальные слуги повторяли за ним. "Не видать этим глупцам счастья как своих ушей", - думала королева. По пути Людмила повстречала Василису Премудрую, которая занималась математикой с сыном на лоне природы, у ручья, под вековым дубом. - Мальчик и девочка рвали в лесу орехи. Всего они сорвали 120 штук. Девочка сорвала в 2 раза меньше мальчика. Сколько орехов было у мальчика и девочки в отдельности? - спрашивала у сына Василиса. - Мамочка, ты же знаешь, что мне совершенно неинтересна математика! - хныкал мальчуган лет восьми. - Отпусти меня, пожалуйста, погулять с домовым Кузей! - Как можно не любить математику, сынок? - недоумевала Василиса Премудрая. - Математика - это поэзия, с ее помощью можно сделать многое... Ты сам потом пожалеешь, что не хотел заниматься математикой, да поздно будет! - Мамочка, ну отпусти меня погулять! - продолжал умолять мальчик. - Как тебя зовут? - благосклонно улыбнулась сыну Василисы королева Людмила. - Авсенем, госпожа, - слегка покраснел паренек. - Какой приятный ребенок! Что же вы, мамаша, мучаете его? Пустите погулять сына, математика от него никуда не убежит! - заметила королева. - Но, госпожа, мы еще не закончили, - возразила Василиса. - А вы хотите, чтобы вас сын стал первым в науках? - Конечно! Однако все не так просто... - Поддержите королеву Людмилу и Кощея, когда наступит срок, - прошептала Людмила, наклонившись к женщине. - И ваш сын станет первым ученым во всем мире! А теперь пустите его погулять... - Вы серьезно? Гм... Ну ладно! Радостный мальчик чмокнул мать в щеку, поклонился Людмиле и поспешил к своему приятелю. Вскоре они с домовым Кузей уже пели вместе: Если внутрь кладут творог — Получается пирог, Если ж поверху кладут, То ватрушкою зовут. Так и эдак — хорошо, Так и эдак — вкусно! Получается пирог. Приходи, сосед, к соседу На весёлую беседу. Где друзья — там и я, А где я — там и друзья. Так и эдак — хорошо, Так и эдак — вместе. А где я — там и друзья. - Так и нужно с этими глупцами, - заметила Людмила Румбураку чуть позже. - Сначала необходимо делать их своими союзниками, а потом превращать в рабов. - Совершенно верно, ваше величество, - кивал Румбурак. Однажды Урфину Джюсу захотелось побыть в одиночестве. Он взял лукошко и отправился в лес по грибы и ягоды. Стоял жаркий и душный день, на небе не было ни облачка. Даже в лесу нельзя было спастись от жары. Наконец уставший и обессиленный Джюс приблизился к роднику чтобы напиться, как почувствовал сильную слабость и боль в боку. "Неужели это конец? - пронеслось в голове огородника. - Да, судя по всему так и есть... Но почему же так внезапно? Я даже не успел попрощаться с Гуамоко и остальными..." Свет померк перед Урфином Джюсом... Очнулся огородник в каком-то незнакомом доме. Он лежал на огромной печи. Над ним склонилась незнакомая женщина в черном платке и платье. - Как ты себя чувствуешь, добрый человек? - поинтересовалась женщина. - Гораздо лучше, спасибо, - прохрипел Урфин. - Ты употребляешь алкоголь? - мягко спросила женщина. - Что вы! - искренне возмутился Джюс. - Значит, все дело в старости... Я сделаю все, что смогу, но не уверена, что смогу поставить тебя на ноги. Будь ты помоложе хотя бы лет на десять... Извини, я просто не хочу скрывать состояние твоего здоровья... - Можно воды? - Пожалуйста! - Женщина протянула Урфину кружку с водой и тот напился. - Спасибо... Кто вы? И как ваше имя? - прошептал Джюс. - Можешь говорить мне "ты". У меня уже давно нет имени. Если хочешь, можешь называть меня Гориславой... "Какое странное имя", - подумал Урфин и уснул опять. Поэтому он не услышал, как в доме появилась волшебница Стелла. - Мир сему дому! - ласково улыбнулась волшебница. - Мир и тебе! Стелла, если не ошибаюсь? Я наслышана, - склонила голову женщина в черном. - Рада нашему знакомству, коллега, - Стелла ласково погладила женщину по руке. - Значит, ты, Варвара, теперь занимаешься врачеванием в Лукоморье? - Да, мои колдовские навыки пригодились. Как ты узнала мое прежнее имя? Я давно отказалась от него. - Не забывай, что я тоже волшебница... Да и волшебная книга сестры помогла узнать, где находится Урфин Джюс и кто находится с ним рядом. Итак, что ты думаешь насчет здоровья Урфина Джюса, коллега? - Печень и селезенка никуда не годятся... Я поддерживаю его жизнь травами, но долго так продолжаться не может. Стелла внимательно осмотрела Урфина Джюса. - Да, все верно... Доктора Бориль и Робиль подлатали нашего пациента немного, но этого оказалось недостаточно... Годы, сама понимаешь, Урфин ведь уже старик. - Сколько же ему еще осталось? - дрогнувшим голосом спросила Варвара. - Сложно сказать... Может месяц, может три месяца, полгода... - Неужели в самом деле нельзя спасти этого человека? - Можно. Есть два пути: вернуть Урфину Джюсу молодость или заменить органы, то есть печень и селезенку, на другие... Насчет первого я не уверена, - призналась Стелла. - Вернуть молодость Чарли Блеку или Великану из-за гор было несложно, у него с сердцем все в порядке, а вот сердце Урфина может не выдержать... Остается заменить органы, а потом я решу насчет молодости. - Но как можно заменить чьи-то органы на другие? Я читала об этом в древних манускриптах в отцовской библиотеке, это не всегда заканчивалась хорошо... - Один раз в жизни мне приходилось делать это и все обошлось, - улыбнулась Стелла. - Надеюсь, что и в этот раз я не подкачаю. Ну-с, приступим... Правительница Розовой и Желтой Стран наколдовала банку с печенью и селезенкой, затем на всякий случай наслала на Урфина еще более крепкий сон, потом осторожно извлекла органы из организма с помощью своих инструментов, которые прихватила с собой. Новые печень и селезенку волшебница вшила вместо прежних. Варвара или Гореслава с легким испугом следила за этими процедурами. - Ух, ну вот и все, - вздохнула Стелла. - Завтра Урфин проснется и будет как прежде, если все в порядке, а я надеюсь, что так и будет. - Неужели я так тоже смогу когда-нибудь делать? - Да, да, несомненно. Ну я пойду... У меня много дел. На днях приду опять узнать насчет здоровья пациента. Увидимся! - До встречи! Удаленные органы волшебница забрала с собой. Помимо государственных дел Стелла также занималась больными людьми или просто давала советы по разным жизненным вопросам. Лишь вечером она отдыхала в компании волшебника Мерлина с которым очень сблизилась. На другой день Урфин действительно проснулся в добром здравии. Никакой слабости и боли в боку не было. - Как самочувствие, Урфин? - ласково спросила Варвара, успевшая привязаться к огороднику, который скрасил ее одиночество. - Гораздо лучше, спасибо огромное, я очень признателен... Но как ты узнала мое имя? - Часть твоей признательности принадлежит Стелле, ибо благодаря ей тебя удалось спасти. От этой волшебницы я и узнала твое имя. - Я будто помолодел лет на десять или даже больше... Да, велика и могущественна волшебница Стелла! И все же есть еще кто-то не хуже ее. - Кто же это? - Ты, Гореслава... Слушай, у тебя нет другого имени? Это, извини, уж больно нескладно для меня. Варвара залилась краской. - Ты это все серьезно? - Вполне. Ты не бросила меня, недостойного, в трудную минуту, а подобрала и принялась ухаживать... - Ну что ты! - Когда-то мне было некуда идти, меня ненавидел каждый житель, каждый куст, каждый камень... Неужели в самом деле я искупил свою вину перед всеми? - Да, если ты раскаялся от всего сердца. - Надеюсь... Так у тебя есть другое имя, красавица? - Эх... Варвара - мое настоящее имя... Хочешь узнать мою историю? - Сначала я расскажу о себе. И они по очереди рассказали друг другу о своей жизни. После обеда пришла Стелла вместе с филином Гуамоко и остальными друзьями Урфина. - Ты нас напугал, хозяин! Пожалуйста, никогда больше так не делай! - попросил филин. Гуамоко вместе с Кагги-Карр закружились перед огородником в пляске. - Эге-гей-го-го! Мы снова, снова с Урфином Джюсом! - закричал Страшила. - Все хорошо, что хорошо кончается... Урфин был счастлив и растроган до глубины души. Он и не подозревал, что так много значит для всех. Началась самая счастливая пора в его жизни. Ведь он встретил свою настоящую любовь, то есть Варвару. Они стали часто общаться и испытывать друг к другу даже больше чем просто симпатию. Вечер. Чародей Мерлин пришел к своей возлюбленной Стелле с букетом цветов и коробкой конфет. - Как это мило! - пропела Стелла, расцеловавшись с Мерлином. - Ну что? Будем смотреть на звезды? - Я только за, дорогая Стелла. Они отправились в астрономическую башню, где кроме огромного телескопа находилось книги и рукописи о космосе. - Споем? - спросил Мерлин. - Споем! - обрадовалась Стелла. Она запела, а Мерлин подхватил: Когда вам одиноко и грустно от чего-то, Иль что-то охота понять. Пойдите и найдите седого звездочёта, Он рядом, рукою подать. На все вопросы в мире есть у него ответы. Прочёл он три тысячи книг. И выучил всё небо, измерил все планеты. И позволит вам взглянуть на них. Там на большой высоте, Даже сказать страшно: где Звёзды висят как будто апельсины. А между звёзд, между звёзд, Задравши хвост, пышный хвост Ходят кометы важно, как павлины. А на луне, на луне, Едет медведь на слоне. Лунный медведь, голубенькие глазки Не замечая того, что мы глядим на него, Он сам себе вслух читает сказки. Он сам себе вслух читает сказки. И вся печаль проходит, Когда глядишь на небо В трубу или просто в окно. И вся печаль проходит, Когда глядишь на небо В трубу или просто в окно. Но правда в это время Ни дождика, ни снега На улице быть не должно. Когда среди несметных Сокровищ небосвода найдётся звезда и для тебя. Но только надо чтобы Хорошая погода Была на планете Земля. Ни дождика, ни снега, ни пасмурного ветра В полночный безоблачный час. Распахивает небо сверкающие недра Для зорких и радостных глаз. Сокровища Вселенной мерцают, словно дышат, Звенит потихоньку зенит, А есть такие люди - они прекрасно слышат, Как звезда с звездою говорит: - Здравствуй! - Здравствуй! - Сияешь? - Сияю... - Который час? - Двенадцатый примерно. Там на земле в этот час лучше всего видно нас. - А как же дети?.. - Дети? Спят, наверно.... Как хорошо от души, спят по ночам малыши, Весело спят - кто в люльке, кто в коляске, Пусть им приснится во сне, как на луне, на луне Лунный медведь вслух читает сказки, Лунный медведь вслух читает сказки. А тем, кому не спится, открою по секрету Один удивительный факт: Вот я считаю звезды, а звездам счета нету, И это действительно так. Смотрите в телескопы, и тоже открывайте Иные миры и края, Но только надо, чтобы хорошая погода Была на планете Земля. Там высоко, высоко кто-то пролил молоко, И получилась млечная дорога, А вдоль по ней, вдоль по ней Между жемчужных полей Месяц плывет, как белая пирога. А на луне, на луне, На голубом валуне Лунные люди смотрят, глаз не сводят, Как над луной, над луной Шар голубой, шар земной Очень красиво всходит и заходит. Стелла подошла к телескопу. - О, смотри! Комета! Настоящая комета! - В самом деле? - Мерлин приблизился к Стелле и обнял ее. Они вдоволь полюбовались кометой. - Как красиво! - воскликнул Мерлин чуть позже. - Как красив этот сумеречный свет, который идет от звезд. Самая близкая к нам - Проксима Центавра. Около четырех световых лет. И таких звезд больше 1500. Вон там, около созвездия Лебедя. Вон там блестит Альтаир. А это - Большая Медведица. А это - Малая Медведица... - Мне больше нравится смотреть на Венеру, - призналась Стелла. - И мне... Но где же она? Ах, вот она! Помню, наш славный король Артур был ошарашен, узнав, что я знаю о планетах и звездах даже больше чем он... Он не поверил мне только в одном. - В чем же? - Артур не хотел верить, что наша Земля вращается вокруг Солнца. По его мнению Солнце вращается вокруг Земли. Король так рассердился, когда я стал доказывать ему обратное, что даже хотел наказать меня, но потом раздумал. - Вот чудак! Да ведь еще в древности некоторые ученые придерживались правильного мнения. Насмотревшись на звезды и планеты, Стелла и Мерлин уселись пить кофе. - У меня появилось какое-то странное предчувствие, - сказала Стелла, когда было выпито кофе и съедено печенье к нему. - К чему бы это? Раньше такого не было... - Неужели что-то должно произойти в ближайшем будущем? - прошептал Мерлин. Стелла взяла волшебную книгу, завещанную ей сестрой, и стала листать ее. - Что? Что такое? А-а, кажется вот это... "Грядут тяжелые и опасные времена для всей Волшебной Страны и Большого Мира. Бремя великих падет на детей, в час грозной бури ты магам поверь!" Ничего не понимаю... Какие дети, почему на них должно пасть бремя и о какой буре идет речь? - В основном, это касается всех жителей Волшебной Страны и Большого Мира, но главным образом наших знакомых - Элли, Энни и Тима, - пояснил портрет Виллины, висевшей на стене. - А поскольку для нас с тобой они как дети, хотя они давно выросли, то вот почему в книге написано так. А под бурей понимаются суровые испытания, которые Элли, Энни и Тиму, а также всем остальным придется пройти, вот. Мерлин со Стеллой переглянулись. - Но что конкретно произойдет? - спросила Стелла. - Если в волшебной книге об этом не сказано, то и я не буду распространяться о своих догадках. Глядите вокруг, глядите в себя, будьте бдительны и все станет известно, - вздохнул портрет Виллины. Когда задумчивый Мерлин возвращался к себе, то встретил Моргану и Мордреда. Чародей не видел эту парочку уже очень давно, и честно говоря, не надеялся уже увидеть. - Здравствуй, Мерлин, - тепло улыбнулся Мордред и подал руку. - Я рад тебя видеть. Мерлин был вынужден пожать протянутую руку. Моргана, собрав весь свой сарказм, усмехнулась: - Приветик. Давненько не виделись. Все еще горюешь об Артуре? Брось! Он был такой же добряк и глупец, каким является нынешний король Страны Сказок Валибальд Второй. Но ты же не такой, как они, верно? Этот мир идет к краху, добро не устоит, однозначно. Поэтому если ты не хочешь умереть и кануть в небытие, то переходи на сторону темную сторону, сторону мрака и тьмы! Подумай об этом! - Да, Мерлин, ты же не дурак, подумай об этом на досуге! - подхватил Мордред и похлопав Мерлина по плечу, удалился со своей спутницей. А Мерлин еще долго стоял, размышляя обо всем.

Захар: Сказки гуляют по свету, Ночь запрягая в карету. Сказки живут на полянах, Бродят на зорьке в туманах. А принц Белоснежку полюбит. А жадность Кощея погубит... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Мир озарив чудесами, Сказки летят над лесами, На подоконник садятся, В речки, как в окна, глядятся. А Золушку выручит фея, Не станет Горыныча Змея... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Сказки со мною повсюду, Их никогда не забуду. Стоит сомкнуть мне ресницы — Вмиг Сивка-Бурка приснится. А месяц засветится ясный, В глазах Василисы Прекрасной... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Михаил Пляцковский "Сказки гуляют по свету". Железный Дровосек уединился с Нэрой в укромном уголке на лоне природы, в тени большого старого дуба. Нэра, подобно своей сестре Майре и названной сестре Стелле, продолжала оставаться вечно юной красавицей, несмотря на то, что ей было уже очень много лет. Некоторое время длилось молчание. Потом Нэра улыбнулась своему собеседнику, тот робко улыбнулся в ответ. - Вы не рассердились за то, что я осмелился пригласить вас на свидание? - спросил Дровосек. - Ну что вы, мой дорогой, мне было очень приятно, - засмеялась своим прекрасным смехом Нэра. - Я заранее хочу попросить прощения... Дело в том, что в последний раз я ухаживал за девушкой очень давно и многое позабыл... - Помилуйте, мой друг, какие пустяки! - Есть хотите? - Да что-то я проголодалась. А вы? Ой, простите, я и забыла, что вам пища не нужна. - Да, и уже давно. Но это не имеет значения. Угощайтесь! Железный Дровосек протянул Нэре корзинку с едой. - Ой, картошечка с тефтелями! Мое любимое блюдо! Спасибо огромное! С некоторых пор я очень полюбила есть картошку. Странно, ведь раньше о такой пище никто слыхом не слыхивал. Нэра набросилась на еду. - Да, Элли рассказывала мне, что изначально картофель был известен лишь американским индейцам. Лишь потом о нем стало известно европейцам, - улыбнулся Дровосек. - Ага... А вот старики иное рассказывают. Вам известна легенда о происхождении картошки? - поинтересовалась Нэра, когда с едой было покончено. - Нет. - Тогда я вам расскажу эту историю. Вы не против? - Пожалуйста! Я буду только рад. С этими словами он наклонился и робко приложился своими железными устами к правой руке Нэры. - Ах! - ахнула Нэра. - Простите, я не хотел сделать вам больно... - Ерунда, просто я опешила от неожиданности... Итак, легенда: "Это было давным-давно, когда никакого картофеля никто не знал. Вместо него выращивали репу и брюкву. Стояли тогда на берегу маленького чистого озера - сущее глазок земли - два дома. В одной, богатой и гордой, жил мужик Игнат. Нехороший он был человек, жену уморил работой, дети от домашнего рабства в мир пошли. А хозяин все не может за ум взяться, все под себя гребет. Все окрестности подчинил своей воле. - Забыл, что в гробу карманов нет, - горько пошутила хорошая Марья, ближайшая соседка. Ведь ее дом ближе всех стояла. Дом еще с дедов, хата сильная, но совершенно неухоженная. Ведь хозяина взяли на войну и осталась женщина одна с маленькими детьми. Вплоть пятеро, и каждое на щелчок ниже второе. И каждое дите постоянно голодно. Пока отец был, кое-как перебивались, а тут ... Словом, воцарился на нашей земле самый страшный, самый подлый грех, имя которому Несправедливость. Это когда один не может заснуть, так объелся, а другой - потому голодный. А дети - так те даже плачут от голода. Плохо. Никогда не помогай Несправедливости. За другое, может, и простят. За это - нет. ... Поздняя, ​​холодная была весна. Такое же лето. А осень еще хуже. Завыли ветры, вздулись реки, взбесились озера. Истлеет травы на лужайках. От отца слухи нет. Пришла очередь Марьи идти за помощью к соседу. А тот сидит, ладони под задницу положил и пыхтит, как еж. Нажрался, свинья свиньей. - Ну что? - Одолжи мне, сосед, меру ячменя да меру фасоли. Я тебе за это весной отработаю. - Отработает! Весной! Ха-ха! Весной все из окрестностей ко мне отрабатывать придут. А ты к тому времени едва ноги таскать будешь, а щенки твои, может, и не потянуть совсем. А может, ты и вдова сейчас. То и он не отработает. Не дам. Делать нечего. Пришла бедная женщина в свою хижину, и, не зажигая даже лучины, упала на скамью. Темно. Темно за окном. Темно. Низкие черные тучи и выхода нет. К другим соседям бежать? Помогли бы, но и там то же самое. А детям что? Дети не знают, как взрослым хлеб достается. Тяжелым трудом, иногда - унижением. Если поймут - пожалеют. А тут плачут только на разные голоса: «сильным и слезно», как в старых книгах писали: - Матушка! - Мамочка! - Покорми нас! - Хлебцев дай! - Горбушку! Что делать бедной Марьи. Решила она детей обмануть. - Вы лежите сейчас. Заснуть. А я пойду бобов насобирать. Навара и буду вас кормить. Дети не засыпают. Тогда пошла женщина, насобирала на поле мелких камешков (а их было действительно как бобов), высыпала в котел и поставила на огонь. Настолько бедна была изба, что и печки нет. Варятся камешки. Уснули дети. Успокоились. Разбудить мать, - наедятся. Варятся камешки - до конца света им вариться. До конца мира плакать матке. Аж входит в дом какой-то человек. Сам длинный, костлявый, с тростью, с сумкой, откуда какие-то травы торчат. И глаза пронзительные. - Добрый вечер. Пустите обогреться. - Грейся, добрый человек. Только угостить тебя нечем. - А что же в котле варишь? - Это, хороший человек, чтобы детей присыпать до завтра, - и приподняла крышку котла. - Эт-то что такое? - Камни. Муж в армии - может, и убили. Просила у соседа чего-то - не дал. Только и осталось на этой земле бедному человеку камешки есть. - Что же он ?! Детям не дал ?! Просто детям ?! - Нет дал. - Х-хорошо, - сказал незнакомец. - Бери котел. Пошли. Пришли на надел. Незнакомец поставил котел, оглянулся: возле дома Игнат стоит. Следит. А что это они там делают? Чего котел принесли? А незнакомец тот был Великий Волшебник. Только колдовать ему в жизни дано было тысячу раз и остались считанные разы. И ничего он тем своим колдовством не добился. Как до сих пор шло, так и после. «Но здесь, - думает, - Осилю». Взял он с котла горсть камешков и со свистом, как с кузов, опустил по пашне. И еще, и еще, и еще. - Что же ты, - пожаловалась Марья. - Да загон дурной, а ты еще и камешками, что собрала, подсеваем. - Молчи, - сказал тот. - Смотри, что будет. - Так ей, - сказал Игнат. - Тоже мне, дети. У всех дети. Муж на войне. Гм, тоже мне, страшная штука война. Незнакомый сыпет и сыпет. Весь загон камешками засеял Россыпь. Деться негде. Марья плачет. Игнат смеется. Балаган на ярмарке, и только. - Смотри, женщина, - сказал незнакомец. Та взглянула - и глазам не поверила: растут камешки. Вон уже камни стали. Размером с два кулака. - Собери часть, положи в котел, - сказал незнакомец. - Поставь варить детям. В Игнатия глаза на лоб полезли. А женщина понесла котел с камнями в дом. Пришла - камни еще подросли. - Смотри, женщина, за один день я тебе все покажу. Завтра будешь копать. А во все последующие разы будет это длиться все лето. Смотри. И тут камни начали зарываться в землю. Как розовые, желтые и белые поросята. Игнат чуть в ступор не впал. Глазами только водит, словно в чужой горох залез, а его, злодея, застали. Подождали они немного - появились из земли ростки, густеть начали. - Принеси, женщина, мотыгу, - сказал незнакомец. Та принесла. Росточка уже в кустики превратились. - Помотыжь вот так. Заверни им ножки в полушубок ... И еще раз заверни. А кустики уже почти кусты. И вот на кустах засияла море цветов. Белые, розовые, лиловатый, розово-белые звездочки. И все с желтым сердечком. - Вот теперь можешь их пощупать на выбор, - сказал незнакомец. - Это как дети голодные. И вынул два камня из-под куста. После соскучились кусты, поблекло их лакированных-шероховатая, зеленая сверху и матовая снизу поверхность. - Ну вот, завтра будешь копать. На всю зиму хватит, - сказал незнакомец. - И с соседями поделись. - Ясно, - сказала Марья, так как уже долетал из дома сытый, не каменный дух. - С соседями, прежде всего. - Мне! Мне! - бросился Игнат. - Мне прежде всего! Я их кормлю-пою! - И на работу нанимают? - спросил незнакомец. Вынул один камень, и тот поднялась столбом в его руках, а человек разломил его, посолил и стал есть. - И не отказал им в пище, когда голодали? - Мне! Мне! Нанимаю, кормлю. - Хорошо, - сказал незнакомец. - Набери котел камешков со своего поля. Да быстрее. Игнат есть духу прилетел с котлом. Самых крупных, с кулак, камней наловил. - Во! Во! У меня же и камешки. Вот в меня, то камни с кулак. А эти же бездельники, разве у них камни. Слезы, а не камни. - Слезы, - сказал незнакомец. - Так хочешь, чтобы у тебя еще больше стало? Все же есть. Что дал - такой и плод. - Мне! Мне! У меня и камни. - Смотри-и, - сказал незнакомец и опустил камни по Игнатово поле. И еще. И еще. Засеял все поле. - Ну вот. Дал сегодня хлеба ее детям? - А что? Оборванцы. Самого съедят, как мягкий будешь. Незнакомец махнул рукой. Камни начали расти. Все трое стояли и смотрели, как они растут: камешки - камни - камни - камней. Все поле закрыли. Игнат подпрыгнул. - Ну ждите, за такими вы еще и ко мне прибежите! Придите, любезные, как припрет. Посмотрел на него незнакомый, плюнул. - Ну вот видишь, - сказал. - А почему они не зарываются в землю? - А потому, что вечно им оставаться на глазах у людей, как каждой подлости, как каждой жестокости, как каждой нелюбви к людям, как каждой несправедливости. И пошел с женщиной до ее дома. Бросился счастлив хозяин к полю - не поле, а сплошная каменная груда камней. Валуны величиной с дом. На тысячу лет вперед с земли вылезли. Пока дети, незнакомый и женщина ели в доме «камни» - все окрестности слышала из-за каменной кладки дикий визг и вой. Выл и рычал Игнат. А после незнакомый встал. - Пойду, - сказал он, закинув за плечи сумку. - Чем мне тебе отблагодарить? - Ничем. Добротой к людям. Да этого добра у тебя всегда хватало. - Пойду посмотрю, как сосед. Сошел с ума, наверное. - Ничего. Я же говорю ... добра у нас хватало. Излишне. И пошел в мир, опираясь на трость. Под косые осенние тучи. Навстречу перелетом, что, колючие, катились под ноги. Уже издали оглянулся - Марья и дети смотрели ему вслед, маленькие на черной пашни. - Эй! А имя этим камням будет - Картофель! - крикнул незнакомец. И так вот появился в мире Картофель." - Красивая сказка, - задумчиво произнес Железный Дровосек, смахнув набежавшую слезу. - После нее хочется посидеть, подумать. Какое-то время они с Нэрой думали. Затем Нэра спросила: - Вы любите петь, мой друг? - Да. Моя покойная мама, помню, очень любила петь. Я, правда, в этом особо не преуспел, но иногда все же пою. Хотите я вам спою любимую песню своей матушки? - Конечно! Железный Дровосек откашлялся и запел: День нелегким был — И вот приходит ночь, Чтобы ему помочь Набраться новых сил. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег — Мир полон тишиной. Завтра день придет — И солнечным лучом Как золотым ключом, Дверь утра отопрет. А пока усни, Усни скорей, малыш, Ты ночную тишь Из дома не гони. Лунный свет мерцает Желтым ночником, Песня затихает, Дрема входит в дом. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег — Мир полон тишиной. Баю-бай, спокойной ночи, Баю-бай, спокойной ночи. Потом Железный Дровосек и Нэра долго рассказывали друг другу о своей жизни. - Ваша любимая прежде девушка была очень красивой? - вздохнула Нэра. - Да, красотка была. Но таких щечек как у вас я еще ни у кого не видал. - Вы мне льстите, проказник! - Ну что вы... А ваш муж? Каким он был? - Добрейшей души человек. Он был мельником... Умер стариком у меня на руках. Хоть он и любил меня, но не захотел быть бессмертным. - Да, у каждого свое... А вас не смущает, что я из железа? - Вот чудак! Да я никогда не обращала на это внимания... Вы замечательный человек, с добрым и благородным сердцем. Откуда-то донеслась музыка. - Давай потанцуем, милая, - предложил Дровосек. - А разве мы перешли на ты? - Давно! Нэра засмеялась, и они закружились в танце. После танцев Железный Дровосек со своей возлюбленной опять уселись под деревом. - Ты позволишь себя поцеловать? - робко спросил Дровосек. - Не вопрос... Уста Железного Дровосека и Нэры слились воедино. Расстались влюбленные еще очень нескоро, дав друг другу обещание снова увидеться. С тех пор они стали встречаться регулярно. Один раз у себя дома Нэра даже предложила возлюбленному разделить с собой ложе. - Но мы же еще неженаты! - заколебался Железный Дровосек. - И я не уверен, что... - Не важно, мой дорогой, зато я уверена. Ложись со мной, не пожалеешь! И не забывай, что я волшебница. - Ну если ты настаиваешь... А вдруг тебе не понравится? - Не будь таким неуверенным в себе! У них была незабываемая ночь. Дровосек даже уходить не хотел, так ему понравилось у Нэры. Кощей Бессмертный долго думал, как ему похитить сестру Стеллы и придумал. Попросил он об этом волшебника слуг королевы Людмилы и волшебника Антонина Долохова из мира Гарри Поттера. Большие деньги им пообещал. Однако отыскать дом волшебницы оказалось не так-то просто. Пришлось обратиться к Смеагорлу или Горлуму из "Властелина Колец". - Вот он, домик волшебницы Нэры, - прошипел Горлум, указывая на жилище возлюбленной Дровосека. - Вы обещали помочь вернуть мою прелесть! Прелесть! Где она? Я ее не вижу... - Не волнуйся, дружок, будет тебе прелесть, будет тебе кофе и какао с чаем! - похлопал по плечу Горлума Долохов. - Кощей и королева Людмила об этом позаботятся. Горлум что-то прошептал с угрозой и пошел прочь. Принял Долохов облик Железного Дровосека и пришел к Нэре. И хотя она сама была волшебницей, ослепленная своей любовью, не смогла сразу раскусить самозванца. - Я привел с собой друзей, милая, - сообщил Долохов. - Ты сможешь их накормить и напоить? - Да, да, конечно. Долохов позвал бывшего царевича Андрея с пиратами, которые быстро уничтожили все продукты Нэры. - Пойдем прогуляемся, - предложил самозванец. Ничего не подозревающая Нэра вышла с ним из дома. Потом они поцеловались, Нэра доверчиво подставила врагу свои уста, Долохов наложил на нее мощные сонные чары и доставил названную сестру Стеллы вместе со своими сообщниками к Кощею.

Захар: Страшила Трижды Премудрый, решив последовать совету Элли, стал искать себе подружку. Но где же ее найти? В каком царстве-государстве? В Изумрудном Городе или Острове, где Страшила правил уже много лет? Но там правитель постоянно в трудах и заботах, ему не до любовных дел. А вот в Стране Сказок он, Страшила Трижды Премудрый, является почетным гостем, следовательно, не обременен работой. Значит, здесь вполне можно найти подходящую девушку. И вот в один прекрасный день Страшила отправился на поиски. Следует отметить, что никакого опыта у правителя Изумрудного Города или Острова в любовных делах не было, за исключением разве что прочитанной популярной энциклопедии о любви, найденной в библиотеке Гудвина. Но Страшила не унывал и полагался на удачу. Не зря же у него были мозги, подаренные самим Гудвиным! В тени под липой Страшила увидел одного из известных сказочных персонажей по имени Колобок. Ходят слухи, что его съела лиса, да только неправда это. Ела, ела, да не съела... Только зубы себе сломала. С тех пор все лисицы обходят Колобка стороной, в Стране Сказок он по-прежнему живет и здравствует. - Добрый день, почтенный Колобок, - поздоровался Страшила. - Добрый день... Да это же сам Страшила Трижды Премудрый, наш почетный гость и правитель Изумрудного Города! - расплылся в улыбке Колобок. - Как жизнь? Ну как вам у нас? Нравится? - Да, благодарю. И сам неплохо... А как вы поживаете? - Спасибо на добром слове. И я хорошо поживаю. - Скажите, пожалуйста, почтенный Колобок, а невесты в Стране Сказок имеются? - Что за вопрос? Да сколько угодно! Кому и коза невеста... Вам какие нужны: благородного происхождения или без разницы? - Без разницы. Главное, чтобы это была хорошая и скромная девушка. - А-а... Ну таких у нас не так уж и много... Есть к примеру, одна крестьянская девушка по имени Майя. Живет она деревеньке под названием Камень это в шести милях отсюда. Живет она с бабушкой, отцом, а также двумя братьями и сестрой. С самого детства хлопочет по хозяйству, заботясь о родных и близких, ибо мать ее давно пропала без вести... Местные молодые люди прозвали девушку "барышней-недотрогой", ибо Майя сторонится их и мечтает о принце о котором ей с детских лет пела бабушка. Как вам такая девушка, господин Страшила? Подходит? Страшила задумался: - Так вы говорите, что эта Майя мечтает о принце? Это интересно... Да, пожалуй, стоит поглядеть на нее. Спасибо огромное за помощь, почтенный Колобок! - Не за что... Помогать гостям наш долг! Да, кстати, а вы случайно не были на Таити? - Нет, я там не бывал. - Жаль... Нас и здесь неплохо кормят, однако... Но может быть, вам известно, как попасть туда? - Так это очень далеко, почтенный Колобок, - заметил Страшила. - Там, за Кругосветными Горами и еще дальше. - Мне к далеким расстояниям не привыкать, - вздохнул Колобок. - Пойду и узнаю, что там и как, то есть на Таити... Удачи вам, господин Страшила! - И вам того же, почтенный Колобок! И они разошлись в разные стороны: Колобок отправился в сторону Кругосветных Гор, а Страшила - в сторону деревни Камень. Страшиле хотелось отговорить Колобка от такого сложного путешествия, но подумав, соломенный человек решил не вмешиваться. Ведь он, Страшила, здесь только гость и какова Страна Сказок и ее обитатели не ему решать. До поры, до времени... Скоро Страшила поймет, что нужно вмешиваться и еще как... Но не будем забегать вперед. Следует отметить, что в Стране Сказок помимо известных сказочных и литературных персонажей живут и совершенно обычные люди, такие же, как мы с вами. Они являются крестьянами, ремесленниками, рабочими, купцами, солдатами, слугами и так далее. Соседство с известными личностями нисколько не смущает людей, скорее наоборот. Их не удивляет наличие волшебников, фей, персонажей сказок и литературных произведений для взрослых. Деревня Камень возникла еще в незапамятные времена. Как-то вез один крестьянин из леса воз с дровами. Конь у него был старый и слабый, но несмотря на это, мужик лупил его плеткой и приговаривал: - Но! Но! Быстрее! Вот подъехал крестьянин к небольшому холмику. Поднатужился конь, взобрался на этот холм и встал. Мужик принялся беспощадно лупить коня и в сердцах молвил: - А что бы, ты волчья сыть, травяной мешок, в камень превратился! Конь сделал еще один шаг и замер уже навсегда. Оглянулся крестьянин и ужаснулся: вместо воза с дровами лежит большой камень. Кинулся он коня распрячь, но было уже поздно: вместо животного там лежал серый камень. Этот камень и теперь там лежит на холме. А вот камень, что получился вместо воза куда-то делся. Долгое время жители деревни Камень были свободными. До тех пор пока не объявился там один из генералов ныне покойного короля Валибальда Первого. Начал он службу простым солдатом и дослужился до высокого чина. За верную службу король пожаловал своему генералу орден за заслуги и деревню Камень в придачу. Там и стал жить этот генерал, выйдя в отставку. К местным жителям он относился так, как в свое время помещики относились к своим крепостным. Будучи в добром расположении духа бывший генерал был ласков с людьми, а когда гневался, то лучше было ему не попадаться ему на глаза. Настоящее имя этого вояки было Амфибрахий, но с течением времени люди позабыли это и стали называть своего господина "Людоедом и Кровопийцей". Местные жители работали на своего хозяина как могли, отдавая ему часть своего урожая. За это генерал их бесплатно снабжал продуктами и рыбачьими лодками. Рыба в основном также доставалась ему. Лишь немногие люди осмеливались приносить рыбу себе домой. Для поддержания порядка Амфибрахий создал полицию, которой руководил преданный ему шериф Вейзи. Дети до 17 лет обязаны были посещать созданную им школу, где Амфибрахий лично обучал их чтению, письму, математике и военному делу. Ни о какой школе не могло идти и речи, бывший генерал недолюбливал школу пана Кляксы и все, что с ней связано. Следует также отметить, что хозяин деревни Камень не поддерживал короля Валибальда Второго, он был сторонником королевы Людмилы. Придя в деревеньку Страшила Трижды Премудрый увидел следующую картину: Амфибрахий держит за шкирку кота и несет его куда-то, а за ним бежит девушка высокого роста, но очень сутулая, с голубыми глазами и вся в слезах. Это и была Майя. - Господин, смилуйтесь! Наш кот не сделал никому ничего плохого! - Ха! Как бы не так, - фыркнул в ответ хозяин. - Этот сукин кот стащил у меня кусок сала сегодня! И это не первый случай! - Господин, сжальтесь! - Никакой жалости и пощады! - стоял на своем Амфибрахий. - Я этого негодяя утоплю! - И на том спасибо, хоть водяного потешу, - вмешался кот. Не выдержал Страшила: - Добрый человек, вы почему животное мучаете? Немедленно отпустите кота! - А вы кто такой? - нахмурился Амфибрахий, окинув Страшилу задумчивым взглядом. - Не здешний, судя по всему, а? - Кто бы я не был, я не могу допустить, чтобы царила несправедливость. Чем вам так не угодил этот кот? Должно быть он кушать хочет... - Я - хозяин здешней деревушки Камень, а этот кот принадлежит семье вот этой вот девчонки Майи, - проворчал бывший генерал. - А раз я здесь господин, то волен поступать с жителями и их животными, как захочу! Кот ворует у меня сало с колбасой, следовательно, я его должен утопить! - А я вам говорю, что вы не сделаете этого! - возмутился Страшила. Так они спорили довольно долго. Амфибрахий терялся в догадках о том, кто же этот неизвестный и почему он не может его переговорить. Наконец Страшила предложил: - Предлагаю обмен: вы отпускаете кота, а я вам дам пару изумрудов. - Гм... - Соглашайтесь, добрый человек, вы же ничего не теряете. - Ну ладно... Изумруды были настоящие, Страшила лично взял их с собой на всякий случай. И вот теперь они пригодились. Бывший генерал отпустил кота, который с радостью очутился на земле, затем получил свои изумруды и отправился по своим делам. - Спасибо вам огромное, кто бы вы не были, - Майя низко поклонилась Страшиле и повернулась к коту. - Что нужно сказать, дружок? - Мерси, мерси, - ответил кот. - Я вам так благодарна, - продолжала Майя. - И мои родные вам также спасибо скажут... Пойдемте к нам.... Вы должно быть устали с дороги? - О нет, ни капли. Я вообще никогда не устаю, - улыбнулся Страшила. - Но я с радостью принимаю ваше приглашение. - Меня зовут Майя, - представилась девушка. - А вас? - Страшила Трижды Премудрый, правитель Изумрудного Города или Острова. - Кто? Кто? - изумилась девушка. - Вы... О Господи! Вы принц, верно? Честно говоря, я представляла вас совсем другим. - Нет, я не принц, я правитель... Неужели вы в самом деле ничего слышали обо мне? Ко удивлению Страшилы, Майя ничего не слышала не только о нем, но даже о его друзьях, не говоря уже об Изумрудном Городе, Гудвине и прочим. Пришлось Страшиле обо всем рассказывать девушке. - А я и представляла о том, как велик мир, - пробормотала Майя. - Для меня он начинался там, где солнце всходит, а кончается там, где солнце заходит. - У мира нет края, он бесконечен, - заметил с улыбкой Страшила. - Ах вот как?! - Да, так и есть... Хотите я вам прочитаю стихотворение нашего придворного поэта Дональда? - Стихотворение? А что это такое? - Да уж... Вы чему-нибудь учились? - Я посещала школу нашего господина, но я так загружена дома по хозяйству, что мало что помню из того, чему нас там учили. Ой, надо бежать домой, без меня там как без рук! - Учиться никогда не поздно! - воскликнул Страшила. - Бабушка мне говорит тоже самое... Но у кого хлопот полон рот, тому не до наук. Страшила объяснил девушке насчет стихотворения и принялся декламировать: Восходит утро. Свод небесный ясен, Влечёт к себе печальной синевой. Волшебник не велик и не ужасен, Волшебник возвращается домой. О, как ему должно быть непривычно На город свой смотреть не из окна! - На мрамор, не зелёный, а обычный, На псевдоизумруды из стекла. Пусть чья-то здесь закончится дорога, Пусть чьи-то исполняются мечты - Волшебник здесь оставил слишком много, И путь его на Родину лежит. На площади навряд ли стихнет гомон - Прощальные народа голоса... Волшебнику все верят, только вот он Уж сам давно не верит в чудеса. Верёвку разорвёт порывом ветра, Аэростат стрелой взовьётся вверх. Увы, не сделать фото в стиле ретро, Чтоб в памяти остался он у всех. Достигнув высоты полёта птицы, Расплачется - простительно сейчас - Волшебник не намерен возвратиться, Волшебник направляется в Канзас. И вскоре в придорожном поселеньи Откроет продуктовый магазин. Покажется не значимым мгновеньем В стране чудес таинственная жизнь. Но как-то раз, в вечерний зимний холод С тоской в степную вглядываясь тьму, Вдали увидит Изумрудный город, Чьи башни нынче светят не ему. Распахнуты широкие ворота, Желты дороги старой кирпичи. А город тих - как будто ждёт кого-то, Как будто зазывающе молчит. Так может быть, ещё возможно чудо Без фокусов, без фальши и без лжи? Волшебник, ты в слезах ушёл оттуда, Зачем же возвращаешься, скажи? Застынет город, вечен и прекрасен, В глазах, чей взгляд стал мёртвый и пустой. Волшебник не велик и не ужасен. Волшебник возвращается домой. - Ой, как же это прекрасно! - восхитилась Майя. - Мне так хочется увидеть ваш Изумрудный Город. - Вы обязательно его увидите, обещаю. Я приглашаю вас туда с вашими родными. - Ой, спасибо! Но ведь Господин нас не отпустит. - Не волнуйтесь, я беру вашего господина на себя. Майя, кот и Страшила засмеялись, а затем тронулись дальше. Дома Майя познакомила Страшилу с двумя своими братьями, отцом, сестрой и бабушкой. Как оказалось, бабушка с отцом слышали когда-то об Изумрудном Городе, но не очень-то верили в его существование. Пришлось Страшиле показать им грамоту, выданную ему королем Валибальдом Вторым. После этого недоверие у родных Майи исчезло. - Если вы действительно друг короля Валибальда Второго Милостивого, то вы у нас желанный гость, - улыбнулся отец Майи. - Да, это так! Добро пожаловать в нашу скромную деревню! - подхватила бабушка. - Обязательно расскажите королю о нашей тяжелой доле... Он далеко и высоко, поэтому не видит, что у нас тут творится. - Непременно, - пообещал Страшила. А Амфибрахий поспешил к шерифу Вейзи. - К нам в деревню пришел какой-то подозрительный тип. Очень умный и интеллигентный... Не люблю я таких! Дал мне два изумруда за жизнь кота этой девчонки Майи! - сообщил он своему соратнику. - Кстати о Майе, - ухмыльнулся шериф. - Я хочу на ней женится! - Разумеется... Разумеется... Но сначала давай разберемся с этим подозрительным типом. - И Майя будет моей? - расцвел шериф Вейзи. - Конечно! Шериф отдал приказ арестовать Страшилу и привести к нему.

Ильсор: Захар , большое спасибо за продолжение.

Захар: Большое спасибо за то, что читаете и комментируете.

Глория Джюс: Захар, да, всё очень здорово!:)) Кстати, с праздником Пасхи Вас!

Захар: Спасибо огромное! Вас также со Светлой Пасхой!

Захар: Это было когда, по земле бродили сказки, Было добрым добро, было злым, конечно, зло. Это было когда, зло менять умело маски, Но и тогда, иногда, злу не очень-то везло. Это было когда, наступало утром утро, Было ночь темно и бедой была беда. И тогда, иногда, доставалась мудрость мудрым, А сейчас, а сейчас мы отправимся в тогда. Это было когда, зло менять умело маски, Где добро там и зло, появлялось как назло, Как же быть чтоб всегда, а не только в этой сказке, Но и везде и всегда, злу не очень-то везло. Что на сказку кивать, сказки есть и сказки будут, Но едва ли придет к вам на помощь чародей, Люди сами должны друг для друга делать чудо, Только люди должны быть похожи на людей. "Это было когда", песня из фильма "Король-Олень". Примечание: в этой главе будет много тяжелых моментов. Приносим свои извинения читателям и надеемся на взаимопонимание. Бывший царевич Андрей вошел во вкус и вскоре угодил в любимчики королевы Людмилы. Будучи человеком низким и подлым он всячески старался очернить в ее глазах остальных слуг, особенно Румбурака, Эота Линга или Доцента Смайлика, а также Джима Хокинса. В результате они возненавидели Андрея и стали думать и гадать, как бы избавиться от него. Кстати о Джиме Хокинсе... Как ни старались волшебники Модред с Морганой, чтобы его никто не увидел и не нашел, да только в чем-то они ошиблись, потому что однажды Джим Хокинс был замечен Пеппи Длинныйчулок, которая играла в шахматы вместе с Алисой Селезневой из произведений Кира Булычева. Пеппи увидела Джима оторвалась от игры и сказала: - Смотри, Алиса, это же тот самый Джим Хокинс которого все ищут! - Не может быть! - ахнула Алиса. - Честно говоря, я представляла его совсем другим. - Болезнь никого не красит... А доктор Ливси уверяет, что Хокинс серьезно болен. И все из-за той поездки на Остров Сокровищ. - Эй! Подойдите сюда, пожалуйста, милый человек, - позвала Джима Алиса. Джим Хокинс изумился, поскольку уже привык, что никто кроме королевы с ее слугами, его никто не видит и не замечает. Хокинс покусал губы, но все подошел к девчонкам. - Вы меня? - спросил он, приблизившись. - Да. Вы ведь, Джим Хокинс, верно? - спросила Алиса Селезнева. - Он, это он! - воскликнула Пеппи. - Что вы! - замахал руками Джим. - Никакой я не Хокинс! Я... Я - часовых дел мастер из Кента. - Вот заливает! - засмеялась Пеппи. - Еще похлеще меня! Ну, ну... И тебе не стыдно? Все с ног сбились, ища тебя, а ты... Вернись к доктору Ливси и помирись с ним, пока не поздно! Бедняга может умереть от горя, которое ты причинил ему! - Да никакой я не Джим Хокинс! - возмутился предатель. - Я - предприниматель из Лондона! - Вы ничуть не похожи ни на предпринимателя, ни на часовых дел мастера, - возразила Алиса. - Неужели? Ну ладно... Знаете, кто я на самом деле такой? - усмехнулся Джим Хокинс. - Я - богатый-пребогатый граф, французского происхождения, у которого жена, три незамужние сестры и старенькая матушка на иждивении. - Может, хватит уже ломать комедию, так называемый граф? Тебя разоблачили! - возмутилась Пеппи. - Думаю, нам нужно лично доставить этого больного доктору Ливси. - Только не это! Хорошо, я сдаюсь, только сжальтесь! - взмолился Хокинс и упал на колени. - Эх, ты жизнь моя пиратская, эх, судьба моя дурацкая! Толи ты напоришься на ночь, то ли в пасть акуле попадешь! Сжальтесь! Доктор Ливси - жулик, обманщик и убийца! Моя мать умерла по его вине! Да и отец тоже... Если бы не королева Людмила, я бы пропал! - Неужели ты в самом деле тот Джим Хокинс? - покачала головой Алиса. - Как-то не верится... Хотя... Одноногий Джон Сильвер почему-то всегда внушал мне больше доверия. - Книги всегда вводят людей в заблуждение, - осклабился Хокинс. - Особенно "Остров Сокровищ". А что касается старины Сильвера, то да, он всегда умел располагать к себе. Я тоже поддался его влиянию, но потом пытался взбунтоваться, чтобы завоевать доверие сквайра Трелони, который решил прикончить меня почему-то... Вот я и выдумал байку про бунт и все, даже опытный капитан Смоллетт, поверили мне, хи-хи-хи! Какой я молодец, верно? - Значит, про бунт ты все выдумал? - Алиса не верила своим ушам. - Значит, Сильвер с остальными не замышляли мятеж? Значит, это сплошное вранье? Но зачем? Ради спасения собственной шкуры? - А ка бы ты поступила на моем месте, Селезнева? Быть убитым в расцвете лет - перспектива не очень-то приятная... - Ну... Ну... Только вот королева Людмила к которой ты попал, не станет о тебе заботиться. Она избавиться от тебя при первом удобном случае. Людмилоиды нам не друзья! Долой королеву! Да здравствует король Валибальд Второй! - воскликнула Пеппи. Пеппи Длинныйчулок Хокинс побаивался, поскольку знал о ее силе, но вот Алиса Селезнева не внушала ему никакого страха. Поэтому он запел: Алиса Селезнева, Прекрасная корова, Сбежала из дурдома И сперла миелофон. А Крысс, придурок лысый, Гонялся за Алисой, Гонялся за Алисой — «Отдай мне миелофон»! Алиса печально смотрела на Джима Хокинса. "Да, с ним лучше дел не иметь! - подумала она. - Таких как Джим Хокинс лечить надо!" - Как тебе не стыдно обижать мою подругу! - возмутилась Пеппи и крепко схватила Хокинса за шиворот. Но тут появились космические пираты Весельчак У и Крысс. - Алисочка! Дорогая наша Алиса! - сладким голосом пропел Весельчак. - Где миелофон, а? - Да, скажи нам, не стыдись! - подхватил Крысс. - Опять? Ребята, вам еще не надоело? - приподняла брови Алиса. - Столько воды с тех пор утекло! - Алисочка, может тебе жалко? - не сдавались пираты. - Никогда ничего не жалей! Пока Алиса с Пеппи разбирались с пиратами, Джиму Хокинсу удалось ускользнуть. Неожиданно ему преградил путь какой-то вонючий бродяга. Он выставил вперед руку: - Я не прошу, но, но... Ага, попался, мерзавец! Я уже давно хочу вырвать у тебя сердце, щенок! Том Редрут будет отомщен! Ведь это ты его прикончил на самом деле, не правда ли? Джим Хокинс узнал сквайра Трелони. - Да что же это такое? - захныкал Джим. - Ведь королева Людмила, а также Мордред с Морганой обещали мне... - Кто и что тебе пообещал, негодяй, уже не имеет никакого значения, ибо ты труп! - усмехнулся Трелони, крепко вцепился своей грязной рукой в шею Хокинса и запел: И тогда наверняка Мы напьемся коньяка, И кузнечик побежит сдавать бутылки. Он споткнется, упадет, Все бутылки разобьет, И за это не получит ни копейки… Джим Хокинс уже простился с жизнью, как вдруг появились Алиса с Пеппи. Они оттащили Трелони от Хокинса. - Пустите меня! - сопротивлялся Трелони. - Вы об этом пожалеете! У меня еще остались связи в парламенте! - Ладно, ладно, - усмехнулся Джим Хокинс, поняв, что опасность миновала. - Можете отвести нас к этому чертову доктору Ливси, чтоб ему пусто было! Неожиданно на дороге показался автомобиль. Он остановился и из него вышел Фантомас. - Добрый день, - поздоровался он. - Что здесь происходит? Я могу вам чем-то полезен? Алиса и Пеппи коротко обрисовали ему ситуацию. Фантомас выразил готовность доставить Хокинса и Трелони к доктору Ливси. Девчонки поблагодарили Фантомаса и отправились по своим делам. Трелони выругался матом, но Фантомас дал ему хорошего пинка, и тот угомонился. Джим Хокинс сразу понял, что с Фантамасом лучше не спорить. Доктор Ливси, увидев своего названного сына, бросился к нему обнял и расцеловал. - Ну вот я же говорил вам, что все закончится хорошо, - заметил присутствовавший при этом Джон Сильвер. - И вы здесь, старый волк? Ну конечно! Вы всегда любили совать свой нос в чужие дела! - заметил Трелони. - Голубчик, будьте благоразумны... Мы же не одни и вы не у себя дома, - мягко заметил Сильвер. Трелони фыркнул: - Да уж... Вы еще немало с этим чертом хлебнете горя, Ливси... Отдайте лучше щенка мне! Он должен умереть! - Где же ты был? - спросил Ливси у Джима. - В трактирах и кабаках, разумеется, - ухмыльнулся Джим. - Вино, пиво пил, а также травку курил. О королеве Людмиле хитрец не стал упоминать. - Негодяй должен быть наказан! - завопил Трелони. - Убить этого дьявола! - Больные люди, - вздохнул Ливси, посмотрев в глаза Хокинсу и Трелони. - Что же мне с вами делать? Отдать на попечение волшебницы Стеллы? - У глубокоуважаемой волшебницы Стеллы и так забот полон рот, - заметил Фантомас. - Лучше отдайте этих двух индивидов мне, доктор. Мы с моим другом, доктором Франкенштейном, о них позаботимся. Вы можете навещать Хокинса и Трелони, когда захотите. Люблю побеседовать с умными людьми. В Стране Сказок Фантомас являлся самой загадочной личностью. Поэтому его не только уважали, но и побаивались. Ливси поколебался немного и согласился на предложение Фантомаса. Что касается королевы Людмилы, то она не особо печалилась по поводу того, что чары волшебников оказались недолговечными, поэтому Хокинса нашли и отдали Фантомасу, ибо этот хитрец уже успел выклянчить у нее довольно большую сумму денег. Однажды бывший царевич Андрей сообщил королеве о том, что жители одного рыбацкого поселка не одобряют ее политику и всячески потешаются над королевой в разговорах между собой. Людмила не стала разбираться врет ли ее слуга или говорит правду, а отправилась с большим отрядом солдат в тот поселок. Там люди занимались своими делами и пели песни: Опять рассвет по нашим улицам бежит, Проснулись мы в работе новый день прожить, Хлеб испечь, ковры раскрасить, Новым садом мир украсить, Новый дом и песню новую сложить. Хлеб испечь, ковры раскрасить, Новым садом мир украсить, Новый дом и песню новую сложить. Живут на свете люди для доброго труда, Бездельники когда-нибудь исчезнут без следа. Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Мы любим селение свой старинное, я и ты, Здесь все соседи так добры и так просты, Здесь работаем и дружим, И влюбляемся к тому же, Здесь храним свои надежды и мечты. Здесь работаем и дружим, И влюбляемся к тому же, Здесь храним свои надежды и мечты. Живут на свете люди для доброго труда, Бездельники когда-нибудь исчезнут без следа. Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? - Ага, здесь царит веселье, значит, довольствие и достаток, - заметила королева Людмила. - Значит, нужно обложить жителей еще одним налогом... Именем короля и королевы! Неспроста, разумеется, Людмила приплела сюда своего брата. Затем она приказала солдатам забрать все имеющиеся в поселке съестные припасы и рыбу. - Что же у нас тогда останется, ваше величество? - спросил седой как лунь старик. - Жизнь, - сухо ответила королева. Жители поселка остались недовольны таким поворотом событий, и позднее часть из них отправились к королевскому дворцу с требованиями вернуть принадлежавшие им по праву продукты и рыбу. По пути к ним присоединились странствующие музыканты - Караколь и его жена Вероника. Жители рыбацкого поселка ничего не имели против королевы Людмилы, они лишь требовали вернуть то, что у них было. Королева была возмущена до глубины души: - Да это же бунт средь бела дня! Генерал Клик-Кляк! Куда вы смотрите? Немедленно разберитесь с этими бунтовщиками! - Слушаюсь, ваше величество! - залебезил преданный королеве генерал. Однако поначалу ничего не вышло, ибо музыканты Караколь с Вероникой так хорошо играли на своих скрипках, что солдаты ничего не могли поделать, несмотря на крики начальства. Тогда за дело взялся другой преданный Людмиле генерал Мушерон. Солдаты выстрелили, но вместо протестующих попали в мальчишек, сидящих на деревьях. Тут уж к жителям рыбацкого поселка присоединились родители детей. Генерал Мушерон произнес речь перед солдатами, и вскоре все было кончено. Много людей было убито, раненых по приказанию Людмилы посадили в тюрьму, чтобы другим не было повадно. Музыкантов Караколя и Веронику доставили к королеве. - Хорошо играете, - заметила Людмила, которая сама знала толк в музыке. - И скрипки ваши мне нравятся... Продайте мне их и служите королеве Людмиле. Ни к чему вам якшаться с этими ворами и бунтовщиками! Но гордые Караколь с Вероникой предпочли смерть служению королеве. На площади им отрубили головы. - И так будет со всяким кто осмелится выступить против меня! - заметила Людмила. Валибальда Второго, его матери, а также Элли в ту пору не было, они гостили у Деда Мороза и Санта Клауса. Узнав о случившимся, Валибальд Второй и остальные поспешили обратно. Королева пела в своих покоях вместе со своим верным слугой Румбураком: Со временем станут сказки, С тяжелым и мрачным смыслом. Окрасятся в темные краски, Оставшись в детстве забытом. Хороший конец - лишь в сказке? Прошу тебя, не смеши. Счастье и радость - маски, Из непробудной лжи. Прекрасная Снежка наша, В гробе лежит - увы. Но не в хрустальном, видишь? А из крепкой новой доски. Семь ее названных "братьев", Принца найти не смогли. На заднем дворе их дома, Под яблоней место нашли. Золушка, став королевой, От радости опьянев, Стала слишком уж смелой, Власть свою разглядев. Мачеху с сестрами ночью Зарезала ржавым ножом. На улицах все, даже шепотом, Боялись назвать ее Злом. Милой девочке Венди Дарлинг, Приснился однажды сон: С русалками и пиратами Она развлекалась в нем. Подумав лишь о Нетландии, Выдумав новый каприз, Встала на свой подоконник И полетела вниз. Джейн, оставшись с Тарзаном, Пожалела об этом не раз. Деревню терроризируя, Красавица и Чудовище Ждут пока не пробьет их час. Русалочка Ариэль, обретая ноги, Рыбу полюбила есть. Покахонтас "белых" Режет с копьем наперевес. Ты говоришь, что сказки Имеют добрый конец. Счастье и радость - маски! Пойми уже наконец. Без всяких церемоний Валибальд с матерью вошли в покои. Румбурак поспешил удалиться. - Поздравляю, дорогая дочь, - поджала губы Арабелла. - Ну что тут можно сказать... Вся в отца! Покойный король тоже всегда так действовал. - Что ты наделала, Людмила! - схватился за голову Валибальд. - Как я теперь нашему народу смогу в глаза смотреть? Покажи мне на карте страну, где убивают невинных и безоружных жителей! Нет такой страны в мире! - Ошибаешься, дорогой брат, - возразила королева. - Это типичная политика любого государства. Мы же не хотим, чтобы нас свергли! Не будь ребенком! Валибальд провел рукой по лбу: - Мне стыдно, что ты моя сестра! - Скажите пожалуйста! А мне стыдно за вас с матушкой! Вы слишком добрые и мягкосердечные. Да только жалеть этих голодранцев нечего! Не стоят они того... - Пойду, извинюсь за свою кровавую сестру, хотя уже поздно, - печально заметил Валибальд. - Я с тобой, один ты не справишься, - подхватила Арабелла. - Да, идите, занимайтесь благотворительностью! - закричала Людмила. - Вы только на это и способны! Король Валибальд Второй публично попросил прощения у народа и настоял на том, чтобы рыба и продукты были возвращены жителям рыбацкого поселка. Убитые были похоронены за королевский счет, все посаженные в тюрьму были выпущены на свободу. Людмила, скрепя сердце, дала на это свое согласие, однако окончательно убедилась, что с матерью и братцем церемонится не стоит. Сама королева взяла скрипки казненных Караколя с Вероникой и стала играть на них по очереди. - Хорошо играете, ваше величество, да все не то, - замечали люди, за исключением подхалимов Людмилы. Королева никак не могла взять в толк в чем дело, а между тем причина проста: Вероника с Караколем вкладывали в игру на скрипке свою душу, а Людмила не делала этого.

Захар: Страшила Трижды Премудрый продолжал общаться с Майей и вскоре стал другом семьи. Все остальные, включая Дровосека, благосклонно отнеслись к его выбору. Страшила сдержал слово и сообщил королю Валибальду о том, что происходит в деревне Камень. - Извините, ваше величество, но будь я на вашем месте и если бы это происходило в Изумрудном Городе или Острове, то я бы обязательно навел порядок, - заметил Страшила в конце разговора. - Спасибо за то, что рассказали об этом, дорогой друг, я обязательно займусь этим, - пообещал король Страны Сказок. А пока суть да дело, Страшила сам как мог стал помогать семье Майи и всем жителям деревни. Однажды отец Майи, которого звали Лассе, отправился к Амфибрахию или Господину за продуктами. Но Людоед, как прозвали его жители деревни, на этот раз не дал ему даже хлеба. - Ничего страшного, будем есть суп из лебеды, - засмеялся сквозь слезы отец Майи. Тоже самое было и с остальными жителями деревни. Лишь ее хозяин и шериф Вейзи купались в роскоши. Страшила нахмурился и отправился к королю. Валибальд Второй распорядился отправить в деревню целых три больших повозки с продуктами. Шериф Вейзи хотел было отправить их обратно, но преданный королю, Атос он же граф де Ла Фер, добился, чтобы продукты были доставлены жителям. В результате жители прониклись к Страшиле большой симпатией и привязанностью, а бабушка с отцом Майей только и желали, чтобы их девочка связала свою судьбу со Страшилой. Как-то раз Страшила пригласил Майю на благотворительную ярмарку, которую устраивал богатый купец Оскар Тибо о котором мы уже упоминали в этой правдивой истории. - Можно и мы с вами? - взмолились Станислав и Мирослав, младшие братья Майи. - И я! Я тоже хочу на ярмарку! - закричала Эльза, младшая сестренка девушки. - Позвольте, но на свидания не ходят с братьями и сестрами! - попыталась напустить на себя строгость Майя. Но братья и сестра так ее упрашивали, что она согласилась. Страшила также не был против. Отец и бабушка не возражали. Лассе лично отвез дочь с остальными детьми и Страшилой на ярмарку. Они весело и приятно провели там время. На прощание Страшила вручил девушке букет цветов, а потом они долго целовались. - Наверное, это действительно любовь, - мечтательно вздохнула Эльза. - Да, было бы здорово, если бы наша Майя и Страшила поженились, - подхватили мальчишки. - Жених и невеста! Жених и невеста! - Вам давно уже пора спать! - строго заметила Майя, но глаза ее весело смеялись. Девушка и сама не могла понять почему ее влечет именно к Страшиле, а не к кому-нибудь другому. Ведь Страшила был совсем не похож на того принца, которого она видела в своих снах и мечтах. И все-таки какая-то искра пробежала между ними... Майя и все остальные члены ее семьи уснули, а Страшила стоял недалеко от их домика и думал о том, как они с Майей вступят в брак, как он будет учить девушку всему, что знает сам, как у них будут дети и так далее. От раздумий Страшилу вывел чей-то голос: - Именем закона вы арестованы! - Я - почетный гость Страны Сказок и друг короля Валибальда! Не имеете права! - возмутился Страшила, но двое полицейских крепко связали его руки и отвели к шерифу. Шериф Вейзи сидел в накуренном помещении и давно уже поджидал Страшилу. - Наконец-то! - довольно потер руки он, и велел своим подчиненным усадить Страшилу на грубую деревянную скамью, что стояла неподалеку. Страшила уселся и уставился на шерифа. - Кто вы и почему меня арестовали? - наконец спросил он. - Вопросы здесь задаю я, - сухо ответил шериф. - Кто же вы такой? Имя? Фамилия? - Страшила Трижды Премудрый, - с достоинством ответил правитель Изумрудного Города или Острова. - Это самые странные имя с фамилией, которые я когда-либо слышал... Документы! - Пусть мне развяжут руки, пожалуйста, я не могу их достать. - Развязать! - велел шериф. Полицейские развязали Страшиле руки, и тот протянул Вейзи грамоту, выданную королем Валибальдом Вторым, но это не произвело никакого впечатления на шерифа, поскольку тот был сторонником королевы Людмилы. - Где проживаешь, дружок? - перешел на ты Вейзи. - В Изумрудном Городе. - Что это еще за "Изумрудный Город"? Разбойничья шайка вроде той, которой верховодит этот проклятый Робин Гуд? - проворчал Вейзи. - Нет, добрый человек, - улыбнулся Страшила. - К Робин Гуду Изумрудный Город или Остров не имеет никакого отношения. Этот город находится в Волшебной Стране, его основал там когда-то волшебник Гудвин... - Слыхал я что-то об этом, но это байки, - махнул рукой шериф. - За дурака меня держишь? - Добрый человек, поверь мне, Изумрудный Город существует на самом деле! - воскликнул Страшила. Вейзи отвесил соломенному человеку крепкую оплеуху, что тот буквально растянулся на скамье. - Еще раз скажешь мне "ты", голову оторву! Понял меня? Страшила кивнул. - Где работаешь? - продолжил допрос шериф. - Я явлюсь правителем Изумрудного Города. - Тоже мне правитель! Знаешь, сколько я таких "правителей" повидал на своем веку, сволочь? Где ты работаешь? И как твои настоящие имя с фамилией? Отвечай! Страшила промолчал. - Значит, нигде не работаешь, - ухмыльнулся Вейзи. - Судя по всему, ты действительно из шайки Робин Гуда, как я и предполагал. Родные есть? Молчание... - А велика ли шайка у Робин Гуда? И снова молчание. Шериф велел: - В камеру его! Скоро он все вспомнит и заговорит как миленький, ха-ха! Страшилу схватили грубые руки и потащили куда-то. Наконец его подвели к камере, откуда пахнуло запахом немытых тел. - Лицом к стене! - велел молодой полицейский и тщательно обыскал Страшилу. Ничего не найдя, он с удивлением спросил: - Почему же у вас ничего нет? - Потому что мне ничего не нужно. - Снимите одежду! - Вы это серьезно? - Еще бы! Страшиле ничего не оставалось как подчиниться. - Вы... - Полицейский чуть в ступор не впал. - Да, я изначально был пугалом, - пояснил Страшила. - И я набит соломой! - Так не бывает... - Бывает... - Ладно, можете одеться. Озадаченный полицейский впихнул Страшилу в камеру, а сам побежал докладывать начальству о том, что увидел и узнал. Шериф Вейзи не поверил ни единому слову: - Вон отсюда, алкоголик! И впредь ломай комедию где-нибудь в другом месте. - Но я... - Иди проспись, негодяй, иначе тебя ожидают большие неприятности! Тоже мне! Где же это видано, чтобы соломенное пугало вело себя как человек? А тем временем Страшилу засыпали вопросами буквально все соседи по камере. - Кто ты? И за что тебя к нам? Страшила не умел врать и рассказал обо всем, что с ним было. Люди качали головами. Лишь один человек не поверил Страшиле: - А не кажется ли вам, коллеги, что перед нами результат одного из экспериментов доктора Франкенштейна? - Что вы! - засмеялся Страшила. - Я не имею к доктору Франкенштейну никакого отношения... А вы сами кто будете? - Маленький Джон, один из соратников Робин Гуда, - пояснил человек. - Не может быть! - ахнул Страшила. - Я читал о вас и вашем атамане. В балладах сказано, что вы огромного роста. Маленький Джон громко расхохотался: - Да, чего только не придумают люди... Ладно, приятель, если ты действительно Страшила Мудрый, то помоги нам всем завтра сбежать. А уж Робин Гуд приютит нас всех. Затем все уснули, а Страшила принялся изучать камеру, пока не нашел одну лазейку. На следующий день он со своими соседями по камере удрал в лагерь Робин Гуда. Шериф рвал и метал, но ничего не мог поделать. - Глазам своим не верю, вы настоящий Робин Гуд! - воскликнул Страшила, увидев атамана легендарной разбойничьей шайки. Он давно знал, что в Стране Сказок возможно всякое, но кое-что было ему в диковинку. - Да, это я, - засмеялся высокого роста человек в зеленой куртке и луком за плечами. - При рождении меня окрестили Робертом, но еще с детства меня прозвали "Робин Гудом" или "Робин Локсли" по имени моей родной деревни... А ты сам кто будешь? - Значит, ты друг и соратник нашего короля Валибальда Второго? - оживился Робин, когда Страшила поведал ему обо всем. - Мне бы хотелось с ним встретиться, но это не так-то просто... - Я могу это устроить. - Вряд ли, приятель. Не обижайся, но шериф наверняка уже выставил тебя перед королем в неприглядном свете. Я хорошо знаю Вейзи, он и не такое способен... - Король не поверит в бредни шерифа! - возмутился Страшила. - И все-таки тебе лучше затаиться на время... - Может быть, - призадумался Страшила. Маленький Джон приблизился к Робину: - Атаман, тут одна девушка со своей семьей хочет видеть тебя. - Хорошо, веди ее сюда, Джон. Девушка с родней приблизилась к атаману. Это была Майя с бабушкой, отцом, братьями и сестрой. - Спаси тебя бог и твою компанию, славный Робин Гуд! Шериф Вейзи убил моего возлюбленного Страшилу, а сам хочет жениться на мне! Но я никогда не стану его женой! - Я здесь, Майя! - закричал Страшила. - Страшила, ты жив? - всхлипнула девушка, и они обнялись. Все присутствующие прослезились. - Что же, - произнес Робин Гуд после небольшого раздумья. - Мы обвенчаем Страшилу Мудрого с Майей и попируем на их свадьбе. Но сначала проучим как следует нашего заклятого врага Вейзи. Готовьтесь, мои веселые товарищи! Дружный гул был ему ответом.

Захар: В этой главе появятся еще две личности, которые также угодили в фольклор. Итак... Сухаревская башня. Времена Петра Первого. Здесь государь часто общался и советовался со своим верным сподвижником Яковом Брюсом. Ему Петр всегда доверял больше других, ибо Брюс всегда был искренен с ним, не обманывал и не лицемерил. Разумеется, все важные дела они обсуждали только вдвоем, наедине. Публично Яков Брюс никогда бы не стал откровенничать с царем, ибо прекрасно понимал, что тогда государь имел полное право посадить его в тюрьму или даже казнить. Вот и в этот чудесный вечер Яков Брюс и Петр Первый уединились вдвоем за бутылкой доброго старого вина. Юный мальчик Петя, тезка царя, ученик Якова Брюса, прислуживал им за столом. Время летело незаметно. - Все-таки, государь, реформы следует проводить постепенно, - настаивал Брюс. - Ну сбрить бороды еще ладно, но, отменив древний календарь, ты проявил неуважение к предкам. Одним скачком в Европу не прыгнешь! - Пора покончить со всеми пережитками старины, - проворчал Петр. - Темный наш народ, очень темный и дикий... Но я заставлю его подчиняться новым порядкам и обычаям! К старому возврата больше нет! - Будь осторожен, государь... - А что такое, мой друг? - Люди поговаривают, что ты государь ненастоящий... Что царя подменили либо во время заграничного путешествия, либо еще во младенчестве. - Ерунда, - отмахнулся Петр. - Об этих байках я слыхал еще в детстве... Будто бы у матери родилась девочка, а отец хотел сына, вот мать и пошла на хитрость... Но все это враки! А уж подмена во время заграничного путешествия... Кто же я тогда, если не Петр? Каторжник и пират Исаак Андре или голландец Яан Муш, которого поставили европейские государства вместо настоящего царя, чтобы уничтожить Русь? А настоящий Петр Романов, значит, заключен в Бастилии и его лицо скрыто железной маской? Ха-ха! Не смеши! Или ты не веришь мне? - Тебе я верю, государь. Только без дыма огня не бывает, сам понимаешь... Софья вон и по сей день убеждена, что ты не брат ей! - Сестрица больная на голову! В монастыре ей самое место! - Допустим... А твоя бывшая жена Евдокия Лопухина... И свою матушку царь-батюшка не проводил в последний путь, что также наводит на определенные мысли... - Я тогда сильно повредил ногу во время постройки корабля, поэтому не смог присутствовать на похоронах матери! А Евдокия такая же больная как и Софья! Бог им судья... - А как насчет писем, которые ты писал бывшей жене из-за границы? Ты уверял в них, что любишь ее и скучаешь. - Никаких писем я бывшей жене не писал, - нахмурился Петр. - Тем более из-за границы... Вообще наша любовь прошла через год после свадьбы или даже раньше, если хочешь знать... Чего только не придумают люди! Это все болтовня и сплетни! И вообще давай закроем эту тему. - Как скажешь, государь. - Лучше посоветуй, мой друг, что с сыном Алексеем делать. Не складываются у нас отношения, ох, не складываются... Женить парня что ли? - Ну, женить это всегда можно, а вот что касается взаимоотношений... Лучше отправь сына учиться в Европу. Пусть наберется там ума-разума. Тогда у вас все наладится, я уверен. - Ты так думаешь? - оживился Петр. - А ведь ты прав, дружище... Но куда же отправить Алексея? - В Падуанский университет. Это один из лучших университетов. - Отлично! Так и поступлю. Спасибо, друг мой, я этого не забуду... Но будет ли Алексей прилежно учиться? - Будем надеяться на это. А что еще остается? Петр вздохнул и погрузился в раздумье. Вдруг послышался звонок. Это звонил мобильный телефон Якова Брюса. - Что это такое? Почему не знаю? - изумился государь. - Это средство связи, мобильный телефон, - пояснил Яков Брюс. - Его еще не изобрели, лишь я пользуюсь им. - Опять ты со своими штучками! - Извини, мне нужно поговорить. Алло! - Брюс взял телефон. - Да... Конечно, постараюсь помочь. Скоро буду... - Что-то случилось? - заинтересовался Петр. - С кем ты говорил? - Князь Владимир Красно Солнышко и царь Горох просят меня прибыть в Лукоморье, чтобы помочь найти преступника. - Свихнулся, ум за разум зашел, - покачал головой Петр. - Разве Лукоморье существует на самом деле? И царь Горох тоже? Ой, не могу! Да, приятель, умеешь ты развеселить. - Прости, государь, но мне пора... Яков Брюс растворился в воздухе. - Человек-загадка, - пробормотал Петр, помедлив мгновение и отправился восвояси. По дороге ему попался старик с корзинкой. - Здорово, дед! По грибы ходил? - спросил Петр. - Здравствуй на многие лета, царь-батюшка, - низко склонился старичок. - По грибы и ягоды, да... А когда государь скрылся, дед перекрестился двумя пальцами, то есть по старому обряду, и прошептал: - Избавь нас, Господи, от этого Антихриста! Тем временем в Сухаревскую башню явилась Алиса Селезнева. - Яков Брюс у себя? - поинтересовалась она у мальчика Пети. - Нет, учитель отбыл по делам в Лукоморье, - сообщил Алисе мальчик. - Ну что же... Тогда и я отправлюсь туда. - Подожди... Возьми меня с собой, мне скучно! - Пожалуйста. И ребята отбыли в Лукоморье. Петр Первый решил последовать совету Якова Брюса и отправить сына Алексея в европейский университет. На следующий день государь вызвал сына к себе, чтобы объявить свою волю. Алексей, не споря, в низком поклоне склонился. Выйдя из покоев отца, он отправился к себе, взял гармошку и запел: В итальянской стороне, На чужой планете Предстоит учиться мне В университете. До чего тоскую я - Не сказать словами. Плачьте, милые друзья, Горькими слезами. На прощание пожмем Мы друг-другу руки И покинет отчий дом Мученик науки. Вот стою, держу весло, Через миг отчалю. Сердце бедное свело Скорбью и печалью. Тихо плещется вода Голубая лента. Вспоминайте иногда Вашего студента. Много зим и много лет Прожили мы вместе, Сохранив святой обет Верности и чести. Ну так будьте же всегда Живы и здоровы, Верю, день придет, когда Свидимся мы снова. Всех вас вместе соберу, Если на чужбине Я случайно не умру От святой латыни. Если не сведут с ума Римляне и греки, Сочинившие тома Для библиотеки, Если те профессора, Что студентов учат Горемыку школяра Насмерть не замучат, Если насмерть не упьюсь На хмельной пирушке, Обязательно вернусь К вам, друзья-подружки. Вот стою, держу весло Через миг отчалю. Сердце бедное свело Скорбью и печалью. Тихо плещется вода, Голубая лента. Вспоминайте иногда Вашего студента. <center>***</center> В кинотеатре Страны Сказок под названием шли последние кадры нового мультфильма "Урфин Джюс и его деревянные солдаты". Наконец мультфильм окончился, и в зале включили свет. Первой кинотеатр покинула королева Людмила со своими подхалимами. - Дерьмо, - заявила королева очутившись в своих покоях. - Кому нужен этот упоротый бред и дешевое фэнтези? Не смешите... Этот мультик можно смело уничтожить, человечество ничего от этого не потеряет. - Да уж, - усмехнулся клоун Эот Линг он же Доцент Смайлик. - В этом ужасном опусе единственным приличным персонажем оказался ваш покорный слуга. И при том там все вранье от первого до последнего слова. Урфин Джюс также остался недоволен. - Мне совсем не хочется, чтобы молодежь восхищалась моим прошлым и повторяла мои ошибки... А посему я против создания таких произведений. Сказки должны быть добрыми и поучительными, без войны и прочего, - заметил он своей возлюбленной Варваре и остальным. - Ты прав, милый, - улыбнулась Варвара и поцеловала Урфина. - Но, хозяин, если на то пошло, там не было настоящей войны, - заметил филин Гуамоко. - Там была всего лишь заварушка и больше ничего. Единственное, что меня огорчает, так это отсутствие в мультфильме вашего покорного слуги. - Да, мой друг, без тебя эта история пуста и скучна, - засмеялся Урфин. - А я немного странная, но тоже ничего, - засмеялась Кагги-Карр. - И я согласна с Гуамоко без него и сказка, не сказка. Как и без Великана из-за Гор, разумеется... Услышавший эти слова моряк растрогался и погладил ворону. - А ты что думаешь, дорогой, по поводу мультфильма? - спросила Моника у своего мужа Чарли Блека. Моряк задумался: - Слишком примитивно и по-детски, на мой взгляд... И многого там нет, что также минус... Мне не очень понравилась эта история... Несмотря на свое нынешнее положение в обществе, как помнят читатели, король Валибальд Второй пожаловал Чарли дворянство, моряк совсем не кичился и продолжал оставаться самим собой. Дровосек, а также Элли углубились в воспоминания, ибо им было что вспомнить. - Ну с моей внучкой это был перебор, - заметила Элли чуть позже. - О том, что время за горами течет иначе, взято из "Хроник Нарнии". И многого нет, как справедливо отметил дядя Чарли. Следовательно, это совсем другая история... - А вот мой образ там прекрасен, - просиял старый Смелый Лев. - Это точно, - подтвердил внук. - И мой тоже, - сказал Железный Дровосек. - Нам понравилось, хорошая и добрая сказка, - заявили король Валибальд с матерью Арабеллой. - В целом мультфильму можно поставить четверку, хоть и с натяжкой, - заметил Дровосек. - Идея с с двойником Страшилы вообще отпад... Скажите, Урфин, а вам самому это в голову не приходило? - Нет, - ответил Урфин Джюс. - И вообще мне больно об этом вспоминать, так что давайте закроем тему. - Ой, простите, - извинился Железный Дровосек. - Мы действительно немного увлеклись, простите, друг мой... - Ничего страшного, - кашлянул Урфин. Тилли-Вилли со своей невестой Розой не смогли поместиться в кинотеатре, но для них организовали отдельный показ на свежем воздухе. - Кстати, а где Страшила? - заволновалась Элли. - Кто-нибудь видел его? - Он вчера гулял со своей невестой Майей, - ответил Дровосек. Больше никто не видел Страшилу и не знал, где он находится. Однако вскоре правитель Изумрудного Города прислал с помощью воробья сообщение о том, что с ним и где он находится, с просьбой пока ничего не сообщать королю. Элли, Дровосек, Смелый Лев с внуком Тилли-Вилли с Розой, Чарли Блек и Урфин Джюс с Гуамоко при поддержке Эдмона Дантеса и мушкетеров решили отправиться на помощь Страшиле, а заодно и Робину Гуду. Шериф Вейзи и Амфибрахий собрали всех своих людей и отправились в погоню за сбежавшими из тюрьмы. Но разбойники были готовы, тем более, что они сами искали встречи с шерифом. Да и друзья успели прийти на помощь Страшиле. - Славная ожидается, заварушка, друзья, - заметил мушкетер Д'Артаньян. - Да уж, - подтвердил Атос и остальные. - Один за всех и все за одного! - закричали мушкетеры и ринулись в бой. - Давненько я не воевал, - заметил Чарли Блек, отбившись от двух противников. - Да, хорошо быть молодым! Клянусь рифами Куру-Кусу! - И не говорите, - вздохнул стоявший рядом Урфин Джюс. Несмотря на численный перевес врагов, вскоре под натиском разбойников и друзей Страшилы, они заколебались. - Убейте этих дьяволов, если не можете взять их живыми! - прохрипел Амфибрахий. Шериф Вейзи увидел Страшилу и приблизился к нему: - Ага, попался, негодяй! Прощайся с жизнью! Не видать тебе Майи как своих ушей! Девушка закричала. Железный Дровосек загородил собой Страшилу. - Сначала вам придется расправиться со мной, любезный! - Ты кто такой? - взревел шериф и ударил Дровосека в скулу, но взамен получил такой сильный удар, что упал. Шериф выхватил пистолет: - Ты покойник! - До чего любезно сказано. - С этими словами Дровосек разрубил пистолет своим топором словно детскую игрушку. - Думаешь, самый крутой, да? Ошибаешься! Пусти, я должен убить этого проклятого Страшилу! С этими словами он сделал попытку задушить Дровосека. Но ничего не вышло... - Железо, - пробормотал смущенный Вейзи. - Так ты из железа... Но ведь так не бывает! - Бывает, бывает, - захихикал за спиной друга Страшила. - Так же как я набит соломой! Он очень переживал за своего друга и всех остальных, поэтому хотел разрядить обстановку. Шериф не сомневался, что чудеса бывают, но то, что живые существа бывают из соломы или железа, казалось ему нелепым, абсурдным и нелогичным. - Дурной сон какой-то, - пробормотал он, выхватив острый кинжал и сделал попытку пронзить Железного Дровосека. Тот отреагировал мгновенно и пустил в ход свой топор. Вскоре все было кончено... Железный Дровосек очень расстроился и даже заплакал: - Что это? Я убил человека! Нет! Нет! Нет! - Да, дружище, ты перестарался, - печально произнес Страшила. - Это не человек, - мрачно заметил приблизившись к ним Робин Гуд. - Знали бы вы сколько раз он обманывал, оскорблял, унижал и даже убивал невинных людей! Твой друг, Страшила, поступил правильно... Вейзи заслужил смерть. Элли приблизилась и смазала Дровосека маслом. Мало-помалу тот успокоился. - И все-таки, Робин, это не совсем справедливо, - заметил Страшила. - Шериф Вейзи мог бы раскаяться и стать на путь добра, как наш Урфин Джюс. - Раскаяться? Вейзи? Нет, сомневаюсь. Шериф не был способен на раскаяние, - возразил Робин Гуд. - Ладно, что сделано, то сделано, - вздохнул Страшила. - Не переживай, дружище! Я благодарен тебе за спасение жизни. - Только это меня и утешает, - прошептал Дровосек. Тем временем разбойники с остальными уложили людей шерифа один за другим. Амфибрахий сбежал с двумя своими слугами. Свой вклад в разгром противника внесли и Тилли-Вилли с Розой, которые пугали врага своими криками: - Какое вкусное мясо! Обожаем жареных людишек в сметане! Это была всего лишь шутка, но враги не знали этого, поэтому убегали кто куда. Битва подошла к концу. Страшила обнял Майю, ее родных, а также остальных своих друзей. - Что дальше делать будем? - спросила Элли. - Думаю, нужно сообщить Валибальду Второму о происшедшем, - заявил Чарли Блек. - Да, я сама расскажу королю обо всем, - вызвалась Элли, но Робин Гуд вмешался: - Нет, боюсь, сейчас это не имеет смысла. Вы все останетесь с нами, пока я не получу прощение короля. Страшила подумал-подумал и решил, что, пожалуй, стоит согласиться на это. Амфибрахий отправился в королевский дворец и сообщил Валибальду и Людмиле о том, что произошло. По его словам Страшила, Дровосек и остальные повели себя как самые настоящие предатели, связавшись с разбойниками. - Я предупреждала тебя, дорогой брат, что доброта и либерализм погубят, - ехидно заметила Людмила. - Это мое дело, я сам с ним разберусь, - заметил Валибальд. - Ну разумеется! Ты пустил сюда всякий сброд, ты с ним и разбирайся! - А вас, любезный, я лишаю права владения деревушки Камень! - заявил король, чуть подумав. - Сейчас я подпишу указ! Амфибрахий упал на колени перед Людмилой: - Ваше величество, я взываю к вашему заступничеству! - Я такими мелочами не занимаюсь, милостивый государь, пусть мой брат с этим разбирается, - отмахнулась королева. Валибальд Второй остался непреклонен. Указ был подготовлен и подписан. Жители деревни Камень были объявлены свободными. - Что же я буду делать? - процедил сквозь зубы Амфибрахий. - Откройте лавочку, - усмехнулась Людмила. - Займитесь торговлей, это самое подходящее для вас занятие. - Покойный король меня бы понял и поддержал! Вы... Вы оба недостойны даже целовать мою обувь! - возмутился Амфибрахий. Это было ошибкой. Королева Людмила велела посадить его в тюрьму. Валибальд Второй не возражал против этого. Он отправился во главе большого отряда туда, где скрывался Робин Гуд. Вскоре все выяснилось. Король согласился помиловать Робин Гуда и его товарищей. - Я дарую тебе прощение, благородный разбойник, если ты придешь со своими людьми ко мне и станешь служить своему королю. - С радостью, - ответил Робин Гуд. - Но если нам не понравится, мы вернемся в наш лес и опять станем жить той жизнью, к которой привыкли. - По рукам! Валибальд Второй со своими людьми переоделись в зеленую одежду разбойников и поспешили со всеми обратно. Когда он подошел ко дворцу, Людмила подняла панику: - Мой брат Валибальд Второй убит! Разбойники хотят разграбить и разрушить наш дворец! Но вскоре выяснилось, что панику подняли зря. Народ принялся приветствовать короля Валибальда Второго, который был в сопровождении уже вольных стрелков и друзей. В душе Людмилы шевельнулась зависть. "Тоже мне! Открыл Америку! Ничего, скоро с моим братцем и всем остальным будет покончено", - размышляла она. - Все хорошо, что хорошо кончается, - заметил Страшила, когда они с Майей опять уединились. - Иди ко мне, любимая, все уже позади! - Я боялась, что больше не увижу тебя, - вздохнула девушка и поцеловала Страшилу. - Мы больше не расстанемся! Обещаю тебе. Их уста слились воедино... Однако буквально на следующий день Майю похитили слуги Кощея. Она, как и Нэра, стала его пленницей. - Мы объявляем голодовку! - заявили Нэра с Майей. - Можете не есть, можете не пить, а только вы все равно останетесь в моем гареме, - усмехнулся Кощей. - На веки вечные! Никто вас не спасет, ха-ха! Страшила, Дровосек, Элли и остальные отправились на спасательную операцию.

Захар: Девочка спросит у мамы своей, Сказки откуда берёт для детей Старый волшебник в смешном колпаке? Может, он ловит их сетью в реке? Мама с улыбкою к ней подойдёт, На все вопросы ответы найдёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. Спросит мальчишка у мамы своей Сказки откуда берёт для детей Старый волшебник очки на носу? Может он ищет их в тёмном лесу? Мама с улыбкой к нему подойдёт, На все вопросы ответы найдёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. Спросят ребята у мамы своей Сказки зачем достаёт для детей Старый волшебник из звёздной тиши? Разве без них невозможно прожить? Мама в ответ улыбнётся тепло, И на душе сразу станет светло Чтобы в закатах, В песнях крылатых Сказочно детям жилось Чтобы в закатах, В песнях крылатых Сказочно детям жилось. "Где живёт сказка" А.Ермолов-С.Овчинников. Королева Людмила сидела в своих покоях и разбиралась со своим новым смартфоном. С техникой королева всегда была на "вы", и хотя в магазине фирмы "Пип и К° из китайской сказки "Линь Большой и Линь Маленький" уверяли ее, что никаких отличий между ее прежними мобильными телефонами нет, все-таки кое-какие особенности имелись, поэтому королева злилась. Раздался стук в дверь. - Кто там? - сурово спросила Людмила. - Это я, ваше величество, - послышался голос бывшего царевича Андрея, который к этому времени уже успел стать любовником королевы, к большому неудовольствию Румбурака и остальных слуг. Старый Румбурак пытался открыть Людмиле глаза, но та не желала ничего слушать: - Молчать! Или я велю тебе отрубить голову! Разумеешь, раб? Румбурак тяжело вздохнул и поспешил уйти. Однако наказания старому слуге не удалось избежать. Королева велела высечь Румбурака розгами. - За что? - взвыл Румбурак. - В чем я провинился перед вами, ваше величество? - Подобная мера необходима, чтобы ты знал свое место, дерзкий раб! - отрезала Людмила. - Тоже мне! Мой Андрей выше вас всех на голову! После экзекуции Румбурак вернулся притихший и подавленный. - Этот Андрей погубит нашу Людмилу, нашу гордость и надежду, - заметил он как-то раз другим слугам королевы. - Предлагаю отравить этого афериста, - ухмыльнулся клоун Эот Линг или Доцент Смайлик. - Есть очень хороший яд... - Ты что, с ума сошел?! Королева нам головы оторвет за такие дела! - Мое дело предложить, - осклабился клоун. Даже разница в возрасте (20 лет) не останавливала королеву. Вот и сейчас Людмила, отшвырнув смартфон в сторону, расплылась в улыбке: - Входи же, входи, мой дорогой. - Профессор Селезнев доставлен, моя прелесть, - сказал Андрей, войдя в комнату. - Да что ты говоришь?! Пусть введут. И оставьте нас наедине. - Твой пупсик соскучился! После того, как закончишь, любимая, я жду тебя в опочивальне, - подмигнул Андрей и вышел. Пираты, которые служили у Чудо-Юды, а ныне у королевы Людмилы, ввели профессора Селезнева, а затем также удалились. Королева усадила профессора в свое кресло и запела медовым голоском: - Добро пожаловать! Добро пожаловать! Чашу вина? Белого или красного? Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня? - Ваше величество, я не могу понять причину по которой меня доставили сюда, - ответил профессор Селезнев, придя в себя. - Об этом чуть позже... Что будете пить? - слащаво улыбнулась Людмила. - Зеленый чай, пожалуйста. Королева позвонила в свой колокольчик. Прибежали служанки. - Самого лучшего зеленого чаю для меня и нашего дорогого гостя. Вскоре Людмила с профессором уже наслаждались чаепитием. - Итак... Дорогой профессор, я наслышана о ваших талантах и изобретениях, - начала королева, когда с чаем было покончено. - Ну что вы... Я всего лишь простой ученый. - Не нужно скромничать, многоуважаемый профессор... Взять хотя бы тот легендарный миелофон... - Идея принадлежит не мне... Сомневаюсь, что я сам разработал бы такое, - покачал головой профессор Селезнев. - Не будем спорить... Короче, я предлагаю вам работать на меня. - На вас?! - Да, любезный друг. Если вы работаете в науке, то должны знать, что власть нуждается в вас. - Наука не занимается политикой. - Вы опять спорите... Но я не обижаюсь... Итак, вы хотите работать на меня? Я сделаю вас самым крупным богачом в стране. - Простите, ваше величество, но я в этом не заинтересован. Мне вполне хватает того, что я имею, и о большем я не мечтаю... - Хи-хи-хи! Не будьте наивны! Вам же нужно жить и кормить семью. Подумайте как следует над моим предложением... - К чему? Я вполне доволен тем местом под солнцем, которое занимаю, и мне больше ничего не нужно. - Одумайтесь, профессор! Я вас назначу своим советником! - не сдавалась Людмила. - Еще раз повторяю, ваше величество: я в этом не заинтересован... Чего вы вообще добиваетесь? Хотите развязать войну и установить новые порядки? Пожалуйста, но без меня! Вперед и с песней, только особо не обольщайтесь! Суд истории очень тяжел, знаете ли... - Молчать! - побагровела королева. - Если вы работаете в науке, вы также, как и я, работаете на уничтожение прогнивших порядков! - Нет, никогда! - Ваше упрямство вас погубит! Стража! Стража! Стражники быстро примчались на зов Людмилы. - Майор Четырежды Четыре, - обратилась к одному их них королева. - Проводите нашего дорогого гостя в карцер! Я вижу, профессор Селезнев нуждается в хорошем уроке, его нужно образумить. Майор Четырежды Четыре, высокий человек, с огромной бородой, поклонился и поспешил выполнить приказ. По дороге профессор Селезнев пытался усовестить майора и остальных стражников, но все было напрасно. - Вы сами-то служили? - сухо спросил Четырежды Четыре. - Какое это имеет значение? - И все-таки... - Нет, я не служил, меня сразу же забраковали из-за плоскостопия... - Я так и думал! - презрительно фыркнул майор. - В таком случае знайте, что для любого солдата приказ - это святое! Не выполнить его, значит, согрешить, совершить непростительный поступок. - Пожалуйста, проводите меня к королю Валибальду Второму! - попросил профессор. - Он справедлив, в отличие от своей сестры... - Не положено, - покачал головой Четырежды Четыре. - Приказ отдан королевой Людмилой, и мы его исполним! - Ты что, в лоб получить хочешь, мудак научный? - нахмурился один из стражников. - Это вы мне? - не сразу сообразил профессор Селезнев. - Тебе, долбоеб, тебе! - А что? Я ничего, - сник профессор, поняв, что сопротивление бесполезно. - То-то же! Профессора Селезнева впихнули в сырой, грязный и мрачный карцер, в котором вдобавок ко всему отвратительно пахло. Профессор закашлялся, его чуть не вытошнило, но делать было нечего. - Мы не посрамили честь своего мундира недостойными поступками, в отличие от некоторых, - заметил майор остальным. - Наши Боги дали нам для этого силы и мужества. А королева Людмила отправилась к своему любовнику, бывшему царевичу Андрею. - Не согласился? - усмехнулся Андрей. - О да. Я велела его посадить в карцер, пусть сидит там, пока не поумнеет. - Разумно! Что же... Давай споем перед началом нашего любовного ритуала. И они запели: Прекрасно жить среди огня и дыма, И слушать, как стрекочет пулемёт, Веди же нас, наш вождь непобедимый - Вперёд, вперед. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. Тускнеет аксельбант от мирной жизни, Бледнеет и ветшает шёлк знамён, А тот, кто говорит о гуманизме - Шпион, шпион. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. Согласны мы, чтоб физик и философ, Вперёд науку двигали свою, Но главные решаются вопросы - В строю, в строю. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. - Мы будем вместе править миром! Я хочу тебя, моя прелесть! - Андрей похлопал по большой королевской кровати. - Да, да, да! Мой ненаглядный, жизнь моя, мой ненаглядный, я твоя! - пропела королева и упала в объятия своего любовника... На следующий день Людмила велела привести профессора Селезнева из карцера. - Доброе утро, господин ученый, - приветствовала она своего пленника. - Ну как? Вам понравился наш карцер? Он такой же роскошный, как ваш дом, не правда ли? Кофе, сигареты, пирожные? Угощайтесь! Вчера у нас с вами произошла маленькая неприятность, но я не злопамятна... - Что вы от меня хотите? - усталым голосом произнес профессор Селезнев. - Чего я хочу? Я хочу, дорогуша, чтобы вы работали на меня. Весь мир нам будет завидовать! - А почему сразу я? Господин Фантомас лучше подходит для того, что вы задумали. - О нет, не думаю, вы будете для меня гораздо более полезны, чем этот хитрый лис. - Могу сказать вам только одно, ваше величество: нет. - Верните этого упрямца в карцер, - вздохнула королева и отвернулась. - Будете сидеть там, господин ученый, пока не передумаете! - Я требую встречи с королем Валибальдом Вторым! - заявил профессор. - Да что вы говорите! - Людмила расхохоталась. - Мой брат - сущий ребенок, он ничего не смыслит в таких вопросах, как этот. И не мечтайте, профессор, я не выполню того, что вы просите! Таким образом профессор Селезнев был опять посажен в карцер и оставался пленником королевы. Король Валибальд Второй не мог этому препятствовать, поскольку у него были важные дела, а Арабелла приняла наконец предложение Фантомаса, который ухаживал за ней и отправилась к нему погостить. Таким образом Людмила была полной хозяйкой и делала, что хотела. Алиса Селезнева находилась на свидании с Колей Герасимовым, поэтому не сразу узнала о том, что происходит. Весть об аресте отца принес Алисе поваренок, который жил во дворце. Алиса и Коля решили идти спасать профессора Селезнева. Но как? Ведь так просто его не спасешь. Тут им путь преградил рассерженный друг Алисы Паша Гераскин. - Окрасился месяц багрянцем, где волны бушуют у скал, - пропел Пашка недобрым голосом. - Вот, значит, чем ты занимаешься, Алиса! Вызываю на дуэль этого питекантропа! - Кто здесь питекантроп? - нахмурился Коля. - Ты, Колька Герасимов, ты! - погрозил ему пальцем Паша. - Хватит! - остановила их Алиса. - Сейчас не время сводить счеты! Мы должны спасти моего отца. Алиса при поддержке ребят и Тимура из произведения Гайдара "Тимур и его команда" собрала всех своих знакомых и тронулась вместе с ними к королевскому дворцу. По пути к ним присоединялись все, кто был недоволен королевой Людмилой. Постепенно число людей все увеличивалось. - Пеппи, пожалуйста, прочитай какое-нибудь гадкое стихотворение, - попросила Алиса свою подругу Пеппи Длинныйчулок. - С радостью! - И Пеппи принялась декламировать: Когда Людмила маленькой была, То больше лошади срала. Какой позор! Какой позор! - Свободу нашему профессору Селезневу! Долой королеву Людмилу! Да здравствует король Валибальд Второй! Не нужна нам королева, мы не нуждаемся в ней! Людмила, уходи! Уходи навсегда! - закричали археолог Громозека, робот Вертер и остальные. Сама королева пела чай с тортом вместе Ритой Скитер из Гарри Поттера. - Валибальд Второй слишком простой, он совершенно не похож на короля, - заметила Рита. - Как его все терпят ума не приложу! - Да потому что эти жалкие людишки в большинстве своем такие же, как он, - с презрением фыркнула Людмила. - Типичные дети во взрослом обличье, которые не хотят взрослеть. Однако скоро с этими распиздяями, извините мой французский, покончено... Эот Линг или Доцент Смайлик сообщил королеве о том, что затевается. Рита Скитер поспешила откланяться. Людмила вышла из дворца со своими телохранителями. - Это вы мне? Это ты про меня, гадкая девчонка? Ну я тебе покажу! Сейчас вызову Страшилище из сказки "Линь Большой и Линь Маленький"! Оно вас всех съест! - Тоже мне! Нам Страшилища не страшны, - засмеялся Громозека. Пеппи загородил собой Карлсон, который живет на крыше. - Какая встреча! Ты, конечно, рада меня видеть, великая и ужасная королева Людмила... Раз уж мы собрались здесь все вместе, то давайте пошалим! С этими словами он швырнул в лицо королеве горсть песка. Пока королева протирала глаза, Алиса уже удрала, попросив друзей прикрыть ее, если что. Она поняла, что королева так просто не отпустит отца. Остальные тоже еще немного пошумели и разошлись. Когда Людмила приказала солдатам разогнать толпу и вызвала Страшилище для пущей важности, возле дворца уже никого не оказалась. - Мерзавцы! Вы мне за это ответите! - пригрозила королева. Вдруг она почувствовала тошноту. Придя в себя, она позвала своего любимого доктора Фауста. - Поздравляю! Вы беременны, у вас будет ребенок, ваше величество, - сообщил доктор после тщательного осмотра. - Ты уверен? - Абсолютно. - Если кому-нибудь скажешь, велю отрубить голову! - пригрозила Людмила и щедро одарив Фауста дарами и деньгами, отпустила. Поначалу королева не поверила своему счастью. Уж очень казалось ей невероятным забеременеть в сорок лет, от человека, который на 20 лет старше ее. Но с другой стороны... Почему бы и нет? Казалось, что Андрей был счастлив и доволен, узнав о том, что у него будет ребенок. Но в том-то и дело, что этот подлец не любил по-настоящему королеву Людмилу. Поэтому Андрей не спешил делать Людмиле предложение руки и сердца. Матушке и братцу королева решила пока ничего не сообщать. Алиса Селезнева нашла волшебника Мерлина и попросила у него помощи. - С королевой Людмилой шутки плохи, - заметил Мерлин. - Пойдем, посоветуемся со Стеллой. Стелла была как всегда занята, поэтому было решено воспользоваться волшебной книгой Виллины. Та сообщила, что девочке может помочь в освобождении отца лишь волшебник Яков Брюс, соратник Петра Первого. С помощью Мерлина Алиса попала в Россию, во времена Петра Первого, а оттуда в Лукоморье, вместе с Петей, учеником Якова Брюса, благодаря созданному Мерлином порталу. Вскоре они прсоединились к Якову, который вел расследование вместе со Змеем Круговеем, легендарным Всеславом Чародеем, что умеет превращаться в волка, а также волшебником Лиздейкой. Для тех кто не знает именно Лиздейка содействовал основание города Вильно или Вильнюса, как его теперь называют. Тщательное расследование показало, что все пути действительно ведут к царевичу Андрею. Но где его искать? Этого никто точно не знал, потому что волшебники Мордред с Морганой по приказу королевы навели на любовника королевы Людмилы защитные чары.

Ильсор: Захар, большое спасибо за продолжение. Было приятно наблюдать за приключениями персонажей.

Захар: Майя решила искупаться. Сегодня Страшила опять обещал погулять с ней, когда у нее будет время. Настоящей ванны и душевой у них дома никогда не было, как впрочем и у остальных жителей деревушки Камень, все люди купались либо в реке неподалеку, либо в старом сарайчике за домом. В этот день Майя решила отправиться на реку. Тем более, что Амфибрахия в деревне больше не было, он сидел в королевской тюрьме. После его ареста и указа короля о том, что отныне деревня Камень свободна, жители вздохнули с облегчением. Теперь им никто не указывал как жить и что делать, за исключением разве что короля и королевы. Придя на реку, Майя разделась и вошла в воду. Она была теплой, поскольку в Стране Сказок, как и во всей Волшебной Стране стояло вечное лето. Девушка плавала и наслаждалась. Когда она наконец вышла из речки и оделась, послышался чей-то вкрадчивый голос: - Прекрасная дева, не погнушайся беседой с нами, сделай милость. Это был бывший царевич Андрей с пиратами. Им было поручено отвезти Майю к слугам Кощея, а те в свою очередь доставить девушку к своему повелителю. - Добрый день. Кто вы? - удивилась Майя. - Мы друзья Страшилы Трижды Премудрого, - соврали Андрей и остальные. - Ах, так вы от Страшилы? - обрадовалась Майя. - А где же он сам? - Бодр и весел, ждет встречи с дамой своего сердца, то есть с вами, - усмехнулся Андрей. - Идемте с нами, прекрасная дева. Ничего не подозревающая девушка попала в ловушку. Слуги королевы Людмилы привели ее в лес. - Где же Страшила? - девушка в недоумении огляделась вокруг. - Ждет свою принцессу у себя во дворце, - захихикали Андрей с пиратами. Тут появились слуги Кощея, они же Дикие Гитары - Баба-Яга, не та с которой встречалась Элли, а ее сестра, Леший, тот самый которому изначально принадлежал пес, которого Элли взяла себе и назвала Тотошкой в честь своего верного друга, а также дикий кот Матвей. Андрей с пиратами удалились, а слуги Кощея крепко схватили Майю и запели: Эх, бараночки-конфетки, бары-растабары, Мы лесные "Самоцветы" - "Дикие Гитары". Мы кричим, мы бренчим и барабаним. А кого в лесу найдем, а кого в лесу найдем, С тем шутить не станем - на части разорвем! Эх, березоньки-ракиты, бары-растабары, Скоро будут знамениты "Дикие гитары"! Не летать тебе на воле, голубь сизокрылый. Нет спасенья в чистом поле от нечистой силы. Берегись, берегись, шутить не станем! Под землёй тебя найдем, под землёй тебя найдем, Из воды достанем! На части разорвем! Бедная девушка перепугалась не на шутку и даже простилась с жизнью. Но у слуг Кощея не было приказания убить Майю. Они доставили ее к Кощею. Тот осмотрел девушку с ног до голову и остался доволен. - Хороша... Хороша... А что с позвоночником не все ладно, не беда... Это легко исправить. Кощей велел слугам удалиться, а пленнице снять свое скромное платье. Бедная Майя, дрожа от страха, подчинилась. - Так... Так... Почему ты не можешь держать прямо спину, красна девица? - сурово спросил Кощей. - Я... Это оттого, что я часто таскала на себе младших братьев и сестренку... - Оно и видно... Кощей достал откуда-то мазь, помазал ею спину девушки и беззвучно прошептал заклинание. Скоро спина Майи стала прямой, да только особой благодарности девушка не испытывала почему-то к Кощею. - Спасибо, конечно... Где Страшила? Что вы с ним сделали? - спросила Майя, одевшись и набравшись храбрости. - Хи-хи-хи! Ровно ничего... Однако ты никогда больше не увидишь своего возлюбленного! Никогда! - засмеялся Кощей, гордясь собой. - Меня найдут и спасут! - И не мечтай, рыбка моя, я обо всем позаботился! Скоро Майя увидела свою подругу по несчастью Нэру и остальных девушек, которые жили в гареме Кощея. Но лишь они вдвоем мечтали освободиться. Другие девушки бормотали как попугаи: - Что воля, что неволя - все едино... Нэра неоднократно пыталась применить свою магию, но куда там! Кощей и это предусмотрел. Нэра лишь смогла разбить дорогой старинный фарфоровый сервиз и две люстры. Это только позабавило Кощея. А уж предложение двух женщин, то есть Майи и Нэры, о голодовке привело дамского угодника в прекрасное настроение. Отец Майи очень любил ездить по другим деревням и торговать там рыбой в свободное время. Амфибрахий сильно противился этому в свое время, но был вынужден уступать. Теперь же руки у отца Майи были развязаны, поэтому он с чистой совестью отправился в дальнюю поездку. А вот бабушка, два брата и сестренка Майи Эльза заволновались, когда девушка не вернулась домой. Было решено немедленно сообщить Страшиле. Оставалось лишь молиться, чтобы с Майей ничего не случилось. Волшебница Стелла с Майрой узнали о случившимся и поспешили сообщить остальным. Страшила, Железный Дровосек, Элли, Тотошка, Чарли Блек, внук Смелого Льва, а также Тилли-Вилли с невестой Розой отправились в дорогу. Стелла, Майра вместе с Летучими Обезьянами обещали к ним присоединиться чуть позже, поскольку дел у Стеллы всегда хватало, а после того, как она стала владеть Желтой Страной после смерти старшей сестры, тем более. Братья и сестра Майи также рвались на помощь, но Страшила решил, что это дело слишком опасное, поэтому не стоит рисковать. Родные Майи были вынуждены уступить, тем более, что исчезновение девушки подкосило бабушкино здоровье. - Вот мы и снова вместе, как в добрые старые времена, - пробормотал Железный Дровосек. - Да уж, только дело-то нам предстоит весьма невеселое, - отозвался Страшила. Элли задумчиво потрогала перстень на руке. У нее никак не выходил из головы последний разговор с волшебницей Стеллой. Об этом разговоре мы расскажем позднее. Наконец наши друзья добрались до Лукоморья и повернули в ту сторону, где обитал Кощей Бессмертный. По пути они встретили женщину в черном, которая сидела на земле и плакала. - Добрая женщина, почему вы плачете? - осведомился Страшила. - У вас какое-нибудь горе? - подхватила Элли. - Мы можем вам как-нибудь помочь? - Нет, никто не сможет узнать тайну сердца моего, - ответила женщина в черном. - Что вам угодно? Вы ищите сокровища? Нет нигде мне от вас покоя! Когда наши друзья уверили женщину, что у них ничего такого и в мыслях не было, она вздохнула с облегчением. - Хорошо, если так... Передайте, пожалуйста, всем, чтобы они не искали здесь кладов! Ничего хорошего из этого не выйдет... Хороший труд и другие занятия - вот истинные богатства, а не деньги... Эх... Когда-то сказки действительно были добрыми и светлыми. Но с течением времени добро и зло стали перемешиваться друг с другом... Результат оказался плачевным. Мальчик-с-Пальчик с Котом в Сапогах превратились в азартных игроков, Спящая Красавица и Золушка стали на путь преступления и так далее... Об этом можно говорить бесконечно... Страны с волшебством и сказкой вступили на тупиковый путь. Король Валибальд Второй и прочие не смогут спасти положение. Но может быть еще не все потеряно? Боритесь, друзья мои, боритесь! В добрый путь! - Кто же эта женщина? - задумался Страшила, когда они отправились дальше. - Матерь Природа что ли? - Не знаю, не знаю, - покачала головой Элли. - Чудеса можно понимать лишь сердцем, а не логикой, - мудро заметил Чарли Блек, и все с ним согласились. Когда они уже приближались к жилищу Кощея, путь им преградил огромный великан. - Вы кто такие? Что вам нужно в царстве Кощея? - проревел он. Роза, невеста Тилли-Вилли, решительно выступила вперед. - Привет, Горыня. Ты что, своих не узнаешь? - Ой, простите, ваше высочество, - поклонился великан. - Я вас не узнал... Можете продолжать свой путь. Он дал дорогу путникам. - Горыня даже не знает, что меня изгнали, - прошептала Роза Тилли-Вилли и остальным. - Впрочем, он никогда не блистал умом. Наши друзья отправились дальше. У реки они встретили человека, чуть поменьше ростом, чем Горыня. - Прочь отсюда, чужаки! - загремел человек и угрожающе взмахнул дубиной. - Во владения Кощея не велено пускать посторонних. - Мы не такие пугливые, как кажется, - Элли повернула перстень, и тут же подул сильный ветер. Человек не выдержал и упал на колени. - Пощадите! Я - Пруд, слуга Кощея, но с этого момента готов служить вам. - Пропустите нас, уважаемый, у нас дело к Кощею, - попросил Страшила, и Пруд пропустил наших друзей. Около леса за которым находилось жилище Кощея, им путь преградил еще один человек на этот раз небольшого роста, но зато очень упитанный. - Кто вы? Я - Обжора, верный слуга Кощея Бессмертного. Господин не велел никого пускать. Так что идите отсюда, ибо я ужасен в гневе! Элли повернула перстень, и толстяк завертелся как юла. - Ой! Ой! Смилуйтесь! - взмолился Обжора. - Я больше не буду! Идите куда хотите, только отпустите меня, пожалуйста! Элли повернула перстень, и наши друзья вошли в дом Кощея. Кощей был изумлен, но постарался это скрыть. - Добро пожаловать, гости дорогие! Присаживайтесь, устали с дороги небось... Сейчас подадут обед. Продолжение следует...

Захар: Ильсор, большое спасибо, мне приятно, что продолжение не разочаровало вас.

Захар: Итак, наши друзья попали к Кощею. Тот пригласил их на обед. Разумеется, все кто нуждался в пище, лишь делали вид, что пьют и едят. Остальным, кто не нуждался в еде, осталось лишь наблюдать. Ведь кто знает, что можно ожидать от Кощея... Насытившись Кощей Виевич закурил сигару и сделал лишь одно движение левой рукой. Все, за исключением Элли и Тотошки, исчезли. - Что это значит? - нахмурилась Элли. - Что вы сделали с моими друзьями? Тотошка оскалил зубы. - С ними все в порядке, - лениво протянул Кощей. - Пока... Все зависит от вас, моя дорогая фея Элли. - Что вы имеете в виду? - спросила Элли, погладив Тотошку, который уже рвался проучить Кощея. - Вот это другое дело! Всегда уважал умных людей. Чего я хочу? Мы бы вполне могли объединиться и сотрудничать. - И вы туда же! Сначала королева Людмила, теперь вы... - Не знаю, что вам обещала эта мымра, однако я готов вам дать гораздо больше... С вашими способностями и талантами мы будем вместе править миром! - Ну надо же, - нервно рассмеялась Элли. - Я уже устала возражать: у меня нет и никогда не было никаких волшебных способностей! - В самом деле? Давайте не будем скромничать. О ваших делах повсюду ходят легенды, в том числе и у нас, в Лукоморье. И уж если вам удалось приручить пса, который принадлежал моему брату Лешему, значит, вы могучая волшебница и чародейка. - Скромные знания и ум - вот и вся моя магия, - возразила Элли. - Если бы я действительно была волшебницей, то давно бы знала об этом, как мне кажется. Нет, уважаемый, я не волшебница! А даже если бы я и была ею, то, чувствую, что нам с вами не по пути. - Не нужно отказываться, - посуровел Кощей. - Подумайте! Вы заслужите славу в веках, если будете служить мне! Куда этой королеве Людмиле до вас! Она дрянь и стерва, уверенная в том, что лучше всех все на свете знает! Вы ее умнее, фея Элли, вы из другого теста. Давайте работать вместе, не пожалеете! - Отвали от моей хозяйки, придурок, или я за себя не отвечаю! - воскликнул Тотошка, несмотря на знаки, которые ему делала хозяйка. - Неблагодарная скотина! Ты разбил сердце своего бывшего хозяина! - Моя хозяйка - это Элли и больше никто! Отпусти Нэру, Майю и всех остальных! - смело заявил пес. - Отпущу, если твоя дорогая хозяйка согласится сотрудничать со мной. Даю слово чести! Ну что, фея Элли, услуга за услугу, а? - усмехнулся Кощей. - Простите, уважаемый, но я не чувствую к вам никакого доверия! - ответила Элли, подумав. - Жаль... Очень жаль... В таком случае вся ваша компания, включая вас самих, останется здесь на веки вечные, - Кощей докурил сигару и принялся за мороженое, которое стояло в вазочке на столе. - Я тоже не лыком шит. Вы, фея Элли, станете главой моего гарема и самой главной женой. Не так так эдак... Хочу сразу предупредить, что член вашего покорного слуги гораздо больше чем у любого другого представителя мужского пола. - Фу, как пошло и грубо, - скривилась Элли. - Кто вас вообще учил и воспитывал? - Хороший вопрос, моя дорогая. Видите ли, по большей части я сам трудился, сам себя воспитывал. Матушка моя рано умерла, а отцу было некогда со мной возиться. Жил мой отец где-то две тысячи лет, и признаться, надоел мне хуже горькой редьки. - Сомневаюсь, что вашей матушке понравилось бы ваше нынешнее поведение. - Кто знает, фея Элли, кто знает... - Вы очень страдали, когда ваша мама умерла? - О да, - признался Кощей. - С матушкой у нас всегда были очень теплые отношения... Хоть я был мал, но до сих пор все помню. Тотошка вырвался из рук Элли и укусил Кощея за локоть. Тот взвыл от боли и оглушил собаку. - Вы и сейчас скажите "нет", фея Элли? - усмехнулся дамский угодник. - Я ведь могу быстро расправиться со всеми вашими дружками. Подумайте об этом! Элли стиснула зубы. И в тот же миг мантия Кощея загорелась. - И не стыдно обманывать? Вы самая настоящая волшебница, - покачал головой Кощей, потушив пламя. - Чем еще хотите меня удивить? Давайте, давайте, я жажду состязания с вами. Если вы выиграете, я, так и быть, всех вас отпущу с миром. Ну а в случае проигрыша, сами понимаете... "Ничего не понимаю, - подумала Элли. - Я же не пользовалась перстнем... Неужели Стелла права?" Кощей усмехнулся и послал в Элли какое-то заклятие. Элли опешила, а затем повернула перстень. Кощей перелетел через весь стол и ударился головой о свой трон. - Недурно, - пробормотал дамский угодник, придя в себя. - Мне лишь непонятно, почему вы отрицаете тот факт, что являетесь волшебницей... Ну да ладно... А как насчет вот этого? Он послал в Элли столб пламени. В этот раз Элли перстень не трогала. Она лишь взмахнула левой рукой. Пламя попало прямо в Кощея. - Ой, какая прелесть! Не ожидал, - засмеялся довольный Кощей, потушив пламя. - Вы мне нравитесь все больше и больше... Затем достал откуда-то черный меч. - Я обожаю фехтовать! А вы? - Когда-то была чемпионом среди юниоров, - не соврала Элли. - Прекрасно! Но где же ваш меч, фея Элли? Элли огляделась по сторонам. Затем вытянула вперед правую руку. И вдруг откуда не возьмись, в ее руке появился какой-то диковинный меч. - Где-то я уже видел этот меч, - пробормотал Кощей. - Но не могу вспомнить где... Что же... Давайте приступим, моя проказница. Элли фехтовала лишь на шпагах, но оказалось, что здесь нет ничего сложного. Они довольно долго сражались с Кощеем. Силы тут были примерно они. Наконец Кощей умудрился зазеваться, упустил свой меч и упал. - Моя взяла, господин Кощей. - Элли склонилась над побежденным противником. - Выполните свое обещание. С этими словами она повернула перстень. Тотошка вскочил и гордо встал рядом с хозяйкой. - Да, вы победили, - прохрипел Кощей, поднявшись на ноги. - Только я солгал вам... Вы не выйдите отсюда живой! Сначала я вас изнасилую, а потом съем. Потом постепенно расправлюсь с вашими дружками. Вам кто-нибудь говорил о том, фея Элли, какая прекрасная у вас грудь и попка? Эй, сюда, мои верные слуги! Связать и сковать эту красавицу! Я бы и сам сделал это, но что-то устал... Вскоре все заполнилось вокруг ведьмами, чертями и прочей разной нечистью. Пришли и Дикие Гитары, а также Леший. Увидев Тотошку, Леший хотел было схватить его, но это ему не удалось. Более того пес нанес бывшему хозяину рану. - Он гораздо сильнее, чем я думал, - пробормотал Леший и убежал. Элли со своим верным псом боролись из последних сил. Этот день, счастливый и святой, Пусть всегда останется с тобой, Пусть всегда твердят твои уста Весть о воскресении Христа. Если с неба льется снова Ливень света голубого И ложится на ладонь. И в восторге необъятном Сходит к людям Благодатный, Изумительный Огонь. День Воскресения — Самый светлый день: Светлыми делает Души всех людей. Радость спасения В их поздравлениях Станет светлей. Самое лучшее — Каждого любить. Сердце как ключиком Добротой открыть. Тоненьким лучиком В сердце измученном Тьму озарить. Самое главное — Веру не терять. Жизнь христианская Дарит благодать. В годы печальные Радость пасхальную Не забывать! Элли запела и это придало ей сил. Духи и прочая нечисть стали убегать от Элли, как от чумы. - Какая пошлятина! - скривился Кощей. - Честно признаться, я был о вас лучшего мнения, фея Элли. Христианство - это грубая и ужасная религия, рассчитанная на людей, неспособных логически мыслить. - Вам просто не понять всего этого, Кощей, - вздохнула Элли. - И мне вас искренне жаль. - Пожалейте лучше себя! Скоро от вас останется лишь рожки да ножки, как поется в одной песенке, ха-ха! - Признайся, придурок, что ты проиграл, - сказал Тотошка. - Нет, никогда! Никогда моей власти не будет конца! Давайте, мои верные слуги! Шевелитесь, неандертальцы сопливые! Одолейте этих гадов! Мои яйца ждут свою курочку, то есть фею Элли! Почувствовав, что силы на исходе, Элли собрала волю в кулак, а затем с помощью волшебного перстня вызвала Стеллу с Майрой и Летучими Обезьянами. Следует отметить, что Нэра с Майей также решили попробовать мысленно вызвать Стеллу. Майя сначала, правда, колебалась: - Я же не волшебница... Смогу ли я? - Сможешь, я же с тобой. Они взялись за руки, закрыли глаза и прошептали: - Стелла, Майра, спасите нас! Не прошло и полгода, как раздался оглушительный грохот. Это Стелла, Летучие Обезьяны и Майра начали разрушение дома Кощея Бессмертного. Вскоре дом был полностью разрушен. Все были спасены и когда все уже было позади, стали благодарить волшебницу Стеллу с Майрой и Летучими Обезьянами. Чарли Блек, Железный Дровосек и Тилли-Вилли жалели, что так и не сразились с врагом. Девушек, которых одурманил Кощей, спасла волшебница Стелла. Сам Кощей пропал, словно сквозь землю провалился. Как выяснилось позднее, он сначала скрылся со своими слугами, но потом вернулся, покаялся, заплатил большой штраф и опять зажил в своем восстановленном доме. Железный Дровосек с Нэрой, а также Страшила с Майей обвенчались. Король Валибальд Второй лично благословил эти союзы. Был спасен и Дажбог о котором упоминалось в одной из предыдущих глав.Как оказалось он являлся пришельцем очень далекой планеты. - Моя родина погибла много веков назад, поэтому я был вынужден искать убежища в других мирах, - вздохнул он. - После долгих поисков я попал к вам, на вашу планету, которую вы называете Землей. Здесь мне так понравилось, что я решил остаться на Земле навсегда. Занимался живописью и скульптурой, как и прежде, словом начал новую жизнь. Кощей обманом заманил меня к себе, и я стал его пленником. Теперь я обрел свободу, благодаря вам. Примите мою самую искреннюю благодарность, я ваш должник! Надо еще рассказать о королеве Людмиле. Вернувшись, Валибальд Второй, узнал о том, что происходит и немедленно отдал приказ об освобождении профессора Селезнева из тюрьмы. Королеве Людмиле было не до того. Она была озабочена поисками бывшего царевича Андрея, который сбежал, прихватив с собой значительную часть богатств королевы. Наконец Людмила догадалась позвонить на мобильный телефон своему любовнику. Ей долго не отвечали. Наконец Андрей соизволил наконец ответить: - Привет, моя прелесть. Я уже далеко и ничуть не жалею о том, что бросил тебя! - Но у нас будет ребенок... - Ошибаешься, моя прелесть. Я не имею к твоему ребенку никакого отношения. - Но... - Прощай, моя дорогая! Мы разошлись как в море корабли. Королева Людмила выронила из рук телефон и упала. Вскоре у нее случился выкидыш. - Боюсь, что королева уже больше не сможет иметь детей, - заметил доктор Фауст Арабелле. - Ну, Людмила, ты нас радуешь, - заметил Валибальд Второй, когда сестра пришла в себя. - Не одно так другое... С кем ты вообще связалась? С каким-то жуликом и авантюристом, который сделал тебе ребенка, а потом сбежал! И тебе не стыдно? Взрослая женщина, пятый десяток пошел, а ведешь себя, как малое дитя! - Остынь, мой мальчик, - мягко заметила Арабелла и положила руку на плечо сыну. - Твоей сестре пришлось нелегко, сам понимаешь, ведь она потеряла ребенка... - Ладно, извини, дорогая сестра, я, пожалуй, погорячился, - пробормотал Валибальд. - Но и ты тоже не ангел. Меня возмутила эта история с профессором Селезневым... "Вот притворщик! - подумала Людмила. - И не тебе меня судить, молокосос!" Король ушел, а Арабелла принялась утешать дочь: Без ошибок не прожить на свете, Коль весь век не прозябать в тиши. Только б, дочка, шли ошибки эти Не от бедности - от щедрости души. Если горько вдруг обманет кто-то, Будет трудно, но ... переживёшь. Хуже, коль "полюбишь" по расчёту И на сердце приголубишь ложь. Ты не будь жестока с виноватыми, А сама виновна - повинись. Всё же люди, а не автоматы мы, Всё же не простая штука жизнь... - Решила пойти в поэты на старости лет? - ехидно заметила Людмила. - Давай, давай... Только меня уже поздно воспитывать, дорогая матушка! Да и если честно, я всегда терпеть не могла воспитания! - Я лишь хотела сказать, дочка, что ты всегда можешь рассчитывать на нас с братом, - мягко заметила Арабелла. - Не стыдись и не стесняйся обсуждать с нами свои проблемы, мы же не чужие тебе! - Как трогательно! Спасибо, но мне не нужна ваша поддержка и забота! Убирайся! Хочу быть одна! Одна! Арабелла с печалью посмотрела на свою дочь, повернулась и ушла. "Ну что ты с ней будешь делать, - размышляла она. - И в этом моя вина... Где же я могла допустить ошибку в свое время?" Бывшего царевича Андрея, вскоре отыскали и арестовали Илья Муромец и вся компания. Преступника приговорили к пожизненному заключению в тюрьме. Чары, которые навели на Андрея Мордред с Морганой перестали действовать. Яков Брюс получил орден за заслуги перед Лукоморьем и вернулся в эпоху в которую проживал.



полная версия страницы