Форум » Фанфики » Однажды в сказке. » Ответить

Однажды в сказке.

Захар: Кто сказал, что за горами нет места чудесам? Да отрежут лгуну его лживый язык! Прошло пять лет после последнего путешествия Тима и Энни в край чудес. Элли Смит, работая в летнем лагере, неожиданно взгрустнулось и захотелось вновь увидеть Волшебную Страну, а также дорогих друзей. И судьба или кто еще решают помочь женщине в этом. Элли помогает одной старушке донести корзину домой, а та в награду дарит ей необыкновенный синий плащ с помощью которого можно переносится в Волшебную Страну и обратно. Энни и Тим, студенты факультета фольклористики и народной словесности, также хотят вернутся туда, поскольку Тим написал курсовую о Волшебной Стране, опираясь на свои с Энни воспоминания, но руководитель его курсовой вместе с деканом забраковали эту работу, поэтому ребята хотят на свой страх и риск добыть доказательства того, что Волшебная Страна есть на самом деле и что они там действительно были. Чем все это закончится, узнаете позднее. В самой же Волшебной Стране также происходит много интересного. Главным героям придется в очередной раз доказать, что добро всегда побеждает зло. Большой кроссовер. Посвящается Ильсору, Чарли Блеку, Глории Джюс, schwarzu и всем, всем у кого внутри есть своя маленькая Волшебная Страна.

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Захар: Пухом выстлана земля У истоков наших лет, И не скошены поля, И безоблачен рассвет У истоков наших лет. У истоков наших лет... Зимней сказкой пахнет снег, Дождь струится золотой В босоногой той стране, Всем нам милой и родной. В босоногой той стране Дождь струится золотой... И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой - Сказочной стране. Там добрые улыбки, тёплые улыбки, Открытые сердца, Там беззаветной дружбе нет конца. И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой - Сказочной стране. Там тёплые метели, Крылатые качели, Цветущие сады... Там каждый день рождаются мечты. Мы взрослеем и уходим кто куда, Расставаясь с этой сказочной страной, Наши самые счастливые года Оставляя за спиной, И окружают нас заботы и дела В реальном мире из бетона и стекла. Но важно помнить в череде бегущих лет О тех, кто в сказочной стране живёт сейчас, И сохранить для них безоблачный рассвет, И веру в дружбу, и улыбку добрых глаз, Возможность видеть удивительные сны Под мирным небом этой сказочной страны. И пусть они красивым, красивым, красивым, Как когда-то мы, И таким счастливым, счастливым, счастливым Видят этот мир, Где тёплые качели Крылатые качели, Цветущие сады, Где каждый день рождаются мечты. Игорь Тальков "Страна детства". Элли Смит, решившая подработать в летнем лагере, сидела со своими юными подопечными у костра. Дети пели песни и о чем-то шептались. Наконец одна девчушка с черными глазами попросила: - Миссис Смит, пожалуйста, расскажите нам какую-нибудь историю. - Вы в самом деле этого хотите? - улыбнулась Элли. Мальчишки и девчонки энергично закивали головами. Даже самые шумные ребята прекратили свою болтовню. Элли принялась рассказывать. Сначала тихо и спокойно, а потом, постепенно увлекаясь стала говорить более громко и даже слегка размахивать руками. Такая у нее была привычка. Дело в том, что в последнее время Элли часто вспоминала о Волшебной Стране. Нередко в снах она видела Страшилу, Железного Дровосека, Смелого Льва, Кагги-Карр, Дин Гиора, Фараманта, Ружеро, Виллину, Стеллу, Рамину и даже Урфина Джюса. Поэтому ничего удивительного нет в том, что она стала рассказывать о своих путешествиях и о том, что с ней было. Элли прекрасно понимала, что ей не только могут не поверить, но и поднять на смех. Поэтому она говорила так, словно речь шла не о ней самой. Сначала, конечно, речь шла о "волшебнике" Гудвине, потом об Урфине Джюсе и его деревянных солдатах, затем о рудокопах и их семи подземных королях. Не забыла Элли свою сестру Энни и ее верного друга Тима. Об их путешествиях также было рассказано. Дети слушали, раскрыв рты. - Вот и все, - наконец вздохнула Элли, окончив наконец свое повествование, и посмотрела на часы: - Сказке конец, а кто меня понял, тот молодец! Так, дорогие друзья, время уже позднее, поэтому идем спать! - Можно вопрос? - подняла руку та девочка, которая попросила рассказать Элли историю. - Пожалуйста, Валерия, - улыбнулась Элли. - Это все было на самом деле? Ну то что вы нам рассказывали о Волшебной Стране... - А ты сама как считаешь? - попыталась уклониться от прямого ответа Элли. - Гм... Вы так прекрасно все описывали, что у меня сложилось впечатление, что да, это соответствует истине. Скажите, а та Элли, случайно не вы сами? Элли глубоко задумалась: - И да, и нет... Точнее то, что от нее осталось. - Простите, но я не поняла... Что вы хотите этим сказать? - Потом, возможно, ты меня поймешь. - А все-таки? Значит, Элли, Энни, Тим, а также их друзья из Волшебной Страны существуют на самом деле? Круто! И чем они занимаются сейчас? - После последнего возвращения из края чудес главные герои стали жить счастливо, и сейчас живут. Так... Всем умываться, чистить зубы и ложиться спать! - Можно еще один вопрос? - поднял руку мальчик Лукас. - А Гарри Поттер в Волшебной Стране тоже есть? - Чего не знаю, того не знаю, - пожала плечами Элли. - Какая же это Волшебная Страна если там нет Гарри Поттера? - скривился мальчик. - Эх, молодежь, молодежь! Смею вас уверить, что наше поколение не знало никакого Гарри Поттера, и не тужило, это вы без него и дня прожить не можете! Ты бы еще Фантомаса вспомнил. Все! На сегодня хватит! Отбой! Я и так вас сегодня задержала. Наконец дети уснули. А вот Элли Смит почему-то не спалось. Когда она наконец задремала, то увидела Страшилу. Друг стоял в Тронном Зале и улыбался: - Как мило, что ты о нас вспомнила, Элли. Пожалуйста, не забывай нас! Элли открыла глаза. - Да что же это со мной? Сна не было ни в одном глазу. Элли встала, оделась и пошла прогуляться. Она никого не боялась, поскольку с собой у нее был газовый баллончик. Неожиданно послышался чей-то жалобный голос: - Добрая девушка, пожалуйста, помоги мне! Элли оглянулась и увидела старуху с большой корзиной в руках. - Да разве в ваши годы можно таскать такие тяжести? - возмутилась учительница. - Что поделаешь, - вздохнула бабка. - Жить-то надо. Разве проживешь в наши времена на одну пенсию? Элли помогла старухе донести корзину до дома. - Да благословит тебя небо за твою доброту, - растроганно сказала старушка. - Не стоит. Доброй ночи! - Погоди. У меня для тебя кое-что есть. - Что вы, мне ничего не нужно! - Пожалуйста, доставь мне еще одну радость, - улыбнулась бабка и достала из шкафа синий плащ. - Это как раз то, что тебе нужно, Элли. Ты можешь в любую минуту одеть этот плащ, застегнуть его единственную пуговицу и оказаться там, куда ты хочешь попасть в последнее время. Таким же образом ты можешь вернуться обратно, то есть на родину. Бери, мне этот плащ больше не нужен! - Разве мы знакомы? - изумилась Элли, но плащ взяла. - Спасибо. Потом перед ее глазами все поплыло, и когда Элли наконец опомнилась, то увидела, что стоит рядом с лагерем, держа в руках синий плащ. Ни старушки, ни ее дома и в помине не было. "И что это было? - подумала учительница. - Уж не приснилось ли мне все это? Нет, это не сон. Но что это за плащ, кто эта старушка и почему она отдала мне эту вещь? А вдруг это как-то связано с Волшебной Страной? Но ведь за горами нет места чудесам. Или есть?" - Есть только один способ это проверить, - прошептала Элли. - Но как объяснить свой уход? Эврика! Придумала! Она наспех написала записку начальнику лагеря в которой извинялась, что должна отлучиться по семейным обстоятельствам и просила не искать ее. Затем Элли оставила записку в кабинете своего шефа, надела плащ, застегнула его и исчезла.

Захар: Существует на свете страна, что на карту не нанесена. Она как главный секрет, к которому ключика нет. Как сон, как мираж голубой - зовущий вдаль за собой. Но взрослые никогда не отыщут дорогу туда. Я сохраню в себе мечту, и буду помнить ту звезду, Которая стремясь вперёд, к порогу детства нас ведёт. Ведь детство незачем искать, а надо просто не терять, Чтоб через много, много лет, страны волшебной знать секрет. В той стране позволено всё, нет там слов твоё и моё. Можно к звёздам далёким слетать и жар-птицу из сказки поймать. Фея добрая правит страной, что завещано ей лишь одной, Только вот беда, никогда взрослых не пустят туда! И. Извеков "Страна детства". Как всем известно, Энни и Тим всегда все делали вместе. После окончания школы они также поступили в один и тот же вуз, на факультет фольклористики и народной словесности. Уж очень они полюбили Волшебную Страну и все, что с ней связано. Все родные и знакомые были слегка ошарашены таким выбором молодых людей, но потом смирились. Тем более, что Энни с Тимом всегда прилежно учились, не пьянствовали и не валяли дурака. В конце года на каждом курсе, как и в любых других вузах, нужно было сдавать курсовую работу. Тим загорелся идеей написать о Волшебной Стране, опираясь на свои с Энни воспоминания, поскольку литературы об этом практически никакой не было. Страна Оз ведь не в счет. Тим при поддержке Энни, а отчасти и Элли, которая очень заинтересовалась этим проектом, но поскольку была занята, то помогала лишь изредка, написал и сдал работу о Волшебной Стране в срок. Сама же Энни, недолго думая, написала свою первую курсовую работу о сказке про Красную Шапочку. Ведь это очень древняя легенда и вариантов этой истории много, поэтому тут можно капать и капать. Энни за свою работу получила "отлично", а Тима его руководитель с деканом вызвали к себе. - Молодой человек, что вы пишите в своей курсовой работе? - строго спросил Тима руководитель. - Ведь это же бред какой-то! - Совершенно верно, - подтвердил декан факультета. - Что это еще за Волшебная Страна? Судя по всему, вы в детстве явно перечитали Баума. Наличие Страшилы, Железного Дровосека и Льва свидетельствует об этом. Ну вот и написали бы о Стране Оз, если вас так это зацепило. Зачем было что-то выдумывать? Вы же не на писательском факультете учитесь! - Позвольте, - робко возразил Тим. - Я ничего не выдумал! - Все сказки с историями давно собраны и изучены. Поэтому любая самодеятельность в научной работе совершенно исключена. Вы занимаетесь чем угодно, но только не наукой! - обрушился на Тима его руководитель. - Я не... - Кто такой этот волшебник Гуррикап о котором вы пишите в самом начале своей так называемой работы? - ехидно спросил декан. - Это чародей, который по сути и сделал ту страну волшебной, - пояснил Тим. - А как вы объясните тот факт, что этот волшебник не упоминается ни в одной из известных сказок, не говоря уже о научных трудах? - спросил руководитель. - Ну... - Нечем крыть, юноша? Пойдем дальше. Как может обычный человек выдавать себя за Огненного Бога, пусть даже в Волшебной Стране? Это совершенно нелогично, молодой человек, - заметил декан. - Пойдем дальше. Волшебница Арахна и ее Желтый Туман... Подобной чуши я в жизни не встречал. Эта волшебница совершенно абсурдна. Как и этот железный рыцарь Тилли-Вилли. Верно, коллега? Руководитель Тима кивнул. - А уж об арзаках с менвитами, то есть об инопланетянах, и говорить нечего. Неужели у вас действительно есть доказательства, что мы не одни во Вселенной? - Есть! - воскликнул Тим, ударив себя кулаком в грудь. - Если бы я вас не знал, Тим, то подумал бы, что эту курсовую работу вы писали в состоянии алкогольного опьянения, - покачал головой руководитель. - По типу пишу, сам не зная что, вот по какому принципу вы писали. Вас извиняет только то, что вы, будучи первокурсником, недооценили всю важность курсовой работы. Фантазия у вас богатая, а вот научных знаний еще недостаточно. Всем известный барон Мюнхаузен отдыхает! - Но я написал истину! - стоял на своем Тим. - Я не барон Мюнхаузен, вы ошибаетесь! Декан и руководитель Тима переглянулись. - Одним словом кончим это, - заметил декан. - На каникулах вы напишите совершенно новую работу, а об этой забудете раз и навсегда! - Да, да. Мы сами были молоды и тоже любили подурачится, - подхватил руководитель. - Но не нужно доводить это до крайности. Тим, мы с деканом желаем вам только добра, поверьте! Напишите о Стране Оз или о сказках Андерсена. Можете и о сказках братьев Гримм. Что угодно, хоть по легендам и мифам Древней Греции, хоть по балладам о Робин Гуде или Вильгельме Телле, хоть по историям о Мерлине и короле Артуре, хоть по "Тысячи и одной ночи". В общем, напишите нормальную научную работу без этого бреда о Волшебной Стране. - А иначе останетесь на второй год или даже будете исключены, - строго добавил декан. - Вернее отчислены. Тиму вернули его работу и отпустили. - Не мог же я сказать этим ученым мужам, что пережил все это вместе с Энни! - рассказывал позднее Тим подруге и остальным. - Они бы меня отправили в психушку. Да и Энни с ее старшей сестрой заодно. Эх, попасть бы еще раз в Волшебную Страну, сделать фотографии и снять все там на камеру, словом добыть убедительные доказательства для руководителя и декана! Тогда бы мне не пришлось писать новую курсовую. - Ты точно не хочешь написать что-нибудь другое? - спросила Энни. - Нет. - Тогда остается ждать и надеяться, что мы снова попадем в Волшебную Страну! Но сколько придется ждать? Этого ни Тим, ни Энни не знали.

schwarz: Захар , очень интересно, ждем-с.

Глория Джюс: Да, Захар, начало действительно очень интересное. Будем ждать продолжения.

Захар: Всем огромное спасибо за отзывы! Надеюсь, продолжение не разочарует.

Ильсор: Захар , очень интересно, прочитала с большим увлечением. Жду продолжения

Захар: Ильсор, большое спасибо за отзыв! Надеюсь, что скоро начну писать продолжение.

Ильсор: Захар, все равно, желаю Вам вдохновения. Потому что фик и впрямь очень интересный

Захар: Лето, ах лето... Лето - самое лучшее время года, потому что тепло, вокруг очень красиво и у нас есть чудесная возможность отдохнуть. Лето - время отпусков и каникул. Мы можем поехать куда угодно, проводить время у реки или озера на свежей зеленой траве, плавать в теплой воде, или подняться в горы, или играть в различные игры, кататься на велосипеде и так далее. Этим летом Энни собиралась поехать на море. Однако после того, как у Тима забраковали курсовую работу, девушка решила остаться, чтобы поддержать друга в трудную минуту. К тому же ведь они с Тимом обязательно вновь посетят Волшебную Страну, чтобы добыть доказательства для руководителя и декана, а это ведь куда интереснее, чем поездка на море. Но когда же они отправятся в край чудес? Этого Энни с Тимом пока еще не знали, но не унывали и надеялись на лучшее. Стоял теплый летний день. Как всегда Смиты проснулись рано, и сделав утренние дела, уселись завтракать за столик прямо на свежем воздухе. - Мама, можно мне кусочек колбаски? - робко как в детстве спросила Энни. - Конечно, дорогая, конечно! - улыбнулась миссис Анна. - Ешь на здоровье, пищи у нас, слава богу, хватает. Появился веселый и жизнерадостный Тим. Он уже отошел после случившегося и решил, что они с Энни сумеют утереть нос декану и руководителю. Нужно только подождать... - Всем доброе утро! - улыбнулся Тим. - Доброе утро, - хором ответили Смиты. - Завтракать будешь? - засуетилась миссис Анна. - О нет, спасибо, я уже три раза позавтракал, - пошутил Тим и подмигнув Энни, уселся с подругой. - Сегодня я целиком и полностью в вашем распоряжении. - Здорово! - оживился Джон. - Мне нужна мужская помощь в столярных работах. Наконец с трапезой было покончено. - Чем займемся? - деловито поинтересовалась Энни. - Я хочу фехтовать шпагой с Тимом! Столярные работы - не волк, в лес не убегут. С некоторых пор Энни пристрастилась к фехтованию и приобщила к этому Тима, несмотря на то, что парень по-прежнему предпочитал волейбол. - Нет, - возразила миссис Анна. - Это фехтование никуда не денется, а вот работа прежде всего. Поэтому ты, Энни, сейчас пойдешь полоть клубнику, а Тим с отцом будут столярничать. - Чего? Чего? - возмутилась Энни. - Мама, ты серьезно? Полоть в такую прекрасную погоду? Ни за что! Следует отметить, что Энни ко всем работам на ферме относилась положительно за исключением прополки грядок. Полоть для нее всегда было мукой и она не скрывала этого. - Эх, нет на тебя Элли! - поджала губы миссис Анна. - Ах, ах! Как трогательно! И где же она, ваша любимая доченька? Что-то она не торопится возвращаться в родительский дом и полоть здесь грядки! - закусила удила Энни. Миссис Анна побагровела и еле-еле сдержалась, чтобы не дать волю своему гневу. - Не смей так разговаривать с матерью! - вмешался Джон, строго посмотрев на младшую дочь. - Ты живешь здесь не одна, а в семье. Не забывай про это! А что касается Элли, то мы считали, что старшая сестра всегда была для тебя примером. Что же... Судя по всему, мы ошибались. - Давайте жить дружно! - воскликнул Тим и чтобы разрядить обстановку принялся рассказывать историю про чудо-остров под названием Пултанелла о котором прочел в отделе редкой книги университетской библиотеки. Анна и Джон громко хохотали, забыв обо всем на свете. - Ой, не могу! Значит, дети на этом острове рождаются стариками? - веселился Джон. - Совершенно верно, - подтвердил Тим. - А вместо настоящих стариков там дети! Вот умора-то! - захлебывалась Анна. - Ну и что тут такого особенного? - насупилась Энни. - Это же сказка. А там и не такое случается... После повествования о чудо-острове, Тим рассказал побасенку из русского фольклора: - "Жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало; не сказать ли с начала?" Тут уж и Энни стала смеяться. Обстановка была разряжена. Когда веселье стихло, Энни сосчитала про себя до десяти, а затем встала и низко поклонилась отцу с матерью: - Простите меня, дорогие родители, я больше не буду. - В другой раз думай, что сказать, - мягко заметила Анна и поцеловала дочь. Неожиданно послышался какой-то звон, и перед столом появился никто иной как Страшила Трижды Премудрый. - Эй-гей-гей-го, я снова-снова-снова с Энни и Томом! Как вы повзрослели, да! - воскликнул правитель Изумрудного Острова, сняв свою шляпу. Все буквально онемели от изумления. - А вы должно быть родители Элли и Энни? - продолжал Страшила. - Рад знакомству! Страшила, правитель Изумрудной Страны, к вашим услугам! Ваши дети рассказывали о вас много хорошего. Но к делу... Тим тут рассказывал об острове Пултанелла и мне захотелось его дополнить... И Страшила принялся рассказывать. Когда он закончил, то все еще царило молчание. - Был рад встрече, но мне пора, - вздохнул правитель. - Да, чуть не забыл... Элли передает вам всем пламенный привет. До свидания! Опять послышался звон, и Страшилы как не бывало. - И что это было? - наконец произнесла миссис Анна. - Мы сошли с ума? У нас галлюцинации? - Не думаю, дорогая, - возразил Джон. - Если бы мы действительно сошли с ума, то не все сразу. С ума сходят поодиночке. Меня интересует другое: как может Элли передавать нам привет из Волшебной Страны, если она сейчас работает в летнем лагере? Вы, двое, что-нибудь знаете об этом? Энни с Тимом покачали головами. - Точно? - недоверчиво прищурилась миссис Анна. - Знаю я вас, сказочники! - Точно! Клянемся! - подняли руки ребята. - Ладно, пойду займусь малиной, - вздохнула миссис Анна, потерев виски. - А ты, Энни, займись клубникой, пожалуйста, будь добра. - Хорошо, мамочка. - Энни наклонилась к Тиму прошептала: - Как ты думаешь, что это означает? Почему мы видели Страшилу? И каким образом Элли передает нам привет из Волшебной Страны, если ее сейчас там не может быть? - Безусловно, этому имеется какое-то разумное объяснение. Но я не знаю пока, какое именно. - И я тоже. Значит, мы однозначно должны посетить Волшебную Страну. - Я заинтригован, Энни. - А как я заинтригована! Энни с матерью отправились на огород, а Тим с Джоном Смитом в столярку. Джон готовил новые двери для дома и опасался, что один не справится, ведь он уже в годах. Мужчины принялись за работу. Вдруг опять послышался тот же звон, а затем хорошо знакомый Тиму голос: - Кто так рубанком орудует? Сразу видно, господа, что столярному ремеслу вы не обучались. - О Господи! - ахнул Тим. - Это же Урфин Джюс. - Он самый, парень, - усмехнулся всем известный столяр и огородник. - Я тоже тебя узнал, спутник Энни Смит. - Позвольте, - опомнился Джон Смит. - По какому праву вы вторглись в частное владение? Что за безобразие? - Да, Урфин Джюс, каким образом вы попали сюда? - спросил Тим. - Сначала мы видели Страшилу, теперь вас... - Не уверен, что я тот, кто вправе давать вам объяснения, - сухо заметил Джюс. - Скажу лишь одно: неужели ты считаешь, парень, что писал свою курсовую работу для университета и галочки? Ошибаешься! На Земле все взаимосвязано, мой юный друг. Но вернемся к вашей работе здесь... Трудитесь вы слабовато, извините. - Ничего подобного! - возразил Джон Смит. - Я в молодости два года столярничал и плотничал, к вашему сведению. - Это маловато, - покачал головой Джюс. - Мой учитель, который воспитал вашего покорного слугу, говорил, что для постижения столярного ремесла нужно учиться не менее пяти лет и даже больше. Так вы далеко не продвинетесь. Но не волнуйтесь, я помогу вам. Смотрите и учитесь! С помощью Урфина дело действительно пошло быстрее. Тим и Джон стали пожимать гостю руки. - Большое спасибо! Что бы мы без вас делали? Оставайтесь, пообедайте с нами. - Не стоит благодарности. Увы, но принять столь великодушное предложение не могу, ибо мое время на исходе, извините. Счастливо оставаться! Послышался звон, и Урфин Джюс исчез. На всякий случай Джон и Тим посетили местного врача. - Все в порядке, - заметил врач, осмотрев их. - Вы абсолютно здоровы, просто перегрелись на солнце. Отдыхайте! Джон отправился отдохнуть, а Тим пошел помочь Энни с прополкой, а заодно и рассказать о посещении Урфина Джюса. Подойдя к грядке с клубникой, Тим не поверил своим глазам, но вынужден был поверить. Железный Дровосек находился рядом с Энни и помогал ей. - Полоть грядки надо умеючи, - говорил Дровосек. - Меня научила это делать когда-то мама... - Терпеть не могу полоть! - жаловалась Энни. - Жизнь - сложная штука, - заметил правитель Фиолетовой Страны . - И умение полоть грядки никому не повредит. Наконец работа была закончена. Ребята засыпали Дровосека вопросами, но тот лишь улыбнулся: - Всему свое время, друзья. До встречи! Раздался звон, и Железный Дровосек покинул Канзас. Энни с Тимом потом долго обсуждали все происходившее сегодня.

Захар: С некоторых пор Тим иногда оставался ночевать у Энни, а миссис Анна с Джоном уходили тогда ночевать к О’Келли. Так было и в тот день, когда начали происходить эти необыкновенные события, то есть в Канзасе побывали Страшила, Урфин Джюс и Железный Дровосек. Энни с мамой приготовили вкусный ужин на двоих, и родители отправились на ферму семьи О’Келли. - Пошли скорее, к чему мешать молодым, пусть побеседуют, поворкуют и так далее, - торопила мужа миссис Анна. - Да, не будем им мешать, сами были молоды, - отвечал Джон, украдкой вытирая слезу. - Оглянуться не успеешь, как Энни с Тимом выпорхнут из родительских гнезд! Эх, время, время! - И не говори, - вздыхала миссис Анна. - Ну вот наконец-то мы остались одни в гордом одиночестве! - воскликнул Тим, когда Смиты-старшие наконец ушли. - Я выпью, разбуянюсь, расхрабрюсь и наконец скажу тебе то, что должен сказать, Энни. - Правда? - просияла девушка и осыпала Тима поцелуями. - Насчет выпивки это я пошутил, - заявил Тим чуть позже. - Ты же прекрасно знаешь, что я с детства не выношу алкоголь. - Ясно. Будем ужинать? - Нет, сначала у меня будет к тебе одна просьба, Энни. Вот, - с этими словами Тим протянул девушке гитару, которую ей подарили родители за отличную учебу. - Я очень люблю, когда ты поешь. - Всегда пожалуйста! Энни откашлялась, взяла гитару и запела: Когда повзрослеешь, становится страшно: Сегодняшний день, он уже не вчерашний. Хоть небо опять за окном голубое, Но куклы уже говорят не с тобою. Солдатики вдруг из коробки не встали, Солдатики вдруг оловянными стали. Вчера ты скакал в незнакомые страны, И вдруг оказалось, что конь деревянный. Всё стало вчерашним, всё стало иначе, Ты взрослый и, значит, уже не заплачешь. Сегодняшний день, он уже не вчерашний, Когда повзрослеешь, становится страшно. Сегодняшний день, он уже не вчерашний, Когда повзрослеешь, становится страшно. Тим поспешил обнять девушку: - Никогда и ничего не бойся, Энни. Все хорошо, я никому не дам тебя в обиду. Песня хорошая, спору нет, но ко мне это точно не относится. Я и младенцем-то плакал очень редко. Лишь один раз когда упал и мне пришлось потом удалять молочный зуб. А что касается взросления, то и это пусть не пугает тебя, ведь я рядом. - Спасибо, Тим, ты действительно настоящий друг. Тебе и правда удалили тогда молочный зуб? - Ну да. А что? - Я этого не помню. - Ничего удивительного, это было очень давно... Так... Теперь моя очередь петь. - Давай! Покажи класс, Тимофей! Тим взял гитару и запел: Вот идет по свету человек-чудак Сам себе тихонько улыбаясь. Видно, в голове его какой-нибудь пустяк, С сердцем, видно, что-нибудь не так. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. Сколько сердце лекарством не лечи, Все равно сплошные перебои. Сколько тут ни жалуйся, ни ворчи Не помогут лучшие врачи. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. Поезжай в Антарктиду без лишних слов Там сейчас как раз в разгаре осень. На полгода ты без всяких докторов, Снова будешь весел и здоров. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. - Это песня о нас, романтиках, мечтателях и сказочниках, - пояснил Тим, отложив гитару в сторону. - Поэтому врачи рекомендуют всем подобным личностям вести себя весной осторожно и не впадать в эйфорию на улице, в публичных местах. В противном случае полицейские, как в форме так и без формы, имеют полное право отправить таких сказочников в психушку. Мне об этом рассказал один знакомый пятикурсник с нашего факультета. - Ничего себе! Кошмар! - покачала головой Энни. - Уж не ошиблись ли мы с тобой с выбором факультета и вуза? - Нет, не думаю, - возразил Тим. - Мы сделали свой выбор осознанно и без принуждения. Поэтому я никогда не уйду с нашего факультета и вуза. А ты что, думаешь сменить вуз? - Нет, но... Как-то насторожили меня твои слова о полицейских и мечтателях. - Господи, да разве дело только в этом? Человек может быть романтиком по жизни, но при этом никогда не учиться на факультете фольклористики и народной словесности. Главное, не увлекаться и не впадать в эйфорию на улице. Словом, стараться жить реальной жизнью. Ладно, давай поедим, соловья баснями не кормят, сама знаешь. Девушка и парень уселись за стол. - Что тебе положить? Салат, ростбиф или бифштекс? - спросила Энни, улыбнувшись. - И того, и другого, и третьего, красавица моя. - Ты мне льстишь, - засмеялась Энни и щелкнула Тима по носу. - Вот Элли действительно красавица, а я - нет. - Ничего подобного! Ты самая красивая девушка в мире! - Хо-хо! Тогда я очень счастлива. Некоторое время Энни с Тимом лишь ели и пили. Потом Тим сыто откинулся на спинку стола: - Все-таки я еще недостаточно наелся. - В каком смысле? - встревожилась Энни. - У нас тут остались лишь яблоки, груши, огурцы и помидоры, немного мяса и пирога. - Нет, я не об этой пище... Иди сюда, милая! Тим привлек к себе Энни, и они стали целоваться, забыв обо всем на свете. Вдруг раздался стук в дверь. - Кто это еще? - недовольно пробурчал Тим. - Ты кого-нибудь ждешь? - Да нет. Может быть, это Элли вернулась, - предположила Энни. - На ночь глядя? Нет, это вряд ли наша Элли. - Ну тогда это мой любовник Ипполит, - захихикала Энни. - Скажешь тоже... Я сам люблю пошутить, но это уж слишком! - возмутился Тим и лично пошел открыть дверь. Как оказалось, это был Смелый Лев со своим внуком. - Добрый вечер, - поздоровались гости. - Здравствуй, старый друг! - обрадовались Энни и Тим. - Какими судьбами? - У моего младшего внука сегодня день рождения, - пояснил Смелый Лев. - И он никогда еще не видел вас... Вот я и решил сделать ему такой подарок, а не ждать вашего возвращения в Волшебную Страну. - Конечно, конечно, поздравляем! Заходите, заходите чего на пороге стоять. - Спасибо на добром слове. Мы не одни, с нами гномы, они тоже почему-то захотели вас увидеть. Накормите их чем-нибудь, пожалуйста! Гномы выступили вперед и запели: Правда это или байка - Так суди иль по-иному, Верь, не верь, а все ж узнай-ка: Есть народец малый - гномы. Как ему не подивиться! Невелик росточком вышел - Войско в тыкве уместится: Каждый семечка повыше. Где ж они? А на пригорке, И под камнем, и в чулане, В каждой ямке, в каждой норке - Вот спроси у старой няни! И в запечке, и под печкой, В узкой щелке половицы - Уж найдет себе местечко, Всюду может примоститься! Глядь - готовит за кухарку, Сахарку слизнул немножко, С сковородки стянет шкварку, Под столом подымет крошку... Щелкнул кнут в конюшне глухо - Знать, коню сплетает гриву... Шепчет сказку детям в ухо... Ну и чудо! Ну и диво! Знают выходы и входы, Все увертки, все уловки! Нет проворнее народа - Ну и прытки, ну и ловки! Так суди иль по-иному, Верь, не верь, вини в обмане - Только есть на свете гномы! Вот спроси у старой няни! Гостей из Волшебной Страны приняли с почетом. Гномы с удовольствием съели пирог, а Смелый Лев с внуком разделили по-братски остатки мяса. Энни с Тимом делали попытки что-нибудь выведать, но безуспешно. Гости молчали как заговоренные. Зато они с удовольствием послушали рассказы Тима с Энни о университете и факультете. Наконец Энни не выдержала: - Элли тут передавала нам всем приветы. А как у нее самой дела? Где Элли вообще? Что с ней? Это подействовало. - Прекрасно, - улыбнулся Смелый Лев. - Элли действительно у нас и собирается замуж... - Ах, вот как?! - изумилась Энни. - Могла бы и нам сообщить. - Дедушка! - упрекнул старика внук. Гномы также укоризненно покачали головами. - Ой, зря я это сказал, - смутился Смелый Лев. - Ну раз слово не воробей, выпустишь не поймаешь, то скажу кое-что еще. Только это страшная тайна. Поклянитесь, что не проболтаетесь! - Клянемся! - поклялись Энни с Тимом. - Элли собирается выходить замуж за короля Страны Сказок Валибальда Второго. Все, больше об этом ни слова! - Страна Сказок? - удивился Тим. - В Волшебной Стране существует и Страна Сказок? - Совершенно верно, - пояснил старый гном Кастальо. - Там живут персонажи всех ваших известных сказок - Красная Шапочка, Белоснежка, Золушка, Снегурочка, Мальчик-с-Пальчик и еще много других. - Красная Шапочка? Я же о ней написала курсовую! Почему же мы об этом раньше не знали? - округлила глаза Энни. - Потому что та область Волшебной Страны практически не вступала в контакты с другими, - сказал Кастальо. - Лишь при короле Валибальде Втором стали устанавливаться связи с другими областями нашей страны. Все! Мы и так уже вам сказали слишком много. Гости посидели еще немного и откланялись. Тим с Энни подарили внуку Смелого Льва красивый браслет. Таких безделушек у Энни было много. Внук остался очень доволен подарком. - Поверить не могу! Элли выходит замуж за сказочного короля, - пробормотала Энни после ухода гостей. - Наш пострел везде поспел! Повезло же любимой маминой дочке! Не пойми меня неправильно, Тим. Элли - моя сестра и я люблю ее. Однако сестрица всегда была любимицей у нашей матушки, это факт. И тут уж ничего не попишешь, я смирилась с этим. - А ты не преувеличиваешь? - Ни капельки, - стояла на своем Энни. - Ладно, оставим это. Мне кажется, что я уже где-то читал об этом короле Валибальде. - Я тоже... Сейчас проверим. Энни достала свою любимую популярную энциклопедию сказок и раскрыла страницу на двадцатом веке: - Вот. Нашла... - Я весь внимание. - "Страна Сказок придумывалась многими писателями и сказочниками. Как древними, так и новыми. Где-то в двадцатых-тридцатых годах нашего столетия сочинения об этой стране написали несколько польских и чешских писателей-любителей под псевдонимами. Тем не менее это имело такой успех у читателей, что по мотивам этих историй было снято два сериала и написано еще несколько книг. Но они сейчас очень редки, поэтому достать их сложно. Согласно этим писателям довольно долгое время Страной Сказок правил король Валибальд Первый, который строго блюл древние законы и не допускал с другими государствами никаких контактов. После его смерти до достижения совершеннолетия сына короля Страной Сказок правила королева-вдова Арабелла. После того, как ее сын стал взрослым, он, то есть Валибальд Второй, взял в свои руки бразды правления. Однако народ настоял, чтобы королевой также стала старшая сестра Валибальда Второго, хитрая и честолюбивая Людмила. Таким образом у Страны Сказок стало два правителя. Валибальд Второй проводит политику сотрудничества с другими народами. Королева Людмила не одобряет политику брата, но поскольку мать на стороне сына, то она ничего не может сделать. В остальном же законы и обычаи Страны Сказок остались прежними..." - Можешь взять себе на заметку, - заметила Энни, протянув Тиму энциклопедию. - Твоя курсовая нуждается в дополнении. Тим задумался: - Твоя правда, Энни, спасибо! Если все так и есть, то нужно добыть доказательства и о Стране Сказок! Как хорошо, что Элли выходит замуж за их короля! Теперь-то высший бал за курсовую мне обеспечен. Он взял бумагу и сделал для себя заметки. Остаток вечера Энни с Тимом смотрели телевизор. - Спать будем вместе? - лукаво спросила Энни. - Если ты не против. - Я всегда к твоим услугам, мой пупсик! С тех пор как Тим стал иногда ночевать у Энни, он лично купил для себя большой диван, который поставили у Смитов. На нем без проблем можно было улечься вдвоем.

Захар: Все говорят: "Любовь - это яд. Любовь - это яд. Любовь - это яд." Но сердцу любить нельзя запретить. Нельзя запретить, нельзя запретить. Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Тот кто влюблен навек покорен. Навек покорен, навек покорен. Он ночью и днем с любовью вдвоем. С любовью вдвоем, с любовью вдвоем. Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Песня из фильма "Три плюс два" 1963 год. Предупреждение: в этой главе будет небольшая постельная сцена. В связи с этим убедительная просьба детям до 16 лет начало этой части пропустить. Энни с Тимом приготовились ко сну и почистили зубы. Постель на диване была уже послана. Энни в одном халатике вошла в комнату и замерла. Тим стоял перед ней в одной майке, и улыбаясь демонстрировал свои бицепсы: - Я не Шварценнегер и не Сталонне, но тоже качаюсь. - А как насчет стероидов? - спросила Энни немного погодя. - Вот еще! От этой гадости ведь и умереть можно. Поэтому мне такие штучки ни к чему. "Господи, неужели сейчас начнется то, о чем мечтает каждая девушка и без чего давно бы перевелся род человеческий на Земле?" - подумала Энни. Но почему тогда ей, Энни, так страшно? Ведь не она первая и не она последняя. И это же Тим, которого Энни знает чуть ли не с пеленок... - Что случилось? С каких это пор я стал пугать тебя, моя дорогая Энни? - заботливо поинтересовался Тим, догадавшись о чувствах подруги. - Не бойся, моя красавица. Обещаю, что приложу все усилия, чтобы тебе не было больно. - Видела бы нас мама, - прошептала Энни. - Хи-хи-хи! Ну нашим мамам и папам видеть это совсем необязательно. Уверяю тебя, здесь нет ничего постыдного и греховного. Или ты до сих пор считаешь, что никакого секса не существует, а детей находят в капусте или их приносит аист? Помилуй! Мы же с тобой взрослые люди. Впрочем, если ты не хочешь, я не буду настаивать. Мы ведь всегда понимали друг друга. Даже когда были маленькими. - Да нет, я хочу попробовать, но мне все-таки немножко боязно. Говорят же, что это такая грязь, что просто страх один! - Страх - дело естественное. Но я не могу понять, Энни, чего же ты боишься, если я рядом? Или ты не доверяешь мне? - Я доверяю тебе, Тим, ты же знаешь. - Тогда в чем же дело? Наши родители ведь занимались этим, чем же мы хуже? Если наши мысли и помыслы чисты, то ни о какой грязи и речи быть не может. Знаешь, я очень хочу тебя и всегда грезил о своей Энни. А ты? - Мой дорогой Тим! Признаюсь, что я тоже всегда мечтала и грезила о тебе! - воскликнула Энни. - В детстве мне всегда хотелось сыграть с тобой в жениха и невесту или даже в мужа с женой, но я боялась, что родители этого не поймут. С этими словами она прижалась к другу. Тим ласковыми руками освободил Энни от одежды и уложил на диван. - Я люблю тебя, моя милая Энни! - прошептал он, сняв и отбросив свою майку в сторону, а затем принялся осторожно целовать и ласкать подругу, чтобы не сделать ей больно, как и обещал. Энни отвечала сначала не очень умело, но потом вошла во вкус. Через час они лежали совершенно обессиленные, но счастливые, прижавшись друг к другу. - Неплохо, совсем неплохо, - наконец прошептала Энни. - Да, любовь - это соль жизни. - Тебе точно понравилось? - Если бы мне не понравилось, я бы давно ушла, - засмеялась Энни и поцеловала Тима. - Радость моя! Влюбленные голубки поцеловались еще немного и наконец уснули. Они не слышали, как раздался звон и появились двое гномов, которые прикоснулись к головам Энни и Тима маленькими серебряными булавами: - Будьте сильными и мужественными! Впереди вас ожидают трудности и испытания, - сказали гномы. Потом опять раздался звон, и гномы исчезли. Простите, уважаемые читатели, что вырвал вас с корнем из доброй старой сказки. По логике ведь так нельзя. С другой стороны Энни с Тимом ведь уже не дети. Поэтому не стоит удивляться, что их дружба переросла в нечто большее. И кто сказал, что изначально все сказки были придуманы лишь для детей? В воскресенье Энни с Тимом, как добропорядочные молодые люди, посетили церковь с родителями, затем сделали кое-какую работу по хозяйству на фермах Смитов и О'Келли, потом вволю фехтовали на пару и в конце концов удрали в ближайший лес. Вдоволь нагулявшись молодые люди уселись на опушке и принялись беседовать о том, о сем, а также целоваться. - У меня идея, - сказала Энни как бы между прочим. - Давай вспомним молодость и отправимся в Волшебную Страну на механических мулах. Ведь наши Цезарь и Ганнибал прекрасно сохранились, несмотря на время. Родители не будут против, я уверена. - Отлично! - одобрил Тим. - Ностальгия и так далее. Только... Я ведь подрос и подрос значительно. И если тебя Ганнибал удержит без проблем, то Цезарь вряд ли удержит такого великана, как я. Необходимо будет попросить Фреда Каннинга увеличить Цезаря, вот. - Ну так попросим, что в этом такого... Эх, Артошки нет! Предлагаю почтить память Артошки и Тотошки минутой молчания. На следующий день ребята отправились с Цезарем в штат Айова, к Фреду Каннингу, который к этому времени стал одним из известных изобретателей в США. Помня о своей клятве, данной Смелому Льву, молодые люди не стали говорить об Элли, а также о том, что в Канзас приходили гости из Волшебной Страны. Ребята лишь сообщили, что хотят добыть доказательства для защиты курсовой работы Тима, а заодно и повидаться со старыми друзьями. - Эх, сказочники, сказочники! - снисходительно улыбнулся Фред. - Помню, как вы приехали ко мне еще детьми. И кажется, что с тех пор ровным счетом ничего не изменилось. Когда же вы наконец повзрослеете? - В смысле? - не понял Тим. - Мы с Энни выросли и повзрослели, если ты этого не заметил. - Дай подумать, кузен... Ну лет эдак через десять не раньше, - захихикала Энни. - Хлопни пять раз в ладоши, Фредди, и загляни себе под подушку! - Давайте говорить серьезно, - слегка нахмурился Фред. - То, что вы решили отправиться опять в Волшебную Страну, это я всецело одобряю. Я и сам с удовольствием отправлюсь в край чудес, когда у меня будет больше свободного времени. А вот с курсовой работой ты, Тим, явно переборщил. На твоем месте я бы даже не заикался о Волшебной Стране. - Только не надо читать мне нотаций! - надулся Тим. - Я не ребенок! - Я не читаю тебе нотаций, парень. И конечно, как взрослые люди, вы сами вправе принимать решение. Но выслушайте матерого волка, который желает вам лишь добра, пожалуйста, - внушительно произнес Фред. - Мы все внимание, - Энни поправила свои волосы. - Так вот. Если твоя курсовая работа, Тим, не выйдет за пределы университета, тогда еще ладно. Но что если в результате твоей работы о Волшебной Стране станет известно широкой общественности, как нашей страны, так и за ее пределами? К чему это приведет? Как вы считаете? Энни с Тимом переглянулись. - Ну люди будут посещать Волшебную Страну с экскурсионными целями, - ответила Энни, наморщив лоб. - И не только, кузина. В край чудес хлынут толпы причем самых разных личностей, от предпринимателей и журналистов до мошенников самого последнего разбора. В Волшебной Стране появятся компьютеры, автомобили и все то, без чего наша цивилизация не может обходится. - А что в этом плохого? - пожал плечами Тим. - Пора уже вам хоть чуточку повзрослеть, - вздохнул Фред. - Нельзя быть в наше время такими наивными. Вы подумали о Жевунах, Мигунах, Страшиле, Дровосеке, Льве, волшебницах Виллине и Стеллой и обо всем прочем? Что их ожидает в данном случае? Я вам скажу. В данной ситуации наши соотечественники и иностранцы ничем не будут отличаться от менвитов. Местное население, которое между прочим, окажет всем пришедшим людям хороший прием, будет изгнано со своих привычных территорий, и коренные жители вынуждены будут искать убежища в незаселенных местах, не всегда пригодных для жизни человека. Тех, кто не захочет добровольно служить новым жителям, будут истреблены, остальных превратят в слуг или даже рабов. Да, да, друзья мои, все будет именно так! Мир чудес назовут глупым и старым, все скажут надо на слом. Сказка будет сдана в утиль, ее не станет, она навсегда исчезнет! Неужели вы в самом деле этого хотите? Я не пугаю вас, я лишь предупреждаю о том, что может произойти. - А ведь ты рассуждаешь разумно, Фред, - посерьезнела Энни. - Тим, может быть, в самом деле лучше не рисковать, а? - Нет, я не отступлю, - твердо ответил Тим после тщательного раздумья. - Напишу что-нибудь другое лишь на втором курсе. А что касается Волшебной Страны, то я уверен, что Виллина со Стеллой не допустят, чтобы край чудес стал чей-то колонией. Да и остальные жители тоже не станут сидеть сложа руки, верно, Энни? - Верно, - ответила Энни, поняв, что Тим не откажется от своих намерений. - И мы им поможем в этом. - Ну что же смотрите, дело ваше, - махнул рукой Фред. - Так и быть переделаю Цезаря за месяц. - Месяц? Нет, так не пойдет, время дорого! - заспорили ребята. - Ой, только не надо вести себя как на рынке! - поморщился Фред. - По-вашему, у меня нет никаких других дел? - Ну пожалуйста, Фредди, ты же такой искусный мастер! - взмолились ребята. - Ладно, уговорили. Постараюсь управиться за две недели, - сдался наконец Фред. - Но взамен пришли мне, пожалуйста, Тим, твою курсовую работу, когда защитишь ее, в двух экземплярах, - попросил Фред. - Зачем это тебе, кузен? - изумилась Энни. - Да, Фред, зачем тебе моя курсовая? - недоумевал Тим. - Да еще в двух экземплярах! Ты же, в отличие от нас, не романтик, не сказочник и не мечтатель. - Откуда такая уверенность? - загадочно прошептал Фред. - Может быть, я стихи пишу, мечтаю перед сном и работаю над изобретением машины времени. Так что работа о Волшебной Стране мне не повредит. - Иди ты! - не поверили ребята. - Да, да, да. Только я прекрасно понимаю, что сказочник и мечтатель из меня неважный, а вот инженер - хороший. Ну как? По рукам? Энни с Тимом и Фред обменялись рукопожатием. Джон Смит не имел ничего против, чтобы младшая дочь вновь отправилась в Волшебную Страну. Энни всегда была его любимицей, где-то до 14 лет она усаживалась к отцу на колени, и они болтали о чем-то своем, а также вместе смеялись. Нельзя сказать, чтобы Джон плохо относился к Элли, он тоже старался ей уделять ей внимание, ездил в свое время со старшей дочерью на ярмарку и так далее. Но если миссис Анна всегда выделяла Элли, то Джон очень любил Энни, и дочь отвечала ему тем же. - Джон, не иначе как Энни - твоя любимая дочка, - говорили фермеру соседи. - У тебя даже голос меняется, когда ты с ней разговариваешь. Джон в ответ лишь скромно улыбался. Родители Тима также не были против, чтобы наследник отправился в край чудес, поскольку приучили сына к самостоятельности. Лишь миссис Анна поначалу пыталась отговорить младшую дочь от поездки. Ее вполне можно было понять, учитывая то, сколько бессонных ночей провела эта женщина ожидая возвращения сначала Элли, а потом и Энни. - Если это касается только Тима, дочка, то почему бы ему не отправиться туда самому? - мягко заметила как-то миссис Анна. - Не маленький уже, сам найдет дорогу. - Да что ты, мама! - возразила Энни. - Вы же с папой и Элли всегда учили меня, что нельзя бросать друзей в трудную минуту. А без меня Тим обязательно там что-нибудь наворотит. Поэтому я должна отправиться с ним, чтобы оберегать и защищать. Понимаешь? Джон поддержал Энни, и пришлось миссис Анне смириться с неизбежным: - Ладно, ты уже большая девочка, решай сама. Тим и Энни стали запасаться едой и всем необходимым в дорогу. Однажды они посетили бакалейную лавочку бывшего волшебника Гудвина. Несмотря на годы, Джеймс Гудвин был еще в хорошей форме и очень обрадовался, увидев Тима с Энни: - Добрый день, молодые люди! Как поживаете? Как там Элли? Энни как могла удовлетворила его любопытство, парочка приобрела несколько вещей и уже собралась уходить, как Гудвин почесал в затылке и сказал: - У меня для вас еще кое-что есть. Отдам бесплатно, это принесли мне какие-то контрабандисты, поэтому продавать эти вещи я опасаюсь. - А что это такое? - насторожились ребята. - Вот что! Гудвин порылся в своем сундуке и протянул Энни с Тимом два огнива. - Прекрасные вещи для далеких путешествий! Берите, молодые люди, и да сопутствует вам удача! Ребята поколебались немного, но приняли эти неожиданные подарки. Наконец Цезарь был готов. Фред лично поручил одному своему доброму знакомому доставить его на ферму Смитов. И вот наступил день отъезда. Энни с Тимом простились с родителями, уселись на мулов и тронулись в путь. Когда они оглянулись, то увидели, что родители подносят платки к глазам. - Не бойся, папа, мы не пропадем! - Энни помахала рукой отцу, тот энергично замахал в ответ. Так началось новое путешествие в край чудес. Дни побежали один за другим. Молодые люди двигались на северо-восток. У ручейков они запасали воды во фляжки. Погода стояла ясная и солнечная. Казалось, что все благоприятствовало нашим путешественникам. Но это только казалось... Добравшись до реки, Энни с Томом хотели было переплыть ее не слезая с седел, как в добрые старые времена, но тут послышался чей-то властный голос: - Стоять! Именем закона! Кто вы такие и что здесь делаете? Ребята оглянулись и увидели трое полицейских. Один был уже в возрасте с седыми волосами, второй - чуть помоложе, третий - еще совсем юнец чуть постарше Энни с Тимом. - Я жду ответа, молодые люди, - холодно произнес самый старший полицейский. - Мы студенческая фольклорная экспедиция, - ляпнул Тим первое, что пришло ему на ум. - Путешествуем по стране во время летних каникул и собираем старинные легенды, сказки, песни, тосты... - В таком случае вы сбились с пути, - с усмешкой заметил второй полицейский. - Ближайшее поселение индейцев находится на западе в двадцати милях отсюда. Третий полицейский молчал. Он лишь задумчиво смотрел на ребят. - Тосты? - подозрительно нахмурился первый полицейский. - А ну-ка дыхните! Ребятам пришлось подчиниться. Никакого алкоголя у Энни с Тимом, конечно, не было, и уж тем более они ничего не пили. - Так, так, - покачал головой первый полицейский. - А известно ли вам, студенты-фольклористы, что в этих местах орудует банда торговцев наркотиков из Гонконга? Поэтому вам не пристало здесь находится, пусть даже в целях вашей благородной миссии. - Нет, - ответила Энни. - Мы здесь были когда-то в детстве, это было очень давно, но ни о каких торговцах наркотиками не слышали. - Эх, молодежь, молодежь! - покачал головой второй полицейский. - Газеты надо читать, молодые люди. - Ах, вот как, значит, вы здесь не в первый раз?! - усмехнулся первый полицейский и многозначительно переглянулся со своим напарником. - Да, это так, - кивнул Тим. - Пожалуйста, отпустите нас, ведь мы ничего плохого не сделали. - Не так быстро, парень. Ваши документы! - потребовал второй полицейский. Тим протянул ему паспорта. Двое полицейских долго изучали паспорта. Третий продолжал смотреть на Энни с Тимом. - Это точно ваша фотография, юноша? - осведомился первый полицейский. - Моя. А что? Если вам не нравится этот снимок, то воспользуйтесь фотографией Арнольда Шварценеггера, - пошутил Тим. Шутка Тима очень не понравилась полицейским. - Ты, парень, востер на язык, - проворчал второй полицейский. - Но мы видали и не таких! Третий полицейский прошептал что-то своим коллегам. - Это роли не играет, - отмахнулись от него коллеги. - Прежде чем отпустить вас мы обязаны обыскать ваши вещи, молодые люди, - заметил первый полицейский. - Таков порядок. - А где же ваш ордер? - улыбнулась Энни. - Я не юрист, но кое-что понимаю в этом. - Девушка, здесь орудует банда торговцев наркотиками. А для них законы не писаны. Следовательно, мы должны бить их ихними же приемами, - пробубнил второй полицейский. - Войдите в наше положение. - Ничего не поделаешь, Энни, раз надо, так надо, - вздохнул Тим. Ребята не волновались, ведь у них никогда не было никаких наркотиков. Но полицейские оказались коварными людьми. Они подложили в сумку Тима мешочек с гашишем. - Так, так, - одобрительно потер руки первый полицейский, тряся перед носом ребят гашишем. - Что вы на это скажите, молодые люди? Я сразу понял, что здесь что-то не то. Тоже мне сказочники! - Это не наше, - запротестовали Энни с Тимом. - Не наше и точка! - Ваши увертки бесполезны, - заметил второй полицейский. - Значит, вы никакие не студенты, а сообщники торговцев наркотиками из Гонконга. Именем закона вы арестованы! Третий полицейский опять что-то прошептал своим коллегам. - Тебе никто не давал слово, дурак! - рассердился первый полицейский. - Молодой ты еще, не знаешь жизни... - Но, сэр, разумно ли это? - Конечно, я об этом заявляю со всей ответственностью. Не вздумайте удрать! Будем стрелять без предупреждения! - пригрозил первый полицейский. - А это кто? Он указал на мулов. - Это наши мулы Цезарь и Ганнибал, мы путешествуем на них, - всхлипнула Энни. Тим сжал ей руку. - Подарок ваших дружков из Гонконга? Я так и думал! Слезайте, они вам больше не понадобятся! - Но... - Без разговоров! Тиму и Энни ничего не оставалось, как слезть. Им надели наручники, полицейские вызвали подкрепление на всякий случай, и молодых людей доставили в ближайшее отделение полиции, где сдали на руки какому-то пожилому благодушного вида полковнику. Мулов отвели на одну ферму, недалеко от здания полиции. - Ну, молодые люди, будем сотрудничать? - улыбнулся полковник. - Что? Как? - не поняли Энни с Тимом. - Уверяю вас, я приложу все усилия, чтобы смягчить вашу участь. Охотно принимаю во внимание вашу молодость, неопытность и что вас соблазнили дурные товарищи. Итак... Где скрываются торговцы наркотиков из Гонконга? - Понимаете, сэр, произошла чудовищная ошибка. Мы не знаем никаких торговцев из Гонконга, а этот наркотик нам кто-то подложил, - попытался прояснить ситуацию Тим. - Кто именно? Уж не мои ли коллеги? - Именно они! - воскликнула Энни. - Жаль... Очень жаль, что вы не хотите с нами сотрудничать. Полковник нажал красную кнопку на столе, и появились двое полицейских. - В камеру эту сладкую парочку! - велел полковник. - Вместе или отдельно? - Да чего церемонится? Отдельно! Но рядом, все равно им не удрать отсюда. Тима и Энни посадили за решетки, отобрав все вещи, в том числе те, что были у них в карманах. К счастью, никого больше в камерах не было. - Ну и ну, - пробормотала Энни. - Вот влипли! Честное слово, даже с менвитами я чувствовала себя не так ужасно, как с нашими полицейскими. - Да уж, - невесело улыбнулся Тим. - Детская сказка кончилась, и началась сказка для взрослых. - Что делать будем, Тимофей? Сообщим родителям? Право на один звонок у нас есть, я знаю! - Какой в этом смысл? - возразил Тим. - Наш звонок их только огорчит. Не маленькие уже, сами выпутаемся. - Как? - Там видно будет. А пока давай споем. Пусть эти подонки видят, что нас не сломить! - А может не надо? - Надо. Энни с Тимом запели в два голоса: Там, за садом – дорога витая... куда ведёт? Видно, всё же не в Рим, уж скорей – в Изумрудный Город, Пробегут полный круг и потом лишь замедлят ход Стрелки в старых часах, выбирая для чуда повод. Ой, как в книжке, смотри-ка – из жёлтого кирпича, Нет дороге конца даже там, где истоки Инда... Все пунктиры на картах притворствуют и молчат, А в стране Фиолетовой сети плетёт Бастинда. Сразу не догадаться, что вовсе не нужен шар, Чтоб вернуться домой и попасть прямо в плен объятий, В сказках можно, не знаешь, улыбкой творить пожар, Обжигая тебя изумрудным летящим платьем? Тень клубочком свернётся у ног, как Тотошка и Артошка, вмиг Подберёт кто-то ключик к волшебной хрустальной дверце, Этот сказочник – к нам, только прежде вернёт старик Дровосеку Железному жизнь и большое сердце. Нашей Элли в подарок достанутся башмачки, Ну, какие-какие? Серебряных ведь не жалко? Россыпь звёзд на тропинке – небесные маячки, По краям – одуванчики, лютики и фиалки. Любят дождь. Только тёплый. Я тоже. Под нос себе Что-то Гудвин бормочет, слегка поправляя ворот... А дорога ведёт... ну, конечно, ведёт к тебе, Не в какой-то там Рим, да и не в Изумрудный Город.

Захар: Энни стояла на коленях камеры и горячо молилась. Молитва всегда успокаивала ее. Тим тоже помолился, но совсем чуть-чуть, поскольку привык рассчитывать на собственные силы. Потом ребята опять стали петь, чтобы не впасть в отчаяние: Отворите волшебные двери. Там гуляют волшебные звери По лесам и полям незнакомым Академикам и агрономам. Там летают, сумев сохраниться, И Феникс-Жар-птица, и Синяя птица, И еще кое-кто из пернатых, Те, в которых не верят наши скауты. Мне обидно за тех, кто не верит, В эти старые добрые двери, Кто не верит и дует с опаской На огниво, что высекло сказку. Нет волшебниц среди педагогов, В школе к сказкам относятся строго. Их берут не из школьной программы, А из памяти маминой мамы. И еще: Говорят, что с каждым годом Этот мир стареет. Солнце прячется за тучи И слабее греет; Говорят, что всё когда-то Было лучше, чем теперь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Говорят, что поначалу Было всё чудесней, Но волшебники исчезли С мамонтами вместе, И в страну чудес и сказок Навсегда закрылась дверь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Говорят, что правда с кривдой Воевать устала, Что без страха и упрёка Рыцарей не стало. Что отныне всё на свете Ты кривою меркой мерь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Мир таким и был придуман Юным и бесстрашным Всемогущим Чародеем, Рыцарем отважным! И для радости и счастья Нам подарен этот мир- Необъятный и чудесный, Необъятный и чудесный, Кто бы что не говорил!!! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод - Сколько лет ему, Сколько лет ему? Миру столько же сколько и нам! Неожиданно на Тима напал истерический хохот. - Ха-ха-ха! Ты не находишь все это забавным, Энни? Слушай, а может действительно не существует никакой Волшебной Страны, и нам все это приснилось, как Алисе о Стране Чудес? - А как насчет Элли? Ты считаешь, что и ей все приснилось насчет Волшебной Страны? Сомневаюсь. Волшебная Страна - это никакой не сон... Забавно? Тим, неужели это опять началось? Голубчик, пожалуйста, опомнись! Только этого нам не хватало! Это началось, когда Энни и Тим учились в третьем классе школы, а точнее на уроке во время чтения произведения "Приключения Тома Сойера" Марка Твена. Вдруг ни с того, ни с сего Тима стал душить смех. Глядя на него, стали смеяться и другие. К счастью, учительница там была хоть и строгая, но многоопытная, мудрая и справедливая. Поэтому она не стала наказывать Тима. Учительнице удалось переключить ребят на другое, и смех мало-помалу прекратился. Второй раз это случилось с Тимом уже в шестом классе на уроке математики, которая вела итальянка американского происхождения. Следует отметить, что особой любовью и способностями к математике Тим никогда не отличался и если бы не помощь Энни, то он давно бы попал в отстающие. Сама учительница математики была не только строгая, но и вспыльчивая, поэтому ее побаивались даже те, кому математика давалась хорошо. Итальянка вызвала Тима к доске и попросила решить задачу. А Тим почти не понимал ее решения. И тут на него опять накатил истерический хохот. Учительница сделала мальчику несколько замечаний, но смех не прекращался. Наконец она велела Тиму выйти вон из класса. Так продолжалось еще несколько раз, потом по настоянию учителей родители отвели мальчика к психологу. После проведения тестирования психолог все списал на подростковый возраст, и дело на этом заглохло. Но подобные явления ничуть не прекратились. Правда, Тим научился каким-то образом сдерживать себя или бежал в туалет, чтобы там в одиночестве подождать пока смех пройдет. Мало-помалу Тим пришел в себя и успокоился: - Спокойствие, только спокойствие, как говорил знаменитый Карлсон, который живет на крыше. Бог терпел и нам велел, как говорится. Прорвемся! - Слава Богу! - обрадовалась Энни. - Да, терять веру в Волшебную Страну - это последнее дело, каюсь! - Ага, не стоит упоминать о ней всуе. Некоторое время царило молчание. - Надо же у нас все забрали, ничего не оставили, - пробормотала наконец Энни. - А мне так хочется сладенького, когда страшно, как тебе известно! Эх, газировки бы сейчас, а еще лучше шоколаду! - Энни, помилуй, я для тебя все, что угодно сделаю, но какой же в тюрьме шоколад? И я же не шоколадная фабрика. - А я все равно хочу шоколаду! - надула губки Энни. Раздался шум шагов, и послышался чей-то голос: - Шоколада у меня нет, зато есть леденцы. Ну как вы тут, Энни и Тим? Я сделал все, что мог, чтобы убедить начальство в том, что вы не имеете к наркотикам и их торговцам никакого отношения, но мое мнение здесь ничего не значит, я здесь как мальчик на побегушках. Вот подкрепитесь... Это был тот юноша, который присутствовал при задержании Энни и Тима. Его взгляд был знаком молодым людям, но они не могли вспомнить, где они видели раньше этого человека. Полицейский открыл камеры и поставил на маленькие столики подносы с чаем, двумя бутербродами и леденцами. - Мы знакомы? - рискнула спросить Энни. - Не узнаете? Я вас тоже не сразу узнал. Помните Роберта Брука, который учился на два класса выше вас и любил всех фотографировать? Вас я тоже снимал часто. Когда вам надоедало, то ты, Тим, показывал мне кулак, помнишь? У меня сохранилось еще несколько ваших снимков, дома лежат. Значит, вы студенты-фольклористы? Да, очень даже неплохой выбор. А я вот стал полицейским. Мне казалось когда-то, что это самая благородная профессия в мире. Как же я ошибался! Став работать в полиции я убедился, что это самая настоящая мафия. Причем не только у нас в Канзасе, но и в других штатах. При первой же возможности я навсегда покину этот притон! Да вы ешьте, вы же наверняка голодны... - Тот самый Роберт Брук, который пел в хоре и ухаживал за Мэри Джонс?! - вспомнил Тим. - Он самый... Точнее то, что что от него осталось. - Роберт, что же с нами будет? - спросила Энни. - Это решит только суд, - развел руками полицейский. - Суд? - опешили Энни с Тимом. - Но мы же не сделали ничего плохого! - А это никого не интересует. Вы просто оказались в неподходящее время, в том месте, которое попало в черный список, - пояснил Роберт. - У нас же демократическое государство со свободой слова, где соблюдаются права человека, - заметила Энни. - И разве может в США творится несправедливость? Мы можем же написать президенту в конце концов! - Вы что, с луны свалились? - покачал головой полицейский. - Президент наш далеко и высоко, ему нет дела до простых обывателей. Демократия, свобода слова и права человека в реальной жизни - это всего лишь красивые слова и больше ничего. "В Америке свобода слова существует лишь для мертвых", как справедливо отметил еще в 1905 году известный писатель Марк Твен. И так везде, мои дорогие, во всем мире. Бедные люди! На протяжении всей жизни они жаждут любви и тепла. Но суровая реальность подсовывает им несправедливость в виде родительского ремня, нашего отвратительного климата и так далее. Но люди все на что-то надеяться и в конце концов добиваются какой-никакой любви. Однако проходит время и близкий друг становится заклятым врагом, влюбленные предают друг друга, а дети... Дети вырастают и забывают своих родителей! Эх, жизнь наша жестянка, да ну ее в болото! - Что же ты такое говоришь, Роберт? - нахмурился Тим. - Такова жизнь, мои дорогие, увы... Вдруг Энни осенила идея: - Роберт, пожалуйста, устрой нам побег! - Не могу,- развел руками полицейский. - Рад бы вас вызволить, Энни и Тим, но тут я бессилен. У меня ведь тоже семья... Я не могу допустить, чтобы моей родне причинили вред, а эти подонки на это способны, поверьте мне! Эх! Вся страна шагает в ад широкой поступью... С этими словами Роберт закрыл камеры и ушел, оставив Энни и Тима размышлять о услышанном. - У этого мира нет будущего, - мрачно заметил Тим после продолжительного молчания. - В Волшебной Стране тоже не все идеально, но по крайней мере там нет такого беспредела, как здесь. Давай поклянемся, Энни, что если все закончится хорошо, то когда мы встанем на ноги, как выражаются родители, то переселимся на житье в Волшебную Страну! Клянусь! - И я клянусь! - подхватила Энни. - Давай может немного поспим, когда насытимся, а? Хороший сон еще никому не мешал. - Пожалуй. Энни и Тим уже дремали, когда услышали голоса Элли, Страшилы, Смелого Льва и Дровосека: - Все будет хорошо, держитесь, помощь близка! Энни и Тим вскочили. - Элли, Страшила, Дровосек, Лев, где вы? - спросила Энни. Ответа не последовало. Вдруг раздался сильный грохот и голос Роберта Брука: - Ты кто? Терминатор? - Почти, - ответил хорошо знакомый Тиму и Энни голос. - Тилли-Вилли! - обрадовались ребята. - Мы здесь! Спаси нас! Раздались выстрелы, но пули не могли причинить особого вреда железному гиганту. - Срочно вызывай подкрепление, болван! - велел кто-то Роберту Бруку. - Где мои друзья Энни и Тим? - рассердился Тилли-Вилли. - Говорите, несчастные, или я все здесь разнесу! - Ах, так это ваши друзья? - улыбнулся Роберт Брук. - Хорошо, так и быть, я помогу вам, хотя мне это и грозит серьезными неприятностями. - Предатель! - послышались возмущенные голоса, но Брук лишь отмахнулся. Он указал Тилли-Вилли то место, где находились камеры. Великан поначалу не узнал ребят, а узнав, страшно обрадовался. Он освободил Энни и Тима от наручников, и вывел на волю. - Вот мы и снова вместе! Папочка Чарли передает вам привет. Элли извиняется, что лично не явилась, вы с ней увидитесь позже. - Дядя Чарли тоже в Волшебной Стране? - округлила глаза Энни. - С ума сойти! Какими еще сюрпризами вы нас удивите? - Да, уже почти год. Сказал, что сыт современной цивилизацией по горло. А что касается моря, то в Волшебной Стране оно также есть, как оказалось. - Где же в Волшебной Стране море? - изумились молодые люди. - В Стране Сказок, вот где! Папочка там плавает и рыбачит с одним моряком по имени Эдмон Дантес или Граф Монте-Кристо. Но сейчас не время об этом... Полицейские каким-то образом умудрились вызвать подкрепление, и пришлось нашим друзьям отбиваться. Но благодаря Тилли-Вилли удалось обратить в бегство хваленую полицию и разбить несколько полицейских машин. Тех двоих полицейских, что подсунули ребятам наркотик, Тим и Энни при поддержке Роберта и Тилли-Вилли посадили в камеры, где сами находились. - Вы не имеете права! - орали полицейские. - Это неуважение к представителям власти! - А вы проявили к нам уважение, подложив наркотик? - усмехнулся Тим. - Нас учили уважать себя! Так что око за око, зуб за зуб, как говорится... Роберт громко смеялся. - Вот ведь неблагодарная свинья! - возмутились его коллеги. - Я ухожу от вас, - заявил Роберт, отсмеявшись. - И ничуть не жалею об этом! Лучше подметать улицы, чем работать с такими негодяями, как вы! Роберт вернул молодым людям их вещи с провизией, которые как ни странно никто не тронул, а также привел с фермы мулов Цезаря с Ганнибалом. И вот Энни с Тимом вместе с мулами и Тилли-Вилли тронулись в путь. Роберт махал им вслед: - До свидания! Удачи! Роберт Брук уволился из полиции и на всякий пожарный случай переехал с родными в другой штат. А вот Энни с Тимом угодили в черный список. На фермах Смитов и О’Келли стала дежурить полиция. К счастью, полицейским хватило ума не раздувать информацию о железном великане Тилли-Вилли. Лишь заступничество Фреда Каннинга, который был лично знаком с несколькими губернаторами, заставило полицию навсегда закрыть это дело. "Ох, уж эти сказочники! - думал Фред. - Наделают они еще беды, чует мое сердце". Но поскольку у известного изобретателя было много дел, то у него не было никакой возможности отправиться в Волшебную Страну. Энни с Тимом продолжали свой путь, стараясь избегать людных мест. Тилли-Вилли был с ними пару дней, но потом был вынужден откланяться, ибо его время было на исходе. Перед уходом великан представил друзьям свою невесту по имени Роза, которая жила в Стране Сказок, в той ее области, где обитали великаны. Невеста лично прибыла к жениху, чтобы познакомится с его друзьями о которых много слышала. - Счастливого пути! До встречи! - пожелали великаны. Затем послышался звон, и они исчезли. Как-то раз на привале, когда Тим спал, Энни пришло в голову воспользоваться одним огнивом - подарком Гудвина. Но только девушка стукнула по кремню, как откуда ни возьмись появилась незнакомая женщина с рыжими волосами и каких-то доспехах. - Что угодно? Что надобно? - спросила женщина. - Чего? Чего? - не поняла Энни. - Какое у вас будет желание? Вот что, - недовольно пояснила женщина. - И побыстрее, мое время дорого! - М-м-м... Тогда, пожалуйста, рюмочку коньку и шоколад, - сказала Энни, немного подумав. - Будет исполнено! - Женщина щелкнула пальцами и протянула девушке возникший поднос с рюмкой коньяку и шоколадом. Когда Энни насытилась, появился Тим. - Что делаешь? И чем это пахнет? - нахмурился он. - Что это такое? Коньяк? Энни, ты пила коньяк?! - А что тут такого? Я же не напивалась допьяна! Уже нельзя и рюмочку пропустить! Не всем же быть такими трезвенниками, как ты! - насупилась девушка. - Энни, милая, да что с тобой? Я-то думал, что мы уважаем друг друга. - Но это вовсе не означает, Тимофей, что ты должен мной командовать! - возмутилась Энни. - Тоже мне! Разве я не имею права расслабиться после трудного пути? - Имеешь. Но не таким же способом... И где ты взяла коньяк, скажи на милость?! - Мне его подарили. - Как это? Кто тебе мог подарить здесь коньяк? Тебе мало случая с наркотиком что ли? - Не веришь? Смотри же! Энни стукнула по кремню, и опять появилась та же рыжеволосая женщина в доспехах. - Что угодно? - спросила она. - Хочу понимать язык животных и птиц у себя на родине, - пожелала Энни. - Ну и ну! - покачал головой Тим. - Зачем тебе это, Энни? Мы же решили, что в будущем будем жить в Волшебной Стране. - Да когда еще это будет! - отмахнулась девушка. - Будет исполнено! Женщина исчезла, но ненадолго и скоро вернулась с тарелкой какого-то кушанья. - Вот. Это мясо белой змеи. Съев его, можно понимать язык любого из животных или птиц, - пояснила рыжеволосая женщина. Запах не очень понравился Энни, но помедлив, она взяла вилку с ножом и стала есть. Женщина, сделав реверанс, исчезла. - Ну и как? - спросил Тим. - Скоро проверим. Спустя какое-то время появился голубь. Он уселся недалеко от ребят и заворковал. - И? - улыбнулся Тим. - О чем говорит птичка, а? - Голубь просит у нас покушать, - пояснила Энни и бросила птице крошки. - Ура, действует! Ну что? Убедился? - Пожалуй. Что же это за огнива подарил нам Гудвин? - Что бы это не было, это очень полезные вещи. И не будь таким снобом! Я же не пью какую-нибудь гадость, а благородный напиток под названием коньяк. Ну что? Мир? - Мир. Прости, Энни! - И ты меня прости, Тим! Пусть у меня отсохнет язык, но я больше никогда не стану обижать лучшего друга! А теперь давай продолжим наши дела, дорогой, - ласково проворковала Энни и обвила руками шею своего парня. Когда Энни уснула, Тим решил проверить свое огниво. Стукнул он по кремню. На этот раз появилась не женщина, а парень чуть-чуть постарше Тима. - Что угодно будет? - спросил парень каким-то странным голосом. - Неужели эти огнива действительно волшебные? - спросил Тим. - Совершенно верно. Что вам угодно? - нахмурился парень. - Как ваше имя? - Гривон, - недовольно пробурчал парень. - А меня зовут Тим. Мне очень хочется научиться фехтовать лучше своей девушки Энни! - Будет исполнено! Возьмитесь за мою руку, господин. Тим поколебался немного и взял Гривона за руку. Раздался хлопок, и они исчезли. Что должна была пережить Энни, когда проснулась и увидела, что Тима нет рядом! Девушка ходила взад вперед и окликала своего друга, но тщетно. В отчаянии Энни упала на колени и забилась в рыданиях. Когда девушка наконец очнулась, то увидела, что Тим находится рядом и преспокойно себе спит. Энни растолкала парня. - Что? Что такое? - сонно пробормотал Тим. - Где это ваша милость пропадает? Я тут чуть с ума не сошла! Совести у тебя нет! Где ты был, Тимофей? Признавайся! Тим провел рукой по лбу и открыл глаза: - Не помню. Совсем ничего не помню... - Ты что, лунатиком стал? - М-м-м... Может быть... - Ладно, потом разберемся... А сейчас давай еще хоть немного поспим. А случилось вот что. Гривон перенес Тима в Страну Сказок, а точнее в ту таверну, где частенько любили пировать легендарные французские мушкетеры Атос, Портос, Арамис и Д'Артаньян. - Видите тех людей, что сидят на самом видном месте, господин? - прошептал Гривон, закрыв лицо своим плащом. - Один из них сам пресловутый Д'Артаньян. - Не может быть! - не поверил Тим. - Да, все так и есть. В Волшебной Стране нет ничего невозможного. Он сидит на самом видном месте, видите? - Неужели правда? А почему вы закрылись плащом? - Я здесь не самый желанный гость. Это очень долгая история, - прошептал Гривон. - Подойдите к Д'Артаньяну и попросите его стать вашим учителем, он с радостью согласится. - Не верю своему счастью... Тим приблизился к мушкетерам. - Приветствую вас! - произнес он на ломаном французском. - Рад встрече! Любезный Д'Артаньян, не согласитесь ли вы дать мне хоть несколько уроков по фехтованию? Гасконец переглянулся с друзьями. - Сударь, у нас мало времени, - ответил он наконец. - Но я очень польщен, поэтому согласен дать вам сейчас один урок. - Мерси боку! Мерси боку! Шпага у Тима была с собой. Д'Артаньян встал из-за стола, выхватил свою, и урок начался. - Неплохо, неплохо, - одобрял ученика гасконец. - Только не волнуйтесь, сударь, и вы будете прекрасно фехтовать. Все так увлеклись этим зрелищем, что не видели, как Гривон щелкнул пальцами. Шпага Тима поползла к груди мушкетера и пронзила ее. Д'Артаньян упал как подкошенный. Гривон подскочил к Тиму и схватил его за руку. - Уходим, господин! - Что же это получается? - спросил Тим, когда они вернулись обратно. - Я причинил вред Д'Артаньяну? Нужно спасти его пока не поздно! - Боюсь, тут уже ничего не сделать, - возразил Гривон. - Вы сами виноваты, господин, нечего было меня вызывать и загадывать это желание. Теперь вас там будет искать как мушкетеры, так и король Валибальд, правитель Страны Сказок. - Но я не хотел этого! Как же быть? - Сами заварили эту кашу, сами и расхлебывайте, - ответил Гривон. - А я ухожу к себе. - Подождите! Вы не можете так просто взять и уйти! Нужно вернуться в Страну Сказок и все объяснить! - Ошибаетесь, господин, - недобро усмехнулся Гривон и сделал движение своей рукой. С этого момента Тим напрочь забыл о Гривоне и о том, что побывал в Стране Сказок. Гривон также устроил, чтобы Тима сморил сон. Слава богу,Д'Артаньян был еще жив. Мушкетеры доставили его к врачу, а сами отправились к королю Валибальду и доложили ему о случившимся. Правитель приказал найти Тима и доставить его во дворец. Элли, узнавшая что произошло, поспешила внести свою лепту: - Я знаю этого молодого человека очень давно. Это Тим, лучший друг моей сестры. Он не способен на убийство, я точно знаю! Чарли Блек,Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев и Тилли-Вилли также поручились за Тима. - Вот мое решение, - наконец заявил король. - Немедленно по прибытии в Волшебную Страну Тим должен лично явиться сюда для выяснения всех обстоятельств этого дела. На другой день Энни с Тимом опять тронулись в путь. О том что было, разговора больше не заводили. Что было, то было, нужно думать о будущем. Они не слышали, как рыжеволосая женщина и Гривон переговаривались между собой. - Хороша девчонка, - заметил Гривон. - Хотелось бы мне быть на месте этого придурка Тима! - Уж не влюбился ли ты, Гривон? - ухмыльнулась женщина. - Ай-яй-яй! Не трать время на подобные глупости, вот тебе мой совет. - Попрошу не указывать, Ашка! - скрестил руки на груди Гривон. - Ты мне не мать, не сестра и не любовница. - Хвала богам, что нет! Но ты хотя бы слушайся моих советов, иначе пропадешь! Меня вот другое интересует: эта сладкая парочка держит ведь путь в Волшебную Страну, а ведь мы в Стране Сказок давно уже в черном списке. Папаша Корреон и Валибальд не погладят нас по головке, если узнают о том, что мы вернулись! - Ты что-нибудь придумаешь, Ашка, я уверен. - Да, да. У Валибальда есть сестра Людмила. Мы поможем ей захватить власть при удобном случае, и тогда нам объявят амнистию, а Корреон попадет в зону, ха-ха! - Ты гений! - восхитился Гривон. - А то. Учись, студент! Со мной не пропадешь!

Захар: Элли Смит одолевали недобрые предчувствия после того, как она узнала, что Энни с Тимом арестовали. Она горько раскаивалась в том, что не вернулась к родным и не помогла Энни с Тимом перенестись в Волшебную Страну с помощью волшебного плаща. Тогда бы бедным ребятам не пришлось бы томиться в тюрьме! Любовь любовью, но семья - это семья. Как могла она, Элли, стать такой эгоисткой! И то, что Тилли-Вилли прибыл на помощь и спас ребят почти не утешало ее. Элли словно чувствовала, что что-то должно было произойти еще. И ее не обманули предчувствия. Но об этом позднее. Чтобы успокоиться и расслабиться, Элли решила принять ванну. Раньше это всегда помогало, но сейчас испытанное средство совсем не подействовало. Поэтому Элли решила выяснить, где находятся Энни с Тимом и немедленно привести в Волшебную Страну, чтобы ребята были у нее на глазах. Так будет спокойней... Элли высушилась, оделась, наспех выпила чашечку кофе, взяла волшебный плащ с волшебным перстнем с помощью которого можно было исполнять любые желания, достаточно было просто повернуть его на пальце и загадать желание ( о том, как к Элли попал этот перстень будет рассказано в одной из следующих глав). Вдруг раздался стук в дверь. - Милая, это я, - послышался голос короля Валибальда Второго. - К тебе можно? - Да, заходи, дорогой. Правитель Страны Сказок был высокого роста молодой человек двадцати одного года, именно тогда по законам Страны Сказок у людей наступает совершеннолетие, с зелеными глазами, широкими плечами и зеленой расшитой серебром королевской мантии. Король вошел и поинтересовался: - Ты куда-то собралась, Элли? Я хотел познакомить тебя со своим любимым дедушкой по матери - Гиацинтом. Он с некоторых пор ведет уединенный образ жизни, но будет рад встрече с тобой. - Сейчас это невозможно, дорогой Валибальд, извини, - мягко возразила Элли. - Я должна узнать, где Энни с Тимом и привести их сюда, чтобы они опять не попали в какую-нибудь беду. - И то верно. Давно пора разобраться с делом мушкетера Д'Артаньяна. Но тебе не нужен плащ и перстень. Чудеса надо экономить, как говорит мой придворный чародей Мерлин. Мы поедем с комфортом в чудесной карете. Твои друзья тоже согласятся сопровождать нас, не так ли? - Да, да! - обрадовалась Элли. - У меня прямо гора с плеч свалилась. Ведь семья - это семья. Ее нельзя бросать в трудную минуту. - Твоя семья - моя семья, - улыбнулся король и поцеловал Элли. - Как трогательно! - послышался насмешливый голос королевы Людмилы, дамы невысокого роста, но очень упитанной с голубыми глазами. - Мой глубокоуважаемый брат, неужели ты в самом деле хочешь женится на этой простолюдинке? - Как тебе не стыдно, сестра! - возмутился король. - Ты что, совсем не знакома с этикетом? Нельзя врываться к другим без спросу! И да, я собираюсь женится на Элли, хотя тебе это и не по вкусу. Но я не нуждаюсь в твоем благословении! Матушка согласна на наш брак и этого вполне достаточно. - Еще бы! Ты всегда был ее любимчиком! Даже если бы ты взял в жены жабу, братец, маман плакала бы от счастья! - Я знаю, Людмила, ты говоришь все это из зависти, потому что саму тебя замуж никто не берет! Немедленно прекрати! И оставь нас, сестра, пожалуйста! - попросил король. - С радостью! От вас обоих мухи дохнут со скуки, - проворчала королева и ушла. Уединившись в своих покоях, королева вызвала своего верного старого слугу Румбурака и долго оживленно беседовала с ним. Вскоре Элли с королем ушли. Встретившись с Чарли Блеком Страшилой, Дровосеком, Смелым Львом, Кагги-Карр, Урфином Джюсом, Тилли-Вилли и его невестой Розой, вся компания при поддержке Стеллы выяснила, где находятся Энни с Тимом, и отправилась туда. Вскоре после ухода Элли с Валибальдом волшебный плащ с перстнем исчезли. Куда именно, думаю, можно догадаться. Королева Людмила уже давно знала об этих диковинках и решила прибрать их к рукам. Вернемся к Энни с Тимом. Ребята с мулами приблизились к лесу за которым начиналась пустыня. На опушке они увидели корабль, построенный Чарли Блеком, который прекрасно сохранился. Тим, забыв о годах, затянул пиратский гимн: Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, и бутылка рому! Пей, и дьявол тебя доведет до конца. Йо-хо-хо, и бутылка рому! - Энни, давай немного поиграем в пиратов, - предложил он. - Иногда ты ведешь себя как ребенок, - покачала головой девушка, но не отказалось. Ребята стали играть, позабыв о своем возрасте. - Во дают, - заметил Гривон, понаблюдав за игрой. - Кажется, что этим кретинам все нипочем. - Ничего, скоро мы их здорово напугаем, - усмехнулась Ашка. - Пусть только окажутся в пустыне. - А как? Рыжеволосая женщина что-то прошептала своему приятелю на ухо. - Ты гений! Да, обалденный прикол будет! - потер руки Гривон. Ребята подготовились к переходу через пустыню основательно. Они облили друг друга холодной водой, наполнили основательно свои фляжки. - С Богом! - прошептала Энни. - С Богом! - подхватил Тим. Начался переход. Чтобы не было скучно, ребята затянули подходящую по этому случаю: Горячее солнце, Горячий песок, Горячие губы, воды бы глоток. В горячей пустыне не видно следа, Скажи, караванщик, когда же вода? Учкудук, три колодца, Защити, защити нас от солнца! Ты в пустыне спасительный круг, учкудук! Вдруг дерево жизни, таинственной страж, А может быть это, лишь только мираж. А может быть это, усталость и бред, Не видно учкудука, спасения нет. Любой в учкудуке, расскажет старик, Как город красавец, в пустыне возник. Как синее небо, взметнулись дома, И как удивилась природа сама. Учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук.... На этот раз Энни с Тимом вполне успешно обошли стороной то место, где волшебница Гингема поставила когда-то свои камни. Лишь после этого начался прикол, обещанный Ашкой. Откуда ни возьмись стали возникать страшные чудовища. - Не бойся, Энни, это всего лишь мираж, - попытался успокоить подругу Тим. Но чудищ становилась все больше и больше. А потом появилась сгорбленная с очень грозным видом старуха. - Ну что, голубчики, страшно? - захохотала она. - Кто вы? спросил Тим. - А вообще-то это какой-то мираж странный. - Ошибаетесь! Я сама волшебница Гингема! - прохрипела старуха. - Неправда! Гингема давно убита, - робко возразила Энни. - И вы поверили этому? Ха-ха-ха! Все старания ваши ни к чему! Кто в Большом Мире напишет работу о Волшебной Стране, не удастся избежать тому ужасной смерти! Ужасной Смерти! - захохотала старуха. Она подняла руку и вдруг сделалось темно. Затем прозвучал гром, но такой сильный, какой ребятам еще не приходилось слышать. - Никакой пощады! - послышались голоса чудищ, которые все пребывали и пребывали. - Смерть этим двоим! Смерть! Смерть! - Господи, спаси, сохрани, и помилуй нас, грешных! - перекрестились Энни с Тимом. - Молитесь сколько угодно, несчастные, но никакая молитва вас не спасет! А мы все попируем над вашими душами, ха-ха! Энни вскрикнула и потеряла сознание. Тим еще какое-то время крепился, пытаясь как-то бороться с чудищами и старухой. Но в конце концов и он упал без чувств. Чудища склонились над ними и мулами, но тут вспыхнула яркая вспышка, и все страшилища исчезли. - Кто это нам помешал? - возмутился Гривон. - Судя по всему, либо Виллина, либо Стелла, - догадалась Ашка. - Ну да ладно... Все равно прикол получился классный. Это была действительно волшебница Стелла, которая пришла на помощь со всеми остальными. - Как они? - с тревогой спросила Элли волшебницу, которая склонилась над Энни с Тимом. - Да, как они? - подхватили Страшила, Дровосек и другие. - Жить будут, но им нужен полный покой, - заявила Стелла, осмотрев ребят. Элли опустилась на колени. Она просила прощения за то, что не обеспечила Энни с Тимом спокойную доставку в Волшебную Страну и просила им вернуть силы и здоровье. - Но кто устроил этот фокус с чудищами и Гингемой? - спросил Чарли Блек. - Хороший вопрос, - нахмурилась Стелла. - Я пока еще и сама не знаю... - Неужели в Волшебной Стране остались злые волшебники или волшебницы? - покачал головой Урфин Джюс. - Надеюсь, что нет, - Железный Дровосек сжал свой железный кулак. - Разберемся. А пока доставим ребят в безопасное место. Энни с Тимом окружили самыми сердечными заботами. Не были забыты и мулы. Король Валибальд Второй выделил для них прекрасную лужайку. Королева Людмила пошла жаловаться матери. - Матушка, как ты можешь допускать, чтобы у нас во дворце были простолюдины и всякий сброд? - возмутилась она. - Дочка, это друзья и родственники невесты твоего брата, - возразила Арабелла, мать Людмилы и Валибальда. - Будь милосердной, прошу тебя! - Отец бы давно прогнал этих проходимцев с глаз долой! - Очень может быть... Но Валибальд Первый ушел в мир иной. - Тогда я сделаю это за отца! - Запрещаю тебе это, слышишь? Только попробуй выкинуть что-нибудь! "Ничего, старая мымра, ты у меня еще попляшешь!", - подумала королева и ушла к себе обдумывать план по избавлению от брата с матерью и воплощению в жизнь своих честолюбивых замыслов.

Захар: Теперь, уважаемые читатели, пришло время рассказать о том, что происходит в Волшебной Стране и о том, что было с Элли после ее четвертого прибытия в край чудес. Почти пять лет после отлета инопланетян обитатели Волшебной Страны жили счастливо и спокойно. Но вот однажды Страшила Трижды Премудрый, правитель Изумрудного Города или Острова затосковал. Нечто подобное с ним уже было. Об этом рассказано в книге Волкова "Огненный Бог Марранов". Никто и ничто не радовало соломенного человека. Даже к своим обязанностям он стал относиться равнодушно. Выход нашла Кагги-Карр. - Дорогой друг, а почему бы нам не устроить здесь настоящую ярмарку вроде тех, что устраивают в Большом Мире. Помнишь, нам о них рассказывала Элли, а также Энни с Тимом? - предложила ворона. - Пригласим сюда всех желающих и славно повеселимся. Что скажешь? - В таком случае нужно построить ат-трак-ци-о-ны, а также приготовить много еды, - проворчал Страшила. - Ну так построим, это не проблема... - Ладно, делайте, что хотите, - махнул рукой Страшила. - Так нельзя, мой дорогой! Уныние и грусть ни к чему хорошему никогда не приводили! - Ох, как мне все надоело! - вздохнул Страшила. - Прости, Кагги-Карр, но это в самом деле так... Ворона недовольно щелкнула клювом: - Мне не нравится твое поведение... Думаю, волшебница Стелла сможет тебя исцелить. - Обойдемся без докторов, ладно? Надо лишь набить меня свежей соломой, подрисовать глаза и остальное, ну а потом все приложится. - А как насчет ярмарки? Ты согласен ее организовать и провести? - Конечно! Хоть какое-то разнообразие... - Тогда я отдам соответствующие распоряжения, мой друг. Дуболомы сделают все как надо, да и другие жители также постараются. - Сделай милость, Кагги-Карр. Закипела работа. Страшила, Железный Дровосек, прибывший из Фиолетовой Страны, Урфин Джюс, Ружеро, Чарли Блек, решивший навсегда поселиться в Волшебной Стране и Тилли-Вилли также в этом участвовали. Правитель Изумрудного Города вытащил наружу все книги из библиотеки, где хоть что-нибудь говорилось о ярмарках и аттракционах. Смелый Лев также прибыл со своим семейством в Изумрудный Город для поддержки. <center>***</center> После трудов и проведенного над собой ремонта Страшила действительно слегка оживился и повеселел. За несколько дней до открытия ярмарки какая-то белая голубка принесла правителю письмо. В ней некто Валибальд Второй, правитель Страны Сказок, просил у Страшилы Трижды Премудрого аудиенцию для заключения договора о дружбе и сотрудничестве. - Кто такой этот Валибальд Второй? - спросил Железный Дровосек. - И что еще за Страна Сказок? Никогда о ней не слышал. - Мы слышали, - признались Урфин Джюс и Гуамоко. - Гингема когда-то упоминала о ней. - Только я тогда я ей особо не поверил, - сказал Урфин. - А я вот сразу понял, что это неспроста и такая страна действительно есть, - улыбнулся филин. - Только королей нам здесь не хватало! - проворчал Ружеро. - Мало они попили нашей крови под землей! - Друг мой, не будьте таким снобом! - мягко заметил Железный Дровосек. - Если это король, то это вовсе не означает, что он вредный и противный. - Полностью под-дер-жи-ва-ю тебя, Дровосек, - кивнул Страшила. - Дорогой Ружеро, будьте снисходительны, прошу вас! Думаю, нам стоит принять предложение этого Валибальда Второго и назначить ему аудиенцию. Я читал о Стране Сказок, но не придал в свое время этому значения. С этими словами он достал свой любимый энциклопедический словарь и прочел статью о Стране Сказок. - Значит, помимо известных сказочных героев там обитают литературные персонажи? - переспросил Чарли Блек. - Здорово! Всегда мечтал познакомиться с Эдмоном Дантесом или графом Монте-Кристо, героем одного из романов Дюма-отца. - Но почему же тогда мы никогда не слышали об этой стране? - поинтересовался Дин Гиор, потрогав свою бороду. - Да, о ней ничего не говорится даже в летописях гномов, - заметил Страшила. - А между тем причина проста. Прежний король Валибальд Первый ввел когда-то закон согласно которому жители его страны не могут вступать в контакты с другими областями Волшебной Страны. Уж очень был подозрителен и недоверчив был, боялся чужаков и не хотел пускать их в свои владения. И уж тем более покойный король не хотел, чтобы его подданные вступали в контакты с Жевунами, Мигунами, Изумрудной Страной и владениями Виллины со Стеллой. Его сын, судя по всему, не такой, раз хочет с нами дружбы и союза... - К чему бы этот правитель ни стремился, я с ним не сяду за стол! - уперся Ружеро. - Все короли одного поля ягода. Не думаю, что Валибальд Второй сильно отличается от своего покойного папаши... - Скажите, Ружеро, вы всех нас хоть чуточку уважаете? - спросил Страшила. - Вы же прекрасно знаете, что да, многоуважаемый Страшила, - угрюмо ответил правитель рудокопов. - Тогда, пожалуйста, доверяйте нам и нашему гостю из Страны Сказок. - Я поступлю так, как всем вам будет угодно, - кивнул Ружеро, который отнюдь не казался убежденным. - Вот и славно! Страшила лично написал письмо для Валибальда и отдал голубке, которую хорошо накормили и напоили. Голубка улетела, а чуть позже прибыли Виллина со Стеллой, а также королева Рамина, которые захотели принять участие в ярмарке. Король прибыл в Изумрудный Город или Остров на следующий день со своей сестрой Людмилой, придворным чародеем Мерлином, советником и консулом области чародеев Корреоном, а также охраной из четырех мушкетеров Атоса, Партоса, Арамиса и, конечно, д’Артаньяна. Зачем король взял с собой свою сестру? Только потому что королева лично упросила Валибальда. Королева Людмила с любопытством оглядывалась. Город или Остров ей понравился и она даже позавидовала, что Страна Сказок находится не здесь. - Вот самое подходящее место для столицы моего будущего государства, - прошептала Людмила своему верному слуге Румбураку. - Наш дворец - полный отстой по сравнению со всем этим. - Да, вы правы, моя королева, - кивал слуга. - Только столько изумрудов здесь ни к чему. Когда мы переберемся сюда, я все прикажу поместить в сокровищницу. Людмила не знала, что в Изумрудном Городе не так уж и много настоящих изумрудов, а полно обычного зеленого стекла, которое поместил сюда в свое время Гудвин. Страшила лично встречал дорогих гостей. Он поцеловал руку королеве Людмиле от чего так брезгливо поморщилась и пробормотала сердито: - Фу, воняет соломой! Какой стыд! Здешний правитель однозначно лапотник, мужик, деревенщина. К счастью, ее никто не услышал. Страшила раскланялся с остальными гостями, пожал им руки, представил остальным и уединился для беседы с королем Валибальдом. Потом правитель не отказал себе в удовольствии побеседовать со спутниками короля. Людмила отказалась, сославшись на головную боль. Страшиле очень пришелся по душе Мерлин, советник Корреон, но особенно ему понравилось общаться с Атосом или графом де Ла Фер. Эти двое сразу почувствовали симпатию друг к другу. Они довольно долго беседовали о жизни, религии, науке, искусстве, политике. Особенно Страшилу впечатлила семейная легенда Атоса с которой тот решил почему-то поделиться с правителем. Вот какая это была история: "В нашем лесу есть болото, рядом с которым находится озеро. Говорят, что в старину на месте озера стоял замок. В замке жил граф. У графа была красавица-дочь. Граф хотел выдать дочь замуж за старого маркиза, но она не соглашалась, потому что любила конюха, который работал на конюшне отца. Вот граф назначил свадебные торжества, а дочь договорилась убежать вместе с конюхом. Об этом никто не знал, только служанка. Когда молодые люди уже уезжали, служанка рассказала обо всем матери. Мать прокляла дочь вместе с конюхом. И в полночь замок провалился, на его месте образовалось озеро. Говорят, что как только наступает полночь, на озеро прилетают два черных лебедя. Они садятся на озеро и плавают по кругу. Но лебеди не могут приблизиться друг к другу, потому что мать их прокляла". - Что вы думаете о короле Валибальде Втором? - поинтересовался Страшила у Атоса как бы между прочим. - Я бы доверил королю свою жизнь, - серьезно и искренно ответил граф де Ла Фер. - Наш Валибальд очень добрый, разумный и справедливый. Таких людей уже не осталось на Земле. Недаром его прозвали в Стране Сказок "милостивым". У Валибальда нет той гордыни и амбиций, которые были у его покойного отца. Со всеми подданными он общается на равных, каждого готов выслушать... Но остерегайтесь королевы Людмилы, эта змея может принести немало бед, между нами говоря. Граф Де Ла Фер замолчал надолго. - Спасибо вам, - наконец произнес Страшила. - Я так счастлив, что мы с вами познакомились, граф. - Я тоже, господин Страшила. С этого момента они подружились. Также Страшила стал считать своим другом и короля Валибальда. Был подписан договор о дружбе, сотрудничестве и союзе со Страной Сказок. Затем состоялся обед. После него Страшила приблизился к Ружеро: - Что вы теперь скажете о короле Валибальде, уважаемый Ружеро? - Вижу, что ошибался, каюсь, - вздохнул Ружеро. - Валибальд Второй не похож ни на одного из известных нам королей. Хоть и разодет франтом, но запросто общается со всеми, не брезгует. Только если этот король будет продолжать в том же духе, то долго у власти он не продержится. - Да, это так, - вмешалась Рамина. - В будущем Валибальд Второй добровольно откажется от трона. Но не будем забегать вперед... Кстати, с Элли я ошиблась, она еще вернется к нам. - Как? - чуть не задохнулись от радости Страшила и остальные. - Скоро все узнаете, - загадочно произнесла королева мышей и больше не захотела ничего говорить на эту тему. Праздник в качестве ярмарки получился на славу. Но в самом конце торжества послышался страшный грохот. Когда он стих, все увидели с помощью волшебного ящика, как Тим безуспешно пытается отстоять свою работу о Волшебной Стране, и как руководитель с деканом пытаются поставить молодого человека на место. - Какой молодец наш Тим! - растрогался Железный Дровосек. - Он не только не забыл о нас, но и даже написал курсовую работу о крае чудес! Смелый Лев утирал слезы кончиком хвоста. Даже Кагги-Карр и то прослезилась. - Но каким образом мы смогли увидеть Тима, если ящик не может показывать того, что происходит за горами? - спросил Страшила. - Уважаемая Стелла, что вы думаете об этом? Стелла, Виллина и Рамина глубоко задумались. - Это может означать только одно, - наконец сказала Рамина. - Естественные границы между Большим Миром и Волшебной Страной немного нарушились, после того, как Тим написал свою курсовую работу. - Да, это так, - подтвердили Виллина со Стеллой. - А это плохо или хорошо? - поинтересовался Валибальд Второй. - Это и хорошо, и плохо, - заметила Виллина. - Но Тима винить нельзя, ведь он действовал из лучших побуждений. Как бы там ни было, теперь все мы можем без проблем побывать за горами. Дар речи будет даже у зверей и птиц. - Мы обязательно займемся решением этого вопроса, - сказала Стелла. - Но в первую очередь нужно будет помочь Тиму защитить его курсовую работу.

Ильсор: Все интересней и интересней! Жду продолжения!

Захар: Спасибо Вам! Любые отзывы много значат для меня.

Захар: Примечание: в этой истории Виллина и Стелла являются родными сестрами. С этого момента между Страной Сказок и остальными областями Волшебной Страны установилось тесное сотрудничество. Торговцы оттуда стали появляться у Мигунов, Жевунов, рудокопов, жителей Изумрудной Страны, Болтунов и наоборот. Как оказалось, жители Страны Сказок, несмотря на годы изоляции при короле Валибальде Первом да и позднее, слышали хоть и урывками о Виллине со Стеллой и Гудвине, о Гингеме с Бастиндой, об Элли, фее Убивающего Домика, об Урфине Джюсе, рудокопах и их семи подземных королях, о волшебнице Арахне и даже об арзаках с менвитами. Королева Арабелла, которая правила во время прилета инопланетян, поскольку ее сын был еще несовершеннолетний, лично обратилась тогда к народу: - Пусть только эти менвиты попробуют явиться сюда! Этот их главарь Баан-Ну вообще пожалеет, что родился на свет! Тем не менее до этого дело не дошло. Однако Арабелла так и не решилась наладить отношения с другими частями Волшебной Страны. На этот шаг решился лишь ее сын Валибальд Второй. Придя к власти он постоянно твердил о том, что нельзя стоять на одном месте, нужно двигаться вперед и так далее. Вскоре после подписания договора для Страшилы Трижды Премудрого по приказу короля были подготовлены точные копии летописей Страны Сказок. Такое решение привело ярость королеву Людмилу, о чем она не замедлила высказаться: - Это уже переходит всякие границы! Я не даю согласия на отправку копий наших летописей Страшиле! Этим варварам нет никакого дела до нашей истории! - Не смей оскорблять наших друзей! - возмутился Валибальд Второй. - Я не позволю тебе думать такое об этих славных людях! Правитель Изумрудной Страны попросил меня прислать копии наших летописей, и я с радостью предоставлю их ему. - Да, дочка, пусть будет так, - поспешила подтвердить Арабелла. - Вы разве не слышали, что я сказала нет?! - продолжала бушевать Людмила. - Разве мое мнение ничего не значит? Или я уже здесь не королева? Как только Валибальд Второй стал совершеннолетним, то был провозглашен королем с одобрения народа. Тем не менее Людмила с помощью своих верных хитрецов, льстецов и подхалимов, добилась, чтобы корона досталась и ей. Неизвестно чем бы все это закончилось, если бы не появился всем известный Карлсон, который живет на крыше. Он спокойно влетел в окно, крикнул: "привет всей честной компании", а затем стал с аппетитом уплетать торт, приготовленный специально для королевы. Людмила позеленела от злости: - Опять здесь этот вор, лгун и попрошайка! Да когда же он уберется отсюда навсегда? Эй! Приказываю отрубить этому Карлсону голову! - Опомнись! - завопили Валибальд с матерью. - В результате твоего приказа дети во всем мире лишатся одной из самых оригинальных сказок! - А мне плевать! Этот негодяй постоянно ворует у нас еду! - Что такое? - нахмурился Карлсон с трудом оторвавшись от торта. - Я голоден как волк! И по приказу нашего всемилостивого короля я имею полное право получать еду с королевского стола. Вот читай, красавица! Он облизал свои пальцы и вытащил из кармана слегка помятый приказ, подписанный Валибальдом Вторым и протянул его королеве. - Совершенно верно, - улыбнулся король. - Это один из самых первых указов, который я подписал. - Братец, ты окончательно спятил! - заявила Людмила, швырнув бумагу обратно Карлсону, пробежав ее глазами. - Твой либерализм тебя погубит! Нельзя так вести себя с подданными! Короли должны нести людям не только любовь и ласку, но также строгость, в том числе гнев и ярость... - Посмотрите на нее! Великая и могучая старшая сестра взялась давать мне указания! А где же ты раньше была? Ты всегда говорила мне, когда я к тебе обращался за советом: "Не знаю, не знаю. Спроси у матушки." Разве не так? Король насмешливо посмотрел на свою сестру. Пришедшие стражники, явившиеся за Карлсоном, на зов королевы, не знали, как им быть и вопросительно поглядывали то на Валибальда, то на Людмилу. - Убирайтесь вон! - завопила Людмила. - С Карлсоном мы разберемся позднее! Стражники поклонились и удалились. - Ну, ну, - покачал головой Валибальд. - Не бойся, дорогой Карлсончик, тебя здесь никто не обидит. Кушай на здоровье. Как тортик? - Спасибо на добром слове, ваше величество, очень вкусно, - поклонился Карлсон и вновь принялся за торт. - Может быть, хочешь чего-нибудь еще? - Не повредят мясные тефтели, а также плюшки... - Все будет приготовлено и сделано, - Валибальд позвал главного повара и отдал распоряжение. - Ну и кроме того банку варенья и корзину печенья на ужин, - добавил Карлсон. - У Малыша все варенье кончилось... - Хорошо, мой дорогой, как скажешь... Не забудь передать привет Малышу и всем остальным! - Непременно, ваше величество. - Ладно, - нахмурилась Людмила. - Я сама займусь этим прохвостом! Она схватила свой скипетр и уже приготовилась запустить его прямо в голову Карлсону, но король подмигнул матери, та быстренько достала волшебные гусли и заиграла на них. Таким образом Карлсон насытился и улетел без проблем, захватив заказанную еду. Все остальные пустились в пляс, включая Людмилу. Танцы прервал дворецкий: - Джинн Гассан Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, он же старик Хоттабыч, просит принять его, всемилостивый наш король. - Сейчас, сейчас, - засуетился Валибальд Второй. - Предложите дорогому гостю прохладительные напитки, я скоро побеседую с ним. Нелегко было королю общаться с таким огромным количеством разных подданных, но Валибальд не унывал. Придя в себя, Людмила уединилась в своих покоях, думая про себя: "Ну, зайцы, погодите, скоро вы мне за все заплатите!" Вечером король сел с матерью смотреть по телевизору шоу "Колесо Фортуны", которую вел никто иной как несравненный Гарри Поттер. Взрослый, разумеется. Ведущий в новом костюме и красном галстуке, улыбнулся своими белоснежными зубами: - Добрый вечер, уважаемые дамы и господа. В эфире сказочного телевидения капитал-шоу "Колесо Фортуны". Его ведет... ну... В общем, вы сами знаете! Это бешеный Гарри Поттер! Как всегда тысячи людей найдут золотой снитч. Получат подарок от фирмы "Орден Феникса" и шанс выиграть кучу золотых монет! Итак, дамы и господа, мы начинаем... - Какая пошлятина! - возмутилась королева Людмила, понаблюдав какое-то время за игрой. - Но ничего, ничего... Скоро я закрою навсегда эту противную передачу для дураков! - А нам нравится, - заявили Валибальд Второй с Арабеллой. - Ну вот я и говорю, что это передача для дебилов, - негромко прошептала Людмила и гордо удалилась. Копии летописей были посланы Страшиле. Тот ознакомился с ними и остался доволен. Следует отметить, что правитель Изумрудной Страны теперь регулярно общался с Атосом или графом де Ла Фер. В результате Страшила окончательно исцелился от апатии и депрессии. Граф подарил правителю двоих прекрасных щенков, которых тот назвал Тотошкой и Артошкой в память о своих друзьях из Большого Мира. В свою очередь Страшила подарил своему новому другу книгу под названием "Энциклопедия мудрости". Железный Дровосек тоже хоть и не сразу, но сдружился с графом. Они даже вместе работали в мастерской с механиком Лестаром. - Хоть и граф, а не брезгует черной работой, - с уважением говорили Лестар и Дровосек. Атос он же граф де Ла Фер приезжал в Изумрудный Город или Остров с друзьями-мушкетерами или один. Здесь он чувствовал себя как дома. Особенно они полюбили со Страшилой рассказывать друг другу разные истории. Усаживались вечером вместе и принимались рассказывать. Изредка к ним присоединялась Кагги-Карр. Железный Дровосек был не мастер рассказывать, поэтому участия в этом не принимал. А тем временем в Желтой Стране на другой день после возвращения тяжко занемогла волшебница Виллина. Стелла, узнав об этом, примчалась из Розовой Страны, чтобы ухаживать за сестрой. - Хорошо, что ты здесь, - заметила Виллина, лежа в постели. - Не волнуйся за меня, сестренка, все нормально. - Да что же с тобой? Чем ты больна? - недоумевала Стелла, пощупав пульс старшей сестры. - Со мной? Да ничего, конец мой приходит, - улыбка тронула губы Виллины. - Помилуй! Я тебя вылечу. Мы же с тобой волшебницы! - горячо воскликнула Стелла. - Перестань! Я не сомневаюсь в твоем целительском искусстве, но в данной ситуации ты бессильна. Все живое на свете рождается, взрослеет, живет и в конце концов умирает. Поэтому если ты будешь мне возражать, это прозвучит как фальшивая нота. Стелла заботливо вытерла лоб сестры носовым платком. - Тебе нельзя переутомляться... - А помнишь наши дома в Риме и Константинополе, последний как я слышала, стал турецким Стамбулом? - Наш дом в Риме совсем не помню, - наморщила лоб Стелла. - Мне ведь было только три годика, как мы с родителями оттуда уехали. - Ну да, ну да... Но дом-то в Константинополе ты помнишь, верно? Помнишь там был такой красивый дворик с аркой, скамья... Я там любила сидеть одна с книгой или с этим Павлином, а также с Нэрой и Майрой. Мы там разговаривали, встречали родителей, целовались с Павлином. У Стеллы даже слезы выступили на глазах: - Припоминаю... Но не все... А я? Где была я тогда, Виллина? - А ты? - старая волшебница ласково посмотрела на сестру. - Ты там же недалеко... С другими девчонками и мальчишками. - Но разве я не встречала вместе с тобой родителей? - И ты тоже их встречала, Стелла... И ты тоже... Только ты больше с ребятами играть любила, тебя было домой не загнать... - А Павлин? Ты так и не простила его? - Не знаю... А ты? - Не обижайся, но я всегда считала, что ты поступила слишком опрометчиво... - Нэри и Майра... Мы так и не узнали, как сложилась их судьба, - уклонилась от ответа на это высказывание Виллина. - Однако я сердцем чую, что наши названные сестры еще живы... - Я их найду, сестра! - пообещала Стелла. - Да, король Валибальд тебе поможет... Знаешь, мне очень хочется увидеть наш дом в Константинополе, посидеть на той скамье... - Милая моя, прости, но это невозможно! От нашего дома ничего ведь не осталось! - всхлипнула Стелла. - Как? Да, я совсем об этом позабыла... Склероз проклятый! Ну не плачь, не плачь, сестренка... А помнишь, как мы были там счастливы? Нам даже в голову не могло прийти, что мы будем вынуждены навсегда покинуть родные места и поселится в Волшебной Стране! - Да, жизнь груба и жестока... Сестры помолчали и углубились в воспоминания.

Захар: Предупреждение: в этой главе будет много тяжелых моментов. Отец Виллины и Стеллы, которого звали Корнелиус, был одним из известных философов некогда могущественной Римской Империи. Его лучшим другом с детства был также известный математик и астроном Рутилий. Помимо науки друзья всегда интересовались магией и потихоньку колдовали в разумных пределах. Друзья все делали вместе, вместе они вступили в брак по любви, почти одновременно у них родились дети, у Корнелиуса - дочь Виллина, у Рутилия - сын Павлин. Дети также подружились и часто играли вместе. Родители тешились с их дружбы и думали, как они будут счастливы в старости, нянчась с внуками. Но судьба распорядилась по-иному. Впрочем, обо всем по-порядку. Западная Римская Империя доживала последние дни. Тем не менее императоры все еще на что-то надеялись и призывали людей под оружие. Отправились в армию и Корнелиус с Рутилием, несмотря на просьбы жен и детей остаться. Однако прослужив шесть лет, друзья поняли, что у империи нет будущего, рано или поздно она исчезнет, как исчезали другие известные древние государства. Поэтому Корнелиус с Рутилием оставили воинскую службу и вместе с семьями переселились в Восточную Римскую Империю или Византию, к которой судьба была еще долго благосклонна. Виллине и Павлину тогда исполнилось десять лет, а Стелле только три годика. Так началась их новая жизнь. Отец Виллины вел занятия по философии, Рутилий - по математике и астрономии. Дети также учились, а также потихоньку учились колдовству. Особенно преуспели в магии Виллина со Стеллой. Павлин скоро отстал от них, а потом и вовсе забросил волшебство. Тем не менее на их дружбу это не повлияло никак. Также у Виллины со Стеллой появилось много других друзей, но особенно сблизились они с сиротами по имени Нэра и Майра. Никто толком не знал из какой они были семьи, но родители Виллины и Стеллы приютили их у себя. Шло время. Дети выросли. Павлин стал каким-то странным и все чаще и чаще где-то пропадал. На расспросы родителей и друзей он отвечал так: - Научный трактат пишу, хочу быть философом. Успокоились остальные, но ненадолго. Как оказалось, Павлин стал якшаться с христианами, которых становилось все больше и больше. Однажды он торжественно объявил родным и близким, что принял таинство крещения и пригласил всех присоединиться к нему. - Язычество свое отжило, идолопоклонничеству нет больше места в мире! Примите истинную веру, откажитесь от ложной! - Ты забыл, сынок, что мы эпикурейцы, - заметил отец. - Это значит, что мы не признаем существование никаких богов! И христианского в том числе. Это было правдой. Корнелиус и Рутилий с юности прониклись идеями греческого философа Эпикура, согласно учению которого, высшим благом считается наслаждение жизнью, которое подразумевает отсутствие физической боли и тревог, а также избавление от страха перед смертью и богами, представляющимися безразличными к происходящему в мире смертных. Друзья приобщили к этому и всех остальных членов семьи. И вот оказалось, что Павлин-то этого не одобряет. - Это ничего не значит, - настаивал сын. - Времена изменились, отец, скоро христианство займет господствующее положение во всем мире! Так что у вас просто не будет иного выхода, кроме как отказаться от всех своих заблуждений! Родители Павлина подумали-подумали, поколебались и согласились. Они прошли подготовку под руководством сына и приняли таинство крещения. А вот родители Виллины и Стеллы были непреклонны. Как их ни уговаривали Павлин с родителями, все впустую. А уж Виллина вместе со Стеллой, а также Нэри и Майрой вовсе подняли христианство на смех. - Помилуйте! Да любой нормальный человек, проанализировав все это, заявит, что в вашей новой вере нет никакой логики и здравого смысла, - сказала Виллина. - Значит, вы за разврат и язычество? - нахмурился Павлин. - Мы этого не говорили, - заметила Стелла. - Однако христианство - это тоже язычество, только под иной маской, - добавила Виллина. - Эх, Павлин, Павлин! Задурили тебе голову, бедняге, а ты не только сам купился, но и родителей приобщил. Никогда бы не подумала, что ты у нас такой внушаемый. - Кстати, Павлин, а ваш бог создавал мир один или вместе с мамой? - захихикала Майра, самая младшая из всех. - С вами все ясно, - побледнел Павлин. - Довольно! Не желаю больше общаться с людьми, которые плюют на заповеди Господа Иисуса Христа, которые погрязли в лжи и обмане, и которых я не в силах наставить на путь истины! Он поднялся и ушел. Виллина, Стелла и Нэри с Майрой попытались его остановить, однако Павлин с презрением отстранился от них. Куда делась их дружба? Как мог человек, который клялся, что отдаст за всех своих друзей жизнь, так поступить? Не зря же говорят: "новых друзей имей, но о старых не забывай". Павлин, судя по всему, не знал этого. С тех пор они больше не встречались как прежде. - Он заболел и очень серьезно, - печально покачала головой Виллина. - Я вылечу Павлина, - заявила Стелла. Остальные переглянулись, но спорить не стали. Между Корнелиусом и Рутилием также не стало прежней близости. И хотя чуть позже старшее поколение вновь стало общаться, но все было уже не то, что прежде... Рутилий с женой активно приобщились к христианству и хоть намеками, но давали понять Корнелиусу с супругой, что им также не мешало бы стать христианами. Мать Виллины и Стеллы уже готова была согласиться, но отец с дочерьми остановили ее: - Это будет предательством по отношению ко всей нашей жизни. Столько лет мы жили без христианства и не нуждались в нем! Проживем и теперь, хоть это и трудно будет... Стелла пыталась несколько раз поговорить с Павлином, но тот игнорировал ее. Прошло еще какое-то время. Императоры поначалу отнеслись к христианству враждебно, но постепенно смирялись с новой религией. Христианство все больше укрепляло свои позиции в государстве. Павлин получил сан епископа. Спустя какое-то время была уничтожена одна из известных библиотек античности в Византии. Император пообещал разобраться с этим, но так ничего и не предпринял. Ходили слухи, что это Павлин со своими людьми уничтожил библиотеку. - Постепенно люди поймут, что нельзя уничтожать мудрые книги, - говорил Корнелиус. - Но теперь эти христиане, если только это действительно они, напоминают первобытное стадо, которое бродит по Земле в поисках еды. Виллина, плюнув на гордость, решила пойти объясниться с Павлином. Она застала друга детства, молившегося у большого креста. Подождав пока Павлин закончит, она приблизилась к нему. Вопреки ожиданиям Виллины, Павлин благосклонно улыбнулся: - А-а, это ты... Ну что, одумалась? Давно бы так! Прими истинную веру, Виллина, и у тебя все будет хорошо! - Друг мой ( я все еще хочу тебя так называть), это правда, что люди говорят по поводу библиотеки? Павлин пожевал губами и ответил: - Так будет со всем и всяким, кто не примет истинную веру! - Какой ужас! Павлин, как ты мог?! Разве родители не учили нас бережно относится к книгам и всему прочему? - Язычество тоже всегда уничтожало нас, христиан, и наши книги. Да так и не уничтожило окончательно! Мы всего лишь платим ему той же монетой, - спокойно ответил Павлин. - Во имя всеобщего блага. Пока ты, Стелла, твои родители и Нэра с Майрой еще не мешаете нам... Но рано или поздно это произойдет... Поэтому я прошу тебя, Виллина, прими истинную веру и уговори остальных близких сделать это! А иначе... Мне будет очень больно, но мы будем вынуждены убрать вас с дороги, как и всех тех, кто не желает стать христианами. Подумай об этом! - Ты безнадежен! - махнула рукой Виллина. - За что ты любишь Христа больше чем нас? За то, что его распяли? Наш род в этом не участвовал, и я могу это доказать! А может быть... Тебя привлекают мужчины, а не женщины, поэтому ты и выбрал его? Мог бы и нам сказать, мы бы не стали тебя осуждать. Признайся! Павлин побагровел и заорал: - Уходи, Виллина! И постарайся больше не попадаться мне на глаза! - Попала в точку? Ну и ну! Павлин бросил в бывшую подругу камень, но та увернулась и убежала. Не зря же Виллина была волшебницей. Примерно полгода было затишье. Как оказалось, это было затишье перед бурей. Однажды на занятиях Корнелиус вздумал рассказать о философе Эпикуре и обо всем прочим, что с этим связано. Буквально на следующий день он лишился права вести занятия по философии. А через неделю епископ Павлин произнес на одном христианском собрании: - Дурную траву с поля долой! Пора уничтожить это осиное гнездо язычников, вы понимаете о ком я говорю... Во имя всеобщего блага. Рутилий, узнав об этом, поспешил предупредить друга. Совесть не до конца растерял. Также он тайно написал императору. - Мой сын сошел с ума... Он хочет вас убить! Спасайтесь, пока не поздно! - прошептал Рутилий, оглядываясь по сторонам. - Спасибо, дружище, за то, что предупредил, - растроганно произнес Корнелиус, посоветовавшись с женой. - Да только нам некуда идти... Здесь мы жили, здесь и умрем. - Но как же... - Своей судьбы не минуешь... Хорошо, что хоть детей нет сейчас с нами. Они не должны это видеть... Виллины, Стеллы, а также Нэри с Майрой в ту пору дома не было. Они путешествовали по Египту и должны были вернуться не раньше чем через через две недели. Император никак не отреагировал на полученное письмо. На следующий день толпа фанатиков-христиан, даже не дав Корнелиусу с его женой как следует одеться, вытолкала их на одну из городских площадей. - Корнелиус, из уважения к вашим прежним заслугам, мы спрашиваем вас в последний раз, согласны ли вы со своей женой отречься от своих заблуждений и принять истинную веру? - спросил епископ Павлин. - Этого не будет! Идеальных людей не бывает, но мы всегда жили честно и никому не вредили, - твердо заявили Корнелиус с женой. - Исчадие ада! Колдуны! Дьяволы! Мерзкие язычники! - послышались гневные голоса. Павлин поднял руку, призывая к порядку. - Тише, тише... Сейчас мы посовещаемся и решим, как поступить с этими упрямцами! Приговор был суров: Корнелиуса с женой решили сжечь на костре. На площадь притащили кучу дров с соломой и привязали к ним философа с его женой. - У вас будет последнее слово? - ехидно поинтересовался Павлин. Корнелиус бесстрашно воскликнул: - Возмездие негодяям! - Все! Заткнись! - возмутился Павлин. - Давайте, кончайте с ними! Вспыхнула яркое пламя. Жена бесстрашного философа закричала, но Корнелиус что-то прошептал ей, и та притихла. - Ступайте в ад, где вас уже заждались, - произнес чей-то голос. Когда огонь погас, христиане помолились и разошлись. Что должны были пережить Виллина со Стеллой, а также Нэра с Майорой, вернувшись и узнав, что родителей больше нет! Их приютил у себя один из философов, хороший знакомый Корнелиуса. Но долго злоупотреблять его гостеприимством сестры не могли, поэтому решили покинуть родину. Ведь христиане будут охотиться и за ними, узнав, что они вернулись. Но сначала, как считала Виллина, нужно разобраться с этим предателем Павлином. На свой страх и риск Виллина со Стеллой пробрались к дому, где теперь жил их бывший друг детства. Нэра и Майра решили в этом не участвовать. Павлин стал жить на широкую ногу, став епископом, у его дома теперь постоянно дежурило трое телохранителей. - Куда? - лениво протянул один из охранников. - Мы пришли к Павлину, - смело ответила Стелла. - Епископ Павлин никого не принимает, - сурово ответили телохранители. - Да что с ними толковать? - сплюнула Виллина, и они с сестрой отшвырнули охранников в сторону с помощью магии, а затем решительно вошли в дом. Павлин сидел за столом и что-то писал. - Кто там? - строго спросил епископ, не отрываясь от своих рукописей. - Я же велел никого не пускать! - Приветик, - натянуто улыбнулись сестры. - Нехорошо забывать старых друзей! - Виллина! Стелла! - раскинул руки Павлин. - Мои добрые друзья! Уже вернулись из дальних странствий? Какая приятная неожиданность! Примите мои самые искренние соболезнования насчет гибели родителей! Никто сильнее меня не скорбит! С этими словами он вытер платком глаза. Сестры переглянулись. - Ты хочешь сказать, что не участвовал во всем этом? - спросила Виллина. - Нет, - твердо ответил Павлин, избегая смотреть сестрам в глаза. - Поверьте, если бы я только знал, что это произойдет... - Какая ложь! - покачала головой Виллина. - Ты никогда не умел врать, - подтвердила Стелла. - Эти упрямцы сами во всем виноваты! - закричал Павлин, поняв, что увертки бесполезны. - Приняли бы вы все христианство и не было бы никаких проблем! Но тут же поспешил сменить тон: - Но еще не поздно все исправить, - улыбнулся епископ. - Примите истинную веру и больше никто не пострадает! Даю слово чести! - Как трогательно! Только недорого же стоит твое слово! Как, впрочем, и всех христиан, - выплюнула Виллина. - Виллина! - воскликнула Стелла. - А может в самом деле... - Не верь этому предателю, - сурово произнесла Виллина. - Он хочет нас одурачить и обмануть! Все эти христиане такие же... Они любят уничтожать, топтать, разрушать, прикрываясь любовью к ближнему! - Можно подумать, что язычники никогда не совершали гонения на христиан, - насмешливо протянул Павлин. - Еще как совершали, можете мне поверить! - Мы тебе больше не верим! И это не оправдание, - возразила Виллина. - Наши родители никому и никогда не делали ничего плохого. Это касается всех, даже твоих любимых христиан! Ну что? Дадим ему помолиться перед смертью или как? - Дадим, - великодушно разрешила Стелла. - А по-моему, предатель этого не заслуживает. - Вы это серьезно? - округлил глаза Павлин. - Это же я! Тот самый мальчик, который любил целоваться с тобой, Виллина, тот с кем вы все вместе играли, искали птичьи гнезда и так далее... - Тот мальчик умер для нас, - жестко ответила Виллина. - Его больше нет! Молись скорее, пока мы не передумали, урод! - На помощь! Помогите! - завопил епископ. Но Стелла стукнула его по затылку, и Павлин притих. - Молодец, сестренка! - одобрила Виллина. - Я уж думала, ты не решишься... Молись, Павлин, хорошенько молись! - Не надо! Пожалуйста! Сжальтесь! - сложил руки Павлин. - Я готов признать все свои ошибки! - Ошибки надо не признавать. Их надо смывать! Кровью! Молись сейчас же! - О горе мне! Но Господь сжалится надо мной, я уверен! Павлин встал, упал на колени и стал молиться. - Я закончил, - наконец произнес он. - Пожалуйста, не надо! Я навсегда покину этот город, уйду в пустыню замаливать грехи, только пощадите меня в память о тех светлых днях! Стелла уже готова была согласиться, но Виллина одернула ее: - Нет! Никогда! Ступай к своему любимому Христу, урод, и лижи ему ноги до скончания времен! Она выхватила из-за пояса острый кинжал и пронзила грудь бывшего друга детства. Павлин закричал и упал. Стелла взяла его за руку. - Он мертв, - прошептала она. - Тем лучше... Бежим, сюда уже идут эти христиане. Виллина и Стелла быстренько убрались из этого дома с помощью магии. Впоследствии Виллина не раз пожалеет о содеянном. Что если Павлин просто во всем запутался? Но назад пути нет... Как оказалось, Нэра с Майорой уже куда-то ушли. Сестры попытались их разыскать, но все их попытки ни к чему ни привели. Тогда Виллина со Стеллой также поспешили покинуть Византию. Сначала они отправились на современный американский материк, а оттуда - в Волшебную Страну. Там Виллина стала править Желтой Страной, Стелла - Розовой. Шли годы. Но воспоминания о прошлом так и не стерлись из памяти волшебниц.

Захар: В Волшебной Стране Виллину со Стеллой приняли хорошо и благосклонно. Добрые и миролюбивые народы, населяющие край чудес, к огромному облегчению волшебниц, особенно Виллины, конечно, не имели ни малейшего представления о христианстве. И уж тем более миролюбивые люди не стали возражать, чтобы добрые волшебницы приняли власть над ними. Виллина и Стелла всегда правили мудро и справедливо, уважая обычаи и нравы своих народов и не облагая их большой данью. Как известно, Стелла стала править народом, который носит название Болтуны. Главный их недостаток в том, что они любят много трепать языком. Любимый цвет Болтунов - розовый. Поэтому их страна называется Розовой. Болтуны - лентяи и бездельники, каких поискать, потому что они слишком много болтают. Живут они в основном со скотоводства и собирательства. Если бы не Стелла, они бы продолжали ютиться в убогих лачужках, подобно Прыгунам до появления Урфина Джюса. Став правительницей, волшебница хоть и с трудом, но научила своих подданных строить приличные дома. Стелла также попыталась приобщить Болтунов хотя бы к земледелию, но потерпела в этом неудачу, и наконец махнула рукой. Поселившись в Розовой Стране, волшебница долго не могла найти постоянное место для своего обитания. Наконец поиски привели Стеллу в одну долину, где жил пастух Торн со своей женой Зязюлей. Они очень любили друг друга и были счастливы. Торн пас коз в долине, а Зязюля собирала съедобные плоды, ягоды и коренья. Шестеро сыновей и дочерей были у них. Внимательно понаблюдав за жизнью Торна и его семьи, волшебница решила: "Раз эти люди счастливы здесь, то это место вполне пригодно для обитания." И Стелла воздвигла дворец для себя неподалеку от того места, где жил Торн с женой и детьми. Позднее, благодаря Стелле, в этих местах вырос настоящий город, названный правительницей Торном, в честь пастуха, который жил в той долине. В этом городе и поныне обитают потомки Торна и другие Болтуны. Народ Розовой Страны обожает свою правительницу. Раз в год Стелле обязательно подносятся скромные подарки, а также исполняются торжественные песни и стихи в честь волшебницы. В свою очередь Стелла заботиться о Болтунах, помогает всем, кто в этом нуждается, а также раз в год устраивает пиры, куда может попасть всякий без исключения. В свободное время Стелла с увлечением занимается математикой, особенно геометрией, и астрономией. Этим она увлекалась с самого детства. По ночам волшебница часто изучает небо и звезды с помощью телескопа. Также Стелла перечитывает труды по философии. В свое время сестрам удалось сохранить кое-что из библиотеки отца. Виллина и Стелла поделили между собой сохраненные папирусные свитки и кодексы из пергамента с философскими трудами. А вот Виллина стала править Желтой Страной. Любимый цвет ее жителей, естественно, желтый. А само население с давних пор называло себя Головотяпами. Откуда и как пошло это название, теперь сложно сказать. Территория расселения Головотяпов - это обширная равнина со множеством лесов, рек и озер. Этот край изобилует естественными природными богатствами и славится плодородием. Основное занятие у Головотяпов - земледелие. Они сеют рожь, овес, пшеницу, овес, лен и коноплю, сажают сады и огороды. Существует двухпольная, а также трехпольная система земледелия. Широко используется соха и плуг, а также борона и серп. Развито скотоводство, Головотяпы разводят мелкий рогатый скот, свиней, овец. Важное место занимает рыбный промысел. Для рыбной ловли используются легкие и подвижные суда. У народа Желтой Страны всегда в избытке овечье и козье молоко, сало, мед, пшеница и все остальное, с чем жители охотно делятся с другими областями Волшебной Страны, занимаясь торговлей. Тем менее никаких денег у Головотяпов, как и у других народов Волшебной Страны, нет. Головотяпы ткут полотно и сукно, занимаются выделкой кож, кузнечным, гончарным, столярным и плотницким ремеслом. Жители Желтой Страны живут небольшими деревнями. Несколько деревень составляют общину. Никакой частной собственности у Головотяпов не существует, пастбища, угодья, земля, жилища, орудия труда, суда и пища находятся в общем пользовании. В этом краю имеется лишь один город под названием Добрый Бор, построенный на месте деревушки. Здесь и поселилась волшебница Виллина, построив с помощью магии прекрасный дворец для себя. Огромное значение в жизни Головотяпов занимает народное собрание, которое проводится раз в год под руководством Совета Старейшин. До прибытия в страну волшебницы Виллины Совет Старейшин был здесь единственным органом власти. Став правительницей,Виллина не стала нарушать здешних обычаев и традиций, поэтому приказала, чтобы народное собрание и Совет Старейшин по-прежнему существовали. Все решения, принятые народным собранием и утвержденные Советом Старейшин, всегда одобряются Виллиной. Поэтому народ Желтой Страны без ума от своей правительницы и не желают никого другого. В свободное от государственных дел время Виллина любила проводить в лесу, где собирала грибы с ягодами, а также кормила животных и птиц. Несмотря на то, что в Волшебной Стране всегда мог прокормится каждый, волшебница чувствовала, что должна заботиться не только о Головотяпах, но и о братьях наших меньших, поскольку своих детей и внуков у нее не было. Также правительница Желтой Страны перечитывала труды по философии. Сестры вернулись из воспоминаний в настоящее. - Прошлое изменить нельзя, - вздохнула Виллина. - Но можно извлечь из него уроки... Если бы Павлин и другие христиане вели бы себя хоть как-то иначе, наши родители не погибли бы, и все было бы по-другому, и нам бы не пришлось совершать убийство и бежать... С другой стороны мы бы с тобой тогда не были бы сейчас в Волшебной Стране. Хотя... Если бы можно было начать жизнь сначала, я бы не убила Павлина... Убийство разрушает душу, и это самое ужасное, что может быть. Знаешь, я не говорила тебе, но Павлин почти всегда приходит ко мне во сне. . Но когда я пытаюсь с ним заговорить, он исчезает. Я бы могла это быстро прекратить с помощью магии, но чувствую, что мы еще многое не сказали другу другу... - Значит, ты все-таки простила Павлина, сестра? Вот здорово! Но оно и неудивительно, вы же так любили друг друга! - Да, у меня до сих пор хранится колечко, который Павлин подарил мне на мое 15-летие... Надо же! Представляешь, даже когда я думала, что ненавижу его, даже тогда не избавилась от этого подарка. С этими словами она приподнялась и показала Стелле золотое кольцо. Вечерело. Стелла поправила подушку и осмотрела Виллину. - Как ты себя чувствуешь? - спросила она. - Как видишь, еще жива, - отвечала Виллина. - Нехорошо умирать внезапно, не сказав и не сделав ничего напоследок. Стелла протянула сестре кубок с зельем. - Выпей, пожалуйста, - мягко, но настойчиво попросила она. - К чему? Никакие лекарства меня уже не спасут, - улыбнулась Виллина, но из уважения к Стелле выпила. Стелле стало страшно. Она-то раз в сто лет принимала эликсир бессмертия и молодости, поэтому смерть ей грозила лишь в том случае, если волшебница прекратит употреблять этот эликсир. Стелла представила себе, как когда-нибудь она будет лежать в постели так же, как и Виллина. Только к ней ведь не придет сестра Виллина, да и вообще никто не явится. Ну разве что верные Болтуны. Стелле захотелось упасть на колени перед Виллиной и просить прощения за свою вечную юность и здоровье. - Не жалей меня, Стелла, - прошептала старая волшебница, догадавшись о чувствах сестры. - Каждому свое. Оставайся такой, какой ты есть! Раньше я считала, что чрезмерная мечтательность и романтизм погубят тебя, но потом поняла, что ошибалась. - Может быть, все-таки выпьешь моего эликсира? - предложила Стелла, смахнув слезу. - Тогда ты останешься жить... - Нет, сестренка, мы же с тобой говорили об этом и не раз, - возразила Виллина. - Я не хочу жить вечно и никогда не стремилась к бессмертию! А ты сама живи на здоровье и радуйся каждому дню за нас двоих! Это мой выбор... Не осуждай... Послышались детские и взрослые голоса, которые пели песни. Это дети и взрослые Желтой Страны пришли подбодрить свою любимую правительницу. - Я очень тронута, - прошептала Виллина. - Стелла, пожалуйста, перенеси мою кровать к окну. У меня уже нет сил колдовать. Стелла аккуратно передвинула с помощью волшебства кровать сестры с помощью магии к окну. - Спасибо вам, мои дорогие, - Виллина, собрав последние силы, помахала рукой. - Я люблю вас! Простите, если что не так... Затем дети, а также Совет Старейшин принесли много цветов Виллине и пожелали волшебнице выздоровления. Правительница была растрогана до слез. - Так, - заметила Виллина, когда народ наконец разошелся. - А теперь давай поговорим о делах. - А ты в состоянии? - усомнилась Стелла. - Да, тем более, что мне остался еще только завтрашний день. С этими словами волшебница сверилась со своей книгой: - Так и есть... Без лишней скромности скажу, что хотела бы провести его со всеми нашими друзьями. Устроим нечто вроде прощального пира. Пригласи Страшилу Мудрого, Железного Дровосека, гнома Кастальо, короля Валибальда и остальных. Наш отец ушел бы из этого мира точно также, если бы не погиб с мамой... - Как скажешь, - от волнения у Стеллы стиснуло горло. - Не могу поверить, что моей сестры скоро не станет! - Мы всегда будем вместе, пока помним друг о друге, - Виллина погладила сестру по руке. - Не забывай об этом! Так... Пойдем дальше. Относительно моего завещания... Волшебная книга бесспорно станет твоей. Библиотека тоже. Остальное мое имущество, кроме волшебного плаща, вы поделите между собой с Нэрой и Майрой. А свой волшебный синий плащ я завещаю Элли, той самой, которую прозвали на просторах нашей второй родины, Феей Убивающего Домика. До сих пор чувствую свою вину в том, что не дала ей этого плаща тогда, когда она девочкой прибыла в Волшебную Страну. Но ведь тогда бы Элли не нашла себе друзей и не добилась исполнения их заветных желаний... И вообще, счастье Элли не за горами, а здесь, в Волшебной Стране. И ты поможешь Элли добиться его. Хорошо? - Хорошо, да. Я согласна со всем, однако я не заслуживаю твоей книги! - Не болтай чепухи! Никому другому она не нужна. Надеюсь, что ты также примешь бразды правления в Желтой Стране, если только Головотяпы не будут возражать. - Да, это честь для меня, если народ Желтой Страны не будет против. - А если Головотяпы не согласятся, то пусть живут, как в старину. - Да будет так! - Где меня похоронят, это не так уж важно. Но только в Волшебной Стране и нигде больше! Стелла кивнула. - И самое главное: все должны помочь Тиму защитить его курсовую работу по мере своих возможностей. И конечно, восстановить слегка нарушенные границы между Большим Миром и Волшебной Страной. И вообще нужно помогать Энни с Тимом по возможности, так как им предстоит еще много испытаний. - Непременно, Виллина, непременно! Обещаю, что буду заботиться об Энни с Тимом, как родная мама, и приложу все усилия, чтобы границы Волшебной Страны были восстановлены. - Не сомневаюсь. А теперь, пожалуйста, позови сюда Рамину, королеву полевых мышей. - Рамину? - Ну да. Я хочу, чтобы именно она доставила волшебный плащ Элли. Стелла поспешила за Раминой. Мышиная королева была не против миссии в Большой Мир, особенно после того, как границы, были несколько нарушены, но она не хотела предстать перед Элли в своем настоящем облике. - Я же уверяла Элли, что она больше никогда не увидит своих друзей и Волшебную Страну. А теперь что же получается? Обман? Я не только обманула в свое время эту девочку, но и нанесла травму ее психике. Нет, так не годится! Поэтому мне нужно будет принять облик какого-то другого, - заметила Рамина. - Лучше всего человека. Какой-нибудь старушки скажем... - Хорошо, пусть будет так, - согласилась Виллина. - Стелла поможет вам... После ухода королевы полевых мышей старая волшебница попросила Стеллу превратить Рамину в старушку, когда та попросит ее об этом. Некоторое время царило молчание. - Ну что будем спать? - спросила Стелла. - Да, нам не мешает отдохнуть перед завтрашним днем, - кивнула Виллина. - И у меня к тебе будет еще одна маленькая просьба. - Какая? - Когда все испытания будут позади, найди хорошего человека и выйди за него замуж. Ты бессмертна, благодаря эликсиру, который употребляешь, но ведь это не может служить препятствием, верно? - Помилуй, Виллина! - звонко засмеялась Стелла. - Да зачем мне муж-то? Ведь это я только выгляжу юной, а на самом деле у нас с тобой всего лишь семь лет разницы. - Все равно, пожалуйста, подумай об этом и попытайся найти свое счастье. Замужество, человек на которого можно опереться в трудную минуту, и дети - что может быть прекраснее? Виллина вздохнула. - Ладно, я попытаюсь, сестра, - пообещала Стелла. - Вот и молодец! Доброй ночи! - Доброй ночи! Стелла приготовилась ко сну задула свечи. Ночевать она твердо решила в комнате сестры, несмотря на ее протесты, впрочем, довольно слабые. На другой день начали появляться гости. Первыми явились Урфин Джюс с филином Гуамоко. - Как себя чувствует правительница Желтой Страны? - спросил Урфин. - Мы принесли ей в дар грейпфруты. - Свежие, вкусные и сочные грейпфруты только что собранные, - важно подтвердил Гуамоко. Волшебницы поблагодарили знаменитого огородника и филина, а затем предложили им ознакомится с дворцом и его окрестностями, пока не прибудут остальные гости. Потом явились король Валибальд с матерью, мушкетерами, чародеем Мерлином и... Нэрой и Майорой. Королева Людмила не захотела идти на прощальный пир, устроенный Стеллой и Виллиной. - Не будем им мешать, - улыбнулся король Страны Сказок. - Этим славным людям нужно о многом поговорить. С этими словами он удалился с остальными своими спутниками. Нэра и Майра смущались и нервничали из-за того, что долго ничего не давали о себе знать. - Наконец-то! - раскинула руки Стелла. - После стольких лет! Виллина слабо улыбалась: - Вот и наши сестры! Где же вы пропадали? - Мы не хотели вас беспокоить, - смущенно пробормотала Нэра. - И почему-то думали, что вам все равно, - добавила Майра, опустив глаза. - Что вы! Да как вы могли такое подумать?! - Виллина потерла рукой лоб. - Мы же уже давно стали сестрами. Или нет? - Да! Простите нас... - Мы тоже не ангелы, так что не нужно просить прощения. Нэра и Майра приблизились к названным сестрам и расцеловались с ними. Потом они рассказали, как скрывались сначала в Африке, потом в Сирии, а затем перебрались в Волшебную Страну, а точнее в Страну Сказок. Поначалу их приняли там не очень ласково, но потом все наладилось, когда Нэра с Майрой стали помощницами чародея Мерлина. Сестры решили, что больше не расстанутся и будут помогать Стелле в ее трудах и заботах, после того, как Виллина покинет этот мир. - Между прочим, вы ни капельки не изменились, - заметила Виллина. - Уж не употребляете ли вы тот же эликсир, что и Стелла? - Ага, так и есть, - подтвердили Нэра с Майрой. - Еще бы! Мы ведь его вместе изобрели, - засмеялась Стелла. - Ах вы, проказницы! Виллина ласково потрепала сестер по волосам. Мерлин не возражал против того, чтобы Нэра с Майрой остались у своей названной сестры.. Он влюбился в волшебницу Стеллу с первого взгляда и решил, что будет ухаживать за ней. Гости все пребывали и пребывали. Явились Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев, Кагги-Карр, Ружеро, даже престарелый Прем Кокус, правитель Жевунов. Потом явились Чарли Блек с Эдмоном Дантесом или графом Монте-Кристо, которые очень подружились, а также Тилли-Вилли со своей невестой Розой. Стелла о чем-то долго шепталась с Чарли Блеком. Как оказалось, они готовили для всех сюрприз. Затем пришли гномы во главе с Кастальо, а также Летучие Обезьяны во главе со своим предводителем Уорра. Также прибыли Болтуны и пришли верные Виллине Головотяпы. - Бью вам челом, многоуважаемые Виллина и Стелла, - почтительно склонил голову Предводитель Летучих Обезьян. - Приветствую и всех остальных дорогих гостей! Когда все наконец собрались, Виллина и Стелла сказали несколько приветственных стол, и пригласили гостей усаживаться за огромный стол с кушаньями и напитками, который находился недалеко от дворца Виллины. Для Летучих Обезьян было приготовлено отдельное место. Зато все остальные без проблем разместились за столом, за исключением Тилли-Вилли, который со своей невестой расположился чуть подальше. - Ешьте и пейте сколько хотите, - растрогано произнесла Виллина. - В нашем мире это называется шведский стол, - заметил Чарли Блек. - А что это значит? - полюбопытствовал король Валибальд. Пришлось рассказать ему о Швеции и шведском столе. После того, как гости насытились, наступило время для речей и песен. Все кто хотел принялись рассказывать разные истории. Король Валибальд решил поведать сказку о бременских музыкантах: "Много лет тому назад жил на свете мельник. И был у мельника осел — хороший осел, умный и сильный. Долго работал осёл на мельнице, таскал на спине кули с мукой и вот наконец состарился. Видит хозяин: ослабел осёл, не годится больше для работы,— и выгнал его из дому. Испугался осёл: "Куда я пойду, куда денусь! Стар я стал и слаб". А потом подумал: "Пойду-ка я в немецкий город Бремен и стану там уличным музыкантом". Так и сделал. Пошёл в немецкий город Бремен. Идёт осёл по дороге и кричит по-ослиному. И вдруг видит: лежит на дороге охотничья собака, язык высунула и тяжело дышит. — Отчего ты так запыхалась, собака?— спрашивает осёл.— Что с тобой? — Устала,— говорит собака.— Бежала долго, вот и запыхалась. — Что ж ты так бежала, собака? — спрашивает осёл. — Ах, осел,— говорит собака,— пожалей меня! Жила я у охотника, долго жила, по полям и болотам за дичью бегала. А теперь стара стала, и задумал мой хозяин убить меня. Вот я и убежала от него, а что дальше делать — не знаю. — Пойдем со мной в город Бремен,— отвечает ей осел,— сделаемся там уличными музыкантами. Лаешь ты громко, голос у тебя хороший. Ты будешь петь и в барабан бить, а я буду петь и на гитаре играть. — Что ж, — говорит собака, — пойдем. Пошли они вместе. Осёл идет — кричит по-ослиному, собака идет — лает по-собачьи. Шли они, шли и вдруг видят: сидит на дороге кот; печальный сидит, невесёлый. — Что ты такой печальный? — спрашивает его осел. — Что ты такой невеселый? — спрашивает собака. — Ах,— говорит кот,— пожалейте вы меня, осел и собака! Жил я у своей хозяйки, долго жил — ловил крыс и мышей. А теперь стар стал и зубы у меня притупились. Видит хозяйка, не могу я больше мышей ловить, и задумала меня утопить в речке. Я и убежал из дому. А что дальше делать, как прокормиться,— не знаю. Осел ему отвечает: — Пойдем с нами, кот, в город Бремен, станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на скрипке играть, собака — петь и в барабан бить, а я — петь и на гитаре играть. — Что ж,— говорит кот,— пойдем. Пошли они вместе. Осел идёт — кричит по-ослиному, собака идет — лает по-собачьи, кот идёт — мяукает по-кошачьи. Шли они, шли, проходят мимо одного двора и видят — сидит на воротах петух. Сидит и кричит во все горло: "Ку-ка-ре-ку!" — Ты что, петушок, кричишь? — спрашивает его осел. — Что с тобой случилось? — спрашивает его собака. — Может, тебя кто обидел? — спрашивает кот. — Ах,— говорит петух,— пожалейте вы меня, осёл, собака и кот! Завтра к моим хозяевам гости приедут — вот и собираются хозяева зарезать меня и сварить из меня суп. Что мне делать? Отвечает ему осел: — Пойдем, петушок, с нами в город Бремен и станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на балалайке играть, кот будет петь и на скрипке играть, собака — петь и в барабан бить, а я буду; петь и на гитаре играть. — Что ж,— говорит петух,— пойдём. Пошли они вместе. Осёл идёт — кричит по-ослиному, собака идёт — лает по-собачьи, кот идёт — мяукает по-кошачьи, петух идёт - кукарекает. Шли они, шли, и вот настала ночь. Осёл и собака легли под большим дубом, кот сел на ветку, а петух взлетел на самую верхушку дерева и стал оттуда смотреть по сторонам. Смотрел, смотрел и увидел — светится невдалеке огонёк. — Огонёк светится! — кричит петух. Осёл говорит: — Надо узнать, что это за огонек. Может быть, поблизости дом стоит. Собака говорит: — Может, в этом доме мясо есть. Я бы поела. Кот говорит: — Может, в этом доме молоко есть. Я бы попил. А петух говорит: — Может, в этом доме пшено есть. Я бы поклевал. Встали они и пошли на огонёк. Вышли на поляну, а на поляне дом стоит, и окошко в нём светится. Осёл подошёл к дому и заглянул в окошко. — Что ты там видишь, осел? — спрашивает его петух. — Вижу я,— отвечает осел,— сидят за столом разбойники, едят и пьют. — Ох, как хочется есть! — сказала собака. — Ох, как хочется пить! — сказал кот. — Как бы нам разбойников из дома выгнать? — сказал петух. Думали они, думали и придумали. Осёл тихонько поставил передние ноги на подоконник, собака взобралась на спину ослу, кот вскочил на спину собаке, а петух взлетел на голову коту. И тут они все разом закричали: осел - по-ослиному, собака - по-собачьи, кот - по-кошачьи, а петух закукарекал. Закричали они и ввалились через окно в комнату. Испугались разбойники и убежали в лес. А осел, собака, кот и петух сели вокруг стола и принялись за еду. Ели-ели, пили-пили - наелись, напились и спать легли. Осел растянулся во дворе на сене, собака улеглась перед дверью, кот свернулся клубком на теплой печи, а петух взлетел на ворота. Потушили они огонь в доме и заснули. А разбойники сидят в лесу и смотрят из лесной чащи на свой дом. Видят - огонь в окошке погас, темно стало. И послали они одного разбойника посмотреть, что в доме делается. Может, зря они так испугались. Подошел разбойник к дому, отворил дверь, зашел на кухню. Глядь, а на печи два огонька горят. "Наверное, это угли, - подумал разбойник. - Вот я сейчас лучинку разожгу". Ткнул он в уголек лучинкой, а это был кошачий глаз. Рассердился кот, вскочил, зафыркал, да как цапнет разбойника в глаз, да как зашипит. Разбойник — в дверь. А тут его собака за ногу схватила. Разбойник — во двор. А тут его осел копытом лягнул. Разбойник — в ворота. А с ворот петух как закричит: — Кукареку! Кинулся разбойник со всех ног в лес. Прибежал к своим товарищам и говорит: — Беда! В нашем доме страшные великаны поселились. Один мне своими длинными пальцами в лицо вцепился, другой мне ножом ногу порезал, третий меня по спине дубиной стукнул, а четвертый закричал мне вслед: "Держи вора!" — Ох,— сказали разбойники,— надо нам отсюда поскорее уходить! И ушли разбойники из этого леса навсегда. А бременские музыканты — осёл, собака, кот и петух — остались жить у них в доме да поживать." - Какая хорошая и добрая сказка! - растроганно произнесла Виллина. - Спасибо вам... - Не за что, - улыбнулся Валибальд. - А вот и они сами... Только стоит их помянуть, как бременские музыканты, тут как тут. Осел, Собака, Кот и Петух поклонились всем собравшимся, спели свои песни и также уселись за стол. Валибальд о чем-то пошептался с матерью и чародеем Мерлином. - Вам, Виллина и Стелла, хотят засвидетельствовать свое почтение великие сказочники братья Гримм и Ганс Христиан Андерсен, - сказал король. - А это еще кто такие? - удивился Железный Дровосек. - Друг мой, иногда меня просто поражает твое незнание, - прошептал Страшила. - И хотя всего на свете никто знать не может, я просто обязан заняться твоим образованием в будущем... Это самые известные сказочники из Большого Мира. - Ах, вот как! Сказочники выступили вперед, поклонились, произнесли речь и смешались с остальной толпой. Чуть позже все стали петь песни. Чарли Блек взял свою гитару и спел следующую песню: Уронит ли ветер в ладони сережку ольховую, Начнёт ли кукушка сквозь дым поездов куковать, Задумаюсь вновь и как нанятый жизнь истолковываю И вновь прихожу к невозможности истолковать. Серёжка ольховая лёгкая, будто пуховая. Но сдунешь её - всё окажется в мире не так, И, видимо, жизнь не такая уж вещь пустяковая, Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк. Серёжка ольховая выше любого пророчества. Тот станет другим, кто тихонько её разломил. Пусть нам не дано изменить всё немедля, как хочется. Когда изменяемся мы - изменяется мир. Яснее душа, переменами неозлобимая. Друзей, не понявших и даже предавших, - прости. Прости и пойми, если даже разлюбит любимая, Серёжкой ольховой с ладони её отпусти. - Вот это песня, - задумчиво произнес Урфин Джюс. - Вся жизнь так и мелькает перед глазами... - Это точно, - подтвердили Гуамоко, Страшила и остальные. У Виллины, Стеллы и Нэры с Майрой даже слезы выступили на глазах, настолько они ясно еще раз пережили опять далекое прошлое. Смелый Лев, а также Предводитель Летучих Обезьян вместе, дуэтом, также исполнили песню: Лесом, полем, Улицей и бережком Наши годы катятся колобком. И ещё до старости двести лет, Потому что старости вовсе нет! Вовсе, вовсе нет! Идут всегда за нами вслед Любви неясные тревоги. Длинней, чем жизнь, дороги нет, Но и короче нет дороги. И, как от камешка в пруду, Года расходятся кругами. В каком году, В каком году Всё это было с нами? Страшила процитировал наизусть много стихов Пушкина. А его новый друг Атос, он же граф де Ла Фер - стихи французских поэтов. После песен, гости принялись танцевать. Мерлин пригласил на танец волшебницу Стеллу. Виллина улыбнулась и одобрительно подмигнула. В заключение пира гости отправились в плавание по речке Варша, которая текла в Желтой Стране, на небольшом судне, которое захватили с собой Чарли Блек, Эдмон Дантес и Тилли-Вилли. Лишь Тилли-Вилли со своей невестой и Летучие Обезьяны могли наблюдать за всем происходящим со стороны, поскольку при всем желании они бы там не уместились. Прогулка по реке, при свете волшебных огней, которые наколдовала Стелла, доставила гостям огромное удовольствие. По окончании всех торжеств каждый гость получил небольшой подарок от Виллины и Стеллы. Стоял поздний вечер. Гости уже давно разошлись. По просьбе Виллины Стелла с Мерлином, а также Нэра с Майрой отправились прогуляться. Старый и верный слуга Виллины по имени Саль, члены семьи которого на протяжении многих поколений служили правительнице Желтой Страны, спросил: - Моя госпожа, уже поздно... Вы не будете спать? - Нет, мой друг, идите и отдыхайте, - мягко ответила волшебница. - Доброй ночи! - Доброй ночи! Слуга поклонился и ушел. А Виллина продолжала задумчиво смотреть в окно своей спальни.

Глория Джюс: Очень увлекательно, Захар! Желаю и дальше так держать.

Захар: Большое спасибо за отзыв! Рад, что нравится.

Ильсор: Захар , все очень понравилось! . Жду дальше :)))))

Захар: Нэра с Майорой сидели у костра и плели венки. Недалеко прогуливались Стелла и Мерлин. Мерлин рассказывал волшебнице Розовой Страны о своей жизни и особенно о короле Артуре, которого знал лично. - Так что же стало с Артуром? - поинтересовалась Стелла. - Этого никто не знает, - вздохнул Мерлин. - После последней битвы славный король Артур бесследно исчез, его тело так и не нашли... Впрочем, некоторые англичане и по сей день верят, что Артур лишь отдыхает на Авалоне, а в трудную минут придет родине на помощь. Про меня же ходят разные слухи и сплетни, но на самом деле я, поняв, что не могу больше оставаться в родных местах, поскольку слишком тяжелы воспоминания, перебрался в Страну Сказок. Стелла чувствовала доверие к придворному чародею короля Валибальда. Поэтому также поведала Мерлину о своей жизни. - Ну надо же, - поражался Мерлин. - Вы даже видели Восточную Римскую Империю или Византию! А вообще эта история очень ужасная и печальная... - Спасибо за понимание. - Может быть, перейдем на ты? - О, с радостью! Мерлин наклонился к собеседнице. - Ты позволишь? - Смотря что ты хочешь сделать, - лукаво улыбнулась Стелла. Потом были долгие поцелуи. Волшебница Виллина продолжала задумчиво смотреть в окно своей спальни. И вдруг она увидела, что перед дворцом стоит какой-то человек и смотрит прямо на нее. Кто он? Зрение у Виллины уже давно было плохое, но она отказывалась от лечения сестры, мотивируя это тем, что годы никого не щадят и тут уж ничего не попишешь. Кто же он? И тут послышался хорошо знакомый Виллине голос: - Дочь моя, тебя уже все заждались! - Папа, это ты? - обрадовалась Виллина. - Я иду! Иду! Откуда ни возьмись появились гномы. - Мы поможем вам, госпожа Виллина! - заявили они. С помощью своей магии маленькие человечки открыли окно и сделали так, что волшебница полетела за своим отцом Корнелиусом, который стал отдаляться от дворца. Они приземлились в месте очень похожем на то, где когда-то жила Виллина со своей семьей в Константинополе. Тут душу волшебницы приветствовали родители, а также Рутилий с женой. - А где же наш христианин? - поинтересовалась Виллина после объятий и улыбок. - Ему стыдно смотреть тебе в глаза, - улыбнулся отец. - Выходи уже, чего там, - проворчал Рутилий. - Выходи, сын. Вам с Виллиной нужно о многом поговорить. Глубоко вздохнув, Павлин приблизился к Виллине. Остальные отошли в сторону, чтобы дать им возможность объясниться. - Виллина, я давно хотел тебе сказать, что я подлый, низкий и никчемный человек, - наконец произнес Павлин, переминаясь с ноги на ногу. - Я даже прощения у тебя просить не буду, потому что то, как я обошелся с вами, нельзя простить. - Помилуй! У всего есть и другая сторона медали, - возразила Виллина. - Но не в данном случае! Я поступил отнюдь не по-христиански, предав самое благородное, что есть на Земле, дружбу и верность, и нет пощады такому человеку! Единственное в чем ты ошибалась, так это в том, что мне нравятся мужчины. А в остальном ты была права. Так что не казни себя, Виллина, за то, что когда-то пронзила меня кинжалом. Такие, как я, не достойны не только жизни, но и людской памяти. Лучше бы я вообще не рождался на свет! Словом, забудь обо мне, забудь навсегда! - Павлин, но ведь я тоже человек, и у меня бывают промахи и ошибки. Я даже создала волшебную книгу, чтобы избегать промахов и недочетов, теперь она перейдет к Стелле, и с тех пор почти никогда не ошибалась. Не нужно корчить из себя злодея, а лучше расскажи о том, чего я еще не знаю. - Чего ты не знаешь? - переспросил Павлин. - Ну да. Почему ты отдалился от нас и стал христианином? Ведь наверняка этому есть какая-то причина. Павлин грустно улыбнулся: - Помнишь, твой отец организовал молодежное путешествие по легендарным местам Греции? Там за тобой ухаживал Александр, сын начальника императорской стражи. И вот я вообразил, что он тебе нравится... Виллина громко расхохоталась: - Ну ты даешь! Как ты мог вообразить такое?! - Да, это так. Я вызвал этого Александра на поединок, но он назвал меня идиотом и стал смеяться. Ох, как же мне больно тогда было, Виллина! Пробовал напиться, стало еще хуже... Но нашлись люди, которые приютили и обогрели меня, а затем принялись обрабатывать. Поначалу я не понимал их. Мне казалось глупым и нелепым заставлять людей отказываться от прежних убеждений, от того, во что они всегда верили и навязывать другое. Но постепенно втянулся... И хотя позднее я убедился в том, что ты дала Александру отворот-поворот, все равно я уже не мог выйти из рядов христиан... Мышеловка захлопнулась, я стал одним из них. В конце концов мне дали сан епископа! Ты не можешь себе представить, Виллина, как я был счастлив и горд! Я верил тогда, что мы все делаем во имя всеобщего блага, пусть даже наши некоторые методы не вяжутся с христианскими догмами. Мне хотелось окончательно ликвидировать все пережитки прошлого и язычества! Ну вот... Остальное ты знаешь... Я... Я... Я позволил толпе фанатиков сжечь твоих родителей на костре и сам участвовал в этом! Ладно, я пойду... - Погоди... Я ведь тоже не ангел. Также я убедилась в том, что, несмотря ни на что, не могу тебя ненавидеть. - А должна бы, - Павлин с изумлением смотрел на Виллину. - Я достоин ненависти! - Не надо, прекрати! У меня до сих пор твое кольцо. Виллина достала из кармана золотое колечко. - Ты хранила его все время? - Павлин никак не мог поверить в происходящее. - Даже после того, как я предал всех вас? - Вот глупый... Да ты просто во всем запутался! Но поскольку я люблю тебя, то все поняла и простила. А ты? Ты любишь меня, Павлин? Пауза. - Я всегда любил и люблю тебя, Виллина, - дрогнувшим голосом ответил Павлин. - Никогда у меня не было другой женщины и никто другой не был мне нужен! - Иди сюда. Павлин и Виллина обнялись. - Раз уж мы не смогли быть вместе там, на Земле, то давай здесь будем вместе, - предложила Виллина. - Больше мне ничего не нужно, - Павлин поцеловал Виллину, взял под руку и они пошли, наслаждаясь счастьем... Старый слуга Саль, имевший привычку обходить перед сном все помещения дворца, вошел в спальню волшебницы, ласково потрогал свою госпожу за руку и заплакал. Виллина скончалась. Чуть позже вернулись Стелла, Мерлин и Нэра с Майрой. - Отмучилась наша сестра! - Стелла заплакала, следом за ней стали голосить и Нэра с Майрой. Мерлин утешал сестер как мог и предложил свою помощь в организации похорон. Стелла и Нэра с Майрой решили похоронить сестру в ее любимом лесу. Ведь Виллина так любила эти деревья, животных и птиц. Проводить волшебницу в последний путь явились король Валибальд с матерью, Летучие Обезьяны, Болтуны, Головотяпы, гномы, Рамина с подданными, Страшила, Кагги-Карр, Дровосек, Смелый Лев, Тилли-Вилли со своей невестой, Урфин Джюс с неразлучным Гуамоко, любимые Виллиной звери и птицы, а также много других. Стелла при поддержке Нэры и Майры произнесла произнесла небольшую речь, и тело Виллины было предано земле. Валибальд Второй с матерью затянули было молитву, но Стелла остановила их: - Прошу прощения, дорогие друзья, но не надо! Не любила наша сестра этого! Потом были поминки. На них все кто хотел сказали много хороших и добрых слов в адрес волшебницы Желтой Страны. Так окончилась жизнь волшебницы Виллины. А вместе с ней и целая эпоха в истории Волшебной Страны. Но слава волшебницы не умерла. Из поколения в поколения люди передавали ее имя. Город Добрый Бор, где жила волшебница, был переименован в Виллин. Головотяпы не возражали, чтобы волшебница Стелла приняла их под свое покровительство. И хотя слияния в один народ Болтунов и Головотяпов не произошло, они с радостью согласились объединиться в память о Виллине. Стелла оставила при себе верного слугу Виллины Саля, за что тот отвечал волшебнице заботой, трудами и любовью. Рамина, как и обещала, отправилась за горы и там в облике старушки передала волшебный плащ Виллины Элли. С ее помощью Элли смогла вернуться в Волшебную Страну.

Захар: Нелепо ,смешно, безрассудно, Безумно - волшебно! Ни толку, ни проку, Не в лад, невпопад - совершенно! Приходит день, приходит час, Приходит миг, приходит срок - И рвется связь; Кипит гранит, пылает лед, И легкий пух сбивает с ног Что за напасть? И зацветает трын-трава, И соловьем поет сова И даже тоненькую нить Не в состоянии разрубить Стальной клинок! Нелепо ,смешно, безрассудно, Безумно - волшебно! Ни толку, ни проку, Не в лад, невпопад - совершенно! Приходит срок - и вместе с ним Озноб и страх и тайный жар, Восторг и власть! И боль, и смех, и тень, и свет - В один костер, в один пожар! Где смысл? Где связь? Из миража, из ничего, Из сумасбродства моего - Вдруг возникает чей то лик И обретает цвет и звук, И плоть, и страсть! Юлий Ким "Песня Волшебника" из фильма "Обыкновенное чудо". Перед тем как одеть плащ Элли Смит еще раз все обдумала и взвесила. Ведь на дворе уже ночь. Может быть, есть смысл подождать до утра? Но утром обязательно все кому не лень будут задавать вопросы типа: "Зачем?", "Почему?", "Что случилось?" и так далее. Нет уж, решила Элли, лучше отправиться прямо сейчас и избежать лишних расспросов. Когда Элли очнулась, то увидела, что обнаружила, что стоит на твердой земле. Но естественно, она не могла понять в какой части Волшебной Страны она очутилась, поскольку было очень темно. К счастью, Элли на ощупь нашла копну свежего сена. Обрадовалась, зарылась в сено и крепко уснула. Проснулась Элли утром, открыла глаза, потянулась и выбралась из сена. - Ура! Кажется, я действительно нахожусь в Волшебной Стране, - пробормотала учительница, оглядевшись по сторонам. - Но где именно? Терпение, Элли, скоро все станет ясно. Неподалеку находился небольшой ручеек. Элли умылась, пожалела, что не захватила с собой ни зубного порошка, ни пасты, и позавтракала сорванными с окрестных деревьев плодами. На одно из деревьев приземлилась сорока. - Доброе утро, - вежливо поздоровалась птица. - Доброе, - ответила Элли. - Вы не подскажите мне, где я очутилась? Это точно Волшебная Страна? - Совершенно верно, - подтвердила сорока. - А точнее ее часть, известная как Страна Сказок. - Страна Сказок?! - приподняла брови Элли. - Как такое может быть? Никогда не слыхала о такой стране. - Ну да, здесь живут все известные сказочные и литературные персонажи, - ответила сорока. - Правят нами король Валибальд Второй и его сестра Людмила. Элли покачала головой, но вспомнив, что чудеса Волшебной Страны безграничны, перестала удивляться. "Все мои ученики лопнут от зависти, когда узнают, где я была", - подумала она. А сорока запела: Есть за горами, за лесами маленькая страна Там звери с добрыми глазами, Там жизнь любви полна, Там чудо-озеро искрится, там зла и горя нет, Там во дворце живет жар-птица И людям дарит свет. Маленькая страна, маленькая страна, Кто мне расскажет, кто подскажет Где она, где она? Маленькая страна, маленькая страна Там где душе светло и ясно, Там где всегда весна. Эта страна мне только снится, Но светлый миг придет, И на крылатой колеснице я совершу полет. Мне час свиданья предназначен В звездной моей стране, Там ждет меня красивый мальчик На золотом коне. - Вообще-то в Волшебной Стране царит вечное лето, а не весна, - заметила Элли. - Ну да, ну да... Это всего лишь лирическое отступление. - А далеко ли отсюда до Страны Жевунов и Изумрудного Города? - Хороший вопрос, сударыня... Идите прямо, прямо, никуда не сворачивая. Там будет ближайшее наше поселение людей, где вам скажут об этом. - Спасибо большое, - сделала реверанс Элли. - Не за что, сударыня. На этом Элли и сорока расстались. Элли отправилась в путь, держа в руках волшебный плащ, завещанный ей Виллиной, как уже известно читателям. Но сама Элли пока об этом не знала. Шла учительница почти два часа не меньше, но следов поселения все не было видно. У реки Элли остановилась передохнуть. - Добрый день, - послышался чей-то голос. - Какая красавица здесь! Какими судьбами вы тут очутились? Элли подняла голову и увидела трех мужчин в старинных одеждах. Первый был очень высокого роста с высокомерным выражением лица и, судя по всему, самый старший, второй - чуть пониже и таким же высокомерным выражением лица, и третий - совсем коротышка, но с добродушной физиономией. - Антиох, - отрекомендовался первый мужчина. - Кадм, - отвесил поклон второй мужчина. - Игнотус, - улыбнулся третий. - Мы родные братья, идем странствовать. - Очень приятно, Элли Смит, учительница, - представилась Элли. - О-о... И какие же науки вы преподаете? - спросил второй мужчина. - Вообще-то все. Я учительница младших классов. - Так вы из Большого Мира? - догадался третий мужчина. Элли кивнула и поинтересовалась: - Скажите, люди добрые, как попасть в Страну Жевунов и Изумрудный Город? Первый мужчина усмехнулся: - А сходите, Элли Смит, за темный лес, в зеленые луга. Там пасется красавец-конь буланой масти. Приведите его мне. Тогда покажу вам дорогу. - Зачем вам конь? Землю пахать? - спросила Элли. - Отвык я землю пахать. Пусть этим другие занимаются, - пренебрежительно махнул рукой Антиох. - В заморском королевстве старшая королевская дочь залезла на пятый ярус в тереме, села на окно и заявила, что тот, кто к ней на коне подскочит, за того она замуж выйдет. - Но это мое желание! - возмутился Кадм. - И что? Тебе, братец, достанется младшая сестра этой королевны. - А-а, так бы и сказал... - Может быть, вы мне подскажите дорогу? - повернулась Элли к Кадму. - На одной ферме живет старик. Сходите к нему, красавица Элли Смит, и принесите мне его торбу. Эта торба волшебная. Как положишь перед собой и скажешь: «Торба, раскатись, раскрутись, дай еды, дай питья», - так сразу все будет. Когда вы мне принесете эту торбу, вот тогда я вам расскажу и покажу дорогу, - проворчал Кадм. "Привыкли чужими руками жар загребать", - подумала Элли. - Спасибо, ребята, я сама найду дорогу, - гордо заявила вслух она. - Поверните за рекой направо, Элли, там вам расскажут как попасть в Страну Жевунов и Изумрудный Город, - сказал Игнотус. - Спасибо вам, мир не без добрых людей, - улыбнулась ему Элли и пошла прочь. - Дурак ты, Игнотус, дураком родился, дураком и помрешь, - Антиох и Кадм отвесили подзатыльники своему младшему брату. - Кто тебя вообще за язык тянул? - Не ваше дело, братцы, - с достоинством ответил Игнотус. Следует отметить, что Элли не читала книгу "Гарри Поттер и Дары Смерти", поскольку история о английском волшебнике ей никогда особо не нравилась, но впечатление о трех братьях у Элли сложилось правильное. Не прошло и полгода, как на пути учительницы появилась настоящая деревня. Но почему-то никого из жителей не было видно. Людей не было ни в домах, ни в садах с огородами. Лишь на окраине деревни нашла мальчишку-пастуха, который пас здесь скот. Пастушок объяснил Элли, что сегодня день рыбака, поэтому все отправились на рыбалку. - А ты почему не пошел с остальными? - Я не люблю рыбалку, - зевнул пастушок. - К тому же надо кому-то за стадом смотреть... Элли спросила у мальчика, как попасть в Страну Жевунов и Изумрудный Город. - Вам это точно нужно знать? - нахмурился мальчишка. - Да. Конечно! Там мои друзья. - Тогда платите! Пастушок протянул Элли свою ладонь. "Никогда бы не подумала, что в Волшебной Стране живут такие вымогатели, - подумала учительница. - А впрочем, чему удивляться? Здесь почти также как за горами". Элли порылась в карманах, нашла несколько монеток и отдала их пастушку. - Ну и деньги! - засмеялся мальчишка. - Сразу видно, что вы издалека... Идите прямо, прямо, потом увидите три дороги и повернете направо... - Спасибо тебе, мальчик. - Счастливого пути! Пастушок проводил Элли какой-то странной усмешкой. "Вот дура-то, - подумал он. - Даже не догадалась, что я ее надул. Та дорога, которую я указал, ведет прямиком к Бабе-Яге". Примерно через полчаса Элли увидела самую настоящую избушку на курьих ножках. "Ну и ну, - подумала она. - Кто же мог построить такой необычный домик?" Баба-Яга грела на солнышке свои старые кости. Увидев учительницу, она усмехнулась и облизнулась: - Здравствуй, красавица. Дело пытаешь аль от дела лытаешь? - Простите, сударыня, но я вас не понимаю. И кто вы? - Да ты чо? - изумилась старуха. - Каждый младенец знает, что я - Баба-Яга! - Ведьма что ли? - догадалась Элли, подумав. - Злая волшебница вроде Гингемы с Бастиндой? - Именно! Именно! - радостно воскликнула старуха. - Ведьма, злая колдунья, шалунья, проказница, умница, старушка Баба-Яга! Некоторые также считают меня богиней смерти, но это неправда. Я знала Гингему с Бастиндой, мы были очень дружны. Покойный король запретил жителям Страны Сказок вступать в контакты с другими областями Волшебной Страны, но это не распространялось на нас, колдуний, поскольку Валибальд Первый побаивался магии и поэтому не вмешивался в наши дела... Да... Так зачем ты пришла ко мне, красавица? - Скажите, пожалуйста, сударыня, далеко ли отсюда до Страны Жевунов? - И далеко, и близко. - Как так? Не понимаю... - Мне здесь так скучно одной... Пожалуйста, поиграй со мной в какую-нибудь игру. И если ты выиграешь, то я тебе укажу самый близкий путь. "Я уже ничему не удивляюсь", - подумала про себя Элли. - Хорошо, я согласна. - Даю тебе право начать игру первой, - ухмыльнулась старуха. Элли огляделась по сторонам и увидела колодец. - Можно? - Нам понадобиться вода? Пожалуйста! Ой, какая прелесть! - восхитилась Баба-Яга. Элли вытащила ведро с водой из колодца, наполнила кубок, что стоял неподалеку, затем вытащила небольшой ножик и срезала веточку у яблони, которая росла здесь. - А что это ты делаешь? - не выдержала ведьма. - Сейчас узнаешь... Элли опустила веточку в кубок, немного подержала ее и осторожно вняла. - Вот смотри, Баба-Яга. На срезанном конце капелька. - Да. И что? - Сейчас эта капелька исчезнет. Твоя задача отгадать, куда именно она исчезла. - Ну для меня это раз плюнуть! Неожиданно капелька исчезла. - Что за чудеса? - вытаращила глаза Баба-Яга. - Никогда не видела такого... Куда же подевалась капелька? Ага! Она вошла в избушку, достала из сундука свою волшебную книгу и долго изучала ее. Наконец растерянная и потерянная Баба-Яга вышла к Элли. - Какие будут версии? - улыбнулась Элли. - Ох! Ты победила, красавица. Про капельку, как это ни странно, в моей волшебной книге ничего не написано... Иди прямо на восток и попадешь туда, куда тебе нужно. Прощай! - Благодарю. Хочешь узнать, Баба-Яга, куда делась капелька? - Ну? - Нет ее. Капельку поглотили капилляры дерева, то есть яблони. Законы природы нужно знать, физику. Без физики твоя волшебная книга ничто, пустое место. Прощай! "Вот хитрая лиса, как ловко меня обвела вокруг пальца, - со злобой подумала Баба-Яга, наблюдая за Элли. - Но ничего, ничего. Наш Дракон с тобой церемонится не станет, съест тебя, как миленькую, никакая физика не поможет". Волшебница Стелла и Мерлин наблюдали за Элли с помощью волшебного ящика, которых изначально у Стеллы было два. Один волшебница подарила Страшиле, а второй оставила себе. - Наш человек, - заметила правительница Розовой и Желтой стран. - Молодец, Элли! Я в ней никогда не сомневалась, как и Виллина. - Так-то оно так, - кивнул Мерлин. - Но справится ли Элли с Драконом? Может быть, стоит предупредить ее? - Нет. Элли может подумать, что мы вмешиваемся в ее личную жизнь. А этого нельзя допустить. Все будет хорошо. - Кстати, а тебе не приходило в голову, что Элли ведет происхождение от славного рода волшебников? - Да, мы с Виллиной догадывались об этом, но это были только догадки. - Позднее обязательно проверим, - решил Мерлин. Элли шла по дорожке, напевая себе под нос. У большого озера она остановилась, огляделась по сторонам и решила искупаться. Потом Элли легла отдохнуть и позагорать на солнышке. Неожиданно послышался чей-то голос: - Позвольте вас спросить: вы ангел? Это был король Валибальд Второй, который случайно проезжал мимо, увидел лежащую на берегу озера Элли и влюбился в нее с первого взгляда. Элли вскочила и поспешно натянула на себя одежду. - Как вам не стыдно! Вы смотрели на меня обнаженную! Извращенец! - возмутилась она. - Прошу прощения, - покраснел король. - Я вовсе не хотел вас обидеть и потревожить. Не знаю, кто вы, богиня с неба или женщина. Если женщина, то будьте женой моей. У вас ведь нет обручального кольца на руке, не правда ли? Меня зовут Валибальд Второй, я - король Страны Сказок, но готов стать вашим верным слугой! Элли Смит окинула короля скептическим взглядом: - Прошу прощения, ваше величество, но меня не интересуют мужчины моложе меня. А сейчас, извините, мне нужно идти. - Куда это вы так торопитесь? А я хотел пригласить вас к себе на обед, - не сдавался Валибальд. - С нами будет лишь моя матушка, она будет рада пообщаться с вами. - Весьма сожалею, но мне действительно нужно идти, я чувствую, что нужна своим друзьям Страшиле, Дровосеку, Смелому Льву... - Ах, вот как?! Я их хорошо знаю, мы дружим, - король благосклонно улыбался. - Как ваше имя, прелестная незнакомка? - Элли. Элли Смит. Учительница посмотрела на Валибальда и залилась краской. - Не может быть! Та самая Фея Убивающего Домика?! Да, это судьба, - заметил Валибальд. - Так как насчет обеда? - Никакая я не фея, вы ошибаетесь! И я, правда, не могу... - Короли не любят, когда им отказывают! - Но я не ваша подданная! И вы не имеете права мной распоряжаться. - Как скажите, - потупился король. - Что же... Надеюсь, мы еще встретимся. И я буду рад этому! Удачи! Да, будьте осторожны, здесь в этих местах живет Дракон. Элли сделала реверанс и отправилась дальше. С одной стороны она жалела, что отказалась от обеда, поскольку голод давал о себе знать, но мысль о том, что король наблюдал за ней, когда она, Элли, загорала, возмущала ее до глубины души. Неожиданно учительница увидела лохматое страшилище с большими глазами. - Вы Дракон? - робко спросила она. - Он самый, - подтвердило чудище. - Стоять, женщина! - Что вам нужно, сударь? Я иду себе спокойно, никого не трогаю... - Это моя территория! Здесь я хозяин! Идем со мной, женщина! Долго я тебя не продержу. Возможно, двести лет, возможно, триста. - Я не... - Без разговоров! Идем со мной и точка! Дракон железной хваткой вцепился в Элли и притащил в свою берлогу. Там он усадил ее за свой стол и положил на стол тарелку с железным бобом. - Кушай, женщина, - усмехнулся Дракон. - Спасибо, я не голодна... - Значит, брезгуешь?! Дракон рассердился и посадил Элли в клетку. Она вновь почувствовала себя маленькой девочкой, заплакала и взмолилась: - Пощадите! Но Дракон был неумолим. - Сегодня у меня будет вкусный ужин, - облизнулся он, а затем принялся за железный боб. Но тут раздался громкий стук в дверь, которой служил большой камень. - Отворяй, Дракон, или худо будет! - послышался хорошо знакомый Элли голос. Гном Кастальо со своими спутниками, которые также тайно наблюдали за Элли, сообщили королю Валибальду о случившемся. Дракон сник и пошел открывать. - А-а, ваше величество, - залебезил он. - Прошу к столу! Уселись они за стол и принялись за железный боб. Следует отметить, что нынешний король родился богатырем, поэтому такая еда была ему по зубам. Ели Валибальд с Драконом боб, ели, пока весь не съели. - Куда ты дел Элли Смит? Отвечай! - сурово спросил затем король. - Не отдам! Это моя добыча! - оскалил свои зубы Дракон. - Тогда я вызываю тебя на поединок! Яростно сверкнул глазами Дракон и бросился на Валибальда Второго. А король поднял свой меч и отрубил Дракону голову. Затем он нашел клетку, где томилась Элли, и выпустил ее. От благодарности она залилась слезами, король обнял ее и принялся утешать. Женское сердце всегда покоряет победа на поле боя. Элли почувствовала, что также неравнодушна к Валибальду. - Так как насчет обеда? - поинтересовался король, когда Элли уже успокоилась. - Мое предложение по-прежнему в силе. - Я согласна, ваше величество, - опустила глаза Элли. - Простите, я была немного груба с вами... Но вы поймите меня... - Все в порядке. Это я должен просить прощения. Можете называть меня просто Валибальдом. - А меня можно Элли. Видите ли, у меня никогда не было своего парня, - призналась учительница. - Хотя нет, был один юрист, его звали Майкл. Он то с энтузиазмом искал встреч, то исчезал надолго. В конце концов Майкл бросил меня навсегда, и я потеряла веру в настоящую любовь... - Это ужасно! Но я вновь помогу вам обрести веру в нее! Доверьтесь мне, Элли! Валибальд Второй похоронил Дракона, а затем они вместе отправились на обед. Арабелла, мать Валибальда, благосклонно встретила Элли и прониклась к ней симпатией. А вот Людмила невзлюбила Элли с первого взгляда. - Мужичка! Простачка! Деревенщина! - возмущалась королева. Но Валибальд с Элли старались не обращать внимания на Людмилу.

Ильсор: Захар , большое спасибо. Жду продолжения :))))

Захар: Вам спасибо за то, что читаете.

Ильсор: Захар , Вам спасибо за увлекательную повесть !

Захар: А сказка - фонарик, что светит в ночи Для тех, кто при сказке сидит и молчит. И смотрит на сказку, и верит, и верит, Что в сказку ведут не поэты, а двери. Откроешь - и выйдешь, Откроешь - и выйдешь, Откроешь - и выйдешь, И сказку увидишь. Конечно, в нее не все вместе въезжают У каждого сказка своя, не чужая. А сказкой захочешь с другим поделиться - Другой тебе скажет: "Плетешь небылицы!" И даже про двери, И даже про двери, И даже про двери Не очень поверит. Конечно, у каждого тайные сказки, А тайные сказки не терпят огласки. Там очень прекрасно, Там очень опасно, А сказка - она не бывает напрасной. Светла и печальна, Светла и печальна, Светла и печальна, Ведь сказка - молчанье. В.Коростылев. "Песня о сказке" из фильма "Ученик лекаря". Из воспоминаний филина Гуамоко: « Я, Гуамоколатоки́нт, продолжаю писать свои мемуары в назидание будущим поколениям. Ох уж эти гости из Большого Мира! Особенно меня умиляет Тим О’Келли, спутник Энни Смит. Это же надо додуматься написать курсовую работу о Волшебной Стране! И что в результате? Границы между нашим краем и Большим Миром нарушены. Впрочем, как справедливо отметила покойная волшебница Виллина, если парень действовал из самых лучших побуждений, то не нам его судить.Король Страны Сказок Валибальд Второй произвел на всех, в том числе и на вашего покорного слугу, благоприятное впечатление. А вот его родная сестра Людмила отнюдь нет! Для меня достаточно было взглянуть на нее один раз, чтобы понять, что это еще та штучка, извиняюсь за выражение. Конечно, до покойницы Гингемы этой Людмиле как до луны, но я почувствовал, что мы с ней все хлебнем горя. И предчувствие не обмануло меня. Все мы, жители Волшебной Страны, были потрясены смертью волшебницы Виллины. Казалось, что эта милая и добродушная старушка будет существовать вечно, как время и пространство. Но ничто не вечно. - Как жаль, - печально вздохнул мой дорогой друг и хозяин Урфин Джюс, узнав о смерти правительницы Желтой Страны. – Я надеялся, что она еще поживет. Мы с Урфином лично прибыли на похороны, чтобы выразить сочувствие сестре Виллины, Стелле, а также Нэре с Майрой, названным сестрам этих волшебниц, и всем жителям Желтой Страны. И вот через несколько дней после этого печального события Урфин Джюс сказал за завтраком следующее: - У нас пропал мешок картошки и ведро помидоров в придачу. - Ты уверен, хозяин? – спросил я. - Да, я все проверил. - Как странно… Никогда ведь у нас не случалось ничего подобного, - заметил я. - А ты случайно не брал? – мягко спросил хозяин. - Помилуй, Урфин! Зачем мне картошка и помидоры? Иногда я люблю полакомиться овощами и фруктами, но я не вегетарианец, как тебе хорошо известно! Я предпочитаю мясо, мясо! - Да, ты хищник, и это всем известно, - кивнул Урфин. – А эта пропажа означает, что в наших краях завелся вор. - Довольно бессмысленная кража, - заметил я. – Зачем кому-то что-то красть у тебя, хозяин, если ты и так можешь дать каждому по доброте душевной? - Вот и я думаю, зачем? – почесал в затылке Урфин. – Это либо чья-то дурацкая шутка, либо - дерзкая выходка, совершенная с непонятной для меня целью. А ты что думаешь, Гуамоко? Кто это может быть? Я надолго задумался: - Знаешь, хозяин, если бы это происходило в прежние времена, я бы решил, что без этого клоуна Эота Линга дело не обошлось. - Глупости, - возразил Урфин. – Эот Линг никогда не был ангелом, но с какой стати ему заниматься подобными делишками? Ему же пища не нужна! Да и потом этот деревянный оболтус давно бесследно исчез! - Давай рассуждать логически, хозяин. Мы с тобой не знаем, как сложилась судьба Эота Линга, жив он или нет. Значит, он вполне мог найти нас с тобой и начать здесь пакостить из вредности. - У тебя богатая фантазия, - улыбнулся Джюс. – Зачем было Эоту Лингу ждать столько времени? - Извини, но я не вижу другого объяснения происходящему, - стоял на своем ваш покорный слуга. - Ладно, - вздохнул хозяин. – Будем считать, что я подарил картошку с помидорами этому таинственному незнакомцу. Но если подобное повторится, я буду вынужден обратиться к Страшиле Трижды Премудрому. С помощью волшебного ящика сразу станет ясно, кто вор. Так… А теперь слетай, пожалуйста, мой друг, к Жевунам и попроси у них горшок меда. Печень что-то стала пошаливать в последнее время. - Слушаю, хозяин! Я знаю также очень хорошую травку, она тоже помогает печени. Принести траву? - Да, пожалуйста, не в службу, а в дружбу. Ночью я пытался выследить вора, но тщетно. Ваш покорный слуга слышал скрипы и шорохи, но кто это был, мне так и не удалось выяснить. Утром Урфин Джюс обнаружил, что горшок меда и трава для печени исчезли. - Это уже переходит всякие границы, - заметил огородник. - Лети к Страшиле, Гуамоко! Я не спущу этому проклятому вору, кто бы он не был! - Сначала давай проведем собственное расследование, - предложил я. Уговаривал я хозяина, уговаривал и наконец уговорил. На следующую ночь Урфин не стал ложиться спать, а остался караулить вместе со мной с топором в руках. Мы находились во дворе и болтали о всяких пустяках, но в то же время были начеку. Наконец появились какие-то люди, которые несли огромный стол. Как выяснилось, это были слуги королевы Людмилы. Они поставили этот стол неподалеку от нашего домика и положили на него скатерть с кушаньями и напитками: здесь было красное вино, коньяк, пиво высшего сорта с гуляшом, копченая колбаса, сыр, оливки, омары, шашлык, зелень, овощи и фрукты. Слуги Людмилы удалились, и появился он, то есть клоун Эот Линг. Он уселся на землю и запел: Степь да степь кругом, путь далёк лежит, В той степи глухой замерзал ямщик... Я торжествующе посмотрел на хозяина: - Что я тебе говорил? - Да, Гуамоколатоки́нт, ты был прав, а я - нет, - прошептал Урфин. - В который раз убеждаюсь, что ты самый мудрый филин в Волшебной Стране! - Ты мне льстишь, - ответил польщенный ваш покорный слуга. - Мой прадед Каритофилакси был еще умнее. Между тем клоун окончил свое пение и приблизился к нам. - Приветствую вас, повелитель и Гуам! Давненько не виделись. - Гуамоко, - проворчал я. - Держу пари, ворюга, что ты попался! - Не смей меня так называть! - побагровел Урфин и схватился за сердце, поскольку слово "повелитель" пробудило в нем воспоминания о которых он тщетно старался забыть навсегда. - Хозяин, ты в порядке? - забеспокоился я. - Ничего, ничего, - с трудом произнес Урфин, борясь с внутренней болью. - Зачем ты вернулся, Эот Линг? Чтобы издеваться над нами? В прежние времена хозяин души не чаял в клоуне за его ловкость и хитрость, но, изменившись и обратившись к добру, Урфин уже не мог относится к Эоту Лингу, как прежде. - Был Эот Линг да весь вышел, - ухмыльнулся клоун. - Меня теперь зовут Доцент Смайлик и я являюсь верным слугой королевы Людмилы. После твоего второго падения, папаша, я довольно долго скитался по Волшебной Стране, пока не попал в Страну Сказок. Там меня нашла женщина Людмила, в ту пору она еще не была королевой, но мы быстро нашли общий язык. А когда она стала королевой, мои дела и вовсе пошли в гору, да! У нас с королевой к вам деловое предложение. Прошу к столу, угощайтесь. - Ну? - насторожился я. - Кого ты тут назвал папашей? - поморщился Урфин. - И мы не голодны. Я положил свое крыло ему на грудь, и хозяин успокоился, а его дыхание и пульс выравнялись. - Скоро власть переменится, - прошептал воришка, оглядевшись по сторонам. - А всех прежних правителей в шею, включая несравненную волшебницу Стеллу. Неужели вы не видите, что происходит? Все области Волшебной Страны застыли на месте, никакого движения вперед нет. А почему? Сильная власть нужна, кулак! Ты, папаша, пришел дважды к власти и ушел, так и не выполнив этой задачи. А нашей стране действительна нужна хорошая встряска, перестройка и радикальные перемены. А кто в состоянии их осуществить? Только наша дорогая королева Людмила. - Хвастался и волк, что подковы у коня выдерет, а сам без зубов домой пришел, - ответил на это я. - Так будет и с твоей любимой королевой! - Это точно, - подтвердил хозяин. - Вы глупцы и слепцы! - покачал головой клоун. - Гуамоко, папаша, опомнитесь! Рыба гниет с головы. Все эти правители, за исключением Людмилы, ни рыба, ни мясо. Страшила, Дровосек и Смелый Лев все стремятся построить светлое общество, где будут лишь одни Мэри и Марти Сью, то есть личности идеальные во всем. Но разве такое может быть? В том-то и дело, что нет! Такого никогда не было и не будет! Невозможно, чтобы на Земле воцарились тотальная доброта и красота. А несравненные Прем Кокус и Ружеро? Известно ли вам, что они создали в своих странах подпольную индустрию и в результате купаются в роскоши, в то время как простой народ страдает и мучается? И за такое дерьмо вы готовы отдать свои жизни? Не будьте идиотами! Стелла... Корчит из себя белую и пушистую, а у самой тоже небось не один скелет находится в шкафу. Нам всем нужно объединиться, сбросить это проклятое иго и оздоровить Волшебную Страну! - Ложь! - завопил не своим голосом Урфин Джюс. - Ты все врешь, скотина! Насчет Према Кокуса и Ружеро о том, что они создали подпольную индустрию, действительно было враньем. Королева Людмила велела распускать эти слухи, надеясь переманить Жевунов и рудокопов на свою сторону. - Эх, папаша, папаша! - повертел головой Эот Линг он же Доцент Смайлик. - И тебе не стыдно? Сам меня сделал, а теперь гнушается! - Я тебя смастерил и оживил с помощью порошка, я тебя и убью! - Урфин угрожающе взмахнул топором. - Полегче, старичок, - осклабился клоун. - За меня отомстят. Причем поплатятся все твои добрые друзья и знакомые. Урфин глубоко вздохнул и опустил топор. - Вот так-то лучше. Значит, вы наотрез отказываетесь служить верой и правдой королеве Людмиле? - Да, отказываемся! Катитесь вы со своей королевой колбаской по всем путям и дорогам! - ответили мы с хозяином. - Что же... Вы еще пожалеете о своем отказе! Ведь королева могла бы так возвысить вас! - Не дождетесь! - гордо ответил Урфин, а я ухнул в знак согласия. - Тогда прощайте! И последнее: о моем визите и воровстве никто не должен знать. В противном случае ваших друзей ожидают крупные неприятности. Бай-бай! Эот Линг он же Доцент Смайлик усмехнулся, дал знак другим слугам Людмилы, и вскоре все они удалились, забрав стол с яствами. Чуть позже мы держали совет с гномами о том, как нам быть. Кастальо посоветовал мне и хозяину не лезть на рожон и пока ничего не сообщать остальным. Тем более, что Стелле скоро станет все известно".

Ильсор: Захар , большое спасибо за интересное продолжение. Гуамоко - прямо таки ГУАМОКО! Очень хорошо образ получился. Жду продолжения

Захар: Спасибо большое, мне очень приятно, что вам понравилось.

Захар: Кто тебя выдумал, Звёздная страна? Снится мне издавна, Снится мне она. Выйду я из дому, Выйду я из дому, Прямо за пристанью Бьётся волна. Ветреным вечером Смолкнут крики птиц. Лёгкий замечу я Свет из- под ресниц. Тихо навстречу мне, Тихо навстречу мне, Выйдет доверчивый Маленький Принц. Самое главное- Сказку не спугнуть. Миру бескрайнему Окна распахнуть. Мчится мой парусник, Мчится мой парусник, Мчится мой парусник, В сказочный путь. Где же вы, где же вы, Счастья острова? Где побережия Света и добра? Там, где с надеждами, Там, где с надеждами Самые нежные Дружат слова. В детстве оставлены Давние друзья. Жизнь- это плаванье В дальние края. Песни прощальные, Гавани дальние, В жизни у каждого Сказка своя. Песня из фильма "Пассажир с "Экватора"" 1968 год. После происшествия с клоуном Эотом Лингом или Доцентом Смайликом Урфин Джюс и его верный друг филин Гуамоко не могли себя чувствовать в безопасности, находясь в собственном доме. Им постоянно казалось, что там кто-то ходит, шумит, скрипит и шуршит. Поэтому они отправились в Изумрудный Город, чтобы сменить обстановку, а заодно и немного подлечиться. Годы как никак сказывались. Доктора Бориль и Робиль при поддержке Стеллы назначили Урфину и филину курс лечения. Все остальные, включая Железного Дровосека и Смелого Льва с любимым внуком, находились там, то есть в Изумрудном Городе, и ждали Элли, а заодно и Энни с Тимом. Друзья были очень счастливы, их совсем не беспокоило то, что границы между Волшебной Страной и Большим Миром нарушены, главное, что они вновь увидят тех, кто им дорог. А все остальное приложится, как считали друзья, а как же иначе? Тем более что волшебница Стелла пообещала, что лично займется решением этого вопроса. - Может быть, все-таки рассказать им? - колебался Урфин Джюс. - Не нравится мне, что они пребывают в такой эйфории, ох, не нравится... - Не надо, хозяин, - возражал Гуамоко. - С королевой Людмилой шутки плохи, мне это стало ясно, как только я увидел ее. - Но ведь всей Волшебной Стране вновь грозит беда! - Да, увы... Однако нам не привыкать к этому, верно? И пусть лучше эта королева видит, что все мы счастливы и довольны, чем то, как мы напряжены и готовимся к войне. Поверь моему жизненному опыту, хозяин, так будет безопаснее! А теперь, извини, у меня свидание. - Чего? Чего? - округлил глаза Урфин. - Какое еще свидание? Только не говори мне, что ты влюбился, дружище! - Да, это так. - Я рад, Гуамоко, что ты нашел себе подругу жизни. Она молода и красива? - Она дама в возрасте, как и я, но еще очень ничего, - засмеялся филин. - Я заинтригован... Кто же это? - Всему свое время, хозяин, - отмахнулся Гуамоко и улетел. А Урфин взял цветок, что стоял в вазе неподалеку, в комнате, которую им выделили на двоих с филином, и стал срывать с него лепестки: - Любит - не любит - плюнет - поцелует - к сердцу прижмёт - к черту пошлёт! Тьфу! Во дает Гуамоко! Заразил меня своей любовной горячкой. Что же касается филина, то он прилетел на на небольшую полянку за городом, где уже его ждала, кто как вы думаете? Сама ворона Кагги-Карр собственной персоной. Филин протянул даме своего сердца розу, сорванную по пути. - Примите, мадам, сей цветок от восхищенного поклонника. - Ах, вы так любезны, дорогой Гуамоко! - закатила глазки Кагги-Карр и взяла розу. - Видите ли... Я уже старик и не знаю слов любви. - Ну что вы, Гуамоко, вы еще вовсе не старый, - возразила ворона. - Не перебивайте, пожалуйста, моя дорогая, дайте мне закончить. Итак... Когда я увидел вас, Кагги-Карр, я почувствовал себя утомленным путником, который на склоне жизненного пути узрел на озаренном солнцем поле нежную и ароматную фиалку. - Ах! Ох! Я, кажется, начинаю догадываться. Неужели нежная фиалка - это я? - Да, да. Именно! Вы разгадали мой секрет, Кагги-Карр. - Ай-яй-яй! Какой же вы шалун и проказник, - расхохоталась ворона. - Кагги-Карр, умоляю, скажите, что может утолить жажду измученного путника? - Вода, конечно. И разумеется, волшебный виноград. - Неплохо бы... Но нет, моя дорогая, я не имею в виду материальное наслаждение. Скажите, может ли усталый путник в конце жизненного пути прижать эту нежную-нежную фиалку к своему исстрадавшемуся сердцу? - О! О! О! - Я влюблялся много раз, но не ничего не выходило, - признался Гуамоко, вздохнув. - Как только мои совушки узнавали, что я жил у Гингемы, они наотрез отказывались от серьезных отношений. Чего совы боялись, ума не приложу. Неужели я так уж плох? А у вас был кто-нибудь? Кагги-Карр поколебалась немного и сказала: - Ну... Был один ворон. Он встречался со мной довольно долго, а потом в один прекрасный день женился на моей лучшей подруге. - Я не собираюсь жениться на вашей подруге! - Вам это и не удастся. Я ликвидировала всех своих подруг! Пауза... - Кагги-Карр, простите скромному страннику прямой вопрос. - Да. - Согласны ли вы стать повелительницей моего сердца? Кагги-Карр потупила глаза. - Ну не терзайте меня, моя королева. Шепните мне только, блеснет ли для меня луч надежды. - Дорогой Гуамоко! Как это ни странно звучит, но вы стали для меня очень дороги и я часто думаю о вас. И вы совсем не плохой, уверяю вас! Просто те совы питали предубеждение насчет Гингемы и это распространялось и на вас, поскольку вы жили у покойной колдуньи. Но... - Что "но"? - Простите, но я вам не верю. После того, как тот ворон предал меня, я потеряла веру в настоящую любовь между мужчиной и женщиной. - Как? Вы отказываетесь от моей любви? - Нет, не в том дело. Видите ли, я привыкла командовать, даже сам Страшила Трижды Премудрый у меня иногда под каблуком, между нами говоря. Я очень вспыльчива и могу испортить жизнь любому, даже такому прекрасному филину, как вы. Поэтому давайте не будем спешить. Жизнь покажет, как быть дальше с нашими чувствами. Я не могу поступить иначе. - Но я не буду терять надежды! - Само собой. Поверьте, надежда - это прекрасное чувство. - Но любовь еще прекраснее! Пойдемте, погуляем, а? - С удовольствием, мой Гуамоко. "Придет время и она будет моей", - размышлял филин, прогуливаясь с Кагги-Карр. Страшила Трижды Премудрый занимался всемирной историей с Железным Дровосеком. В занятиях принимали также участие Смелый Лев с внуком. Старый Лев вскоре задремал, зато его внук ловил каждое слово, уж очень он любил учиться и жаждал знаний. Страшила долго говорил и распинался, а затем устроил ученикам опрос. - Как звали самого крупного врача античности? - Гиппократ, - ответил Железный Дровосек. - Имя древнеегипетской богини радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия и домашнего очага? - Баст или Бестет, - бойко сказал внук Смелого Льва. - Молодцы! Пойдем дальше... Но тут прилетела голубка с письмом короля Валибальда о том, что Элли уже находится в Волшебной Стране, а точнее в Стране Сказок. Все обрадовались и стали собираться в дорогу. Дождавшись филина и Кагги-Карр, вся компания, включая Урфина Джюса, Фараманта и Дин Гиора, тронулась в путь. И конечно, с ними были доктора Бориль и Робиль, которые следили за здоровьем каждого. За главного в Изумрудном Городе остался племянник Фараманта, умный и подающий большие надежды Альф. Друзья шли и пели песню: Пусть поет нам ветер веселей, Пусть нам солнце ласковое светит, Кто имеет на земле друзей, Тот не зря живет на белом свете. Раз, два – горе – не беда, Унывать не надо никогда. Выше нос, и хвост держи трубой, Знай, что верный друг всегда с тобой. Кто на ветер не бросает слов, Кто в беде не дрогнет от испуга, Кто отдать последнее готов, Только тот достоин званья друга. Если надо, друг пройдет всегда Через горы и лесные чащи. Вместе радость, вместе и беда – Вот закон у дружбы настоящей. Наконец друзья приблизились к большому мосту, который отделял Страну Сказок от остальных областей Волшебной Страны. На этом мосту постоянно кто-то дежурил. В этот день там дежурил бравый солдат Швейк из романа "Приключения бравого солдата Швейка" чешского писателя Ярослава Гашека. Он играл с двумя приятелями в карты, не замечая, что происходит вокруг. - Добрый день, господа, пропустите нас! - закричал Страшила. Никакого эффекта. Тогда Железный Дровосек взял свою воронку как рупор и закричал: - Мы друзья короля Валибальда! Мы пришли, чтобы увидеть нашу подругу Элли Смит, по любезному приглашению вашего правителя! Все было тщетно. Швейк с приятелями по-прежнему были заняты картами. - Что-то это мне напоминает, - проворчал Фарамант и покосился на Дин Гиора. Тот смутился. - Я вижу придется рявкнуть по звериному, - заявил Смелый Лев. - Дедушка, тебе нельзя перенапрягаться, - мягко заметил внук. - Лучше я рявкну! - Ладно, парень, твое счастье, - кивнул большой головой Смелый Лев. Молодой Лев так рявкнул, что все птицы, которые болтали неподалеку о чем-то своем, разлетелись кто куда. Только тогда Швейк с приятелями оторвались наконец от карт. - Добрый день, - благодушно улыбнулся бравый солдат Швейк. - Меня зовут Йозеф Швейк, верный слуга короля Валибальда Второго, к вашим услугам! Вы находитесь у самой Страны Сказок! Кто вы такие и куда идете? Наши друзья представились и еще раз сообщили о цели своего визита. - А вы точно хорошие знакомые нашего короля? - засомневались приятели Швейка. Обстановку разрядили появившиеся граф Де Ла Фер и чародей Мерлин. Они поручились за всю компанию, и Швейк с приятелями посторонились. - Да здравствует наш король Валибальд Второй! Ура! - закричал Швейк, а все остальные подхватили его клич. - Ну вот скоро мы встретим Элли, - прошептал Дровосек, когда друзья миновали мест и оказались на земле. - Я так волнуюсь... - Да будет тебе, - стал утешать друга Страшила. - Элли всегда была и будет нашим другом! - Но ведь Элли уже не дитя, - заметил Дровосек. - А вдруг, став взрослой, она разочаровалась в нас? - Не говори ерунды! - возмутилась Кагги-Карр. - Я верю в нашу Элли! - И я, - подхватил Смелый Лев. - И мы! - закивали Дин Гиор с Фарамантом. - Да, дружище, это дурная мысль, поэтому выбрось ее из головы! - посоветовал Страшила. Железный Дровосек вздохнул: - Чем старше мы становимся, тем меньше в нас невинности. Страшила с удивлением посмотрел на друга: - Ты что, приобрел себе мозги? Давно бы так! Я давно тебе говорил, что они еще лучше сердца. - Нет, мой друг, одного сердца мне вполне достаточно, - ответил Дровосек. - А что касается знаний, то ты же сам взялся давать нам уроки. - И как я вижу, мои уроки пошли тебе на пользу, - с одобрением кивнул Страшила. - Ты совершенствуешься прямо на глазах. - Стараюсь. Давайте лучше опять споем, - предложил Железный Дровосек. И друзья опять запели: Чтоб жилось на белом свете веселей, Кто-то музыку придумал для людей, И с тех пор один мурлычет сам себе, А другой весь день играет на трубе. Ну, а мне всего дороже саксофон, и грустить, и веселиться может он, То, как зверь, он вдруг завоет, то, шутя, Засмеется и заплачет как дитя. В мире лучше контрабаса не найти, Хоть в автобус очень трудно с ним войти, Но, едва за струны тронешь этот бас, Как у многих сразу ноги рвутся в пляс. За собой ведет оркестр барабан, как ведет корабль в море капитан, Чуть быстрее, веселее, так держать! Разрешаю всей команде отдыхать! Все в оркестре инструменты нам нужны, Но добавить по секрету мы должны, Чтоб играли музыканты веселей Ты в ладоши вместе с нами дружно бей! А тем временем король Валибальд Второй устроил для гостьи и дамы своего сердца экскурсию по Стране Сказок. Хоть прошло и не так много времени с момента знакомства Элли и короля, но они сблизились и даже стали говорить друг другу "ты". Бывшая королева Арабелла была очень довольна. "Судя по всему, дело идет к свадьбе", - думала она. Арабелла мечтала о том, чтобы женить своего любимого сына и нянчится с внуками, которых, как она считала, у Валибальда Второго может быть много. Первым делом король познакомил Элли с историей своего государства. - В давние времена мы жили в большом мире. Люди не делили тогда природу на живую и неживую. Тогда считалось, что все вокруг живое, в том числе и наша планета Земля, - начал свой рассказ Валибальд. - Некоторые наши современные ученые с этим полностью согласны, - улыбнулась Элли, отхлебнув кофе, стоявший перед ней. - Ой, прости, больше не буду перебивать. Продолжай, пожалуйста. - В ту далекую эпоху люди глубоко почитали традиции, древние мифы, законы и обычаи. Совершенно нормальным и естественным казалось тогда существование волшебников, колдунов, фей, ведьм, домовых, вампиров, упырей, гномов, великанов, леших, русалок с водяными, эльфов, единорогов, кентавров, драконов и прочих существ. Люди братались с ними и были счастливы, насколько это было возможно. Такая гармония и идиллия продлилась вплоть до средневековья. Когда христианская церковь заняла господствующее положение в обществе, она заявила, что все волшебные существа, которые не имеют отношения к человеку, а также волшебники, колдуны и феи, являются порождением дьявола и зла, следовательно, их нужно уничтожить. Церковь потребовала от тогдашнего короля Страны Сказок Гэндальфа Отчаянного (прошу не путать с Гэндальфом из "Властелина Колец") помощи и сотрудничества в борьбе с "нечистой силой" и колдунами. Король наотрез отказался и даже вспылил: "Это мои подданные, я не допущу, чтобы вы им причинили вред!" В ответ на это Церковь начала войну со всеми нами. То, что часть из нас, включая королевскую семью, являлась христианами, не остановило ее. Война длилась с переменным успехом почти двести лет... - Какой ужас! - не выдержала Элли. - Я тоже христианка, и любая война - это ужасно. Неужели не было никакого способа предотвратить ее? - И я христианин, Элли, поэтому тоже стараюсь все решать мирным путем. Но, увы, иногда такого способа просто не существует, - грустно улыбнулся Валибальд. - Такова жизнь... Думаешь, мы не пытались? Однажды во время той войны, когда церковники захватили в плен несколько наших юных фей, король попытался освободить их в обмен на живую воду. Инквизиторы поклялись кровью Христа, что не станут причинять вреда феям, но обманули тогдашнего правителя. Когда посланники Гэндальфа Отчаянного прибыли на место, юные феи были зверски задушены... - Кошмар! - Прости за такие подробности, но ведь горькая лучше лжи, верно? - мягко спросил король. - Да, это так. Мы не должны жить во лжи, - согласилась Элли. - Война продолжалась, гибли люди, волшебные существа, дети. Своих погибших в той войне церковь причислила к лику святых. Наконец Бог решил сжалится над нами. Римским папой был избран относительно неглупый человек, который заключил мир со Страной Сказок, но потребовал, чтобы мы навсегда покинули свою родину. "Живите, мол, как хотите, но не вмешивайтесь в нашу жизнь и дела", - заявил тот римский папа. Делать нечего, пришлось нам покинуть обжитые места. Мы не хотели больше воевать и у нас не осталось сил бороться с Церковью. Мы скитались по разным уголкам мира, но со временем туда обязательно кто-нибудь забирался, и мы были вынуждены искать новые убежища, потому что опасались, что опять начнется война, и тогда придется совсем худо. До нас, конечно, доходили слухи о том, что времена изменились, но ничто уже не было прежним. Люди перестали почитать древние законы, обычаи и традиции. Со временем почти исчезла вера в колдовство и волшебных существ, те кто продолжал рассказывать истории о них, стали считать сумасшедшими. Лишь детям, хоть и не сразу, долгое время велась борьба за сказку, стало дозволено верить, но только до определенного момента. Думаю, ты понимаешь меня... - Да, - вздохнула Элли. - Мир ребенка - яркий и живой. И любой ребенок знает, что такое Волшебство. Волшебство - это то, чего не бывает, но это невозможное, которое есть. Понятно, что этого быть не может, но это - вот есть. Сказал заветные слова и у тебя в руке сто порций мороженого. А где-то там далеко живет добрый Санта Клаус и Фея в голубой накидке. И каждый ребенок в глубине души верит в это. Он верит, что если попросить от всего сердца, то этот день не закончится никогда. И бабушка с дедушкой не умрут, и папа не будет ссориться с мамой. А потом детям говорят: "Пора взрослеть!". Их учат школа, колледж и университет, которые рассказывают о мире совсем другие, чем дети считали, вещи... Потому что для Законов Природы что не положено, то не положено. Колдовать и плакать бесполезно, потому что чудес не существует. Впрочем, ведь мы находимся в Волшебной Стране, где логика и здравый смысл, присущие большому миру, могут и не действовать, правильно? - Правильно, Элли, - ободряюще кивнул Валибальд. - Я рад, что повзрослев, ты сохранила веру в волшебство и чудеса. Но мы несколько отклонились от темы... Итак... После той войны, где мы только не были на пустынных просторах Азии, Африки и Америки. И вот король Гиацинт, мой дедушка,я тебя потом с ним познакомлю, привел однажды наш народ в Волшебную Страну. Здесь Страна Сказок начала новую жизнь. Наша численность все увеличивалось, помимо героев сказок, к нам стали присоединяться литературные персонажи и кумиры вашего кино. Гулливер, граф Монте-Кристо, граф Дракула, Робинзон Крузо, Шерлок Холмс, доктор Ватсон, доктор Франкенштейн, Фантомас, Гарри Поттер и прочие, прочие, прочие. Через три года после прихода в Волшебную Страну дед мой отказался от власти и передал трон моему отцу, Валибальду Первому, который женился на моей матери. После смерти отца на трон вступила моя мать, а затем после того, как я достиг совершеннолетия - мы с сестрой стали правителями. Следует отметить, что Валибальд Второй не знал о подлинных событиях в результате которых его отец пришел к власти, поскольку по приказу покойного короля все это было предано забвению и глубокому молчанию на веки вечные даже в случае смерти Валибальда Первого... Король еще долго говорил о правлении своего отца и матери, о своем вечном соперничестве с сестрой и законах. - Я не утомил тебя? - заботливо поинтересовался Валибальд, вытерев лоб. - Тогда продолжим. Идем, ты должна увидеть жителей нашей страны и всю красоту государства. - Кое-что я уже видела и знаю. Но я готова. - Чудненько! Так как ты считаешь, Элли, что такое волшебник? - Волшебник? - Элли глубоко призадумалась. - Да тот, кто честен, добр и смел, тот и есть волшебник!!! - Недурно сказано. Молодец! Король взял Элли под руку и вывел из дворца.

Захар: - Добро пожаловать в райский сад Эдем! - торжественно произнес Валибальд Второй, лично отперев ворота, к большому неудовольствию стражника: - Не королевское это дело, ваше величество. Но нынешний король Страны Сказок уже давно поступал по своему. - Неужели это тот самый райский сад? - изумилась Элли. - Ну не совсем, но мы приложили все усилия, чтобы восстановить его здесь, - улыбнулся Валибальд. - Красиво, не правда ли? Лепота! Элли огляделась по сторонам и не могла с ним не согласится. Перед ними находился прекрасный сад с густыми деревьями и пушистыми цветами. На деревьях переговаривались между собой птицы. Все дорожки усыпаны круглыми сверкающими камушками. Около старой липы возился какой-то человек маленького роста с большой головой. - Это дядюшка Помпа, самый главный садовник и огородник, нашего государства, - представил его Элли король. - Может вырастить все что угодно, даже полезную вещь в хозяйстве. Здравствуй, дядюшка Помпа, здравствуй, дорогой! - Здравствуйте, ваше величество, - пробормотал дядюшка Помпа. - Приветствую вас и вашу спутницу. - Дядюшка Помпа, а булавку вы можете вырастить? - поинтересовалась Элли. - Булавку? Без проблем, сударыня, - отозвался дядюшка Помпа. Элли протянула ему свою булавку. Садовник оторвал от нее кусочек, посадил в землю, взял лейку с водой, которая находилась неподалеку и полил. И о, чудо! Из под земли стала расти точно такая же булавка, как у Элли. Когда все было готово, дядюшка Помпа с гордостью продемонстрировал выращенную вещь, вытащил булавку из под земли и протянул Элли. - Ну и чудеса! - покачала головой Элли. - Впрочем, чему удивляться, раз мы в Волшебной Стране! Вы молодец, дядюшка Помпа. - Не стоит благодарности, сударыня. А теперь, извините, меня ждут дела. Дядюшка Помпа опять занялся липой, а Валибальд с Элли отправились на дальше. Около небольшого ручейка они увидели двоих совершенно обнаженных людей - мужчину и женщину. - Это всем известные Адам и Ева, - пояснил король. Адам и Ева были заняты собой, поэтому не обратили на них никакого внимания. - Вот она жизнь, - произнесла Ева. - Как ты прекрасен, муж мой! Как ты силен! - Какая же ты у меня красивая, - Адам поцеловал свою спутницу. Недалеко на дереве висели плоды. Ева хотела было сорвать плод, но Адам остановил ее: - Что ты, Ева, опомнись! Господь строго-настрого запретил нам трогать и есть плоды с древа Познания, поскольку мы умрем от них. Послышался хлопок, и на дереве появился Змей. - Нет, Адам и Ева, вы не умрете, вы только познаете добро и зло, - заявил он. - Не искушай нас, - ответил Адам. - Чего же вы боитесь? - засмеялся Змей. - Господь обманывает вас! Вы не умрете, это так же верно, как и то, что я нахожусь здесь. - Адам, я хочу попробовать эти плоды, - решительно произнесла Ева. - Правильно! Умница! Давай, давай, не пожалеешь! - одобрил Змей. Ева приблизилась к дереву, сорвала плод и вкусила его. Адам побледнел от страха, а затем подошел к дереву, тоже сорвал плод и принялся есть. Небо заволокло тучами, грянул гром, а затем послышался грозной голос: - Адам и Ева! Вы предали меня и послушались искусителя! Почему, почему, вы ослушались меня, неблагодарные? В наказание я вас изгоняю из рая на веки вечные! Вы познаете холод и голод, болезни и беды! Да будет так! Затем раздался оглушительный грохот. Элли и Валибальд упали. Когда все стихло, то они увидели, что Адама с Евой, а также Змея уже нет. - Скажи, Элли, Бог поступил правильно, изгнав Адама с Евой из рая? - поинтересовался король. - Ну... Если они ослушались его, то да, - ответила Элли. - То есть, если бы твои родители запретили бы тебе в детстве трогать плоды с какого-то дерева, а однажды, когда ты ослушалась этого запрета, выгнали бы тебя из дому, это было бы справедливо? - приподнял брови Валибальд. Элли задумалась: - Нет, все-таки Бог неправ. Нужно было придумать какое-то другое наказание. А вообще, Валибальд, это сложный вопрос. - И не говори... Пройдя весь райский сад, они очутились на дороге. Первым кого они встретили был маленький человечек. - Пожалуйста, нарисуйте мне барашка, люди добрые, - попросил он. - Что-то очень знакомое, - заметила Элли. - Ты случайно не Маленький Принц? Человечек смутился. - Да, Элли, это тот самый маленький Принц, - кивнул Валибальд. Маленький Принц робко протянул им по листу бумаги и карандаш. Элли с королем нарисовали двух барашков, повозились немного с Маленьким Принцем и двинулись дальше. - Это еще присказка, не сказка, сказка будет впереди, - говорил Валибальд. Чуть позже на дороге показалась девушка лет шестнадцати, с красной шапочкой на голове и корзинкой в руках. Она шла и пела песенку: Если долго, долго, долго, Если долго по тропинке, Если долго по дорожке, Топать, ехать и бежать, То, пожалуй, то, конечно, То, наверно-верно-верно, То, возможно-можно-можно, Можно в Африку прийти. А-а, в Африке реки Вот такой ширины. А-а, в Африке горы Вот такой вышины. А-а, крокодилы, бегемоты, А-а, обезьяны, кашалоты, А-а, и зелёный попугай, А-а, и зелёный попугай. Если только, только, только, Если только на дорожке, Если только на тропинке, Встречу я кого-нибудь. То, тому, кого я встречу, Даже зверю, верю, верю, Не забуду, буду, буду, Буду здрасьте говорить. А-а, в Африке реки Вот такой ширины. А-а, в Африке горы Вот такой вышины. А-а, крокодилы, бегемоты, А-а, обезьяны, кашалоты, А-а, и зелёный попугай, А-а, и зелёный попугай. Но, конечно, но, конечно, Если ты такой ленивый, Если ты такой пугливый, Сиди дома не гуляй. Ни к чему тебе дороги, Косогоры, горы, горы, Буераки, реки, раки, Руки, ноги береги. А-а, в Африке реки Вот такой ширины. А-а, в Африке горы Вот такой вышины. А-а, крокодилы, бегемоты, А-а, обезьяны, кашалоты, А-а, и зелёный попугай, А-а, и зелёный попугай. - Ну долго гадать не придется, я знаю, кто это, - улыбнулась Элли. - Только как же так... Ладно, сейчас все станет ясно. - Здравствуйте, - сделала реверанс девушка, которую звали Красная Шапочка. - Здравствуй, здравствуй, - закивали король и Элли. - К бабушке спешишь? - Ага, - кивнула девушка. - А за мной пятам идут не один, а целых два волка. Один - младший брат того, которого убили лесорубы, а второй - друг того волка. Да вот и они сами... Увидев короля Валибальда, волки предпочли не рисковать и спрятались в кустах. - Рада познакомился с вами, - Элли подала руку Красной Шапочке. - Меня зовут Элли Смит. Моя младшая сестра Энни написала о вас курсовую работу. - О, как это мило, - зарумянилась Красная Шапочка. - Но я всегда считала, что Красная Шапочка - это маленькая девочка, - продолжила Элли. - А что же получается? - Очень многие почему-то так считают, - заметила Красная Шапочка. - Но если внимательно прочесть сказку Шарля Перро, без обработки для детей, то станет ясно, что Красная Шапочка - это девушка, а никак не маленькая девочка. - Да, кажется, все стало ясно, - улыбнулась Элли. - Спасибо. - А теперь извините, люди добрые, мне пора, бабушка уже заждалась. Красная Шапочка почтительно поклонилась королю с Элли и пошла дальше. - Ну как, тебе нравится у нас? - ласково спросил Валибальд. - Очень. Они остановились отдохнуть и увидели маленькую одинокую девочку, сидящую на пне. - Еще одна, всем известная героиня, - прошептал король Элли. - Что случилась, милая? - участливо поинтересовалась Элли. - Кто тебя обидел? И где ты живешь? Девочка вздохнула и принялась рассказывать: - Видите ли, я ищу мальчика, с которым я вместе выросла. Мы жили так дружно – я, он и наша бабушка. Но однажды он взял санки и ушел на городскую площадь. Он привязал Свои санки к большим саням – мальчики часто так делают, чтобы прокатиться побыстрее. В больших санях сидел человек в белой меховой шубе и белой шапке. Едва мальчик успел привязать свои санки к большим саням, как человек в белой шубе и шапке ударил по коням: кони рванулись, сани понеслись, санки за ними – и больше никто никогда не видал мальчика. Имя этого мальчика... - Кай! - вскричала Элли и поспешила обнять девочку. - Ну конечно! Ты же Герда! Все будет хорошо, ты найдешь своего своего названного брата и друга. Иди прямо на север, никуда не сворачивая... Там живет Снежная Королева. Ой! Какой холод! Но ведь мы же в Волшебной Стране! Чья-то ледяная рука опустилась на ее плечо. - Ой! - вскричала Герда. - Это же тот кто хотел купить у нас с бабушкой розы! И вот вскоре после этого Кай исчез... - Опять собираетесь испортить кому-то жизнь, господин Советник? - сухо спросил король Валибальд. - В память об отце я проявил к вам большую снисходительность, но если... - А-а, ваше величество, - Советник убрал руку с плеча Элли. - Прошу прощения... Я обознался и совсем не туда попал, куда нужно. Передавайте привет вашей дорогой сестре! Он поклонился и потопал прочь. Герда также заторопилась: - Была рада встрече, спасибо за сочувствие, но мне нужно найти Кая. - Удачи! - пожелали Элли с королем. - Как странно, - задумчиво произнесла Элли, когда девочка скрылась из виду. - Я помню эту сказку Андерсена наизусть. И там нет никакого Советника. Откуда же он здесь взялся? - Да, у Андерсена нет никакого Советника, - подтвердил Валибальд. - Но в 1938 году советский драматург Евгений Шварц написал пьесу по мотивам легендарной истории Андерсена. Там помимо известных персонажей появились новые: Сказочник, учитель Кая и Герды, а также Советник, верный слуга Снежной Королевы. А вот и наш Сказочник... Появляется молодой человек лет двадцати пяти. - Добрый день, ваше величество, - почтительно поздоровался он. - Вы случайно Герду не видели? Король и Элли показали, куда пошла Герда, и двинулись дальше. Элли погрузилась в молчанье. Ей было о чем подумать. - Нашим дорогим друзьям я сообщил о твоем прибытии, они скоро прибудут в Страну Сказок, - нарушил молчание Валибальд. - Потом с тобой очень хочет пообщаться волшебница Стелла. Однако я думаю, будет справедливо, если ты перед всем этим ты увидишь кое-кого, кто также хочет повидаться с тобой. - Я заинтригована... Кто же это? - Это сюрприз... Но сперва мы с тобой попьем чайку у Алисы из Страны Чудес и ее мужа Шляпника. - Что? Алиса вышла замуж? - Да, Шляпник и Алиса вступили в брак. Ждут не дождутся, когда у них появится первенец. Они подошли к белому и очень уютному домику. Возле него стоял уже накрытый стол. Алиса и Шляпник оказались именно такими, какими представляла их Элли. Время за столом пролетело незаметно, Элли было здесь очень уютно, королю с трудом удалось уговорить ее отправится навстречу со старым знакомым. Наконец они пришли к морю, которую находилось в Стране Сказок. Элли опустилась на песок. Послышалась песня, которую исполнял хороший знакомый голос: Все года и века и эпохи подряд Всё стремится к теплу от морозов и вьюг. Почему ж эти птицы на север летят, Если птицам положено только на юг? Слава им не нужна и величие. Вот под крыльями кончится лёд, И найдут они счастье птичее, Как награду за дерзкий полёт. Что же нам не жилось,что же нам не спалось? Что нас выгнало в путь по высокой волне? Нам сиянья пока наблюдать не пришлось. Это редко бывает-сиянья в цене! Тишина. Только чайки-как молнии. Пустотой мы их кормим из рук. Но наградою нам за безмолвие Обязательно будет звук. Как давно снятся нам только белые сны, Все другие оттенки снега занесли. Мы ослепли давно от такой белизны, Но прозреем от чёрной полоски земли. Наше горло отпустит молчание, Наша слабость растает,как тень. И наградой за ночи отчаянья Будет вечный полярный день. Север,воля,надежда,-страна без границ, Снег без грязи,как долгая жизнь без вранья. Вороньё нам не выклюет глаз из глазниц, Потому что не водится здесь воронья. Кто не верил в дурные пророчества, В снег не лёг ни на миг отдохнуть, Тем наградою за одиночество Должен встретиться кто-нибудь. - Дядя Чарли! - радостно вскричала Элли и бросилась на шею одноногому моряку, который приближался к ним в сопровождении своих новых друзей с которыми вместе плавал и ловил здесь рыбу. - Девочка моя! Хо-хо! Вот мы и снова встретились! А я уже целый год живу в Волшебной Стране. И ни о чем не жалею. Король Валибальд с улыбкой отошел в сторону, чтобы дать им возможность пообщаться. Как оказалось, компаньон Чарли Блека, с которым тот работал много лет, подставил ничего не подозревающего Чарли, и пришлось Блеку оставить морское дело. На последние сбережения моряк купил воздушный шар и без сожаления расстался с опостылевшей ему современной цивилизацией. В свою очередь Элли поведала дяде свою историю. Чарли подивился, изучая волшебный плащ. - Ну и дела! Кто же дарит такие уникальные подарки? - недоумевал он. - Знаешь, Энни с Тимом тоже скоро прибудут в край чудес. - Да ну?! А зачем? Что-то случилось? - Да вот Тиму забраковали курсовую работу о Волшебной Стране. Ты, конечно, слыхала об этом? - Нет, мне об этом почему-то ничего не сообщили... Бедняга Тим! Он с таким восторгом писал курсовую работу. После этого моряк представил Элли своим друзьям. - Это моя племянница Элли Смит. Прошу любить и жаловать! - Эдмон Дантес, он же граф Монте-Кристо, - поклонился самый первый мужчина. - Всем известный Джон Сильвер из романа "Остров сокровищ", - поклонился пират с попугаем на плече. - Эфроим Длинныйчулок, из произведения Астрид Линдгрен и папа этой милой девочки, - поклонился третий мужчина. - Пеппилотта, - девочка пожала руку Элли. Та вздрогнула, ибо рукопожатие оказалось очень сильным. - Ой, простите, - извинилась Пеппи. Завязалась дружеская беседа. - Стивенсон о многом умолчал в своем романе, - заметил Джон Сильвер. - О чем же? - не удержалась Элли. - Ну все карты я раскрыть не могу, - засмеялся Сильвер. - Но вот кое-что, почему бы и нет? Например, родители Джима Хокинса промышляли контрабандой. - Да что вы говорите! - Именно так, уважаемая Элли Смит. Второе: доктор Ливси никакой не врач. - Но вот в это я не могу поверить! - Внимательно перечитайте роман на досуге. Ливси - хороший военный, прекрасно обращается с оружием, но в медицине понимает лишь столько, сколько любой образованный человек своего времени и не более того. Все пациенты Ливси умирают, никого он не смог спасти. Какой же он врач, скажите на милость?! Даже капитану Смоллету хорошо повязку сделать не смог, сквайр и Грей переделывали за него эту работу. - М-да... Но зачем же ему понадобилось выдавать себя за врача? Ведь Ливси же судья к тому же. Или это тоже выдумка? - Нет, насчет судьи это правда. А вот насчет врача все туманно. Я предполагаю, что Ливси таким образом хотел скрыть то, что является приверженцем якобитов. - Это довод неосновательный, но не будем спорить, - улыбнулась Элли. - Продолжайте, пожалуйста, все это очень интересно. - Мы с ребятами не замышляли мятеж на "Испаньоле". Старина Джим Хокинс все это выдумал, чтобы кое-что скрыть. - Ничего себе! Но что же именно хотел скрыть Джим? - Сквайр Трелони вместе с Редрутом почему-то невзлюбили паренька. То ли почувствовали в нем опасного конкурента в будущем, то или еще что... В общем, сквайр велел Редруту избавиться от Джима при первом удобном случае. Именно это услышал наш юнга. Сначала он хотел рассказать обо всем Ливси, которому тогда очень доверял, но передумал и буквально высосал из пальца байку о бунте. Ловкий малый, не правда ли? - Да уж... А почему доверял? Разве теперь Джим не доверяет Ливси? - Нет, увы... То путешествие сильно испортило Джима. Он заболел золотой лихорадкой, то есть свихнулся на золоте, жить без него не может. Ливси пытался его вылечить с помощью своих знакомых врачей, но безуспешно... А что касается несравненного сквайра Трелони, то сокровища не принесли ему счастья. Он спился, промотал все свое состояние и теперь бродяжничает неизвестно где. Вот к чему порой приводят погони за кладами! Некоторое время царило молчание. Потом Валибальд выступил вперед и сообщил о прибытии Страшилы, Железного Дровосека и прочих. Потом все стали обниматься и целоваться. - Э-ге-гей-го! Мы снова с Элли! - радостно кричали Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев, Кагги-Карр и даже Дин Гиор с Фарамантом. - Мы от всей души приветствуем фею Убивающего Домика! - вторили им Урфин Джюс с Гуамоко. - Дорогие мои друзья, я так счастлива! Вот мы и снова вместе! - растроганно шептала Элли. От радости не умирают. Но Элли почувствовала сильную слабость и потеряла сознание. Доктора Бориль и Робиль осмотрели ее. - Это не просто обморок, - заметил Бориль. - Ваше предположение, коллега? - Вне всякого сомнения это диабет, - мрачно изрек Робиль. - Впервые в жизни я с вами согласен, коллега. - Но вы спасете Элли? - хором закричали все. - Боюсь, что без волшебницы Стеллы не справимся, - заметил Бориль, разведя руками. - Как жаль, что ее здесь нет... Валибальд вызвал своего чародея Мерлина и велел ему привести сюда Стеллу. Прибыв на место, волшебница велела всем отойти в сторону и принялась за лечение.

Захар: Я летаю в разные края. Кто же знает, где мы завтра будем. Дождик привожу в пустыню я, Солнце раздаю хорошим людям. Почему, дружок, да потому, Что я жизнь учил не по учебникам. Просто я работаю, просто я работаю, Просто я работаю волшебником. Волшебником. Ты идешь, идешь по январю. Холодно. Следы как многоточье. Хочешь, я с тобой заговорю, Руку дам и станет путь короче. Почему, дружок, да потому, Что я жизнь учил не по учебникам. Просто я работаю, просто я работаю, Просто я работаю волшебником. Волшебником. Мчатся годы, чувства торопя, Душу наполняя легкой силой. Хочешь, некрасивую тебя Сделаю, как Золушка, красивой. Почему, дружок, да потому, Что я жизнь учил не по учебникам. Просто я работаю, просто я работаю, Просто я работаю волшебником. Волшебником. Не жалеть для друга ничего, Думать о других немножко тоже. Вот мое простое волшебство. Может быть, и ты мне в нем поможешь? Почему, дружок, да потому, Что я жизнь учил не по учебникам. Просто я работаю, просто я работаю, Просто я работаю волшебником. Волшебником. Лев Ошанин "Песня про волшебника". Стелла колдовала над бедной Элли. Железный Дровосек, Валибальд Второй, Кагги-Карр и старый Смелый Лев вытирали слезы. - Откуда у Элли мог взяться диабет? - размышлял одноногий моряк. - Не припомню, чтобы у нас кто-нибудь страдал этим недугом. Может быть, кто-то болел диабетом из родни Джона? Да что об этом толковать! Лишь бы у Элли все было хорошо. - Да, остается лишь молиться, чтобы все обошлось, - пробормотал Валибальд, который очень полюбил Элли. - Бог - это удел слабых, ваше величество, - слегка поморщился Чарли. - Жизнь научила меня, что нужно рассчитывать лишь на собственные силы, а не на какого-то великого и могучего дяденьку Бога, который якобы смотрит на всех нас с небес. Все беды общества за горами от болезни, именуемой религией. Клянусь пиратами южных морей! Не хочу никого обидеть, я лишь высказываю свое мнение. - Ну не скажите, мой друг, - возразил приблизившийся к ним Эдмон Дантес он же граф Монте-Кристо. - Я многое повидал в своей жизни, но тем не менее веру сохранил. Да, нужно полагаться на собственные силы, но и от молитвы ни к чему отказываться. - Молитесь на здоровье, разве я возражаю? Это личное дело каждого. Блажен кто верует, - махнул рукой Чарли Блек и закурил свою трубку. - Душа наша уповает на Господа, он наша помощь и защита, - добродушно заметил Валибальд Второй. Король и Эдмон Дантес опустились на колени, чтобы помолиться. Железного Дровосека пришлось смазать маслом. - А вдруг Элли умрет? - вздрогнул он. - Не говори глупостей! - возмутился Страшила. - Наша Элли не может умереть! - Я этого не переживу, - прохрипел Старый Смелый Лев, несмотря на попытки внука успокоить его. - Стелла свое дело знает, - заметил филин Гуамоко и ласково дотронулся своим крылом до Кагги-Карр. - Уж если она не поможет, то никто не поможет. - Именно так, - подтвердил Урфин Джюс, почесав голову. - Как вы думаете, почему Гингема никогда не причиняла вреда Виллине со Стеллой? - Что вы такое говорите, почтенный Урфин? - не понял Страшила. - А между тем причина проста. Стелла вылечила когда-то Гингему, - сказал Урфин. - Чего? Чего? - послышались недоуменные голоса. - Да, вылечила, - сказал Гуамоко. - Заболела раз моя старушка, уж извините за фамильярность. Отнялись у Гингемы ноги и не могла больше ходить. Чего только волшебница не делала, ничего не помогало. Наконец Гингема велела мне лететь за помощью к Стелле и без нее не возвращаться. Хоть Стелла никогда надолго не покидала свои владения, она согласилась отправиться со мной. Поколдовала Стелла над Гингемой, дала выпить зелья, которое сама моя старушка почему-то не знала, и все прошло. Друзьями они, конечно, не стали, слишком уж разные. Но Гингема никогда с тех пор не осмелилась бы причинить вред Виллине со Стеллой, вот. - Все это хорошо, но... Гингема могла притворяться, что у нее больные ноги, - заметил Железный Дровосек. - Нет, не думаю, - возразил Гуамоко. - Гингема была злой колдуньей, да, но она никогда не лицемерила и не притворялась. Это не в ее стиле. Урфин Джюс кивнул головой в знак согласия. Железный Дровосек не очень верил в искренность Гингемы, но спорить не стал. К королю Валибальду, который уже закончил свою молитву,подъехал на велосипеде мужчина лет пятидесяти с хвостиком. - Добрый день, ваше величество. Я принес вам газету "Тридевятое царство". - Прошу прощения, господин Печкин, но сейчас не до вас. Зайдите, пожалуйста, попозже. - Да, понимаю, все дела и заботы, - вздохнул почтальон. - Ну ладно, поеду... Обязательно посетите нашу деревню Простоквашино, ваше величество. Чайку попьем, в баньке попаримся, с Матроскиным и Шариком поболтаем. Салют! Печкин поклонился и отправился своей дорогой. - Кто это был? - заинтересовался Страшила. - Почтальон Печкин, один из персонажей писателя Эдуарда Успенского о деревне Простоквашино, - пояснил король. До друзей донеслись магические песнопения Стеллы. Чарли Блек, который всегда интересовался языками, уловил что-то из греческого языка, а также латыни. Наконец Стелла влила в рот Элли зелье, и подошла к друзьям. - Я сделала все, что могла. Скоро Элли очнется, но ей нужен полный покой по крайней мере две недели, - Так вы вылечили ее? - спросил Чарли, а все остальные издали радостный клич. - Надеюсь, что да. - Все что ни делается, все к лучшему, - заметил Страшила. - Насколько мне известно ,в мире за горами диабет нельзя излечить полностью, человек вынужден всю жизнь сидеть на лекарствах. Поэтому даже лучше, что Элли находится в Волшебной Стране. Стелла кивнула, заметила, что Элли зашевелилась, сделала знак остальным, и все поспешили к ней. - Она вне опасности, - заявил доктор Бориль, осмотрев женщину. - Элли, ты в порядке? - хором спросили друзья. - Нормально, - вздохнула Элли и огляделась по сторонам. - Что произошло, дорогие друзья? - Ты была в диабетической коме, - ласково произнесла Стелла. - Но я сумела вытащить тебя оттуда. Теперь тебе нужен полный покой. А позднее мы с тобой поговорим о важных делах. - Госпожа Стелла?! И вы здесь? Я вас не узнала сразу, - пробормотала Элли. - Диабет? Насколько я знаю, эта болезнь неизлечима. Что же мне теперь придется всю жизнь сидеть на инсулине? - О нет, не думаю, моя дорогая, - мягко возразила Стелла. - Без ложной скромности могу сказать, что ни инсулин, ни таблетки тебе не понадобятся. Когда-то, когда в во всем мире жили волшебники, не было болезней, которые считалась бы неизлечимыми. - Вы это серьезно? - Абсолютно. - Если это действительно так, то я в огромном долгу перед вами, госпожа Стелла. - Не стоит, не стоит об этом говорить. А сейчас тебе нужно хорошенько выспаться. Сон тоже очень хорошее лекарство. - Так о чем вы хотели со мной поговорить? - Это лучше обсудить в другой обстановке и когда ты окончательно встанешь на ноги. - Ура! Эй-гей-гей-го! Мы снова, снова с Элли! - радостно закричали Страшила и все остальные. - Благодарение Богу, что все завершилось благополучно, - возвел глаза к небу король. На радостях Железный Дровосек запел, а все остальные дружно подхватили: Да, да, да! Случилось чудо! Это было как во сне. Никогда я не забуду О прекрасном этом дне. Чудесно-расчудесно! Вот чудеса! Чудесно-расчудесно! Вот чудеса! Чудесно, что так плавно вращается земля, И что не расплескались ни реки, ни моря. Чудесно то что где-то Журчит, шумит родник, Что чистые озера, озера, озера И звезды блещут в них! Чудесно, что летают по воздуху шмели, А звезды слышат песню Кузнечика с земли, Плетет весенний дождик Серебряную нить, Чтоб небо голубое, голубое, голубое С землей соединить! И как весне с цветами, Нам хорошо с друзьями, Мы вместе - ты и я! Валибальд проводил свою любимую в ее покои во дворце. Было решено устроить пир по случаю спасения Элли и ее избавлению от болезни под названием диабет. Как Стелла ни упиралась, ее уговорили принять участие в празднике. За здоровье Стеллы и феи Элли, как по-прежнему величали дорогую гостью из-за гор в Волшебной Стране, было выпито много лимонада, кваса и меда-пива, напитка, пользующегося широкой популярностью в Стране Сказок. Элли, благодаря заботам друзей, довольно быстро встала на ноги. Вскоре она снова стала совершать экскурсии по Стране Сказок. Валибальд настоял, чтобы Элли обязательно кто-нибудь сопровождал, особенно когда он был занят государственными делами. Впрочем, Страшилу, Дровосека, Смелого Льва и Кагги-Карр не нужно было уговаривать, поскольку они так соскучились по Элли, что им не хотелось с ней расставаться. И конечно, Элли также сопровождал Чарли Блек вместе с Тилли-Вилли и его невестой Розой. Так однажды друзья собрались на лекции всем известного Лемюэля Гулливера, где обсуждалось то, что не вошло в книгу писателя Свифта. Король был вынужден откланяться, потому что у него было запланирована встреча с представителями водяного народа и удалился вместе с чародеем Мерлином и верными мушкетерами. - Скажите, пожалуйста, а это правда, что великаны являются людоедами? - задала вопрос Гулливеру Элли. Роза, невеста Тилли-Вилли, очень смутилась. - Ой, простите, я не хотела вас обидеть, - пробормотала Элли. - Ничего страшного, - глухо ответила великанша. - И да, и нет, - вмешался всем известный барон Мюнхаузен, который также присутствовал на лекции. - Клянусь своей треуголкой! - Да, миссис, к сожалению, это правда, - вздохнул Гулливер. - Об этом не упоминается в книге, чтобы не испугать наиболее впечатлительных читателей. Великаны не брезгуют употреблять человеческое мясо в пищу, и это чудо, что никто из них меня не слопал... Пауза... - Ой, ой! Какая жалость, - протянул барон Мюнхаузен. - А почему же они не стали вас есть, сэр? Вы так плохи на вкус? - Не обращайте внимания, леди и джентльмены, - улыбнулся Гулливер. - Просто у нас с некоторых пор возникли некоторые разногласия с господином бароном. - В отличие от некоторых, я никогда ничего не выдумываю и не преувеличиваю, - надулся Мюнхаузен. - Неужели? - не сдавался Гулливер. - А кто уверял публику, что летал по воздуху вместе с сорока дикими утками? Я таких небылиц не плету! - Я плету небылицы? Да я самый правдивый человек на земле! Это вы выдумываете тупой бред о лилипутах, великанах и говорящих лошадях, любезный! Логика, милейший Гулливер, та самая пресловутая логика, которая должна быть везде, у вас отсутствует! - А много ли у вас логики, господин барон, в истории о вашем путешествии на Луну? - Логичность есть везде, сэр! Дело чуть не дошло до драки. Лишь Робинзону Крузо удалось разрядить обстановку, и мир был восстановлен. - У них довольно часто происходят стычки, - заметил Чарли Блек Элли. - Но все заканчивается хорошо, - улыбнулась Арабелла, мать короля Валибальда. - У тебя есть книжки о путешествиях Гулливера и барона Мюнхаузена? - поинтересовался Дровосек у Страшилы. - Да, они есть в моей библиотеке. А что? - Дашь мне потом почитать, хорошо? - Непременно. После окончания лекции Гулливера, Роза, невеста Тилли-Вилли, решилась поведать Элли свою историю: - Я явлюсь третьей дочерью нынешнего короля великанов. В семье я всегда была белой вороной, никто никогда не воспринимал меня всерьез. Особенно родных возмущал тот факт, что я не хочу есть человеческое мясо. Когда я достигла совершеннолетия, король, мой отец, поставил мне условие: или я отказываюсь от своих заблуждений, или меня изгонят из страны. Я выбрала второе и покинула родину... К счастью, я встретила Тилли-Вилли. Мы полюбили друг друга с первого взгляда, несмотря на то, что мой парень оказался железным. Да и потом у меня появилось много других друзей. - Да, это так, - подтвердили Чарли Блек, Страшила и остальные. - Так что мне грех жаловаться, Элли, но иногда тянет домой, хотя я и понимаю, что туда мне дороги нет, - вздохнула великанша. - Отец не может быть таким жестоким по отношению к родной дочери! - воскликнула Элли. - У нас, у великанов, может. Элли задумалась: - У вас была трудная жизнь, Роза. Но она не сломила вас. Поэтому я горжусь тем, что могу пожать вам руку и готова быть вашим другом. - Для меня это честь, фея Элли, - Роза протянула женщине свой палец, поскольку ее рука была слишком большой. Элли пожала палец великанши. - Почему здесь все называют меня феей? - недоумевала Элли. - Столько лет прошло, а ничего не изменилось! - А что в этом плохого? - улыбнулся Страшила. - Меня вот прозвали Трижды Премудрым, и мне это нравится! - И мне придумывали разные прозвища в жизни, - признался одноногий моряк. - Поначалу было обидно, а потом привык. В том, что тебя называют феей, Элли, нет ничего дурного. - Наверное, ты прав, дядя. На следующий день Элли с друзьями отправилась в область Страны Сказок под названием Лукоморье. Король Валибальд по-прежнему был занят, поэтому не смог отправиться с остальными. Первое, что они увидели это дворец с башенками. На золотом крыльце сидели царь Горох и князь Владимир Красное Солнышко. Они правят Лукоморьем поочередно, король Валибальд практически не вмешивается в их дела. Но изредка правители обращаются к нему за советом. Царь и князь пьют чай с пряниками, а между делом песенку напевают: У Петра Великого Близких нету никого. Только лошадь и змея, Вот и вся его семья. Увидев гостей, правители Лукоморья заулыбались, будто солнышко красное просияло: - Вы друзья короля Валибальда? Милости просим! Милости просим! Будьте как дома. - Имейте в виду, что здесь не Киевская Русь, - заметил князь Владимир. - Здесь находится Лукоморье и больше ничего. Эй, Ванька! Где же ты, разбойник? Еще чаю с пряниками! Нам и дорогим гостям! Откушайте с нами! Мы люди хлебосольные. Появился Иван-дурак в лаптях и с большим подносом. После угощения друзья продолжили путь. Рядом с дворцом соревновались в борцовском искусстве три богатыря - Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович. Рядом задумчиво стоял конь. Увидев наших друзей, он встрепенулся и приблизился к ним: - Добрый день. Это наши стражи-богатыри - Илья, Добрыня и Алеша. Меня зовут Гай Юлий Цезарь в честь знаменитого римского императора. Я явлюсь хранителем здешней библиотеки и готов стать вашим гидом по Лукоморью. Поначалу конь не очень-то всем понравился, но потом они подружились. Конь Юлий сыпал названиями, разными историями, шутками, прибаутками. Позднее Юлия Цезаря позвали богатыри, и пришлось нашим друзьям идти дальше одним. Светило солнце, на душе было легко и радостно. И идти было легко. Друзья свернули на тропинку, и вскоре увидели большой колодец. Там, прикованный цепями, сидел большой черный пес. А ему из ручья, который тек неподалёку, люди носили ведрами воду и давали ее псу. Всего людей было тринадцать. Пес подымался на задние лапы и просил: - Пить хочу! Пить! - Из какой же это сказки? - призадумалась Элли, но ничего в голову не приходило. Страшила тоже ничего не мог сказать по этому поводу. - Здравствуйте, - поздоровались Элли и остальные. - Здравствуйте, коли не шутите, - ответил, судя по всему, старший из этих людей, высокий мужчина с черной бородой. - Кто вы и что здесь делаете, если не секрет? - поинтересовалась Элли. - Какой чудный пес... А почему он прикован цепями? Пес чем-то напомнил ей любимого Тотошку, только этот был более крупных размеров и более сердитый. - Этот пес некогда принадлежал Лешему, - ответил человек с бородой b пожал плечами. - Да только он чем-то разгневал лесного повелителя, и тот приказал его приковать цепями к колодцу. Мы должны носить псу воду и поить. Только тогда этот пес будет снимать болезни народа и скотины. Сам Кощей Бессмертный, двоюродный брат Лешего, нам так сказал. - Врет он все, - заметил Страшила. - Я читал об этом Кощее, от него добра ожидать не приходится. Элли внимательно посмотрела в глаза псу. Слеза скатилась из одного глаза собаки. "Бедненький", - подумала Элли. - А давайте мы за вас воду поносим, - предложила она. - А вы отдохните... - За это мы вам скажем "большое спасибо", - улыбнулся человек. Элли хотела было носить воду вместе со всеми, но друзья запретили ей даже думать об этом. - Ты после болезни, девочка моя, тебе нельзя перенапрягаться, - заметил Чарли Блек. - Я за вас буду носить воду, фея Элли, - вызвалась невеста Тилли-Вилли Роза. - Мне это раз плюнуть... - Мне так неловко... - Не смущайся, Элли, все хорошо, - ободряюще улыбнулся Железный Дровосек. Наши друзья принялись носить воду псу. Элли насчитала до трехсот ведер, а потом сбилась со счета. Наконец пес улегся. - Все, -вздохнул он. - Больше не хочу! - Серьезно? - спросил Тилли-Вилли. - Хватит! Довольно! Я же лопну! - взмолился пес. - Оставьте его! - попросила Элли и повернулась к людям, которые занимались тем, что поили пса. - Обманули вас Кощей Бессмертный и Леший! Развели как последних идиотов! Бедный пес здесь только мучается, ни о каком спасении людей со скотом и речи быть не может. Люди принялись пожимать нашим друзьям руки: - Спасибо! Спасибо вам за то, что открыли нам глаза. Нам самим эта работа давно приелась, но совесть не позволяла бросить все это. Но вот освободить пса оказалось не так-то просто. Лишь Железный Дровосек и Тилли-Вилли смогли сделать это. - Ну мы пойдем домой, - простились люди, носившие воду, с нашими друзьями. - Прощайте! - А что будет со мной? - робко спросил пес. - Хочешь жить у меня? - спросила Элли. - Вы хотите стать моей хозяйкой? - не верил своим ушам пес. - Значит, я вам нравлюсь? И вы меня не боитесь? - Здрасьте, а чего бояться-то? А ты сам-то хочешь пойти ко мне? - С радостью, - завилял хвостом пес, приблизился к Элли и лизнул ей руку. - Как тебя зовут? - Не знаю я своего имени, - пробормотал пес, почесав за ухом. - Может быть, его и не было у меня... - А хочешь мы тебя будем называть Тотошкой? - Тотошка? Гм... А почему бы и нет? Так у Элли появился новый верный друг. Король Валибальд и остальные благосклонно к этому отнеслись, поскольку любили животных. Через два дня Элли прогуливалась утром неподалеку от дворца. Ее сопровождал лишь Тотошка, остальные были чем-то заняты. Неожиданно Элли увидела, что что-то блестит в траве. Подошла она поближе и увидела что в траве лежит небольшой перстень. Она подобрала его и решила отнести Арабелле, матери Валибальда. Повернулась она, и увидела старичка с белой бородой и добрыми глазами. - Здравствуйте, - поздоровалась Элли. - Здравствуй... Не видела ли ты моего волшебного перстня? - поинтересовался старичок. - Вчера вечером я гулял здесь и где-то потерял его. - Да, я нашла этот перстень, вот он, - Элли протянула свою находку старичку. - Спасибо тебе, Элли, ты очень честная и добрая, - улыбнулся старик. - Я дарю тебе этот перстень. Он не простой, а волшебный. Его нужно повернуть на руке, загадать про себя желание и все сбудется. - Кто вы? И откуда меня знаете? -изумилась Элли. Старичок ничего не ответил. Он развернулся на каблуках и исчез. Еще через две недели Элли позвала на чашку чая Стелла. Предстоял очень серьезный и важный разговор.

Глория Джюс: Захар, очень здорово, становится всё интереснее и интереснее!

Захар: Спасибо за отзыв! Рад, что нравится.

Захар: Элли была заинтригована. Ей очень хотелось узнать кто же все-таки подарил ей волшебный плащ, а также уникальный перстень. - Может быть, это Гуррикап решил тебя осчастливить? - предположил Страшила. - Почему бы и нет? Ведь в Волшебной Стране нет ничего невозможного. - Да брось ты! К тому же этот волшебник давно умер, - возразила Элли. - Ну как знать, как знать, - покачал головой Страшила. - Я читал, что волшебники и волшебницы живут дольше обычных людей. К тому же никто из жителей нашей страны не может точно сказать, где находится могила Гуррикапа. Да, он хотел жить отдельно от остальных, но все равно неизвестно, когда, при каких обстоятельствах умер этот волшебник, и где он нашел свой последний приют. - Вполне может быть, что это мой бывший хозяин Леший, - заметил Тотошка. - Он еще тот фрукт, но тоже иногда любит дарить необычные подарки. - А зачем Лешему это понадобилось? - Вот этого я не знаю. - Думаю, Стелла что-то знает, - сказала Кагги-Карр. - Не зря же она хочет поговорить с тобой по душам, Элли. - Надеюсь. - Элли, можно мы со Смелым Львом и его внуком пойдем поохотимся? - спросил Тотошка. - Да, Элли, мы хотим размяться, - застенчиво улыбнулся старый Смелый Лев. - Элли, пожалуйста, отпусти, - подхватил внук Смелого Льва. Он почему-то боялся, что Элли не отпустит пса. А ведь именно с помощью Тотошки они охотились гораздо успешнее чем обычно, ведь тот долго жил у Лешего, поэтому знал повадки животных даже лучше ветерана Смелого Льва. - Ну конечно, мальчики, идите, погуляйте, поохотьтесь на здоровье, - ласково сказала Элли, погладив своих верных друзей. Те, довольные и счастливые, отправились в ближайший лес. Валибальд Второй и его мама Арабелла предположили, что это дедушка Гиацинт постарался с перстнем, но старик всячески отрицал этот факт. Элли очень хотелось посетить какое-нибудь местное учебное заведение. - Школа у нас только одна, - признался Валибальд. - Как так?! - А вот так... Большинство людей предпочитает обучать детей дома. Они считают, что школа учит чему угодно, но только не жизни. А оценки и аттестаты не играют никакой роли. - Невероятное заблуждение! - нахмурилась Элли. - Да, школьная система никогда не была и не будет идеальной, но это не повод, чтобы... - Мы даже отменили плату за обучение в школе, - улыбнулся король. - Бесплатное обучение? Разве такое возможно? Ах да, мы же в Волшебной Стране. - Такое действительно возможно, Элли. Были также отменены оценки. По окончании каждого учебного года все ученики сдают экзамены. Если ученики справляются с заданием, которое им дают там, то их переводят в следующий класс. А если возникают какие-то проблемы на экзаменах, то разрешается их пересдавать позднее. Но такое случается крайне редко, как правило, ученики успешно сдают все экзамены. Директором нашей школы является пан Амброзий Клякса. Ты слышала о нем? - Нет, честно говоря, не припоминаю. Но буду счастлива познакомится с ним и увидеть вашу школу. Все это любопытно и интересно. Было решено посетить школу на будущей неделе. А на следующий день в воскресенье Элли с королем, его матерью и Страшилой отправились на службу в ближайший храм. Как помнят уважаемые читатели, часть жителей Страны Сказок, включая королевскую семью, являются христианами. Поэтому в стране действуют и охраняются храмы. Но ни священников, ни других лиц духовного звания в Стране Сказок нет. Жители сами справляют церковные обряды. Так повелось после той войны двухсотлетней войны, о которой уже упоминалось в одной из предыдущих глав. По случаю воскресенья людей в храме Петра и Андрея собралось множество. Все толкают друг друга, сами не молятся и другим не дают. Старушки собрались в уголке и принялись трещать как сороки. Девушки с парнями смеются. Купцы, везде ищущие наживы, никого не стесняясь, устроили в храме божьем настоящую торговлю. Вот тебе и воскресная служба, вот тебе и спасение души! Один стыд... Чтобы добраться до храма Элли с друзьями должны были перейти речку. Моста через нее не было, а просто лежали две большие доски. Все пошли по этим доскам, а Элли что-то стукнуло в голову, и пошла она просто по воде, как по суше. Перешла Элли реку и даже ног не намочила. - Фея, Фея, - зашептались в королевской свите. Элли снисходительно улыбнулась. Арабелла что-то прошептала сыну на ухо. Тот улыбнулся и кивнул головой. Наконец они добрались до места. Тотошка остался снаружи. Как только Элли, король и все остальные вошли в храм, то воцарилась полнейшая тишина. Никому не хотелось выставлять себя в дураках перед первым лицом государства. - Приветствую Вас, мои дорогие сограждане! - поднял руку Валибальд Второй. - Ну, кто хочет сегодня читать проповедь? - Разумеется вы, ваше величество, - послышался голос богатого купца Оскара Тибо. - Или ваша дорогая матушка. - А вот я считаю, что сегодня проповедь по очереди должны читать по очереди наши почетные гости - Элли, фея Убивающего Домика, а также Страшила Трижды Премудрый Правитель Изумрудного Острова, - заявил король. - Справимся ли мы? - заколебалась Элли. - Да, справимся ли? Должен признаться, что я никогда не занимался этим, - прошептал Страшила Валибальду. - Справитесь, я уверен. Главное делать это искренне, от чистого сердца, - заверил Валибальд друзей. С этими словами он торжественно вручил им большую Библию и книгу проповедей, написанную еще в далекой старине. Искусные речи Элли и Страшилы произвели впечатление на народ, религиозное настроение усилилось, и все принялись горячо молиться. Элли всегда была очень набожной, однако она старалась не выставлять это напоказ. Есть Бог в душе и ладно, больше ей ничего не было нужно. Тем не менее в храмах Элли бывать любила, там на нее всегда находило умиротворение и спокойствие. Вот и сегодня Элли опустилась на колени, сложила руки во всем известном жесте, и расслабилась. "Великий Боже, пожалуйста, сделай так, чтобы у родителей, Энни с Тимом, у всех моих знакомых и друзей было все хорошо". Король распорядился, чтобы зазвучал орган, который находился в храме. Элли почувствовала, как как какой-то огонек зажегся в ее душе. Вспомнилось Элли, как они собирались всей семьей собирались в большие праздники и радовались. Послышался голос Валибальда, а ему вторили остальные: Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей, И по множеству щедрот Твоих изгладь беззакония мои. Многократно омой меня от беззакония моего, и от греха моего очисти меня. Ибо беззакония мои я сознаю, и грех мой всегда предо мною. Элли опустила голову и стала перебирать в памяти все свои прегрешения: нетерпение, раздражительность, вспыльчивость. Вспомнила она, как наорала однажды на одного ученика, который плохо слышал одним ухом, и, конечно, вспомнила она о смерти Гингемы и Бастинды. Хоть они были и злыми колдуньями, хоть Бастинда всячески издевалась над ней, Элли, но зла им она точно не желала. - Прости меня, Господи, я согрешила. Да будет воля твоя! - прошептала Элли. Послышалось дуновение ветерка, кто-то как будто ласково потрепал ее по плечам. Женщина сочла это благоприятным знаком и вздохнула с облегчением. Служба кончилась. Умиротворенные и просветленные люди стали выходить из храма. И на этот раз Элли удалось перейти реку как по суше, даже ног не намочив. - Как ты полагаешь, Элли, почему так происходит? - поинтересовался король. - И сама не знаю. Затрудняюсь я это объяснить, - улыбнулась Элли. - А ты сам как считаешь? - Думаю, что Стелла сумеет объяснить это тебе гораздо лучше меня. - Что тут можно сказать? Волшебство, - прошептал Страшила Тотошке. - Ага, - не колеблясь согласился пес. - О чем шепчетесь, мальчики? У вас от меня секреты? - подняла брови Элли. - Как ты могла такое подумать?! Что ты, Элли! - поспешили заверить ее друзья. - Вы были просто великолепны со Страшилой, когда читали проповедь, - заметила Арабелла. - Ну что вы, - смутился правитель Изумрудной Страны. - Мы старались, - порозовела Элли. - Жаль, что Людмила не смогла пойти с нами, - вздохнула Арабелла. - Мой мальчик, мне кажется, что твоя дорогая сестра что-то затевает. Приглядывай за ней, пожалуйста! - Конечно, матушка. Только мне кажется, нам не о чем беспокоится. Людмила знает, что народ любит меня. Арабелла покачала головой, но ничего не сказала. В последнее время ее одолевало нехорошее предчувствие. Они уже почти добрались до дворца, но заметили одинокого всадника. Это был Дэвид Ливси из "Острова сокровищ". Уже давно было известно, что он не настоящий врач, но по привычке все называли его "доктором". - Здравствуйте, доктор. Какой у вас измученный вид, - заметил Валибальд Второй. - Мир вам, ваше величество и всем вашим спутникам, - ответил Ливси, поравнявшись с нашими друзьями и склонив голову. - Да, я провел ужасную ночь. У бедного Джима Хокинса началось обострение болезни, и он сбежал, обозвав меня "жуликом, обманщиком и шарлатаном". В чем-то он прав, но я всегда относился к Джиму, как к родному сыну, и дал слово его покойной матери, в которую был влюблен, что буду помогать Джиму. И вот теперь я брожу и ищу его. Полностью излечить парня, к сожалению, уже невозможно, но хоть как-то затормозить ход болезни вполне реально, как заверили меня знакомые врачи. - Я думаю, волшебница Стелла сможет вылечить Джима Хокинса, - заявила Элли. - Ей под силу то, что не могут сделать обычные врачи. - Возможно, возможно, - грустно улыбнулся Ливси. - Но надо сначала найти самого Джима и отвести его к этой волшебнице, а это нелегкая задача. Король обещал Ливси помощь и содействие в поисках. Тут к нашим друзьям приблизился оборванный нищий и забормотал: - Подайте что-нибудь на пропитание бывшему депутату английского парламента! - Трелони?! - изумился Ливси. - Это вы? Господи боже мой! Час от часу не легче! Зачем мы вообще отправились на этот Остров Сокровищ? Лицо нищего исказила безумная усмешка: - Ливси! Старый добрый Ливси! Вот и вы, мой дорогой друг! Где же мое счастье, где мое золото, куда все это делось, а? Это вы во всем виноваты! Вы, Смоллетт и этот проклятый Джим Хокинс, попадись он мне! - Трелони, успокойтесь, я обещаю, что вам помогут, - внушительно произнес Ливси, но Трелони огрел его своей палкой, которую держал в руках, и прежде чем все успели опомнится, убежал, только пятки засверкали. - Какой ужас! Одни умерли, двое сошли с ума, - Ливси потер висок. - Бен Ганн не в счет, его мы в два счета привели в порядок. Если бы можно было повернуть время вспять, я бы все сделал, чтобы предотвратить эту экспедицию за сокровищами, пропади они пропадом! - Но тогда бы не было замечательного романа Роберта Стивенсона, - сказала Элли. - А какой в нем смысл, сударыня? - вздохнул Ливси. - Это искусно приготовленное блюдо под соусом в котором скрывается много ужасного и мерзкого. Люди верят, сочувствуют нам, в то время, как им следовало бы сочувствовать Билли Бонсу и Джону Сильверу! Никогда не думал, что скажу так, но это соответствует истине. - Пойдемте к нам, друг мой, вас накормят и дадут людей для помощи в поисках, - ласково сказал Валибальд, похлопав Ливси по плечу. - Спасибо на добром слове, ваше величество, я не заслуживаю вашей милости. - Тому кто раскаялся от всего сердца нельзя не посочувствовать. А тем временем Джим Хокинс прибыл к королеве Людмиле, которой уже давно хотел послужить верой и правдой. Верный слуга королевы Румбурак сообщил своей госпоже о том, кто ее хочет видеть. Людмила поморщилась, но велела привести Джима. Эот Линг, он же Доцент Смайлик, находился при своей повелительнице. Сложно было на вид определить сколько сейчас лет Джиму. Редкие волосы на его голове были совсем седые. - Фу! Какая грязь, - скривилась Людмила, увидев Хокинса. - Когда ты в последний раз мылся, любитель сокровищ? - И вам не хворать, ваше величество, - улыбнулся Джим. - Схоронится мне надо. Этот проклятый доктор Ливси небось уже всех на уши поставил! - Понимаю, понимаю. Мне и самой он никогда не внушал доверия! - Надеюсь, вы мне дадите не только приют и угол, но и работу. - Само собой. Для начала ты будешь шпионить за моей матушкой, братцем и этой так называемой феей Элли. - Мило! А задаток будет? Я хочу золото, - облизнулся Джим. - Наш человек! - Королева протянула парню кошелек с сотней золотых. - Моя прелесть! - Хокинс поцеловал кошелек. - И это все? - Поработай на меня как следует, Джим Хокинс, и станешь самым богатым человеком в стране! Людмила велела Эоту Лингу проводить Хокинса со своим письмом к волшебникам Моргане и Мордреду, которые должен был устроить так, чтобы парня не нашли. - Ну и человечишка! Плесень! - презрительно заметила она слуге. - Я буду ему покровительствовать лишь до тех пор, пока этот полоумный будет мне нужен. Как только захватим всю Волшебную Страну, я устрою великую чистку общества. И этот неподражаемый Джим Хокинс также попадет под нее, ха-ха! - На все ваша королевская воля, - поклонился Румбурак. Школа Страны Сказок находилась в четырехэтажном здании, на Шоколадной улице, рядом с большим красивым парком. Король Валибальд не смог отправиться с Элли, ее сопровождали лишь Тотошка и Страшила. Директор школы пан Клякса выбежал к дорогим гостям навстречу, взволнованно потирая руки: - Добро пожаловать! Добро пожаловать! Честь-то какая... Я ждал вас и уже давно. - Ждали нас?! То есть вы знали, что мы придем? - изумилась Элли. - И не только. Я всегда жду тех, кто приходит. Когда-то у меня была волшебная академия, где учились лишь мальчишки, но это осталось в прошлом, или точнее в другой сказке... Эта школа совсем на нее непохожа, но кое-какое сходство с той академией я ей придал. В частности все желающие ученики могут посещать мои уроки добра или волшебства, - признался директор, раскланиваясь с Элли. - Волшебства? - Да, да, вы не ослышались, уважаемая фея. - И вы туда же! Не обижайтесь... - И в мыслях не было. - Вы поляк? У вас очень любопытный акцент, пан Клякса. - Мерси. Я-то?! - задумался пан Клякса. - Пожалуй, да, поляк... Прошу, прошу в мои владения, гости дорогие! - Мне остаться здесь? - спросил Тотошка. - Да, извини, но собакам не место в школе, - заметила Элли. - В обычной школе да, но у нас особенная школа, уверяю вас, - засмеялся пан Клякса. - Следовательно, появление любых животных, включая собак, только приветствуется. - Как это мило! - обрадовался Тотошка. - Раз так, то можешь идти с нами, - улыбнулась Элли. Малышей в школе Страны Сказок учит Мэри Поппинс, персонаж историй писательницы Памелы Трэверс. Основной упор делается на чтение, письмо и арифметику. Также преподается труд, пение, природоведение, рисование и физкультура. В общем, почти как в обычной школе, за исключением того, что отметок тут не ставят, а дети с удовольствием посещают уроки волшебства пана Кляксы. Наши друзья попали на урок пения. Мэри Поппинс играла на пианино, а ученики пели во весь голос: Много, много птичек Запекли в пирог: Семьдесят синичек, Сорок семь сорок. Трудно непоседам В тесте усидеть - Птицы за обедом Громко стали петь. Побежали люди В золотой чертог, Королю на блюде Понесли пирог. Где король? На троне Пишет манифест. Королева в спальне Хлеб с вареньем ест. Фрейлина стирает Ленту для волос. У нее сорока Отщипнула нос. А потом синица Принесла ей нос, И к тому же месту Сразу он прирос. Королевна в парке Вешает белье. С дерева сорока Смотрит на нее. При появлении наших друзей ребята притихли. Мэри Поппинс, узнав, что за гости пожаловали и что Элли Смит - ее коллега из большого мира, великодушно улыбнулась и предложила Элли устроить нечто вроде проверки знаний учеников. - Дети будут рады только рады, - заметила учительница. Элли ласково улыбнулась и начала опрос: - Между какими двумя одинаковыми буквами можно поставить маленькую лошадь и получить название страны? Ой, извините, это слишком сложный вопрос. - Ничуть не бывало, - ответила Мэри Поппинс. - Дети, давайте! Радуйте нас своими познаниями. - Япония, - ответила одна девочка со светлыми волосами. - Вспомните, какое заклинание знал Маугли? - "Мы с тобой одной крови, ты и я", - ответил самый высокий среди детей мальчик. - На каком материке нет рек? - В Антарктиде, - послышались голоса с задней парты. - Молодцы! - просияла Элли. - Думаю, Мэри Поппинс может гордиться такими учениками. - А я и горжусь, - спокойно ответила учительница. - Пойдем дальше. Назовите ближайшую к Земле звезду. Эта звезда видна в дневное время. - Солнце, - ответила самая маленькая девочка. - Отлично! Какие две ноты растут в огороде? - Фа-Соль, - хором ответили ребята. - Какими нотами можно измерить расстояние? - Ми-ля-ми, - ответил черноглазый мальчуган. - Какое топливо добывают на болоте? - Торф, - ответила молчавшая до сих пор девчушка с грустными глазами. В заключение Элли предложила ребятам решить несколько арифметических задач. Лишь двое ребят допустили ошибки в их решении, все остальные решили задачи правильно. - Вы не устали? - поинтересовался Страшила. - Тогда я буду загадывать вам загадки. Идет? - Это они любят, - улыбнулась Мэри Поппинс. - Не стукнет, не брякнет, а в окно войдет, - начал загадывать Страшила. - Рассвет, - хором ответили дети. - Браво! Браво! Сильнее солнца, слабее ветра, ног нет, а идет, глаз нет, а плачет. - Туча. - Конечно! В воде она родится, но странная судьба: воды она боится и гибнет в ней всегда. - Соль, - ответил самый маленький мальчик. - Умные дети, да... Сидит на ложке, свесив ножки. - Лапша, - ответила одна девочка, наморщив лоб. - Стоит корова, мычать здорова. Хватишь ее по зубам — вою не оберёшься. Тут уж даже Элли не могла понять, что это за штука такая. - Ну что сдаетесь? - хитро прищурилась Мэри Поппинс. - Сложная загадка, - пробормотала Элли. - Это рояль, коллега. Рояль, мои дорогие! Рояль! Тотошка тоже захотел задать вопросы ребятам. Никто не возражал против этого. - След какого зверя похож на след человека? - спросил пес. - Медведя, - ответили дети. - Правильно! Какая птица быстрее всех летает? - Орел, - ответила одна девочка. - Увы, ты ошиблась. Это стриж, - поправил Тотошка. - Идем дальше. Сер, да не заяц, с копытами, да не лошадь. Кто же это, ребята? - Осел, - закричали ребята. - Белый как снег, надутый, как мех, лопатами ходит, а рогом ест. Что за зверь или птица? - Ежик. - Неправильный ответ. Это гусь. - Какая птица выводит птенцов в любые морозы? - Клест, - ответила девочка со светлыми волосами. - Верно! - Во время полета этих птиц кажется, что движется сплошное пламя. Что это за птица? - Фламинго, - ответили дети. - Великолепно! Ну думаю, достаточно, можете продолжать ваш урок пения. - Мы хотели, чтобы вы спели с нами, - попросили ребята. - О, с удовольствием! - просияли Элли, Тотошка и Страшила. - А что будем петь? - Мою любимую песню, - ответила Мэри Поппинс и опять уселась за рояль. - Подпевайте, не стесняйтесь, гости дорогие. И все запели: Жил да был Брадобрей, На земле не найти добрей, Брадобрей стриг и брил зверей. После той чудесной стрижки Кошки были, словно мышки, Даже глупые мартышки Походили на людей. Это было прошлым летом, В середине января, В тридесятом королевстве, Там, где нет в помине короля. Как-то раз встретив льва, Брадобрей оробел сперва И с трудом подобрав слова, Он сказал весьма учтиво. Чтобы быть всегда красивым, Надо стричь усы и гриву В год примерно раза два. Это было прошлым летом, В середине января, В тридесятом королевстве, Там, где нет в помине короля. Что же было потом, Ясно всем, кто со львом знаком, Стричь его, что играть с огнём, Продолжать рассказ не будем. Лев, остриженный как пудель, Съел беднягу, словно пудинг, Съел со всем инвентарем. Простившись с малышами и их учительницей, наши друзья отправились к ученикам старших классов. Старших ребят обучает в школе доктор Гаспар Арнери из сказки "Три толстяка". Ему активно помогает бывший наследник Тутти из той же сказки, который учит старших ребят труду и физкультуре. У старших девочек труд ведет тетушка Аксал из сказки "Королевство кривых зеркал". В отличие от младших классов, обстановка тут несколько иная, и Элли почувствовала это, поскольку была уже опытным педагогом. - Понимаете ли, фея Элли, - разоткровенничалась с ней 15-летняя девушка Марта, дочь купца Оскара Тибо. - Мне решительно нечего делать дома. На то, чтобы что-то делать, есть прислуга. А если я сама захочу что-то сделать, то буду попросту путаться у прислуги под ногами. Вы понимаете меня? - С трудом, - ответила Элли. - Я росла в простой фермерской семье, где всю работу делали мы сами. - Ясно. Мне же, как видите, повезло меньше, несмотря на достаток и богатство, которые окружали меня с детских лет. Вот я и посещаю школу, чтобы хоть как-то убить время. Потом меня выдадут замуж, и я покину родительский дом. Что же касается учебы, то интерес к ней у меня давно пропал, как и у большинства старшеклассников. Поговорите с ними сами, если не верите... Читать, писать и элементарно считать я умею, а все прочие премудрости для меня - темный лес. - А экзамены? Как же вы их сдаете, Марта? - спросила потрясенная Элли. - Ну это не проблема... Пан Клякса и доктор Гаспар Арнери не замечают или делают вид, что не замечают, как мы пользуемся шпаргалками. Только я вам ничего не говорила... А по физкультуре и труду настоящих экзаменов нет. - Будьте спокойны. Но неужели вам действительно ничего не интересно из школьных наук? - Почему же? Кое-что мне действительно нравится. - Что именно, если не секрет? - Анатомия, - прошептала на ухо Элли Марта. - Особенно анатомия мужчин. Ну вот наш маэстро пришел... Доктор Гаспар Арнери вошел в класс, приветливо поздоровался с гостями и учениками. Урок он начал с небольшого опроса: - Когда-то в одной стране за горами родители отдали мальчика в школу. Спустя некоторое время к ним в дом явилась учительница. Она сказала очень вежливо, но смысл ее слов был такой: "Мне очень неприятно говорить это, и все же ваш сын настолько глуп, что продолжать его обучение просто бессмысленно". Естественно, что родители очень огорчились. Однако они послушались учительницу и забрали сына из школы. Как звали этого мальчика, а впоследствии известного человека и изобретателя? - Наполеон, - фыркнула Марта. - Ответ неверный, - мягко заметил учитель. - Леонардо да Винчи, - лениво протянул толстяк на второй парте, сын богатого мельника. - Боже мой! Адольф, ты позоришь нас перед гостями, - покачал головой доктор Гаспар. - Кто знает правильный ответ? Староста Дункан, по прозвищу Профессор, сын торговца бельем, и ботаник Ганс из семьи рабочих ,которого почти все недолюбливали, дружно подняли руки. - И это все? Ребята, как же так? Вам же сдавать экзамены в конце учебного года, - вздохнул доктор Гаспар. - Может быть, наши гости ответят на этот вопрос? - Томас Алва Эдисон, - бойко ответил Страшила, подмигнув Элли и Тотошке. - Изобретатель телефона. - Вот видите, молодые люди, как важно все знать, - назидательно произнес учитель. - Надеюсь, на второй вопрос дадут верный ответ уже ученики. Кто скажет мне теорему Пифагора? - Пифагоровы штаны во все стороны равны, - рассмеялись ученики за исключением Ганса и Дункана. - Неверно, глубоко неверно! - расстроился Гаспар Арнери. - Это издевательство над всем известной теоремой! - возмутилась Элли. - Да кому теперь нужен этот Пифагор и его теорема? - фыркнул Альберт, сын крупного чиновника. - Разве что вам, доктор Гаспар, и вам, фея Элли. - Давайте попробуем еще разок, - взмолился учитель. - Назовите первый закон Архимеда. Марта запела: Три мудреца в одном тазу Пустились по морю в грозу. Будь попрочнее Старый таз, Длиннее был бы мой рассказ. - Вы меня очень огорчили, - заявил доктор Гаспар. - Уважаемая Элли Смит! Не будьте ли вы так добры объяснить этим оболтусам хотя бы простую теорему Пифогора, а? Может быть, они вас поймут, если мои объяснения им непонятны. Элли с радостью согласилась, поскольку ей всегда нравились точные науки. Она так увлеклась, что разобрала все вопросы, предложенные учителем. Но из всех великовозрастных оболтусов лишь Марта кое-чем прониклась. - Да, в сущности, это не так уж сложно, как я считала. Но зачем все эти теоремы и законы людям, которые не собираются посвящать себя науке? - сказала она. - Это нужно разве что вот этим зубрилам. Марта указала пальцем на Дункана и Ганса. Доктор Гаспар чуть не плакал. Ему было стыдно за своих учеников. Прозвенел звонок. Все ученики бросились вон из класса. Остались лишь учитель, Дункан, Ганс и гости. - У нас за горами тоже полно в школах вот таких оболтусов, - заметила Элли. - Однако с ними редко церемонятся. Как вы все это можете терпеть? Доктор Гаспар вздохнул. - Вот и я думаю, как? - невесело усмехнулся Дункан. - Им же абсолютно все до лампочки, за исключением самих себя, любимых. Как вы думаете, чем эти оболтусы будут сейчас заниматься? Курить, вот чем! Вот какие у них интересы. Курить - значит, быть крутым и продвинутым по их понятиям. Я бы уже давно ушел из школы, чтобы не видеть их тупые физиономии, но родные хотят, чтобы я окончил полный курс школьных наук. - Как и здесь тоже самое?! - округлила глаза Элли. - Ученики старших классов тоже курят? Кошмар! Вот тебе и Волшебная Страна! Как мы, учителя за горами, не пытались с этим бороться за горами, все впустую. Редко, очень редко кто-нибудь прислушивался к нашим словам. - Я всегда был в школе белой вороной, - признался Ганс. - Одноклассники никогда не понимали меня, даже наш староста. Лишь учителя стали моими друзьями в школе. Я бы тоже хотел отсюда уйти, но родители также настаивают на получении полного школьного образования. Сами они с утра до вечера вкалывают на заводе, им некогда заниматься моим обучением. - Ты не совсем прав, Ганс, - возразил Дункан. - Есть еще один человек, который здесь не презирает тебя. - Вот это новость! Кто же это? - не поверил Ганс. - Я, - ответил Дункан. - С чего это ты такой добрый стал? Решил произвести впечатление на гостей? А не ты ли еще недавно насмехался надо мной? - насупился Ганс. - Я просто поддался всеобщему влиянию. Давай забудем прошлое, Ганс, - предложил дрогнувшим голосом Дункан. - Хорошо. Посмотрим, - кивнул Ганс. - Спасибо. - Да, - сказал Страшила. - В который раз я убеждаюсь, что в мире нет ничего идеального. И Волшебная Страна, а также Страна Сказок не исключение. - Да уж, - проворчал Тотошка. Элли устроила беседу с паном Кляксой. Как оказалось, директор действительно был в курсе происходящего, но закрывал глаза на это. - Вы же сами педагог, фея Элли, и должны понимать, что молодые люди должны получать образование, чтобы стать достойными членами общества. Разумеется, у нас все добровольно, никто не принуждает отправлять детей в школу. Но раз уж эти молодые люди пришли сюда, то мы будем тянуть их до конца... - Но неужели никто не может поставить их на место? - Вы думаете, мы не пытались? - развел руками директор. - Да что толку?! К тому же в конце каждого учебного года мы получаем щедрые подарки от родителей богатых учеников. Они же, то есть эти родители, помогают нам делать ремонт школы, в общем, всячески спонсируют нас. - О! Как мне все это знакомо... - Ну вот, вы же прекрасно понимаете, что к чему. Старшеклассники вернулись в школу. От них несло табаком. Из спортзала выглянул учитель Тутти: - Переодевайтесь и марш на физкультуру! Марта, поравнявшись с Элли, предложила ей сигарету. - Спасибо, я не курю, - вежливо отказалась Элли. - А мне нравится, очень прикольно. Остальные старшеклассники прицепились к Гансу: - Ну что, чувак, будешь курить? Или ты не хочешь быть хорошим пацаном? - Отстаньте! - отмахнулся Ганс. - Не хочу я курить и не буду! Такой мой жизненный принцип. - Оставьте его в покое! - заступился за Ганса Дункан. Тот взглянул на него благодарно и смущенно. - Смотрите на них! - расхохотался Адольф, сын мельника. - Не сегодня так завтра они объявят о своей помолвке. А вы уже спросили благословения у предков, а? Остальные также глумливо расхохотались. Дункан и Ганс поблагодарили небо за то, что посещали уроки волшебства. Эти недоумки уже давно забыли как нужно колдовать. Поэтому Ганс с Дунканом превратили своих мучителей в бабочек. Учитель Тутти недоумевал, куда запропастились остальные ребята. Лишь Мэри Поппинс вернула им настоящий облик. Чтобы хоть как-то загладить то, что было у старшеклассников, пан Клякса предложил гостям посетить урок волшебства. Из старших ребят эти занятия посещали лишь Дункан и Ганс. Директор, пошептавшись с Мэри Поппинс, которая привела своих учеников на урок волшебства, сказал: - Сегодня у нас урок полетов Вы,как наша почетная гостья, фея Элли, можете полететь первой. - Я? Помилуйте! Ведь я не волшебница! Обычные люди не умеют летать! - возразила Элли. - О, скромность, как это мило, - улыбнулась Мэри Поппинс. - Главное, верить и все получится. Ведь здесь Страна Сказок, не забывайте об этом, коллега. Все великие люди умели летать. Хотя бы Леонардо да Винчи... Конечно, у каждого это происходит по-своему. - Леонардо да Винчи больше не будет... Ну ладно, я попробую. Что надо делать-то? - Просто закройте глаза и подумайте о чем-нибудь хорошем, - ласково сказал пан Клякса. Элли закрыла глаза и вспомнила, как они вместе с Энни и Тимом устроили домашний рождественский спектакль несколько лет назад. Внезапно она почувствовала, как у нее словно выросли крылья, и она взмыла ввысь. Открыв глаза, Элли с изумлением увидела, что летит высоко над землей. Покружив какое-то время, она вернулась обратно. Все радостно приветствовали ее и поздравили с первым полетом. - Что вы теперь скажите? - спросил пан Клякса. - Так не бывает, - заявила Элли, подумав. - Сомневаюсь, что за горами у меня вышло бы что-нибудь подобное. - Вот именно! Но здесь Страна Сказок. - Однако я все больше и больше убеждаюсь, что наша жизнь многогранна. И этим она хороша, - улыбнулась Элли. Ученики также стали летать, а потом делиться своими впечатлениями. Пан Клякса был очень доволен. Пан Клякса, доктор Гаспар, и Мэри Поппинс пригласили Элли отобедать с ними. Элли помялась немного и согласилась. Тотошка быстро съел свою порцию, а затем отправился на улицу, где стал болтать со Страшилой о жизни. Им было о чем поговорить, ведь Тотошка много знал о живой природе.

Захар: Чуть позже к обедающим присоединилась тетушка Аксал, которая вела труды у девочек-старшеклассниц. - Как там наш король Валибальд? - спросила она у Элли. - Хорошо, спасибо, - ответила Элли. - Надеюсь, наш славный король будет и дальше пребывать в добром здравии. Потому что я тут слышала о том, как Нушрок похвалялся, что скоро власть переменится. - Простите, а кто такой Нушрок? - не поняла Элли. Тетушка Аксал как могла объяснила ей. Элли пообещала предупредить Валибальда на всякий случай. Когда гости уже собрались уходить, их остановила Марта: - Была рада познакомится, фея Элли. Должна вам сказать, что вы прекрасный учитель, да. Наши учителя неплохие, но вы еще лучше. - Да ладно вам! - засмущалась Элли. - Примите от меня в дар это печенье, родители не поймут, если узнают, чем мы занимаемся на уроках труда. И заходите к нам в гости, отец мой всегда рад гостям, особенно таким, как вы. Элли поблагодарила и взяла печенье. Но идти в гости к купцу Оскару Тибо она не имела ни малейшего желания. - Итак, моя дорогая Мэри Поппинс, какого вы мнения о фее Элли Смит? - поинтересовался пан Клякса после ухода гостей. - Что тут можно сказать? Если я решу уйти на покой, то у меня будет достойный преемник. Надо будет только поработать с Элли. Я сделаю из нее Леди Совершенство, - ответила учительница начальной школы. - Полностью с вами согласен. - Представляешь, наш Дровосек отправился на свидание с Нэрой, названной сестрой Стеллы, - сообщил Страшила, когда они возвращались во дворец. - Ой! Я так рада за Дровосека! - воскликнула Элли. - Кстати, а что стало с его прежней невестой? Неужели у них ничего не вышло? - Она умерла, - помрачнел Страшила. - Говорят, что злая тетка при поддержке Гингемы отравила племянницу, потому что та продолжала любить нашего друга и защищалась от нападок со стороны тетушки. Но доказательств этому нет. Дровосек очень переживал, узнав о кончине своей возлюбленной... Он даже дал клятву, что будет впредь любить лишь высокое и вечное, но, но... Не смог устоять, увидев Нэру. Мне даже немного завидно стало, в хорошем смысле. Слушай, Элли, как ты считаешь, может мне тоже стоит завести подружку? - Ну не знаю, - рассмеялась Элли. - Лично мне кажется, что ты можешь понравится любой девушке. - Ты так думаешь? - Конечно! Я бы выбрала тебя, если бы не полюбила короля Валибальда. - Спасибо, Элли. Я знал, что на тебя можно рассчитывать. Остаток пути прошел в молчании. Перед ужином Элли решила прогуляться. Неожиданно она увидела гномов. Они шли друг за дружкой и пели: До чего же фиксики Маленького роста! Нам их и через очки Разглядеть непросто. Они такая мелочь, Что их почти что нет А кто такие фиксики Большой, большой секрет! Они чинят изнутри Утюги, моторы, Телефоны, MP3, Прочие приборы. Без них часы не ходят, Без них не светит свет. А кто такие фиксики Большой, большой секрет! Я недавно их видал, Не поймал лишь малость, Только папа мне сказал: «Брось ты, показалось». Поймать их невозможно, Нельзя напасть на след. А кто такие фиксики Большой, большой секрет! Есть у них условный знак Я узнал случайно Нужно пальцы сделать так. Только это тайна. Они передают вам Свой пламенный привет, Но кто такие фиксики Большой, большой секрет! От гномов отделился самый старший из них и приблизился к Элли. - Я Кастальо, старейшина гномов, - отрекомендовался он. - Нас осталось не так уж много, поэтому мы решили объединиться с гномами из Страны Сказок. А вы та самая Элли Смит, если не ошибаюсь? - Да, это я. Очень приятно. Сестра Энни рассказывала мне о вас. - Звезды давно предсказали, что вы вернетесь в Волшебную Страну, фея Элли. - Простите, но я не верю в астрологию. - Я тоже. Это чушь и чепуха, выдуманная людьми. Но мало кто знает, что в древности люди могли почти безошибочно гадать с помощью небесных светил. Однако со временем за горами это было позабыто и вытеснено астрологией. - А как же предсказание Рамины? Выходит, что она все-таки ошиблась? - Да. И на старуху бывает проруха, как говорят в вашем мире. Скоро вы обязательно встретитесь. - Как вы считаете, уважаемый Кастальо, почему я смогла перейти реку, не намочив ног, и полететь? - Стелла вам все объяснит. Да и вы сами уже кое-что поняли. - А волшебный плащ с перстнем? Кто же мне их подарил? - Насчет плаща вы также узнаете у Стеллы, а вот насчет перстня я и сам пока не знаю. - Кругом одни сплошные загадки, - вздохнула Элли. - А то как же? Куда же без тайн? Ладно, мне пора. Удачи! Кастальо поклонился Элли и вернулся к своим. Вечером король устроил для Элли ужин на двоих при свечах. - Тебе понравилась наша школа? - спросил Валибальд. - Как сказать... Начальная школа у вас действительно на высоком уровне, а вот отношение к учебе у старшеклассников оставляет желать лучшего. Впрочем, у нас за горами тоже самое. - И это тебя так огорчило? - Поначалу да. Но потом я поняла, что жизнь - это и есть сказка. Просто люди забыли эту истину. Элли рассказала обо всем, что было и о своем полете. - Да, моя милая, первый полет помнится очень долго, - заметил король. - Может быть, всю жизнь. - А когда ты в первый раз полетел? - В семь лет, - улыбнулся Валибальд. - С Карлсоном, который живет на крыше. Отец был в ярости, он никогда не любил этого забавного человечка. Мы же до сих пор дружим с Карлсоном, он имеет полное право получать еду с королевского стола. Элли поведала королю о Нушроке, тот обещал усилить бдительность и охрану. - Но все же я думаю, дорогая, нам не о чем беспокоится. Народ любит меня, он не поддержит Нушрока и его камарилью. - Ты у меня такой славный! Как хорошо все-таки, что мы встретились. - Да, я тоже рад этому. Уста Элли и Валибальда слились воедино.

Ильсор: Большое спасибо за продолжение. Очень интересна идея, как персонажи сказок преподают в школе как борются с вредными привычками оболтусов. Очень надеюсь, что у них получится решить проблемы школы. Жду продолжения :))))

Захар: Спасибо за отзыв! В школе Страны Сказок удастся навести порядок, но это уже будет другая история.

Захар: Говорят, что в нашем веке Удивить ничем нельзя, Говорят, исчезли тайны, По морским волнам скользя. Говорят, сейчас на карте Белых пятен больше нет, Говорят, сейчас известен На любой вопрос ответ. Но все же, но все же какой нам интерес Без риска жить и острых ощущений? Но все же, но все же так хочется чудес И самых невозможных приключений! Говорят, что только в сказках Происходят чудеса, В облака воспоминаний Превратились паруса. Говорят, что все открытия Кем-то сделаны давно, Нет задачек нерешенных, Все, что надо — решено. Но все же, но все же какой нам интерес Без риска жить и острых ощущений? Но все же, но все же так хочется чудес И самых невозможных приключений! Говорят, что лишь фантасты Верят в инопланетян, Говорят, с других галактик К нам никто не прилетал. Говорят, что поединков Было время, да ушло. Говорят, что так спокойней, Говорят, что хорошо. Но все же, но все же какой нам интерес Без риска жить и острых ощущений? Но все же, но все же так хочется чудес И самых невозможных приключений! Михаил Пляцковский "Говорят". Как-то раз у королевы Людмилы собралась небольшая компания. Пришли Мордред с Морганой, Джим Хокинс, которого безуспешно пытались разыскать, а также Белла и Волан-де-Морт из произведений о Гарри Поттере. - Ну что же, дорогие друзья, давайте выпьем, закусим, о делах наших скорбных покалякаем, - сказала Людмила. - Прошу всех к столу! Слуги заставили стол, покрытый белой скатертью, разными кушаньями и напитками. - Это по мне! - хлопнул себя по животу Волан-де-Морт. - Давайте есть и пить! - Сразу видно, Том Реддл, что после того, как Гарри Поттер одолел тебя, ты только и способен на то, чтобы брюхо себе набивать! - язвительно произнесла волшебница Моргана. Джим Хокинс захохотал, а Темный Лорд заскрежетал зубами: - Ох, Моргана, не напоминай мне об этом проклятом Поттере! Зачем я вообще связался с ним? Только головную боль и поражения себе нажил. - А все-таки, милорд, как вам удалось выжить? - поинтересовалась королева. - Ведь согласно седьмой книге о Гарри Поттере вы должны были умереть. - Точно, - кивнул Волан-де-Морт, положив себе на тарелку бифштекс с кровью. - Эта писательница Роулинг так задумала, она хотела, чтобы был хеппи-энд. Да только на самом деле все гораздо сложнее, чем кажется. Чтобы делало бы это пресловутое добро, если бы не было зла, а? Все дружно засмеялись. - В какой-то миг я почувствовал тогда, что мне в самом деле крышка, - признался Темный Лорд, съев изрядный кусок бифштекса. - Но я хотел жить и притом вечно. Мне не хотелось умирать. Собрав последние силы, моя измученная душа добралась до китайских мудрецов и целителей, которые сумели каким-то образом подлатать ее, а также тело, за что я им глубоко признателен. Словом, я вновь воскрес, но прежнего уже было не вернуть. Китайские целители предупредили, что если я хочу жить, то мне придется отказаться от всех прежних замыслов и планов. - Со мной было примерно тоже самое, - сказала Белла. - Я еще в детстве поняла, что если наши целители бессильны, то нужно обращаться к целителям Востока. - И вам никогда не хотелось отомстить Гарри Поттеру и прочим? - лукаво улыбнулась Людмила. Белла ничего не ответила на это, лишь поджала губы. - Почему же? Хотелось и сейчас хочется, - рявкнул Волан-де-Морт, расплескав доброе старое вино из своего бокала. - Но душа и шкура мне дороже! Поэтому наступать на прежние грабли я не стану! - Хе-хе-хе! - опять засмеялся Джим Хокинс. - Да вы большой оригинал, милорд. - Что не мешает быть ему дурачком, - прошептала Моргана Мордреду. - Не смей оскорблять моего милорда, Моргана! - возмутилась Белла, услышавшая это. - Ой, ой! - Давайте жить дружно, мои милые друзья, - пропела Людмила, и наступил мир. - Ваше величество, тут пришли еще лиса Алиса и кот Базилио, - доложил королеве верный слуга Румбурак. - Впустить их или прогнать? - Я их не приглашала, - нахмурилась Людмила. - Гони этих попрошаек в шею! А впрочем... Впусти их, пусть попируют с нами. Румбурак поклонился, и вскоре появились всем известные лиса с котом и сказки "Золотой ключик или Приключения Буратино". - Подайте на пропитание бедному слепому коту Базилио и хромой лисе Алисе! - затянул жалобно Базилио. - Подайте хоть корочку хлеба! - Что ты плетешь, дурень?! - зашикала на кота лиса. - Извините его, ваше величество, и все почтенные гости, это мой друг так шутит. - Проходите, будьте как дома! - ласково сказала королева. Ее спутники за столом потеснились. - Вот это стол - на нём сидят! Вот это стул - его едят! - пробормотал Базилио и успокоился, получив хороший пинок от Алисы. - Прошу прощения, я лишь хотел узнать пароль от Интернета. Эот Линг, он же Доцент Смайлик, ухмыльнувшись, передал коту бумажку с паролем. Базилио углубился в свой ноотбук, который принес с собой. Некоторое время царило молчание. Покончив с едой, Белла предложила погадать на картах. - Врут твои карты, - скептически протянул Волан-де-Морт. - Нет, мой лорд, эти карты не врут никогда, - мягко возразила Белла и чмокнула своего кумира в губы. - Как я люблю тебя, моя проказница! - А я тебя, мой лордик. Она разложила перед собой карты и стала вглядываться в них. - И что же ты там видишь? - насмешливо спросила Моргана. - Несколько толстых эльфов и несколько худых? - Тебе бы только издеваться... Не мешай, пожалуйста! О! Я вижу, вижу! Вот оно... - Что? Что там? - хором спросили все. - Ваше величество, - нараспев произнесла Белла. - Вы станете единственной владычицей Волшебной Страны, однако... - Чего? Чего? Кто же сможет мне помешать? - скривила губы Людмила. - Братец, матушка, Заяц из мультфильма "Ну погоди!", Чебурашка, крокодил Гена, Чипполино, Карлсон, этот вор и лгун, Винни-Пух, старик Хоттабыч, кто? - Эта... Та самая фея Элли. - Фея Элли?! Ну, ну... Мне она сразу не понравилась. Что в ней Валибальд нашел? Ума не приложу! Впрочем, у моего братца никогда не было хорошего вкуса. Так... Так... Что делать будем? Как поступить с этой дикаркой из-за гор? - А чего тут думать, - усмехнулся Волан-де-Морт. - Убить и дело с концом! Я бы на вашем месте так и поступил, ваше величество. - Да! Да! - подхватил клоун Эот Линг он же Доцент Смайлик. - Бей, ломай, круши врагов! - Я лично готов пристрелить эту фею Элли из пистолета, - заявил Джим Хокинс. - Есть и другой способ, - вмешался молчавший до сих пор Мордред. С этими словами он приблизился к королеве и что-то прошептал на ухо. - Смахивает на гнилой либерализм, - поморщилась Людмила. - Не повредит ли это мне? - Что вы, ваше величество! - мягко возразил Мордред. - Наоборот, все будут прославлять вашу мудрость и великодушие. - Ах вот как?! Что же... Почему бы и нет? Давайте попробуем. После посиделок с гостями королева велела Румбураку привести Элли Смит. Сама Элли в это время беседовала с королем Валибальдом. Поначалу Элли растерялась, когда слуга передал ей повеление королевы. Зачем она могла понадобится Людмиле? Ведь королева никогда не жаловала невесту своего брата. Но поколебавшись немного, Элли решила принять предложение Людмилы. - В случае чего кликни меня, дорогая, - попросил король. - Непременно, милый. Королева Людмила тщательно подготовилась к спектаклю и даже подготовила небольшую речь. Когда Элли появилась, она усадила ее самое лучшее кресло и начала плести байки о том, что всегда питала к ней симпатию, поэтому им стоит подружиться, а в заключение предложила Элли стать ее личным советником. "Отец бы гордился мной, - подумала королева. - Я прирожденный дипломат!" - От вас, фея Элли, требуется всего лишь подписать это, - улыбнулась Людмила и протянула собеседнице бумагу на которой было написано следующее: "Я, нижеподписавшаяся, решительно, бесповоротно и окончательно отказываюсь от дальнейших отношений с королем Валибальдом Вторым, если взамен этого мне будут обеспечены должность советника, а также, соответствующие этой должности - слава, почет и богатство." - Как?! Порвать с Валибальдом? - Элли была вне себя. - Я... Нет... - Да, милочка, именно так! - сладко пропела королева Людмила, гордясь собой. - Но позвольте... - Как нормальный и взрослый человек, Элли Смит, вы просто обязаны принять мое предложение. Зачем вам мой брат? Он еще сущий ребенок, уверяю вас! Валибальду еще лет десять можно не думать о женитьбе. А у нас здесь женихов хватает, поверьте мне, фея Элли! Выбирайте любого, но только не Валибальда... Думаю, мы прекрасно поняли друг друга. Вот вам еще и задаток... Королева вытащила из своего тайника небольшой сундучок. - Здесь десять тысяч и все ваши. Половина золотом, половина серебром. Можете не пересчитывать, наш казначей обо всем позаботился. Ну как? Принимаете мое предложение? И вам будет хорошо, фея Элли, и нам. Элли глубоко задумалась. "Здесь определенно что-то не так", - размышляла она. - Извините меня, ваше величество, но я не продаюсь и не покупаюсь, - наконец произнесла Элли. - Да и грешно покупать дружбу за деньги и высокую должность. Я люблю Валибальда и никогда не расстанусь с ним. А с вами я готова ладить насколько это возможно, но не более того. И никаких высоких должностей с почестями мне не нужно! - Выходит, ты не ценишь той чести, которую оказывают тебе, дикарке из-за гор?! - вспылила Людмила. - Значит, по твоему, деньги, богатство и высокое положение в обществе ничего не стоят!? - Есть вещи, более важные, чем все это, - с достоинством ответила Элли. - С детских лет я усвоила следующее: не имеет значения богат человек или беден, занимает он высокое положение в обществе или нет. Главное, это жить и трудиться честно, любить Бога, ближнего и истину. Тогда все будет хорошо. А хитрость, коварство, честолюбие и все такое прочее - это не по мне, извините. Королева хотела было крикнуть: "Отрубить ей голову!", но политический расчет подсказал ей, что этого делать нельзя, ведь матушка и Валибальд обязательно помешают ей осуществить казнь. Нужно придумать что-то другое. - Ступай прочь, учительница кислых щей, и забудь о нашем разговоре! - махнула рукой Людмила. - Тоже мне нищенское благородство! Может быть, ты и хороший педагог, как мне сказали, но в реальной жизни ты разбираешься хуже младенца. Жизнь - это не школа, милочка. Здесь свои правила и законы. Мозгов и логики у тебя нет совершенно, деревенщина! И особо не обольщайся насчет моего братца! Скоро он променяет тебя на более молодую и красивую! - Древние римляне тоже считали, что им все позволено, что боги дали им власть над всеми народами, - заметила Элли. - И что же вышло? Не столько враги разгромили римлян, сколько они сами себя уничтожили. Всего хорошего, ваше величество! Она сделала реверанс и удалилась. Королева все еще что-то бурчала насчет дерзкого мужичья, но в ней невольно шевельнулась уважение к Элли, которая не побоялась прямо возразить ей, Людмиле. "И все же нужно избавиться от этой так называемой феи, раз она не купилась на мои посулы, - наконец решила она. - Как же убрать эту Элли Смит? Поссорить проклятую мужичку с братцем? Неплохая идея, но слишком примитивно. Нет, я пойду другим путем". Людмила велела заложить карету и отправилась в самую отдаленную часть Страны Сказок. Что она там делала и с кем общалась, станет ясно позднее. На обратном пути королева велела остановить карету у небольшого леса. Там играли в мяч две девочки, две сестры. Неожиданно одна девочка прекратила игру. - Ой, смотри, Мирабелла, какая красивая бабочка! - воскликнула она. - Да ладно тебе, Мария! Таких тут много, - отмахнулась сестра. - Давай играть! - Ой, Мирабелла, тут кузнечик запутался в траве, - продолжала Мария. - Ему нужно помочь. - Ты жалеешь всех букашек, - скривилась Мирабелла. - Всех подряд... Мария отправилась на помощь, а ее сестра уселась на мяч. Людмила приблизилась к Мирабелле и ласково улыбнулась ей: - Здравствуй. - Здравствуйте. Но я вас не знаю, - ответила девочка. - Как?! Ты не узнаешь королеву Людмилу? - Ой, простите, ваше величество, - поклонилась Мирабелла. - Ничего страшного, Мирабелла. У тебя очень красивое имя. - Спасибо. - Слушай, тебе бы хотелось стать богатой, известной, знаменитой и популярной? - Конечно! А кто же этого не хочет! - Я могу тебе помочь. Но ты должна будешь кое-что сделать для меня. - Что именно? - вскинула голову Мирабелла. Королева наклонилась к уху девочки и что-то сказала ей на ухо. - И это все? - Да. Остальное тебя не должно волновать. Вот задаток! Остальное получишь после того, как все случится. Людмила дала Мирабелле горсть золота и серебра. Глаза девочки сверкнули: - О! Я согласна. Благодарю! В нашей семье никогда не водилось столько денег! - Отныне я беру тебя и твою семью под свое покровительство. Но пока не говори никому из родных обо мне и моем поручении. Договорились? Спрячь эти деньги куда-нибудь. - Хорошо, ваше величество. До свидания! - До свиданья, девочка моя! Они скрепили заключенное соглашение горячим поцелуем. "Мирабелла не Элли, она уж точно послужит мне", - думала королева. - Элли Смит еще пожалеет о том, что не приняла мое предложение. Пожалеет, да поздно будет, - прошептала она Эоту Лингу или Доценту Смайлику, который сопровождал ее кроме кучера и лакея. - Да, она пожалеет, - пискнул клоун. Потом Людмила уселась в карету и укатила. - Мария, ну где ты там? - нетерпеливо крикнула Мирабелла. - Все спасаешь своих любимых букашек? Не надоело? Между прочим, нам домой пора! Тоже мне Робин Гуд! А Мария помогла кузнечику выпутаться из травы, поскольку не могла остаться равнодушной к чужой беде. - Спасибо вам, добрая девочка, - поклонился кузнечик. - Всегда пожалуйста! А вы случайно не заколдованный принц? Извините... - Нет, я не принц, - засмеялся собеседник. - Разрешите представиться: меня зовут Кузя. Обычный кузнечик. Про меня даже в одной песенке поется: "И кузнечик запиликает на скрипке!" - О! А меня зовут Мария. Так вы скрипач? - Вроде того. Только скрипка у меня дома осталась. Да, я тот самый Кузя, который побывал в Жарафрике, Снегарктиде, который бороздил волны Слонтлантического океана и летал на воздушном шарике в неизвестном направлении. Словом, любитель всевозможных приключений. Не слыхали? Девочка развела руками и вынуждена была признать, что ничего подобного не слышала. Кузнечик принялся подробно рассказывать. Мария слушала, широко открыв рот. История Кузи ее так захватила, что она даже позабыла о времени. Наконец она услышала голос сестры: - Мария, это не смешно! Возвращайся скорее и пойдем домой! - Иду, иду, - спохватилась девочка. Они простились с Кузей и договорились встретиться завтра. Мария нашла Мирабеллу, и они отправились домой. Мирабелле очень хотелось рассказать обо всем сестре, но помня об обещании, она крепилась. Тотошка, узнав от хозяйки, что произошло, предложил: - Можно я как следует укушу эту Людмилу, Элли? Что-то она слишком много о себе возомнила. Но Элли строго-настрого запретила псу даже думать об этом. Валибальд Второй был возмущен до глубины души, когда Элли передала ему разговор с Людмилой. - Это уже ни в какие ворота не лезет! Пойду, пообщаюсь с сестричкой. - Пожалуйста, не надо! Людмила хоть и вредная, но все она твоя сестра. Бог с ней... Я не променяю тебя ни на какие богатства и должности, милый! - Я очень тронут, Элли, - король поцеловал свою возлюбленную. - И никогда этого не забуду! Но должен же кто-то поставить Людмилу на место. Она ведь всегда была такой, сколько я помню себя! Так и норовила всегда устроить какую-нибудь пакость, обхитрить, обжулить, очернить меня в глазах родителей, особенно матушки. Мы, будучи родней, никогда не были друзьями. Приближенные Людмилы уверяют, что является ее подругами и друзьями, но не думаю, что сестре нужны друзья. Она ведь никого не любит, кроме себя. Хотя нет, отца Людмила очень любила, да и он в ней души не чаял. Меня же отец лишь воспитывал и говорил: "будь мужчиной". А вся отцовская любовь и ласка доставались лишь сестре. Может так и должны вести себя порядочные отцы, но я буду вести себя иначе по отношению к нашим детям, когда они у нас будут, разумеется. - У нас такого никогда не было, - покачала головой Элли. - Мы с моей сестрой Энни всегда были друзьями. Может быть, вы с твоей матушкой просто не могли найти общий язык с Людмилой? Только не обижайся... - Куда там! Думаешь, я не пытался? Но все мои попытки установить справедливость ни к чему не приводили, несмотря на поддержку матушки. А отец всегда был на стороне Людмилы и возмущался, что мы обижаем его любимицу. - М-да... - К Людмиле неоднократно сватались, но она всем отказывала. Никто ей не по сердцу. Кончилось дело тем, что женихи перестали посещать нас. - Прямо как в сказке "Король Дроздобород", - засмеялась Элли. - Да, они с той принцессой в чем-то похожи, - признал король. - Только сомневаюсь, что нашу Людмилу можно выдать замуж за нищего, пусть и подставного, а также перевоспитать трудом. Тут нужно что-то другое, а вот что именно, этого никто не знает. - А может попробовать Усыпительную Воду? Ты слышал о ней? - Да, Ружеро рассказывал мне. Только осуществить этот замысел невозможно. С некоторых пор сестра стала очень подозрительной и всегда заставляет своего слугу Румбурака первым пробовать кушанья и напитки, которые ей подают. Значит, ты все-таки настаиваешь, чтобы я не говорил с Людмилой? - Да, дорогой, это совершенно бесполезно. Она ничего не хочет слушать и понимать... - Ладно, не буду. Бог с ней... Слушай, Элли, у Алисы и Шляпника сегодня родился сын! - Ой, так это же здорово! - Да, это прекрасно! Родители очень счастливы. Завтра по этому поводу намечается торжество. Придет много народу, в том числе звери и птицы. Я бы хотел пойти с тобой... Пойдем? - Конечно, обязательно. Вошли Страшила и Железный Дровосек, напевая: Красавица, чей рот подобен землянике... Как на огне змея, веясь, являла блики. Страсть, лившую слова, чей мускус чаровал... Элли и Валибальд переглянулись. - Что с вами, друзья? - спросил король. - Кажется, они влюблены, - прошептала Элли. - И похоже им обоим слегка снесло крышу от этого. - Не волнуйся, дорогой, это пройдет. Друзья, с вами все в порядке? - Да, все хорошо, - ответил Страшила, широко улыбаясь. - Мы вам потом все расскажем. - Обязательно расскажем, - подхватил Дровосек, и оба удалились, продолжая петь: Утро ворвалось в дом, и проснулась ты, любимая моя, Сонной улыбки свет, милые черты - не вычеркнуть ни дня. Золотом листопад осыпает всю страну, Ветер метет асфальт, дворник жжет листву. Как все прошло у Дровосека с Нэрой, названной сестрой Стеллы, и кто стал подружкой Страшилы, станет известно позднее. Джим Хокинс, слышавший каждое слово, поспешил сообщить обо всем своей повелительнице, которая уже вернулась из своей поездки. - Так ты говоришь, они будут завтра на празднике этой семейки придурков? Отлично! - потерла руки королева. - Все идет как должно... - Я жду золота, ваше величество! - Держи! Хокинс открыл протянутый ему мешочек. - Но это еще меньше чем было в прошлый раз, - заметил он. - Не хочешь, не бери! Соскучился по своему доктору Ливси? - Что вы, ваше величество! Я всей душой ненавижу этого жулика и проходимца! - То-то же. После нашей победы, Джим Хокинс, ты станешь моим советником! - Хорошо бы... А тем временем Джима Хокинса искали доктор Ливси и люди, которых Валибальд Второй выделил для этой цели. На бедного Ливси было жалко смотреть, ведь Джим всегда был для него как сын родной. - Полно вам, друг мой, - мягко заметил бывший капитан Смоллетт. - Я понимаю, что вы его любите, да только Хокинс не стоит этого. Я сразу понял, что он из породы любимчиков. И болезнь тут ни при чем. - Ах, перестаньте! А вдруг с Джимом что-нибудь случилось? - Вспомните Остров Сокровищ! Мы тоже тогда гадали, где он, а ваш драгоценный Хокинс был жив и здоров. - Не кажется ли вам, дорогой друг, что мы ходим кругами? Мы уже видели эту березу. - Да, похоже заплутали мы... Ох уж этот Хокинс! - Уж кто, а Джим Хокинс не пропадет, чем бы он не болел, - вмешался Джон Сильвер, также принимавший участие в поисках. - Все будет хорошо, доктор! Тут поблизости есть харчевня. Давайте перекусим там. Все с радостью согласились. Ливси заспорил было, но потом сдался. Урфин Джюс вместе с Дин Гиором и Фарамантом сделали ремонт в доме Дядюшки Помпы, королевского садовника, огородника, и мастера на все руки, способного вырастить в земле любую полезную вещь в хозяйстве. Потом Дядюшка Помпа и Урфин стали беседовать об огородничестве. - Старина, пожалуй, мы бы могли с вами объединиться и орудовать вместе, - предложил Урфин. - Что скажите? Будем вместе выращивать овощи с фруктами, а также устраивать праздники Угощения. Что скажите? - Ну не знаю, - заколебался Дядюшка Помпа. - Вырастить что-нибудь полезное - это по мне, а вот праздники... - Я уже давно не молод, скоро мне будет трудно со всем справляться, - не сдавался Джюс. - Давайте же объединимся, достопочтенный Дядюшка Помпа! - Ну давайте попробуем, - согласился Дядюшка Помпа. Неподалеку от них находились Гуамоко и Кагги-Карр. Они были влюблены друг в друга и были очень счастливы. - Я уже давно не был так счастлив, - признался филин. - Звездочка моя! Нет, Кагги-Карр, вы моя фея, моя добрая фея! - А вы мой рыцарь на белом коне, Гуамоко, - закатила глаза ворона. Вдруг к этой необычной парочке подполз уж. - Вы филин Гуамоколатоки́нт? - поинтересовался он у Гуамоко. - Да, это я, - ответил Гуамоко. - Что вам угодно, сударь? - Королева Кадмина передает вам пламенный привет. И... - Что вы сказали? - Гуамоко изменился в лице. - Наша королева передает вам привет и надеется, что вы не забыли о своем обещании. - Я... Ах да! Конечно, я это помню, - пробормотал Гуамоко. - В общем, я все вам передал. Прощайте! Уж уполз. Беднягу филина всего трясло. - Что случилось? - встревожилась Кагги-Карр. - Это долгая история. Пойдем посоветуемся с Урфином. - Может быть, лучше со Страшилой Трижды Премудрым? - Нет, ему и Дровосеку сейчас не до чужих проблем. Дядюшка Помпа удалился, чтобы не мешать беседе, а филин принялся рассказывать: - Какое-то время Гингема была близка с королевой змей Кадминой. Они вместе устраивали какие-то свои дела и учились друг у дружки. Ведь змеи тоже очень хорошо знают магию, хотя и не все. И вот однажды эта королева полушутя, полусерьезно, попросила Гингему обручить ее с кем-нибудь из филинов. Гингема выбрала меня. Я был в ужасе, потому что эта Кадмина никогда мне особо не нравилась, несмотря на то, что раньше я был совсем другим. Но Гингема сказала, что это большая честь и что я не имею права отказываться от нее. Делать нечего, пришлось мне, скрепя сердце, подчиниться. Но, хвала небесам, до свадьбы дело не дошло, поскольку моя старушка с Кадминой поссорились и больше ни разу не общались. С той поры я не видел эту королеву и ничего о ней не слышал, до тех пор пока сегодня не явился уж и не передал мне привет от Кадмины. Зачем же ей понадобилось вспоминать об этом обещании спустя столько лет? Мне страшно, хозяин, хоть я и не из пугливых, как тебе хорошо известно! - Так, значит, это правда, что Гингема якшалась со змеями? - почесал в затылке Урфин. - Я думал, это враки... А где живет эта королева Кадмина? - Да вот здесь, в Стране Сказок. - Не волнуйся и не бойся ничего, - глухо произнес Урфин. - Никто из нас не даст тебя в обиду. - Это точно, - подтвердила Кагги-Карр. - Я выклюю этой змеюке глаза, если она попробует отнять вас, Гуамоко, у меня! Урфин засмеялся вместе с вороной. А глядя на них, засмеялся и Гуамоко. Было решено, что завтра они посетят торжество, которое намечалось у Алисы и Шляпника по случаю рождения сына.

Захар: Чистоту, простоту мы у древних берем, Саги, сказки - из прошлого тащим,- Потому, что добро остается добром - В прошлом, будущем и настоящем! Владимир Высоцкий "Баллада о времени". В королевской семье Страны Сказок издавна любили рассказывать следующую легенду: "В давние времена нашей страной правил король Дональд вместе со своей женой, королевой Региной. Четверо сыновей и трое дочерей было у них. Подросли сыновья, женились и получили в дар от отца крупные владения. А вот что делать с дочерьми? По идее следовало бы выдать их замуж, но королю Дональду не хотелось, чтобы его будущие зятья претендовали впоследствии на престол. Поэтому он, посоветовавшись со своими советниками, принял следующее решение: оставаться принцессам в девах, а чтобы те не скучали, отдать их в обучение к известным в те времена колдунам-друидам. Принцессы, ничего не подозревая, играли в это под присмотром слуг на лугу. Старшей Альдоне - было двадцать лет, средней Елизавете - восемнадцать, младшей дочери по имени Моника - тринадцать лет. Принцессы все были красивые, стройные, кареглазые и чернобровые. На лугу принцессы венки плели, надевали одна одной и на голову. Хороводы с крестьянскими девушками водили. Сюда пришел король Дональд и объявил дочерям свою волю. Не споря, выслушали принцессы королевскую волю и тихо в немом поклоне склонились. А как только король ушел, дочери его заплакали, зарыдали и побросали венки. Побаивались в душе принцессы друидов, потому что они знали колдовство больше обычных волшебников. Да и замуж девушки хотели, не хотелось им оставаться в старых девах. Отдать королевских дочерей в обучение к друидам было решено через два месяца, главным образом благодаря мольбам королевы, которой не хотелось расставаться с детьми. Сами принцессы ни о чем не просили отца, они почти две недели они о чем-то шептались между собой и наконец решили отыскать ночью волшебный цветок с помощью которого можно было выполнить любое желание, наподобие цветка папоротника, который цветет лишь в ночь на Ивана Купала, и таким образом изменить свою судьбу. Как-то раз, когда стража вокруг дворца уснула, королевские дочери тихонько вышли из своих покоев и отправились на поиски. Переплыли принцессы озеро на лодке, и очутились в мрачном темном лесу. Чем дальше они шли, тем хуже делалось. Слышались принцессам чьи-то голоса и стоны. Каким-то чудом вышли королевские дочери из леса и подошли к высокой горе. Видят они стоит на той горе какой-то рыцарь со своим отрядом. Подивились принцессы, между тем воины сошли с горы и пригласили девушек на гору. А там пир на весь мир, все пьют и едят. Королевским дочерям кубки поднесли. Выпили они, вкуса вина не почувствовали, но тем больше пьют, тем больше пьянеют. Закружились девушки в танце с воинами. Долго, коротко ли, но каким-то образом прошел хмель у Моники. Видит Моника что все здесь какое-то ненастоящее, а вокруг звериные глаза блестят. Вырывалась она из рук своего кавалера, растормошила сестер, и те бросились бежать прочь. Воины же увидели зверей и начали охоту на них, им стало не до девушек. А принцессы выбежали на поляну, где плясали русалки. - Сестры наши пришли! - закричали они, и девушек к себе затащили, несмотря на их сопротивление. Делать нечего, стали плясать королевские дочери с русалками, потом те затащили их в болото. Подплыл к принцессам водяной дед с огромной бородой. - Эге, да это же дочери нашего славного короля Дональда! - усмехнулся старик. - Какая честь для всех нас, водяных обитателей! Вы к нам пришли жить, красавицы? Или что-то ищите? - Мы ищем волшебный цветок, исполняющий желания, - пояснила Моника. Ее сестры не смогли вымолвить ни звука. - Дайте им цветок, - засмеялся водяной дед и и исчез под водой. Болота заволновалось, и королевских дочерей с русалками вынесло на берег. Увидели там принцессы какие-то блестящие цветы и стали их рвать. Сорвут они цветок, а из него какое-то масло течет. - Красоту вы нашу портите, - опечалились русалки. Где-то громко закукарекал петух. Русалки исчезли, потускнели цветы в руках сестер. Увидели они, что это обычные ромашки и больше ничего. Вздохнули девушки и решили отправиться домой. Будь что будет, уж лучше с друидами жить, чем с русалками или этими странными воинами на горе. Долго шли сестры, заблудились они и не смогли найти дорогу ко дворцу. Наконец королевские дочери решили разделиться. Моника отправилась в одну сторону, а ее сестры - в другую. Однако принцессам не суждено было вернуться домой. На Альдону и Елизавету напали гадюки. Задушили они сестер, выпили их кровь. Что стало с Моникой, никто точно не знает. Через несколько дней королевские рыцари Ян и Тит, влюбленные в старших дочерей короля, нашли тела двух сестер и принесли их во дворец. Монику довольно долго искали, но так и не нашли... Горюет, плачет королева Регина. Король Дональд закрылся в своих покоях и велел никого к нему не пускать. Через неделю король распорядился, чтобы для принцесс сделали саркофаги из самого дорогого камня на свете и похоронили их в них. Вскоре после похорон дочерей король с королевой умерли. Сыновья стали воевать между собой за наследство. Победителем в той войне стал старший сын короля Гэндальф, впоследствии известный как король Гэндальф Отчаянный. Он лично долго искал свою любимую младшую сестру Монику, но тщетно... Младшая дочь короля Дональда как в воду канула. Будучи еще ребенком, будущий король Валибальд Второй поверил в эту легенду, и частенько спрашивал у своей матери Арабеллы: - А все-таки что стало с принцессой Моникой? - Да что угодно, мой мальчик, - отвечала Арабелла. - Времена-то давние были, поди разберись теперь... Вполне возможно, что на бедную девушку напали жестокие разбойники и убили ее, не разбираясь кто она и откуда. Монику также могли съесть Людоед или Дракон. Не исключено и то, что бедная девушка потеряла память, забыла о своем происхождении и прожила свою жизнь где-нибудь в глуши, ни с кем ни общаясь. Такое случается иногда после сильного нервного потрясения. - Но ведь Моника была храбрее своих сестер, судя по легенде, верно? - Да, это так... Тем не менее и ее могли хорошенько напугать в результате чего Моника вполне могла позабыть о сестрах, отце с матерью и обо всем прочим. - А почему же все-таки младшую дочь короля Дональда не нашли? - продолжал допытываться мальчик. - Почему, почему... Искали-то следы принцессы вот почему. А если Моника действительно потеряла память и стала жить где-то в глуши, то на нее вполне могли и не обратить внимания. Девушку приняли за обычную нищенку-сироту, каких тогда было много. Да что об этом говорить! Это исправить уже невозможно, мой мальчик. Что было, то было... Тем не менее уже будучи взрослым Валибальд Второй также организовал поиски принцессы Моники, но они ни к чему не привели. А вот Людмила, старшая сестра Валибальда Второго, напротив, никогда не верила в легенду. - Это байки для маленьких детей! - презрительно заявила она, с трудом выслушав историю до конца. - Король Гэндальф Отчаянный действительно существовал, это факт, но никаких доказательств того, что у него были братья и сестры нет! Из этого можно сделать вывод, что никакой принцессы Моники и ее сестер никогда не существовало на самом деле. Того же мнения придерживался и покойный король Валибальд Первый. Тем не менее пришло время, когда судьба принцессы Моники стала известна. Впрочем, обо всем по-порядку. Чарли Блек прогуливался вечером после ужина. Он был вполне доволен своей судьбой. После предательства компаньона, которому Чарли доверял и считал своим другом, жизнь потеряла для него всякий интерес. Одноногий моряк окончательно разочаровался в обществе в котором жил и без колебаний покинул родину. Очутившись в Волшебной Стране, встретившись со своим названным сыном Тилли-Вилли, своими старыми друзьями и обретя новых в Стране Сказок, Чарли Блек вновь стал самим собой, небо для него стало голубым, а жизнь опять интересной. И все-таки чего-то не хватало бывалому моряку... Чарли долго искал ответ на вопрос: чего же ему все-таки не хватает или вернее кого? Наконец стало ясно: Чарли не хватает женской привязанности, у него не было жены или хотя бы просто подруги. Девушек у моряка в прежние времена было хоть отбавляй, во время отпуска Чарли всегда отправлялся на свидание с какой-нибудь красоткой. Однако с женитьбой не спешил. "Это трудный и ответственный шаг, нужно все тщательно обдумать и взвесить", - размышлял Блек. Девушки также не стремились связать свою судьбу с Чарли, зная, что он моряк и много плавает по морям. Наконец родители, когда еще были живы, и сестра Анна стали спрашивать: - Когда же ты, наконец, женишься? Чарли отшучивался как мог, потом стал прямо говорить: - Лишь когда встречу свою настоящую любовь. Шло время, но подходящей девушки все не находилось. Родители умерли, сестра Анна махнула рукой и решила: пусть брат поступает как считает нужным, ведь это его выбор. Так постепенно прошла молодость Чарли Блека. И хотя женщины по-прежнему смотрели на моряка, но подлинных чувств к ним у Чарли не было... - Эх, любовь, любовь, - вздохнул одноногий моряк и почувствовав сильную жажду, подошел к ближайшему колодцу, чтобы напиться. Неожиданно трубка выпала из его кармана и упала в колодец. Чарли напился и стал искать трубку. Вдруг он увидел лягушку, которая держала его трубку в своих лапках. Моряк рассмеялся. Он многое повидал в своей жизни, но впервые увидел такую потешную картинку. - Жаль, что у меня фотоаппарата нет, - пожалел Чарли. - Это твоя вещь, добрый человек? - спросила лягушка. - Да, это моя трубка. Но если хочешь, возьми ее себе, дарю! - великодушно разрешил Чарли. - Спасибо. Ой, спаси меня, добрый человек! Спаси! - взмолилась лягушка. - В смысле? - За мной охотиться злая ведьма Барабаха... А вот и она сама... Чарли отодвинулся от колодца и увидел злобную старуху в черной одежде. - Что вам угодно, сударыня? - поинтересовался моряк. - Не мешай и отойди! За своим пришла! - проворчала старуха и протянула свою костлявую руку, чтобы схватить лягушку, но Чарли не позволил ей сделать это. - Ступай прочь, бабуся, и оставь лягушку в покое! - смело произнес моряк. - Да знаешь ли ты, несчастный, с кем ты разговариваешь?! Я превращу тебя в пыль и прах! - вспылила ведьма. - Ну попробуй! Старуха закрыла глаза и надула губы. Вокруг сделалось темно, загремел гром. - Ну что трепещешь? - усмехнулась старуха. - Этими штучками ты меня не запугаешь! Клянусь рифами Куру-Кусу и якорем! - Смелый, - прошипела Барабаха. - Люблю смельчаков... Она щелкнула пальцами, гром прекратился. - Зачем нам ссориться, милый человек, если мы можем прекрасно поладить? - залебезила ведьма и вытащила скатерть. - У меня есть чудесная скатерть-самобранка. Накормит и напоит тебя в любое время... Ну что? Согласен на обмен? Тогда давай сюда эту противную лягушку. - Согласен. И прежде чем старуха успела опомнится, моряк достал лягушку и сунул себе в карман, отобрал у Барабахи скатерть-самобранку, а саму ведьму опустил в колодец. - Что ты задумал, злыдень? Вытащи меня отсюда, или я очень рассержусь! - пригрозила старуха. - Давай, давай, сердись сколько влезет... Не бойся, лягушка, тебя никто не обидит. - Спасибо. Ты очень смелый и добрый, - ответила лягушка. - Наступит время, и я тоже отплачу тебе добром. Отнес Чарли Блек лягушку к себе. Устроил он у камина чан с чистой водой и выпустил в него лягушку. Прошла неделя, другая и привык Чарли к своей новой подруге. Говорил с ней, рассказывал разные истории из своей жизни, а подружка его внимательно слушала. Хоть и не сразу, но Чарли решился познакомить лягушку с Элли, Тилли-Вилли и всеми остальными. Моряк опасался, что над ним станут потешаться, но как ни странно, все прониклись к лягушке симпатией и одобрили то, что Чарли заступился за нее. Приближался день рождения Арабеллы, матери короля Валибальда Второго. Виновница торжества пожелала, чтобы в качестве подарка ей преподнесли пирог под названием "Легенды и мифы", который с давних пор употреблялся в королевской семье Страны Сказок. Все бы хорошо, да только подлинный рецепт этого пирога был почти позабыт, его знают лишь немногие. - Ты пойдешь на праздник? - спросила лягушка одноногого моряка. - Я бы с радостью, но нужен пирог "Легенды и мифы". А я о таком никогда не слышал, - признался Чарли. - Может, скатерть-самобранка может его сделать, но вряд ли... Предчувствие не обмануло Чарли. - Увы, но у меня нет в запасе пирога "Легенды и мифы", - сказала скатерть-самобранка, когда ее расстелили на столе. - Не печалься, утро вечера мудренее. Ложись спать, друг мой, будет тебе этот пирог. Подивился Чарли, но спать лег. А лягушка сбросила свою шкуру, стала девушкой и закричала: - Эй, птицы лесные! Пожалуйста, соберитесь здесь и испеките пирог "Легенды и мифы", который мы с сестрами ели у батюшки с матушкой! Слетелись самые разные лесные птицы. Они принесли с собой муку, а также все самое необходимое для пирога и принялись стряпать под руководством девушки. Когда пирог был готов, девушка вновь стала лягушкой, а птицы разлетелись кто куда. Проснувшись и увидев пирог, Чарли был потрясен. - Ветер и волны! Потопи меня первый же шторм! Ничего себе! Здорово! Откуда это? Сама пекла? Молодец! Ну пожалуй, мы сможем пойти на пир, - пробормотал он. - Клянусь пиратами южных морей! - Иди на пир один, мой друг, - сказала лягушка. - А я чуть попозже буду. Как услышишь стук и грохот, не пугайся. Скажи всем: это моя лягушка в карете из тыквы едет. Чарли Блек отправился с пирогом во дворец, где вскоре встретился со своими друзьями. - А где же ваша подружка, мистер Блек? - не сдержалась королева Людмила. - Почему вы ее с собой не принесли? И где вы такую красавицу отыскали, а? Небось все болота исходили, ха-ха-ха! О новой подружке Чарли Блека ей было известно благодаря Эоту Лингу или Доценту Смайлику, а также Джиму Хокинсу, которые шпионили за всеми друзьями Элли. Чарли ответил королеве насмешливым поклоном и завел беседу с Элли и королем Валибальдом Вторым. Появилась Арабелла. Стали вручать подарки, а точнее пироги. Пирог, преподнесенный дочерью Людмилой, Арабелла сразу забраковала: - Извини, дорогая дочь, но это не то, совсем не то. Элли с Валибальдом также подарили ей пирог. - Гораздо лучше, спасибо, мои дорогие, - улыбнулась Арабелла. Людмила скривилась как от зубной боли. - Но все равно это не настоящий пирог "Легенды и мифы", уж не взыщите... Кто еще? Ни один пирог не прошел проверку Арабеллы. Последним к ней приблизился Чарли Блек. Мать Валибальда благосклонно улыбнулась, взяла лопаточкой кусок, положила себе в рот и зажмурилась от удовольствия. - О! - прошептала она. - Вне всякого сомнения это он... Да... Отец, отведай! Она дала кусок от пирога своему отцу Гиацинту, который также присутствовал на празднике, нарушив свое одиночество и уединение. - Тот самый вкус! - сказал старик, прожевав. - Настоящий пирог "Легенды и мифы"! - Папа, ты заговорил после стольких лет! - обрадовалась Арабелла. - Дедушка, ты говоришь! - захлопал в ладоши Валибальд Второй, но вспомнив, что он является королем, умерил свой пыл. - Молчание - это золото, - загадочно произнес Гиацинт и опять умолк. Людмила поджала губы. Да где же это видано, чтобы какой-то варвар из-за гор знал подлинный рецепт их пирога! Здесь что-то нечисто... - Ну, дорогой друг, вы нас порадовали, - обратилась Арабелла к Чарли Блеку. - Хоть сегодня не ваш день рождения,но просите что хотите. Любое ваше желание будет исполнено. - Благодарю вас, но мне ничего не нужно, - поклонился Чарли. - Да и не я это пек пирог. Эта работа моей лягушки. Все так и ахнули. "А ведь он не лжет, - подумала Людмила. - Напрасно я смеялась над его подружкой. Она не лягушка, а какая-нибудь колдунья, однозначно". - Где же ваша лягушка, Чарли? - спросила Арабелла. - Нам ее ведь нужно поблагодарить. - Она чуть позже будет. Послышался стук и грохот. - Не пугайтесь, не пугайтесь, - засмеялся Чарли. - Это моя лягушка в карете из тыквы едет! Распахнулись двери, и все увидели девушку необыкновенной красоты. - Кто это? - спросил внук Смелого Льва, который также присутствовал на празднике вместе с дедом . Чарли Блек не смог отвести взгляда от гостьи. Ее глаза показались ему смутно знакомыми. - Моника, дочь короля Дональда и королевы Регины, - представилась девушка. - Да, и я та самая лягушка, которая живет у Чарли Блека. Все объяснения потом, а сейчас давайте веселиться! Много веков я не знала веселья... Пауза... - Да, я всегда это знал, что это правда, - отвесил поклон девушке Валибальд Второй. - Добро пожаловать! Присоединяйтесь к нам! - Да, у нас в сказке всякое случается, - заметила Арабелла. - Добро пожаловать, дорогая Моника! - Самозванка! Да как ты смеешь?! Никакой принцессы Моники никогда не существовало на самом деле! - возмутилась королева Людмила. - Не смейте оскорблять мою подругу, ваше величество! - заступился за девушку Чарли. Хоть и не сразу, но он поверил в то, что эта девушка и его лягушка одно и тоже. И Чарли полюбил Монику с первого взгляда. Королева еле-еле сдержалась, чтобы не приказать отрубить Великану из-за Гор голову. О, если бы сейчас не праздновали день рождения матушки, она бы показала этому варвару кто в доме хозяин! Арабелла с сыном попытались призвать Людмилу к порядку, но ничего не вышло. Поняв, что не сможет на что-то повлиять, королева ушла в компании со своими подхалимами. - Танцуют все! - распорядился король Валибальд Второй, чтобы разрядить обстановку. Все присутствующие пустились в пляс, кто хотел. Валибальд стал вальсировать с Элли, Чарли Блек с Моникой, а Арабеллу пригласил на танец сам Фантомас, известный нам по фильмам "Фантомас", "Фантомас разбушевался" и "Фантомас против против Скотланд-Ярда". О Фантомасе также написано 32 произведения, но они относятся к числу редких книг, поэтому найти их очень сложно. - Вам не скучно здесь, мадам Арабелла? - галантно поинтересовался Фантомас. - Если не ошибаюсь, вы вдова и отошли от государственных дел... - Нет, мне не скучно, господин Фантомас, спасибо. Да, я отошла от государственных дел и давно являюсь вдовою, но мне это не в тягость. - Рад за вас. А я хотел вам предложить пожить хотя бы какое-то время в своем замке. Видите ли, я очень одинок, поэтому присутствие женщины скрасит мое одиночество. - Вы очень любезны, но я право... - Обещайте хотя бы подумать над моим предложением! - Хорошо. И... Вы это серьезно? В моем возрасте... - О, все это условности, мадам Арабелла. Знаете, сколько мне лет на самом деле? Гораздо больше чем вам и даже вашему отцу, уверяю вас! И да, я говорю совершенно серьезно, поверьте! После танцев с разрешения короля Чарли Блек запел: Когда вода всемирного потопа Вернулась вновь в границы берегов, Из пены уходящего потока На берег тихо выбралась любовь И растворилась в воздухе до срока, А срока было сорок сороков. И чудаки - еще такие есть - Вдыхают полной грудью эту смесь. И ни наград не ждут, ни наказанья, И, думая, что дышат просто так, Они внезапно попадают в такт Такого же неровного дыханья... Только чувству, словно кораблю, Долго оставаться на плаву, Прежде чем узнать, что "я люблю",- То же, что дышу, или живу! И вдоволь будет странствий и скитаний, Страна Любви - великая страна! И с рыцарей своих для испытаний Все строже станет спрашивать она. Потребует разлук и расстояний, Лишит покоя, отдыха и сна... Но вспять безумцев не поворотить, Они уже согласны заплатить. Любой ценой - и жизнью бы рискнули, Чтобы не дать порвать, чтоб сохранить Волшебную невидимую нить, Которую меж ними протянули... Свежий ветер избранных пьянил, С ног сбивал, из мертвых воскрешал, Потому что, если не любил, Значит, и не жил, и не дышал! Но многих захлебнувшихся любовью, Не докричишься, сколько не зови... Им счет ведут молва и пустословье, Но этот счет замешан на крови. А мы поставим свечи в изголовье Погибшим от невиданной любви... Их голосам дано сливаться в такт, И душам их дано бродить в цветах. И вечностью дышать в одно дыханье, И встретиться со вздохом на устах На хрупких переправах и мостах, На узких перекрестках мирозданья... Я поля влюбленным постелю, Пусть поют во сне и наяву! Я дышу - и значит, я люблю! Я люблю - и, значит, я живу! - Чарли Блек совершенно прав, мадам Арабелла, - заметил Фантомас, продолжавший находиться рядом с бывшей королевой. - Если человек любит, значит, он живет... - Неужели правда? - прослезилась Элли. - А мама все переживала, что дядя Чарли не женится... Да, все-таки не зря мы оказались здесь. Только бы у них с Моникой все было хорошо! - Так все и будет, моя дорогая, - сказал Валибальд. - Наверное, это действительно любовь, - заметил пес Тотошка. - Да, да, несомненно, - подхватил Страшила. - Очень трогательно, - прошептал Железный Дровосек, и они со старым Смелым Львом, Кагги-Карр и Гуамоко прослезились. "С годами я становлюсь сентиментальным", - подумал Гуамоко. Урфин Джюс, также находившийся здесь, загрустил. "Что же это получается? Все влюблены, кроме меня", - размышлял про себя огородник. Неожиданно ему вспомнился кусочек далекого детства и девочка Эдда, племянница столяра, у которого жил Урфин. Как это ни странно звучит, но этой девчонке удалось поладить с угрюмым мальчишкой, каким был тогда огородник, и они общались, а также иногда играли вместе. Что стало с Эддой? Урфин Джюс так и не удосужился узнать об этом, покинув своего воспитателя. Не стоит забывать, что тогда он был совсем другим. Вполне возможно, что она вышла замуж и теперь нянчится с внуками. А у него Урфина нет ни детей, ни внуков... Лишь один Гуамоко есть. Эх! Проворонил свое счастье, теперь пеняй на себя! - Нашему другу Чарли везет, - заметил Эдмон Дантес он же граф Монте-Кристо Атосу или графу граф де Ла Феру. - Надеюсь, что да, - проворчал Атос. - Непостоянство, имя твое женщина! - Полно вам, друг мой! Охота вам вспоминать о том, что было когда-то! Живите сегодняшним днем. - Да, друг мой, не стоит об этом думать, - вмешался Страшила, и они принялись беседовать с графом о загадках и тайнах природы, а также истории. Чарли Блек, улучив момент, помчался домой и сжег лежавшую там лягушачью шкуру. Это было ошибкой.

Захар: - Ах, Чарли, что же ты наделал! - огорчилась Моника. - Понимаю, ты не мог больше ждать, но это было необходимо... Ищи меня во владениях ведьмы Барабахи и ее соратника волшебника Кропадина! Она обернулась бабочкой и улетела, прежде чем одноногий моряк успел опомнится. С помощью короля Валибальда и его матери Чарли узнал, где именно находится его любимая. - Победить этих колдунов очень трудно, но видно ничего не поделаешь... Идите прямо на север, никуда не сворачивая, - сказал король. - И да сопутствует вам удача! - Вот вам клубочек, - улыбнулась Арабелла. - Куда он покатится, туда и ступайте... Друзья хотели сопровождать Чарли, но бывалый моряк отказался от помощи. Это было его дело, поэтому он был намерен сделать это сам. А тем временем ведьма Барабаха обрушилась на Монику, которая появилась перед ней. - Явилась, не запылилась, - проворчала старуха. - Говорила я тебе, что будет, если ты сбежишь от меня? - Говорила. Меня ожидает самое суровое наказание... - Ты надеялась, что я не разыщу тебя? Ничего подобного! От меня ничего и никто не скроется! Хоть и поздно, но я все-таки нашла тебя, а теперь ты сама явилась ко мне. Так... Что же мне с тобой сделать-то? Как ты считаешь, мой верный слуга Кроподин? - Принести в жертву нашему богу Чернобогу, - ответил волшебник-карлик с большой бородой. - Да, видно ничего другого не остается, - вздохнула ведьма. - Я надеялась, что мне удастся перевоспитать эту дурочку на свой лад, да только в ней дурная кровь, поэтому это бесполезно... Готовься, красна девица! Через три дня и три ночи ты будешь принесена в жертву! - И не надейтесь! Чарли Блек спасет меня! - смело возразила Моника. Барабаха с Кроподином переглянулись и расхохотались. - Мечтай, мечтай, пока дают, - гаркнула старуха. - Эй, мои верные слуги! Посадить эту негодницу в сырой подвал! Может она хоть там немного поумнеет... Грубые руки схватили девушку и увели в погреб. Чарли Блек шел долго и очень устал. Наконец он уселся отдохнуть в тени под дубом. Неожиданно он услышал старческий голос: - Добрый человек, дай мне, пожалуйста, поесть и попить, совсем ослаб я от голода и жажды. Чарли увидел старичка в белой одежде и пустой торбой за плечами. Угостил бравый моряк его чем бог послал, и рассказал куда он идет и зачем. - Эх, Чарли, Чарли! Зачем же ты сжег лягушачью шкуру? - произнес старичок. - Не ты ее надевал и не тебе ее снимать... Но раз уж так произошло, ты должен приложить все усилия, чтобы спасти Монику, ведь злая ведьма со своим слугой хотят принести девушку в жертву богу ада Чернобогу! - Тогда мне нужно спешить! - Чарли поднялся на ноги. - А есть ли какой-нибудь способ уничтожить этого божка? - Это невозможно, - покачал головой старик. - Но победить Чернобога вполне реально. Если ты уничтожишь волшебный янтарь, который он дал на сохранение ведьме Барабахе, это ослабит Чернобога и он не сможет тебя убить. Тот янтарь хранится под замком в сундучке у этой ведьмы... - И это все? - Разумеется нет, не так все просто. Но сильная любовь способна на многое... Да, Чарли, Монику может спасти лишь искренняя любовь! Поблагодарил Чарли Блек таинственного старика, и они разошлись в разные стороны. Одноногий моряк прибыл как раз вовремя. Барабаха и Кроподин тщательно подготовились к обряду. Они были так уверены в себе, что даже не поставили защитный барьер. Комнату заполнили духи и привидения, которых ведьма со своим слугой пригласили на этот обряд. В центре комнаты лежала тщательно связанная магическими узлами Моника. - Ну что же, начнем, - заявила наконец Барабаха. - О великий и могучий бог зла! Прими от нас в дар эту противную девушку и не лишай нас в дальнейшем своей благодати! - Прими от нас дар, бог Чернобог, и будь благосклонен! - подхватил Кроподин. - Бог зла, ты здесь? Отзовись! - Слышу я вас, прекрасно слышу. Только подымите мне веки, не вижу! - послышался чей-то ужасный голос, и появилось высокое бледное существо с длинным и острым носом. Ведьма Барабаха и Кроподин пали ниц. Духи и привидения подняли Чернобогу веки и также склонились. - Но что я вижу? Почему эта девушка до сих пор не мертва? - возмутился бог зла. - Простите нас! - взмолилась ведьма Барабаха и ударила кулаком Кроподина. - Действуй, идиот! Карлик с трудом вытащил кинжал и приблизился к девушке. Вот он уже почти вонзил его в самое сердце, но тут дверь открылась, и появился Чарли Блек. - Кто пустил сюда сына Адама? - рассердился бог зла. - Кретины! Всех уволю! Чарли быстренько подошел и отпихнул Кроподина с ножом. - Сначала вам придется убить меня! - решительно произнес он. - Чудненько! - обрадовался Чернобог. - Две жертвы сразу! Это мне по душе! Убить их, живо! Ведьма, Кроподин и духи бросились выполнять приказ. Но не так-то просто оказалось поймать Чарли. Несколько враги нападали на него с Моникой, и каждый раз безуспешно. - Покорись смерти, сын Адама, - прохрипел Чернобог. - Тебе не одолеть нас. По доброте душевной готов предоставить тебе последнее слово. Чарли Блек, собрав волю в кулак, и запел: Представь себе весь этот мир, огромный весь, Таким, какой он есть, на самом деле есть, С полями, птицами, цветами и людьми, Но без любви, ты представляешь, без любви. Есть океаны, облака и города, Лишь о любви никто не слышал никогда. Также синей ночью звезды в небе кружат, Также утром солнце светит с вышины, Только для чего он? И кому он нужен? Мир, в котором люди друг другу не нужны. Также гаснет лето и приходит стужа, И земля под снегом новой ждет весны, Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Представь себе весь этот мир, огромный весь, Таким, какой он есть, и что любовь в нем есть, Когда наполнен он дыханием весны, И напролет ему цветные снятся сны. И если что-нибудь не ладится в судьбе, Тот мир, где нет любви, опять представь себе. Также синей ночью звезды в небе кружат, Также утром солнце светит с вышины, Только для чего он? И кому он нужен? Мир, в котором люди друг другу не нужны. Также гаснет лето и приходит стужа, И земля под снегом новой ждет весны, Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Только мне не нужен, слышишь, мне совсем не нужен, Мир, где мы с тобой друг другу не нужны. Моника слабо улыбалась сквозь слезы. - Ты что, идиот? - повертел у пальцем у виска бог зла. - Да, о великий, если человек уродился дураком, то это надолго, - прошипела ведьма Барабаха. - Мне это преставление надоело! Кончайте с ним! - взревел Чернобог. - Я не обязан выполнять за вас всю грязную работу! Каким-то образом карлик Кроподин ухитрился вонзить кинжал в правую руку моряка. Собрав последние силы, Чарли увидел сундучок, схватил его здоровой рукой, открыл, достал янтарь и сильно сжал его. Хоть и не сразу, но янтарь рассыпался на кусочки. Чарли упал. - Проклятье! Сегодня фильма не будет! Электричество кончилось, - простонал Чернобог и исчез. Духи также поспешили смыться. Появилась добрая волшебница Стелла, она освободила Монику и превратила в червяков ведьму Барабаху с карликом Кроподином. Осознав свое поражение, враги поспешили уползти подальше. - Он будет жить? - всхлипнула Моника. - Да, будет, - ответила Стелла, внимательно осмотрев моряка. Когда Чарли очнулся, то увидел, что вокруг него сидит Моника, Стелла, Элли и остальные. Тилли-Вилли с невестой Розой взволнованно смотрели в окна. Увидев, что моряк очнулся, Тилли-Вилли издал радостный клич. - Эге-гей-го-го, мы снова, снова снова с Великаном из-за Гор! - воскликнул Страшила. - Как ты себя чувствуешь, мой друг? - спросила Моника. - Просто прекрасно, спасибо, - ответил Чарли, потянувшись. - Сколько же я был в отключке? Видно немало времени прошло... - Нет, дядя Чарли, всего лишь один день прошел, - Элли поцеловала дядю. - Стелла тебя быстро доставила сюда. Мы все очень переживали! - И поглядите, пожалуйста, на себя в зеркало, - ласково сказала Стелла. Чарли взял зеркало и ахнул. На него смотрело лицо чем-то знакомое, но в то же время... Как же так? И тут до Чарли дошло. Он вновь стал молодым, благодаря Стелле. - Премного благодарен... Чарли не знал как отнестись к такому подарку. С одной стороны получить дополнительно двадцать лет жизни дай бог каждому! Но с другой... Чарли ведь давно уже был другим, чем в молодости, у него изменились вкусы, привычки, сохранились воспоминания о прежней жизни. Следовательно, полученная молодость - всего лишь видимость. - Нет, дорогой Чарли Блек,это не видимость, - мягко возразила Стелла. - И вы вполне достойны такого подарка. - Ну раз так, то хорошо, - сдался наконец Великан из-за гор. - И надо же! Вы не только вылечили руку, но и вернули мне ногу! За это вам отдельная благодарность. Действительно Стелла вернула моряку ногу, поэтому теперь тот не нуждался в деревяшке. Когда Чарли окончательно отошел, Моника поведала всем свою историю: - Я не смогла найти дорогу домой. Мне повстречались ведьма Барабаха и ее слуга Кроподин. Хоть я уже была не маленькая и прекрасно понимала, что незнакомцам нельзя доверять, им удалось обещаниями и уговорами заманить меня к себе, волшебники все-таки... На следующий день ведьма сказала, что я стану ее служанкой, а ночью смогу гулять в облике лягушки. Делать нечего, пришлось подчиниться, а когда мне принесли известие о смерти сестер и родителей, я окончательно покорилась. Найти меня, естественно, не могли, Барабаха со своим слугой тщательно следили за этим. Но недолго длилась мое покорство... Я взбунтовалась и была обращена в лягушку на веки вечные. Лишь любовь другого человека могла меня спасти, но где же его найти? Так постепенно я потеряла счет времени, но однажды мне удалось сбежать. Прошло еще какое-то время, и я повстречала Чарли Блека, который приютил меня у себя. В результате мы полюбили друг друга. Но чары ведьмы Барабахи были слишком сильны, поэтому лишь сильная любовь Чарли и ваша помощь, госпожа Стелла, спасли меня от ее проклятия и я вновь стала обычной девушкой... Даже Людмила вынуждена была признать, что принцесса Моника существует на самом деле. А уж когда девушка заявила, что не претендует на престол, королева окончательно успокоилась. - Ты решился, дядя Чарли? - спросила как-то раз Элли. - Да. Чарли Блек сделал Монике предложение, та согласилась, и они, не имея мочи больше терпеть, сыграли свадьбу. Король Валибальд Второй, к большому неудовольствию Людмилы и ее подхалимов, пожаловал моряку гражданство Страны Сказок и дворянство с земельным владением, чтобы новобрачные ни в чем не нуждались. - Да зачем же мне дворянство, ваше величество? - недоумевал Чарли. - Я из простого народа и не стыжусь своих корней. - Я тоже не стыжусь того, кем является мой жених, - сказала Моника. - Это делает вам честь, друзья мои, - ответил король. - Но такой у нас обычай. Раз Чарли Блек женится на женщине королевских кровей. - Но кто поручится за мистера Чарли Блека? - нахмурилась королева Людмила. - Мы ручаемся за него! - ответили Элли, Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев с внуком, Урфин Джюс с Гуамоко, Кагги-Карр, Дин Гиор и Фарамант. - А кто из наших граждан поручится? - не сдавалась королева. - Я ручаюсь за Чарли Блека и его имя, - ответил Эдмон Дантес, он же граф Монте-Кристо. - И я ручаюсь, - подхватил капитан Эфроим Длинныйчулок, также друг Чарли Блека. - И мы! - хором закричали мушкетеры. - Я тоже ручаюсь за Чарли Блека и его имя, - заявил Джон Сильвер. - И я, - сказал Фантомас, который продолжал ухаживать за Арабеллой, не теряя надежды, что та поселится с ним в замке. "Ах вы, старые лисы, я вам это припомню! - подумала Людмила. - И вы с ними заодно! Еще не время мне ссориться с братцем и матушкой. Но погодите!" - И вообще важно не происхождение человека, не его положение, а его душевные качества, его отношение к окружающему миру, - заметил Страшила. Все остальные с этим согласились с этим. Чарли поколебался немного и принял предложение короля. Таким образом, все формальности были соблюдены, а затем сыграли свадьбу. Восемь сыновей родила Моника Чарли Блеку. Тилли-Вилли ничуть не ревновал, наоборот, он был рад, что у него появились братья, и нянчился с ними. Но это уже совсем другая история. А впереди наших друзей ожидает еще много всякого. Последуем же за ними, уважаемые читатели, как в радости, так и в горе.

Захар: Начнем эту главу с печального события. Однажды ранним утром в Лукоморье был найден мертвым всем известный Соловей-Разбойник. Также исчезли все его сокровища, собранные этой известной личностью за долгие годы. Причина смерти была сразу установлена, Соловей умер в результате удара ножом в сердце. Но кто именно убил Соловья-Разбойника? Этот вопрос оставался без ответа. Никаких следов убийцы обнаружено не было. Свидетелей по этому делу не нашлось. - Итак, господа, какие будут предположения? - поинтересовался князь Владимир Красно Солнышко после того, как тело покойного было предано земле. - Могу сказать только одно: это не я, - заявил Илья Муромец. - Да, мы не ладили с Соловьем, но это не повод, чтобы убивать его. - Мы тоже самое хотели сказать, - подхватили Добрыня Никитич и Алеша Попович. - В общем, мы тут ни при чем. - Ох, чует мое сердце, без шамаханской царицы тут дело не обошлось, - вмешался конь Гай Юлий Цезарь, хранитель библиотеки. - С этим делом надо разобраться, - заметил царь Горох. - Да, да, разбирайтесь, - кивнул князь Владимир. Богатыри со своим конем провели расследование, но оно ни к чему не привело. Тогда за дело взялся известный общественный деятель и писатель Змей Круговей, автор нашумевшего романа-притчи "Тайны наших пращуров". - Вне всякого сомнения это убийство с целью ограбления, - говорил Змей своему помощнику Серому Волку. - Полностью с тобой согласен, - кивнул Серый Волк. - Но кто же убийца? Кощей Виевич Бессмертный? Нет, это не его стиль. Мой тезка Змей Горыныч? Сомневаюсь. Он бы скорее слопал беднягу Соловья, не оставив даже косточки... Кто еще остается? - Эти негодяи Калин и Картаус-Рыжий Ус, - задумчиво пробормотал Серый Волк. Но о об этих злодеях не было слышно ничего уже более ста лет. В общем, об убийстве Соловья-Разбойника стали ходить разные толки. Почтальон Печкин даже предположил, что в убийстве виновны инопланетяне. - Помилуйте, Печкин! - возражали ему. - Никаких следов инопланетян на месте преступления не обнаружено. - Это ничего не значит, - стоял на своем Печкин. Следствие зашло в тупик. Царь Горох и князь Владимир обратились за помощью к королю Валибальду. Король Страны Сказок отправил в Лукоморье самых известных сыщиков Шерлока Холмса и Эркюля Пуаро. Сыщики рассчитывали, что выбор падет на одного из них, но когда выяснилось, что король решил отправить в Лукоморье их обоих, были возмущены до глубины души, ибо привыкли работать лишь в компании доктора Уотсона и капитана Гастингса, поэтому отправились на дело в отвратительном расположении духа. Несколько дней сыщики изучали место преступления, опрашивали жителей Лукоморья, поскольку были убеждены, что свидетели обязательно найдутся, и наконец стали делать выводы. Держа в руках камешек, найденный на месте убийства, Шерлок Холмс заявил: - Вне всякого сомнения убийца - это высокий горбун в черной одежде и маской на лице, прихрамывает на левую ногу, обут в ковбойские сапоги и у него есть собака - немецкая овчарка. Эркюль Пуаро насмешливо посмотрел на своего конкурента: - И как же зовут этого так называемого преступника? - Барон Грюнер, известный австрийский убийца. - Дайте, пожалуйста, мне этот камешек на минутку, коллега. - С удовольствием! Холмс отвесил насмешливый поклон и отдал камешек Пуаро. Персонаж Агаты Кристи впился глазами в него, призадумался и изрек: - Увы, мой дорогой коллега, все ваши выводы ошибочны. - Неужели? - скривил губы Холмс. - И вы гордитесь своим умом, мистер Холмс! Да, да, коллега, признайте же, что вы ошиблись, как и любой другой нормальный человек. Убийцей является не мужчина, а женщина лет тридцати пяти, одетая в черный плащ и шляпу, со светлыми волосами и острой хваткой. А как же иначе она бы заколола покойника ножом? - Не смешите меня, коллега. Женщина не смогла бы совершить такого убийства! - возразил Шерлок Холмс. - Вот видите, Змей, к чему может привести мания величия, - обратился Пуаро к известному писателю Лукоморья, который продолжал принимать участие в расследовании. - Шерлок Холмс так ослеплен своими победами, что не хочет ничего видеть и замечать! - Нет, я не могу работать в такой обстановке! - возмутился Шерлок Холмс. - И вообще на Бейкер-Стрит произошли серьезные происшествия, как сообщил мне доктор Уотсон в своем последнем письме, поэтому оставаться в Лукоморье я не вижу никакого смысла. Вы еще увидите, что я прав, мистер Пуаро. Честь имею, джентльмены! Шерлок Холмс склонил голову и удалился. - Да уж... Так кто же все-таки убийца? - спросил Змей Круговей чуть позже. - Кто эта таинственная женщина? - Вот это нам предстоит еще выяснить. Целую неделю Эркюль Пуаро разбирался что к чему, а потом торжественно объявил, что женщина, совершившая преступление, сама погибла, провалившись в пропасть, следовательно, дело можно закрывать. - Улучшайте ваши пути-дороги! Мерси за прием! - произнес сыщик на прощание. "И все-таки здесь что-то не так", - подумал Змей Круговей и решил продолжать расследование. Все пути вели к бывшему царевичу Андрею, сыну покойного царя Лукоморья Еремея, который к тому же бесследно исчез. Но ни нынешние правители, ни кто-либо другой не верили в виновность Андрея. - Да, Андрей - жулик и пройдоха, каких поискать, но он не убийца! - заявил князь Владимир. - Вы не там ищите, уважаемый Змей. Так куда же подевался бывший царевич Андрей? Об этом скоро станет известно. Королева Людмила сидела в своих покоях и уплетала пирожные с кремом и шоколадом. Раздался стук в дверь. Королева поспешила вытереть руки салфеткой и убрать пирожные. - Да, да, войдите, - произнесла она властным голосом. Вошел верный слуга королевы Румбурак. - Ваше величество, к вам посетитель. - В такое время? Слуга что-то прошептал королеве на ухо. - Неужели? Я давно его жду, - прошептала Людмила. - Передай дорогому гостю, что я скоро к нему спущусь. Румбурак поклонился и вышел. Примерно через десять минут королева спустилась вниз и увидела очень толстого и упитанного почти лысого человека с редкими седыми волосами лет шестидесяти на вид. - Кто вы такой? - строго спросила гостя королева, окинув его критическим оком. - Я бывший царевич Андрей, сын покойного царя Лукоморья Еремея, - пояснил толстяк. - После смерти родителей народ отказался признать меня своим правителем, и с тех пор я брожу по свету, ищу ласковых ко мне добродетелей... - А-а, тот самый упитанный и невоспитанный, - усмехнулась Людмила. - Боком повернитесь ко мне, пожалуйста! Так... Теперь другим! Мило! Хорош! Откормленный, пухленький, жирненький! На чистом сливочном масле воспитанный, не правда ли? - Грешно смеяться над больными людьми, - проворчал Андрей. - У меня нарушен обмен веществ. - Ну... Ну... Угощайся, гость дорогой. Королева протянула гостю захваченное с собой пирожное. Бывший царевич с жадностью набросился на него, несмотря на обмен веществ. - Премного благодарен, - склонил голову Андрей, вспомнив с детства вдалбливаемые в его голову правила этикета. - Андрюша, дружочек, ты где-нибудь работаешь? - ласково спросила Людмила. - Не-а, мне в лом. Я жизнь праздную. Да и к чему упираться, гнуть спину на какой-то службе? Только здоровье еще больше себе подорву, как говорила моя покойная матушка. Вот спекулировать чем-нибудь, напрямую обманывать людей, это по мне! А чаще всего я просто занимаю деньги у добрых людей и не отдаю. Спокойно и сознательно. Так и живу... - А мне, королеве Людмиле, хочешь служить? - С радостью! Но с одним условием... - Ты осмеливаешься ставить мне условия?! Эй, кто-нибудь! Всыпать этому прохвосту по первое число! - рассердилась королева. - Смилуйтесь, ваше величество! - упал на колени бывший царевич. - Не того опасайтесь, кто не подумав скажет, а того, кто не сказав, подумает! Я же ничего такого не прошу... Просто хочу, чтобы вы вернули мне родительский престол! Наш народ вам только спасибо скажет. Эти негодяи царь Горох и князь Владимир абсолютно ничего не делают на благо общества! - То-то же, - смягчилась Людмила и отменила свой приказ. - Так и быть, помогу тебе, если докажешь мне свою преданность. - Я ваш покорный слуга, ваше величество, с этого дня и на веки веков! Клянусь могилами своих родителей! Королева хитрила, конечно. Не собиралась она делать этого Андрея правителем Лукоморья, поскольку давно уже решила после свержения Гороха и Владимира назначить правителем Кощея Бессмертного. А Андрей ей был нужен лишь в качестве слуги и не более того. - И давно умерли твои родители? - участливо поинтересовалась Людмила. - Порядочно... Мне с детства не давалась математика... Сначала угас отец. Он никак не мог примириться с мыслью, что мой тезка, Андрей, рыбацкий сын, на самом деле не его наследник. Папенька был уверен, что в раннем младенчестве дьяк Афоня поменял нас местами, понимаете? Я-то с самого начала понял, что все это туфта. - Да, я слышала об этом. И что стало с этим дьяком? - Спился и умер... Туда ему и дорога... Всегда ненавидел этого урода, то есть дьяка Афоню! Матушка моя после смерти отца недолго протянула. - А эта сладкая парочка Варвара и Андрей, рыбацкий сын? Они жили долго и счастливо? - По сказке - да. Однако на самом деле все оказалось сложнее. Детей у Варвары и Андрея не было, а через три года после их свадьбы рыбак Андрей был найден мертвым на берегу. Убийцу долго искали, но не нашли... Вашего покорного слугу пытались обвинить в этом, представляете?! Чудом мне удалось оправдаться. Много чести возиться с этим простолюдином... - А Варвара? - Ушла куда-то после смерти мужа. Больше я ее не видел. - Как поживает Чудо-Юдо, отец Варвары? - Не знаю и знать не хочу! - пренебрежительно махнул рукой Андрей. Королева велела приготовить своему новому слуге комнату и отпустила. Бывший царевич Андрей, как уже могли догадаться читатели, был из сказки "Варвара-краса, длинная коса". На обеде Людмила посадила бывшего царевича из Лукоморья как друга возле себя. Андрей съел и выпил все, что ему подали, а затем спокойно произнес: - Мало! Мне мало, ваше величество! Королева ахнула от восторга перед таким великолепным экземпляром эгоиста и велела принести еще вина, закусок, фруктов, сладостей. - Ну как вам этот фрукт, ваше величество? - поинтересовался Румбурак чуть позже. - Подходит? - Да уж... Этот Паразит Великолепный мне вполне подходит. - Пришли еще одни людишки из той же сказки. Вы примите их? - Интересно... Хорошо, я их приму. Этими людьми оказались пираты, которые служили когда-то Чуде-Юде, а теперь решили послужить королеве Людмиле. - Кто вы такие и что вам угодно? - сухо осведомилась королева. Пираты поклонились и запели: Мы царские пираты, пираты, пираты. Мы бодрые ребята, ребята - хо- хо Все мы забияки, бияки, бияки И злые как собаки, собаки, гав -гав! Прохожих мы разуем, Разденем, потолкуем. Потом опять обуем, И песенку споем! Три румба, румба, румба Левее мы возьмем. И к острову сокровищ Быть можем приплывем, Быть может, быть может, Быть может приплывем! - Это все прекрасно, но зачем я вам понадобилась? - недоумевала Людмила. - Я лично против пиратов ничего не имею. Делайте в нашей стране что хотите. - Мы хотим лично послужить вам! - воскликнули пираты и пали ниц. - Да, но кто может поручиться за вас? Вас ведь не один человек, а несколько. - Да, кто угодно, ваше величество! Чудо-Юдо, Кощей Бессмертный... - Чудненько! Их слово дорогого стоит, поэтому я беру вас. Тем больше верных слуг тем лучше! К королеве без спросу пробились Эот Линг он же Доцент Смайлик и Джим Хокинс. Людмила велела Румбураку увести пиратов. - Ну, гуси-лебеди, чем порадуете? - ухмыльнулась она чуть позже. Клоун и Хокинс наперебой принялись рассказывать. Оказывается, Страшила Трижды Премудрый и Железный Дровосек были по уши влюблены и счастливы. А это было не по душе королеве, она считала, что только она должна радоваться и быть счастливой, а все остальные могут вполне обойтись без этого. - Кто отличился при выполнении задания? - поинтересовалась Людмила. - Естественно, я, ваше величество, - усмехнулся Эот Линг или Доцент Смайлик. Следовательно, все вознаграждение должно достаться мне. А Хокинсу можно дать одну-две монеты на карманные расходы. Он и на два гроша не наработал! - Ах ты, дрянная деревяшка! Сейчас я тебя... Джим Хокинс был вне себя от злости. - Вон отсюда и впредь выясняйте отношения где-нибудь в другом месте! - Королева дала слугам по кошельку с сотней золотых и выпроводила восвояси. Оставшись одна, Людмила призадумалась и решила разрушить счастье наших друзей. Для этой цели она отправилась к Кощею Виевичу Бессмертному, показала ему фотографии подружек Страшилы и Дровосека, тот одобрил их и согласился похитить. То, что Нэра являлась названной сестрой волшебницы Стеллы, не остановило дамского угодника. - Сколько хотите за такой прекрасный товар и молчание? - выдохнул Кощей, облизываясь. - Двадцать пять баранов за каждую женщину, - не раздумывая ответила Людмила. - Итого: пятьдесят баранов. - Ну не знаю... Наша округа еще не полностью рассчиталась с государством по шерсти и мясу. - Не смешите меня, любезный друг! Вы же не признаете власть царя Гороха и князя Владимира! - Ладно... Только ради вас, дорогая королева, я пойду на это... По рукам! - По рукам! Простите за нескромный вопрос, а вы сами не боитесь ответственности? - Вздор! -Людмила гордо вскинула голову и запела: Я - королева, мне все подвластно, Это ясно, это ясно. И трепещут все людишки, звери, птицы, Под пятою королевы! - Я не сомневался в вас, моя королева. У вас такой прекрасной голос. Пожалуйста, спойте со мной на пару, очень вас прошу! - С радостью, любезный друг! И они запели: Мы такие злющие и всемогущие, что никто нам не указ! Если нам захочется – сказка ваша кончится, Прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегает вас Ваша дружба и любовь. Мы же так не думаем! Скоро правоту нашу Жизнь докажет вам вновь! Дружба, любовь – это смешно! Это пустой звук! Тем, у кого денег полно – тем ни к чему друг! Время добрых дел прошло! В мире уже очень давно правит судьбой зло! Мы можем рукой взмахнуть и укоротить ваш путь В миг могу сгубить вас мы! В этом преимущество моего могущества! В этом сила наша! Жалкие ничтожества! Вас на свете множество! Но что проку в слабаках?! Ведь удача и успех стороной обходят тех, Кто парит в облаках! Вы же, глупцы, обречены наземь с небес пасть! Дружба, любовь мало нужны тем, у кого власть! Вы поверьте нам, друзья – Скоро уже буду везде править страной мы! Служите злу! Оно наверняка! Зло не страшится никакой погоды. Зло процветает и живет века! И ложка дегтя... Ложка дегтя смоет бочки меда! Мы доброту, мы доброту повергнем в прах, ха-ха! - К сожалению, среди нас еще осталось полно глупцов, которые продолжают верить в то, что добро обязательно должно должно победить зло, - вздохнула королева Страны Сказок. - Сущие дети, ей-богу! Люди забыли древнюю истину о том, что зло - это оборотная сторона добра,поэтому,уничтожив зло, исчезнет и само добро, ведь они не могут существовать друг без друга. Но мы обязательно с этим покончим после нашей окончательной победы! - Полностью с вами согласен. Так давайте же выпьем за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями! - воскликнул Кощей. - Эй, Гаврила! Где ты, старый мошенник? Шашлык, виноград и самого лучшего коньяку с вином! - Любезный друг, а это что такое? - поинтересовалась королева, указав Кощею на плетку, что висела на стене. - Это для Дажбога, который находится у меня в плену, - пояснил Кощей. - Если он вдруг начинает буянить и требовать свободы, я его луплю этой плеткой, пока он не успокоится. - Это правильно. Настоящий повелитель должен быть жесток. Чуть позже Людмила вызвала своих слуг, которые доставили баранов Кощея к ней домой. - Э-ге-гей, хали-гали, э-ге-гей, цоб-цобе! - распевал Румбурак, а все остальные слуги повторяли за ним. "Не видать этим глупцам счастья как своих ушей", - думала королева. По пути Людмила повстречала Василису Премудрую, которая занималась математикой с сыном на лоне природы, у ручья, под вековым дубом. - Мальчик и девочка рвали в лесу орехи. Всего они сорвали 120 штук. Девочка сорвала в 2 раза меньше мальчика. Сколько орехов было у мальчика и девочки в отдельности? - спрашивала у сына Василиса. - Мамочка, ты же знаешь, что мне совершенно неинтересна математика! - хныкал мальчуган лет восьми. - Отпусти меня, пожалуйста, погулять с домовым Кузей! - Как можно не любить математику, сынок? - недоумевала Василиса Премудрая. - Математика - это поэзия, с ее помощью можно сделать многое... Ты сам потом пожалеешь, что не хотел заниматься математикой, да поздно будет! - Мамочка, ну отпусти меня погулять! - продолжал умолять мальчик. - Как тебя зовут? - благосклонно улыбнулась сыну Василисы королева Людмила. - Авсенем, госпожа, - слегка покраснел паренек. - Какой приятный ребенок! Что же вы, мамаша, мучаете его? Пустите погулять сына, математика от него никуда не убежит! - заметила королева. - Но, госпожа, мы еще не закончили, - возразила Василиса. - А вы хотите, чтобы вас сын стал первым в науках? - Конечно! Однако все не так просто... - Поддержите королеву Людмилу и Кощея, когда наступит срок, - прошептала Людмила, наклонившись к женщине. - И ваш сын станет первым ученым во всем мире! А теперь пустите его погулять... - Вы серьезно? Гм... Ну ладно! Радостный мальчик чмокнул мать в щеку, поклонился Людмиле и поспешил к своему приятелю. Вскоре они с домовым Кузей уже пели вместе: Если внутрь кладут творог — Получается пирог, Если ж поверху кладут, То ватрушкою зовут. Так и эдак — хорошо, Так и эдак — вкусно! Получается пирог. Приходи, сосед, к соседу На весёлую беседу. Где друзья — там и я, А где я — там и друзья. Так и эдак — хорошо, Так и эдак — вместе. А где я — там и друзья. - Так и нужно с этими глупцами, - заметила Людмила Румбураку чуть позже. - Сначала необходимо делать их своими союзниками, а потом превращать в рабов. - Совершенно верно, ваше величество, - кивал Румбурак. Однажды Урфину Джюсу захотелось побыть в одиночестве. Он взял лукошко и отправился в лес по грибы и ягоды. Стоял жаркий и душный день, на небе не было ни облачка. Даже в лесу нельзя было спастись от жары. Наконец уставший и обессиленный Джюс приблизился к роднику чтобы напиться, как почувствовал сильную слабость и боль в боку. "Неужели это конец? - пронеслось в голове огородника. - Да, судя по всему так и есть... Но почему же так внезапно? Я даже не успел попрощаться с Гуамоко и остальными..." Свет померк перед Урфином Джюсом... Очнулся огородник в каком-то незнакомом доме. Он лежал на огромной печи. Над ним склонилась незнакомая женщина в черном платке и платье. - Как ты себя чувствуешь, добрый человек? - поинтересовалась женщина. - Гораздо лучше, спасибо, - прохрипел Урфин. - Ты употребляешь алкоголь? - мягко спросила женщина. - Что вы! - искренне возмутился Джюс. - Значит, все дело в старости... Я сделаю все, что смогу, но не уверена, что смогу поставить тебя на ноги. Будь ты помоложе хотя бы лет на десять... Извини, я просто не хочу скрывать состояние твоего здоровья... - Можно воды? - Пожалуйста! - Женщина протянула Урфину кружку с водой и тот напился. - Спасибо... Кто вы? И как ваше имя? - прошептал Джюс. - Можешь говорить мне "ты". У меня уже давно нет имени. Если хочешь, можешь называть меня Гориславой... "Какое странное имя", - подумал Урфин и уснул опять. Поэтому он не услышал, как в доме появилась волшебница Стелла. - Мир сему дому! - ласково улыбнулась волшебница. - Мир и тебе! Стелла, если не ошибаюсь? Я наслышана, - склонила голову женщина в черном. - Рада нашему знакомству, коллега, - Стелла ласково погладила женщину по руке. - Значит, ты, Варвара, теперь занимаешься врачеванием в Лукоморье? - Да, мои колдовские навыки пригодились. Как ты узнала мое прежнее имя? Я давно отказалась от него. - Не забывай, что я тоже волшебница... Да и волшебная книга сестры помогла узнать, где находится Урфин Джюс и кто находится с ним рядом. Итак, что ты думаешь насчет здоровья Урфина Джюса, коллега? - Печень и селезенка никуда не годятся... Я поддерживаю его жизнь травами, но долго так продолжаться не может. Стелла внимательно осмотрела Урфина Джюса. - Да, все верно... Доктора Бориль и Робиль подлатали нашего пациента немного, но этого оказалось недостаточно... Годы, сама понимаешь, Урфин ведь уже старик. - Сколько же ему еще осталось? - дрогнувшим голосом спросила Варвара. - Сложно сказать... Может месяц, может три месяца, полгода... - Неужели в самом деле нельзя спасти этого человека? - Можно. Есть два пути: вернуть Урфину Джюсу молодость или заменить органы, то есть печень и селезенку, на другие... Насчет первого я не уверена, - призналась Стелла. - Вернуть молодость Чарли Блеку или Великану из-за гор было несложно, у него с сердцем все в порядке, а вот сердце Урфина может не выдержать... Остается заменить органы, а потом я решу насчет молодости. - Но как можно заменить чьи-то органы на другие? Я читала об этом в древних манускриптах в отцовской библиотеке, это не всегда заканчивалась хорошо... - Один раз в жизни мне приходилось делать это и все обошлось, - улыбнулась Стелла. - Надеюсь, что и в этот раз я не подкачаю. Ну-с, приступим... Правительница Розовой и Желтой Стран наколдовала банку с печенью и селезенкой, затем на всякий случай наслала на Урфина еще более крепкий сон, потом осторожно извлекла органы из организма с помощью своих инструментов, которые прихватила с собой. Новые печень и селезенку волшебница вшила вместо прежних. Варвара или Гореслава с легким испугом следила за этими процедурами. - Ух, ну вот и все, - вздохнула Стелла. - Завтра Урфин проснется и будет как прежде, если все в порядке, а я надеюсь, что так и будет. - Неужели я так тоже смогу когда-нибудь делать? - Да, да, несомненно. Ну я пойду... У меня много дел. На днях приду опять узнать насчет здоровья пациента. Увидимся! - До встречи! Удаленные органы волшебница забрала с собой. Помимо государственных дел Стелла также занималась больными людьми или просто давала советы по разным жизненным вопросам. Лишь вечером она отдыхала в компании волшебника Мерлина с которым очень сблизилась. На другой день Урфин действительно проснулся в добром здравии. Никакой слабости и боли в боку не было. - Как самочувствие, Урфин? - ласково спросила Варвара, успевшая привязаться к огороднику, который скрасил ее одиночество. - Гораздо лучше, спасибо огромное, я очень признателен... Но как ты узнала мое имя? - Часть твоей признательности принадлежит Стелле, ибо благодаря ей тебя удалось спасти. От этой волшебницы я и узнала твое имя. - Я будто помолодел лет на десять или даже больше... Да, велика и могущественна волшебница Стелла! И все же есть еще кто-то не хуже ее. - Кто же это? - Ты, Гореслава... Слушай, у тебя нет другого имени? Это, извини, уж больно нескладно для меня. Варвара залилась краской. - Ты это все серьезно? - Вполне. Ты не бросила меня, недостойного, в трудную минуту, а подобрала и принялась ухаживать... - Ну что ты! - Когда-то мне было некуда идти, меня ненавидел каждый житель, каждый куст, каждый камень... Неужели в самом деле я искупил свою вину перед всеми? - Да, если ты раскаялся от всего сердца. - Надеюсь... Так у тебя есть другое имя, красавица? - Эх... Варвара - мое настоящее имя... Хочешь узнать мою историю? - Сначала я расскажу о себе. И они по очереди рассказали друг другу о своей жизни. После обеда пришла Стелла вместе с филином Гуамоко и остальными друзьями Урфина. - Ты нас напугал, хозяин! Пожалуйста, никогда больше так не делай! - попросил филин. Гуамоко вместе с Кагги-Карр закружились перед огородником в пляске. - Эге-гей-го-го! Мы снова, снова с Урфином Джюсом! - закричал Страшила. - Все хорошо, что хорошо кончается... Урфин был счастлив и растроган до глубины души. Он и не подозревал, что так много значит для всех. Началась самая счастливая пора в его жизни. Ведь он встретил свою настоящую любовь, то есть Варвару. Они стали часто общаться и испытывать друг к другу даже больше чем просто симпатию. Вечер. Чародей Мерлин пришел к своей возлюбленной Стелле с букетом цветов и коробкой конфет. - Как это мило! - пропела Стелла, расцеловавшись с Мерлином. - Ну что? Будем смотреть на звезды? - Я только за, дорогая Стелла. Они отправились в астрономическую башню, где кроме огромного телескопа находилось книги и рукописи о космосе. - Споем? - спросил Мерлин. - Споем! - обрадовалась Стелла. Она запела, а Мерлин подхватил: Когда вам одиноко и грустно от чего-то, Иль что-то охота понять. Пойдите и найдите седого звездочёта, Он рядом, рукою подать. На все вопросы в мире есть у него ответы. Прочёл он три тысячи книг. И выучил всё небо, измерил все планеты. И позволит вам взглянуть на них. Там на большой высоте, Даже сказать страшно: где Звёзды висят как будто апельсины. А между звёзд, между звёзд, Задравши хвост, пышный хвост Ходят кометы важно, как павлины. А на луне, на луне, Едет медведь на слоне. Лунный медведь, голубенькие глазки Не замечая того, что мы глядим на него, Он сам себе вслух читает сказки. Он сам себе вслух читает сказки. И вся печаль проходит, Когда глядишь на небо В трубу или просто в окно. И вся печаль проходит, Когда глядишь на небо В трубу или просто в окно. Но правда в это время Ни дождика, ни снега На улице быть не должно. Когда среди несметных Сокровищ небосвода найдётся звезда и для тебя. Но только надо чтобы Хорошая погода Была на планете Земля. Ни дождика, ни снега, ни пасмурного ветра В полночный безоблачный час. Распахивает небо сверкающие недра Для зорких и радостных глаз. Сокровища Вселенной мерцают, словно дышат, Звенит потихоньку зенит, А есть такие люди - они прекрасно слышат, Как звезда с звездою говорит: - Здравствуй! - Здравствуй! - Сияешь? - Сияю... - Который час? - Двенадцатый примерно. Там на земле в этот час лучше всего видно нас. - А как же дети?.. - Дети? Спят, наверно.... Как хорошо от души, спят по ночам малыши, Весело спят - кто в люльке, кто в коляске, Пусть им приснится во сне, как на луне, на луне Лунный медведь вслух читает сказки, Лунный медведь вслух читает сказки. А тем, кому не спится, открою по секрету Один удивительный факт: Вот я считаю звезды, а звездам счета нету, И это действительно так. Смотрите в телескопы, и тоже открывайте Иные миры и края, Но только надо, чтобы хорошая погода Была на планете Земля. Там высоко, высоко кто-то пролил молоко, И получилась млечная дорога, А вдоль по ней, вдоль по ней Между жемчужных полей Месяц плывет, как белая пирога. А на луне, на луне, На голубом валуне Лунные люди смотрят, глаз не сводят, Как над луной, над луной Шар голубой, шар земной Очень красиво всходит и заходит. Стелла подошла к телескопу. - О, смотри! Комета! Настоящая комета! - В самом деле? - Мерлин приблизился к Стелле и обнял ее. Они вдоволь полюбовались кометой. - Как красиво! - воскликнул Мерлин чуть позже. - Как красив этот сумеречный свет, который идет от звезд. Самая близкая к нам - Проксима Центавра. Около четырех световых лет. И таких звезд больше 1500. Вон там, около созвездия Лебедя. Вон там блестит Альтаир. А это - Большая Медведица. А это - Малая Медведица... - Мне больше нравится смотреть на Венеру, - призналась Стелла. - И мне... Но где же она? Ах, вот она! Помню, наш славный король Артур был ошарашен, узнав, что я знаю о планетах и звездах даже больше чем он... Он не поверил мне только в одном. - В чем же? - Артур не хотел верить, что наша Земля вращается вокруг Солнца. По его мнению Солнце вращается вокруг Земли. Король так рассердился, когда я стал доказывать ему обратное, что даже хотел наказать меня, но потом раздумал. - Вот чудак! Да ведь еще в древности некоторые ученые придерживались правильного мнения. Насмотревшись на звезды и планеты, Стелла и Мерлин уселись пить кофе. - У меня появилось какое-то странное предчувствие, - сказала Стелла, когда было выпито кофе и съедено печенье к нему. - К чему бы это? Раньше такого не было... - Неужели что-то должно произойти в ближайшем будущем? - прошептал Мерлин. Стелла взяла волшебную книгу, завещанную ей сестрой, и стала листать ее. - Что? Что такое? А-а, кажется вот это... "Грядут тяжелые и опасные времена для всей Волшебной Страны и Большого Мира. Бремя великих падет на детей, в час грозной бури ты магам поверь!" Ничего не понимаю... Какие дети, почему на них должно пасть бремя и о какой буре идет речь? - В основном, это касается всех жителей Волшебной Страны и Большого Мира, но главным образом наших знакомых - Элли, Энни и Тима, - пояснил портрет Виллины, висевшей на стене. - А поскольку для нас с тобой они как дети, хотя они давно выросли, то вот почему в книге написано так. А под бурей понимаются суровые испытания, которые Элли, Энни и Тиму, а также всем остальным придется пройти, вот. Мерлин со Стеллой переглянулись. - Но что конкретно произойдет? - спросила Стелла. - Если в волшебной книге об этом не сказано, то и я не буду распространяться о своих догадках. Глядите вокруг, глядите в себя, будьте бдительны и все станет известно, - вздохнул портрет Виллины. Когда задумчивый Мерлин возвращался к себе, то встретил Моргану и Мордреда. Чародей не видел эту парочку уже очень давно, и честно говоря, не надеялся уже увидеть. - Здравствуй, Мерлин, - тепло улыбнулся Мордред и подал руку. - Я рад тебя видеть. Мерлин был вынужден пожать протянутую руку. Моргана, собрав весь свой сарказм, усмехнулась: - Приветик. Давненько не виделись. Все еще горюешь об Артуре? Брось! Он был такой же добряк и глупец, каким является нынешний король Страны Сказок Валибальд Второй. Но ты же не такой, как они, верно? Этот мир идет к краху, добро не устоит, однозначно. Поэтому если ты не хочешь умереть и кануть в небытие, то переходи на сторону темную сторону, сторону мрака и тьмы! Подумай об этом! - Да, Мерлин, ты же не дурак, подумай об этом на досуге! - подхватил Мордред и похлопав Мерлина по плечу, удалился со своей спутницей. А Мерлин еще долго стоял, размышляя обо всем.

Захар: Сказки гуляют по свету, Ночь запрягая в карету. Сказки живут на полянах, Бродят на зорьке в туманах. А принц Белоснежку полюбит. А жадность Кощея погубит... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Мир озарив чудесами, Сказки летят над лесами, На подоконник садятся, В речки, как в окна, глядятся. А Золушку выручит фея, Не станет Горыныча Змея... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Сказки со мною повсюду, Их никогда не забуду. Стоит сомкнуть мне ресницы — Вмиг Сивка-Бурка приснится. А месяц засветится ясный, В глазах Василисы Прекрасной... Пусть Зло на проделки хитро, Но все ж побеждает Добро! Михаил Пляцковский "Сказки гуляют по свету". Железный Дровосек уединился с Нэрой в укромном уголке на лоне природы, в тени большого старого дуба. Нэра, подобно своей сестре Майре и названной сестре Стелле, продолжала оставаться вечно юной красавицей, несмотря на то, что ей было уже очень много лет. Некоторое время длилось молчание. Потом Нэра улыбнулась своему собеседнику, тот робко улыбнулся в ответ. - Вы не рассердились за то, что я осмелился пригласить вас на свидание? - спросил Дровосек. - Ну что вы, мой дорогой, мне было очень приятно, - засмеялась своим прекрасным смехом Нэра. - Я заранее хочу попросить прощения... Дело в том, что в последний раз я ухаживал за девушкой очень давно и многое позабыл... - Помилуйте, мой друг, какие пустяки! - Есть хотите? - Да что-то я проголодалась. А вы? Ой, простите, я и забыла, что вам пища не нужна. - Да, и уже давно. Но это не имеет значения. Угощайтесь! Железный Дровосек протянул Нэре корзинку с едой. - Ой, картошечка с тефтелями! Мое любимое блюдо! Спасибо огромное! С некоторых пор я очень полюбила есть картошку. Странно, ведь раньше о такой пище никто слыхом не слыхивал. Нэра набросилась на еду. - Да, Элли рассказывала мне, что изначально картофель был известен лишь американским индейцам. Лишь потом о нем стало известно европейцам, - улыбнулся Дровосек. - Ага... А вот старики иное рассказывают. Вам известна легенда о происхождении картошки? - поинтересовалась Нэра, когда с едой было покончено. - Нет. - Тогда я вам расскажу эту историю. Вы не против? - Пожалуйста! Я буду только рад. С этими словами он наклонился и робко приложился своими железными устами к правой руке Нэры. - Ах! - ахнула Нэра. - Простите, я не хотел сделать вам больно... - Ерунда, просто я опешила от неожиданности... Итак, легенда: "Это было давным-давно, когда никакого картофеля никто не знал. Вместо него выращивали репу и брюкву. Стояли тогда на берегу маленького чистого озера - сущее глазок земли - два дома. В одной, богатой и гордой, жил мужик Игнат. Нехороший он был человек, жену уморил работой, дети от домашнего рабства в мир пошли. А хозяин все не может за ум взяться, все под себя гребет. Все окрестности подчинил своей воле. - Забыл, что в гробу карманов нет, - горько пошутила хорошая Марья, ближайшая соседка. Ведь ее дом ближе всех стояла. Дом еще с дедов, хата сильная, но совершенно неухоженная. Ведь хозяина взяли на войну и осталась женщина одна с маленькими детьми. Вплоть пятеро, и каждое на щелчок ниже второе. И каждое дите постоянно голодно. Пока отец был, кое-как перебивались, а тут ... Словом, воцарился на нашей земле самый страшный, самый подлый грех, имя которому Несправедливость. Это когда один не может заснуть, так объелся, а другой - потому голодный. А дети - так те даже плачут от голода. Плохо. Никогда не помогай Несправедливости. За другое, может, и простят. За это - нет. ... Поздняя, ​​холодная была весна. Такое же лето. А осень еще хуже. Завыли ветры, вздулись реки, взбесились озера. Истлеет травы на лужайках. От отца слухи нет. Пришла очередь Марьи идти за помощью к соседу. А тот сидит, ладони под задницу положил и пыхтит, как еж. Нажрался, свинья свиньей. - Ну что? - Одолжи мне, сосед, меру ячменя да меру фасоли. Я тебе за это весной отработаю. - Отработает! Весной! Ха-ха! Весной все из окрестностей ко мне отрабатывать придут. А ты к тому времени едва ноги таскать будешь, а щенки твои, может, и не потянуть совсем. А может, ты и вдова сейчас. То и он не отработает. Не дам. Делать нечего. Пришла бедная женщина в свою хижину, и, не зажигая даже лучины, упала на скамью. Темно. Темно за окном. Темно. Низкие черные тучи и выхода нет. К другим соседям бежать? Помогли бы, но и там то же самое. А детям что? Дети не знают, как взрослым хлеб достается. Тяжелым трудом, иногда - унижением. Если поймут - пожалеют. А тут плачут только на разные голоса: «сильным и слезно», как в старых книгах писали: - Матушка! - Мамочка! - Покорми нас! - Хлебцев дай! - Горбушку! Что делать бедной Марьи. Решила она детей обмануть. - Вы лежите сейчас. Заснуть. А я пойду бобов насобирать. Навара и буду вас кормить. Дети не засыпают. Тогда пошла женщина, насобирала на поле мелких камешков (а их было действительно как бобов), высыпала в котел и поставила на огонь. Настолько бедна была изба, что и печки нет. Варятся камешки. Уснули дети. Успокоились. Разбудить мать, - наедятся. Варятся камешки - до конца света им вариться. До конца мира плакать матке. Аж входит в дом какой-то человек. Сам длинный, костлявый, с тростью, с сумкой, откуда какие-то травы торчат. И глаза пронзительные. - Добрый вечер. Пустите обогреться. - Грейся, добрый человек. Только угостить тебя нечем. - А что же в котле варишь? - Это, хороший человек, чтобы детей присыпать до завтра, - и приподняла крышку котла. - Эт-то что такое? - Камни. Муж в армии - может, и убили. Просила у соседа чего-то - не дал. Только и осталось на этой земле бедному человеку камешки есть. - Что же он ?! Детям не дал ?! Просто детям ?! - Нет дал. - Х-хорошо, - сказал незнакомец. - Бери котел. Пошли. Пришли на надел. Незнакомец поставил котел, оглянулся: возле дома Игнат стоит. Следит. А что это они там делают? Чего котел принесли? А незнакомец тот был Великий Волшебник. Только колдовать ему в жизни дано было тысячу раз и остались считанные разы. И ничего он тем своим колдовством не добился. Как до сих пор шло, так и после. «Но здесь, - думает, - Осилю». Взял он с котла горсть камешков и со свистом, как с кузов, опустил по пашне. И еще, и еще, и еще. - Что же ты, - пожаловалась Марья. - Да загон дурной, а ты еще и камешками, что собрала, подсеваем. - Молчи, - сказал тот. - Смотри, что будет. - Так ей, - сказал Игнат. - Тоже мне, дети. У всех дети. Муж на войне. Гм, тоже мне, страшная штука война. Незнакомый сыпет и сыпет. Весь загон камешками засеял Россыпь. Деться негде. Марья плачет. Игнат смеется. Балаган на ярмарке, и только. - Смотри, женщина, - сказал незнакомец. Та взглянула - и глазам не поверила: растут камешки. Вон уже камни стали. Размером с два кулака. - Собери часть, положи в котел, - сказал незнакомец. - Поставь варить детям. В Игнатия глаза на лоб полезли. А женщина понесла котел с камнями в дом. Пришла - камни еще подросли. - Смотри, женщина, за один день я тебе все покажу. Завтра будешь копать. А во все последующие разы будет это длиться все лето. Смотри. И тут камни начали зарываться в землю. Как розовые, желтые и белые поросята. Игнат чуть в ступор не впал. Глазами только водит, словно в чужой горох залез, а его, злодея, застали. Подождали они немного - появились из земли ростки, густеть начали. - Принеси, женщина, мотыгу, - сказал незнакомец. Та принесла. Росточка уже в кустики превратились. - Помотыжь вот так. Заверни им ножки в полушубок ... И еще раз заверни. А кустики уже почти кусты. И вот на кустах засияла море цветов. Белые, розовые, лиловатый, розово-белые звездочки. И все с желтым сердечком. - Вот теперь можешь их пощупать на выбор, - сказал незнакомец. - Это как дети голодные. И вынул два камня из-под куста. После соскучились кусты, поблекло их лакированных-шероховатая, зеленая сверху и матовая снизу поверхность. - Ну вот, завтра будешь копать. На всю зиму хватит, - сказал незнакомец. - И с соседями поделись. - Ясно, - сказала Марья, так как уже долетал из дома сытый, не каменный дух. - С соседями, прежде всего. - Мне! Мне! - бросился Игнат. - Мне прежде всего! Я их кормлю-пою! - И на работу нанимают? - спросил незнакомец. Вынул один камень, и тот поднялась столбом в его руках, а человек разломил его, посолил и стал есть. - И не отказал им в пище, когда голодали? - Мне! Мне! Нанимаю, кормлю. - Хорошо, - сказал незнакомец. - Набери котел камешков со своего поля. Да быстрее. Игнат есть духу прилетел с котлом. Самых крупных, с кулак, камней наловил. - Во! Во! У меня же и камешки. Вот в меня, то камни с кулак. А эти же бездельники, разве у них камни. Слезы, а не камни. - Слезы, - сказал незнакомец. - Так хочешь, чтобы у тебя еще больше стало? Все же есть. Что дал - такой и плод. - Мне! Мне! У меня и камни. - Смотри-и, - сказал незнакомец и опустил камни по Игнатово поле. И еще. И еще. Засеял все поле. - Ну вот. Дал сегодня хлеба ее детям? - А что? Оборванцы. Самого съедят, как мягкий будешь. Незнакомец махнул рукой. Камни начали расти. Все трое стояли и смотрели, как они растут: камешки - камни - камни - камней. Все поле закрыли. Игнат подпрыгнул. - Ну ждите, за такими вы еще и ко мне прибежите! Придите, любезные, как припрет. Посмотрел на него незнакомый, плюнул. - Ну вот видишь, - сказал. - А почему они не зарываются в землю? - А потому, что вечно им оставаться на глазах у людей, как каждой подлости, как каждой жестокости, как каждой нелюбви к людям, как каждой несправедливости. И пошел с женщиной до ее дома. Бросился счастлив хозяин к полю - не поле, а сплошная каменная груда камней. Валуны величиной с дом. На тысячу лет вперед с земли вылезли. Пока дети, незнакомый и женщина ели в доме «камни» - все окрестности слышала из-за каменной кладки дикий визг и вой. Выл и рычал Игнат. А после незнакомый встал. - Пойду, - сказал он, закинув за плечи сумку. - Чем мне тебе отблагодарить? - Ничем. Добротой к людям. Да этого добра у тебя всегда хватало. - Пойду посмотрю, как сосед. Сошел с ума, наверное. - Ничего. Я же говорю ... добра у нас хватало. Излишне. И пошел в мир, опираясь на трость. Под косые осенние тучи. Навстречу перелетом, что, колючие, катились под ноги. Уже издали оглянулся - Марья и дети смотрели ему вслед, маленькие на черной пашни. - Эй! А имя этим камням будет - Картофель! - крикнул незнакомец. И так вот появился в мире Картофель." - Красивая сказка, - задумчиво произнес Железный Дровосек, смахнув набежавшую слезу. - После нее хочется посидеть, подумать. Какое-то время они с Нэрой думали. Затем Нэра спросила: - Вы любите петь, мой друг? - Да. Моя покойная мама, помню, очень любила петь. Я, правда, в этом особо не преуспел, но иногда все же пою. Хотите я вам спою любимую песню своей матушки? - Конечно! Железный Дровосек откашлялся и запел: День нелегким был — И вот приходит ночь, Чтобы ему помочь Набраться новых сил. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег — Мир полон тишиной. Завтра день придет — И солнечным лучом Как золотым ключом, Дверь утра отопрет. А пока усни, Усни скорей, малыш, Ты ночную тишь Из дома не гони. Лунный свет мерцает Желтым ночником, Песня затихает, Дрема входит в дом. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег — Мир полон тишиной. Баю-бай, спокойной ночи, Баю-бай, спокойной ночи. Потом Железный Дровосек и Нэра долго рассказывали друг другу о своей жизни. - Ваша любимая прежде девушка была очень красивой? - вздохнула Нэра. - Да, красотка была. Но таких щечек как у вас я еще ни у кого не видал. - Вы мне льстите, проказник! - Ну что вы... А ваш муж? Каким он был? - Добрейшей души человек. Он был мельником... Умер стариком у меня на руках. Хоть он и любил меня, но не захотел быть бессмертным. - Да, у каждого свое... А вас не смущает, что я из железа? - Вот чудак! Да я никогда не обращала на это внимания... Вы замечательный человек, с добрым и благородным сердцем. Откуда-то донеслась музыка. - Давай потанцуем, милая, - предложил Дровосек. - А разве мы перешли на ты? - Давно! Нэра засмеялась, и они закружились в танце. После танцев Железный Дровосек со своей возлюбленной опять уселись под деревом. - Ты позволишь себя поцеловать? - робко спросил Дровосек. - Не вопрос... Уста Железного Дровосека и Нэры слились воедино. Расстались влюбленные еще очень нескоро, дав друг другу обещание снова увидеться. С тех пор они стали встречаться регулярно. Один раз у себя дома Нэра даже предложила возлюбленному разделить с собой ложе. - Но мы же еще неженаты! - заколебался Железный Дровосек. - И я не уверен, что... - Не важно, мой дорогой, зато я уверена. Ложись со мной, не пожалеешь! И не забывай, что я волшебница. - Ну если ты настаиваешь... А вдруг тебе не понравится? - Не будь таким неуверенным в себе! У них была незабываемая ночь. Дровосек даже уходить не хотел, так ему понравилось у Нэры. Кощей Бессмертный долго думал, как ему похитить сестру Стеллы и придумал. Попросил он об этом волшебника слуг королевы Людмилы и волшебника Антонина Долохова из мира Гарри Поттера. Большие деньги им пообещал. Однако отыскать дом волшебницы оказалось не так-то просто. Пришлось обратиться к Смеагорлу или Горлуму из "Властелина Колец". - Вот он, домик волшебницы Нэры, - прошипел Горлум, указывая на жилище возлюбленной Дровосека. - Вы обещали помочь вернуть мою прелесть! Прелесть! Где она? Я ее не вижу... - Не волнуйся, дружок, будет тебе прелесть, будет тебе кофе и какао с чаем! - похлопал по плечу Горлума Долохов. - Кощей и королева Людмила об этом позаботятся. Горлум что-то прошептал с угрозой и пошел прочь. Принял Долохов облик Железного Дровосека и пришел к Нэре. И хотя она сама была волшебницей, ослепленная своей любовью, не смогла сразу раскусить самозванца. - Я привел с собой друзей, милая, - сообщил Долохов. - Ты сможешь их накормить и напоить? - Да, да, конечно. Долохов позвал бывшего царевича Андрея с пиратами, которые быстро уничтожили все продукты Нэры. - Пойдем прогуляемся, - предложил самозванец. Ничего не подозревающая Нэра вышла с ним из дома. Потом они поцеловались, Нэра доверчиво подставила врагу свои уста, Долохов наложил на нее мощные сонные чары и доставил названную сестру Стеллы вместе со своими сообщниками к Кощею.

Захар: Страшила Трижды Премудрый, решив последовать совету Элли, стал искать себе подружку. Но где же ее найти? В каком царстве-государстве? В Изумрудном Городе или Острове, где Страшила правил уже много лет? Но там правитель постоянно в трудах и заботах, ему не до любовных дел. А вот в Стране Сказок он, Страшила Трижды Премудрый, является почетным гостем, следовательно, не обременен работой. Значит, здесь вполне можно найти подходящую девушку. И вот в один прекрасный день Страшила отправился на поиски. Следует отметить, что никакого опыта у правителя Изумрудного Города или Острова в любовных делах не было, за исключением разве что прочитанной популярной энциклопедии о любви, найденной в библиотеке Гудвина. Но Страшила не унывал и полагался на удачу. Не зря же у него были мозги, подаренные самим Гудвиным! В тени под липой Страшила увидел одного из известных сказочных персонажей по имени Колобок. Ходят слухи, что его съела лиса, да только неправда это. Ела, ела, да не съела... Только зубы себе сломала. С тех пор все лисицы обходят Колобка стороной, в Стране Сказок он по-прежнему живет и здравствует. - Добрый день, почтенный Колобок, - поздоровался Страшила. - Добрый день... Да это же сам Страшила Трижды Премудрый, наш почетный гость и правитель Изумрудного Города! - расплылся в улыбке Колобок. - Как жизнь? Ну как вам у нас? Нравится? - Да, благодарю. И сам неплохо... А как вы поживаете? - Спасибо на добром слове. И я хорошо поживаю. - Скажите, пожалуйста, почтенный Колобок, а невесты в Стране Сказок имеются? - Что за вопрос? Да сколько угодно! Кому и коза невеста... Вам какие нужны: благородного происхождения или без разницы? - Без разницы. Главное, чтобы это была хорошая и скромная девушка. - А-а... Ну таких у нас не так уж и много... Есть к примеру, одна крестьянская девушка по имени Майя. Живет она деревеньке под названием Камень это в шести милях отсюда. Живет она с бабушкой, отцом, а также двумя братьями и сестрой. С самого детства хлопочет по хозяйству, заботясь о родных и близких, ибо мать ее давно пропала без вести... Местные молодые люди прозвали девушку "барышней-недотрогой", ибо Майя сторонится их и мечтает о принце о котором ей с детских лет пела бабушка. Как вам такая девушка, господин Страшила? Подходит? Страшила задумался: - Так вы говорите, что эта Майя мечтает о принце? Это интересно... Да, пожалуй, стоит поглядеть на нее. Спасибо огромное за помощь, почтенный Колобок! - Не за что... Помогать гостям наш долг! Да, кстати, а вы случайно не были на Таити? - Нет, я там не бывал. - Жаль... Нас и здесь неплохо кормят, однако... Но может быть, вам известно, как попасть туда? - Так это очень далеко, почтенный Колобок, - заметил Страшила. - Там, за Кругосветными Горами и еще дальше. - Мне к далеким расстояниям не привыкать, - вздохнул Колобок. - Пойду и узнаю, что там и как, то есть на Таити... Удачи вам, господин Страшила! - И вам того же, почтенный Колобок! И они разошлись в разные стороны: Колобок отправился в сторону Кругосветных Гор, а Страшила - в сторону деревни Камень. Страшиле хотелось отговорить Колобка от такого сложного путешествия, но подумав, соломенный человек решил не вмешиваться. Ведь он, Страшила, здесь только гость и какова Страна Сказок и ее обитатели не ему решать. До поры, до времени... Скоро Страшила поймет, что нужно вмешиваться и еще как... Но не будем забегать вперед. Следует отметить, что в Стране Сказок помимо известных сказочных и литературных персонажей живут и совершенно обычные люди, такие же, как мы с вами. Они являются крестьянами, ремесленниками, рабочими, купцами, солдатами, слугами и так далее. Соседство с известными личностями нисколько не смущает людей, скорее наоборот. Их не удивляет наличие волшебников, фей, персонажей сказок и литературных произведений для взрослых. Деревня Камень возникла еще в незапамятные времена. Как-то вез один крестьянин из леса воз с дровами. Конь у него был старый и слабый, но несмотря на это, мужик лупил его плеткой и приговаривал: - Но! Но! Быстрее! Вот подъехал крестьянин к небольшому холмику. Поднатужился конь, взобрался на этот холм и встал. Мужик принялся беспощадно лупить коня и в сердцах молвил: - А что бы, ты волчья сыть, травяной мешок, в камень превратился! Конь сделал еще один шаг и замер уже навсегда. Оглянулся крестьянин и ужаснулся: вместо воза с дровами лежит большой камень. Кинулся он коня распрячь, но было уже поздно: вместо животного там лежал серый камень. Этот камень и теперь там лежит на холме. А вот камень, что получился вместо воза куда-то делся. Долгое время жители деревни Камень были свободными. До тех пор пока не объявился там один из генералов ныне покойного короля Валибальда Первого. Начал он службу простым солдатом и дослужился до высокого чина. За верную службу король пожаловал своему генералу орден за заслуги и деревню Камень в придачу. Там и стал жить этот генерал, выйдя в отставку. К местным жителям он относился так, как в свое время помещики относились к своим крепостным. Будучи в добром расположении духа бывший генерал был ласков с людьми, а когда гневался, то лучше было ему не попадаться ему на глаза. Настоящее имя этого вояки было Амфибрахий, но с течением времени люди позабыли это и стали называть своего господина "Людоедом и Кровопийцей". Местные жители работали на своего хозяина как могли, отдавая ему часть своего урожая. За это генерал их бесплатно снабжал продуктами и рыбачьими лодками. Рыба в основном также доставалась ему. Лишь немногие люди осмеливались приносить рыбу себе домой. Для поддержания порядка Амфибрахий создал полицию, которой руководил преданный ему шериф Вейзи. Дети до 17 лет обязаны были посещать созданную им школу, где Амфибрахий лично обучал их чтению, письму, математике и военному делу. Ни о какой школе не могло идти и речи, бывший генерал недолюбливал школу пана Кляксы и все, что с ней связано. Следует также отметить, что хозяин деревни Камень не поддерживал короля Валибальда Второго, он был сторонником королевы Людмилы. Придя в деревеньку Страшила Трижды Премудрый увидел следующую картину: Амфибрахий держит за шкирку кота и несет его куда-то, а за ним бежит девушка высокого роста, но очень сутулая, с голубыми глазами и вся в слезах. Это и была Майя. - Господин, смилуйтесь! Наш кот не сделал никому ничего плохого! - Ха! Как бы не так, - фыркнул в ответ хозяин. - Этот сукин кот стащил у меня кусок сала сегодня! И это не первый случай! - Господин, сжальтесь! - Никакой жалости и пощады! - стоял на своем Амфибрахий. - Я этого негодяя утоплю! - И на том спасибо, хоть водяного потешу, - вмешался кот. Не выдержал Страшила: - Добрый человек, вы почему животное мучаете? Немедленно отпустите кота! - А вы кто такой? - нахмурился Амфибрахий, окинув Страшилу задумчивым взглядом. - Не здешний, судя по всему, а? - Кто бы я не был, я не могу допустить, чтобы царила несправедливость. Чем вам так не угодил этот кот? Должно быть он кушать хочет... - Я - хозяин здешней деревушки Камень, а этот кот принадлежит семье вот этой вот девчонки Майи, - проворчал бывший генерал. - А раз я здесь господин, то волен поступать с жителями и их животными, как захочу! Кот ворует у меня сало с колбасой, следовательно, я его должен утопить! - А я вам говорю, что вы не сделаете этого! - возмутился Страшила. Так они спорили довольно долго. Амфибрахий терялся в догадках о том, кто же этот неизвестный и почему он не может его переговорить. Наконец Страшила предложил: - Предлагаю обмен: вы отпускаете кота, а я вам дам пару изумрудов. - Гм... - Соглашайтесь, добрый человек, вы же ничего не теряете. - Ну ладно... Изумруды были настоящие, Страшила лично взял их с собой на всякий случай. И вот теперь они пригодились. Бывший генерал отпустил кота, который с радостью очутился на земле, затем получил свои изумруды и отправился по своим делам. - Спасибо вам огромное, кто бы вы не были, - Майя низко поклонилась Страшиле и повернулась к коту. - Что нужно сказать, дружок? - Мерси, мерси, - ответил кот. - Я вам так благодарна, - продолжала Майя. - И мои родные вам также спасибо скажут... Пойдемте к нам.... Вы должно быть устали с дороги? - О нет, ни капли. Я вообще никогда не устаю, - улыбнулся Страшила. - Но я с радостью принимаю ваше приглашение. - Меня зовут Майя, - представилась девушка. - А вас? - Страшила Трижды Премудрый, правитель Изумрудного Города или Острова. - Кто? Кто? - изумилась девушка. - Вы... О Господи! Вы принц, верно? Честно говоря, я представляла вас совсем другим. - Нет, я не принц, я правитель... Неужели вы в самом деле ничего слышали обо мне? Ко удивлению Страшилы, Майя ничего не слышала не только о нем, но даже о его друзьях, не говоря уже об Изумрудном Городе, Гудвине и прочим. Пришлось Страшиле обо всем рассказывать девушке. - А я и представляла о том, как велик мир, - пробормотала Майя. - Для меня он начинался там, где солнце всходит, а кончается там, где солнце заходит. - У мира нет края, он бесконечен, - заметил с улыбкой Страшила. - Ах вот как?! - Да, так и есть... Хотите я вам прочитаю стихотворение нашего придворного поэта Дональда? - Стихотворение? А что это такое? - Да уж... Вы чему-нибудь учились? - Я посещала школу нашего господина, но я так загружена дома по хозяйству, что мало что помню из того, чему нас там учили. Ой, надо бежать домой, без меня там как без рук! - Учиться никогда не поздно! - воскликнул Страшила. - Бабушка мне говорит тоже самое... Но у кого хлопот полон рот, тому не до наук. Страшила объяснил девушке насчет стихотворения и принялся декламировать: Восходит утро. Свод небесный ясен, Влечёт к себе печальной синевой. Волшебник не велик и не ужасен, Волшебник возвращается домой. О, как ему должно быть непривычно На город свой смотреть не из окна! - На мрамор, не зелёный, а обычный, На псевдоизумруды из стекла. Пусть чья-то здесь закончится дорога, Пусть чьи-то исполняются мечты - Волшебник здесь оставил слишком много, И путь его на Родину лежит. На площади навряд ли стихнет гомон - Прощальные народа голоса... Волшебнику все верят, только вот он Уж сам давно не верит в чудеса. Верёвку разорвёт порывом ветра, Аэростат стрелой взовьётся вверх. Увы, не сделать фото в стиле ретро, Чтоб в памяти остался он у всех. Достигнув высоты полёта птицы, Расплачется - простительно сейчас - Волшебник не намерен возвратиться, Волшебник направляется в Канзас. И вскоре в придорожном поселеньи Откроет продуктовый магазин. Покажется не значимым мгновеньем В стране чудес таинственная жизнь. Но как-то раз, в вечерний зимний холод С тоской в степную вглядываясь тьму, Вдали увидит Изумрудный город, Чьи башни нынче светят не ему. Распахнуты широкие ворота, Желты дороги старой кирпичи. А город тих - как будто ждёт кого-то, Как будто зазывающе молчит. Так может быть, ещё возможно чудо Без фокусов, без фальши и без лжи? Волшебник, ты в слезах ушёл оттуда, Зачем же возвращаешься, скажи? Застынет город, вечен и прекрасен, В глазах, чей взгляд стал мёртвый и пустой. Волшебник не велик и не ужасен. Волшебник возвращается домой. - Ой, как же это прекрасно! - восхитилась Майя. - Мне так хочется увидеть ваш Изумрудный Город. - Вы обязательно его увидите, обещаю. Я приглашаю вас туда с вашими родными. - Ой, спасибо! Но ведь Господин нас не отпустит. - Не волнуйтесь, я беру вашего господина на себя. Майя, кот и Страшила засмеялись, а затем тронулись дальше. Дома Майя познакомила Страшилу с двумя своими братьями, отцом, сестрой и бабушкой. Как оказалось, бабушка с отцом слышали когда-то об Изумрудном Городе, но не очень-то верили в его существование. Пришлось Страшиле показать им грамоту, выданную ему королем Валибальдом Вторым. После этого недоверие у родных Майи исчезло. - Если вы действительно друг короля Валибальда Второго Милостивого, то вы у нас желанный гость, - улыбнулся отец Майи. - Да, это так! Добро пожаловать в нашу скромную деревню! - подхватила бабушка. - Обязательно расскажите королю о нашей тяжелой доле... Он далеко и высоко, поэтому не видит, что у нас тут творится. - Непременно, - пообещал Страшила. А Амфибрахий поспешил к шерифу Вейзи. - К нам в деревню пришел какой-то подозрительный тип. Очень умный и интеллигентный... Не люблю я таких! Дал мне два изумруда за жизнь кота этой девчонки Майи! - сообщил он своему соратнику. - Кстати о Майе, - ухмыльнулся шериф. - Я хочу на ней женится! - Разумеется... Разумеется... Но сначала давай разберемся с этим подозрительным типом. - И Майя будет моей? - расцвел шериф Вейзи. - Конечно! Шериф отдал приказ арестовать Страшилу и привести к нему.

Ильсор: Захар , большое спасибо за продолжение.

Захар: Большое спасибо за то, что читаете и комментируете.

Глория Джюс: Захар, да, всё очень здорово!:)) Кстати, с праздником Пасхи Вас!

Захар: Спасибо огромное! Вас также со Светлой Пасхой!

Захар: Это было когда, по земле бродили сказки, Было добрым добро, было злым, конечно, зло. Это было когда, зло менять умело маски, Но и тогда, иногда, злу не очень-то везло. Это было когда, наступало утром утро, Было ночь темно и бедой была беда. И тогда, иногда, доставалась мудрость мудрым, А сейчас, а сейчас мы отправимся в тогда. Это было когда, зло менять умело маски, Где добро там и зло, появлялось как назло, Как же быть чтоб всегда, а не только в этой сказке, Но и везде и всегда, злу не очень-то везло. Что на сказку кивать, сказки есть и сказки будут, Но едва ли придет к вам на помощь чародей, Люди сами должны друг для друга делать чудо, Только люди должны быть похожи на людей. "Это было когда", песня из фильма "Король-Олень". Примечание: в этой главе будет много тяжелых моментов. Приносим свои извинения читателям и надеемся на взаимопонимание. Бывший царевич Андрей вошел во вкус и вскоре угодил в любимчики королевы Людмилы. Будучи человеком низким и подлым он всячески старался очернить в ее глазах остальных слуг, особенно Румбурака, Эота Линга или Доцента Смайлика, а также Джима Хокинса. В результате они возненавидели Андрея и стали думать и гадать, как бы избавиться от него. Кстати о Джиме Хокинсе... Как ни старались волшебники Модред с Морганой, чтобы его никто не увидел и не нашел, да только в чем-то они ошиблись, потому что однажды Джим Хокинс был замечен Пеппи Длинныйчулок, которая играла в шахматы вместе с Алисой Селезневой из произведений Кира Булычева. Пеппи увидела Джима оторвалась от игры и сказала: - Смотри, Алиса, это же тот самый Джим Хокинс которого все ищут! - Не может быть! - ахнула Алиса. - Честно говоря, я представляла его совсем другим. - Болезнь никого не красит... А доктор Ливси уверяет, что Хокинс серьезно болен. И все из-за той поездки на Остров Сокровищ. - Эй! Подойдите сюда, пожалуйста, милый человек, - позвала Джима Алиса. Джим Хокинс изумился, поскольку уже привык, что никто кроме королевы с ее слугами, его никто не видит и не замечает. Хокинс покусал губы, но все подошел к девчонкам. - Вы меня? - спросил он, приблизившись. - Да. Вы ведь, Джим Хокинс, верно? - спросила Алиса Селезнева. - Он, это он! - воскликнула Пеппи. - Что вы! - замахал руками Джим. - Никакой я не Хокинс! Я... Я - часовых дел мастер из Кента. - Вот заливает! - засмеялась Пеппи. - Еще похлеще меня! Ну, ну... И тебе не стыдно? Все с ног сбились, ища тебя, а ты... Вернись к доктору Ливси и помирись с ним, пока не поздно! Бедняга может умереть от горя, которое ты причинил ему! - Да никакой я не Джим Хокинс! - возмутился предатель. - Я - предприниматель из Лондона! - Вы ничуть не похожи ни на предпринимателя, ни на часовых дел мастера, - возразила Алиса. - Неужели? Ну ладно... Знаете, кто я на самом деле такой? - усмехнулся Джим Хокинс. - Я - богатый-пребогатый граф, французского происхождения, у которого жена, три незамужние сестры и старенькая матушка на иждивении. - Может, хватит уже ломать комедию, так называемый граф? Тебя разоблачили! - возмутилась Пеппи. - Думаю, нам нужно лично доставить этого больного доктору Ливси. - Только не это! Хорошо, я сдаюсь, только сжальтесь! - взмолился Хокинс и упал на колени. - Эх, ты жизнь моя пиратская, эх, судьба моя дурацкая! Толи ты напоришься на ночь, то ли в пасть акуле попадешь! Сжальтесь! Доктор Ливси - жулик, обманщик и убийца! Моя мать умерла по его вине! Да и отец тоже... Если бы не королева Людмила, я бы пропал! - Неужели ты в самом деле тот Джим Хокинс? - покачала головой Алиса. - Как-то не верится... Хотя... Одноногий Джон Сильвер почему-то всегда внушал мне больше доверия. - Книги всегда вводят людей в заблуждение, - осклабился Хокинс. - Особенно "Остров Сокровищ". А что касается старины Сильвера, то да, он всегда умел располагать к себе. Я тоже поддался его влиянию, но потом пытался взбунтоваться, чтобы завоевать доверие сквайра Трелони, который решил прикончить меня почему-то... Вот я и выдумал байку про бунт и все, даже опытный капитан Смоллетт, поверили мне, хи-хи-хи! Какой я молодец, верно? - Значит, про бунт ты все выдумал? - Алиса не верила своим ушам. - Значит, Сильвер с остальными не замышляли мятеж? Значит, это сплошное вранье? Но зачем? Ради спасения собственной шкуры? - А ка бы ты поступила на моем месте, Селезнева? Быть убитым в расцвете лет - перспектива не очень-то приятная... - Ну... Ну... Только вот королева Людмила к которой ты попал, не станет о тебе заботиться. Она избавиться от тебя при первом удобном случае. Людмилоиды нам не друзья! Долой королеву! Да здравствует король Валибальд Второй! - воскликнула Пеппи. Пеппи Длинныйчулок Хокинс побаивался, поскольку знал о ее силе, но вот Алиса Селезнева не внушала ему никакого страха. Поэтому он запел: Алиса Селезнева, Прекрасная корова, Сбежала из дурдома И сперла миелофон. А Крысс, придурок лысый, Гонялся за Алисой, Гонялся за Алисой — «Отдай мне миелофон»! Алиса печально смотрела на Джима Хокинса. "Да, с ним лучше дел не иметь! - подумала она. - Таких как Джим Хокинс лечить надо!" - Как тебе не стыдно обижать мою подругу! - возмутилась Пеппи и крепко схватила Хокинса за шиворот. Но тут появились космические пираты Весельчак У и Крысс. - Алисочка! Дорогая наша Алиса! - сладким голосом пропел Весельчак. - Где миелофон, а? - Да, скажи нам, не стыдись! - подхватил Крысс. - Опять? Ребята, вам еще не надоело? - приподняла брови Алиса. - Столько воды с тех пор утекло! - Алисочка, может тебе жалко? - не сдавались пираты. - Никогда ничего не жалей! Пока Алиса с Пеппи разбирались с пиратами, Джиму Хокинсу удалось ускользнуть. Неожиданно ему преградил путь какой-то вонючий бродяга. Он выставил вперед руку: - Я не прошу, но, но... Ага, попался, мерзавец! Я уже давно хочу вырвать у тебя сердце, щенок! Том Редрут будет отомщен! Ведь это ты его прикончил на самом деле, не правда ли? Джим Хокинс узнал сквайра Трелони. - Да что же это такое? - захныкал Джим. - Ведь королева Людмила, а также Мордред с Морганой обещали мне... - Кто и что тебе пообещал, негодяй, уже не имеет никакого значения, ибо ты труп! - усмехнулся Трелони, крепко вцепился своей грязной рукой в шею Хокинса и запел: И тогда наверняка Мы напьемся коньяка, И кузнечик побежит сдавать бутылки. Он споткнется, упадет, Все бутылки разобьет, И за это не получит ни копейки… Джим Хокинс уже простился с жизнью, как вдруг появились Алиса с Пеппи. Они оттащили Трелони от Хокинса. - Пустите меня! - сопротивлялся Трелони. - Вы об этом пожалеете! У меня еще остались связи в парламенте! - Ладно, ладно, - усмехнулся Джим Хокинс, поняв, что опасность миновала. - Можете отвести нас к этому чертову доктору Ливси, чтоб ему пусто было! Неожиданно на дороге показался автомобиль. Он остановился и из него вышел Фантомас. - Добрый день, - поздоровался он. - Что здесь происходит? Я могу вам чем-то полезен? Алиса и Пеппи коротко обрисовали ему ситуацию. Фантомас выразил готовность доставить Хокинса и Трелони к доктору Ливси. Девчонки поблагодарили Фантомаса и отправились по своим делам. Трелони выругался матом, но Фантомас дал ему хорошего пинка, и тот угомонился. Джим Хокинс сразу понял, что с Фантамасом лучше не спорить. Доктор Ливси, увидев своего названного сына, бросился к нему обнял и расцеловал. - Ну вот я же говорил вам, что все закончится хорошо, - заметил присутствовавший при этом Джон Сильвер. - И вы здесь, старый волк? Ну конечно! Вы всегда любили совать свой нос в чужие дела! - заметил Трелони. - Голубчик, будьте благоразумны... Мы же не одни и вы не у себя дома, - мягко заметил Сильвер. Трелони фыркнул: - Да уж... Вы еще немало с этим чертом хлебнете горя, Ливси... Отдайте лучше щенка мне! Он должен умереть! - Где же ты был? - спросил Ливси у Джима. - В трактирах и кабаках, разумеется, - ухмыльнулся Джим. - Вино, пиво пил, а также травку курил. О королеве Людмиле хитрец не стал упоминать. - Негодяй должен быть наказан! - завопил Трелони. - Убить этого дьявола! - Больные люди, - вздохнул Ливси, посмотрев в глаза Хокинсу и Трелони. - Что же мне с вами делать? Отдать на попечение волшебницы Стеллы? - У глубокоуважаемой волшебницы Стеллы и так забот полон рот, - заметил Фантомас. - Лучше отдайте этих двух индивидов мне, доктор. Мы с моим другом, доктором Франкенштейном, о них позаботимся. Вы можете навещать Хокинса и Трелони, когда захотите. Люблю побеседовать с умными людьми. В Стране Сказок Фантомас являлся самой загадочной личностью. Поэтому его не только уважали, но и побаивались. Ливси поколебался немного и согласился на предложение Фантомаса. Что касается королевы Людмилы, то она не особо печалилась по поводу того, что чары волшебников оказались недолговечными, поэтому Хокинса нашли и отдали Фантомасу, ибо этот хитрец уже успел выклянчить у нее довольно большую сумму денег. Однажды бывший царевич Андрей сообщил королеве о том, что жители одного рыбацкого поселка не одобряют ее политику и всячески потешаются над королевой в разговорах между собой. Людмила не стала разбираться врет ли ее слуга или говорит правду, а отправилась с большим отрядом солдат в тот поселок. Там люди занимались своими делами и пели песни: Опять рассвет по нашим улицам бежит, Проснулись мы в работе новый день прожить, Хлеб испечь, ковры раскрасить, Новым садом мир украсить, Новый дом и песню новую сложить. Хлеб испечь, ковры раскрасить, Новым садом мир украсить, Новый дом и песню новую сложить. Живут на свете люди для доброго труда, Бездельники когда-нибудь исчезнут без следа. Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Мы любим селение свой старинное, я и ты, Здесь все соседи так добры и так просты, Здесь работаем и дружим, И влюбляемся к тому же, Здесь храним свои надежды и мечты. Здесь работаем и дружим, И влюбляемся к тому же, Здесь храним свои надежды и мечты. Живут на свете люди для доброго труда, Бездельники когда-нибудь исчезнут без следа. Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? Ну когда же? Ну когда же? Все бездельники исчезнут навсегда? - Ага, здесь царит веселье, значит, довольствие и достаток, - заметила королева Людмила. - Значит, нужно обложить жителей еще одним налогом... Именем короля и королевы! Неспроста, разумеется, Людмила приплела сюда своего брата. Затем она приказала солдатам забрать все имеющиеся в поселке съестные припасы и рыбу. - Что же у нас тогда останется, ваше величество? - спросил седой как лунь старик. - Жизнь, - сухо ответила королева. Жители поселка остались недовольны таким поворотом событий, и позднее часть из них отправились к королевскому дворцу с требованиями вернуть принадлежавшие им по праву продукты и рыбу. По пути к ним присоединились странствующие музыканты - Караколь и его жена Вероника. Жители рыбацкого поселка ничего не имели против королевы Людмилы, они лишь требовали вернуть то, что у них было. Королева была возмущена до глубины души: - Да это же бунт средь бела дня! Генерал Клик-Кляк! Куда вы смотрите? Немедленно разберитесь с этими бунтовщиками! - Слушаюсь, ваше величество! - залебезил преданный королеве генерал. Однако поначалу ничего не вышло, ибо музыканты Караколь с Вероникой так хорошо играли на своих скрипках, что солдаты ничего не могли поделать, несмотря на крики начальства. Тогда за дело взялся другой преданный Людмиле генерал Мушерон. Солдаты выстрелили, но вместо протестующих попали в мальчишек, сидящих на деревьях. Тут уж к жителям рыбацкого поселка присоединились родители детей. Генерал Мушерон произнес речь перед солдатами, и вскоре все было кончено. Много людей было убито, раненых по приказанию Людмилы посадили в тюрьму, чтобы другим не было повадно. Музыкантов Караколя и Веронику доставили к королеве. - Хорошо играете, - заметила Людмила, которая сама знала толк в музыке. - И скрипки ваши мне нравятся... Продайте мне их и служите королеве Людмиле. Ни к чему вам якшаться с этими ворами и бунтовщиками! Но гордые Караколь с Вероникой предпочли смерть служению королеве. На площади им отрубили головы. - И так будет со всяким кто осмелится выступить против меня! - заметила Людмила. Валибальда Второго, его матери, а также Элли в ту пору не было, они гостили у Деда Мороза и Санта Клауса. Узнав о случившимся, Валибальд Второй и остальные поспешили обратно. Королева пела в своих покоях вместе со своим верным слугой Румбураком: Со временем станут сказки, С тяжелым и мрачным смыслом. Окрасятся в темные краски, Оставшись в детстве забытом. Хороший конец - лишь в сказке? Прошу тебя, не смеши. Счастье и радость - маски, Из непробудной лжи. Прекрасная Снежка наша, В гробе лежит - увы. Но не в хрустальном, видишь? А из крепкой новой доски. Семь ее названных "братьев", Принца найти не смогли. На заднем дворе их дома, Под яблоней место нашли. Золушка, став королевой, От радости опьянев, Стала слишком уж смелой, Власть свою разглядев. Мачеху с сестрами ночью Зарезала ржавым ножом. На улицах все, даже шепотом, Боялись назвать ее Злом. Милой девочке Венди Дарлинг, Приснился однажды сон: С русалками и пиратами Она развлекалась в нем. Подумав лишь о Нетландии, Выдумав новый каприз, Встала на свой подоконник И полетела вниз. Джейн, оставшись с Тарзаном, Пожалела об этом не раз. Деревню терроризируя, Красавица и Чудовище Ждут пока не пробьет их час. Русалочка Ариэль, обретая ноги, Рыбу полюбила есть. Покахонтас "белых" Режет с копьем наперевес. Ты говоришь, что сказки Имеют добрый конец. Счастье и радость - маски! Пойми уже наконец. Без всяких церемоний Валибальд с матерью вошли в покои. Румбурак поспешил удалиться. - Поздравляю, дорогая дочь, - поджала губы Арабелла. - Ну что тут можно сказать... Вся в отца! Покойный король тоже всегда так действовал. - Что ты наделала, Людмила! - схватился за голову Валибальд. - Как я теперь нашему народу смогу в глаза смотреть? Покажи мне на карте страну, где убивают невинных и безоружных жителей! Нет такой страны в мире! - Ошибаешься, дорогой брат, - возразила королева. - Это типичная политика любого государства. Мы же не хотим, чтобы нас свергли! Не будь ребенком! Валибальд провел рукой по лбу: - Мне стыдно, что ты моя сестра! - Скажите пожалуйста! А мне стыдно за вас с матушкой! Вы слишком добрые и мягкосердечные. Да только жалеть этих голодранцев нечего! Не стоят они того... - Пойду, извинюсь за свою кровавую сестру, хотя уже поздно, - печально заметил Валибальд. - Я с тобой, один ты не справишься, - подхватила Арабелла. - Да, идите, занимайтесь благотворительностью! - закричала Людмила. - Вы только на это и способны! Король Валибальд Второй публично попросил прощения у народа и настоял на том, чтобы рыба и продукты были возвращены жителям рыбацкого поселка. Убитые были похоронены за королевский счет, все посаженные в тюрьму были выпущены на свободу. Людмила, скрепя сердце, дала на это свое согласие, однако окончательно убедилась, что с матерью и братцем церемонится не стоит. Сама королева взяла скрипки казненных Караколя с Вероникой и стала играть на них по очереди. - Хорошо играете, ваше величество, да все не то, - замечали люди, за исключением подхалимов Людмилы. Королева никак не могла взять в толк в чем дело, а между тем причина проста: Вероника с Караколем вкладывали в игру на скрипке свою душу, а Людмила не делала этого.

Захар: Страшила Трижды Премудрый продолжал общаться с Майей и вскоре стал другом семьи. Все остальные, включая Дровосека, благосклонно отнеслись к его выбору. Страшила сдержал слово и сообщил королю Валибальду о том, что происходит в деревне Камень. - Извините, ваше величество, но будь я на вашем месте и если бы это происходило в Изумрудном Городе или Острове, то я бы обязательно навел порядок, - заметил Страшила в конце разговора. - Спасибо за то, что рассказали об этом, дорогой друг, я обязательно займусь этим, - пообещал король Страны Сказок. А пока суть да дело, Страшила сам как мог стал помогать семье Майи и всем жителям деревни. Однажды отец Майи, которого звали Лассе, отправился к Амфибрахию или Господину за продуктами. Но Людоед, как прозвали его жители деревни, на этот раз не дал ему даже хлеба. - Ничего страшного, будем есть суп из лебеды, - засмеялся сквозь слезы отец Майи. Тоже самое было и с остальными жителями деревни. Лишь ее хозяин и шериф Вейзи купались в роскоши. Страшила нахмурился и отправился к королю. Валибальд Второй распорядился отправить в деревню целых три больших повозки с продуктами. Шериф Вейзи хотел было отправить их обратно, но преданный королю, Атос он же граф де Ла Фер, добился, чтобы продукты были доставлены жителям. В результате жители прониклись к Страшиле большой симпатией и привязанностью, а бабушка с отцом Майей только и желали, чтобы их девочка связала свою судьбу со Страшилой. Как-то раз Страшила пригласил Майю на благотворительную ярмарку, которую устраивал богатый купец Оскар Тибо о котором мы уже упоминали в этой правдивой истории. - Можно и мы с вами? - взмолились Станислав и Мирослав, младшие братья Майи. - И я! Я тоже хочу на ярмарку! - закричала Эльза, младшая сестренка девушки. - Позвольте, но на свидания не ходят с братьями и сестрами! - попыталась напустить на себя строгость Майя. Но братья и сестра так ее упрашивали, что она согласилась. Страшила также не был против. Отец и бабушка не возражали. Лассе лично отвез дочь с остальными детьми и Страшилой на ярмарку. Они весело и приятно провели там время. На прощание Страшила вручил девушке букет цветов, а потом они долго целовались. - Наверное, это действительно любовь, - мечтательно вздохнула Эльза. - Да, было бы здорово, если бы наша Майя и Страшила поженились, - подхватили мальчишки. - Жених и невеста! Жених и невеста! - Вам давно уже пора спать! - строго заметила Майя, но глаза ее весело смеялись. Девушка и сама не могла понять почему ее влечет именно к Страшиле, а не к кому-нибудь другому. Ведь Страшила был совсем не похож на того принца, которого она видела в своих снах и мечтах. И все-таки какая-то искра пробежала между ними... Майя и все остальные члены ее семьи уснули, а Страшила стоял недалеко от их домика и думал о том, как они с Майей вступят в брак, как он будет учить девушку всему, что знает сам, как у них будут дети и так далее. От раздумий Страшилу вывел чей-то голос: - Именем закона вы арестованы! - Я - почетный гость Страны Сказок и друг короля Валибальда! Не имеете права! - возмутился Страшила, но двое полицейских крепко связали его руки и отвели к шерифу. Шериф Вейзи сидел в накуренном помещении и давно уже поджидал Страшилу. - Наконец-то! - довольно потер руки он, и велел своим подчиненным усадить Страшилу на грубую деревянную скамью, что стояла неподалеку. Страшила уселся и уставился на шерифа. - Кто вы и почему меня арестовали? - наконец спросил он. - Вопросы здесь задаю я, - сухо ответил шериф. - Кто же вы такой? Имя? Фамилия? - Страшила Трижды Премудрый, - с достоинством ответил правитель Изумрудного Города или Острова. - Это самые странные имя с фамилией, которые я когда-либо слышал... Документы! - Пусть мне развяжут руки, пожалуйста, я не могу их достать. - Развязать! - велел шериф. Полицейские развязали Страшиле руки, и тот протянул Вейзи грамоту, выданную королем Валибальдом Вторым, но это не произвело никакого впечатления на шерифа, поскольку тот был сторонником королевы Людмилы. - Где проживаешь, дружок? - перешел на ты Вейзи. - В Изумрудном Городе. - Что это еще за "Изумрудный Город"? Разбойничья шайка вроде той, которой верховодит этот проклятый Робин Гуд? - проворчал Вейзи. - Нет, добрый человек, - улыбнулся Страшила. - К Робин Гуду Изумрудный Город или Остров не имеет никакого отношения. Этот город находится в Волшебной Стране, его основал там когда-то волшебник Гудвин... - Слыхал я что-то об этом, но это байки, - махнул рукой шериф. - За дурака меня держишь? - Добрый человек, поверь мне, Изумрудный Город существует на самом деле! - воскликнул Страшила. Вейзи отвесил соломенному человеку крепкую оплеуху, что тот буквально растянулся на скамье. - Еще раз скажешь мне "ты", голову оторву! Понял меня? Страшила кивнул. - Где работаешь? - продолжил допрос шериф. - Я явлюсь правителем Изумрудного Города. - Тоже мне правитель! Знаешь, сколько я таких "правителей" повидал на своем веку, сволочь? Где ты работаешь? И как твои настоящие имя с фамилией? Отвечай! Страшила промолчал. - Значит, нигде не работаешь, - ухмыльнулся Вейзи. - Судя по всему, ты действительно из шайки Робин Гуда, как я и предполагал. Родные есть? Молчание... - А велика ли шайка у Робин Гуда? И снова молчание. Шериф велел: - В камеру его! Скоро он все вспомнит и заговорит как миленький, ха-ха! Страшилу схватили грубые руки и потащили куда-то. Наконец его подвели к камере, откуда пахнуло запахом немытых тел. - Лицом к стене! - велел молодой полицейский и тщательно обыскал Страшилу. Ничего не найдя, он с удивлением спросил: - Почему же у вас ничего нет? - Потому что мне ничего не нужно. - Снимите одежду! - Вы это серьезно? - Еще бы! Страшиле ничего не оставалось как подчиниться. - Вы... - Полицейский чуть в ступор не впал. - Да, я изначально был пугалом, - пояснил Страшила. - И я набит соломой! - Так не бывает... - Бывает... - Ладно, можете одеться. Озадаченный полицейский впихнул Страшилу в камеру, а сам побежал докладывать начальству о том, что увидел и узнал. Шериф Вейзи не поверил ни единому слову: - Вон отсюда, алкоголик! И впредь ломай комедию где-нибудь в другом месте. - Но я... - Иди проспись, негодяй, иначе тебя ожидают большие неприятности! Тоже мне! Где же это видано, чтобы соломенное пугало вело себя как человек? А тем временем Страшилу засыпали вопросами буквально все соседи по камере. - Кто ты? И за что тебя к нам? Страшила не умел врать и рассказал обо всем, что с ним было. Люди качали головами. Лишь один человек не поверил Страшиле: - А не кажется ли вам, коллеги, что перед нами результат одного из экспериментов доктора Франкенштейна? - Что вы! - засмеялся Страшила. - Я не имею к доктору Франкенштейну никакого отношения... А вы сами кто будете? - Маленький Джон, один из соратников Робин Гуда, - пояснил человек. - Не может быть! - ахнул Страшила. - Я читал о вас и вашем атамане. В балладах сказано, что вы огромного роста. Маленький Джон громко расхохотался: - Да, чего только не придумают люди... Ладно, приятель, если ты действительно Страшила Мудрый, то помоги нам всем завтра сбежать. А уж Робин Гуд приютит нас всех. Затем все уснули, а Страшила принялся изучать камеру, пока не нашел одну лазейку. На следующий день он со своими соседями по камере удрал в лагерь Робин Гуда. Шериф рвал и метал, но ничего не мог поделать. - Глазам своим не верю, вы настоящий Робин Гуд! - воскликнул Страшила, увидев атамана легендарной разбойничьей шайки. Он давно знал, что в Стране Сказок возможно всякое, но кое-что было ему в диковинку. - Да, это я, - засмеялся высокого роста человек в зеленой куртке и луком за плечами. - При рождении меня окрестили Робертом, но еще с детства меня прозвали "Робин Гудом" или "Робин Локсли" по имени моей родной деревни... А ты сам кто будешь? - Значит, ты друг и соратник нашего короля Валибальда Второго? - оживился Робин, когда Страшила поведал ему обо всем. - Мне бы хотелось с ним встретиться, но это не так-то просто... - Я могу это устроить. - Вряд ли, приятель. Не обижайся, но шериф наверняка уже выставил тебя перед королем в неприглядном свете. Я хорошо знаю Вейзи, он и не такое способен... - Король не поверит в бредни шерифа! - возмутился Страшила. - И все-таки тебе лучше затаиться на время... - Может быть, - призадумался Страшила. Маленький Джон приблизился к Робину: - Атаман, тут одна девушка со своей семьей хочет видеть тебя. - Хорошо, веди ее сюда, Джон. Девушка с родней приблизилась к атаману. Это была Майя с бабушкой, отцом, братьями и сестрой. - Спаси тебя бог и твою компанию, славный Робин Гуд! Шериф Вейзи убил моего возлюбленного Страшилу, а сам хочет жениться на мне! Но я никогда не стану его женой! - Я здесь, Майя! - закричал Страшила. - Страшила, ты жив? - всхлипнула девушка, и они обнялись. Все присутствующие прослезились. - Что же, - произнес Робин Гуд после небольшого раздумья. - Мы обвенчаем Страшилу Мудрого с Майей и попируем на их свадьбе. Но сначала проучим как следует нашего заклятого врага Вейзи. Готовьтесь, мои веселые товарищи! Дружный гул был ему ответом.

Захар: В этой главе появятся еще две личности, которые также угодили в фольклор. Итак... Сухаревская башня. Времена Петра Первого. Здесь государь часто общался и советовался со своим верным сподвижником Яковом Брюсом. Ему Петр всегда доверял больше других, ибо Брюс всегда был искренен с ним, не обманывал и не лицемерил. Разумеется, все важные дела они обсуждали только вдвоем, наедине. Публично Яков Брюс никогда бы не стал откровенничать с царем, ибо прекрасно понимал, что тогда государь имел полное право посадить его в тюрьму или даже казнить. Вот и в этот чудесный вечер Яков Брюс и Петр Первый уединились вдвоем за бутылкой доброго старого вина. Юный мальчик Петя, тезка царя, ученик Якова Брюса, прислуживал им за столом. Время летело незаметно. - Все-таки, государь, реформы следует проводить постепенно, - настаивал Брюс. - Ну сбрить бороды еще ладно, но, отменив древний календарь, ты проявил неуважение к предкам. Одним скачком в Европу не прыгнешь! - Пора покончить со всеми пережитками старины, - проворчал Петр. - Темный наш народ, очень темный и дикий... Но я заставлю его подчиняться новым порядкам и обычаям! К старому возврата больше нет! - Будь осторожен, государь... - А что такое, мой друг? - Люди поговаривают, что ты государь ненастоящий... Что царя подменили либо во время заграничного путешествия, либо еще во младенчестве. - Ерунда, - отмахнулся Петр. - Об этих байках я слыхал еще в детстве... Будто бы у матери родилась девочка, а отец хотел сына, вот мать и пошла на хитрость... Но все это враки! А уж подмена во время заграничного путешествия... Кто же я тогда, если не Петр? Каторжник и пират Исаак Андре или голландец Яан Муш, которого поставили европейские государства вместо настоящего царя, чтобы уничтожить Русь? А настоящий Петр Романов, значит, заключен в Бастилии и его лицо скрыто железной маской? Ха-ха! Не смеши! Или ты не веришь мне? - Тебе я верю, государь. Только без дыма огня не бывает, сам понимаешь... Софья вон и по сей день убеждена, что ты не брат ей! - Сестрица больная на голову! В монастыре ей самое место! - Допустим... А твоя бывшая жена Евдокия Лопухина... И свою матушку царь-батюшка не проводил в последний путь, что также наводит на определенные мысли... - Я тогда сильно повредил ногу во время постройки корабля, поэтому не смог присутствовать на похоронах матери! А Евдокия такая же больная как и Софья! Бог им судья... - А как насчет писем, которые ты писал бывшей жене из-за границы? Ты уверял в них, что любишь ее и скучаешь. - Никаких писем я бывшей жене не писал, - нахмурился Петр. - Тем более из-за границы... Вообще наша любовь прошла через год после свадьбы или даже раньше, если хочешь знать... Чего только не придумают люди! Это все болтовня и сплетни! И вообще давай закроем эту тему. - Как скажешь, государь. - Лучше посоветуй, мой друг, что с сыном Алексеем делать. Не складываются у нас отношения, ох, не складываются... Женить парня что ли? - Ну, женить это всегда можно, а вот что касается взаимоотношений... Лучше отправь сына учиться в Европу. Пусть наберется там ума-разума. Тогда у вас все наладится, я уверен. - Ты так думаешь? - оживился Петр. - А ведь ты прав, дружище... Но куда же отправить Алексея? - В Падуанский университет. Это один из лучших университетов. - Отлично! Так и поступлю. Спасибо, друг мой, я этого не забуду... Но будет ли Алексей прилежно учиться? - Будем надеяться на это. А что еще остается? Петр вздохнул и погрузился в раздумье. Вдруг послышался звонок. Это звонил мобильный телефон Якова Брюса. - Что это такое? Почему не знаю? - изумился государь. - Это средство связи, мобильный телефон, - пояснил Яков Брюс. - Его еще не изобрели, лишь я пользуюсь им. - Опять ты со своими штучками! - Извини, мне нужно поговорить. Алло! - Брюс взял телефон. - Да... Конечно, постараюсь помочь. Скоро буду... - Что-то случилось? - заинтересовался Петр. - С кем ты говорил? - Князь Владимир Красно Солнышко и царь Горох просят меня прибыть в Лукоморье, чтобы помочь найти преступника. - Свихнулся, ум за разум зашел, - покачал головой Петр. - Разве Лукоморье существует на самом деле? И царь Горох тоже? Ой, не могу! Да, приятель, умеешь ты развеселить. - Прости, государь, но мне пора... Яков Брюс растворился в воздухе. - Человек-загадка, - пробормотал Петр, помедлив мгновение и отправился восвояси. По дороге ему попался старик с корзинкой. - Здорово, дед! По грибы ходил? - спросил Петр. - Здравствуй на многие лета, царь-батюшка, - низко склонился старичок. - По грибы и ягоды, да... А когда государь скрылся, дед перекрестился двумя пальцами, то есть по старому обряду, и прошептал: - Избавь нас, Господи, от этого Антихриста! Тем временем в Сухаревскую башню явилась Алиса Селезнева. - Яков Брюс у себя? - поинтересовалась она у мальчика Пети. - Нет, учитель отбыл по делам в Лукоморье, - сообщил Алисе мальчик. - Ну что же... Тогда и я отправлюсь туда. - Подожди... Возьми меня с собой, мне скучно! - Пожалуйста. И ребята отбыли в Лукоморье. Петр Первый решил последовать совету Якова Брюса и отправить сына Алексея в европейский университет. На следующий день государь вызвал сына к себе, чтобы объявить свою волю. Алексей, не споря, в низком поклоне склонился. Выйдя из покоев отца, он отправился к себе, взял гармошку и запел: В итальянской стороне, На чужой планете Предстоит учиться мне В университете. До чего тоскую я - Не сказать словами. Плачьте, милые друзья, Горькими слезами. На прощание пожмем Мы друг-другу руки И покинет отчий дом Мученик науки. Вот стою, держу весло, Через миг отчалю. Сердце бедное свело Скорбью и печалью. Тихо плещется вода Голубая лента. Вспоминайте иногда Вашего студента. Много зим и много лет Прожили мы вместе, Сохранив святой обет Верности и чести. Ну так будьте же всегда Живы и здоровы, Верю, день придет, когда Свидимся мы снова. Всех вас вместе соберу, Если на чужбине Я случайно не умру От святой латыни. Если не сведут с ума Римляне и греки, Сочинившие тома Для библиотеки, Если те профессора, Что студентов учат Горемыку школяра Насмерть не замучат, Если насмерть не упьюсь На хмельной пирушке, Обязательно вернусь К вам, друзья-подружки. Вот стою, держу весло Через миг отчалю. Сердце бедное свело Скорбью и печалью. Тихо плещется вода, Голубая лента. Вспоминайте иногда Вашего студента. <center>***</center> В кинотеатре Страны Сказок под названием шли последние кадры нового мультфильма "Урфин Джюс и его деревянные солдаты". Наконец мультфильм окончился, и в зале включили свет. Первой кинотеатр покинула королева Людмила со своими подхалимами. - Дерьмо, - заявила королева очутившись в своих покоях. - Кому нужен этот упоротый бред и дешевое фэнтези? Не смешите... Этот мультик можно смело уничтожить, человечество ничего от этого не потеряет. - Да уж, - усмехнулся клоун Эот Линг он же Доцент Смайлик. - В этом ужасном опусе единственным приличным персонажем оказался ваш покорный слуга. И при том там все вранье от первого до последнего слова. Урфин Джюс также остался недоволен. - Мне совсем не хочется, чтобы молодежь восхищалась моим прошлым и повторяла мои ошибки... А посему я против создания таких произведений. Сказки должны быть добрыми и поучительными, без войны и прочего, - заметил он своей возлюбленной Варваре и остальным. - Ты прав, милый, - улыбнулась Варвара и поцеловала Урфина. - Но, хозяин, если на то пошло, там не было настоящей войны, - заметил филин Гуамоко. - Там была всего лишь заварушка и больше ничего. Единственное, что меня огорчает, так это отсутствие в мультфильме вашего покорного слуги. - Да, мой друг, без тебя эта история пуста и скучна, - засмеялся Урфин. - А я немного странная, но тоже ничего, - засмеялась Кагги-Карр. - И я согласна с Гуамоко без него и сказка, не сказка. Как и без Великана из-за Гор, разумеется... Услышавший эти слова моряк растрогался и погладил ворону. - А ты что думаешь, дорогой, по поводу мультфильма? - спросила Моника у своего мужа Чарли Блека. Моряк задумался: - Слишком примитивно и по-детски, на мой взгляд... И многого там нет, что также минус... Мне не очень понравилась эта история... Несмотря на свое нынешнее положение в обществе, как помнят читатели, король Валибальд Второй пожаловал Чарли дворянство, моряк совсем не кичился и продолжал оставаться самим собой. Дровосек, а также Элли углубились в воспоминания, ибо им было что вспомнить. - Ну с моей внучкой это был перебор, - заметила Элли чуть позже. - О том, что время за горами течет иначе, взято из "Хроник Нарнии". И многого нет, как справедливо отметил дядя Чарли. Следовательно, это совсем другая история... - А вот мой образ там прекрасен, - просиял старый Смелый Лев. - Это точно, - подтвердил внук. - И мой тоже, - сказал Железный Дровосек. - Нам понравилось, хорошая и добрая сказка, - заявили король Валибальд с матерью Арабеллой. - В целом мультфильму можно поставить четверку, хоть и с натяжкой, - заметил Дровосек. - Идея с с двойником Страшилы вообще отпад... Скажите, Урфин, а вам самому это в голову не приходило? - Нет, - ответил Урфин Джюс. - И вообще мне больно об этом вспоминать, так что давайте закроем тему. - Ой, простите, - извинился Железный Дровосек. - Мы действительно немного увлеклись, простите, друг мой... - Ничего страшного, - кашлянул Урфин. Тилли-Вилли со своей невестой Розой не смогли поместиться в кинотеатре, но для них организовали отдельный показ на свежем воздухе. - Кстати, а где Страшила? - заволновалась Элли. - Кто-нибудь видел его? - Он вчера гулял со своей невестой Майей, - ответил Дровосек. Больше никто не видел Страшилу и не знал, где он находится. Однако вскоре правитель Изумрудного Города прислал с помощью воробья сообщение о том, что с ним и где он находится, с просьбой пока ничего не сообщать королю. Элли, Дровосек, Смелый Лев с внуком Тилли-Вилли с Розой, Чарли Блек и Урфин Джюс с Гуамоко при поддержке Эдмона Дантеса и мушкетеров решили отправиться на помощь Страшиле, а заодно и Робину Гуду. Шериф Вейзи и Амфибрахий собрали всех своих людей и отправились в погоню за сбежавшими из тюрьмы. Но разбойники были готовы, тем более, что они сами искали встречи с шерифом. Да и друзья успели прийти на помощь Страшиле. - Славная ожидается, заварушка, друзья, - заметил мушкетер Д'Артаньян. - Да уж, - подтвердил Атос и остальные. - Один за всех и все за одного! - закричали мушкетеры и ринулись в бой. - Давненько я не воевал, - заметил Чарли Блек, отбившись от двух противников. - Да, хорошо быть молодым! Клянусь рифами Куру-Кусу! - И не говорите, - вздохнул стоявший рядом Урфин Джюс. Несмотря на численный перевес врагов, вскоре под натиском разбойников и друзей Страшилы, они заколебались. - Убейте этих дьяволов, если не можете взять их живыми! - прохрипел Амфибрахий. Шериф Вейзи увидел Страшилу и приблизился к нему: - Ага, попался, негодяй! Прощайся с жизнью! Не видать тебе Майи как своих ушей! Девушка закричала. Железный Дровосек загородил собой Страшилу. - Сначала вам придется расправиться со мной, любезный! - Ты кто такой? - взревел шериф и ударил Дровосека в скулу, но взамен получил такой сильный удар, что упал. Шериф выхватил пистолет: - Ты покойник! - До чего любезно сказано. - С этими словами Дровосек разрубил пистолет своим топором словно детскую игрушку. - Думаешь, самый крутой, да? Ошибаешься! Пусти, я должен убить этого проклятого Страшилу! С этими словами он сделал попытку задушить Дровосека. Но ничего не вышло... - Железо, - пробормотал смущенный Вейзи. - Так ты из железа... Но ведь так не бывает! - Бывает, бывает, - захихикал за спиной друга Страшила. - Так же как я набит соломой! Он очень переживал за своего друга и всех остальных, поэтому хотел разрядить обстановку. Шериф не сомневался, что чудеса бывают, но то, что живые существа бывают из соломы или железа, казалось ему нелепым, абсурдным и нелогичным. - Дурной сон какой-то, - пробормотал он, выхватив острый кинжал и сделал попытку пронзить Железного Дровосека. Тот отреагировал мгновенно и пустил в ход свой топор. Вскоре все было кончено... Железный Дровосек очень расстроился и даже заплакал: - Что это? Я убил человека! Нет! Нет! Нет! - Да, дружище, ты перестарался, - печально произнес Страшила. - Это не человек, - мрачно заметил приблизившись к ним Робин Гуд. - Знали бы вы сколько раз он обманывал, оскорблял, унижал и даже убивал невинных людей! Твой друг, Страшила, поступил правильно... Вейзи заслужил смерть. Элли приблизилась и смазала Дровосека маслом. Мало-помалу тот успокоился. - И все-таки, Робин, это не совсем справедливо, - заметил Страшила. - Шериф Вейзи мог бы раскаяться и стать на путь добра, как наш Урфин Джюс. - Раскаяться? Вейзи? Нет, сомневаюсь. Шериф не был способен на раскаяние, - возразил Робин Гуд. - Ладно, что сделано, то сделано, - вздохнул Страшила. - Не переживай, дружище! Я благодарен тебе за спасение жизни. - Только это меня и утешает, - прошептал Дровосек. Тем временем разбойники с остальными уложили людей шерифа один за другим. Амфибрахий сбежал с двумя своими слугами. Свой вклад в разгром противника внесли и Тилли-Вилли с Розой, которые пугали врага своими криками: - Какое вкусное мясо! Обожаем жареных людишек в сметане! Это была всего лишь шутка, но враги не знали этого, поэтому убегали кто куда. Битва подошла к концу. Страшила обнял Майю, ее родных, а также остальных своих друзей. - Что дальше делать будем? - спросила Элли. - Думаю, нужно сообщить Валибальду Второму о происшедшем, - заявил Чарли Блек. - Да, я сама расскажу королю обо всем, - вызвалась Элли, но Робин Гуд вмешался: - Нет, боюсь, сейчас это не имеет смысла. Вы все останетесь с нами, пока я не получу прощение короля. Страшила подумал-подумал и решил, что, пожалуй, стоит согласиться на это. Амфибрахий отправился в королевский дворец и сообщил Валибальду и Людмиле о том, что произошло. По его словам Страшила, Дровосек и остальные повели себя как самые настоящие предатели, связавшись с разбойниками. - Я предупреждала тебя, дорогой брат, что доброта и либерализм погубят, - ехидно заметила Людмила. - Это мое дело, я сам с ним разберусь, - заметил Валибальд. - Ну разумеется! Ты пустил сюда всякий сброд, ты с ним и разбирайся! - А вас, любезный, я лишаю права владения деревушки Камень! - заявил король, чуть подумав. - Сейчас я подпишу указ! Амфибрахий упал на колени перед Людмилой: - Ваше величество, я взываю к вашему заступничеству! - Я такими мелочами не занимаюсь, милостивый государь, пусть мой брат с этим разбирается, - отмахнулась королева. Валибальд Второй остался непреклонен. Указ был подготовлен и подписан. Жители деревни Камень были объявлены свободными. - Что же я буду делать? - процедил сквозь зубы Амфибрахий. - Откройте лавочку, - усмехнулась Людмила. - Займитесь торговлей, это самое подходящее для вас занятие. - Покойный король меня бы понял и поддержал! Вы... Вы оба недостойны даже целовать мою обувь! - возмутился Амфибрахий. Это было ошибкой. Королева Людмила велела посадить его в тюрьму. Валибальд Второй не возражал против этого. Он отправился во главе большого отряда туда, где скрывался Робин Гуд. Вскоре все выяснилось. Король согласился помиловать Робин Гуда и его товарищей. - Я дарую тебе прощение, благородный разбойник, если ты придешь со своими людьми ко мне и станешь служить своему королю. - С радостью, - ответил Робин Гуд. - Но если нам не понравится, мы вернемся в наш лес и опять станем жить той жизнью, к которой привыкли. - По рукам! Валибальд Второй со своими людьми переоделись в зеленую одежду разбойников и поспешили со всеми обратно. Когда он подошел ко дворцу, Людмила подняла панику: - Мой брат Валибальд Второй убит! Разбойники хотят разграбить и разрушить наш дворец! Но вскоре выяснилось, что панику подняли зря. Народ принялся приветствовать короля Валибальда Второго, который был в сопровождении уже вольных стрелков и друзей. В душе Людмилы шевельнулась зависть. "Тоже мне! Открыл Америку! Ничего, скоро с моим братцем и всем остальным будет покончено", - размышляла она. - Все хорошо, что хорошо кончается, - заметил Страшила, когда они с Майей опять уединились. - Иди ко мне, любимая, все уже позади! - Я боялась, что больше не увижу тебя, - вздохнула девушка и поцеловала Страшилу. - Мы больше не расстанемся! Обещаю тебе. Их уста слились воедино... Однако буквально на следующий день Майю похитили слуги Кощея. Она, как и Нэра, стала его пленницей. - Мы объявляем голодовку! - заявили Нэра с Майей. - Можете не есть, можете не пить, а только вы все равно останетесь в моем гареме, - усмехнулся Кощей. - На веки вечные! Никто вас не спасет, ха-ха! Страшила, Дровосек, Элли и остальные отправились на спасательную операцию.

Захар: Девочка спросит у мамы своей, Сказки откуда берёт для детей Старый волшебник в смешном колпаке? Может, он ловит их сетью в реке? Мама с улыбкою к ней подойдёт, На все вопросы ответы найдёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. Спросит мальчишка у мамы своей Сказки откуда берёт для детей Старый волшебник очки на носу? Может он ищет их в тёмном лесу? Мама с улыбкой к нему подойдёт, На все вопросы ответы найдёт. В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт В алых закатах, В песнях крылатых Добрая сказка живёт. Спросят ребята у мамы своей Сказки зачем достаёт для детей Старый волшебник из звёздной тиши? Разве без них невозможно прожить? Мама в ответ улыбнётся тепло, И на душе сразу станет светло Чтобы в закатах, В песнях крылатых Сказочно детям жилось Чтобы в закатах, В песнях крылатых Сказочно детям жилось. "Где живёт сказка" А.Ермолов-С.Овчинников. Королева Людмила сидела в своих покоях и разбиралась со своим новым смартфоном. С техникой королева всегда была на "вы", и хотя в магазине фирмы "Пип и К° из китайской сказки "Линь Большой и Линь Маленький" уверяли ее, что никаких отличий между ее прежними мобильными телефонами нет, все-таки кое-какие особенности имелись, поэтому королева злилась. Раздался стук в дверь. - Кто там? - сурово спросила Людмила. - Это я, ваше величество, - послышался голос бывшего царевича Андрея, который к этому времени уже успел стать любовником королевы, к большому неудовольствию Румбурака и остальных слуг. Старый Румбурак пытался открыть Людмиле глаза, но та не желала ничего слушать: - Молчать! Или я велю тебе отрубить голову! Разумеешь, раб? Румбурак тяжело вздохнул и поспешил уйти. Однако наказания старому слуге не удалось избежать. Королева велела высечь Румбурака розгами. - За что? - взвыл Румбурак. - В чем я провинился перед вами, ваше величество? - Подобная мера необходима, чтобы ты знал свое место, дерзкий раб! - отрезала Людмила. - Тоже мне! Мой Андрей выше вас всех на голову! После экзекуции Румбурак вернулся притихший и подавленный. - Этот Андрей погубит нашу Людмилу, нашу гордость и надежду, - заметил он как-то раз другим слугам королевы. - Предлагаю отравить этого афериста, - ухмыльнулся клоун Эот Линг или Доцент Смайлик. - Есть очень хороший яд... - Ты что, с ума сошел?! Королева нам головы оторвет за такие дела! - Мое дело предложить, - осклабился клоун. Даже разница в возрасте (20 лет) не останавливала королеву. Вот и сейчас Людмила, отшвырнув смартфон в сторону, расплылась в улыбке: - Входи же, входи, мой дорогой. - Профессор Селезнев доставлен, моя прелесть, - сказал Андрей, войдя в комнату. - Да что ты говоришь?! Пусть введут. И оставьте нас наедине. - Твой пупсик соскучился! После того, как закончишь, любимая, я жду тебя в опочивальне, - подмигнул Андрей и вышел. Пираты, которые служили у Чудо-Юды, а ныне у королевы Людмилы, ввели профессора Селезнева, а затем также удалились. Королева усадила профессора в свое кресло и запела медовым голоском: - Добро пожаловать! Добро пожаловать! Чашу вина? Белого или красного? Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня? - Ваше величество, я не могу понять причину по которой меня доставили сюда, - ответил профессор Селезнев, придя в себя. - Об этом чуть позже... Что будете пить? - слащаво улыбнулась Людмила. - Зеленый чай, пожалуйста. Королева позвонила в свой колокольчик. Прибежали служанки. - Самого лучшего зеленого чаю для меня и нашего дорогого гостя. Вскоре Людмила с профессором уже наслаждались чаепитием. - Итак... Дорогой профессор, я наслышана о ваших талантах и изобретениях, - начала королева, когда с чаем было покончено. - Ну что вы... Я всего лишь простой ученый. - Не нужно скромничать, многоуважаемый профессор... Взять хотя бы тот легендарный миелофон... - Идея принадлежит не мне... Сомневаюсь, что я сам разработал бы такое, - покачал головой профессор Селезнев. - Не будем спорить... Короче, я предлагаю вам работать на меня. - На вас?! - Да, любезный друг. Если вы работаете в науке, то должны знать, что власть нуждается в вас. - Наука не занимается политикой. - Вы опять спорите... Но я не обижаюсь... Итак, вы хотите работать на меня? Я сделаю вас самым крупным богачом в стране. - Простите, ваше величество, но я в этом не заинтересован. Мне вполне хватает того, что я имею, и о большем я не мечтаю... - Хи-хи-хи! Не будьте наивны! Вам же нужно жить и кормить семью. Подумайте как следует над моим предложением... - К чему? Я вполне доволен тем местом под солнцем, которое занимаю, и мне больше ничего не нужно. - Одумайтесь, профессор! Я вас назначу своим советником! - не сдавалась Людмила. - Еще раз повторяю, ваше величество: я в этом не заинтересован... Чего вы вообще добиваетесь? Хотите развязать войну и установить новые порядки? Пожалуйста, но без меня! Вперед и с песней, только особо не обольщайтесь! Суд истории очень тяжел, знаете ли... - Молчать! - побагровела королева. - Если вы работаете в науке, вы также, как и я, работаете на уничтожение прогнивших порядков! - Нет, никогда! - Ваше упрямство вас погубит! Стража! Стража! Стражники быстро примчались на зов Людмилы. - Майор Четырежды Четыре, - обратилась к одному их них королева. - Проводите нашего дорогого гостя в карцер! Я вижу, профессор Селезнев нуждается в хорошем уроке, его нужно образумить. Майор Четырежды Четыре, высокий человек, с огромной бородой, поклонился и поспешил выполнить приказ. По дороге профессор Селезнев пытался усовестить майора и остальных стражников, но все было напрасно. - Вы сами-то служили? - сухо спросил Четырежды Четыре. - Какое это имеет значение? - И все-таки... - Нет, я не служил, меня сразу же забраковали из-за плоскостопия... - Я так и думал! - презрительно фыркнул майор. - В таком случае знайте, что для любого солдата приказ - это святое! Не выполнить его, значит, согрешить, совершить непростительный поступок. - Пожалуйста, проводите меня к королю Валибальду Второму! - попросил профессор. - Он справедлив, в отличие от своей сестры... - Не положено, - покачал головой Четырежды Четыре. - Приказ отдан королевой Людмилой, и мы его исполним! - Ты что, в лоб получить хочешь, мудак научный? - нахмурился один из стражников. - Это вы мне? - не сразу сообразил профессор Селезнев. - Тебе, долбоеб, тебе! - А что? Я ничего, - сник профессор, поняв, что сопротивление бесполезно. - То-то же! Профессора Селезнева впихнули в сырой, грязный и мрачный карцер, в котором вдобавок ко всему отвратительно пахло. Профессор закашлялся, его чуть не вытошнило, но делать было нечего. - Мы не посрамили честь своего мундира недостойными поступками, в отличие от некоторых, - заметил майор остальным. - Наши Боги дали нам для этого силы и мужества. А королева Людмила отправилась к своему любовнику, бывшему царевичу Андрею. - Не согласился? - усмехнулся Андрей. - О да. Я велела его посадить в карцер, пусть сидит там, пока не поумнеет. - Разумно! Что же... Давай споем перед началом нашего любовного ритуала. И они запели: Прекрасно жить среди огня и дыма, И слушать, как стрекочет пулемёт, Веди же нас, наш вождь непобедимый - Вперёд, вперед. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. Тускнеет аксельбант от мирной жизни, Бледнеет и ветшает шёлк знамён, А тот, кто говорит о гуманизме - Шпион, шпион. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. Согласны мы, чтоб физик и философ, Вперёд науку двигали свою, Но главные решаются вопросы - В строю, в строю. Когда снаряды рвутся днём и ночью, Скорей дают чины и ордена, Поэтому пускай всегда грохочет - Война, война, война. - Мы будем вместе править миром! Я хочу тебя, моя прелесть! - Андрей похлопал по большой королевской кровати. - Да, да, да! Мой ненаглядный, жизнь моя, мой ненаглядный, я твоя! - пропела королева и упала в объятия своего любовника... На следующий день Людмила велела привести профессора Селезнева из карцера. - Доброе утро, господин ученый, - приветствовала она своего пленника. - Ну как? Вам понравился наш карцер? Он такой же роскошный, как ваш дом, не правда ли? Кофе, сигареты, пирожные? Угощайтесь! Вчера у нас с вами произошла маленькая неприятность, но я не злопамятна... - Что вы от меня хотите? - усталым голосом произнес профессор Селезнев. - Чего я хочу? Я хочу, дорогуша, чтобы вы работали на меня. Весь мир нам будет завидовать! - А почему сразу я? Господин Фантомас лучше подходит для того, что вы задумали. - О нет, не думаю, вы будете для меня гораздо более полезны, чем этот хитрый лис. - Могу сказать вам только одно, ваше величество: нет. - Верните этого упрямца в карцер, - вздохнула королева и отвернулась. - Будете сидеть там, господин ученый, пока не передумаете! - Я требую встречи с королем Валибальдом Вторым! - заявил профессор. - Да что вы говорите! - Людмила расхохоталась. - Мой брат - сущий ребенок, он ничего не смыслит в таких вопросах, как этот. И не мечтайте, профессор, я не выполню того, что вы просите! Таким образом профессор Селезнев был опять посажен в карцер и оставался пленником королевы. Король Валибальд Второй не мог этому препятствовать, поскольку у него были важные дела, а Арабелла приняла наконец предложение Фантомаса, который ухаживал за ней и отправилась к нему погостить. Таким образом Людмила была полной хозяйкой и делала, что хотела. Алиса Селезнева находилась на свидании с Колей Герасимовым, поэтому не сразу узнала о том, что происходит. Весть об аресте отца принес Алисе поваренок, который жил во дворце. Алиса и Коля решили идти спасать профессора Селезнева. Но как? Ведь так просто его не спасешь. Тут им путь преградил рассерженный друг Алисы Паша Гераскин. - Окрасился месяц багрянцем, где волны бушуют у скал, - пропел Пашка недобрым голосом. - Вот, значит, чем ты занимаешься, Алиса! Вызываю на дуэль этого питекантропа! - Кто здесь питекантроп? - нахмурился Коля. - Ты, Колька Герасимов, ты! - погрозил ему пальцем Паша. - Хватит! - остановила их Алиса. - Сейчас не время сводить счеты! Мы должны спасти моего отца. Алиса при поддержке ребят и Тимура из произведения Гайдара "Тимур и его команда" собрала всех своих знакомых и тронулась вместе с ними к королевскому дворцу. По пути к ним присоединялись все, кто был недоволен королевой Людмилой. Постепенно число людей все увеличивалось. - Пеппи, пожалуйста, прочитай какое-нибудь гадкое стихотворение, - попросила Алиса свою подругу Пеппи Длинныйчулок. - С радостью! - И Пеппи принялась декламировать: Когда Людмила маленькой была, То больше лошади срала. Какой позор! Какой позор! - Свободу нашему профессору Селезневу! Долой королеву Людмилу! Да здравствует король Валибальд Второй! Не нужна нам королева, мы не нуждаемся в ней! Людмила, уходи! Уходи навсегда! - закричали археолог Громозека, робот Вертер и остальные. Сама королева пела чай с тортом вместе Ритой Скитер из Гарри Поттера. - Валибальд Второй слишком простой, он совершенно не похож на короля, - заметила Рита. - Как его все терпят ума не приложу! - Да потому что эти жалкие людишки в большинстве своем такие же, как он, - с презрением фыркнула Людмила. - Типичные дети во взрослом обличье, которые не хотят взрослеть. Однако скоро с этими распиздяями, извините мой французский, покончено... Эот Линг или Доцент Смайлик сообщил королеве о том, что затевается. Рита Скитер поспешила откланяться. Людмила вышла из дворца со своими телохранителями. - Это вы мне? Это ты про меня, гадкая девчонка? Ну я тебе покажу! Сейчас вызову Страшилище из сказки "Линь Большой и Линь Маленький"! Оно вас всех съест! - Тоже мне! Нам Страшилища не страшны, - засмеялся Громозека. Пеппи загородил собой Карлсон, который живет на крыше. - Какая встреча! Ты, конечно, рада меня видеть, великая и ужасная королева Людмила... Раз уж мы собрались здесь все вместе, то давайте пошалим! С этими словами он швырнул в лицо королеве горсть песка. Пока королева протирала глаза, Алиса уже удрала, попросив друзей прикрыть ее, если что. Она поняла, что королева так просто не отпустит отца. Остальные тоже еще немного пошумели и разошлись. Когда Людмила приказала солдатам разогнать толпу и вызвала Страшилище для пущей важности, возле дворца уже никого не оказалась. - Мерзавцы! Вы мне за это ответите! - пригрозила королева. Вдруг она почувствовала тошноту. Придя в себя, она позвала своего любимого доктора Фауста. - Поздравляю! Вы беременны, у вас будет ребенок, ваше величество, - сообщил доктор после тщательного осмотра. - Ты уверен? - Абсолютно. - Если кому-нибудь скажешь, велю отрубить голову! - пригрозила Людмила и щедро одарив Фауста дарами и деньгами, отпустила. Поначалу королева не поверила своему счастью. Уж очень казалось ей невероятным забеременеть в сорок лет, от человека, который на 20 лет старше ее. Но с другой стороны... Почему бы и нет? Казалось, что Андрей был счастлив и доволен, узнав о том, что у него будет ребенок. Но в том-то и дело, что этот подлец не любил по-настоящему королеву Людмилу. Поэтому Андрей не спешил делать Людмиле предложение руки и сердца. Матушке и братцу королева решила пока ничего не сообщать. Алиса Селезнева нашла волшебника Мерлина и попросила у него помощи. - С королевой Людмилой шутки плохи, - заметил Мерлин. - Пойдем, посоветуемся со Стеллой. Стелла была как всегда занята, поэтому было решено воспользоваться волшебной книгой Виллины. Та сообщила, что девочке может помочь в освобождении отца лишь волшебник Яков Брюс, соратник Петра Первого. С помощью Мерлина Алиса попала в Россию, во времена Петра Первого, а оттуда в Лукоморье, вместе с Петей, учеником Якова Брюса, благодаря созданному Мерлином порталу. Вскоре они прсоединились к Якову, который вел расследование вместе со Змеем Круговеем, легендарным Всеславом Чародеем, что умеет превращаться в волка, а также волшебником Лиздейкой. Для тех кто не знает именно Лиздейка содействовал основание города Вильно или Вильнюса, как его теперь называют. Тщательное расследование показало, что все пути действительно ведут к царевичу Андрею. Но где его искать? Этого никто точно не знал, потому что волшебники Мордред с Морганой по приказу королевы навели на любовника королевы Людмилы защитные чары.

Ильсор: Захар, большое спасибо за продолжение. Было приятно наблюдать за приключениями персонажей.

Захар: Майя решила искупаться. Сегодня Страшила опять обещал погулять с ней, когда у нее будет время. Настоящей ванны и душевой у них дома никогда не было, как впрочем и у остальных жителей деревушки Камень, все люди купались либо в реке неподалеку, либо в старом сарайчике за домом. В этот день Майя решила отправиться на реку. Тем более, что Амфибрахия в деревне больше не было, он сидел в королевской тюрьме. После его ареста и указа короля о том, что отныне деревня Камень свободна, жители вздохнули с облегчением. Теперь им никто не указывал как жить и что делать, за исключением разве что короля и королевы. Придя на реку, Майя разделась и вошла в воду. Она была теплой, поскольку в Стране Сказок, как и во всей Волшебной Стране стояло вечное лето. Девушка плавала и наслаждалась. Когда она наконец вышла из речки и оделась, послышался чей-то вкрадчивый голос: - Прекрасная дева, не погнушайся беседой с нами, сделай милость. Это был бывший царевич Андрей с пиратами. Им было поручено отвезти Майю к слугам Кощея, а те в свою очередь доставить девушку к своему повелителю. - Добрый день. Кто вы? - удивилась Майя. - Мы друзья Страшилы Трижды Премудрого, - соврали Андрей и остальные. - Ах, так вы от Страшилы? - обрадовалась Майя. - А где же он сам? - Бодр и весел, ждет встречи с дамой своего сердца, то есть с вами, - усмехнулся Андрей. - Идемте с нами, прекрасная дева. Ничего не подозревающая девушка попала в ловушку. Слуги королевы Людмилы привели ее в лес. - Где же Страшила? - девушка в недоумении огляделась вокруг. - Ждет свою принцессу у себя во дворце, - захихикали Андрей с пиратами. Тут появились слуги Кощея, они же Дикие Гитары - Баба-Яга, не та с которой встречалась Элли, а ее сестра, Леший, тот самый которому изначально принадлежал пес, которого Элли взяла себе и назвала Тотошкой в честь своего верного друга, а также дикий кот Матвей. Андрей с пиратами удалились, а слуги Кощея крепко схватили Майю и запели: Эх, бараночки-конфетки, бары-растабары, Мы лесные "Самоцветы" - "Дикие Гитары". Мы кричим, мы бренчим и барабаним. А кого в лесу найдем, а кого в лесу найдем, С тем шутить не станем - на части разорвем! Эх, березоньки-ракиты, бары-растабары, Скоро будут знамениты "Дикие гитары"! Не летать тебе на воле, голубь сизокрылый. Нет спасенья в чистом поле от нечистой силы. Берегись, берегись, шутить не станем! Под землёй тебя найдем, под землёй тебя найдем, Из воды достанем! На части разорвем! Бедная девушка перепугалась не на шутку и даже простилась с жизнью. Но у слуг Кощея не было приказания убить Майю. Они доставили ее к Кощею. Тот осмотрел девушку с ног до голову и остался доволен. - Хороша... Хороша... А что с позвоночником не все ладно, не беда... Это легко исправить. Кощей велел слугам удалиться, а пленнице снять свое скромное платье. Бедная Майя, дрожа от страха, подчинилась. - Так... Так... Почему ты не можешь держать прямо спину, красна девица? - сурово спросил Кощей. - Я... Это оттого, что я часто таскала на себе младших братьев и сестренку... - Оно и видно... Кощей достал откуда-то мазь, помазал ею спину девушки и беззвучно прошептал заклинание. Скоро спина Майи стала прямой, да только особой благодарности девушка не испытывала почему-то к Кощею. - Спасибо, конечно... Где Страшила? Что вы с ним сделали? - спросила Майя, одевшись и набравшись храбрости. - Хи-хи-хи! Ровно ничего... Однако ты никогда больше не увидишь своего возлюбленного! Никогда! - засмеялся Кощей, гордясь собой. - Меня найдут и спасут! - И не мечтай, рыбка моя, я обо всем позаботился! Скоро Майя увидела свою подругу по несчастью Нэру и остальных девушек, которые жили в гареме Кощея. Но лишь они вдвоем мечтали освободиться. Другие девушки бормотали как попугаи: - Что воля, что неволя - все едино... Нэра неоднократно пыталась применить свою магию, но куда там! Кощей и это предусмотрел. Нэра лишь смогла разбить дорогой старинный фарфоровый сервиз и две люстры. Это только позабавило Кощея. А уж предложение двух женщин, то есть Майи и Нэры, о голодовке привело дамского угодника в прекрасное настроение. Отец Майи очень любил ездить по другим деревням и торговать там рыбой в свободное время. Амфибрахий сильно противился этому в свое время, но был вынужден уступать. Теперь же руки у отца Майи были развязаны, поэтому он с чистой совестью отправился в дальнюю поездку. А вот бабушка, два брата и сестренка Майи Эльза заволновались, когда девушка не вернулась домой. Было решено немедленно сообщить Страшиле. Оставалось лишь молиться, чтобы с Майей ничего не случилось. Волшебница Стелла с Майрой узнали о случившимся и поспешили сообщить остальным. Страшила, Железный Дровосек, Элли, Тотошка, Чарли Блек, внук Смелого Льва, а также Тилли-Вилли с невестой Розой отправились в дорогу. Стелла, Майра вместе с Летучими Обезьянами обещали к ним присоединиться чуть позже, поскольку дел у Стеллы всегда хватало, а после того, как она стала владеть Желтой Страной после смерти старшей сестры, тем более. Братья и сестра Майи также рвались на помощь, но Страшила решил, что это дело слишком опасное, поэтому не стоит рисковать. Родные Майи были вынуждены уступить, тем более, что исчезновение девушки подкосило бабушкино здоровье. - Вот мы и снова вместе, как в добрые старые времена, - пробормотал Железный Дровосек. - Да уж, только дело-то нам предстоит весьма невеселое, - отозвался Страшила. Элли задумчиво потрогала перстень на руке. У нее никак не выходил из головы последний разговор с волшебницей Стеллой. Об этом разговоре мы расскажем позднее. Наконец наши друзья добрались до Лукоморья и повернули в ту сторону, где обитал Кощей Бессмертный. По пути они встретили женщину в черном, которая сидела на земле и плакала. - Добрая женщина, почему вы плачете? - осведомился Страшила. - У вас какое-нибудь горе? - подхватила Элли. - Мы можем вам как-нибудь помочь? - Нет, никто не сможет узнать тайну сердца моего, - ответила женщина в черном. - Что вам угодно? Вы ищите сокровища? Нет нигде мне от вас покоя! Когда наши друзья уверили женщину, что у них ничего такого и в мыслях не было, она вздохнула с облегчением. - Хорошо, если так... Передайте, пожалуйста, всем, чтобы они не искали здесь кладов! Ничего хорошего из этого не выйдет... Хороший труд и другие занятия - вот истинные богатства, а не деньги... Эх... Когда-то сказки действительно были добрыми и светлыми. Но с течением времени добро и зло стали перемешиваться друг с другом... Результат оказался плачевным. Мальчик-с-Пальчик с Котом в Сапогах превратились в азартных игроков, Спящая Красавица и Золушка стали на путь преступления и так далее... Об этом можно говорить бесконечно... Страны с волшебством и сказкой вступили на тупиковый путь. Король Валибальд Второй и прочие не смогут спасти положение. Но может быть еще не все потеряно? Боритесь, друзья мои, боритесь! В добрый путь! - Кто же эта женщина? - задумался Страшила, когда они отправились дальше. - Матерь Природа что ли? - Не знаю, не знаю, - покачала головой Элли. - Чудеса можно понимать лишь сердцем, а не логикой, - мудро заметил Чарли Блек, и все с ним согласились. Когда они уже приближались к жилищу Кощея, путь им преградил огромный великан. - Вы кто такие? Что вам нужно в царстве Кощея? - проревел он. Роза, невеста Тилли-Вилли, решительно выступила вперед. - Привет, Горыня. Ты что, своих не узнаешь? - Ой, простите, ваше высочество, - поклонился великан. - Я вас не узнал... Можете продолжать свой путь. Он дал дорогу путникам. - Горыня даже не знает, что меня изгнали, - прошептала Роза Тилли-Вилли и остальным. - Впрочем, он никогда не блистал умом. Наши друзья отправились дальше. У реки они встретили человека, чуть поменьше ростом, чем Горыня. - Прочь отсюда, чужаки! - загремел человек и угрожающе взмахнул дубиной. - Во владения Кощея не велено пускать посторонних. - Мы не такие пугливые, как кажется, - Элли повернула перстень, и тут же подул сильный ветер. Человек не выдержал и упал на колени. - Пощадите! Я - Пруд, слуга Кощея, но с этого момента готов служить вам. - Пропустите нас, уважаемый, у нас дело к Кощею, - попросил Страшила, и Пруд пропустил наших друзей. Около леса за которым находилось жилище Кощея, им путь преградил еще один человек на этот раз небольшого роста, но зато очень упитанный. - Кто вы? Я - Обжора, верный слуга Кощея Бессмертного. Господин не велел никого пускать. Так что идите отсюда, ибо я ужасен в гневе! Элли повернула перстень, и толстяк завертелся как юла. - Ой! Ой! Смилуйтесь! - взмолился Обжора. - Я больше не буду! Идите куда хотите, только отпустите меня, пожалуйста! Элли повернула перстень, и наши друзья вошли в дом Кощея. Кощей был изумлен, но постарался это скрыть. - Добро пожаловать, гости дорогие! Присаживайтесь, устали с дороги небось... Сейчас подадут обед. Продолжение следует...

Захар: Ильсор, большое спасибо, мне приятно, что продолжение не разочаровало вас.

Захар: Итак, наши друзья попали к Кощею. Тот пригласил их на обед. Разумеется, все кто нуждался в пище, лишь делали вид, что пьют и едят. Остальным, кто не нуждался в еде, осталось лишь наблюдать. Ведь кто знает, что можно ожидать от Кощея... Насытившись Кощей Виевич закурил сигару и сделал лишь одно движение левой рукой. Все, за исключением Элли и Тотошки, исчезли. - Что это значит? - нахмурилась Элли. - Что вы сделали с моими друзьями? Тотошка оскалил зубы. - С ними все в порядке, - лениво протянул Кощей. - Пока... Все зависит от вас, моя дорогая фея Элли. - Что вы имеете в виду? - спросила Элли, погладив Тотошку, который уже рвался проучить Кощея. - Вот это другое дело! Всегда уважал умных людей. Чего я хочу? Мы бы вполне могли объединиться и сотрудничать. - И вы туда же! Сначала королева Людмила, теперь вы... - Не знаю, что вам обещала эта мымра, однако я готов вам дать гораздо больше... С вашими способностями и талантами мы будем вместе править миром! - Ну надо же, - нервно рассмеялась Элли. - Я уже устала возражать: у меня нет и никогда не было никаких волшебных способностей! - В самом деле? Давайте не будем скромничать. О ваших делах повсюду ходят легенды, в том числе и у нас, в Лукоморье. И уж если вам удалось приручить пса, который принадлежал моему брату Лешему, значит, вы могучая волшебница и чародейка. - Скромные знания и ум - вот и вся моя магия, - возразила Элли. - Если бы я действительно была волшебницей, то давно бы знала об этом, как мне кажется. Нет, уважаемый, я не волшебница! А даже если бы я и была ею, то, чувствую, что нам с вами не по пути. - Не нужно отказываться, - посуровел Кощей. - Подумайте! Вы заслужите славу в веках, если будете служить мне! Куда этой королеве Людмиле до вас! Она дрянь и стерва, уверенная в том, что лучше всех все на свете знает! Вы ее умнее, фея Элли, вы из другого теста. Давайте работать вместе, не пожалеете! - Отвали от моей хозяйки, придурок, или я за себя не отвечаю! - воскликнул Тотошка, несмотря на знаки, которые ему делала хозяйка. - Неблагодарная скотина! Ты разбил сердце своего бывшего хозяина! - Моя хозяйка - это Элли и больше никто! Отпусти Нэру, Майю и всех остальных! - смело заявил пес. - Отпущу, если твоя дорогая хозяйка согласится сотрудничать со мной. Даю слово чести! Ну что, фея Элли, услуга за услугу, а? - усмехнулся Кощей. - Простите, уважаемый, но я не чувствую к вам никакого доверия! - ответила Элли, подумав. - Жаль... Очень жаль... В таком случае вся ваша компания, включая вас самих, останется здесь на веки вечные, - Кощей докурил сигару и принялся за мороженое, которое стояло в вазочке на столе. - Я тоже не лыком шит. Вы, фея Элли, станете главой моего гарема и самой главной женой. Не так так эдак... Хочу сразу предупредить, что член вашего покорного слуги гораздо больше чем у любого другого представителя мужского пола. - Фу, как пошло и грубо, - скривилась Элли. - Кто вас вообще учил и воспитывал? - Хороший вопрос, моя дорогая. Видите ли, по большей части я сам трудился, сам себя воспитывал. Матушка моя рано умерла, а отцу было некогда со мной возиться. Жил мой отец где-то две тысячи лет, и признаться, надоел мне хуже горькой редьки. - Сомневаюсь, что вашей матушке понравилось бы ваше нынешнее поведение. - Кто знает, фея Элли, кто знает... - Вы очень страдали, когда ваша мама умерла? - О да, - признался Кощей. - С матушкой у нас всегда были очень теплые отношения... Хоть я был мал, но до сих пор все помню. Тотошка вырвался из рук Элли и укусил Кощея за локоть. Тот взвыл от боли и оглушил собаку. - Вы и сейчас скажите "нет", фея Элли? - усмехнулся дамский угодник. - Я ведь могу быстро расправиться со всеми вашими дружками. Подумайте об этом! Элли стиснула зубы. И в тот же миг мантия Кощея загорелась. - И не стыдно обманывать? Вы самая настоящая волшебница, - покачал головой Кощей, потушив пламя. - Чем еще хотите меня удивить? Давайте, давайте, я жажду состязания с вами. Если вы выиграете, я, так и быть, всех вас отпущу с миром. Ну а в случае проигрыша, сами понимаете... "Ничего не понимаю, - подумала Элли. - Я же не пользовалась перстнем... Неужели Стелла права?" Кощей усмехнулся и послал в Элли какое-то заклятие. Элли опешила, а затем повернула перстень. Кощей перелетел через весь стол и ударился головой о свой трон. - Недурно, - пробормотал дамский угодник, придя в себя. - Мне лишь непонятно, почему вы отрицаете тот факт, что являетесь волшебницей... Ну да ладно... А как насчет вот этого? Он послал в Элли столб пламени. В этот раз Элли перстень не трогала. Она лишь взмахнула левой рукой. Пламя попало прямо в Кощея. - Ой, какая прелесть! Не ожидал, - засмеялся довольный Кощей, потушив пламя. - Вы мне нравитесь все больше и больше... Затем достал откуда-то черный меч. - Я обожаю фехтовать! А вы? - Когда-то была чемпионом среди юниоров, - не соврала Элли. - Прекрасно! Но где же ваш меч, фея Элли? Элли огляделась по сторонам. Затем вытянула вперед правую руку. И вдруг откуда не возьмись, в ее руке появился какой-то диковинный меч. - Где-то я уже видел этот меч, - пробормотал Кощей. - Но не могу вспомнить где... Что же... Давайте приступим, моя проказница. Элли фехтовала лишь на шпагах, но оказалось, что здесь нет ничего сложного. Они довольно долго сражались с Кощеем. Силы тут были примерно они. Наконец Кощей умудрился зазеваться, упустил свой меч и упал. - Моя взяла, господин Кощей. - Элли склонилась над побежденным противником. - Выполните свое обещание. С этими словами она повернула перстень. Тотошка вскочил и гордо встал рядом с хозяйкой. - Да, вы победили, - прохрипел Кощей, поднявшись на ноги. - Только я солгал вам... Вы не выйдите отсюда живой! Сначала я вас изнасилую, а потом съем. Потом постепенно расправлюсь с вашими дружками. Вам кто-нибудь говорил о том, фея Элли, какая прекрасная у вас грудь и попка? Эй, сюда, мои верные слуги! Связать и сковать эту красавицу! Я бы и сам сделал это, но что-то устал... Вскоре все заполнилось вокруг ведьмами, чертями и прочей разной нечистью. Пришли и Дикие Гитары, а также Леший. Увидев Тотошку, Леший хотел было схватить его, но это ему не удалось. Более того пес нанес бывшему хозяину рану. - Он гораздо сильнее, чем я думал, - пробормотал Леший и убежал. Элли со своим верным псом боролись из последних сил. Этот день, счастливый и святой, Пусть всегда останется с тобой, Пусть всегда твердят твои уста Весть о воскресении Христа. Если с неба льется снова Ливень света голубого И ложится на ладонь. И в восторге необъятном Сходит к людям Благодатный, Изумительный Огонь. День Воскресения — Самый светлый день: Светлыми делает Души всех людей. Радость спасения В их поздравлениях Станет светлей. Самое лучшее — Каждого любить. Сердце как ключиком Добротой открыть. Тоненьким лучиком В сердце измученном Тьму озарить. Самое главное — Веру не терять. Жизнь христианская Дарит благодать. В годы печальные Радость пасхальную Не забывать! Элли запела и это придало ей сил. Духи и прочая нечисть стали убегать от Элли, как от чумы. - Какая пошлятина! - скривился Кощей. - Честно признаться, я был о вас лучшего мнения, фея Элли. Христианство - это грубая и ужасная религия, рассчитанная на людей, неспособных логически мыслить. - Вам просто не понять всего этого, Кощей, - вздохнула Элли. - И мне вас искренне жаль. - Пожалейте лучше себя! Скоро от вас останется лишь рожки да ножки, как поется в одной песенке, ха-ха! - Признайся, придурок, что ты проиграл, - сказал Тотошка. - Нет, никогда! Никогда моей власти не будет конца! Давайте, мои верные слуги! Шевелитесь, неандертальцы сопливые! Одолейте этих гадов! Мои яйца ждут свою курочку, то есть фею Элли! Почувствовав, что силы на исходе, Элли собрала волю в кулак, а затем с помощью волшебного перстня вызвала Стеллу с Майрой и Летучими Обезьянами. Следует отметить, что Нэра с Майей также решили попробовать мысленно вызвать Стеллу. Майя сначала, правда, колебалась: - Я же не волшебница... Смогу ли я? - Сможешь, я же с тобой. Они взялись за руки, закрыли глаза и прошептали: - Стелла, Майра, спасите нас! Не прошло и полгода, как раздался оглушительный грохот. Это Стелла, Летучие Обезьяны и Майра начали разрушение дома Кощея Бессмертного. Вскоре дом был полностью разрушен. Все были спасены и когда все уже было позади, стали благодарить волшебницу Стеллу с Майрой и Летучими Обезьянами. Чарли Блек, Железный Дровосек и Тилли-Вилли жалели, что так и не сразились с врагом. Девушек, которых одурманил Кощей, спасла волшебница Стелла. Сам Кощей пропал, словно сквозь землю провалился. Как выяснилось позднее, он сначала скрылся со своими слугами, но потом вернулся, покаялся, заплатил большой штраф и опять зажил в своем восстановленном доме. Железный Дровосек с Нэрой, а также Страшила с Майей обвенчались. Король Валибальд Второй лично благословил эти союзы. Был спасен и Дажбог о котором упоминалось в одной из предыдущих глав.Как оказалось он являлся пришельцем очень далекой планеты. - Моя родина погибла много веков назад, поэтому я был вынужден искать убежища в других мирах, - вздохнул он. - После долгих поисков я попал к вам, на вашу планету, которую вы называете Землей. Здесь мне так понравилось, что я решил остаться на Земле навсегда. Занимался живописью и скульптурой, как и прежде, словом начал новую жизнь. Кощей обманом заманил меня к себе, и я стал его пленником. Теперь я обрел свободу, благодаря вам. Примите мою самую искреннюю благодарность, я ваш должник! Надо еще рассказать о королеве Людмиле. Вернувшись, Валибальд Второй, узнал о том, что происходит и немедленно отдал приказ об освобождении профессора Селезнева из тюрьмы. Королеве Людмиле было не до того. Она была озабочена поисками бывшего царевича Андрея, который сбежал, прихватив с собой значительную часть богатств королевы. Наконец Людмила догадалась позвонить на мобильный телефон своему любовнику. Ей долго не отвечали. Наконец Андрей соизволил наконец ответить: - Привет, моя прелесть. Я уже далеко и ничуть не жалею о том, что бросил тебя! - Но у нас будет ребенок... - Ошибаешься, моя прелесть. Я не имею к твоему ребенку никакого отношения. - Но... - Прощай, моя дорогая! Мы разошлись как в море корабли. Королева Людмила выронила из рук телефон и упала. Вскоре у нее случился выкидыш. - Боюсь, что королева уже больше не сможет иметь детей, - заметил доктор Фауст Арабелле. - Ну, Людмила, ты нас радуешь, - заметил Валибальд Второй, когда сестра пришла в себя. - Не одно так другое... С кем ты вообще связалась? С каким-то жуликом и авантюристом, который сделал тебе ребенка, а потом сбежал! И тебе не стыдно? Взрослая женщина, пятый десяток пошел, а ведешь себя, как малое дитя! - Остынь, мой мальчик, - мягко заметила Арабелла и положила руку на плечо сыну. - Твоей сестре пришлось нелегко, сам понимаешь, ведь она потеряла ребенка... - Ладно, извини, дорогая сестра, я, пожалуй, погорячился, - пробормотал Валибальд. - Но и ты тоже не ангел. Меня возмутила эта история с профессором Селезневым... "Вот притворщик! - подумала Людмила. - И не тебе меня судить, молокосос!" Король ушел, а Арабелла принялась утешать дочь: Без ошибок не прожить на свете, Коль весь век не прозябать в тиши. Только б, дочка, шли ошибки эти Не от бедности - от щедрости души. Если горько вдруг обманет кто-то, Будет трудно, но ... переживёшь. Хуже, коль "полюбишь" по расчёту И на сердце приголубишь ложь. Ты не будь жестока с виноватыми, А сама виновна - повинись. Всё же люди, а не автоматы мы, Всё же не простая штука жизнь... - Решила пойти в поэты на старости лет? - ехидно заметила Людмила. - Давай, давай... Только меня уже поздно воспитывать, дорогая матушка! Да и если честно, я всегда терпеть не могла воспитания! - Я лишь хотела сказать, дочка, что ты всегда можешь рассчитывать на нас с братом, - мягко заметила Арабелла. - Не стыдись и не стесняйся обсуждать с нами свои проблемы, мы же не чужие тебе! - Как трогательно! Спасибо, но мне не нужна ваша поддержка и забота! Убирайся! Хочу быть одна! Одна! Арабелла с печалью посмотрела на свою дочь, повернулась и ушла. "Ну что ты с ней будешь делать, - размышляла она. - И в этом моя вина... Где же я могла допустить ошибку в свое время?" Бывшего царевича Андрея, вскоре отыскали и арестовали Илья Муромец и вся компания. Преступника приговорили к пожизненному заключению в тюрьме. Чары, которые навели на Андрея Мордред с Морганой перестали действовать. Яков Брюс получил орден за заслуги перед Лукоморьем и вернулся в эпоху в которую проживал.



полная версия страницы