Форум » Фанфики » Однажды в сказке. » Ответить

Однажды в сказке.

Захар: Кто сказал, что за горами нет места чудесам? Да отрежут лгуну его лживый язык! Прошло пять лет после последнего путешествия Тима и Энни в край чудес. Элли Смит, работая в летнем лагере, неожиданно взгрустнулось и захотелось вновь увидеть Волшебную Страну, а также дорогих друзей. И судьба или кто еще решают помочь женщине в этом. Элли помогает одной старушке донести корзину домой, а та в награду дарит ей необыкновенный синий плащ с помощью которого можно переносится в Волшебную Страну и обратно. Энни и Тим, студенты факультета фольклористики и народной словесности, также хотят вернутся туда, поскольку Тим написал курсовую о Волшебной Стране, опираясь на свои с Энни воспоминания, но руководитель его курсовой вместе с деканом забраковали эту работу, поэтому ребята хотят на свой страх и риск добыть доказательства того, что Волшебная Страна есть на самом деле и что они там действительно были. Чем все это закончится, узнаете позднее. В самой же Волшебной Стране также происходит много интересного. Главным героям придется в очередной раз доказать, что добро всегда побеждает зло. Большой кроссовер. Посвящается Ильсору, Чарли Блеку, Глории Джюс, schwarzu и всем, всем у кого внутри есть своя маленькая Волшебная Страна.

Ответов - 57, стр: 1 2 3 All

Захар: Пухом выстлана земля У истоков наших лет, И не скошены поля, И безоблачен рассвет У истоков наших лет. У истоков наших лет... Зимней сказкой пахнет снег, Дождь струится золотой В босоногой той стране, Всем нам милой и родной. В босоногой той стране Дождь струится золотой... И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой - Сказочной стране. Там добрые улыбки, тёплые улыбки, Открытые сердца, Там беззаветной дружбе нет конца. И всё вокруг красиво, красиво, красиво, Как в волшебном сне, В той, всегда счастливой, счастливой, счастливой - Сказочной стране. Там тёплые метели, Крылатые качели, Цветущие сады... Там каждый день рождаются мечты. Мы взрослеем и уходим кто куда, Расставаясь с этой сказочной страной, Наши самые счастливые года Оставляя за спиной, И окружают нас заботы и дела В реальном мире из бетона и стекла. Но важно помнить в череде бегущих лет О тех, кто в сказочной стране живёт сейчас, И сохранить для них безоблачный рассвет, И веру в дружбу, и улыбку добрых глаз, Возможность видеть удивительные сны Под мирным небом этой сказочной страны. И пусть они красивым, красивым, красивым, Как когда-то мы, И таким счастливым, счастливым, счастливым Видят этот мир, Где тёплые качели Крылатые качели, Цветущие сады, Где каждый день рождаются мечты. Игорь Тальков "Страна детства". Элли Смит, решившая подработать в летнем лагере, сидела со своими юными подопечными у костра. Дети пели песни и о чем-то шептались. Наконец одна девчушка с черными глазами попросила: - Миссис Смит, пожалуйста, расскажите нам какую-нибудь историю. - Вы в самом деле этого хотите? - улыбнулась Элли. Мальчишки и девчонки энергично закивали головами. Даже самые шумные ребята прекратили свою болтовню. Элли принялась рассказывать. Сначала тихо и спокойно, а потом, постепенно увлекаясь стала говорить более громко и даже слегка размахивать руками. Такая у нее была привычка. Дело в том, что в последнее время Элли часто вспоминала о Волшебной Стране. Нередко в снах она видела Страшилу, Железного Дровосека, Смелого Льва, Кагги-Карр, Дин Гиора, Фараманта, Ружеро, Виллину, Стеллу, Рамину и даже Урфина Джюса. Поэтому ничего удивительного нет в том, что она стала рассказывать о своих путешествиях и о том, что с ней было. Элли прекрасно понимала, что ей не только могут не поверить, но и поднять на смех. Поэтому она говорила так, словно речь шла не о ней самой. Сначала, конечно, речь шла о "волшебнике" Гудвине, потом об Урфине Джюсе и его деревянных солдатах, затем о рудокопах и их семи подземных королях. Не забыла Элли свою сестру Энни и ее верного друга Тима. Об их путешествиях также было рассказано. Дети слушали, раскрыв рты. - Вот и все, - наконец вздохнула Элли, окончив наконец свое повествование, и посмотрела на часы: - Сказке конец, а кто меня понял, тот молодец! Так, дорогие друзья, время уже позднее, поэтому идем спать! - Можно вопрос? - подняла руку та девочка, которая попросила рассказать Элли историю. - Пожалуйста, Валерия, - улыбнулась Элли. - Это все было на самом деле? Ну то что вы нам рассказывали о Волшебной Стране... - А ты сама как считаешь? - попыталась уклониться от прямого ответа Элли. - Гм... Вы так прекрасно все описывали, что у меня сложилось впечатление, что да, это соответствует истине. Скажите, а та Элли, случайно не вы сами? Элли глубоко задумалась: - И да, и нет... Точнее то, что от нее осталось. - Простите, но я не поняла... Что вы хотите этим сказать? - Потом, возможно, ты меня поймешь. - А все-таки? Значит, Элли, Энни, Тим, а также их друзья из Волшебной Страны существуют на самом деле? Круто! И чем они занимаются сейчас? - После последнего возвращения из края чудес главные герои стали жить счастливо, и сейчас живут. Так... Всем умываться, чистить зубы и ложиться спать! - Можно еще один вопрос? - поднял руку мальчик Лукас. - А Гарри Поттер в Волшебной Стране тоже есть? - Чего не знаю, того не знаю, - пожала плечами Элли. - Какая же это Волшебная Страна если там нет Гарри Поттера? - скривился мальчик. - Эх, молодежь, молодежь! Смею вас уверить, что наше поколение не знало никакого Гарри Поттера, и не тужило, это вы без него и дня прожить не можете! Ты бы еще Фантомаса вспомнил. Все! На сегодня хватит! Отбой! Я и так вас сегодня задержала. Наконец дети уснули. А вот Элли Смит почему-то не спалось. Когда она наконец задремала, то увидела Страшилу. Друг стоял в Тронном Зале и улыбался: - Как мило, что ты о нас вспомнила, Элли. Пожалуйста, не забывай нас! Элли открыла глаза. - Да что же это со мной? Сна не было ни в одном глазу. Элли встала, оделась и пошла прогуляться. Она никого не боялась, поскольку с собой у нее был газовый баллончик. Неожиданно послышался чей-то жалобный голос: - Добрая девушка, пожалуйста, помоги мне! Элли оглянулась и увидела старуху с большой корзиной в руках. - Да разве в ваши годы можно таскать такие тяжести? - возмутилась учительница. - Что поделаешь, - вздохнула бабка. - Жить-то надо. Разве проживешь в наши времена на одну пенсию? Элли помогла старухе донести корзину до дома. - Да благословит тебя небо за твою доброту, - растроганно сказала старушка. - Не стоит. Доброй ночи! - Погоди. У меня для тебя кое-что есть. - Что вы, мне ничего не нужно! - Пожалуйста, доставь мне еще одну радость, - улыбнулась бабка и достала из шкафа синий плащ. - Это как раз то, что тебе нужно, Элли. Ты можешь в любую минуту одеть этот плащ, застегнуть его единственную пуговицу и оказаться там, куда ты хочешь попасть в последнее время. Таким же образом ты можешь вернуться обратно, то есть на родину. Бери, мне этот плащ больше не нужен! - Разве мы знакомы? - изумилась Элли, но плащ взяла. - Спасибо. Потом перед ее глазами все поплыло, и когда Элли наконец опомнилась, то увидела, что стоит рядом с лагерем, держа в руках синий плащ. Ни старушки, ни ее дома и в помине не было. "И что это было? - подумала учительница. - Уж не приснилось ли мне все это? Нет, это не сон. Но что это за плащ, кто эта старушка и почему она отдала мне эту вещь? А вдруг это как-то связано с Волшебной Страной? Но ведь за горами нет места чудесам. Или есть?" - Есть только один способ это проверить, - прошептала Элли. - Но как объяснить свой уход? Эврика! Придумала! Она наспех написала записку начальнику лагеря в которой извинялась, что должна отлучиться по семейным обстоятельствам и просила не искать ее. Затем Элли оставила записку в кабинете своего шефа, надела плащ, застегнула его и исчезла.

Захар: Существует на свете страна, что на карту не нанесена. Она как главный секрет, к которому ключика нет. Как сон, как мираж голубой - зовущий вдаль за собой. Но взрослые никогда не отыщут дорогу туда. Я сохраню в себе мечту, и буду помнить ту звезду, Которая стремясь вперёд, к порогу детства нас ведёт. Ведь детство незачем искать, а надо просто не терять, Чтоб через много, много лет, страны волшебной знать секрет. В той стране позволено всё, нет там слов твоё и моё. Можно к звёздам далёким слетать и жар-птицу из сказки поймать. Фея добрая правит страной, что завещано ей лишь одной, Только вот беда, никогда взрослых не пустят туда! И. Извеков "Страна детства". Как всем известно, Энни и Тим всегда все делали вместе. После окончания школы они также поступили в один и тот же вуз, на факультет фольклористики и народной словесности. Уж очень они полюбили Волшебную Страну и все, что с ней связано. Все родные и знакомые были слегка ошарашены таким выбором молодых людей, но потом смирились. Тем более, что Энни с Тимом всегда прилежно учились, не пьянствовали и не валяли дурака. В конце года на каждом курсе, как и в любых других вузах, нужно было сдавать курсовую работу. Тим загорелся идеей написать о Волшебной Стране, опираясь на свои с Энни воспоминания, поскольку литературы об этом практически никакой не было. Страна Оз ведь не в счет. Тим при поддержке Энни, а отчасти и Элли, которая очень заинтересовалась этим проектом, но поскольку была занята, то помогала лишь изредка, написал и сдал работу о Волшебной Стране в срок. Сама же Энни, недолго думая, написала свою первую курсовую работу о сказке про Красную Шапочку. Ведь это очень древняя легенда и вариантов этой истории много, поэтому тут можно капать и капать. Энни за свою работу получила "отлично", а Тима его руководитель с деканом вызвали к себе. - Молодой человек, что вы пишите в своей курсовой работе? - строго спросил Тима руководитель. - Ведь это же бред какой-то! - Совершенно верно, - подтвердил декан факультета. - Что это еще за Волшебная Страна? Судя по всему, вы в детстве явно перечитали Баума. Наличие Страшилы, Железного Дровосека и Льва свидетельствует об этом. Ну вот и написали бы о Стране Оз, если вас так это зацепило. Зачем было что-то выдумывать? Вы же не на писательском факультете учитесь! - Позвольте, - робко возразил Тим. - Я ничего не выдумал! - Все сказки с историями давно собраны и изучены. Поэтому любая самодеятельность в научной работе совершенно исключена. Вы занимаетесь чем угодно, но только не наукой! - обрушился на Тима его руководитель. - Я не... - Кто такой этот волшебник Гуррикап о котором вы пишите в самом начале своей так называемой работы? - ехидно спросил декан. - Это чародей, который по сути и сделал ту страну волшебной, - пояснил Тим. - А как вы объясните тот факт, что этот волшебник не упоминается ни в одной из известных сказок, не говоря уже о научных трудах? - спросил руководитель. - Ну... - Нечем крыть, юноша? Пойдем дальше. Как может обычный человек выдавать себя за Огненного Бога, пусть даже в Волшебной Стране? Это совершенно нелогично, молодой человек, - заметил декан. - Пойдем дальше. Волшебница Арахна и ее Желтый Туман... Подобной чуши я в жизни не встречал. Эта волшебница совершенно абсурдна. Как и этот железный рыцарь Тилли-Вилли. Верно, коллега? Руководитель Тима кивнул. - А уж об арзаках с менвитами, то есть об инопланетянах, и говорить нечего. Неужели у вас действительно есть доказательства, что мы не одни во Вселенной? - Есть! - воскликнул Тим, ударив себя кулаком в грудь. - Если бы я вас не знал, Тим, то подумал бы, что эту курсовую работу вы писали в состоянии алкогольного опьянения, - покачал головой руководитель. - По типу пишу, сам не зная что, вот по какому принципу вы писали. Вас извиняет только то, что вы, будучи первокурсником, недооценили всю важность курсовой работы. Фантазия у вас богатая, а вот научных знаний еще недостаточно. Всем известный барон Мюнхаузен отдыхает! - Но я написал истину! - стоял на своем Тим. - Я не барон Мюнхаузен, вы ошибаетесь! Декан и руководитель Тима переглянулись. - Одним словом кончим это, - заметил декан. - На каникулах вы напишите совершенно новую работу, а об этой забудете раз и навсегда! - Да, да. Мы сами были молоды и тоже любили подурачится, - подхватил руководитель. - Но не нужно доводить это до крайности. Тим, мы с деканом желаем вам только добра, поверьте! Напишите о Стране Оз или о сказках Андерсена. Можете и о сказках братьев Гримм. Что угодно, хоть по легендам и мифам Древней Греции, хоть по балладам о Робин Гуде или Вильгельме Телле, хоть по историям о Мерлине и короле Артуре, хоть по "Тысячи и одной ночи". В общем, напишите нормальную научную работу без этого бреда о Волшебной Стране. - А иначе останетесь на второй год или даже будете исключены, - строго добавил декан. - Вернее отчислены. Тиму вернули его работу и отпустили. - Не мог же я сказать этим ученым мужам, что пережил все это вместе с Энни! - рассказывал позднее Тим подруге и остальным. - Они бы меня отправили в психушку. Да и Энни с ее старшей сестрой заодно. Эх, попасть бы еще раз в Волшебную Страну, сделать фотографии и снять все там на камеру, словом добыть убедительные доказательства для руководителя и декана! Тогда бы мне не пришлось писать новую курсовую. - Ты точно не хочешь написать что-нибудь другое? - спросила Энни. - Нет. - Тогда остается ждать и надеяться, что мы снова попадем в Волшебную Страну! Но сколько придется ждать? Этого ни Тим, ни Энни не знали.

schwarz: Захар , очень интересно, ждем-с.

Глория Джюс: Да, Захар, начало действительно очень интересное. Будем ждать продолжения.

Захар: Всем огромное спасибо за отзывы! Надеюсь, продолжение не разочарует.

Ильсор: Захар , очень интересно, прочитала с большим увлечением. Жду продолжения

Захар: Ильсор, большое спасибо за отзыв! Надеюсь, что скоро начну писать продолжение.

Ильсор: Захар, все равно, желаю Вам вдохновения. Потому что фик и впрямь очень интересный

Захар: Лето, ах лето... Лето - самое лучшее время года, потому что тепло, вокруг очень красиво и у нас есть чудесная возможность отдохнуть. Лето - время отпусков и каникул. Мы можем поехать куда угодно, проводить время у реки или озера на свежей зеленой траве, плавать в теплой воде, или подняться в горы, или играть в различные игры, кататься на велосипеде и так далее. Этим летом Энни собиралась поехать на море. Однако после того, как у Тима забраковали курсовую работу, девушка решила остаться, чтобы поддержать друга в трудную минуту. К тому же ведь они с Тимом обязательно вновь посетят Волшебную Страну, чтобы добыть доказательства для руководителя и декана, а это ведь куда интереснее, чем поездка на море. Но когда же они отправятся в край чудес? Этого Энни с Тимом пока еще не знали, но не унывали и надеялись на лучшее. Стоял теплый летний день. Как всегда Смиты проснулись рано, и сделав утренние дела, уселись завтракать за столик прямо на свежем воздухе. - Мама, можно мне кусочек колбаски? - робко как в детстве спросила Энни. - Конечно, дорогая, конечно! - улыбнулась миссис Анна. - Ешь на здоровье, пищи у нас, слава богу, хватает. Появился веселый и жизнерадостный Тим. Он уже отошел после случившегося и решил, что они с Энни сумеют утереть нос декану и руководителю. Нужно только подождать... - Всем доброе утро! - улыбнулся Тим. - Доброе утро, - хором ответили Смиты. - Завтракать будешь? - засуетилась миссис Анна. - О нет, спасибо, я уже три раза позавтракал, - пошутил Тим и подмигнув Энни, уселся с подругой. - Сегодня я целиком и полностью в вашем распоряжении. - Здорово! - оживился Джон. - Мне нужна мужская помощь в столярных работах. Наконец с трапезой было покончено. - Чем займемся? - деловито поинтересовалась Энни. - Я хочу фехтовать шпагой с Тимом! Столярные работы - не волк, в лес не убегут. С некоторых пор Энни пристрастилась к фехтованию и приобщила к этому Тима, несмотря на то, что парень по-прежнему предпочитал волейбол. - Нет, - возразила миссис Анна. - Это фехтование никуда не денется, а вот работа прежде всего. Поэтому ты, Энни, сейчас пойдешь полоть клубнику, а Тим с отцом будут столярничать. - Чего? Чего? - возмутилась Энни. - Мама, ты серьезно? Полоть в такую прекрасную погоду? Ни за что! Следует отметить, что Энни ко всем работам на ферме относилась положительно за исключением прополки грядок. Полоть для нее всегда было мукой и она не скрывала этого. - Эх, нет на тебя Элли! - поджала губы миссис Анна. - Ах, ах! Как трогательно! И где же она, ваша любимая доченька? Что-то она не торопится возвращаться в родительский дом и полоть здесь грядки! - закусила удила Энни. Миссис Анна побагровела и еле-еле сдержалась, чтобы не дать волю своему гневу. - Не смей так разговаривать с матерью! - вмешался Джон, строго посмотрев на младшую дочь. - Ты живешь здесь не одна, а в семье. Не забывай про это! А что касается Элли, то мы считали, что старшая сестра всегда была для тебя примером. Что же... Судя по всему, мы ошибались. - Давайте жить дружно! - воскликнул Тим и чтобы разрядить обстановку принялся рассказывать историю про чудо-остров под названием Пултанелла о котором прочел в отделе редкой книги университетской библиотеки. Анна и Джон громко хохотали, забыв обо всем на свете. - Ой, не могу! Значит, дети на этом острове рождаются стариками? - веселился Джон. - Совершенно верно, - подтвердил Тим. - А вместо настоящих стариков там дети! Вот умора-то! - захлебывалась Анна. - Ну и что тут такого особенного? - насупилась Энни. - Это же сказка. А там и не такое случается... После повествования о чудо-острове, Тим рассказал побасенку из русского фольклора: - "Жил-был царь, у царя был двор, на дворе был кол, на колу мочало; не сказать ли с начала?" Тут уж и Энни стала смеяться. Обстановка была разряжена. Когда веселье стихло, Энни сосчитала про себя до десяти, а затем встала и низко поклонилась отцу с матерью: - Простите меня, дорогие родители, я больше не буду. - В другой раз думай, что сказать, - мягко заметила Анна и поцеловала дочь. Неожиданно послышался какой-то звон, и перед столом появился никто иной как Страшила Трижды Премудрый. - Эй-гей-гей-го, я снова-снова-снова с Энни и Томом! Как вы повзрослели, да! - воскликнул правитель Изумрудного Острова, сняв свою шляпу. Все буквально онемели от изумления. - А вы должно быть родители Элли и Энни? - продолжал Страшила. - Рад знакомству! Страшила, правитель Изумрудной Страны, к вашим услугам! Ваши дети рассказывали о вас много хорошего. Но к делу... Тим тут рассказывал об острове Пултанелла и мне захотелось его дополнить... И Страшила принялся рассказывать. Когда он закончил, то все еще царило молчание. - Был рад встрече, но мне пора, - вздохнул правитель. - Да, чуть не забыл... Элли передает вам всем пламенный привет. До свидания! Опять послышался звон, и Страшилы как не бывало. - И что это было? - наконец произнесла миссис Анна. - Мы сошли с ума? У нас галлюцинации? - Не думаю, дорогая, - возразил Джон. - Если бы мы действительно сошли с ума, то не все сразу. С ума сходят поодиночке. Меня интересует другое: как может Элли передавать нам привет из Волшебной Страны, если она сейчас работает в летнем лагере? Вы, двое, что-нибудь знаете об этом? Энни с Тимом покачали головами. - Точно? - недоверчиво прищурилась миссис Анна. - Знаю я вас, сказочники! - Точно! Клянемся! - подняли руки ребята. - Ладно, пойду займусь малиной, - вздохнула миссис Анна, потерев виски. - А ты, Энни, займись клубникой, пожалуйста, будь добра. - Хорошо, мамочка. - Энни наклонилась к Тиму прошептала: - Как ты думаешь, что это означает? Почему мы видели Страшилу? И каким образом Элли передает нам привет из Волшебной Страны, если ее сейчас там не может быть? - Безусловно, этому имеется какое-то разумное объяснение. Но я не знаю пока, какое именно. - И я тоже. Значит, мы однозначно должны посетить Волшебную Страну. - Я заинтригован, Энни. - А как я заинтригована! Энни с матерью отправились на огород, а Тим с Джоном Смитом в столярку. Джон готовил новые двери для дома и опасался, что один не справится, ведь он уже в годах. Мужчины принялись за работу. Вдруг опять послышался тот же звон, а затем хорошо знакомый Тиму голос: - Кто так рубанком орудует? Сразу видно, господа, что столярному ремеслу вы не обучались. - О Господи! - ахнул Тим. - Это же Урфин Джюс. - Он самый, парень, - усмехнулся всем известный столяр и огородник. - Я тоже тебя узнал, спутник Энни Смит. - Позвольте, - опомнился Джон Смит. - По какому праву вы вторглись в частное владение? Что за безобразие? - Да, Урфин Джюс, каким образом вы попали сюда? - спросил Тим. - Сначала мы видели Страшилу, теперь вас... - Не уверен, что я тот, кто вправе давать вам объяснения, - сухо заметил Джюс. - Скажу лишь одно: неужели ты считаешь, парень, что писал свою курсовую работу для университета и галочки? Ошибаешься! На Земле все взаимосвязано, мой юный друг. Но вернемся к вашей работе здесь... Трудитесь вы слабовато, извините. - Ничего подобного! - возразил Джон Смит. - Я в молодости два года столярничал и плотничал, к вашему сведению. - Это маловато, - покачал головой Джюс. - Мой учитель, который воспитал вашего покорного слугу, говорил, что для постижения столярного ремесла нужно учиться не менее пяти лет и даже больше. Так вы далеко не продвинетесь. Но не волнуйтесь, я помогу вам. Смотрите и учитесь! С помощью Урфина дело действительно пошло быстрее. Тим и Джон стали пожимать гостю руки. - Большое спасибо! Что бы мы без вас делали? Оставайтесь, пообедайте с нами. - Не стоит благодарности. Увы, но принять столь великодушное предложение не могу, ибо мое время на исходе, извините. Счастливо оставаться! Послышался звон, и Урфин Джюс исчез. На всякий случай Джон и Тим посетили местного врача. - Все в порядке, - заметил врач, осмотрев их. - Вы абсолютно здоровы, просто перегрелись на солнце. Отдыхайте! Джон отправился отдохнуть, а Тим пошел помочь Энни с прополкой, а заодно и рассказать о посещении Урфина Джюса. Подойдя к грядке с клубникой, Тим не поверил своим глазам, но вынужден был поверить. Железный Дровосек находился рядом с Энни и помогал ей. - Полоть грядки надо умеючи, - говорил Дровосек. - Меня научила это делать когда-то мама... - Терпеть не могу полоть! - жаловалась Энни. - Жизнь - сложная штука, - заметил правитель Фиолетовой Страны . - И умение полоть грядки никому не повредит. Наконец работа была закончена. Ребята засыпали Дровосека вопросами, но тот лишь улыбнулся: - Всему свое время, друзья. До встречи! Раздался звон, и Железный Дровосек покинул Канзас. Энни с Тимом потом долго обсуждали все происходившее сегодня.

Захар: С некоторых пор Тим иногда оставался ночевать у Энни, а миссис Анна с Джоном уходили тогда ночевать к О’Келли. Так было и в тот день, когда начали происходить эти необыкновенные события, то есть в Канзасе побывали Страшила, Урфин Джюс и Железный Дровосек. Энни с мамой приготовили вкусный ужин на двоих, и родители отправились на ферму семьи О’Келли. - Пошли скорее, к чему мешать молодым, пусть побеседуют, поворкуют и так далее, - торопила мужа миссис Анна. - Да, не будем им мешать, сами были молоды, - отвечал Джон, украдкой вытирая слезу. - Оглянуться не успеешь, как Энни с Тимом выпорхнут из родительских гнезд! Эх, время, время! - И не говори, - вздыхала миссис Анна. - Ну вот наконец-то мы остались одни в гордом одиночестве! - воскликнул Тим, когда Смиты-старшие наконец ушли. - Я выпью, разбуянюсь, расхрабрюсь и наконец скажу тебе то, что должен сказать, Энни. - Правда? - просияла девушка и осыпала Тима поцелуями. - Насчет выпивки это я пошутил, - заявил Тим чуть позже. - Ты же прекрасно знаешь, что я с детства не выношу алкоголь. - Ясно. Будем ужинать? - Нет, сначала у меня будет к тебе одна просьба, Энни. Вот, - с этими словами Тим протянул девушке гитару, которую ей подарили родители за отличную учебу. - Я очень люблю, когда ты поешь. - Всегда пожалуйста! Энни откашлялась, взяла гитару и запела: Когда повзрослеешь, становится страшно: Сегодняшний день, он уже не вчерашний. Хоть небо опять за окном голубое, Но куклы уже говорят не с тобою. Солдатики вдруг из коробки не встали, Солдатики вдруг оловянными стали. Вчера ты скакал в незнакомые страны, И вдруг оказалось, что конь деревянный. Всё стало вчерашним, всё стало иначе, Ты взрослый и, значит, уже не заплачешь. Сегодняшний день, он уже не вчерашний, Когда повзрослеешь, становится страшно. Сегодняшний день, он уже не вчерашний, Когда повзрослеешь, становится страшно. Тим поспешил обнять девушку: - Никогда и ничего не бойся, Энни. Все хорошо, я никому не дам тебя в обиду. Песня хорошая, спору нет, но ко мне это точно не относится. Я и младенцем-то плакал очень редко. Лишь один раз когда упал и мне пришлось потом удалять молочный зуб. А что касается взросления, то и это пусть не пугает тебя, ведь я рядом. - Спасибо, Тим, ты действительно настоящий друг. Тебе и правда удалили тогда молочный зуб? - Ну да. А что? - Я этого не помню. - Ничего удивительного, это было очень давно... Так... Теперь моя очередь петь. - Давай! Покажи класс, Тимофей! Тим взял гитару и запел: Вот идет по свету человек-чудак Сам себе тихонько улыбаясь. Видно, в голове его какой-нибудь пустяк, С сердцем, видно, что-нибудь не так. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. Сколько сердце лекарством не лечи, Все равно сплошные перебои. Сколько тут ни жалуйся, ни ворчи Не помогут лучшие врачи. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. Поезжай в Антарктиду без лишних слов Там сейчас как раз в разгаре осень. На полгода ты без всяких докторов, Снова будешь весел и здоров. Приходит время, с юга птицы прилетают, Снеговые горы тают и не до сна. Приходит время, люди головы теряют, И это время называется весна. - Это песня о нас, романтиках, мечтателях и сказочниках, - пояснил Тим, отложив гитару в сторону. - Поэтому врачи рекомендуют всем подобным личностям вести себя весной осторожно и не впадать в эйфорию на улице, в публичных местах. В противном случае полицейские, как в форме так и без формы, имеют полное право отправить таких сказочников в психушку. Мне об этом рассказал один знакомый пятикурсник с нашего факультета. - Ничего себе! Кошмар! - покачала головой Энни. - Уж не ошиблись ли мы с тобой с выбором факультета и вуза? - Нет, не думаю, - возразил Тим. - Мы сделали свой выбор осознанно и без принуждения. Поэтому я никогда не уйду с нашего факультета и вуза. А ты что, думаешь сменить вуз? - Нет, но... Как-то насторожили меня твои слова о полицейских и мечтателях. - Господи, да разве дело только в этом? Человек может быть романтиком по жизни, но при этом никогда не учиться на факультете фольклористики и народной словесности. Главное, не увлекаться и не впадать в эйфорию на улице. Словом, стараться жить реальной жизнью. Ладно, давай поедим, соловья баснями не кормят, сама знаешь. Девушка и парень уселись за стол. - Что тебе положить? Салат, ростбиф или бифштекс? - спросила Энни, улыбнувшись. - И того, и другого, и третьего, красавица моя. - Ты мне льстишь, - засмеялась Энни и щелкнула Тима по носу. - Вот Элли действительно красавица, а я - нет. - Ничего подобного! Ты самая красивая девушка в мире! - Хо-хо! Тогда я очень счастлива. Некоторое время Энни с Тимом лишь ели и пили. Потом Тим сыто откинулся на спинку стола: - Все-таки я еще недостаточно наелся. - В каком смысле? - встревожилась Энни. - У нас тут остались лишь яблоки, груши, огурцы и помидоры, немного мяса и пирога. - Нет, я не об этой пище... Иди сюда, милая! Тим привлек к себе Энни, и они стали целоваться, забыв обо всем на свете. Вдруг раздался стук в дверь. - Кто это еще? - недовольно пробурчал Тим. - Ты кого-нибудь ждешь? - Да нет. Может быть, это Элли вернулась, - предположила Энни. - На ночь глядя? Нет, это вряд ли наша Элли. - Ну тогда это мой любовник Ипполит, - захихикала Энни. - Скажешь тоже... Я сам люблю пошутить, но это уж слишком! - возмутился Тим и лично пошел открыть дверь. Как оказалось, это был Смелый Лев со своим внуком. - Добрый вечер, - поздоровались гости. - Здравствуй, старый друг! - обрадовались Энни и Тим. - Какими судьбами? - У моего младшего внука сегодня день рождения, - пояснил Смелый Лев. - И он никогда еще не видел вас... Вот я и решил сделать ему такой подарок, а не ждать вашего возвращения в Волшебную Страну. - Конечно, конечно, поздравляем! Заходите, заходите чего на пороге стоять. - Спасибо на добром слове. Мы не одни, с нами гномы, они тоже почему-то захотели вас увидеть. Накормите их чем-нибудь, пожалуйста! Гномы выступили вперед и запели: Правда это или байка - Так суди иль по-иному, Верь, не верь, а все ж узнай-ка: Есть народец малый - гномы. Как ему не подивиться! Невелик росточком вышел - Войско в тыкве уместится: Каждый семечка повыше. Где ж они? А на пригорке, И под камнем, и в чулане, В каждой ямке, в каждой норке - Вот спроси у старой няни! И в запечке, и под печкой, В узкой щелке половицы - Уж найдет себе местечко, Всюду может примоститься! Глядь - готовит за кухарку, Сахарку слизнул немножко, С сковородки стянет шкварку, Под столом подымет крошку... Щелкнул кнут в конюшне глухо - Знать, коню сплетает гриву... Шепчет сказку детям в ухо... Ну и чудо! Ну и диво! Знают выходы и входы, Все увертки, все уловки! Нет проворнее народа - Ну и прытки, ну и ловки! Так суди иль по-иному, Верь, не верь, вини в обмане - Только есть на свете гномы! Вот спроси у старой няни! Гостей из Волшебной Страны приняли с почетом. Гномы с удовольствием съели пирог, а Смелый Лев с внуком разделили по-братски остатки мяса. Энни с Тимом делали попытки что-нибудь выведать, но безуспешно. Гости молчали как заговоренные. Зато они с удовольствием послушали рассказы Тима с Энни о университете и факультете. Наконец Энни не выдержала: - Элли тут передавала нам всем приветы. А как у нее самой дела? Где Элли вообще? Что с ней? Это подействовало. - Прекрасно, - улыбнулся Смелый Лев. - Элли действительно у нас и собирается замуж... - Ах, вот как?! - изумилась Энни. - Могла бы и нам сообщить. - Дедушка! - упрекнул старика внук. Гномы также укоризненно покачали головами. - Ой, зря я это сказал, - смутился Смелый Лев. - Ну раз слово не воробей, выпустишь не поймаешь, то скажу кое-что еще. Только это страшная тайна. Поклянитесь, что не проболтаетесь! - Клянемся! - поклялись Энни с Тимом. - Элли собирается выходить замуж за короля Страны Сказок Валибальда Второго. Все, больше об этом ни слова! - Страна Сказок? - удивился Тим. - В Волшебной Стране существует и Страна Сказок? - Совершенно верно, - пояснил старый гном Кастальо. - Там живут персонажи всех ваших известных сказок - Красная Шапочка, Белоснежка, Золушка, Снегурочка, Мальчик-с-Пальчик и еще много других. - Красная Шапочка? Я же о ней написала курсовую! Почему же мы об этом раньше не знали? - округлила глаза Энни. - Потому что та область Волшебной Страны практически не вступала в контакты с другими, - сказал Кастальо. - Лишь при короле Валибальде Втором стали устанавливаться связи с другими областями нашей страны. Все! Мы и так уже вам сказали слишком много. Гости посидели еще немного и откланялись. Тим с Энни подарили внуку Смелого Льва красивый браслет. Таких безделушек у Энни было много. Внук остался очень доволен подарком. - Поверить не могу! Элли выходит замуж за сказочного короля, - пробормотала Энни после ухода гостей. - Наш пострел везде поспел! Повезло же любимой маминой дочке! Не пойми меня неправильно, Тим. Элли - моя сестра и я люблю ее. Однако сестрица всегда была любимицей у нашей матушки, это факт. И тут уж ничего не попишешь, я смирилась с этим. - А ты не преувеличиваешь? - Ни капельки, - стояла на своем Энни. - Ладно, оставим это. Мне кажется, что я уже где-то читал об этом короле Валибальде. - Я тоже... Сейчас проверим. Энни достала свою любимую популярную энциклопедию сказок и раскрыла страницу на двадцатом веке: - Вот. Нашла... - Я весь внимание. - "Страна Сказок придумывалась многими писателями и сказочниками. Как древними, так и новыми. Где-то в двадцатых-тридцатых годах нашего столетия сочинения об этой стране написали несколько польских и чешских писателей-любителей под псевдонимами. Тем не менее это имело такой успех у читателей, что по мотивам этих историй было снято два сериала и написано еще несколько книг. Но они сейчас очень редки, поэтому достать их сложно. Согласно этим писателям довольно долгое время Страной Сказок правил король Валибальд Первый, который строго блюл древние законы и не допускал с другими государствами никаких контактов. После его смерти до достижения совершеннолетия сына короля Страной Сказок правила королева-вдова Арабелла. После того, как ее сын стал взрослым, он, то есть Валибальд Второй, взял в свои руки бразды правления. Однако народ настоял, чтобы королевой также стала старшая сестра Валибальда Второго, хитрая и честолюбивая Людмила. Таким образом у Страны Сказок стало два правителя. Валибальд Второй проводит политику сотрудничества с другими народами. Королева Людмила не одобряет политику брата, но поскольку мать на стороне сына, то она ничего не может сделать. В остальном же законы и обычаи Страны Сказок остались прежними..." - Можешь взять себе на заметку, - заметила Энни, протянув Тиму энциклопедию. - Твоя курсовая нуждается в дополнении. Тим задумался: - Твоя правда, Энни, спасибо! Если все так и есть, то нужно добыть доказательства и о Стране Сказок! Как хорошо, что Элли выходит замуж за их короля! Теперь-то высший бал за курсовую мне обеспечен. Он взял бумагу и сделал для себя заметки. Остаток вечера Энни с Тимом смотрели телевизор. - Спать будем вместе? - лукаво спросила Энни. - Если ты не против. - Я всегда к твоим услугам, мой пупсик! С тех пор как Тим стал иногда ночевать у Энни, он лично купил для себя большой диван, который поставили у Смитов. На нем без проблем можно было улечься вдвоем.

Захар: Все говорят: "Любовь - это яд. Любовь - это яд. Любовь - это яд." Но сердцу любить нельзя запретить. Нельзя запретить, нельзя запретить. Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Тот кто влюблен навек покорен. Навек покорен, навек покорен. Он ночью и днем с любовью вдвоем. С любовью вдвоем, с любовью вдвоем. Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Ведь не любить - значит не жить. Кто даст ответ так или нет? Песня из фильма "Три плюс два" 1963 год. Предупреждение: в этой главе будет небольшая постельная сцена. В связи с этим убедительная просьба детям до 16 лет начало этой части пропустить. Энни с Тимом приготовились ко сну и почистили зубы. Постель на диване была уже послана. Энни в одном халатике вошла в комнату и замерла. Тим стоял перед ней в одной майке, и улыбаясь демонстрировал свои бицепсы: - Я не Шварценнегер и не Сталонне, но тоже качаюсь. - А как насчет стероидов? - спросила Энни немного погодя. - Вот еще! От этой гадости ведь и умереть можно. Поэтому мне такие штучки ни к чему. "Господи, неужели сейчас начнется то, о чем мечтает каждая девушка и без чего давно бы перевелся род человеческий на Земле?" - подумала Энни. Но почему тогда ей, Энни, так страшно? Ведь не она первая и не она последняя. И это же Тим, которого Энни знает чуть ли не с пеленок... - Что случилось? С каких это пор я стал пугать тебя, моя дорогая Энни? - заботливо поинтересовался Тим, догадавшись о чувствах подруги. - Не бойся, моя красавица. Обещаю, что приложу все усилия, чтобы тебе не было больно. - Видела бы нас мама, - прошептала Энни. - Хи-хи-хи! Ну нашим мамам и папам видеть это совсем необязательно. Уверяю тебя, здесь нет ничего постыдного и греховного. Или ты до сих пор считаешь, что никакого секса не существует, а детей находят в капусте или их приносит аист? Помилуй! Мы же с тобой взрослые люди. Впрочем, если ты не хочешь, я не буду настаивать. Мы ведь всегда понимали друг друга. Даже когда были маленькими. - Да нет, я хочу попробовать, но мне все-таки немножко боязно. Говорят же, что это такая грязь, что просто страх один! - Страх - дело естественное. Но я не могу понять, Энни, чего же ты боишься, если я рядом? Или ты не доверяешь мне? - Я доверяю тебе, Тим, ты же знаешь. - Тогда в чем же дело? Наши родители ведь занимались этим, чем же мы хуже? Если наши мысли и помыслы чисты, то ни о какой грязи и речи быть не может. Знаешь, я очень хочу тебя и всегда грезил о своей Энни. А ты? - Мой дорогой Тим! Признаюсь, что я тоже всегда мечтала и грезила о тебе! - воскликнула Энни. - В детстве мне всегда хотелось сыграть с тобой в жениха и невесту или даже в мужа с женой, но я боялась, что родители этого не поймут. С этими словами она прижалась к другу. Тим ласковыми руками освободил Энни от одежды и уложил на диван. - Я люблю тебя, моя милая Энни! - прошептал он, сняв и отбросив свою майку в сторону, а затем принялся осторожно целовать и ласкать подругу, чтобы не сделать ей больно, как и обещал. Энни отвечала сначала не очень умело, но потом вошла во вкус. Через час они лежали совершенно обессиленные, но счастливые, прижавшись друг к другу. - Неплохо, совсем неплохо, - наконец прошептала Энни. - Да, любовь - это соль жизни. - Тебе точно понравилось? - Если бы мне не понравилось, я бы давно ушла, - засмеялась Энни и поцеловала Тима. - Радость моя! Влюбленные голубки поцеловались еще немного и наконец уснули. Они не слышали, как раздался звон и появились двое гномов, которые прикоснулись к головам Энни и Тима маленькими серебряными булавами: - Будьте сильными и мужественными! Впереди вас ожидают трудности и испытания, - сказали гномы. Потом опять раздался звон, и гномы исчезли. Простите, уважаемые читатели, что вырвал вас с корнем из доброй старой сказки. По логике ведь так нельзя. С другой стороны Энни с Тимом ведь уже не дети. Поэтому не стоит удивляться, что их дружба переросла в нечто большее. И кто сказал, что изначально все сказки были придуманы лишь для детей? В воскресенье Энни с Тимом, как добропорядочные молодые люди, посетили церковь с родителями, затем сделали кое-какую работу по хозяйству на фермах Смитов и О'Келли, потом вволю фехтовали на пару и в конце концов удрали в ближайший лес. Вдоволь нагулявшись молодые люди уселись на опушке и принялись беседовать о том, о сем, а также целоваться. - У меня идея, - сказала Энни как бы между прочим. - Давай вспомним молодость и отправимся в Волшебную Страну на механических мулах. Ведь наши Цезарь и Ганнибал прекрасно сохранились, несмотря на время. Родители не будут против, я уверена. - Отлично! - одобрил Тим. - Ностальгия и так далее. Только... Я ведь подрос и подрос значительно. И если тебя Ганнибал удержит без проблем, то Цезарь вряд ли удержит такого великана, как я. Необходимо будет попросить Фреда Каннинга увеличить Цезаря, вот. - Ну так попросим, что в этом такого... Эх, Артошки нет! Предлагаю почтить память Артошки и Тотошки минутой молчания. На следующий день ребята отправились с Цезарем в штат Айова, к Фреду Каннингу, который к этому времени стал одним из известных изобретателей в США. Помня о своей клятве, данной Смелому Льву, молодые люди не стали говорить об Элли, а также о том, что в Канзас приходили гости из Волшебной Страны. Ребята лишь сообщили, что хотят добыть доказательства для защиты курсовой работы Тима, а заодно и повидаться со старыми друзьями. - Эх, сказочники, сказочники! - снисходительно улыбнулся Фред. - Помню, как вы приехали ко мне еще детьми. И кажется, что с тех пор ровным счетом ничего не изменилось. Когда же вы наконец повзрослеете? - В смысле? - не понял Тим. - Мы с Энни выросли и повзрослели, если ты этого не заметил. - Дай подумать, кузен... Ну лет эдак через десять не раньше, - захихикала Энни. - Хлопни пять раз в ладоши, Фредди, и загляни себе под подушку! - Давайте говорить серьезно, - слегка нахмурился Фред. - То, что вы решили отправиться опять в Волшебную Страну, это я всецело одобряю. Я и сам с удовольствием отправлюсь в край чудес, когда у меня будет больше свободного времени. А вот с курсовой работой ты, Тим, явно переборщил. На твоем месте я бы даже не заикался о Волшебной Стране. - Только не надо читать мне нотаций! - надулся Тим. - Я не ребенок! - Я не читаю тебе нотаций, парень. И конечно, как взрослые люди, вы сами вправе принимать решение. Но выслушайте матерого волка, который желает вам лишь добра, пожалуйста, - внушительно произнес Фред. - Мы все внимание, - Энни поправила свои волосы. - Так вот. Если твоя курсовая работа, Тим, не выйдет за пределы университета, тогда еще ладно. Но что если в результате твоей работы о Волшебной Стране станет известно широкой общественности, как нашей страны, так и за ее пределами? К чему это приведет? Как вы считаете? Энни с Тимом переглянулись. - Ну люди будут посещать Волшебную Страну с экскурсионными целями, - ответила Энни, наморщив лоб. - И не только, кузина. В край чудес хлынут толпы причем самых разных личностей, от предпринимателей и журналистов до мошенников самого последнего разбора. В Волшебной Стране появятся компьютеры, автомобили и все то, без чего наша цивилизация не может обходится. - А что в этом плохого? - пожал плечами Тим. - Пора уже вам хоть чуточку повзрослеть, - вздохнул Фред. - Нельзя быть в наше время такими наивными. Вы подумали о Жевунах, Мигунах, Страшиле, Дровосеке, Льве, волшебницах Виллине и Стеллой и обо всем прочем? Что их ожидает в данном случае? Я вам скажу. В данной ситуации наши соотечественники и иностранцы ничем не будут отличаться от менвитов. Местное население, которое между прочим, окажет всем пришедшим людям хороший прием, будет изгнано со своих привычных территорий, и коренные жители вынуждены будут искать убежища в незаселенных местах, не всегда пригодных для жизни человека. Тех, кто не захочет добровольно служить новым жителям, будут истреблены, остальных превратят в слуг или даже рабов. Да, да, друзья мои, все будет именно так! Мир чудес назовут глупым и старым, все скажут надо на слом. Сказка будет сдана в утиль, ее не станет, она навсегда исчезнет! Неужели вы в самом деле этого хотите? Я не пугаю вас, я лишь предупреждаю о том, что может произойти. - А ведь ты рассуждаешь разумно, Фред, - посерьезнела Энни. - Тим, может быть, в самом деле лучше не рисковать, а? - Нет, я не отступлю, - твердо ответил Тим после тщательного раздумья. - Напишу что-нибудь другое лишь на втором курсе. А что касается Волшебной Страны, то я уверен, что Виллина со Стеллой не допустят, чтобы край чудес стал чей-то колонией. Да и остальные жители тоже не станут сидеть сложа руки, верно, Энни? - Верно, - ответила Энни, поняв, что Тим не откажется от своих намерений. - И мы им поможем в этом. - Ну что же смотрите, дело ваше, - махнул рукой Фред. - Так и быть переделаю Цезаря за месяц. - Месяц? Нет, так не пойдет, время дорого! - заспорили ребята. - Ой, только не надо вести себя как на рынке! - поморщился Фред. - По-вашему, у меня нет никаких других дел? - Ну пожалуйста, Фредди, ты же такой искусный мастер! - взмолились ребята. - Ладно, уговорили. Постараюсь управиться за две недели, - сдался наконец Фред. - Но взамен пришли мне, пожалуйста, Тим, твою курсовую работу, когда защитишь ее, в двух экземплярах, - попросил Фред. - Зачем это тебе, кузен? - изумилась Энни. - Да, Фред, зачем тебе моя курсовая? - недоумевал Тим. - Да еще в двух экземплярах! Ты же, в отличие от нас, не романтик, не сказочник и не мечтатель. - Откуда такая уверенность? - загадочно прошептал Фред. - Может быть, я стихи пишу, мечтаю перед сном и работаю над изобретением машины времени. Так что работа о Волшебной Стране мне не повредит. - Иди ты! - не поверили ребята. - Да, да, да. Только я прекрасно понимаю, что сказочник и мечтатель из меня неважный, а вот инженер - хороший. Ну как? По рукам? Энни с Тимом и Фред обменялись рукопожатием. Джон Смит не имел ничего против, чтобы младшая дочь вновь отправилась в Волшебную Страну. Энни всегда была его любимицей, где-то до 14 лет она усаживалась к отцу на колени, и они болтали о чем-то своем, а также вместе смеялись. Нельзя сказать, чтобы Джон плохо относился к Элли, он тоже старался ей уделять ей внимание, ездил в свое время со старшей дочерью на ярмарку и так далее. Но если миссис Анна всегда выделяла Элли, то Джон очень любил Энни, и дочь отвечала ему тем же. - Джон, не иначе как Энни - твоя любимая дочка, - говорили фермеру соседи. - У тебя даже голос меняется, когда ты с ней разговариваешь. Джон в ответ лишь скромно улыбался. Родители Тима также не были против, чтобы наследник отправился в край чудес, поскольку приучили сына к самостоятельности. Лишь миссис Анна поначалу пыталась отговорить младшую дочь от поездки. Ее вполне можно было понять, учитывая то, сколько бессонных ночей провела эта женщина ожидая возвращения сначала Элли, а потом и Энни. - Если это касается только Тима, дочка, то почему бы ему не отправиться туда самому? - мягко заметила как-то миссис Анна. - Не маленький уже, сам найдет дорогу. - Да что ты, мама! - возразила Энни. - Вы же с папой и Элли всегда учили меня, что нельзя бросать друзей в трудную минуту. А без меня Тим обязательно там что-нибудь наворотит. Поэтому я должна отправиться с ним, чтобы оберегать и защищать. Понимаешь? Джон поддержал Энни, и пришлось миссис Анне смириться с неизбежным: - Ладно, ты уже большая девочка, решай сама. Тим и Энни стали запасаться едой и всем необходимым в дорогу. Однажды они посетили бакалейную лавочку бывшего волшебника Гудвина. Несмотря на годы, Джеймс Гудвин был еще в хорошей форме и очень обрадовался, увидев Тима с Энни: - Добрый день, молодые люди! Как поживаете? Как там Элли? Энни как могла удовлетворила его любопытство, парочка приобрела несколько вещей и уже собралась уходить, как Гудвин почесал в затылке и сказал: - У меня для вас еще кое-что есть. Отдам бесплатно, это принесли мне какие-то контрабандисты, поэтому продавать эти вещи я опасаюсь. - А что это такое? - насторожились ребята. - Вот что! Гудвин порылся в своем сундуке и протянул Энни с Тимом два огнива. - Прекрасные вещи для далеких путешествий! Берите, молодые люди, и да сопутствует вам удача! Ребята поколебались немного, но приняли эти неожиданные подарки. Наконец Цезарь был готов. Фред лично поручил одному своему доброму знакомому доставить его на ферму Смитов. И вот наступил день отъезда. Энни с Тимом простились с родителями, уселись на мулов и тронулись в путь. Когда они оглянулись, то увидели, что родители подносят платки к глазам. - Не бойся, папа, мы не пропадем! - Энни помахала рукой отцу, тот энергично замахал в ответ. Так началось новое путешествие в край чудес. Дни побежали один за другим. Молодые люди двигались на северо-восток. У ручейков они запасали воды во фляжки. Погода стояла ясная и солнечная. Казалось, что все благоприятствовало нашим путешественникам. Но это только казалось... Добравшись до реки, Энни с Томом хотели было переплыть ее не слезая с седел, как в добрые старые времена, но тут послышался чей-то властный голос: - Стоять! Именем закона! Кто вы такие и что здесь делаете? Ребята оглянулись и увидели трое полицейских. Один был уже в возрасте с седыми волосами, второй - чуть помоложе, третий - еще совсем юнец чуть постарше Энни с Тимом. - Я жду ответа, молодые люди, - холодно произнес самый старший полицейский. - Мы студенческая фольклорная экспедиция, - ляпнул Тим первое, что пришло ему на ум. - Путешествуем по стране во время летних каникул и собираем старинные легенды, сказки, песни, тосты... - В таком случае вы сбились с пути, - с усмешкой заметил второй полицейский. - Ближайшее поселение индейцев находится на западе в двадцати милях отсюда. Третий полицейский молчал. Он лишь задумчиво смотрел на ребят. - Тосты? - подозрительно нахмурился первый полицейский. - А ну-ка дыхните! Ребятам пришлось подчиниться. Никакого алкоголя у Энни с Тимом, конечно, не было, и уж тем более они ничего не пили. - Так, так, - покачал головой первый полицейский. - А известно ли вам, студенты-фольклористы, что в этих местах орудует банда торговцев наркотиков из Гонконга? Поэтому вам не пристало здесь находится, пусть даже в целях вашей благородной миссии. - Нет, - ответила Энни. - Мы здесь были когда-то в детстве, это было очень давно, но ни о каких торговцах наркотиками не слышали. - Эх, молодежь, молодежь! - покачал головой второй полицейский. - Газеты надо читать, молодые люди. - Ах, вот как, значит, вы здесь не в первый раз?! - усмехнулся первый полицейский и многозначительно переглянулся со своим напарником. - Да, это так, - кивнул Тим. - Пожалуйста, отпустите нас, ведь мы ничего плохого не сделали. - Не так быстро, парень. Ваши документы! - потребовал второй полицейский. Тим протянул ему паспорта. Двое полицейских долго изучали паспорта. Третий продолжал смотреть на Энни с Тимом. - Это точно ваша фотография, юноша? - осведомился первый полицейский. - Моя. А что? Если вам не нравится этот снимок, то воспользуйтесь фотографией Арнольда Шварценеггера, - пошутил Тим. Шутка Тима очень не понравилась полицейским. - Ты, парень, востер на язык, - проворчал второй полицейский. - Но мы видали и не таких! Третий полицейский прошептал что-то своим коллегам. - Это роли не играет, - отмахнулись от него коллеги. - Прежде чем отпустить вас мы обязаны обыскать ваши вещи, молодые люди, - заметил первый полицейский. - Таков порядок. - А где же ваш ордер? - улыбнулась Энни. - Я не юрист, но кое-что понимаю в этом. - Девушка, здесь орудует банда торговцев наркотиками. А для них законы не писаны. Следовательно, мы должны бить их ихними же приемами, - пробубнил второй полицейский. - Войдите в наше положение. - Ничего не поделаешь, Энни, раз надо, так надо, - вздохнул Тим. Ребята не волновались, ведь у них никогда не было никаких наркотиков. Но полицейские оказались коварными людьми. Они подложили в сумку Тима мешочек с гашишем. - Так, так, - одобрительно потер руки первый полицейский, тряся перед носом ребят гашишем. - Что вы на это скажите, молодые люди? Я сразу понял, что здесь что-то не то. Тоже мне сказочники! - Это не наше, - запротестовали Энни с Тимом. - Не наше и точка! - Ваши увертки бесполезны, - заметил второй полицейский. - Значит, вы никакие не студенты, а сообщники торговцев наркотиками из Гонконга. Именем закона вы арестованы! Третий полицейский опять что-то прошептал своим коллегам. - Тебе никто не давал слово, дурак! - рассердился первый полицейский. - Молодой ты еще, не знаешь жизни... - Но, сэр, разумно ли это? - Конечно, я об этом заявляю со всей ответственностью. Не вздумайте удрать! Будем стрелять без предупреждения! - пригрозил первый полицейский. - А это кто? Он указал на мулов. - Это наши мулы Цезарь и Ганнибал, мы путешествуем на них, - всхлипнула Энни. Тим сжал ей руку. - Подарок ваших дружков из Гонконга? Я так и думал! Слезайте, они вам больше не понадобятся! - Но... - Без разговоров! Тиму и Энни ничего не оставалось, как слезть. Им надели наручники, полицейские вызвали подкрепление на всякий случай, и молодых людей доставили в ближайшее отделение полиции, где сдали на руки какому-то пожилому благодушного вида полковнику. Мулов отвели на одну ферму, недалеко от здания полиции. - Ну, молодые люди, будем сотрудничать? - улыбнулся полковник. - Что? Как? - не поняли Энни с Тимом. - Уверяю вас, я приложу все усилия, чтобы смягчить вашу участь. Охотно принимаю во внимание вашу молодость, неопытность и что вас соблазнили дурные товарищи. Итак... Где скрываются торговцы наркотиков из Гонконга? - Понимаете, сэр, произошла чудовищная ошибка. Мы не знаем никаких торговцев из Гонконга, а этот наркотик нам кто-то подложил, - попытался прояснить ситуацию Тим. - Кто именно? Уж не мои ли коллеги? - Именно они! - воскликнула Энни. - Жаль... Очень жаль, что вы не хотите с нами сотрудничать. Полковник нажал красную кнопку на столе, и появились двое полицейских. - В камеру эту сладкую парочку! - велел полковник. - Вместе или отдельно? - Да чего церемонится? Отдельно! Но рядом, все равно им не удрать отсюда. Тима и Энни посадили за решетки, отобрав все вещи, в том числе те, что были у них в карманах. К счастью, никого больше в камерах не было. - Ну и ну, - пробормотала Энни. - Вот влипли! Честное слово, даже с менвитами я чувствовала себя не так ужасно, как с нашими полицейскими. - Да уж, - невесело улыбнулся Тим. - Детская сказка кончилась, и началась сказка для взрослых. - Что делать будем, Тимофей? Сообщим родителям? Право на один звонок у нас есть, я знаю! - Какой в этом смысл? - возразил Тим. - Наш звонок их только огорчит. Не маленькие уже, сами выпутаемся. - Как? - Там видно будет. А пока давай споем. Пусть эти подонки видят, что нас не сломить! - А может не надо? - Надо. Энни с Тимом запели в два голоса: Там, за садом – дорога витая... куда ведёт? Видно, всё же не в Рим, уж скорей – в Изумрудный Город, Пробегут полный круг и потом лишь замедлят ход Стрелки в старых часах, выбирая для чуда повод. Ой, как в книжке, смотри-ка – из жёлтого кирпича, Нет дороге конца даже там, где истоки Инда... Все пунктиры на картах притворствуют и молчат, А в стране Фиолетовой сети плетёт Бастинда. Сразу не догадаться, что вовсе не нужен шар, Чтоб вернуться домой и попасть прямо в плен объятий, В сказках можно, не знаешь, улыбкой творить пожар, Обжигая тебя изумрудным летящим платьем? Тень клубочком свернётся у ног, как Тотошка и Артошка, вмиг Подберёт кто-то ключик к волшебной хрустальной дверце, Этот сказочник – к нам, только прежде вернёт старик Дровосеку Железному жизнь и большое сердце. Нашей Элли в подарок достанутся башмачки, Ну, какие-какие? Серебряных ведь не жалко? Россыпь звёзд на тропинке – небесные маячки, По краям – одуванчики, лютики и фиалки. Любят дождь. Только тёплый. Я тоже. Под нос себе Что-то Гудвин бормочет, слегка поправляя ворот... А дорога ведёт... ну, конечно, ведёт к тебе, Не в какой-то там Рим, да и не в Изумрудный Город.

Захар: Энни стояла на коленях камеры и горячо молилась. Молитва всегда успокаивала ее. Тим тоже помолился, но совсем чуть-чуть, поскольку привык рассчитывать на собственные силы. Потом ребята опять стали петь, чтобы не впасть в отчаяние: Отворите волшебные двери. Там гуляют волшебные звери По лесам и полям незнакомым Академикам и агрономам. Там летают, сумев сохраниться, И Феникс-Жар-птица, и Синяя птица, И еще кое-кто из пернатых, Те, в которых не верят наши скауты. Мне обидно за тех, кто не верит, В эти старые добрые двери, Кто не верит и дует с опаской На огниво, что высекло сказку. Нет волшебниц среди педагогов, В школе к сказкам относятся строго. Их берут не из школьной программы, А из памяти маминой мамы. И еще: Говорят, что с каждым годом Этот мир стареет. Солнце прячется за тучи И слабее греет; Говорят, что всё когда-то Было лучше, чем теперь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Говорят, что поначалу Было всё чудесней, Но волшебники исчезли С мамонтами вместе, И в страну чудес и сказок Навсегда закрылась дверь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Говорят, что правда с кривдой Воевать устала, Что без страха и упрёка Рыцарей не стало. Что отныне всё на свете Ты кривою меркой мерь... Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не слушай, Говорят, а ты не верь! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Мир таким и был придуман Юным и бесстрашным Всемогущим Чародеем, Рыцарем отважным! И для радости и счастья Нам подарен этот мир- Необъятный и чудесный, Необъятный и чудесный, Кто бы что не говорил!!! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод,- Столько лет ему, сколько и нам! Разноцветный, огромный, весёлый, Неподвластный ни дням, ни годам Этот мир ослепительно молод - Сколько лет ему, Сколько лет ему? Миру столько же сколько и нам! Неожиданно на Тима напал истерический хохот. - Ха-ха-ха! Ты не находишь все это забавным, Энни? Слушай, а может действительно не существует никакой Волшебной Страны, и нам все это приснилось, как Алисе о Стране Чудес? - А как насчет Элли? Ты считаешь, что и ей все приснилось насчет Волшебной Страны? Сомневаюсь. Волшебная Страна - это никакой не сон... Забавно? Тим, неужели это опять началось? Голубчик, пожалуйста, опомнись! Только этого нам не хватало! Это началось, когда Энни и Тим учились в третьем классе школы, а точнее на уроке во время чтения произведения "Приключения Тома Сойера" Марка Твена. Вдруг ни с того, ни с сего Тима стал душить смех. Глядя на него, стали смеяться и другие. К счастью, учительница там была хоть и строгая, но многоопытная, мудрая и справедливая. Поэтому она не стала наказывать Тима. Учительнице удалось переключить ребят на другое, и смех мало-помалу прекратился. Второй раз это случилось с Тимом уже в шестом классе на уроке математики, которая вела итальянка американского происхождения. Следует отметить, что особой любовью и способностями к математике Тим никогда не отличался и если бы не помощь Энни, то он давно бы попал в отстающие. Сама учительница математики была не только строгая, но и вспыльчивая, поэтому ее побаивались даже те, кому математика давалась хорошо. Итальянка вызвала Тима к доске и попросила решить задачу. А Тим почти не понимал ее решения. И тут на него опять накатил истерический хохот. Учительница сделала мальчику несколько замечаний, но смех не прекращался. Наконец она велела Тиму выйти вон из класса. Так продолжалось еще несколько раз, потом по настоянию учителей родители отвели мальчика к психологу. После проведения тестирования психолог все списал на подростковый возраст, и дело на этом заглохло. Но подобные явления ничуть не прекратились. Правда, Тим научился каким-то образом сдерживать себя или бежал в туалет, чтобы там в одиночестве подождать пока смех пройдет. Мало-помалу Тим пришел в себя и успокоился: - Спокойствие, только спокойствие, как говорил знаменитый Карлсон, который живет на крыше. Бог терпел и нам велел, как говорится. Прорвемся! - Слава Богу! - обрадовалась Энни. - Да, терять веру в Волшебную Страну - это последнее дело, каюсь! - Ага, не стоит упоминать о ней всуе. Некоторое время царило молчание. - Надо же у нас все забрали, ничего не оставили, - пробормотала наконец Энни. - А мне так хочется сладенького, когда страшно, как тебе известно! Эх, газировки бы сейчас, а еще лучше шоколаду! - Энни, помилуй, я для тебя все, что угодно сделаю, но какой же в тюрьме шоколад? И я же не шоколадная фабрика. - А я все равно хочу шоколаду! - надула губки Энни. Раздался шум шагов, и послышался чей-то голос: - Шоколада у меня нет, зато есть леденцы. Ну как вы тут, Энни и Тим? Я сделал все, что мог, чтобы убедить начальство в том, что вы не имеете к наркотикам и их торговцам никакого отношения, но мое мнение здесь ничего не значит, я здесь как мальчик на побегушках. Вот подкрепитесь... Это был тот юноша, который присутствовал при задержании Энни и Тима. Его взгляд был знаком молодым людям, но они не могли вспомнить, где они видели раньше этого человека. Полицейский открыл камеры и поставил на маленькие столики подносы с чаем, двумя бутербродами и леденцами. - Мы знакомы? - рискнула спросить Энни. - Не узнаете? Я вас тоже не сразу узнал. Помните Роберта Брука, который учился на два класса выше вас и любил всех фотографировать? Вас я тоже снимал часто. Когда вам надоедало, то ты, Тим, показывал мне кулак, помнишь? У меня сохранилось еще несколько ваших снимков, дома лежат. Значит, вы студенты-фольклористы? Да, очень даже неплохой выбор. А я вот стал полицейским. Мне казалось когда-то, что это самая благородная профессия в мире. Как же я ошибался! Став работать в полиции я убедился, что это самая настоящая мафия. Причем не только у нас в Канзасе, но и в других штатах. При первой же возможности я навсегда покину этот притон! Да вы ешьте, вы же наверняка голодны... - Тот самый Роберт Брук, который пел в хоре и ухаживал за Мэри Джонс?! - вспомнил Тим. - Он самый... Точнее то, что что от него осталось. - Роберт, что же с нами будет? - спросила Энни. - Это решит только суд, - развел руками полицейский. - Суд? - опешили Энни с Тимом. - Но мы же не сделали ничего плохого! - А это никого не интересует. Вы просто оказались в неподходящее время, в том месте, которое попало в черный список, - пояснил Роберт. - У нас же демократическое государство со свободой слова, где соблюдаются права человека, - заметила Энни. - И разве может в США творится несправедливость? Мы можем же написать президенту в конце концов! - Вы что, с луны свалились? - покачал головой полицейский. - Президент наш далеко и высоко, ему нет дела до простых обывателей. Демократия, свобода слова и права человека в реальной жизни - это всего лишь красивые слова и больше ничего. "В Америке свобода слова существует лишь для мертвых", как справедливо отметил еще в 1905 году известный писатель Марк Твен. И так везде, мои дорогие, во всем мире. Бедные люди! На протяжении всей жизни они жаждут любви и тепла. Но суровая реальность подсовывает им несправедливость в виде родительского ремня, нашего отвратительного климата и так далее. Но люди все на что-то надеяться и в конце концов добиваются какой-никакой любви. Однако проходит время и близкий друг становится заклятым врагом, влюбленные предают друг друга, а дети... Дети вырастают и забывают своих родителей! Эх, жизнь наша жестянка, да ну ее в болото! - Что же ты такое говоришь, Роберт? - нахмурился Тим. - Такова жизнь, мои дорогие, увы... Вдруг Энни осенила идея: - Роберт, пожалуйста, устрой нам побег! - Не могу,- развел руками полицейский. - Рад бы вас вызволить, Энни и Тим, но тут я бессилен. У меня ведь тоже семья... Я не могу допустить, чтобы моей родне причинили вред, а эти подонки на это способны, поверьте мне! Эх! Вся страна шагает в ад широкой поступью... С этими словами Роберт закрыл камеры и ушел, оставив Энни и Тима размышлять о услышанном. - У этого мира нет будущего, - мрачно заметил Тим после продолжительного молчания. - В Волшебной Стране тоже не все идеально, но по крайней мере там нет такого беспредела, как здесь. Давай поклянемся, Энни, что если все закончится хорошо, то когда мы встанем на ноги, как выражаются родители, то переселимся на житье в Волшебную Страну! Клянусь! - И я клянусь! - подхватила Энни. - Давай может немного поспим, когда насытимся, а? Хороший сон еще никому не мешал. - Пожалуй. Энни и Тим уже дремали, когда услышали голоса Элли, Страшилы, Смелого Льва и Дровосека: - Все будет хорошо, держитесь, помощь близка! Энни и Тим вскочили. - Элли, Страшила, Дровосек, Лев, где вы? - спросила Энни. Ответа не последовало. Вдруг раздался сильный грохот и голос Роберта Брука: - Ты кто? Терминатор? - Почти, - ответил хорошо знакомый Тиму и Энни голос. - Тилли-Вилли! - обрадовались ребята. - Мы здесь! Спаси нас! Раздались выстрелы, но пули не могли причинить особого вреда железному гиганту. - Срочно вызывай подкрепление, болван! - велел кто-то Роберту Бруку. - Где мои друзья Энни и Тим? - рассердился Тилли-Вилли. - Говорите, несчастные, или я все здесь разнесу! - Ах, так это ваши друзья? - улыбнулся Роберт Брук. - Хорошо, так и быть, я помогу вам, хотя мне это и грозит серьезными неприятностями. - Предатель! - послышались возмущенные голоса, но Брук лишь отмахнулся. Он указал Тилли-Вилли то место, где находились камеры. Великан поначалу не узнал ребят, а узнав, страшно обрадовался. Он освободил Энни и Тима от наручников, и вывел на волю. - Вот мы и снова вместе! Папочка Чарли передает вам привет. Элли извиняется, что лично не явилась, вы с ней увидитесь позже. - Дядя Чарли тоже в Волшебной Стране? - округлила глаза Энни. - С ума сойти! Какими еще сюрпризами вы нас удивите? - Да, уже почти год. Сказал, что сыт современной цивилизацией по горло. А что касается моря, то в Волшебной Стране оно также есть, как оказалось. - Где же в Волшебной Стране море? - изумились молодые люди. - В Стране Сказок, вот где! Папочка там плавает и рыбачит с одним моряком по имени Эдмон Дантес или Граф Монте-Кристо. Но сейчас не время об этом... Полицейские каким-то образом умудрились вызвать подкрепление, и пришлось нашим друзьям отбиваться. Но благодаря Тилли-Вилли удалось обратить в бегство хваленую полицию и разбить несколько полицейских машин. Тех двоих полицейских, что подсунули ребятам наркотик, Тим и Энни при поддержке Роберта и Тилли-Вилли посадили в камеры, где сами находились. - Вы не имеете права! - орали полицейские. - Это неуважение к представителям власти! - А вы проявили к нам уважение, подложив наркотик? - усмехнулся Тим. - Нас учили уважать себя! Так что око за око, зуб за зуб, как говорится... Роберт громко смеялся. - Вот ведь неблагодарная свинья! - возмутились его коллеги. - Я ухожу от вас, - заявил Роберт, отсмеявшись. - И ничуть не жалею об этом! Лучше подметать улицы, чем работать с такими негодяями, как вы! Роберт вернул молодым людям их вещи с провизией, которые как ни странно никто не тронул, а также привел с фермы мулов Цезаря с Ганнибалом. И вот Энни с Тимом вместе с мулами и Тилли-Вилли тронулись в путь. Роберт махал им вслед: - До свидания! Удачи! Роберт Брук уволился из полиции и на всякий пожарный случай переехал с родными в другой штат. А вот Энни с Тимом угодили в черный список. На фермах Смитов и О’Келли стала дежурить полиция. К счастью, полицейским хватило ума не раздувать информацию о железном великане Тилли-Вилли. Лишь заступничество Фреда Каннинга, который был лично знаком с несколькими губернаторами, заставило полицию навсегда закрыть это дело. "Ох, уж эти сказочники! - думал Фред. - Наделают они еще беды, чует мое сердце". Но поскольку у известного изобретателя было много дел, то у него не было никакой возможности отправиться в Волшебную Страну. Энни с Тимом продолжали свой путь, стараясь избегать людных мест. Тилли-Вилли был с ними пару дней, но потом был вынужден откланяться, ибо его время было на исходе. Перед уходом великан представил друзьям свою невесту по имени Роза, которая жила в Стране Сказок, в той ее области, где обитали великаны. Невеста лично прибыла к жениху, чтобы познакомится с его друзьями о которых много слышала. - Счастливого пути! До встречи! - пожелали великаны. Затем послышался звон, и они исчезли. Как-то раз на привале, когда Тим спал, Энни пришло в голову воспользоваться одним огнивом - подарком Гудвина. Но только девушка стукнула по кремню, как откуда ни возьмись появилась незнакомая женщина с рыжими волосами и каких-то доспехах. - Что угодно? Что надобно? - спросила женщина. - Чего? Чего? - не поняла Энни. - Какое у вас будет желание? Вот что, - недовольно пояснила женщина. - И побыстрее, мое время дорого! - М-м-м... Тогда, пожалуйста, рюмочку коньку и шоколад, - сказала Энни, немного подумав. - Будет исполнено! - Женщина щелкнула пальцами и протянула девушке возникший поднос с рюмкой коньяку и шоколадом. Когда Энни насытилась, появился Тим. - Что делаешь? И чем это пахнет? - нахмурился он. - Что это такое? Коньяк? Энни, ты пила коньяк?! - А что тут такого? Я же не напивалась допьяна! Уже нельзя и рюмочку пропустить! Не всем же быть такими трезвенниками, как ты! - насупилась девушка. - Энни, милая, да что с тобой? Я-то думал, что мы уважаем друг друга. - Но это вовсе не означает, Тимофей, что ты должен мной командовать! - возмутилась Энни. - Тоже мне! Разве я не имею права расслабиться после трудного пути? - Имеешь. Но не таким же способом... И где ты взяла коньяк, скажи на милость?! - Мне его подарили. - Как это? Кто тебе мог подарить здесь коньяк? Тебе мало случая с наркотиком что ли? - Не веришь? Смотри же! Энни стукнула по кремню, и опять появилась та же рыжеволосая женщина в доспехах. - Что угодно? - спросила она. - Хочу понимать язык животных и птиц у себя на родине, - пожелала Энни. - Ну и ну! - покачал головой Тим. - Зачем тебе это, Энни? Мы же решили, что в будущем будем жить в Волшебной Стране. - Да когда еще это будет! - отмахнулась девушка. - Будет исполнено! Женщина исчезла, но ненадолго и скоро вернулась с тарелкой какого-то кушанья. - Вот. Это мясо белой змеи. Съев его, можно понимать язык любого из животных или птиц, - пояснила рыжеволосая женщина. Запах не очень понравился Энни, но помедлив, она взяла вилку с ножом и стала есть. Женщина, сделав реверанс, исчезла. - Ну и как? - спросил Тим. - Скоро проверим. Спустя какое-то время появился голубь. Он уселся недалеко от ребят и заворковал. - И? - улыбнулся Тим. - О чем говорит птичка, а? - Голубь просит у нас покушать, - пояснила Энни и бросила птице крошки. - Ура, действует! Ну что? Убедился? - Пожалуй. Что же это за огнива подарил нам Гудвин? - Что бы это не было, это очень полезные вещи. И не будь таким снобом! Я же не пью какую-нибудь гадость, а благородный напиток под названием коньяк. Ну что? Мир? - Мир. Прости, Энни! - И ты меня прости, Тим! Пусть у меня отсохнет язык, но я больше никогда не стану обижать лучшего друга! А теперь давай продолжим наши дела, дорогой, - ласково проворковала Энни и обвила руками шею своего парня. Когда Энни уснула, Тим решил проверить свое огниво. Стукнул он по кремню. На этот раз появилась не женщина, а парень чуть-чуть постарше Тима. - Что угодно будет? - спросил парень каким-то странным голосом. - Неужели эти огнива действительно волшебные? - спросил Тим. - Совершенно верно. Что вам угодно? - нахмурился парень. - Как ваше имя? - Гривон, - недовольно пробурчал парень. - А меня зовут Тим. Мне очень хочется научиться фехтовать лучше своей девушки Энни! - Будет исполнено! Возьмитесь за мою руку, господин. Тим поколебался немного и взял Гривона за руку. Раздался хлопок, и они исчезли. Что должна была пережить Энни, когда проснулась и увидела, что Тима нет рядом! Девушка ходила взад вперед и окликала своего друга, но тщетно. В отчаянии Энни упала на колени и забилась в рыданиях. Когда девушка наконец очнулась, то увидела, что Тим находится рядом и преспокойно себе спит. Энни растолкала парня. - Что? Что такое? - сонно пробормотал Тим. - Где это ваша милость пропадает? Я тут чуть с ума не сошла! Совести у тебя нет! Где ты был, Тимофей? Признавайся! Тим провел рукой по лбу и открыл глаза: - Не помню. Совсем ничего не помню... - Ты что, лунатиком стал? - М-м-м... Может быть... - Ладно, потом разберемся... А сейчас давай еще хоть немного поспим. А случилось вот что. Гривон перенес Тима в Страну Сказок, а точнее в ту таверну, где частенько любили пировать легендарные французские мушкетеры Атос, Портос, Арамис и Д'Артаньян. - Видите тех людей, что сидят на самом видном месте, господин? - прошептал Гривон, закрыв лицо своим плащом. - Один из них сам пресловутый Д'Артаньян. - Не может быть! - не поверил Тим. - Да, все так и есть. В Волшебной Стране нет ничего невозможного. Он сидит на самом видном месте, видите? - Неужели правда? А почему вы закрылись плащом? - Я здесь не самый желанный гость. Это очень долгая история, - прошептал Гривон. - Подойдите к Д'Артаньяну и попросите его стать вашим учителем, он с радостью согласится. - Не верю своему счастью... Тим приблизился к мушкетерам. - Приветствую вас! - произнес он на ломаном французском. - Рад встрече! Любезный Д'Артаньян, не согласитесь ли вы дать мне хоть несколько уроков по фехтованию? Гасконец переглянулся с друзьями. - Сударь, у нас мало времени, - ответил он наконец. - Но я очень польщен, поэтому согласен дать вам сейчас один урок. - Мерси боку! Мерси боку! Шпага у Тима была с собой. Д'Артаньян встал из-за стола, выхватил свою, и урок начался. - Неплохо, неплохо, - одобрял ученика гасконец. - Только не волнуйтесь, сударь, и вы будете прекрасно фехтовать. Все так увлеклись этим зрелищем, что не видели, как Гривон щелкнул пальцами. Шпага Тима поползла к груди мушкетера и пронзила ее. Д'Артаньян упал как подкошенный. Гривон подскочил к Тиму и схватил его за руку. - Уходим, господин! - Что же это получается? - спросил Тим, когда они вернулись обратно. - Я причинил вред Д'Артаньяну? Нужно спасти его пока не поздно! - Боюсь, тут уже ничего не сделать, - возразил Гривон. - Вы сами виноваты, господин, нечего было меня вызывать и загадывать это желание. Теперь вас там будет искать как мушкетеры, так и король Валибальд, правитель Страны Сказок. - Но я не хотел этого! Как же быть? - Сами заварили эту кашу, сами и расхлебывайте, - ответил Гривон. - А я ухожу к себе. - Подождите! Вы не можете так просто взять и уйти! Нужно вернуться в Страну Сказок и все объяснить! - Ошибаетесь, господин, - недобро усмехнулся Гривон и сделал движение своей рукой. С этого момента Тим напрочь забыл о Гривоне и о том, что побывал в Стране Сказок. Гривон также устроил, чтобы Тима сморил сон. Слава богу,Д'Артаньян был еще жив. Мушкетеры доставили его к врачу, а сами отправились к королю Валибальду и доложили ему о случившимся. Правитель приказал найти Тима и доставить его во дворец. Элли, узнавшая что произошло, поспешила внести свою лепту: - Я знаю этого молодого человека очень давно. Это Тим, лучший друг моей сестры. Он не способен на убийство, я точно знаю! Чарли Блек,Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев и Тилли-Вилли также поручились за Тима. - Вот мое решение, - наконец заявил король. - Немедленно по прибытии в Волшебную Страну Тим должен лично явиться сюда для выяснения всех обстоятельств этого дела. На другой день Энни с Тимом опять тронулись в путь. О том что было, разговора больше не заводили. Что было, то было, нужно думать о будущем. Они не слышали, как рыжеволосая женщина и Гривон переговаривались между собой. - Хороша девчонка, - заметил Гривон. - Хотелось бы мне быть на месте этого придурка Тима! - Уж не влюбился ли ты, Гривон? - ухмыльнулась женщина. - Ай-яй-яй! Не трать время на подобные глупости, вот тебе мой совет. - Попрошу не указывать, Ашка! - скрестил руки на груди Гривон. - Ты мне не мать, не сестра и не любовница. - Хвала богам, что нет! Но ты хотя бы слушайся моих советов, иначе пропадешь! Меня вот другое интересует: эта сладкая парочка держит ведь путь в Волшебную Страну, а ведь мы в Стране Сказок давно уже в черном списке. Папаша Корреон и Валибальд не погладят нас по головке, если узнают о том, что мы вернулись! - Ты что-нибудь придумаешь, Ашка, я уверен. - Да, да. У Валибальда есть сестра Людмила. Мы поможем ей захватить власть при удобном случае, и тогда нам объявят амнистию, а Корреон попадет в зону, ха-ха! - Ты гений! - восхитился Гривон. - А то. Учись, студент! Со мной не пропадешь!

Захар: Элли Смит одолевали недобрые предчувствия после того, как она узнала, что Энни с Тимом арестовали. Она горько раскаивалась в том, что не вернулась к родным и не помогла Энни с Тимом перенестись в Волшебную Страну с помощью волшебного плаща. Тогда бы бедным ребятам не пришлось бы томиться в тюрьме! Любовь любовью, но семья - это семья. Как могла она, Элли, стать такой эгоисткой! И то, что Тилли-Вилли прибыл на помощь и спас ребят почти не утешало ее. Элли словно чувствовала, что что-то должно было произойти еще. И ее не обманули предчувствия. Но об этом позднее. Чтобы успокоиться и расслабиться, Элли решила принять ванну. Раньше это всегда помогало, но сейчас испытанное средство совсем не подействовало. Поэтому Элли решила выяснить, где находятся Энни с Тимом и немедленно привести в Волшебную Страну, чтобы ребята были у нее на глазах. Так будет спокойней... Элли высушилась, оделась, наспех выпила чашечку кофе, взяла волшебный плащ с волшебным перстнем с помощью которого можно было исполнять любые желания, достаточно было просто повернуть его на пальце и загадать желание ( о том, как к Элли попал этот перстень будет рассказано в одной из следующих глав). Вдруг раздался стук в дверь. - Милая, это я, - послышался голос короля Валибальда Второго. - К тебе можно? - Да, заходи, дорогой. Правитель Страны Сказок был высокого роста молодой человек двадцати одного года, именно тогда по законам Страны Сказок у людей наступает совершеннолетие, с зелеными глазами, широкими плечами и зеленой расшитой серебром королевской мантии. Король вошел и поинтересовался: - Ты куда-то собралась, Элли? Я хотел познакомить тебя со своим любимым дедушкой по матери - Гиацинтом. Он с некоторых пор ведет уединенный образ жизни, но будет рад встрече с тобой. - Сейчас это невозможно, дорогой Валибальд, извини, - мягко возразила Элли. - Я должна узнать, где Энни с Тимом и привести их сюда, чтобы они опять не попали в какую-нибудь беду. - И то верно. Давно пора разобраться с делом мушкетера Д'Артаньяна. Но тебе не нужен плащ и перстень. Чудеса надо экономить, как говорит мой придворный чародей Мерлин. Мы поедем с комфортом в чудесной карете. Твои друзья тоже согласятся сопровождать нас, не так ли? - Да, да! - обрадовалась Элли. - У меня прямо гора с плеч свалилась. Ведь семья - это семья. Ее нельзя бросать в трудную минуту. - Твоя семья - моя семья, - улыбнулся король и поцеловал Элли. - Как трогательно! - послышался насмешливый голос королевы Людмилы, дамы невысокого роста, но очень упитанной с голубыми глазами. - Мой глубокоуважаемый брат, неужели ты в самом деле хочешь женится на этой простолюдинке? - Как тебе не стыдно, сестра! - возмутился король. - Ты что, совсем не знакома с этикетом? Нельзя врываться к другим без спросу! И да, я собираюсь женится на Элли, хотя тебе это и не по вкусу. Но я не нуждаюсь в твоем благословении! Матушка согласна на наш брак и этого вполне достаточно. - Еще бы! Ты всегда был ее любимчиком! Даже если бы ты взял в жены жабу, братец, маман плакала бы от счастья! - Я знаю, Людмила, ты говоришь все это из зависти, потому что саму тебя замуж никто не берет! Немедленно прекрати! И оставь нас, сестра, пожалуйста! - попросил король. - С радостью! От вас обоих мухи дохнут со скуки, - проворчала королева и ушла. Уединившись в своих покоях, королева вызвала своего верного старого слугу Румбурака и долго оживленно беседовала с ним. Вскоре Элли с королем ушли. Встретившись с Чарли Блеком Страшилой, Дровосеком, Смелым Львом, Кагги-Карр, Урфином Джюсом, Тилли-Вилли и его невестой Розой, вся компания при поддержке Стеллы выяснила, где находятся Энни с Тимом, и отправилась туда. Вскоре после ухода Элли с Валибальдом волшебный плащ с перстнем исчезли. Куда именно, думаю, можно догадаться. Королева Людмила уже давно знала об этих диковинках и решила прибрать их к рукам. Вернемся к Энни с Тимом. Ребята с мулами приблизились к лесу за которым начиналась пустыня. На опушке они увидели корабль, построенный Чарли Блеком, который прекрасно сохранился. Тим, забыв о годах, затянул пиратский гимн: Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, и бутылка рому! Пей, и дьявол тебя доведет до конца. Йо-хо-хо, и бутылка рому! - Энни, давай немного поиграем в пиратов, - предложил он. - Иногда ты ведешь себя как ребенок, - покачала головой девушка, но не отказалось. Ребята стали играть, позабыв о своем возрасте. - Во дают, - заметил Гривон, понаблюдав за игрой. - Кажется, что этим кретинам все нипочем. - Ничего, скоро мы их здорово напугаем, - усмехнулась Ашка. - Пусть только окажутся в пустыне. - А как? Рыжеволосая женщина что-то прошептала своему приятелю на ухо. - Ты гений! Да, обалденный прикол будет! - потер руки Гривон. Ребята подготовились к переходу через пустыню основательно. Они облили друг друга холодной водой, наполнили основательно свои фляжки. - С Богом! - прошептала Энни. - С Богом! - подхватил Тим. Начался переход. Чтобы не было скучно, ребята затянули подходящую по этому случаю: Горячее солнце, Горячий песок, Горячие губы, воды бы глоток. В горячей пустыне не видно следа, Скажи, караванщик, когда же вода? Учкудук, три колодца, Защити, защити нас от солнца! Ты в пустыне спасительный круг, учкудук! Вдруг дерево жизни, таинственной страж, А может быть это, лишь только мираж. А может быть это, усталость и бред, Не видно учкудука, спасения нет. Любой в учкудуке, расскажет старик, Как город красавец, в пустыне возник. Как синее небо, взметнулись дома, И как удивилась природа сама. Учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук, учкудук.... На этот раз Энни с Тимом вполне успешно обошли стороной то место, где волшебница Гингема поставила когда-то свои камни. Лишь после этого начался прикол, обещанный Ашкой. Откуда ни возьмись стали возникать страшные чудовища. - Не бойся, Энни, это всего лишь мираж, - попытался успокоить подругу Тим. Но чудищ становилась все больше и больше. А потом появилась сгорбленная с очень грозным видом старуха. - Ну что, голубчики, страшно? - захохотала она. - Кто вы? спросил Тим. - А вообще-то это какой-то мираж странный. - Ошибаетесь! Я сама волшебница Гингема! - прохрипела старуха. - Неправда! Гингема давно убита, - робко возразила Энни. - И вы поверили этому? Ха-ха-ха! Все старания ваши ни к чему! Кто в Большом Мире напишет работу о Волшебной Стране, не удастся избежать тому ужасной смерти! Ужасной Смерти! - захохотала старуха. Она подняла руку и вдруг сделалось темно. Затем прозвучал гром, но такой сильный, какой ребятам еще не приходилось слышать. - Никакой пощады! - послышались голоса чудищ, которые все пребывали и пребывали. - Смерть этим двоим! Смерть! Смерть! - Господи, спаси, сохрани, и помилуй нас, грешных! - перекрестились Энни с Тимом. - Молитесь сколько угодно, несчастные, но никакая молитва вас не спасет! А мы все попируем над вашими душами, ха-ха! Энни вскрикнула и потеряла сознание. Тим еще какое-то время крепился, пытаясь как-то бороться с чудищами и старухой. Но в конце концов и он упал без чувств. Чудища склонились над ними и мулами, но тут вспыхнула яркая вспышка, и все страшилища исчезли. - Кто это нам помешал? - возмутился Гривон. - Судя по всему, либо Виллина, либо Стелла, - догадалась Ашка. - Ну да ладно... Все равно прикол получился классный. Это была действительно волшебница Стелла, которая пришла на помощь со всеми остальными. - Как они? - с тревогой спросила Элли волшебницу, которая склонилась над Энни с Тимом. - Да, как они? - подхватили Страшила, Дровосек и другие. - Жить будут, но им нужен полный покой, - заявила Стелла, осмотрев ребят. Элли опустилась на колени. Она просила прощения за то, что не обеспечила Энни с Тимом спокойную доставку в Волшебную Страну и просила им вернуть силы и здоровье. - Но кто устроил этот фокус с чудищами и Гингемой? - спросил Чарли Блек. - Хороший вопрос, - нахмурилась Стелла. - Я пока еще и сама не знаю... - Неужели в Волшебной Стране остались злые волшебники или волшебницы? - покачал головой Урфин Джюс. - Надеюсь, что нет, - Железный Дровосек сжал свой железный кулак. - Разберемся. А пока доставим ребят в безопасное место. Энни с Тимом окружили самыми сердечными заботами. Не были забыты и мулы. Король Валибальд Второй выделил для них прекрасную лужайку. Королева Людмила пошла жаловаться матери. - Матушка, как ты можешь допускать, чтобы у нас во дворце были простолюдины и всякий сброд? - возмутилась она. - Дочка, это друзья и родственники невесты твоего брата, - возразила Арабелла, мать Людмилы и Валибальда. - Будь милосердной, прошу тебя! - Отец бы давно прогнал этих проходимцев с глаз долой! - Очень может быть... Но Валибальд Первый ушел в мир иной. - Тогда я сделаю это за отца! - Запрещаю тебе это, слышишь? Только попробуй выкинуть что-нибудь! "Ничего, старая мымра, ты у меня еще попляшешь!", - подумала королева и ушла к себе обдумывать план по избавлению от брата с матерью и воплощению в жизнь своих честолюбивых замыслов.

Захар: Теперь, уважаемые читатели, пришло время рассказать о том, что происходит в Волшебной Стране и о том, что было с Элли после ее четвертого прибытия в край чудес. Почти пять лет после отлета инопланетян обитатели Волшебной Страны жили счастливо и спокойно. Но вот однажды Страшила Трижды Премудрый, правитель Изумрудного Города или Острова затосковал. Нечто подобное с ним уже было. Об этом рассказано в книге Волкова "Огненный Бог Марранов". Никто и ничто не радовало соломенного человека. Даже к своим обязанностям он стал относиться равнодушно. Выход нашла Кагги-Карр. - Дорогой друг, а почему бы нам не устроить здесь настоящую ярмарку вроде тех, что устраивают в Большом Мире. Помнишь, нам о них рассказывала Элли, а также Энни с Тимом? - предложила ворона. - Пригласим сюда всех желающих и славно повеселимся. Что скажешь? - В таком случае нужно построить ат-трак-ци-о-ны, а также приготовить много еды, - проворчал Страшила. - Ну так построим, это не проблема... - Ладно, делайте, что хотите, - махнул рукой Страшила. - Так нельзя, мой дорогой! Уныние и грусть ни к чему хорошему никогда не приводили! - Ох, как мне все надоело! - вздохнул Страшила. - Прости, Кагги-Карр, но это в самом деле так... Ворона недовольно щелкнула клювом: - Мне не нравится твое поведение... Думаю, волшебница Стелла сможет тебя исцелить. - Обойдемся без докторов, ладно? Надо лишь набить меня свежей соломой, подрисовать глаза и остальное, ну а потом все приложится. - А как насчет ярмарки? Ты согласен ее организовать и провести? - Конечно! Хоть какое-то разнообразие... - Тогда я отдам соответствующие распоряжения, мой друг. Дуболомы сделают все как надо, да и другие жители также постараются. - Сделай милость, Кагги-Карр. Закипела работа. Страшила, Железный Дровосек, прибывший из Фиолетовой Страны, Урфин Джюс, Ружеро, Чарли Блек, решивший навсегда поселиться в Волшебной Стране и Тилли-Вилли также в этом участвовали. Правитель Изумрудного Города вытащил наружу все книги из библиотеки, где хоть что-нибудь говорилось о ярмарках и аттракционах. Смелый Лев также прибыл со своим семейством в Изумрудный Город для поддержки. <center>***</center> После трудов и проведенного над собой ремонта Страшила действительно слегка оживился и повеселел. За несколько дней до открытия ярмарки какая-то белая голубка принесла правителю письмо. В ней некто Валибальд Второй, правитель Страны Сказок, просил у Страшилы Трижды Премудрого аудиенцию для заключения договора о дружбе и сотрудничестве. - Кто такой этот Валибальд Второй? - спросил Железный Дровосек. - И что еще за Страна Сказок? Никогда о ней не слышал. - Мы слышали, - признались Урфин Джюс и Гуамоко. - Гингема когда-то упоминала о ней. - Только я тогда я ей особо не поверил, - сказал Урфин. - А я вот сразу понял, что это неспроста и такая страна действительно есть, - улыбнулся филин. - Только королей нам здесь не хватало! - проворчал Ружеро. - Мало они попили нашей крови под землей! - Друг мой, не будьте таким снобом! - мягко заметил Железный Дровосек. - Если это король, то это вовсе не означает, что он вредный и противный. - Полностью под-дер-жи-ва-ю тебя, Дровосек, - кивнул Страшила. - Дорогой Ружеро, будьте снисходительны, прошу вас! Думаю, нам стоит принять предложение этого Валибальда Второго и назначить ему аудиенцию. Я читал о Стране Сказок, но не придал в свое время этому значения. С этими словами он достал свой любимый энциклопедический словарь и прочел статью о Стране Сказок. - Значит, помимо известных сказочных героев там обитают литературные персонажи? - переспросил Чарли Блек. - Здорово! Всегда мечтал познакомиться с Эдмоном Дантесом или графом Монте-Кристо, героем одного из романов Дюма-отца. - Но почему же тогда мы никогда не слышали об этой стране? - поинтересовался Дин Гиор, потрогав свою бороду. - Да, о ней ничего не говорится даже в летописях гномов, - заметил Страшила. - А между тем причина проста. Прежний король Валибальд Первый ввел когда-то закон согласно которому жители его страны не могут вступать в контакты с другими областями Волшебной Страны. Уж очень был подозрителен и недоверчив был, боялся чужаков и не хотел пускать их в свои владения. И уж тем более покойный король не хотел, чтобы его подданные вступали в контакты с Жевунами, Мигунами, Изумрудной Страной и владениями Виллины со Стеллой. Его сын, судя по всему, не такой, раз хочет с нами дружбы и союза... - К чему бы этот правитель ни стремился, я с ним не сяду за стол! - уперся Ружеро. - Все короли одного поля ягода. Не думаю, что Валибальд Второй сильно отличается от своего покойного папаши... - Скажите, Ружеро, вы всех нас хоть чуточку уважаете? - спросил Страшила. - Вы же прекрасно знаете, что да, многоуважаемый Страшила, - угрюмо ответил правитель рудокопов. - Тогда, пожалуйста, доверяйте нам и нашему гостю из Страны Сказок. - Я поступлю так, как всем вам будет угодно, - кивнул Ружеро, который отнюдь не казался убежденным. - Вот и славно! Страшила лично написал письмо для Валибальда и отдал голубке, которую хорошо накормили и напоили. Голубка улетела, а чуть позже прибыли Виллина со Стеллой, а также королева Рамина, которые захотели принять участие в ярмарке. Король прибыл в Изумрудный Город или Остров на следующий день со своей сестрой Людмилой, придворным чародеем Мерлином, советником и консулом области чародеев Корреоном, а также охраной из четырех мушкетеров Атоса, Партоса, Арамиса и, конечно, д’Артаньяна. Зачем король взял с собой свою сестру? Только потому что королева лично упросила Валибальда. Королева Людмила с любопытством оглядывалась. Город или Остров ей понравился и она даже позавидовала, что Страна Сказок находится не здесь. - Вот самое подходящее место для столицы моего будущего государства, - прошептала Людмила своему верному слуге Румбураку. - Наш дворец - полный отстой по сравнению со всем этим. - Да, вы правы, моя королева, - кивал слуга. - Только столько изумрудов здесь ни к чему. Когда мы переберемся сюда, я все прикажу поместить в сокровищницу. Людмила не знала, что в Изумрудном Городе не так уж и много настоящих изумрудов, а полно обычного зеленого стекла, которое поместил сюда в свое время Гудвин. Страшила лично встречал дорогих гостей. Он поцеловал руку королеве Людмиле от чего так брезгливо поморщилась и пробормотала сердито: - Фу, воняет соломой! Какой стыд! Здешний правитель однозначно лапотник, мужик, деревенщина. К счастью, ее никто не услышал. Страшила раскланялся с остальными гостями, пожал им руки, представил остальным и уединился для беседы с королем Валибальдом. Потом правитель не отказал себе в удовольствии побеседовать со спутниками короля. Людмила отказалась, сославшись на головную боль. Страшиле очень пришелся по душе Мерлин, советник Корреон, но особенно ему понравилось общаться с Атосом или графом де Ла Фер. Эти двое сразу почувствовали симпатию друг к другу. Они довольно долго беседовали о жизни, религии, науке, искусстве, политике. Особенно Страшилу впечатлила семейная легенда Атоса с которой тот решил почему-то поделиться с правителем. Вот какая это была история: "В нашем лесу есть болото, рядом с которым находится озеро. Говорят, что в старину на месте озера стоял замок. В замке жил граф. У графа была красавица-дочь. Граф хотел выдать дочь замуж за старого маркиза, но она не соглашалась, потому что любила конюха, который работал на конюшне отца. Вот граф назначил свадебные торжества, а дочь договорилась убежать вместе с конюхом. Об этом никто не знал, только служанка. Когда молодые люди уже уезжали, служанка рассказала обо всем матери. Мать прокляла дочь вместе с конюхом. И в полночь замок провалился, на его месте образовалось озеро. Говорят, что как только наступает полночь, на озеро прилетают два черных лебедя. Они садятся на озеро и плавают по кругу. Но лебеди не могут приблизиться друг к другу, потому что мать их прокляла". - Что вы думаете о короле Валибальде Втором? - поинтересовался Страшила у Атоса как бы между прочим. - Я бы доверил королю свою жизнь, - серьезно и искренно ответил граф де Ла Фер. - Наш Валибальд очень добрый, разумный и справедливый. Таких людей уже не осталось на Земле. Недаром его прозвали в Стране Сказок "милостивым". У Валибальда нет той гордыни и амбиций, которые были у его покойного отца. Со всеми подданными он общается на равных, каждого готов выслушать... Но остерегайтесь королевы Людмилы, эта змея может принести немало бед, между нами говоря. Граф Де Ла Фер замолчал надолго. - Спасибо вам, - наконец произнес Страшила. - Я так счастлив, что мы с вами познакомились, граф. - Я тоже, господин Страшила. С этого момента они подружились. Также Страшила стал считать своим другом и короля Валибальда. Был подписан договор о дружбе, сотрудничестве и союзе со Страной Сказок. Затем состоялся обед. После него Страшила приблизился к Ружеро: - Что вы теперь скажете о короле Валибальде, уважаемый Ружеро? - Вижу, что ошибался, каюсь, - вздохнул Ружеро. - Валибальд Второй не похож ни на одного из известных нам королей. Хоть и разодет франтом, но запросто общается со всеми, не брезгует. Только если этот король будет продолжать в том же духе, то долго у власти он не продержится. - Да, это так, - вмешалась Рамина. - В будущем Валибальд Второй добровольно откажется от трона. Но не будем забегать вперед... Кстати, с Элли я ошиблась, она еще вернется к нам. - Как? - чуть не задохнулись от радости Страшила и остальные. - Скоро все узнаете, - загадочно произнесла королева мышей и больше не захотела ничего говорить на эту тему. Праздник в качестве ярмарки получился на славу. Но в самом конце торжества послышался страшный грохот. Когда он стих, все увидели с помощью волшебного ящика, как Тим безуспешно пытается отстоять свою работу о Волшебной Стране, и как руководитель с деканом пытаются поставить молодого человека на место. - Какой молодец наш Тим! - растрогался Железный Дровосек. - Он не только не забыл о нас, но и даже написал курсовую работу о крае чудес! Смелый Лев утирал слезы кончиком хвоста. Даже Кагги-Карр и то прослезилась. - Но каким образом мы смогли увидеть Тима, если ящик не может показывать того, что происходит за горами? - спросил Страшила. - Уважаемая Стелла, что вы думаете об этом? Стелла, Виллина и Рамина глубоко задумались. - Это может означать только одно, - наконец сказала Рамина. - Естественные границы между Большим Миром и Волшебной Страной немного нарушились, после того, как Тим написал свою курсовую работу. - Да, это так, - подтвердили Виллина со Стеллой. - А это плохо или хорошо? - поинтересовался Валибальд Второй. - Это и хорошо, и плохо, - заметила Виллина. - Но Тима винить нельзя, ведь он действовал из лучших побуждений. Как бы там ни было, теперь все мы можем без проблем побывать за горами. Дар речи будет даже у зверей и птиц. - Мы обязательно займемся решением этого вопроса, - сказала Стелла. - Но в первую очередь нужно будет помочь Тиму защитить его курсовую работу.

Ильсор: Все интересней и интересней! Жду продолжения!

Захар: Спасибо Вам! Любые отзывы много значат для меня.

Захар: Примечание: в этой истории Виллина и Стелла являются родными сестрами. С этого момента между Страной Сказок и остальными областями Волшебной Страны установилось тесное сотрудничество. Торговцы оттуда стали появляться у Мигунов, Жевунов, рудокопов, жителей Изумрудной Страны, Болтунов и наоборот. Как оказалось, жители Страны Сказок, несмотря на годы изоляции при короле Валибальде Первом да и позднее, слышали хоть и урывками о Виллине со Стеллой и Гудвине, о Гингеме с Бастиндой, об Элли, фее Убивающего Домика, об Урфине Джюсе, рудокопах и их семи подземных королях, о волшебнице Арахне и даже об арзаках с менвитами. Королева Арабелла, которая правила во время прилета инопланетян, поскольку ее сын был еще несовершеннолетний, лично обратилась тогда к народу: - Пусть только эти менвиты попробуют явиться сюда! Этот их главарь Баан-Ну вообще пожалеет, что родился на свет! Тем не менее до этого дело не дошло. Однако Арабелла так и не решилась наладить отношения с другими частями Волшебной Страны. На этот шаг решился лишь ее сын Валибальд Второй. Придя к власти он постоянно твердил о том, что нельзя стоять на одном месте, нужно двигаться вперед и так далее. Вскоре после подписания договора для Страшилы Трижды Премудрого по приказу короля были подготовлены точные копии летописей Страны Сказок. Такое решение привело ярость королеву Людмилу, о чем она не замедлила высказаться: - Это уже переходит всякие границы! Я не даю согласия на отправку копий наших летописей Страшиле! Этим варварам нет никакого дела до нашей истории! - Не смей оскорблять наших друзей! - возмутился Валибальд Второй. - Я не позволю тебе думать такое об этих славных людях! Правитель Изумрудной Страны попросил меня прислать копии наших летописей, и я с радостью предоставлю их ему. - Да, дочка, пусть будет так, - поспешила подтвердить Арабелла. - Вы разве не слышали, что я сказала нет?! - продолжала бушевать Людмила. - Разве мое мнение ничего не значит? Или я уже здесь не королева? Как только Валибальд Второй стал совершеннолетним, то был провозглашен королем с одобрения народа. Тем не менее Людмила с помощью своих верных хитрецов, льстецов и подхалимов, добилась, чтобы корона досталась и ей. Неизвестно чем бы все это закончилось, если бы не появился всем известный Карлсон, который живет на крыше. Он спокойно влетел в окно, крикнул: "привет всей честной компании", а затем стал с аппетитом уплетать торт, приготовленный специально для королевы. Людмила позеленела от злости: - Опять здесь этот вор, лгун и попрошайка! Да когда же он уберется отсюда навсегда? Эй! Приказываю отрубить этому Карлсону голову! - Опомнись! - завопили Валибальд с матерью. - В результате твоего приказа дети во всем мире лишатся одной из самых оригинальных сказок! - А мне плевать! Этот негодяй постоянно ворует у нас еду! - Что такое? - нахмурился Карлсон с трудом оторвавшись от торта. - Я голоден как волк! И по приказу нашего всемилостивого короля я имею полное право получать еду с королевского стола. Вот читай, красавица! Он облизал свои пальцы и вытащил из кармана слегка помятый приказ, подписанный Валибальдом Вторым и протянул его королеве. - Совершенно верно, - улыбнулся король. - Это один из самых первых указов, который я подписал. - Братец, ты окончательно спятил! - заявила Людмила, швырнув бумагу обратно Карлсону, пробежав ее глазами. - Твой либерализм тебя погубит! Нельзя так вести себя с подданными! Короли должны нести людям не только любовь и ласку, но также строгость, в том числе гнев и ярость... - Посмотрите на нее! Великая и могучая старшая сестра взялась давать мне указания! А где же ты раньше была? Ты всегда говорила мне, когда я к тебе обращался за советом: "Не знаю, не знаю. Спроси у матушки." Разве не так? Король насмешливо посмотрел на свою сестру. Пришедшие стражники, явившиеся за Карлсоном, на зов королевы, не знали, как им быть и вопросительно поглядывали то на Валибальда, то на Людмилу. - Убирайтесь вон! - завопила Людмила. - С Карлсоном мы разберемся позднее! Стражники поклонились и удалились. - Ну, ну, - покачал головой Валибальд. - Не бойся, дорогой Карлсончик, тебя здесь никто не обидит. Кушай на здоровье. Как тортик? - Спасибо на добром слове, ваше величество, очень вкусно, - поклонился Карлсон и вновь принялся за торт. - Может быть, хочешь чего-нибудь еще? - Не повредят мясные тефтели, а также плюшки... - Все будет приготовлено и сделано, - Валибальд позвал главного повара и отдал распоряжение. - Ну и кроме того банку варенья и корзину печенья на ужин, - добавил Карлсон. - У Малыша все варенье кончилось... - Хорошо, мой дорогой, как скажешь... Не забудь передать привет Малышу и всем остальным! - Непременно, ваше величество. - Ладно, - нахмурилась Людмила. - Я сама займусь этим прохвостом! Она схватила свой скипетр и уже приготовилась запустить его прямо в голову Карлсону, но король подмигнул матери, та быстренько достала волшебные гусли и заиграла на них. Таким образом Карлсон насытился и улетел без проблем, захватив заказанную еду. Все остальные пустились в пляс, включая Людмилу. Танцы прервал дворецкий: - Джинн Гассан Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб, он же старик Хоттабыч, просит принять его, всемилостивый наш король. - Сейчас, сейчас, - засуетился Валибальд Второй. - Предложите дорогому гостю прохладительные напитки, я скоро побеседую с ним. Нелегко было королю общаться с таким огромным количеством разных подданных, но Валибальд не унывал. Придя в себя, Людмила уединилась в своих покоях, думая про себя: "Ну, зайцы, погодите, скоро вы мне за все заплатите!" Вечером король сел с матерью смотреть по телевизору шоу "Колесо Фортуны", которую вел никто иной как несравненный Гарри Поттер. Взрослый, разумеется. Ведущий в новом костюме и красном галстуке, улыбнулся своими белоснежными зубами: - Добрый вечер, уважаемые дамы и господа. В эфире сказочного телевидения капитал-шоу "Колесо Фортуны". Его ведет... ну... В общем, вы сами знаете! Это бешеный Гарри Поттер! Как всегда тысячи людей найдут золотой снитч. Получат подарок от фирмы "Орден Феникса" и шанс выиграть кучу золотых монет! Итак, дамы и господа, мы начинаем... - Какая пошлятина! - возмутилась королева Людмила, понаблюдав какое-то время за игрой. - Но ничего, ничего... Скоро я закрою навсегда эту противную передачу для дураков! - А нам нравится, - заявили Валибальд Второй с Арабеллой. - Ну вот я и говорю, что это передача для дебилов, - негромко прошептала Людмила и гордо удалилась. Копии летописей были посланы Страшиле. Тот ознакомился с ними и остался доволен. Следует отметить, что правитель Изумрудной Страны теперь регулярно общался с Атосом или графом де Ла Фер. В результате Страшила окончательно исцелился от апатии и депрессии. Граф подарил правителю двоих прекрасных щенков, которых тот назвал Тотошкой и Артошкой в память о своих друзьях из Большого Мира. В свою очередь Страшила подарил своему новому другу книгу под названием "Энциклопедия мудрости". Железный Дровосек тоже хоть и не сразу, но сдружился с графом. Они даже вместе работали в мастерской с механиком Лестаром. - Хоть и граф, а не брезгует черной работой, - с уважением говорили Лестар и Дровосек. Атос он же граф де Ла Фер приезжал в Изумрудный Город или Остров с друзьями-мушкетерами или один. Здесь он чувствовал себя как дома. Особенно они полюбили со Страшилой рассказывать друг другу разные истории. Усаживались вечером вместе и принимались рассказывать. Изредка к ним присоединялась Кагги-Карр. Железный Дровосек был не мастер рассказывать, поэтому участия в этом не принимал. А тем временем в Желтой Стране на другой день после возвращения тяжко занемогла волшебница Виллина. Стелла, узнав об этом, примчалась из Розовой Страны, чтобы ухаживать за сестрой. - Хорошо, что ты здесь, - заметила Виллина, лежа в постели. - Не волнуйся за меня, сестренка, все нормально. - Да что же с тобой? Чем ты больна? - недоумевала Стелла, пощупав пульс старшей сестры. - Со мной? Да ничего, конец мой приходит, - улыбка тронула губы Виллины. - Помилуй! Я тебя вылечу. Мы же с тобой волшебницы! - горячо воскликнула Стелла. - Перестань! Я не сомневаюсь в твоем целительском искусстве, но в данной ситуации ты бессильна. Все живое на свете рождается, взрослеет, живет и в конце концов умирает. Поэтому если ты будешь мне возражать, это прозвучит как фальшивая нота. Стелла заботливо вытерла лоб сестры носовым платком. - Тебе нельзя переутомляться... - А помнишь наши дома в Риме и Константинополе, последний как я слышала, стал турецким Стамбулом? - Наш дом в Риме совсем не помню, - наморщила лоб Стелла. - Мне ведь было только три годика, как мы с родителями оттуда уехали. - Ну да, ну да... Но дом-то в Константинополе ты помнишь, верно? Помнишь там был такой красивый дворик с аркой, скамья... Я там любила сидеть одна с книгой или с этим Павлином, а также с Нэрой и Майрой. Мы там разговаривали, встречали родителей, целовались с Павлином. У Стеллы даже слезы выступили на глазах: - Припоминаю... Но не все... А я? Где была я тогда, Виллина? - А ты? - старая волшебница ласково посмотрела на сестру. - Ты там же недалеко... С другими девчонками и мальчишками. - Но разве я не встречала вместе с тобой родителей? - И ты тоже их встречала, Стелла... И ты тоже... Только ты больше с ребятами играть любила, тебя было домой не загнать... - А Павлин? Ты так и не простила его? - Не знаю... А ты? - Не обижайся, но я всегда считала, что ты поступила слишком опрометчиво... - Нэри и Майра... Мы так и не узнали, как сложилась их судьба, - уклонилась от ответа на это высказывание Виллина. - Однако я сердцем чую, что наши названные сестры еще живы... - Я их найду, сестра! - пообещала Стелла. - Да, король Валибальд тебе поможет... Знаешь, мне очень хочется увидеть наш дом в Константинополе, посидеть на той скамье... - Милая моя, прости, но это невозможно! От нашего дома ничего ведь не осталось! - всхлипнула Стелла. - Как? Да, я совсем об этом позабыла... Склероз проклятый! Ну не плачь, не плачь, сестренка... А помнишь, как мы были там счастливы? Нам даже в голову не могло прийти, что мы будем вынуждены навсегда покинуть родные места и поселится в Волшебной Стране! - Да, жизнь груба и жестока... Сестры помолчали и углубились в воспоминания.

Захар: Предупреждение: в этой главе будет много тяжелых моментов. Отец Виллины и Стеллы, которого звали Корнелиус, был одним из известных философов некогда могущественной Римской Империи. Его лучшим другом с детства был также известный математик и астроном Рутилий. Помимо науки друзья всегда интересовались магией и потихоньку колдовали в разумных пределах. Друзья все делали вместе, вместе они вступили в брак по любви, почти одновременно у них родились дети, у Корнелиуса - дочь Виллина, у Рутилия - сын Павлин. Дети также подружились и часто играли вместе. Родители тешились с их дружбы и думали, как они будут счастливы в старости, нянчась с внуками. Но судьба распорядилась по-иному. Впрочем, обо всем по-порядку. Западная Римская Империя доживала последние дни. Тем не менее императоры все еще на что-то надеялись и призывали людей под оружие. Отправились в армию и Корнелиус с Рутилием, несмотря на просьбы жен и детей остаться. Однако прослужив шесть лет, друзья поняли, что у империи нет будущего, рано или поздно она исчезнет, как исчезали другие известные древние государства. Поэтому Корнелиус с Рутилием оставили воинскую службу и вместе с семьями переселились в Восточную Римскую Империю или Византию, к которой судьба была еще долго благосклонна. Виллине и Павлину тогда исполнилось десять лет, а Стелле только три годика. Так началась их новая жизнь. Отец Виллины вел занятия по философии, Рутилий - по математике и астрономии. Дети также учились, а также потихоньку учились колдовству. Особенно преуспели в магии Виллина со Стеллой. Павлин скоро отстал от них, а потом и вовсе забросил волшебство. Тем не менее на их дружбу это не повлияло никак. Также у Виллины со Стеллой появилось много других друзей, но особенно сблизились они с сиротами по имени Нэра и Майра. Никто толком не знал из какой они были семьи, но родители Виллины и Стеллы приютили их у себя. Шло время. Дети выросли. Павлин стал каким-то странным и все чаще и чаще где-то пропадал. На расспросы родителей и друзей он отвечал так: - Научный трактат пишу, хочу быть философом. Успокоились остальные, но ненадолго. Как оказалось, Павлин стал якшаться с христианами, которых становилось все больше и больше. Однажды он торжественно объявил родным и близким, что принял таинство крещения и пригласил всех присоединиться к нему. - Язычество свое отжило, идолопоклонничеству нет больше места в мире! Примите истинную веру, откажитесь от ложной! - Ты забыл, сынок, что мы эпикурейцы, - заметил отец. - Это значит, что мы не признаем существование никаких богов! И христианского в том числе. Это было правдой. Корнелиус и Рутилий с юности прониклись идеями греческого философа Эпикура, согласно учению которого, высшим благом считается наслаждение жизнью, которое подразумевает отсутствие физической боли и тревог, а также избавление от страха перед смертью и богами, представляющимися безразличными к происходящему в мире смертных. Друзья приобщили к этому и всех остальных членов семьи. И вот оказалось, что Павлин-то этого не одобряет. - Это ничего не значит, - настаивал сын. - Времена изменились, отец, скоро христианство займет господствующее положение во всем мире! Так что у вас просто не будет иного выхода, кроме как отказаться от всех своих заблуждений! Родители Павлина подумали-подумали, поколебались и согласились. Они прошли подготовку под руководством сына и приняли таинство крещения. А вот родители Виллины и Стеллы были непреклонны. Как их ни уговаривали Павлин с родителями, все впустую. А уж Виллина вместе со Стеллой, а также Нэри и Майрой вовсе подняли христианство на смех. - Помилуйте! Да любой нормальный человек, проанализировав все это, заявит, что в вашей новой вере нет никакой логики и здравого смысла, - сказала Виллина. - Значит, вы за разврат и язычество? - нахмурился Павлин. - Мы этого не говорили, - заметила Стелла. - Однако христианство - это тоже язычество, только под иной маской, - добавила Виллина. - Эх, Павлин, Павлин! Задурили тебе голову, бедняге, а ты не только сам купился, но и родителей приобщил. Никогда бы не подумала, что ты у нас такой внушаемый. - Кстати, Павлин, а ваш бог создавал мир один или вместе с мамой? - захихикала Майра, самая младшая из всех. - С вами все ясно, - побледнел Павлин. - Довольно! Не желаю больше общаться с людьми, которые плюют на заповеди Господа Иисуса Христа, которые погрязли в лжи и обмане, и которых я не в силах наставить на путь истины! Он поднялся и ушел. Виллина, Стелла и Нэри с Майрой попытались его остановить, однако Павлин с презрением отстранился от них. Куда делась их дружба? Как мог человек, который клялся, что отдаст за всех своих друзей жизнь, так поступить? Не зря же говорят: "новых друзей имей, но о старых не забывай". Павлин, судя по всему, не знал этого. С тех пор они больше не встречались как прежде. - Он заболел и очень серьезно, - печально покачала головой Виллина. - Я вылечу Павлина, - заявила Стелла. Остальные переглянулись, но спорить не стали. Между Корнелиусом и Рутилием также не стало прежней близости. И хотя чуть позже старшее поколение вновь стало общаться, но все было уже не то, что прежде... Рутилий с женой активно приобщились к христианству и хоть намеками, но давали понять Корнелиусу с супругой, что им также не мешало бы стать христианами. Мать Виллины и Стеллы уже готова была согласиться, но отец с дочерьми остановили ее: - Это будет предательством по отношению ко всей нашей жизни. Столько лет мы жили без христианства и не нуждались в нем! Проживем и теперь, хоть это и трудно будет... Стелла пыталась несколько раз поговорить с Павлином, но тот игнорировал ее. Прошло еще какое-то время. Императоры поначалу отнеслись к христианству враждебно, но постепенно смирялись с новой религией. Христианство все больше укрепляло свои позиции в государстве. Павлин получил сан епископа. Спустя какое-то время была уничтожена одна из известных библиотек античности в Византии. Император пообещал разобраться с этим, но так ничего и не предпринял. Ходили слухи, что это Павлин со своими людьми уничтожил библиотеку. - Постепенно люди поймут, что нельзя уничтожать мудрые книги, - говорил Корнелиус. - Но теперь эти христиане, если только это действительно они, напоминают первобытное стадо, которое бродит по Земле в поисках еды. Виллина, плюнув на гордость, решила пойти объясниться с Павлином. Она застала друга детства, молившегося у большого креста. Подождав пока Павлин закончит, она приблизилась к нему. Вопреки ожиданиям Виллины, Павлин благосклонно улыбнулся: - А-а, это ты... Ну что, одумалась? Давно бы так! Прими истинную веру, Виллина, и у тебя все будет хорошо! - Друг мой ( я все еще хочу тебя так называть), это правда, что люди говорят по поводу библиотеки? Павлин пожевал губами и ответил: - Так будет со всем и всяким, кто не примет истинную веру! - Какой ужас! Павлин, как ты мог?! Разве родители не учили нас бережно относится к книгам и всему прочему? - Язычество тоже всегда уничтожало нас, христиан, и наши книги. Да так и не уничтожило окончательно! Мы всего лишь платим ему той же монетой, - спокойно ответил Павлин. - Во имя всеобщего блага. Пока ты, Стелла, твои родители и Нэра с Майрой еще не мешаете нам... Но рано или поздно это произойдет... Поэтому я прошу тебя, Виллина, прими истинную веру и уговори остальных близких сделать это! А иначе... Мне будет очень больно, но мы будем вынуждены убрать вас с дороги, как и всех тех, кто не желает стать христианами. Подумай об этом! - Ты безнадежен! - махнула рукой Виллина. - За что ты любишь Христа больше чем нас? За то, что его распяли? Наш род в этом не участвовал, и я могу это доказать! А может быть... Тебя привлекают мужчины, а не женщины, поэтому ты и выбрал его? Мог бы и нам сказать, мы бы не стали тебя осуждать. Признайся! Павлин побагровел и заорал: - Уходи, Виллина! И постарайся больше не попадаться мне на глаза! - Попала в точку? Ну и ну! Павлин бросил в бывшую подругу камень, но та увернулась и убежала. Не зря же Виллина была волшебницей. Примерно полгода было затишье. Как оказалось, это было затишье перед бурей. Однажды на занятиях Корнелиус вздумал рассказать о философе Эпикуре и обо всем прочим, что с этим связано. Буквально на следующий день он лишился права вести занятия по философии. А через неделю епископ Павлин произнес на одном христианском собрании: - Дурную траву с поля долой! Пора уничтожить это осиное гнездо язычников, вы понимаете о ком я говорю... Во имя всеобщего блага. Рутилий, узнав об этом, поспешил предупредить друга. Совесть не до конца растерял. Также он тайно написал императору. - Мой сын сошел с ума... Он хочет вас убить! Спасайтесь, пока не поздно! - прошептал Рутилий, оглядываясь по сторонам. - Спасибо, дружище, за то, что предупредил, - растроганно произнес Корнелиус, посоветовавшись с женой. - Да только нам некуда идти... Здесь мы жили, здесь и умрем. - Но как же... - Своей судьбы не минуешь... Хорошо, что хоть детей нет сейчас с нами. Они не должны это видеть... Виллины, Стеллы, а также Нэри с Майрой в ту пору дома не было. Они путешествовали по Египту и должны были вернуться не раньше чем через через две недели. Император никак не отреагировал на полученное письмо. На следующий день толпа фанатиков-христиан, даже не дав Корнелиусу с его женой как следует одеться, вытолкала их на одну из городских площадей. - Корнелиус, из уважения к вашим прежним заслугам, мы спрашиваем вас в последний раз, согласны ли вы со своей женой отречься от своих заблуждений и принять истинную веру? - спросил епископ Павлин. - Этого не будет! Идеальных людей не бывает, но мы всегда жили честно и никому не вредили, - твердо заявили Корнелиус с женой. - Исчадие ада! Колдуны! Дьяволы! Мерзкие язычники! - послышались гневные голоса. Павлин поднял руку, призывая к порядку. - Тише, тише... Сейчас мы посовещаемся и решим, как поступить с этими упрямцами! Приговор был суров: Корнелиуса с женой решили сжечь на костре. На площадь притащили кучу дров с соломой и привязали к ним философа с его женой. - У вас будет последнее слово? - ехидно поинтересовался Павлин. Корнелиус бесстрашно воскликнул: - Возмездие негодяям! - Все! Заткнись! - возмутился Павлин. - Давайте, кончайте с ними! Вспыхнула яркое пламя. Жена бесстрашного философа закричала, но Корнелиус что-то прошептал ей, и та притихла. - Ступайте в ад, где вас уже заждались, - произнес чей-то голос. Когда огонь погас, христиане помолились и разошлись. Что должны были пережить Виллина со Стеллой, а также Нэра с Майорой, вернувшись и узнав, что родителей больше нет! Их приютил у себя один из философов, хороший знакомый Корнелиуса. Но долго злоупотреблять его гостеприимством сестры не могли, поэтому решили покинуть родину. Ведь христиане будут охотиться и за ними, узнав, что они вернулись. Но сначала, как считала Виллина, нужно разобраться с этим предателем Павлином. На свой страх и риск Виллина со Стеллой пробрались к дому, где теперь жил их бывший друг детства. Нэра и Майра решили в этом не участвовать. Павлин стал жить на широкую ногу, став епископом, у его дома теперь постоянно дежурило трое телохранителей. - Куда? - лениво протянул один из охранников. - Мы пришли к Павлину, - смело ответила Стелла. - Епископ Павлин никого не принимает, - сурово ответили телохранители. - Да что с ними толковать? - сплюнула Виллина, и они с сестрой отшвырнули охранников в сторону с помощью магии, а затем решительно вошли в дом. Павлин сидел за столом и что-то писал. - Кто там? - строго спросил епископ, не отрываясь от своих рукописей. - Я же велел никого не пускать! - Приветик, - натянуто улыбнулись сестры. - Нехорошо забывать старых друзей! - Виллина! Стелла! - раскинул руки Павлин. - Мои добрые друзья! Уже вернулись из дальних странствий? Какая приятная неожиданность! Примите мои самые искренние соболезнования насчет гибели родителей! Никто сильнее меня не скорбит! С этими словами он вытер платком глаза. Сестры переглянулись. - Ты хочешь сказать, что не участвовал во всем этом? - спросила Виллина. - Нет, - твердо ответил Павлин, избегая смотреть сестрам в глаза. - Поверьте, если бы я только знал, что это произойдет... - Какая ложь! - покачала головой Виллина. - Ты никогда не умел врать, - подтвердила Стелла. - Эти упрямцы сами во всем виноваты! - закричал Павлин, поняв, что увертки бесполезны. - Приняли бы вы все христианство и не было бы никаких проблем! Но тут же поспешил сменить тон: - Но еще не поздно все исправить, - улыбнулся епископ. - Примите истинную веру и больше никто не пострадает! Даю слово чести! - Как трогательно! Только недорого же стоит твое слово! Как, впрочем, и всех христиан, - выплюнула Виллина. - Виллина! - воскликнула Стелла. - А может в самом деле... - Не верь этому предателю, - сурово произнесла Виллина. - Он хочет нас одурачить и обмануть! Все эти христиане такие же... Они любят уничтожать, топтать, разрушать, прикрываясь любовью к ближнему! - Можно подумать, что язычники никогда не совершали гонения на христиан, - насмешливо протянул Павлин. - Еще как совершали, можете мне поверить! - Мы тебе больше не верим! И это не оправдание, - возразила Виллина. - Наши родители никому и никогда не делали ничего плохого. Это касается всех, даже твоих любимых христиан! Ну что? Дадим ему помолиться перед смертью или как? - Дадим, - великодушно разрешила Стелла. - А по-моему, предатель этого не заслуживает. - Вы это серьезно? - округлил глаза Павлин. - Это же я! Тот самый мальчик, который любил целоваться с тобой, Виллина, тот с кем вы все вместе играли, искали птичьи гнезда и так далее... - Тот мальчик умер для нас, - жестко ответила Виллина. - Его больше нет! Молись скорее, пока мы не передумали, урод! - На помощь! Помогите! - завопил епископ. Но Стелла стукнула его по затылку, и Павлин притих. - Молодец, сестренка! - одобрила Виллина. - Я уж думала, ты не решишься... Молись, Павлин, хорошенько молись! - Не надо! Пожалуйста! Сжальтесь! - сложил руки Павлин. - Я готов признать все свои ошибки! - Ошибки надо не признавать. Их надо смывать! Кровью! Молись сейчас же! - О горе мне! Но Господь сжалится надо мной, я уверен! Павлин встал, упал на колени и стал молиться. - Я закончил, - наконец произнес он. - Пожалуйста, не надо! Я навсегда покину этот город, уйду в пустыню замаливать грехи, только пощадите меня в память о тех светлых днях! Стелла уже готова была согласиться, но Виллина одернула ее: - Нет! Никогда! Ступай к своему любимому Христу, урод, и лижи ему ноги до скончания времен! Она выхватила из-за пояса острый кинжал и пронзила грудь бывшего друга детства. Павлин закричал и упал. Стелла взяла его за руку. - Он мертв, - прошептала она. - Тем лучше... Бежим, сюда уже идут эти христиане. Виллина и Стелла быстренько убрались из этого дома с помощью магии. Впоследствии Виллина не раз пожалеет о содеянном. Что если Павлин просто во всем запутался? Но назад пути нет... Как оказалось, Нэра с Майорой уже куда-то ушли. Сестры попытались их разыскать, но все их попытки ни к чему ни привели. Тогда Виллина со Стеллой также поспешили покинуть Византию. Сначала они отправились на современный американский материк, а оттуда - в Волшебную Страну. Там Виллина стала править Желтой Страной, Стелла - Розовой. Шли годы. Но воспоминания о прошлом так и не стерлись из памяти волшебниц.

Захар: В Волшебной Стране Виллину со Стеллой приняли хорошо и благосклонно. Добрые и миролюбивые народы, населяющие край чудес, к огромному облегчению волшебниц, особенно Виллины, конечно, не имели ни малейшего представления о христианстве. И уж тем более миролюбивые люди не стали возражать, чтобы добрые волшебницы приняли власть над ними. Виллина и Стелла всегда правили мудро и справедливо, уважая обычаи и нравы своих народов и не облагая их большой данью. Как известно, Стелла стала править народом, который носит название Болтуны. Главный их недостаток в том, что они любят много трепать языком. Любимый цвет Болтунов - розовый. Поэтому их страна называется Розовой. Болтуны - лентяи и бездельники, каких поискать, потому что они слишком много болтают. Живут они в основном со скотоводства и собирательства. Если бы не Стелла, они бы продолжали ютиться в убогих лачужках, подобно Прыгунам до появления Урфина Джюса. Став правительницей, волшебница хоть и с трудом, но научила своих подданных строить приличные дома. Стелла также попыталась приобщить Болтунов хотя бы к земледелию, но потерпела в этом неудачу, и наконец махнула рукой. Поселившись в Розовой Стране, волшебница долго не могла найти постоянное место для своего обитания. Наконец поиски привели Стеллу в одну долину, где жил пастух Торн со своей женой Зязюлей. Они очень любили друг друга и были счастливы. Торн пас коз в долине, а Зязюля собирала съедобные плоды, ягоды и коренья. Шестеро сыновей и дочерей были у них. Внимательно понаблюдав за жизнью Торна и его семьи, волшебница решила: "Раз эти люди счастливы здесь, то это место вполне пригодно для обитания." И Стелла воздвигла дворец для себя неподалеку от того места, где жил Торн с женой и детьми. Позднее, благодаря Стелле, в этих местах вырос настоящий город, названный правительницей Торном, в честь пастуха, который жил в той долине. В этом городе и поныне обитают потомки Торна и другие Болтуны. Народ Розовой Страны обожает свою правительницу. Раз в год Стелле обязательно подносятся скромные подарки, а также исполняются торжественные песни и стихи в честь волшебницы. В свою очередь Стелла заботиться о Болтунах, помогает всем, кто в этом нуждается, а также раз в год устраивает пиры, куда может попасть всякий без исключения. В свободное время Стелла с увлечением занимается математикой, особенно геометрией, и астрономией. Этим она увлекалась с самого детства. По ночам волшебница часто изучает небо и звезды с помощью телескопа. Также Стелла перечитывает труды по философии. В свое время сестрам удалось сохранить кое-что из библиотеки отца. Виллина и Стелла поделили между собой сохраненные папирусные свитки и кодексы из пергамента с философскими трудами. А вот Виллина стала править Желтой Страной. Любимый цвет ее жителей, естественно, желтый. А само население с давних пор называло себя Головотяпами. Откуда и как пошло это название, теперь сложно сказать. Территория расселения Головотяпов - это обширная равнина со множеством лесов, рек и озер. Этот край изобилует естественными природными богатствами и славится плодородием. Основное занятие у Головотяпов - земледелие. Они сеют рожь, овес, пшеницу, овес, лен и коноплю, сажают сады и огороды. Существует двухпольная, а также трехпольная система земледелия. Широко используется соха и плуг, а также борона и серп. Развито скотоводство, Головотяпы разводят мелкий рогатый скот, свиней, овец. Важное место занимает рыбный промысел. Для рыбной ловли используются легкие и подвижные суда. У народа Желтой Страны всегда в избытке овечье и козье молоко, сало, мед, пшеница и все остальное, с чем жители охотно делятся с другими областями Волшебной Страны, занимаясь торговлей. Тем менее никаких денег у Головотяпов, как и у других народов Волшебной Страны, нет. Головотяпы ткут полотно и сукно, занимаются выделкой кож, кузнечным, гончарным, столярным и плотницким ремеслом. Жители Желтой Страны живут небольшими деревнями. Несколько деревень составляют общину. Никакой частной собственности у Головотяпов не существует, пастбища, угодья, земля, жилища, орудия труда, суда и пища находятся в общем пользовании. В этом краю имеется лишь один город под названием Добрый Бор, построенный на месте деревушки. Здесь и поселилась волшебница Виллина, построив с помощью магии прекрасный дворец для себя. Огромное значение в жизни Головотяпов занимает народное собрание, которое проводится раз в год под руководством Совета Старейшин. До прибытия в страну волшебницы Виллины Совет Старейшин был здесь единственным органом власти. Став правительницей,Виллина не стала нарушать здешних обычаев и традиций, поэтому приказала, чтобы народное собрание и Совет Старейшин по-прежнему существовали. Все решения, принятые народным собранием и утвержденные Советом Старейшин, всегда одобряются Виллиной. Поэтому народ Желтой Страны без ума от своей правительницы и не желают никого другого. В свободное от государственных дел время Виллина любила проводить в лесу, где собирала грибы с ягодами, а также кормила животных и птиц. Несмотря на то, что в Волшебной Стране всегда мог прокормится каждый, волшебница чувствовала, что должна заботиться не только о Головотяпах, но и о братьях наших меньших, поскольку своих детей и внуков у нее не было. Также правительница Желтой Страны перечитывала труды по философии. Сестры вернулись из воспоминаний в настоящее. - Прошлое изменить нельзя, - вздохнула Виллина. - Но можно извлечь из него уроки... Если бы Павлин и другие христиане вели бы себя хоть как-то иначе, наши родители не погибли бы, и все было бы по-другому, и нам бы не пришлось совершать убийство и бежать... С другой стороны мы бы с тобой тогда не были бы сейчас в Волшебной Стране. Хотя... Если бы можно было начать жизнь сначала, я бы не убила Павлина... Убийство разрушает душу, и это самое ужасное, что может быть. Знаешь, я не говорила тебе, но Павлин почти всегда приходит ко мне во сне. . Но когда я пытаюсь с ним заговорить, он исчезает. Я бы могла это быстро прекратить с помощью магии, но чувствую, что мы еще многое не сказали другу другу... - Значит, ты все-таки простила Павлина, сестра? Вот здорово! Но оно и неудивительно, вы же так любили друг друга! - Да, у меня до сих пор хранится колечко, который Павлин подарил мне на мое 15-летие... Надо же! Представляешь, даже когда я думала, что ненавижу его, даже тогда не избавилась от этого подарка. С этими словами она приподнялась и показала Стелле золотое кольцо. Вечерело. Стелла поправила подушку и осмотрела Виллину. - Как ты себя чувствуешь? - спросила она. - Как видишь, еще жива, - отвечала Виллина. - Нехорошо умирать внезапно, не сказав и не сделав ничего напоследок. Стелла протянула сестре кубок с зельем. - Выпей, пожалуйста, - мягко, но настойчиво попросила она. - К чему? Никакие лекарства меня уже не спасут, - улыбнулась Виллина, но из уважения к Стелле выпила. Стелле стало страшно. Она-то раз в сто лет принимала эликсир бессмертия и молодости, поэтому смерть ей грозила лишь в том случае, если волшебница прекратит употреблять этот эликсир. Стелла представила себе, как когда-нибудь она будет лежать в постели так же, как и Виллина. Только к ней ведь не придет сестра Виллина, да и вообще никто не явится. Ну разве что верные Болтуны. Стелле захотелось упасть на колени перед Виллиной и просить прощения за свою вечную юность и здоровье. - Не жалей меня, Стелла, - прошептала старая волшебница, догадавшись о чувствах сестры. - Каждому свое. Оставайся такой, какой ты есть! Раньше я считала, что чрезмерная мечтательность и романтизм погубят тебя, но потом поняла, что ошибалась. - Может быть, все-таки выпьешь моего эликсира? - предложила Стелла, смахнув слезу. - Тогда ты останешься жить... - Нет, сестренка, мы же с тобой говорили об этом и не раз, - возразила Виллина. - Я не хочу жить вечно и никогда не стремилась к бессмертию! А ты сама живи на здоровье и радуйся каждому дню за нас двоих! Это мой выбор... Не осуждай... Послышались детские и взрослые голоса, которые пели песни. Это дети и взрослые Желтой Страны пришли подбодрить свою любимую правительницу. - Я очень тронута, - прошептала Виллина. - Стелла, пожалуйста, перенеси мою кровать к окну. У меня уже нет сил колдовать. Стелла аккуратно передвинула с помощью волшебства кровать сестры с помощью магии к окну. - Спасибо вам, мои дорогие, - Виллина, собрав последние силы, помахала рукой. - Я люблю вас! Простите, если что не так... Затем дети, а также Совет Старейшин принесли много цветов Виллине и пожелали волшебнице выздоровления. Правительница была растрогана до слез. - Так, - заметила Виллина, когда народ наконец разошелся. - А теперь давай поговорим о делах. - А ты в состоянии? - усомнилась Стелла. - Да, тем более, что мне остался еще только завтрашний день. С этими словами волшебница сверилась со своей книгой: - Так и есть... Без лишней скромности скажу, что хотела бы провести его со всеми нашими друзьями. Устроим нечто вроде прощального пира. Пригласи Страшилу Мудрого, Железного Дровосека, гнома Кастальо, короля Валибальда и остальных. Наш отец ушел бы из этого мира точно также, если бы не погиб с мамой... - Как скажешь, - от волнения у Стеллы стиснуло горло. - Не могу поверить, что моей сестры скоро не станет! - Мы всегда будем вместе, пока помним друг о друге, - Виллина погладила сестру по руке. - Не забывай об этом! Так... Пойдем дальше. Относительно моего завещания... Волшебная книга бесспорно станет твоей. Библиотека тоже. Остальное мое имущество, кроме волшебного плаща, вы поделите между собой с Нэрой и Майрой. А свой волшебный синий плащ я завещаю Элли, той самой, которую прозвали на просторах нашей второй родины, Феей Убивающего Домика. До сих пор чувствую свою вину в том, что не дала ей этого плаща тогда, когда она девочкой прибыла в Волшебную Страну. Но ведь тогда бы Элли не нашла себе друзей и не добилась исполнения их заветных желаний... И вообще, счастье Элли не за горами, а здесь, в Волшебной Стране. И ты поможешь Элли добиться его. Хорошо? - Хорошо, да. Я согласна со всем, однако я не заслуживаю твоей книги! - Не болтай чепухи! Никому другому она не нужна. Надеюсь, что ты также примешь бразды правления в Желтой Стране, если только Головотяпы не будут возражать. - Да, это честь для меня, если народ Желтой Страны не будет против. - А если Головотяпы не согласятся, то пусть живут, как в старину. - Да будет так! - Где меня похоронят, это не так уж важно. Но только в Волшебной Стране и нигде больше! Стелла кивнула. - И самое главное: все должны помочь Тиму защитить его курсовую работу по мере своих возможностей. И конечно, восстановить слегка нарушенные границы между Большим Миром и Волшебной Страной. И вообще нужно помогать Энни с Тимом по возможности, так как им предстоит еще много испытаний. - Непременно, Виллина, непременно! Обещаю, что буду заботиться об Энни с Тимом, как родная мама, и приложу все усилия, чтобы границы Волшебной Страны были восстановлены. - Не сомневаюсь. А теперь, пожалуйста, позови сюда Рамину, королеву полевых мышей. - Рамину? - Ну да. Я хочу, чтобы именно она доставила волшебный плащ Элли. Стелла поспешила за Раминой. Мышиная королева была не против миссии в Большой Мир, особенно после того, как границы, были несколько нарушены, но она не хотела предстать перед Элли в своем настоящем облике. - Я же уверяла Элли, что она больше никогда не увидит своих друзей и Волшебную Страну. А теперь что же получается? Обман? Я не только обманула в свое время эту девочку, но и нанесла травму ее психике. Нет, так не годится! Поэтому мне нужно будет принять облик какого-то другого, - заметила Рамина. - Лучше всего человека. Какой-нибудь старушки скажем... - Хорошо, пусть будет так, - согласилась Виллина. - Стелла поможет вам... После ухода королевы полевых мышей старая волшебница попросила Стеллу превратить Рамину в старушку, когда та попросит ее об этом. Некоторое время царило молчание. - Ну что будем спать? - спросила Стелла. - Да, нам не мешает отдохнуть перед завтрашним днем, - кивнула Виллина. - И у меня к тебе будет еще одна маленькая просьба. - Какая? - Когда все испытания будут позади, найди хорошего человека и выйди за него замуж. Ты бессмертна, благодаря эликсиру, который употребляешь, но ведь это не может служить препятствием, верно? - Помилуй, Виллина! - звонко засмеялась Стелла. - Да зачем мне муж-то? Ведь это я только выгляжу юной, а на самом деле у нас с тобой всего лишь семь лет разницы. - Все равно, пожалуйста, подумай об этом и попытайся найти свое счастье. Замужество, человек на которого можно опереться в трудную минуту, и дети - что может быть прекраснее? Виллина вздохнула. - Ладно, я попытаюсь, сестра, - пообещала Стелла. - Вот и молодец! Доброй ночи! - Доброй ночи! Стелла приготовилась ко сну задула свечи. Ночевать она твердо решила в комнате сестры, несмотря на ее протесты, впрочем, довольно слабые. На другой день начали появляться гости. Первыми явились Урфин Джюс с филином Гуамоко. - Как себя чувствует правительница Желтой Страны? - спросил Урфин. - Мы принесли ей в дар грейпфруты. - Свежие, вкусные и сочные грейпфруты только что собранные, - важно подтвердил Гуамоко. Волшебницы поблагодарили знаменитого огородника и филина, а затем предложили им ознакомится с дворцом и его окрестностями, пока не прибудут остальные гости. Потом явились король Валибальд с матерью, мушкетерами, чародеем Мерлином и... Нэрой и Майорой. Королева Людмила не захотела идти на прощальный пир, устроенный Стеллой и Виллиной. - Не будем им мешать, - улыбнулся король Страны Сказок. - Этим славным людям нужно о многом поговорить. С этими словами он удалился с остальными своими спутниками. Нэра и Майра смущались и нервничали из-за того, что долго ничего не давали о себе знать. - Наконец-то! - раскинула руки Стелла. - После стольких лет! Виллина слабо улыбалась: - Вот и наши сестры! Где же вы пропадали? - Мы не хотели вас беспокоить, - смущенно пробормотала Нэра. - И почему-то думали, что вам все равно, - добавила Майра, опустив глаза. - Что вы! Да как вы могли такое подумать?! - Виллина потерла рукой лоб. - Мы же уже давно стали сестрами. Или нет? - Да! Простите нас... - Мы тоже не ангелы, так что не нужно просить прощения. Нэра и Майра приблизились к названным сестрам и расцеловались с ними. Потом они рассказали, как скрывались сначала в Африке, потом в Сирии, а затем перебрались в Волшебную Страну, а точнее в Страну Сказок. Поначалу их приняли там не очень ласково, но потом все наладилось, когда Нэра с Майрой стали помощницами чародея Мерлина. Сестры решили, что больше не расстанутся и будут помогать Стелле в ее трудах и заботах, после того, как Виллина покинет этот мир. - Между прочим, вы ни капельки не изменились, - заметила Виллина. - Уж не употребляете ли вы тот же эликсир, что и Стелла? - Ага, так и есть, - подтвердили Нэра с Майрой. - Еще бы! Мы ведь его вместе изобрели, - засмеялась Стелла. - Ах вы, проказницы! Виллина ласково потрепала сестер по волосам. Мерлин не возражал против того, чтобы Нэра с Майрой остались у своей названной сестры.. Он влюбился в волшебницу Стеллу с первого взгляда и решил, что будет ухаживать за ней. Гости все пребывали и пребывали. Явились Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев, Кагги-Карр, Ружеро, даже престарелый Прем Кокус, правитель Жевунов. Потом явились Чарли Блек с Эдмоном Дантесом или графом Монте-Кристо, которые очень подружились, а также Тилли-Вилли со своей невестой Розой. Стелла о чем-то долго шепталась с Чарли Блеком. Как оказалось, они готовили для всех сюрприз. Затем пришли гномы во главе с Кастальо, а также Летучие Обезьяны во главе со своим предводителем Уорра. Также прибыли Болтуны и пришли верные Виллине Головотяпы. - Бью вам челом, многоуважаемые Виллина и Стелла, - почтительно склонил голову Предводитель Летучих Обезьян. - Приветствую и всех остальных дорогих гостей! Когда все наконец собрались, Виллина и Стелла сказали несколько приветственных стол, и пригласили гостей усаживаться за огромный стол с кушаньями и напитками, который находился недалеко от дворца Виллины. Для Летучих Обезьян было приготовлено отдельное место. Зато все остальные без проблем разместились за столом, за исключением Тилли-Вилли, который со своей невестой расположился чуть подальше. - Ешьте и пейте сколько хотите, - растрогано произнесла Виллина. - В нашем мире это называется шведский стол, - заметил Чарли Блек. - А что это значит? - полюбопытствовал король Валибальд. Пришлось рассказать ему о Швеции и шведском столе. После того, как гости насытились, наступило время для речей и песен. Все кто хотел принялись рассказывать разные истории. Король Валибальд решил поведать сказку о бременских музыкантах: "Много лет тому назад жил на свете мельник. И был у мельника осел — хороший осел, умный и сильный. Долго работал осёл на мельнице, таскал на спине кули с мукой и вот наконец состарился. Видит хозяин: ослабел осёл, не годится больше для работы,— и выгнал его из дому. Испугался осёл: "Куда я пойду, куда денусь! Стар я стал и слаб". А потом подумал: "Пойду-ка я в немецкий город Бремен и стану там уличным музыкантом". Так и сделал. Пошёл в немецкий город Бремен. Идёт осёл по дороге и кричит по-ослиному. И вдруг видит: лежит на дороге охотничья собака, язык высунула и тяжело дышит. — Отчего ты так запыхалась, собака?— спрашивает осёл.— Что с тобой? — Устала,— говорит собака.— Бежала долго, вот и запыхалась. — Что ж ты так бежала, собака? — спрашивает осёл. — Ах, осел,— говорит собака,— пожалей меня! Жила я у охотника, долго жила, по полям и болотам за дичью бегала. А теперь стара стала, и задумал мой хозяин убить меня. Вот я и убежала от него, а что дальше делать — не знаю. — Пойдем со мной в город Бремен,— отвечает ей осел,— сделаемся там уличными музыкантами. Лаешь ты громко, голос у тебя хороший. Ты будешь петь и в барабан бить, а я буду петь и на гитаре играть. — Что ж, — говорит собака, — пойдем. Пошли они вместе. Осёл идет — кричит по-ослиному, собака идет — лает по-собачьи. Шли они, шли и вдруг видят: сидит на дороге кот; печальный сидит, невесёлый. — Что ты такой печальный? — спрашивает его осел. — Что ты такой невеселый? — спрашивает собака. — Ах,— говорит кот,— пожалейте вы меня, осел и собака! Жил я у своей хозяйки, долго жил — ловил крыс и мышей. А теперь стар стал и зубы у меня притупились. Видит хозяйка, не могу я больше мышей ловить, и задумала меня утопить в речке. Я и убежал из дому. А что дальше делать, как прокормиться,— не знаю. Осел ему отвечает: — Пойдем с нами, кот, в город Бремен, станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на скрипке играть, собака — петь и в барабан бить, а я — петь и на гитаре играть. — Что ж,— говорит кот,— пойдем. Пошли они вместе. Осел идёт — кричит по-ослиному, собака идет — лает по-собачьи, кот идёт — мяукает по-кошачьи. Шли они, шли, проходят мимо одного двора и видят — сидит на воротах петух. Сидит и кричит во все горло: "Ку-ка-ре-ку!" — Ты что, петушок, кричишь? — спрашивает его осел. — Что с тобой случилось? — спрашивает его собака. — Может, тебя кто обидел? — спрашивает кот. — Ах,— говорит петух,— пожалейте вы меня, осёл, собака и кот! Завтра к моим хозяевам гости приедут — вот и собираются хозяева зарезать меня и сварить из меня суп. Что мне делать? Отвечает ему осел: — Пойдем, петушок, с нами в город Бремен и станем там уличными музыкантами. Голос у тебя хороший, ты будешь петь и на балалайке играть, кот будет петь и на скрипке играть, собака — петь и в барабан бить, а я буду; петь и на гитаре играть. — Что ж,— говорит петух,— пойдём. Пошли они вместе. Осёл идёт — кричит по-ослиному, собака идёт — лает по-собачьи, кот идёт — мяукает по-кошачьи, петух идёт - кукарекает. Шли они, шли, и вот настала ночь. Осёл и собака легли под большим дубом, кот сел на ветку, а петух взлетел на самую верхушку дерева и стал оттуда смотреть по сторонам. Смотрел, смотрел и увидел — светится невдалеке огонёк. — Огонёк светится! — кричит петух. Осёл говорит: — Надо узнать, что это за огонек. Может быть, поблизости дом стоит. Собака говорит: — Может, в этом доме мясо есть. Я бы поела. Кот говорит: — Может, в этом доме молоко есть. Я бы попил. А петух говорит: — Может, в этом доме пшено есть. Я бы поклевал. Встали они и пошли на огонёк. Вышли на поляну, а на поляне дом стоит, и окошко в нём светится. Осёл подошёл к дому и заглянул в окошко. — Что ты там видишь, осел? — спрашивает его петух. — Вижу я,— отвечает осел,— сидят за столом разбойники, едят и пьют. — Ох, как хочется есть! — сказала собака. — Ох, как хочется пить! — сказал кот. — Как бы нам разбойников из дома выгнать? — сказал петух. Думали они, думали и придумали. Осёл тихонько поставил передние ноги на подоконник, собака взобралась на спину ослу, кот вскочил на спину собаке, а петух взлетел на голову коту. И тут они все разом закричали: осел - по-ослиному, собака - по-собачьи, кот - по-кошачьи, а петух закукарекал. Закричали они и ввалились через окно в комнату. Испугались разбойники и убежали в лес. А осел, собака, кот и петух сели вокруг стола и принялись за еду. Ели-ели, пили-пили - наелись, напились и спать легли. Осел растянулся во дворе на сене, собака улеглась перед дверью, кот свернулся клубком на теплой печи, а петух взлетел на ворота. Потушили они огонь в доме и заснули. А разбойники сидят в лесу и смотрят из лесной чащи на свой дом. Видят - огонь в окошке погас, темно стало. И послали они одного разбойника посмотреть, что в доме делается. Может, зря они так испугались. Подошел разбойник к дому, отворил дверь, зашел на кухню. Глядь, а на печи два огонька горят. "Наверное, это угли, - подумал разбойник. - Вот я сейчас лучинку разожгу". Ткнул он в уголек лучинкой, а это был кошачий глаз. Рассердился кот, вскочил, зафыркал, да как цапнет разбойника в глаз, да как зашипит. Разбойник — в дверь. А тут его собака за ногу схватила. Разбойник — во двор. А тут его осел копытом лягнул. Разбойник — в ворота. А с ворот петух как закричит: — Кукареку! Кинулся разбойник со всех ног в лес. Прибежал к своим товарищам и говорит: — Беда! В нашем доме страшные великаны поселились. Один мне своими длинными пальцами в лицо вцепился, другой мне ножом ногу порезал, третий меня по спине дубиной стукнул, а четвертый закричал мне вслед: "Держи вора!" — Ох,— сказали разбойники,— надо нам отсюда поскорее уходить! И ушли разбойники из этого леса навсегда. А бременские музыканты — осёл, собака, кот и петух — остались жить у них в доме да поживать." - Какая хорошая и добрая сказка! - растроганно произнесла Виллина. - Спасибо вам... - Не за что, - улыбнулся Валибальд. - А вот и они сами... Только стоит их помянуть, как бременские музыканты, тут как тут. Осел, Собака, Кот и Петух поклонились всем собравшимся, спели свои песни и также уселись за стол. Валибальд о чем-то пошептался с матерью и чародеем Мерлином. - Вам, Виллина и Стелла, хотят засвидетельствовать свое почтение великие сказочники братья Гримм и Ганс Христиан Андерсен, - сказал король. - А это еще кто такие? - удивился Железный Дровосек. - Друг мой, иногда меня просто поражает твое незнание, - прошептал Страшила. - И хотя всего на свете никто знать не может, я просто обязан заняться твоим образованием в будущем... Это самые известные сказочники из Большого Мира. - Ах, вот как! Сказочники выступили вперед, поклонились, произнесли речь и смешались с остальной толпой. Чуть позже все стали петь песни. Чарли Блек взял свою гитару и спел следующую песню: Уронит ли ветер в ладони сережку ольховую, Начнёт ли кукушка сквозь дым поездов куковать, Задумаюсь вновь и как нанятый жизнь истолковываю И вновь прихожу к невозможности истолковать. Серёжка ольховая лёгкая, будто пуховая. Но сдунешь её - всё окажется в мире не так, И, видимо, жизнь не такая уж вещь пустяковая, Когда в ней ничто не похоже на просто пустяк. Серёжка ольховая выше любого пророчества. Тот станет другим, кто тихонько её разломил. Пусть нам не дано изменить всё немедля, как хочется. Когда изменяемся мы - изменяется мир. Яснее душа, переменами неозлобимая. Друзей, не понявших и даже предавших, - прости. Прости и пойми, если даже разлюбит любимая, Серёжкой ольховой с ладони её отпусти. - Вот это песня, - задумчиво произнес Урфин Джюс. - Вся жизнь так и мелькает перед глазами... - Это точно, - подтвердили Гуамоко, Страшила и остальные. У Виллины, Стеллы и Нэры с Майрой даже слезы выступили на глазах, настолько они ясно еще раз пережили опять далекое прошлое. Смелый Лев, а также Предводитель Летучих Обезьян вместе, дуэтом, также исполнили песню: Лесом, полем, Улицей и бережком Наши годы катятся колобком. И ещё до старости двести лет, Потому что старости вовсе нет! Вовсе, вовсе нет! Идут всегда за нами вслед Любви неясные тревоги. Длинней, чем жизнь, дороги нет, Но и короче нет дороги. И, как от камешка в пруду, Года расходятся кругами. В каком году, В каком году Всё это было с нами? Страшила процитировал наизусть много стихов Пушкина. А его новый друг Атос, он же граф де Ла Фер - стихи французских поэтов. После песен, гости принялись танцевать. Мерлин пригласил на танец волшебницу Стеллу. Виллина улыбнулась и одобрительно подмигнула. В заключение пира гости отправились в плавание по речке Варша, которая текла в Желтой Стране, на небольшом судне, которое захватили с собой Чарли Блек, Эдмон Дантес и Тилли-Вилли. Лишь Тилли-Вилли со своей невестой и Летучие Обезьяны могли наблюдать за всем происходящим со стороны, поскольку при всем желании они бы там не уместились. Прогулка по реке, при свете волшебных огней, которые наколдовала Стелла, доставила гостям огромное удовольствие. По окончании всех торжеств каждый гость получил небольшой подарок от Виллины и Стеллы. Стоял поздний вечер. Гости уже давно разошлись. По просьбе Виллины Стелла с Мерлином, а также Нэра с Майрой отправились прогуляться. Старый и верный слуга Виллины по имени Саль, члены семьи которого на протяжении многих поколений служили правительнице Желтой Страны, спросил: - Моя госпожа, уже поздно... Вы не будете спать? - Нет, мой друг, идите и отдыхайте, - мягко ответила волшебница. - Доброй ночи! - Доброй ночи! Слуга поклонился и ушел. А Виллина продолжала задумчиво смотреть в окно своей спальни.

Глория Джюс: Очень увлекательно, Захар! Желаю и дальше так держать.



полная версия страницы