Форум » Фанфики » Лужайка за маковым полем » Ответить

Лужайка за маковым полем

Чарли Блек: Аннотация: У последней черты Элли делает выбор... Работа с ЗФБ-2016.

Ответов - 82, стр: 1 2 3 4 5 All

Чарли Блек: Элли рассмеялась. — Что ты, мам! Когда Страшила с Дровосеком вывезли Льва с макового поля, там были целые тысячи мышей. А тут всего одна маленькая мышка... Просто ей захотелось сладкого. Миссис Анна помрачнела. — Опять ты, дочка, за своё. Мы с папой столько тебя просили... — Ну, мам, послушай, — Элли заглянула матери в глаза. — Я просто хотела сказать, что не боюсь мышей. Что же тут плохого? Анна досадливо отмахнулась: — Да при чём тут мыши? — Я и львов теперь не боюсь, и волков, и вообще всяких диких зверей, — задумчиво продолжила Элли. — Помню, на поляне, когда Лев ушёл биться с чудовищем... — Хватит же! — миссис Анна повысила голос и сразу, словно извиняясь, добавила: — Пойми, Элли... мы с папой так горевали о тебе, когда ураган унёс домик. И столько потом треволнений. Чудо, что ты осталась жива. — Конечно, чудо, — согласилась Элли. — Недаром же ураган был волшебный. Миссис Анна прикрыла глаза — всего на мгновение, а потом смахнула слёзы платком. * * * — Мисс Смит, к доске! Элли нехотя встала и пошла через класс. Что-то кольнуло её в шею, но Элли не обернулась. Каждому ясно: только дурак способен стрелять через трубочку жёванными бумажками. А с дураками что разговаривать? Всё равно не поймут. — Что-то я не пойму, — в тон Эллиным мыслям сказала учительница. — Ведь я задала сочинение; каждый должен был написать, как провёл лето. Элли молчала. — Нет, пишешь ты хорошо, — продолжала учительница. — Складно, грамотно, вот только запятые хромают. — Меня папа запятым не успел научить, — вежливо ответила Элли. Но учительница не слушала объяснений. — И с фантазией всё у тебя превосходно. Но ведь я просила написать о каникулах. Кто где был, куда ездил, чем занимался. Вот Джимми, например, охотился на сусликов в Миннесоте, на ранчо своего дяди. Орфография ужасная, зато видно, что мальчик писал всё как есть. А ты, Элли? Ведь сказок я сочинять не просила. От негодования щёки Элли зарделись румянцем. — Но я... — начала было она, однако учительница снова её перебила: — Вот видишь, теперь тебе стыдно. Запомните, дети, — учительница обвела взглядом класс. — Родной язык, литература — важнейшие вещи, без них вам в жизни не будет дороги. Но есть кое-что гораздо важнее. Самое главное — говорить всегда правду. Пусть вы просидели всё лето дома, считая за окошком ворон. Пусть вы не прочли ни единой книжки. Вам стыдно признаться перед товарищами. Но лучше уж так, чем выдумывать всякие небылицы. Ведь истина всегда выйдет наружу. — Во, заливает, — донёсся шёпот с задней парты. — Садись, Элли, — закончила учительница, довольная своей речью. — Но, миссис Грин, — голос Элли прозвенел в тишине. — Я не выдумщица! Я вернулась из Волшебной страны... Класс встретил её слова дружным хохотом. Ещё одна «пулька» кольнула Элли в щёку. Теперь уже девочка не сдержалась: — Джимми, ах ты, поганец! Возмущённая учительница всплеснула руками. — И ты ещё сквернословишь? Мало невыполненного задания? — Но послушайте... — Родителей завтра в школу! * * * Вновь тот же класс, и вновь издевательский смех. Но злее, обиднее, чем неделю назад. Три минуты до конца перемены. Пользуясь отсутствием учительницы, ребята галдели, бросались скомканными промокашками. Джимми вскочил на парту. — Дракон! Ха-ха! — заливался он, махая руками, словно крыльями. — Дракон, — упрямо ответила Элли, с вызовом глядя в глаза насмешника. — А может, курица? — дразнил Джимми. — У страха глаза велики, да? — Сам ты курица! — выкрикнула Элли, чуть не плача. — Кто? Я? — Джимми спрыгнул с парты, схватил линейку и стукнул Элли по голове. Лохматый Бобби дёрнул его за руку, стараясь удержать. — Не надо, Джим, — бормотал он вполголоса. — Чего с девчонкой драться? Она тебе глаза выцарапает. Она же чокнутая! У самой глазищи видишь какие? Джимми выругался, но звонок заглушил его слова. Элли бессильно сжала кулаки. — Да что вы все?.. — взмолилась она. — Что я вам сделала?! Кто-то сорвал с её шеи серебряный свисточек. — Что ж ты не зовёшь свою Румену? Мурену свою позови! Пусть мышь тебя защитит! Элли закрыла лицо руками и бросилась вон из класса. — Дровосека позови, Дровосека! — неслось ей вслед. В дверях Элли столкнулась с учительницей, едва не сбив её с ног. — Мисс Смит! Элли! Куда же ты? — изумлённая учительница оглянулась, но девочка уже бежала по коридору. — Дети, что происходит? — Ничего, миссис Грин, — Джимми изобразил недоумение. — Мы только хотели с ней поговорить. А она сразу с кулаками! Лохматый Бобби вытер нос рукавом и добавил: — Чокнутая она. Миссис Грин, разве можно чокнутую с нормальными детьми сажать? Учительница устало вздохнула. — Дети, успокойтесь. Послушайте, что я вам скажу. У Элли сейчас сложный период. Я говорила с её родителями. Девочка пережила тяжёлую травму. Мы с вами должны проявить снисхождение. Конечно, мисс Смит говорит порой странные вещи, дерзит, ведёт себя агрессивно. Но мы должны отнестись с пониманием... — Да она же заврётся совсем! — возмутился Джимми. — Вы сами говорили неделю назад, что главное — честность! — И всё-таки, давайте будем терпеливы, — покачала головой миссис Грин. — Душа ребёнка — тонкий, невидимый взору росток, из которого могут распуститься прекраснейшие цветы. И этот росток, который так легко затоптать, мы с вами не должны дать в обиду. Напротив, заботливым отношением мы сможем... — Уу... Опять её повело, — раздался приглушённый голос с задней парты. А Джимми с Бобби коротко переглянулись и опустили глаза: ни к чему миссис Грин видеть их презрительные усмешки. * * * Джон и Анна привстали с мест. Лицо миссис Анны вытянулось. — Дочка, что это? Отец подбежал к Элли, обнял её за плечи. Анна, причитая, спешила следом. Тотошка, возмущённый, встревоженный, бросился девочке в ноги. — Дочка, кто тебя так? Элли долго не могла успокоиться. Но не будешь же плакать вечно? — Они... По дороге из школы... — всхлипывая, сказала она наконец. — Кто? Джим? — фермер Джон нахмурился, на лбу пролегла суровая складка. — Я же говорил с его отцом на той неделе. Что ж, если люди не понимают слов... — Джон! Джон, не сходи с ума, — миссис Анна робко взяла мужа за руку. — Не надо... Элли, доченька, не плачь. Мы с папой заберём тебя из этой проклятой школы. О, Господи! Почему у тебя в волосах солома? — Они дразнили меня «Страшилой», — тихо сказала Элли. — Не верят мне они. Никто не верит. Анна ахнула. — Но зачем? Зачем ты им рассказала? Разве мало нас с папой? Нам ты можешь говорить что угодно. Пусть будет Страшила, пусть Дровосек... — Вы же тоже не верите, — Элли устало опустила голову. — Вы только меня жалеете. Вот и всё. Фермер Джон тяжёлыми шагами прошёлся по комнате. Машинально взял со стола кружку, тут же отставил. И наконец сказал: — Всё. Жена и дочь с тревогой глядели на него. — Всё, — повторил Джон. — Пора с этим покончить. Элли, сядь и послушай меня внимательно. Девочка вся словно сжалась, но осталась стоять. А отец скороговоркой продолжил: — Хватит, Элли. Мы долго слушали твои рассказы. Мы не винили тебя. Доктор Бирбом сказал, это нормально, особенно после такого испытания. Доктор говорит, ничего страшного, если у ребёнка есть воображаемые друзья. — Они настоящие! — воскликнула Элли. — В детстве часто путаются фантазии и реальность, игры и суровая правда. Ты придумала себе трёх защитников, трёх волшебных существ из чудесной страны. Страны, которой не существует. — Но я была там! — Элли в отчаянии бросила взгляд на мать, ища поддержки, но миссис Анна смотрела в пол. — Папа, мама, меня унёс ураган! Он закружил наш домик и поднял его в воздух. Джон перебил её. — Да, ураган. Проклятый смерч. Он всему виной. — Вот видишь! — горячо воскликнула Элли. — Значит, ураган — был! И он принёс нас с Тотошкой в Волшебную страну. А там... Джон взял дочку за руку. — Пойдём, Элли, — сказал он решительно. — Я тебе кое-что покажу. Недоумевающая девочка подчинилась. Вдвоём они вышли из дому. Прошагали полмили по широкой степи. Элли всё порывалась что-то объяснить, но отец не слушал её. Остановились они у глубокого оврага. — Смотри, — сказал Джон. Элли огляделась. — Да это же тот самый овраг, где прятался дракон Ойххо, когда принёс нас с Фредом домой. — Вниз посмотри, — показал рукой Джон. — Видишь эти обломки? Это всё, что осталось от нашего фургона. Дрожь пробежала у Элли по спине. — Постой, папа, — взмолилась она. — А как же Страна Жевунов? Виллина, Гингема? Дорога, вымощенная жёлтым кирпичом? Как же все чудеса? Фермер Джон тяжело вздохнул. — Чудо было одно-единственное. Чудо в том, что ты уцелела. Тотошка прибежал на ферму израненный. Он привёл нас сюда. Ты, дочка, лежала в беспамятстве. Мы с мамой обмерли, думали, что всё. Но ты была невредима, только без сознания. — Не может быть, — прошептала Элли. — Три дня мы не знали, вернёшься ли ты в чувство. Три дня не смыкали глаз. Бог помог, ты очнулась. Но затем начались эти странные фантазии... Элли плакала. — Папа, папа, я же там была, взаправду была! Я всё помню: Людоед, саблезубые тигры, маковое поле... Мои друзья... Изумрудный город... — Тебе привиделось это в бреду, — Джон ласково обнял дочь. — Но надо жить дальше. Ты придумала райскую страну, удивительный город, счастливое место, где тебя никто не обидит и где ты хотела бы остаться навсегда. Но у тебя ведь есть мы с мамой... — Нет, папа, как же ты не поймёшь... Я хотела вернуться к вам! Я всё время хотела вернуться, я не смогла бы там жить... — Что ж, ты вернулась, — устало заключил Джон. — Болезнь выпустила тебя из своих цепких лап. И теперь пора распрощаться с ней навсегда. Довольно было двух рецидивов. Ты не представляешь, как нам с мамой было тяжело... Элли внезапно перестала плакать. Новая мысль озарила её лицо. — Ты, папа, меня не слушаешь, но ведь можно проверить! Напиши дяде Чарли! Он тебе подтвердит. Он расскажет, как помог мне вернуться в Волшебную страну, как боролся с Урфином Джюсом... — Дочка... — Джон запнулся. — Нельзя шутить такими вещами. И некому мне писать. Пять лет назад, когда ты была ещё совсем крошкой, дядя Чарли погиб. Его схватили дикари с людоедского острова, а оттуда никто ещё не возвращался живым. Элли онемела. А отец, снова взяв её за руку, не спеша повёл к дому. И лишь у самой двери Элли тихо промолвила: — Может быть, тогда Фред? Фермер Джон передёрнул плечами. Элли, схватившись за спасительную ниточку, заговорила с лихорадочной быстротой. — Фред, конечно же, Фредди! Мы с ним плыли на лодке, по подземной реке. И попали в плен к семерым королям. А вернулись домой на драконе. И меня там ждала маленькая сестрёнка, Энни. И все мы были так счастливы... А потом, потом Энни забрал доктор Бирбом. Он унёс её подлечиться. И мама плакала... И я вспоминаю, как будто бы сквозь туман... Джон бессильно опустил руки. — Элли, дочка... Не будь так жестока. Мы с мамой десять лет мечтали о втором ребёнке. И вот, судьба, казалось, смилостивилась над нами. Мы уже приготовили колыбельку. Но твоя болезнь обострилась. Мама перенервничала, и... и твоя сестра родилась мёртвой. — Джон помолчал немного. — А Фред... бедный Фред заблудился в пещерах Айовы, попал под обвал. Тело так и не нашли. * * * — Ну-ну, не отчаивайтесь, — доктор Бирбом похлопал по плечу Джона, ободряюще улыбнулся Анне. — Вы считаете, есть надежда? — еле слышно спросила миссис Смит. Доктор деловито потёр переносицу. — У девочки был нервный срыв, — сказал он. — Но это бывает, это нормально. — Послушать вас, так вообще всё «нормально», — не сдержался Джон. — После родов вы тоже сказали: «такое бывает». Доктор огорчённо поцокал языком. — Что ж, я понимаю, вы раздражены, — сказал он. — Это нор... простите, я хотел сказать, что на вашем месте реагировал бы так же. Однако вернёмся к делу. Девочка пережила шок. И медицина в таких случаях не сулит быстрых решений. Тут нужно время. А чтобы процесс выздоровления шёл быстрее, я пропишу курс таблеток. Только предупреждаю сразу, препарат сильнодействующий. Важно соблюдать дозировку. Первую неделю девочка будет балансировать между явью и сном. Затем наступит примирение с реальностью. Фантомы памяти станут ослабевать, сознание возьмёт верх над ложными воспоминаниями. К концу четвёртой недели приём препарата можно прекратить. — Вы говорите, ложная память, — неожиданно вмешалась миссис Анна. — Только я одного не пойму. Как смогла Элли вспомнить, что у неё когда-то был дядя Чарли? Мы ведь считали, что она начисто забыла о нём. И как она смогла угадать, что Фред, её троюродный брат, заблудился в пещере, попал под обвал? Мы с мужем никогда при ней об этом не говорили. Пусть всё остальное выдумка — про лодку, про королей этих... но пещера, обвал... — Ах, в жизни столько причудливых совпадений, — отмахнулся доктор Бирбом. — Это совершенно нормально. Гораздо удивительнее было бы, если б никаких совпадений вообще никогда не случалось. Представьте, тогда бы на всём свете не было ни одной счастливой пары. Ведь взаимная любовь это тоже невероятное, чудесное совпадение. Но не будем отвлекаться на праздную философию. Давайте-ка я лучше выпишу вам рецепт. * * * Элли поднесла ладонь к глазам. Сколько пальцев на руке? Пять? Шесть? Четыре? Всё было окутано густым маревом. В отдалении угадывались контуры высоких башен. Башни качались. Весь мир, казалось, дрожал. Людоед, минуту назад скаливший острые зубы, наклонился, из раскрытой пасти его выдвинулись острые белые сабли. «Саблезубый тигр», — вспомнила Элли. Сабли скрестились, переплелись, словно ветви деревьев в густом лесу... или прутья решётки... За решёткой друзья. Страшила и Железный Дровосек. Им надо помочь. Они в беде. За ними гонится Джимми и стреляет из трубочки ядовитыми стрелами. Стрелы ранят, жалят, невозможно скрыться от стрел. Дядя Чарли и Фред, будто призраки, медленно бредут по туманной мгле, еле-еле переставляя ноги. Живы ли они? Или это движутся их тени? Но вот появляется свет — мягкое зелёное сияние. Мгла отступает, рассеивается. Фред с дядей Чарли идут всё бодрей. Исчезает Джимми. Правильно, ему нет места в Волшебной стране. Тают, гаснут решётки. Страшила с Дровосеком свободны. Здесь же и Лев, и Тотошка. Милые добрые друзья. Мир обретает устойчивость. Так и должно быть. Изумрудный город ослепительно сверкает, манит, зовёт. Этот мир примет Элли. Здесь она будет счастлива. Здесь лучше, чем в холодном чуждом Канзасе. Здесь, в сказочном городе, её не будут травить одноклассники, не будет недоверия родителей. Здесь не за чем мириться с горечью утрат — ведь нет никаких утрат. Вот рядом шагает дядя Чарли, живой, здоровый, весёлый. Вот горделиво приосанился Фред: ему есть чем гордиться, его везёт на спине Смелый Лев. А вот и маленькая Энни. Она подросла, она бежит вприпрыжку по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом... Стоп! Энни? Откуда? Ведь этого не было! Был дядя Чарли, был Фред, но не было Энни в Волшебной стране! Она же только месяц как родилась... Значит... значит, это обман, вымысел... помутнение рассудка... Контуры башен заваливаются набок... ...Элли рывком села на постели. Голова шла кругом, всё тело знобило. В полутьме угадывался квадрат окна. А в окне сияли бледным светом сразу две луны. Элли вцепилась руками в одеяло. Не отводя взгляд от окна, дождалась, пока обе луны слились воедино. Теперь можно встать. Шатаясь от слабости, девочка поднялась с постели. Рядом стоял маленький столик. На нём стакан воды и флакончик таблеток. Таблетки. Элли задумалась. Страха не было. Голова прояснилась. Вот, значит, как. Достаточно выпить из флакончика несколько маленьких шариков, и сон вернётся. Раскроет свои двери Изумрудный город. И в жаркие объятья её примут трое верных, милых друзей. А Фредди с дядей Чарли и маленькая Энни всегда будут рядом. Только всё это будет ложь. А правда? Где она? Неужели здесь, в этом холодном Канзасе, где её морят таблетками и рассказывают страшные вещи? Неужели правда в том, что одни поумирали, а других никогда и не было? Не было Страшилы, Дровосека, Льва? — Ведь я же помню, — прошептала Элли. — Помню вас всех... Что выбрать? Пить по одной таблетке, как прописал врач, и через месяц навсегда забыть друзей? Или выпить весь флакончик разом? Заснуть сладким сном и уже не проснуться? Навсегда. Навсегда... К друзьям, в объятия миражей. Пусть город, которого нет, станет ей последним пристанищем. Пусть всё закончится быстро. Перед последней чертой — не важно, где явь, где обман... ...Нет, не бывать этому! Элли тряхнула головой, как когда-то Страшила. Нет дороги ни здесь, ни там. Ужасный ночной кошмар или сладкая липкая ложь. Нельзя сдаваться. Нельзя отступать. Если правды нет нигде, ни вокруг, ни слева, ни справа, значит, правда внутри. — Я знаю, что всё это было, — сказала Элли самой себе. — Ошибается доктор. Ошибаются папа с мамой. Ошибаются все, только сердце не может лгать. Покориться им всем — так легко и так трудно. Знакомое чувство. Так же было перед оврагом. Нет, не тем, где фургон и где Ойххо. Это было на пути в Изумрудный город. Лёг на пути овраг — не обойти его, не перебраться. Можно лишь повернуть назад. Как легко повернуть назад! И как трудно потом будет жить — на чужбине, до старости, не увидев родителей. Жить и знать, что дорогу к мечте навсегда преградил овраг. Что ж, тогда помог Лев. Отважный, добрый, сильный Лев. Сейчас не поможет никто. Значит, надо самой. Труден лишь первый шаг. Элли протянула руку к флакончику. Крышка была открыта. Рядом сидела мышка — наверно, та самая, что наведалась в мамины припасы поживиться кусочком сахара. Мышь негромко пищала, но Элли было не до неё. Девочка помедлила минуту, прислушиваясь к биению собственного сердца. А потом метнула флакончик в окно. Раздался звон разбитого стекла. От резкого усилия Элли пошатнулась, голова её закружилась, и девочка без чувств повалилась на кровать. * * * Рядом сидела мышка и негромко пищала. Элли повернулась на бок. Писк усилился. Казалось, теперь уже голосит целая мышиная стая. И писк этот отвлекает, сбивает с мысли, мешает вспомнить что-то очень важное. Элли с досадой открыла глаза. Надо же взглянуть, кто это тут распищался. Рядом сидела мышка. На голове у неё красовалась маленькая корона. А позади, чуть поодаль, копошилось бесчисленное мышиное племя — тысячи и тысячи серых зверушек. Элли села и осмотрелась. Какая-то мысль крутилась в голове, но поймать её с каждой секундой становилось всё труднее. Тут к девочке подошёл Страшила. — Ох, Элли, — сказал он. — Как я рад, что ты очнулась. Мы с Дровосеком боялись, что маковое поле убьёт тебя. Элли протянула к Страшиле руки и ласково его обняла. — Знаешь, — сказала она, — мне что-то снилось... что-то ужасное. Вот только вспомнить не получается. — Ничего, — улыбнулся Страшила. — Главное, что мы с Дровосеком успели тебя вытащить. — Что бы я без вас делала... — Элли попыталась улыбнуться в ответ, но почему-то заплакала. — Не плачь, Элли! — воскликнул, подбегая, Железный Дровосек. — Ведь всё плохое закончилось. А впереди нас ждёт столько всего замечательного! Сейчас мы спасём нашего друга Льва. И ты познакомишься с королевой Раминой, владычицей мышиного племени. А дальше — вперёд, в Изумрудный город, к волшебнику Гудвину! Исполнятся наши заветные желания, и ты отыщешь дорогу в Канзас, и все мы ещё не раз встретимся! Сколько счастья ещё не изведано... Ну же, не плачь, улыбнись...

Глория Джюс: Да-а, надо же, какой мрачный сон навеяло Элли маковое поле! О будущем, но в тёмных тонах. Как будто она в какой-то параллельной реальности оказывается, где её родственники (кроме папы с мамой) все погибают, одноклассники в школе травят, а Волшебной страны вообще не существует - она оказывается бредом лежавшей без сознания после урагана девочки. Но слава Богу, в конце выясняется, что всё это было лишь дурным сном - Элли пробуждается, видит, что она в ВС, друзья её реальны, и компания продолжает свой путь к Гудвину. В целом идея, я бы сказала, довольно своеобразна. Значит, эти коварные маки не только усыпляют, но ещё и кошмарные сны вызывают. Стало быть, тут тоже какая-то магия тёмная замешана.

Чарли Блек: Глория Джюс, спасибо за подробный отзыв) Я бы добавил только, что где сон, а где явь - зависит от выбора Элли. Если бы Элли сделала другой выбор, Волшебная страна и вправду оказалась бы сном)

schwarz: В творческом плане прекрасный рассказ, однако навевает некий пессимизм, несмотря на финал. А в сказках о ВС пессимизм как-то не традиционен. Но это только мое мнение, не судите строго, потому что к данному произведению я отнесся как к "несказке".

Чарли Блек: schwarz, спасибо за добрые слова... Действительно, ракурс в рассказе выбран чересчур мрачный и потому выходящий за рамки привычной доброй сказки. Но всё же Элли спасена, а значит сюжет вернётся в Волковское русло, и оптимизм в итоге победит) По крайней мере, так мне кажется...)

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Я бы добавил только, что где сон, а где явь - зависит от выбора Элли. Если бы Элли сделала другой выбор, Волшебная страна и вправду оказалась бы сном) Как Страна Чудес у кэрроловской Алисы? А дядя Чарли, Фред и Энни - что было бы с ними - неужели от выбора Элли зависело бы и их существование? Странная какая-то концепция у этого фика. И действительно слишком уж мрачная. А что не совсем понятно - если Волшебная страна была только сном, откуда же тогда у Элли серебряный свисток Рамины? То ли родители почему-то лгут девочке с непонятной целью. В общем, всё представлено в каком-то искажённом, испорченном виде... Хотя на то он и кошмар. Да, насчёт "Алисы в Стране Чудес", там что интересно - до последнего момента даже не догадываешься о том, что весь сюжет, начиная с появления Белого Кролика, является сном героини. А когда в самом конце это выясняется, возникают противоречивые чувства - одновременно удивление, разочарование и недоумение - зачем было писать сказку о сне? Ведь так выходит, что никакой сказки-то реально и не было. Подобные чувства, помню, вызвал у меня фильм (и пьеса Булгакова) "Иван Васильевич меняет профессию".

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Как Страна Чудес у кэрроловской Алисы? А дядя Чарли, Фред и Энни - что было бы с ними - неужели от выбора Элли зависело бы и их существование? Странная какая-то концепция у этого фика. Получается, что да) Глория Джюс пишет: одновременно удивление, разочарование и недоумение - зачем было писать сказку о сне? Ведь так выходит, что никакой сказки-то реально и не было. Подобные чувства, помню, вызвал у меня фильм (и пьеса Булгакова) "Иван Васильевич меняет профессию". У меня такое же впечатление было) Ещё могу назвать книгу «Городок в табакерке» Одоевского и советский фильм «Человек ниоткуда» с Юрием Яковлевым и Сергеем Юрским: тоже всё в итоге оказалось сном. Но там везде трактовка однозначная: где сон, а где явь - от героев никак не зависит.

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Но там везде трактовка однозначная: где сон, а где явь - от героев никак не зависит. По идее и не должно зависеть - герой ведь не автор и не Господь Бог... Да, в этом плане там всё просто - сны однозначно оказываются снами, и герои, просыпаясь, возвращаются в реальность. А здесь всё запутано до финального момента. Кстати, если подумать, то этому фику можно ещё такую трактовку дать: Волшебная страна существовала, и Элли действительно там была, но...не в этом видимом мире и в другой форме. Пока она лежала больная без сознания, душа её покидала тело и путешествовала по потустороннему миру, где она вполне могла видеть души умерших дяди Чарли, Альфреда, Энни и даже общаться с ними на том, более тонком уровне. А насчёт прочих персонажей - это по данной трактовке, видимо, могли быть души разных других живших когда-то людей, причём из разных стран. Просто Элли не могла объяснить потом, что она видела и где была, и назвала этот мир красивой Волшебной страной, и что-то допридумывала сама - про говорящих зверей и птиц, например, про волшебные предметы... Я имею в виду, что так можно бы было протрактовать историю, если бы приключения Элли и правда оказались бы сном со странствиями души. А так ведь мы-то знаем, что всё это было явью, и в нашем материальном мире.))

Глория Джюс: Ещё у меня история вызвала ассоциации с навязчивой пропагандой, похожей на советскую атеистическую. Поведение родителей Элли здесь вызывает такое чувство, будто однажды они решили, что если девочка взрослеет, скоро верить в сказки и чудеса ей станет не положено, и с одного утра начали ей "промывать мозги", чтобы она стала воспринимать Волшебную страну как старый сон и детские фантазии и выкинула её из головы. Может быть, это ещё было бы понятно, хотя в каноне Смиты - взрослые совсем другого склада и не стали бы так делать. Но зачем им было бы "убивать" Чарли и Фреда? Это даже по такой концепции, ИМХО, чересчур. Разве что для того, чтобы Элли даже и не пыталась найти кого-то, кто мог бы её истории подтвердить. Однако реальные Джон и Анна такими жестокими не были и так обманывать дочку уж точно не стали бы. К тому же понимали, что обман может легко раскрыться - Элли вполне могла узнать правду о живых-здоровых дяде и кузене. И что вот так запросто она не сможет насовсем отречься от ВС и друзей, которые ей так дороги. То есть вполне ожидаемо было, что эта история окажется сном, а не Волшебная страна. Даже независимо от Элли - всё равно по тексту чувствуется, что это всё фальшь, не по-настоящему. Хотя читается всё равно тяжело до финала.

totoshka: Чарли Блек пишет: Но всё же Элли спасена, а значит сюжет вернётся в Волковское русло, и оптимизм в итоге победит) По крайней мере, так мне кажется...) получается ей приснилось будущее? если она уже вначале рассказывает о том, чего еще не было (очнувшись она только увидела одну маленькую мышку, а в начале уже про тысячи мышей рассказывает, да и до льва с чудовищем им еще далеко...

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Пока она лежала больная без сознания, душа её покидала тело и путешествовала по потустороннему миру, где она вполне могла видеть души умерших дяди Чарли, Альфреда, Энни и даже общаться с ними на том, более тонком уровне. Спасибо, любопытная трактовка) Глория Джюс пишет: Но зачем им было бы "убивать" Чарли и Фреда? Это даже по такой концепции, ИМХО, чересчур. Да, я думаю, даже в самых возвышенных воспитательных целях родители не стали бы так жёстко обманывать Элли) totoshka пишет: получается ей приснилось будущее? Ога, то самое будущее, причём не только из ВИГ, но также из УДиеДС и СПК. Во сне Элли кажется, что она уже совершила три путешествия в ВС. А с точки зрения её родителей (снящихся ей в этом сне) - каждое "путешествие" не более чем помутнение Эллиного рассудка: первое после падения фургона в овраг, и затем ещё 2 "рецидива".

totoshka: Чарли Блек пишет: Ога, то самое будущее, причём не только из ВИГ Тоды на кой ей идти той же канонной дорогой? ну или по крайней мере переживать что-то, если уже известно, что будет дальше.

Чарли Блек: totoshka пишет: Тоды на кой ей идти той же канонной дорогой? ну или по крайней мере переживать что-то, если уже известно, что будет дальше. Когда Элли очнулась на лужайке за маковым полем, она забыла всё что видела во сне) В первые секунды она ещё пытается вспомнить, но мысль ускользает, мышиный писк сбивает с толку, и вскоре у Элли остаётся лишь ощущение, будто во сне ей привиделось нечто ужасное. Все подробности сна, в том числе о дальнейшем путешествии к Гудвину и о событиях УДиеДС-СПК - стёрлись из памяти... В последней мини-главке фанфика это почти буквально прописано))

totoshka: Чарли Блек пишет: В последней мини-главке фанфика это почти буквально прописано)) про "ускользающую важную мысль" лично я поняла, как очередную попытку разобраться с реальностью происходящего. но вроде как эта реальность ее сходу устраивает и ощущается совершенно реальной, поэтому вопрос ускользает (не говоря о том, что она ее сама в общем-то выбрала в своем укорном сне, где то, как выясняется в последнем абзаце, видела будущее, то не существующую реальность поочередно, только в результате оказалась не продолжение, а откатилась назад). правда фраза Дровосека о том, что они еще ни раз встретятся, заставляет усомниться в реальности этой реальности.

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Во сне Элли кажется, что она уже совершила три путешествия в ВС. А с точки зрения её родителей (снящихся ей в этом сне) - каждое "путешествие" не более чем помутнение Эллиного рассудка: первое после падения фургона в овраг, и затем ещё 2 "рецидива". Выходит, родители снятся не очень добрыми или просто религиозно неверующими людьми. Первое - потому что добрые люди не стали бы так жёстко приучать дочку, вступившую в подростковый возраст, к соцреализму, где нет места "всяким волшебным странам и существам" (прибегая в этих целях даже к чудовищной лжи!). А второе - потому что если бы они были правы насчёт снов Элли, они бы их растолковали именно так, как я написала: что Волшебная страна - это потусторонний мир, где путешествует по ночам её душа. Но опять же и то, и другое, слава Богу, неправда - родители у неё добрые и, мне кажется, верующие (очевидно, католики). А вообще я удивляюсь, как можно было такое сочинить - любопытно, что навеяло автору такую жуткую (не полностью, но всё же) идею?

schwarz: Глория Джюс , вариант развития событий достаточно неожиданен, и он вносит некоторую новизну в общий "котёл" всех сочинений про ВС, в таком ракурсе идея очень свежая. Но мы все, кто любит сказки А.М. Волкова, привыкли к сюжетам, которые даже с участием Урфина и злых волшебниц не навевают ужас, а здесь таким вот холодом повеяло. Но за этот нестандартный подход - автору спасибо.

Чарли Блек: totoshka пишет: правда фраза Дровосека о том, что они еще ни раз встретятся, заставляет усомниться Они же и в самом деле ещё не раз встретятся) Как минимум в УДиеДС и СПК, не считая множества мелких встреч в рамках сюжетов каждой книги. Глория Джюс пишет: добрые люди не стали бы так жёстко приучать дочку, вступившую в подростковый возраст, к соцреализму, где нет места "всяким волшебным странам и существам" Они не жёстко) Они долго терпели Эллины рассказы, считая что это само пройдёт и Элли поправится) Глория Джюс пишет: прибегая в этих целях даже к чудовищной лжи! Просто в восприятии Джона и Анны - не было никаких волшебных путешествий. Были трагические вести о Чарли и Фреде. Был ураган, унёсший домик на полмили. И затем - странные дочкины рассказы, которые родителям вначале кажутся следствием шока, а позже - признаком сумасшествия. Глория Джюс пишет: если бы они были правы насчёт снов Элли, они бы их растолковали именно так, как я написала: что Волшебная страна - это потусторонний мир, где путешествует по ночам её душа Не обязательно... Официальная христианская религия вообще по-моему не признаёт потустороннего мира, в котором может блуждать душа. Это скорее похоже на древнегреческие языческие верования. А в христианстве - есть наш мир, есть Чистилище, где после смерти человека его душа ждёт Страшного Суда, а также есть рай и ад, откуда никто не возвращался. Впрочем, могу ошибаться) в религии я не силён)) Глория Джюс пишет: А вообще я удивляюсь, как можно было такое сочинить - любопытно, что навеяло автору такую жуткую (не полностью, но всё же) идею? Да идея в общем-то планировалась простая: о том, что надо верить в свою мечту, даже если все обстоятельства против и весь мир тебя осуждает, считает выдумщиком, лжецом, ненормальным и т.д. Похожая идея, к примеру, в фильме «Тот самый Мюнхгаузен». Ещё близкий по смыслу сюжет был в фанфике Нюры1978 "Дело о перелётном фургоне": http://izumgorod.borda.ru/?1-12-80-00000014-000-0-0#003 Там Элли тоже вернулась из ВС, куда её унесло ураганом, а родители ей не верят и даже нанимают сыщика, чтобы выяснить, где пропадала дочка и не случилось ли с ней чего плохого. schwarz пишет: за этот нестандартный подход - автору спасибо. Всегда пожалуйста)

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Официальная христианская религия вообще по-моему не признаёт потустороннего мира, в котором может блуждать душа. Это скорее похоже на древнегреческие языческие верования. А в христианстве - есть наш мир, есть Чистилище, где после смерти человека его душа ждёт Страшного Суда, а также есть рай и ад, откуда никто не возвращался. Ну как бы к потустороннему, "тонкому" (духовному) миру и относятся рай, ад, чистилище. И как бы во сне она могла видеть частично все эти места и души там. Кстати, я уж подумала, что Вам самому недавно приснилось что-то плохое, или было депрессивное настроение. P.S. А вот этот фик с участием Холмса мне гораздо больше понравился. Не вводит в тоску, не такой мрачный. Хотя тоже про недоверие родителей, но представлено всё лучше, не так депрессивно.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Ну как бы к потустороннему, "тонкому" (духовному) миру и относятся рай, ад, чистилище. И как бы во сне она могла видеть частично все эти места и души там. Но оттуда нет возврата... Если душа уже там, значит человек умер, и вернуть его в мир живых может разве что сам Иисус Христос, как в библейском сюжете про Лазаря.

schwarz: М-да, в "Деле о перелётном фургоне" реальность Волшебной страны перестаёт ставиться под сомнение - каждое слово Элли говорит не о выдумке, а о правде, и категорического отрицания со стороны взрослых теперь не может быть, хотя они в этом себе ещё и не признаются...

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: P.S. А вот этот фик с участием Холмса мне гораздо больше понравился. Не вводит в тоску, не такой мрачный. Хотя тоже про недоверие родителей, но представлено всё лучше, не так депрессивно. Да, у Нюры фанфик намного позитивнее моего)) Глория Джюс пишет: Кстати, я уж подумала, что Вам самому недавно приснилось что-то плохое, или было депрессивное настроение. Не, просто меня вообще больше впечатляют истории мрачные, драматические, нежели комедии, водевили и флафф) У того же Волкова, один из моих самых любимых персонажей - Урфин Джюс; но если бы Урфин с самого начала был мирным добрым огородником, каким мы видим его в ЖТ и ТЗЗ, - вряд ли бы он оказался настолько привлекателен. Обаяние Урфину придаёт именно нелёгкая судьба, мрачный характер, пережитый жизненный крах, не сломивший однако волю Урфина к жизни. Глория Джюс пишет: Вам самому недавно приснилось Вообще фанфик мой задуман был ещё в декабре позапрошлого года) schwarz пишет: каждое слово Элли говорит не о выдумке, а о правде Ага... В "Деле о перелётном фургоне" у Элли нет враждебного окружения, и нет сопутствующих трагических реалий наподобие смерти Фреда, Чарли, младшей сестры.

totoshka: Чарли Блек пишет: Они же и в самом деле ещё не раз встретятся) Как минимум в УДиеДС и СПК, не считая множества мелких встреч в рамках сюжетов каждой книги. Дык, на этот момент об этом никто не знает, если это не очередные глюки (а фраза может расцениваться и как очередной глюк матрицы, и как обычное успокоительное). Элли очень стремиться домой в первой книге и все знают, что ВС отделена от остального мира неприступными горами и непроходимой пустыней.

Чарли Блек: totoshka пишет: Дык, на этот момент об этом никто не знает, если это не очередные глюки (а фраза может расцениваться и как очередной глюк матрицы, и как обычное успокоительное). Элли очень стремиться домой в первой книге и все знают, что ВС отделена от остального мира неприступными горами и непроходимой пустыней. У Дровосека интуиция хорошая)) В каноне он, например, чувствует в финале СПК, что разлука будет вечной, хотя знать этого не может.

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: У Дровосека интуиция хорошая)) В каноне он, например, чувствует в финале СПК, что разлука будет вечной, хотя знать этого не может. Да, у него это, видимо, было изначально, а после приобретения сердца у Гудвина усилилось.) Видимо, Вы именно это решили подчеркнуть, верно? Кстати, подумала вот тут насчёт разницы восприятия событий у Элли и её родителей... Думаю, про это и я могла бы сочинить (обыграть такую тему), но я бы лично придумала этому следующее объяснение - временные парадоксы. Как у Льюиса в сказках про Нарнию: что просто Волшебная страна находится как бы в другом измерении, и время там течёт не так, как в Большом мире, в частности в США. Например, после первого путешествия Элли бы вернулась домой, казалось бы, спустя три месяца после урагана, а родители бы увидели, что она упала с неба на полянку буквально через пять-десять минут после того, как фургон исчез далеко в небесах. И ураган у них бы только-только прошёл, а постройка нового дома началась бы уже при Элли. Конечно же, в этом случае родители бы не поверили дочке в рассказ о её приключениях - не только потому, что очень уж всё фантастично и невероятно для нашего мира, но и главным образом из-за времени. Ведь по нашим меркам у Элли просто не хватило бы времени где-то побывать. И на её удивлённые слова о том, что её не было дома месяца три, родители могли бы с тревогой спросить: "С тобой всё в порядке? Ты очень быстро выпала из фургона и, слава Богу, жива осталась! Мы и испугаться-то не успели..." Ну и тому подобное - вроде того, как старшие братья и сестра сперва не верили Люси, что она нашла в платяном шкафу лес страны Нарнии, да ещё и полдня там провела (тогда как у нас прошла всего пара минут). Тоже сочли сначала, что или у малышки разыгралось воображение, или она сошла с ума. И конечно же, я обошлась бы без смертей. Когда к Смитам приезжал Чарли Блек, они с Элли встретили бы ворону уже во время прогулки (они бы вышли погулять на пару часов), и она бы привела их к какому-то месту, где обнаружился новый портал (видимо, что-то такое открылось Элли тогда в фургоне или в воздухе, куда фургон и влетел вместе с ней - вроде того же платяного шкафа), через который компания и придёт к Кругосветным горам, а потом и ВС. Порталы открывала и закрывала бы, возможно, Виллина. Вот, приключения с борьбой против узурпатора Урфина Джюса тоже длились бы месяца два-три, а дома бы потом решили, что Элли с дядей погуляли, как и собирались, часика два-три. И с путешествием Элли и Фреда в Пещеру было бы так же; дракона Ойххо, возможно, Смиты не увидели потому, что он быстро удалился в свой мир (но кто-то из других людей, вероятно, и увидел - подобное было у Льюиса в "Серебряном кресле", где в Англии на какой-то момент появлялись Аслан и несколько рыцарей из Нарнии, но потом быстро, как по волшебству, про них забыли). А за время одного нашего года в ВС проходило бы, допустим, лет 5-7. Думаю, после второго раза Элли бы убедилась, что ход времени в двух мирах разный, и Чарли с Фредом поняли бы это. Но тогда им всем пришлось бы молчать о своём секрете, чтобы их не засмеяли... Хотя может, конечно, с появлением свидетелей родители поверили бы Элли, но вместе с путешественниками изумлялись бы как самим приключениям, так и поразительному расхождению во времени.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Видимо, Вы именно это решили подчеркнуть, верно? верно) Глория Джюс пишет: но я бы лично придумала этому следующее объяснение - временные парадоксы. Как у Льюиса в сказках про Нарнию Интересная версия)

саль: Прочитав "Лужайку" я совсем не сделал того вывода, который сделали другие. А именно - того, что последняя сцена возле макового поля происходит наяву. Ведь это ни из чего не следует. Есть две параллельные, альтернативные линии событий. В каждом из них Элли чувствует себя, как наяву, живёт и действует. И одновременно , любая из этих двух жизней, при взгляде на неё из другой кажется бредом. Причём картина абсолютно зеркальная. Нет ни одной зацепки, чтобы определить абсолютность одного мира и относительность другого, поскольку весь рассказ строится на восприятии Элли. А поскольку она готова периодически воспринимать как бред и то, и другое, между ними невозможно объективно уловить разницу. Автор случайно, либо сознательно не даёт нам ни одной точки опоры. Но почему другие безоговорочно приняли за реальность именно существование Волшебной страны, а за бред - мытарства несчастной, едва не погибшей Элли. Возможно потому, что "это канон", "канон", "канон", "канон"...... Но мне всё-таки кажется, причина другая. Им так больше нравится, и потому так и кажется. Посему, что принять за реальность, зависит не от выбора Элли, и не от выбора автора, а от выбора читателя.

саль: Чарли Блек изобрёл довольно хитрую ловушку, и в неё трудно было не попасться.

totoshka: саль пишет: Прочитав "Лужайку" я совсем не сделал того вывода, который сделали другие. А именно - того, что последняя сцена возле макового поля происходит наяву. Ведь это ни из чего не следует. Ваще то именно про это я выше писала, что вовсе не понятно реальность ли это, или очередной глюк, особенно фраза Дровосека (после всего вышеизложенного в фике) не способствует пониманию. И то важное, что Элли никак не может уловить - как раз вопрос "реально ли это?". Но автор, уверяет, что все хорошо, что все вошло в канонное русло, а то, что она забыла - это то, что ей привиделись все дальнейшие события. Что уже само по себе странно....

Псаммиад: Выскажусь и я) Очень здоровское раскрытие темы, которую, казалось бы, раскрывали тысячу раз - в отношении разных канонов. Правдиво, убедительно, болезненно. Очень переживаешь за Элли, потому что даже если чётко осознаёшь, что в этой (приглючившейся?) реальности приключения в Волшебной стране - просто фантазии, навеянные видениями в коме... Не встать хотя бы частично на сторону Элли и полностью одобрять действия родителей и врача - это бесчеловечно. Концовку я примерно так и понял, как разяснил Чарли - всё суть глюки от мака. А что глюки обернулись извращённой дарковой версией будущего с детальными псевдовоспоминаниями о будущем, которое наступит в реальности, - ну, предположим, что мак в реальности фика способен делать вот такие безумные вещи. Некоторый диссонанс - не как плюс или минус, а просто как ощущение, - возникает вот в чём. В реальности, в которой возможны события всего фика до концовки, уже сложно поверить в наивные сказочные приключения из первой книги. Или это можно переформулировать наоборот: в каноне книг Волкова невозможно помыслить дарковую трактовку с ментальным расстройством, даже как галюцинацию. Но это так... наблюдение над собственным восприятием.

schwarz: Глория Джюс пишет: но я бы лично придумала этому следующее объяснение - временные парадоксы Наверное, это будет лучшим объяснением в данном варианте развития событий. А доказательством правоты Элли и всех, кто был в ВС, было ба приглашение родителям Элли побывать там самим и испытать на себе влияние парадоксов времени. Только в контексте этого фанфика не исключено, что в Канзасе стало бы на двух человек больше из тех, над кем стали бы открыто насмехаться...

саль: schwarz пишет: доказательством правоты Элли и всех, кто был в ВС, было ба приглашение родителям Элли побывать там Вообще, может быть и неплохо бы смотрелось, если бы против рамерийцев, полетел воевать не Фред, а сам Джон Смит, вместе со всеми своими святыми угодниками. Получилось бы немало колоритных сцен.

Глория Джюс: Кстати, жалко, что уважаемый Чарли Блек не додумался до такой идеи, что в этой псевдореальности, пригрезившейся Элли под влиянием макового поля, её приключения в Волшебной стране были её фантазиями, навеянными... любимой, зачитанной-перечитанной до дыр сказкой Фрэнка Баума о приключениях такой же канзасской девочки Дороти в волшебной Стране Оз. Чтобы родители там улавливали в её рассказах что-то знакомое, типа: "Соломенный Страшила, Железный Дровосек, Трусливый Лев, Жевуны-Мигуны, Изумрудный город... Где-то мы всё это уже слышали, кажется... Ах да (взгляд отца или матери случайно упал бы на лежавшую на столе красивую книгу), "Страна Оз" Баума - её любимая книжка! Похоже, наша Элли вообразила себя её героиней Дороти, будто все эти приключения происходили с ней. И как раз эту сказку она и перечитывала тогда, перед ураганом... теперь всё понятно". Ну а мне вообще, конечно, в данном контексте больше всего импонировала бы идея с парадоксами времени в двух мирах, которую я предложила выше. И вот ещё что я подумала - с одной стороны, не испытавшим на себе подобное трудно будет поверить испытавшим, ну а с другой стороны - так путешествовать даже удобно. Никто дома волноваться не будет за путешественника(ов), так как не заметят долгого отсутствия, раз с их точки зрения времени пройдёт совсем немного. :))

саль: Глория Джюс пишет: Кстати, жалко, что уважаемый Чарли Блек не додумался до такой идеи, что в этой псевдореальности, пригрезившейся Элли под влиянием макового поля, её приключения в Волшебной стране были её фантазиями, навеянными... любимой, зачитанной-перечитанной до дыр сказкой Фрэнка Баума о приключениях такой же канзасской девочки Дороти Да нет, это было бы слишком несерьезно.. Не тот калибр, не тот масштаб проблем и идей. Такой сюжет уместился бы в два абзаца простенькой миниатюры и не вызвал бы никаких вопросов. При всех своих фантазиях Баум слишком примитивен, чтобы отталкиваться от него, строя сюжет на внутренних ощущениях персонажа.

schwarz: Уважаемая Глория Джюс , подобный замысел был у Льва Квина в книге "Было-не было", с интересом читалось, помнится.

Чарли Блек: саль пишет: Нет ни одной зацепки, чтобы определить абсолютность одного мира и относительность другого, поскольку весь рассказ строится на восприятии Элли. Действительно, объективных «фактологических» зацепок нет, и потому вряд ли может найтись однозначная трактовка происходящего в фанфике, такая, которая исключила бы все другие толкования. Впрочем, мне всё же ближе версия с хэппи-эндом, согласно которой Элли в финале очнулась взаправду. Обоснование тут было бы скорее не на уровне фактов (ибо факты амбивалентны), а на уровне моральном - в том смысле, что Элли, поставленная перед выбором из двух зол, отвергла их оба, и именно этот смелый поступок внезапно оказался выходом из безвыходной ситуации. Псаммиад пишет: Очень здоровское раскрытие темы, которую, казалось бы, раскрывали тысячу раз - в отношении разных канонов. Правдиво, убедительно, болезненно. Очень переживаешь за Элли Спасибо) Псаммиад пишет: в каноне книг Волкова невозможно помыслить дарковую трактовку с ментальным расстройством, даже как галюцинацию. Ога... В атмосферу Волковских сказок данный фанфик, увы, не вписывается. У Волкова всё-таки «интерфейс» Волшебной страны, если можно так выразиться, - тёплый, дружелюбный, располагающий, светлый. Несмотря на все сюжетные опасности, а подчас и жестокие моменты, Волковский мир остаётся добрым в основе своей. А в моём фанфике Элли, пусть и во сне, оказывается словно бы выброшена в холодный враждебный мир, отрицающий всё что ей дорого. Глория Джюс пишет: пригрезившейся Элли под влиянием макового поля, её приключения в Волшебной стране были её фантазиями, навеянными... любимой, зачитанной-перечитанной до дыр сказкой Фрэнка Баума саль пишет:Такой сюжет уместился бы в два абзаца простенькой миниатюры А была кстати миниатюра «Три встречи с Гудвином» (автор Минутка), как раз о книге Баума: http://izumgorod.borda.ru/?1-8-0-00000072-000-0-0#013 Даже выиграла один из форумских конкурсов в 2009 году)

Кванга: Чарли Блек, спасибо! Прочитал с удовольствием. Всё понравилось. Ещё раз убедился, что у нас много общего: в языке, в стиле, в сюжетах... Критиковать не буду, потому что, на мой взгляд, не за что. Понятно, что при желании можно, конечно, выискать недостатки в любом произведении, но в данном случае - не хочется. Самый большой плюс: читал и переживал почти как в детстве, чем всё кончится? Почему-то ожидалось, что в итоге Элли с триумфом докажет свою правоту. Концовка оказалась интереснее. Приём не нов, но впечатления это не портит. Здесь всё к месту и - главное - читать интересно. Вздыхаешь с облегчением: сказка осталась сказкой, кошмары оказались кошмарами, всё хорошо, ура, впереди Изумрудный город!

Чарли Блек: Кванга, спасибо за добрые слова) Очень лестно услышать такую оценку моему фанфику...) И да, можно сказать, сияние Изумрудного города развеяло все кошмары...)

Глория Джюс: Да, я ещё придумала, как хорошо мог бы закончиться кошмарный сон Элли. Она, слушая родителей и врача, уже почти совсем отчаивается, как вдруг врач вспоминает, что у него есть знакомый из России, чьи трое знакомых уральских шахтёров недавно, по его рассказам, встречали в горах прекрасную волшебницу - Хозяйку Медной горы - и даже общались с ней в её разукрашенной драгоценностями пещере. И невозможно было бы, чтобы они все трое сошли с ума - одновременно ведь с ума не сходят, только по одиночке. Плюс они здоровые и практически непьющие парни, то есть пьяными быть не могли. И привидиться одно и то же всем сразу не может. А значит, Хозяйка - не миф, а вполне себе реальность. Так вот, и эта необыкновенная девушка, по словам того знакомого, говоря шахтёрам о себе, рассказала, что она родом из некой волшебной страны, расположенной в центре Американского континента и окружённой высокими горами и пустыней. И ещё - что она по происхождению принцесса тамошнего подземного царства (кажется, и в историях Элли что-то подобное упоминалось). Прилетев однажды в Россию, поселилась там и живёт, дескать, уже лет четыреста, но в последнее время очень скучает по родине ... Уж не о той ли стране речь, что снилась Элли? Значит, она всё-таки существует? Вот так-так! Да мало того: в пещере волшебницы те же трое русских встретили... моряка средних лет с деревянной ногой и темноволосого, с голубыми глазами мальчишку немногим, похоже, старше Элли. Оба говорили по-английски с американским акцентом ("Да это же дядя Чарли и Фред!" - изумляется Элли. - "Значит, они живы!"), но Хозяйка прекрасно понимала их. Она, как выяснилось, увидев их в своём магическом зеркале, спасла обоих (действие волшебства на огромных расстояниях) от грозящей гибели в разных местах и скоро собирается отправить обоих домой (вдруг они и сейчас уже дома, каждый у себя?). Ну а что касается видений Элли - кто знает, может, это были не фантазии, не глюки, а вещие сны, посланные той же волшебницей? И всё это ещё не происходило, но произойдёт в будущем?... Ну а то, что девочка приняла их сразу за действительность - стало быть, тоже влияние волшебства. Ведь обычные сны всегда осознаёшь снами после пробуждения; а эти, видимо, впрямь не совсем обычные. Родители с доктором беседовали и не переставали радоваться за выживших родственников, а также удивляться невероятным совпадениям в рассказах Элли и русского друга врача, рассказавшего тому обо всём этом в письме, которое тоже как-то чудесным образом дошло через океан до адресата всего за пять дней. А сама девочка возликовала, в её сердце проснулась надежда - пусть пока всё это были сны, но скоро, может, даже очень скоро... она увидит и дядюшку Чарли, и Фреда, и даже чудесную Волшебную страну с её обитателями. Теперь наяву, по-настоящему, и мама с папой уже не смогут этого отрицать. Да и сестрёнку родить снова, теперь живую и здоровую, маме ещё не поздно. Так что всё ещё будет хорошо, как и должно быть. И всё, конец кошмарам и самому сну. Наступает пробуждение, после которого продолжится путь в Изумрудный город.))) P.S. Возможно, Элли была откуда-то немного знакома со сказками русского писателя Бажова, раз во сне у неё была упомянута их героиня.

Чарли Блек: Глория Джюс, спасибо, такой сюжетный поворот мне в голову не приходил)

Глория Джюс: Чарли Блек, просто это один из моих самых любимых женских персонажей русских сказок. Я даже планирую историю Хозяйки Медной горы фанфиком написать, сделать её урождённой принцессой Лавинией Зелёной башни Радужного дворца. Может быть, это будет немного в духе Сухинова - это ведь он стал придумывать происхождение волшебницам, ввёл в ВС в числе прочих сказочных созданий персонажей русского фольклора. (И свою героиню, внучку Ментахо Альгиду я изначально сделала похожей на героиню Бажова... а так выйдет, что недаром - она ведь её дальний потомок получится.) Но и в этом контексте в качестве неожиданного поворота, причём положительного, мне кажется, такая линия бы вполне подошла.

schwarz: Глория Джюс , прекрасный вариант, даже как-то облегченно вздохнулось в таком повороте сюжета.

Глория Джюс: schwarz пишет: даже как-то облегченно вздохнулось в таком повороте сюжета. Да, я вообще люблю такие повороты, когда, казалось вроде, дело совсем швах, ан нет - лучик надежды или спасения вдруг приходит с какой-нибудь неожиданной стороны. Или можно бы добавить появление ещё одного удивительного совпадения. Допустим, в этом же сне Смиты ещё до беседы с доктором встретили бы в гостях у соседей пожилых супругов из Омахи по фамилии Джойс (муж - рыжеватый, конопатый, голубоглазый ирландец, жена - темноглазая брюнетка то ли средиземноморского, то ли немного еврейского типа), с которыми впервые познакомились сами. И в разговоре о погибших и пропавших без вести родственниках они бы нашли общую тему. Джойсы рассказывают, что лет двадцать пять назад пропал их пятилетний малыш-сын - он загулялся на ярмарке, пока они торговали там в своей лавочке, а потом вдруг налетел ураган, спасаться от которого он не побежал домой с папой и мамой, а, видимо, в спешке метнулся в родительскую лавочку, которую вместе с мальчиком и унесло ураганом в неизвестном направлении. С тех пор Джойсы сына не видели; коря себя за то, что не доглядели за ним, три года после пропажи искали его, исколесили всю-всю Америку, все штаты и города, но тщетно - нигде и следа мальчика не найдено. Равно как и лавочки, в которой его унесло; впрочем, с лавочкой Бог с ней - можно в любой момент открыть новую, а вот пропажа сына - реальное горе... Стало быть, маленький Урфин (а именно таким редким именем, в честь персонажа кельтских легенд о короле Артуре и назвал мальчика отец) погиб, выпав где-нибудь на землю с большой высоты, и его закопали в необозначенной могиле, не зная его имени и фамилии. Или утонул, если выпал в какой-нибудь водоём - реку или море. Затем мистер и миссис Джойс показывают старенькую фотографию сына - на ней черноволосый явно в маму, лохматенький поджарый мальчик с хитровато-озорными тёмными глазками сидит за столом и играет с маленькими игрушечными (похоже, что деревянными) солдатиками. Элли, видя и слыша всё это, вспоминает одного (правда, уже взрослого) персонажа своих снов или видений(?) и отмечает это странное случайное (или нет?) сходство. Да и родителям её после такого тоже будет, походу, над чем призадуматься. А уж после удивительной истории доктора тем более...

Захар: Спасибо за такую правдивую историю! Жду продолжения! Удачи и вдохновения!

Глория Джюс: Захар, это кому Вы выражаете благодарность - изначальному автору фика (Чарли) или мне? Кстати, я в свои посты ещё кой-какие мелочи добавила.

Захар: Я выражаю свою благодарность обоим - вам и Чарли. Вы оба прекрасные авторы!

Чарли Блек: Захар, большое спасибо!)

schwarz: Финал этой истории в предложенном варианте уважаемой Глории Джюс достаточно позитивен, что позволяет дочитать "Лужайку" с лёгким сердцем. Не хочу сказать, что оригинал имеет недостатки, но когда от прочтения не остаётся негатива и мрачности ощущений. это гораздо приятнее. Интересен и возможный факт существования реальных родителей Урфина Джюса в Большом мире, это подчеркнуло бы историческую связь его с ВС. Ведь выходцы из-за её пределов оказывали, тем не менее, на Страну Чудес огромное влияние в той или иной степени зла или добра.

Глория Джюс: schwarz пишет: Интересен и возможный факт существования реальных родителей Урфина Джюса в Большом мире, это подчеркнуло бы историческую связь его с ВС. Ведь выходцы из-за её пределов оказывали, тем не менее, на Страну Чудес огромное влияние в той или иной степени зла или добра. Спасибо как всегда за отзывы и единомыслие, уважаемый Schwarz. Действительно, я использовала/обыграла здесь одну из известных среди фанов версий происхождения Урфина Джюса - что он или его предки родом из Большого мира. Я в принципе склонна поддержать эту идею, хотя больше склоняюсь к тому, что из БМ был кто-то из его (пра)дедушек-бабушек или родителей, а сам он родился уже всё-таки в ВС. Потому что если бы Урфин родился "за бугром", а в Страну Чудес попал ребёнком по случайности (хотя бы и в результате торнадо) и был усыновлён там какими-нибудь Жевунами, у него бы должно было остаться в памяти что-то из своей недолгой жизни в другом мире. Хоть какие-либо отдельные моменты. Однако за долгие годы сознательной жизни в Волшебной стране оно, конечно, могло и позабыться или остаться в памяти очень смутно, как сон. Ну а что касается трансформации его фамилии Джойс (кстати, она правда ирландская) в Джюс - возможно, так её изменили Жевуны, чтобы было ближе к их говору и удобнее, легче произносилось.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Джойсы рассказывают, что лет двадцать пять назад пропал их пятилетний малыш-сын - он загулялся на ярмарке schwarz пишет: Интересен и возможный факт существования реальных родителей Урфина Джюса в Большом мире Кстати, был похожий фанфик - назывался «Не местный», автор Безымянная: http://izumgorod.borda.ru/?1-8-0-00000176-000-0-0-1371541613 Там тоже маленького Урфина принесло в ВС ураганом, и настоящая фамилия его тоже была Джойс (а имя - Ирвин). Правда, судьба родителей Урфина там иная.

саль: Предложения по сюжету имеют смысл, когда они (по мнению предложившего) помогают лучше передать мысли и идеи, для выражения которых этот рассказ был написан. А предлагать что-либо и что угодно? Это даже не знаю как назвать. В иноземном происхождении Урфина нет ничего остроумного. Можно вообще объявить его инопланетным младенцем, отставшим от корабля рамерийцев и попавшим в прошлое через Сухиновскую гору времени. Зачем приписывать Урфину инородность? Только потому, что он не похож на Жевунов? Так на жевунов никто не похож. Ни Железный Дровосек, ни его друг кузнец, ни жевун, заведший Кабра Гвина в ловушку, ни тетка, подкупившая Гингему, ни людоед. В галерее этих персонажей Урфин окажется среди равных, и даже не станет самым необычным. В принципе любой жевун Волкова, попадающий в крупный план, сразу теряет инфантильность, слезливость, боязнь всего и вся, наивную веру во всемогущество волшебников. Это касается даже хозяина Страшилы и Према Кокуса. они в первой книге нарисованы вполне адекватными людьми. Так что нет на Урфине никакой особой отметки. Прем Кокус не брал Изумрудный город? Так ведь он этого и не хотел. А если бы захотел, кто знает, может быть и взял бы. Подумаешь, проблема, договориться с Биланом!

schwarz: Предложения по сюжету появляются, в основном, тогда, когда исходное сочинение воспринимается тяжело в плане судьбы героев и последствий описанных событий. Вот и возникает желание добавит светлый луч в тёмное царство. Хотя, конечно, ничего советовать автору нельзя, что написано - то и является оригиналом. Но домыслить можно. Иначе тогда и вообще говорить не о чем на форуме, ведь фанфики и обсуждение развития сюжетов в каноне - это вообще конщунство!

Глория Джюс: А вообще вот такая история, где Элли бы снилась Волшебная страна, а потом бы оказалось, что она существует на самом деле, похожа на сюжет, описанный в повести Сухинова "Гудвин Великий и Ужасный". Там тоже Гудвин, живя ещё в Америке (в Большом мире), одно время работал в магазине подарков и рассказывал посещавшим его детям сказки о Волшебной стране, расположенной в самом центре континента и окружённой (благодаря магии некого древнего чародея) неприступными горами и большой пустыней. Эта страна ему тоже как-то раньше снилась, и он был уверен, что сам её выдумал. А потом однажды, устроившись на ярмарке баллонистом, он благодаря урагану и оборвавшемуся шару сам попал в такую страну, перелетев пустыню и горы. И сам очень удивлялся такому "номеру" поначалу. Что, видимо, фантазии иногда сбываются! Ну а насчёт волшебницы с Урала - я придумала, что в посленее столетие те, кто видел там Лавинию-Малахитницу, считали её то ли каким-то духом местности, то ли призраком некой умершей там когда-то девушки. А те трое молодчиков однажды вот так раскрыли тайну и узнали всю правду об уроженке Чудесного края с далёкого Американского материка. И о самом крае заодно.

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Не обязательно... Официальная христианская религия вообще по-моему не признаёт потустороннего мира, в котором может блуждать душа. Это скорее похоже на древнегреческие языческие верования. А в христианстве - есть наш мир, есть Чистилище, где после смерти человека его душа ждёт Страшного Суда, а также есть рай и ад, откуда никто не возвращался. Впрочем, могу ошибаться) в религии я не силён)) Как бы то ни было, а если судить по канону Волкова, то можно сделать вывод, что вообще-то Джон и Анна были людьми скорее всего довольно религиозными. Либо оба католики, либо жена протестантка, а муж католик (он как-то призывал в мольбе святого Джона - возможно, апостола Иоанна - и других Божьих угодников, а протестанты, в отличии от католиков и православных, святых не признают, считая их мёртвыми). И Элли была воспитана девочкой религиозной - в каком-то смысле этим можно объяснить её веру в судьбу и предопределённость всего. Хотя предсказание, данное ей в первой книге Виллиной, оказалось неточным, где-то ошибочным, а вот насчёт предсказания Рамины в СПК неизвестно. Во всяком случае в каноне у Волкова этот вопрос остаётся открытым.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: И Элли была воспитана девочкой религиозной Достоверно сказать не могу, но по ощущениям - вряд ли Элли религиозна. В трёх своих невероятных путешествиях Элли пережила немало смертельных опасностей. Ей доводилось терять и снова обретать надежду на спасение, на возвращение домой и т.д. Но нигде, ни единого раза не показано, чтобы Элли молилась Богу, крестилась, призывала на помощь святых или что-то в этом роде. Элли уповает на мудрого Гудвина, полагается на помощь верных друзей и на собственные силы, но ей и в голову не приходит воззвать к Христу, Богоматери или ангелам. В этом смысле Элли очень отличается, к примеру, от Андерсеновской Герды.

schwarz: В плане религиозности - вряд ли могло быть какое-то внимание этому в творчестве Волкова, советский писатель, сочиняющий детские сказки, просто не мог уделять этому место в своих книгах.

tiger_black: schwarz пишет: В плане религиозности - вряд ли могло быть какое-то внимание этому в творчестве Волкова, советский писатель, сочиняющий детские сказки, просто не мог уделять этому место в своих книгах и тем не менее эпизодически у него это есть, хотя не у главных героинь, а у их родителей.

саль: Глория Джюс пишет: родители снятся не очень добрыми или просто религиозно неверующими людьми слава Богу, неправда - родители у неё добрые и, мне кажется, верующие "Элли была воспитана девочкой религиозной" Меня такие взгляды и высказывания повергают в ужас. Мягко говоря, очень странное представление, что неверующие - закоренелые злодеи и садисты, а верующие - писанная доброта. (к слову, мой родной дедушка в ответ на вопросы о боге, мягко улыбаясь, всегда говорил - Да это же просто сказочка. А добрее и честнее его я не знал ни одного человека. И не только я, никто из дальних и близких знакомых не сказал о нём плохого слова. И наоборот, среди верующих, особенно ярых, встречал я немало подлецов, а уж эгоисты из них были четыре из пяти) Думаю и Волков был похож на моего дедушку. К религии и религиозным разговорам относился с мудростью много пожившего и повидавшего человека. пусть молятся и верят те, кому это хочется, это их дело. А добр он был по своим душевным качествам и характеру, а не по внушению церкви. поэтому при описании своих сказочных героев он не нуждался в ссылках на веру Блека и Смитов. Он просто верил, что доброта в людях существует реально, как она есть в нем самом.

Многоцветка: Что касается самого фанфика. Это весьма печальная история на мой взгляд. Что же касается религии, то сама сказка Волкова была написана с точки зрения этой самой религии, а кто там был католиком или протестантом, не стоит об этом спорить. К примеру Элли хоть и верила в способности Гудвина, но сам Гудвин в этой сказке уже выступал в роли того же самого Христа. Сказки Волкова были написаны в СССР, но в первой сказке уже чувствуется эта самая религиозность, хотя Волков эту сказку списывал со сказки Баума и как иногда говорят у нас, взгляните на саму сказку, эта сказка уже по сути конкретная религия.

tiger_black: Многоцветка пишет: К примеру Элли хоть и верила в способности Гудвина, но сам Гудвин в этой сказке уже выступал в роли того же самого Христа. безотносительно справедливости этого утверждения - а как же вы тогда расцениваете сцену разоблачения Гудвина и его отбытия из ВС?

Многоцветка: tiger_black Гудвин выступал в роли Христа в отношении Элли и ее друзей, в отношении тех кто считал его Великим Волшебником. А когда Элли и ее друзья разоблачили его и он улетел, это уже доказывает, что он вел себя так. С другой стороны разве не Гудвин дал ум Страшиле, разве не Гудвин наделил Дровосека сердцем, разве не Гудвин смог сделать Льва смелым? Смысл религии состоит в самих героях Гудвин дал им надежду и они решили, что он им всё дал. А ведь в самом начале Страшила набрался ума, Дровосек был уже добрым и у него уже была любовь, Лев был смелым, но решил что смелым стал с помощью Гудвина. Элли Гудвин не смог вернуть домой, но это сделать смогли серебрянные бошмачки. Тотошка в этой сказке выступил в роли хранителя Элли. Поэтому я и говорю что сама сказка уже идет с точки зрения религии. А уж то что все верили в Гудвина и тоже самое его разоблачение и говорит о том, что они верили в него, как в Христа, но он таковым там не являлся. Вот о чем я говорю.

tiger_black: Многоцветка пишет: А когда Элли и ее друзья разоблачили его и он улетел, это уже доказывает, что он вел себя так. простите, что именно доказывается разоблачением и отлетом? И как "так" он себя вел? И, насколько мне помнится, у религии не слишком-то хорошие отношения с чародейством, так что - либо Гудвин - волшебник, либо религия... тут уж что-то одно.

Чарли Блек: саль пишет: Мягко говоря, очень странное представление, что неверующие - закоренелые злодеи и садисты, а верующие - писанная доброта. Я одно время много размышлял на тему, может ли «источник морали» находится вне церкви/религии/веры и т.д. То есть, понятно, что может, но насколько при этом сопоставимы результаты? Упрощённо говоря, есть тезис: «отказались люди от Бога - и следом случился 37-й год». С другой стороны, и там, где не отказывались от Бога, тоже случалось много всяких годов. С третьей стороны, «Бог в душЕ» и «религия в голове» - не одно и то же, в том смысле, что фанатик-инквизитор может быть гораздо дальше от христианского Бога, чем грешник, которого он жжёт на костре. Пока что я прихожу к выводу, что люди в общем остаются собой безотносительного того, во что верят. Злодей останется злодеем, добрый человек - добрым. Просто кому-то для устойчивости внутренней картины мира нужна фигура всемогущего Бога (доброго или, напротив, карающего - кому что ближе). А другим людям и без этого живётся вполне устойчиво.

Чарли Блек: Многоцветка пишет: в первой сказке уже чувствуется эта самая религиозность При желании конечно можно провести немало параллелей между сказкой Волкова-Баума и религиозным мироучением. Но скорее получится противопоставление, чем сходство. 1. Религия предполагает веру в Бога и упование на его доброту. Баум же показывает, что Страшиле, Дровосеку и Льву не хватало веры в себя, в собственные силы, а их «религиозная» вера в могущество Волшебника Оза сыграла лишь роль плацебо, пустышки. Т.е. по сути «религия» - обман, но обман полезный. Волков, взявшись за сказку Баума, вообще сместил акцент в другую сторону: для него важнее не вера в «богоподобного» Волшебника, и не опора на собственные силы, а дружба и взаимовыручка. 2. Жители Волшебной страны действительно воспринимают Гудвина, почти как верующие - своего Бога. Но отношение это больше напоминает преклонение перед ветхозаветным грозным Богом-Отцом, а не любовь ко Христу. Разоблачение же Гудвина/Оза при такой трактовке вообще выставляет религию посмешищем и шарлатанством.

Многоцветка: tiger_black а где вы у Гудвина увидели волшебство или чародейство? Он в книге Волкова только называл себя волшебником, но сам был обычным человеком. Он менял маски, чтобы все думали что он великий волшебник, но по моему в нем не было ни капли волшебства. Но все таки он помог Страшиле, Дровосеку и Льву.

Многоцветка: Чарли Блек вот здесь вы правы, но именно сказка Волкова оказалась религиозной в том плане, что в ней присутствует главное: дружба, взаимовыручка и вера собственные силы.

Чарли Блек: Многоцветка пишет: сказка Волкова оказалась религиозной в том плане, что в ней присутствует главное: дружба, взаимовыручка и вера собственные силы Побольше бы таких религий, и мир стал бы намного краше))

Глория Джюс: Да, я согласна, именно будучи советским писателем, Волков не мог уделять вопросам религии в своём творчестве много места. Поэтому много действующие главные героини-сёстры в тексте не молятся и не взывают к Богу и его угодникам, как их эпизодически появляющиеся родители. А в отношении жителей Волшебной страны к Гудвину действительно чувствуется какое-то почти религиозное преклонение. Да и к самой Элли, которую стали чтить как фею-освободительницу, можно сказать покровительницу страны, помогающую им в трудных ситуациях. Позже это было перенесено и на её сестру Энни. И "Великан из-за гор" Чарли Блек стал для ВС сильным и всемогущим героем, тоже почти волшебником/чудотворцем. Так что в определённом смысле религиозность в сказках Волкова имеет место быть. Причём главными силами "богов-волшебников" являются доброта, храбрость, смекалка и ценность дружбы.

Маккуро Куроске: Глория Джюс пишет: А в отношении жителей Волшебной страны к Гудвину действительно чувствуется какое-то почти религиозное преклонение. Похоже на то. В начале "УДиЕДС" есть момент: у Урфина мелькает мысль насчёт "сравняться могуществом с самим Гудвином" - и тут же он пугается: а вдруг Гудвин услышал его мысли? А Гудвин-то от него за полстраны.

schwarz: Глория Джюс , Вы совершенно правы, если и говорит Волков о религии и религиозных предпочтениях жителей ВС, то именно как писатель своего времени. Тот, кто был бы назван Богом у другого автора, здесь образец доброты, острого ума, умения дорожить дружбой.

саль: Сомневаюсь, что Волков не вёл разговоров о религии и просто вере в бога из-за боязни цензуры. Просто такие темы в сказочную ткань совершенно не вписывались. Какая может быть вера в бога у девчушки, выросшей посреди степи. Кто проводил там с ней религиозные беседы. Вечно занятые родители? Дедушка Рольф? Зачем Элли нужен бог, когда у нее и так всё хорошо? Ни беспросветного горя, ни потерь, ни искушений, ни жестоких жизненных превратностей.

Глория Джюс: саль пишет: Зачем Элли нужен бог, когда у нее и так всё хорошо? Ни беспросветного горя, ни потерь, ни искушений, ни жестоких жизненных превратностей. ИМХО, это не обязательно должно быть взаимосвязано. Вера, религия - это в общем-то один из видов идеологии, жизненной философии с наличием определённых принципов поведения. От простых идеологических учений её отличает только основа на вере во всемогущего Бога, на его помощь в трудные минуты. От любви к которому и идут доброта, любовь к ближним, стремление быть честным и порядочным.

Глория Джюс: А ещё наверняка в Волшебной стране Волкова по идее должен быть религиозный культ Гуррикапа, как творца всех чудес страны и величайшего из всех добрых волшебников в истории и в мире. Примерно как было с Торном у Сухинова. Но Волков не написал об этом опять же, думаю, по понятным причинам.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: А ещё наверняка в Волшебной стране Волкова по идее должен быть религиозный культ Гуррикапа, как творца всех чудес страны и величайшего из всех добрых волшебников в истории и в мире. Примерно как было с Торном у Сухинова. Но Волков не написал об этом опять же, думаю, по понятным причинам. Нее.. По Волкову Гуррикап был забыт на долгие тысячелетия) Там не то что культ, там даже имя волшебника стёрлось из памяти людей. А вообще, если проводить религиозные параллели, то Гуррикап ближе скорее к языческим богам, чем к христианскому Богу. Во-первых, Гуррикап далеко не единственный волшебник. И даже не факт, что самый могущественный. Волшебников много, словно богов на Олимпе. Во-вторых, Гуррикап не изгонял людей из рая, а наоборот, сам удалился в лично созданный «рай», ища уединения и покоя. И даже обнаружив там людей, не стал их прогонять. В-третьих, Гуррикап не требовал от людей поклонения, послушания или любви. К моменту создания ВС он вообще не нуждался во внимании со стороны людей. В-четвёртых, Гуррикап не вводил никакого «морального кодекса» наподобие Десяти заповедей, Нагорной проповеди или чего-то подобного. Сам Гуррикап был добр, но не требовал того же от человечества, не обещал ни суровой кары за грехи, ни спасения в награду за достойно прожитую жизнь. Кроме того, в отличие от любых богов, Гуррикап оказался смертен.

tiger_black: Глория Джюс пишет: Но Волков не написал об этом опять же Написал. По канону, Гуррикап удалился в горы, где и построил себе жилье, и запретил приближаться к себе, и со временем был забыт. кроме того, из описания того, как Гуррикап сотворил ВС, совершенно не следует, что жители поняли, что все изменения - его рук дело. Пустыню они вообще видеть не могли.

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: Гуррикап не вводил никакого «морального кодекса» наподобие Десяти заповедей, Нагорной проповеди или чего-то подобного. Сам Гуррикап был добр, но не требовал того же от человечества Чарли Блек пишет: Кроме того, в отличие от любых богов, Гуррикап оказался смертен. То же и у Сухинова с его аналогом Гуррикапа - Торном. Они оба, в принципе, больше похожи на верховных (и не единственных) богов из языческих религий, чем на Бога христианского. Чарли Блек пишет: не требовал от людей поклонения, послушания или любви Аналогично. Но у Сухинова как-то само собой вышло так, что Торн обрёл любовь и поклонение людей благодаря своей доброте и могуществу. Также наверняка и волковский Гуррикап. Просто у него эта тема не освещается, а вообще это было бы логично.

саль: Глория Джюс пишет: Но у Сухинова как-то само собой вышло так, что Торн обрёл любовь и поклонение людей благодаря своей доброте и могуществу. Также наверняка и волковский Гуррикап. Просто у него эта тема не освещается, а вообще это было бы логично Это говорит только о том, что Сухинов - не Волков, и даже не его продолжатель. Он - совсем другой писатель.

саль: Глория Джюс пишет: Но Волков не написал об этом опять же, думаю, по понятным причинам. Когда Волкову потребовался бог, он преспокойно ввёл его. и даже вынес в заголовок книги. Фермер Джон открыто взывает у него к святым угодникам, дикари Куру-Кусу к Тилли-Вилли и другим. Не думаю, что за слова какой-нибудь Фрегозы "Мы в Волшебной стране живем неплохо. Хвала гуррикапу!" его бы запретили печатать. А уж если бы бога призывал в помощь Руф Билан, собираясь открыть городские ворота, или предстать перед судом Ментахо - это вообще прошло бы на ура.

Глория Джюс: саль пишет: "Мы в Волшебной стране живем неплохо. Хвала гуррикапу!" Такое часто употребляется в фанфиках, причём не у одного, а у разных авторов. А о фермере Джоне здесь уже говорилось - что он в тексте преспокойно взывает к Богу и его угодникам, и ничего. Да, и о племенных божках Куру-Кусу упоминается, а Тилли-Вилли вообще послужил прототипом для одного из положительных героев. Так что однозначно тут судить нельзя. Видимо, Волков как-то выбирал моменты - где, на его взгляд, уместно будет упоминание о божестве, а где неуместно или нет в этом необходимости.

schwarz: Волков - гениальный писатель. Когда я говорил о том, что он был советским писателем, не имел в виду, что он боялся цензуры. Просто он явно понимал, что для детей СССР читать про духовность совсем неинтересно. А когда развитием темы или сюжета требовались подобные вставки о Куру-Кусу и Тилли-Вилли, тогда, конечно, они и появлялись.

Чарли Блек: schwarz пишет: он явно понимал, что для детей СССР читать про духовность совсем неинтересно Про духовность у Волкова был грозный дух Великий Механик)

tiger_black: schwarz пишет: что для детей СССР читать про духовность совсем неинтересно. ??? простите, а вы под духовностью что понимаете?

schwarz: tiger_black , в данном случае духовность я рассматриваю не со светской точки зрения, а с религиозной.



полная версия страницы