Форум » Фанфики » Под скрип монет » Ответить

Под скрип монет

Чарли Блек: Аннотация: Небольшая виньетка о том, чем обернулся хитрый замысел Урфина Джюса... Работа с ЗФБ-2016.

Ответов - 28, стр: 1 2 All

Чарли Блек: Отгремел салют, стихли звуки оркестра. Коронация завершилась. Урфин Джюс с кривой усмешкой проследовал в свои покои. Что ж, мечта его сбылась. Отныне он король. Десятки тысяч людей подвластны его воле. И что теперь? — Гуам! – окликнул он филина. Птица даже не повернула головы. — Гуамоко! — Слушаю тебя, – неохотно отозвался филин. — Вопрос есть, – сказал Урфин с досадой. – Вот я король. Всего достиг. А дальше? — Наслаждайся, – коротко бросил филин и насмешливо заухал. Урфин вскипел: — А серьёзно? Мне не до шуток. Филин нахохлился. — Если серьёзно, то рано тебе почивать на лаврах. Могущество твоё пока непрочно. Да и король ты лишь наполовину. — Наполовину?! – рассвирепел Джюс. – Какого чёрта ты мелешь? — На карту взгляни, повелитель, – презрительно молвил филин. Урфин перевёл взор на стену, украшенную большим мозаичным панно – разноцветные камушки довольно точно изображали карту Волшебной страны. Всё стало ясно. — Ты про Виллину со Стеллой? – угрюмо спросил Урфин. — Их страны до сих пор не завоёваны, – кивнул Гуам. — Но ведь они же феи! Настоящие. А я... — А ты – навёрстывай, – строго сказала птица. – Начни хотя бы со слизнячьего рулета. Помнишь, как Гингема его уплетала? Затем рагу из тухлой жабы, паучья икра... Ломтики анаконды под маринадом – сейчас припомню рецепт... — Цыц! – Урфина передёрнуло. – Держи свои мемуары при себе. И чтоб я этого больше не слышал. — Как угодно, – буркнул филин и обиженно отвернулся. А Джюс задумался крепко. Нет, конечно и речи быть не могло о том, чтобы приноровиться к омерзительному рациону Гингемы. Но как же тогда тягаться с волшебницами из Жёлтой и Розовой стран? Ведь их государства костью в горле стоят на пути к мировому господству. Одним волшебным порошком проклятых фей не одолеть. Постой-ка? Порошок прекрасно сработал, оживил целую армию, хотя он, Урфин Джюс, не волшебник. А значит... Не одним же чудесным порошком богата Волшебная страна? Урфин в волнении забегал по комнате. — Так-так-так... Кому же поручить такое дело? Солдаты чересчур туповаты, они только напортят. Урфин кликнул Билана. Толстяк, содрогаясь всем телом то ли от чрезмерного благоговения, то ли от лишнего жира, вплыл в Тронный зал. — Скажите, господин министр, – сухо обратился к нему Джюс, – много ли всяких чудесных штуковин в подвластной мне стране? Билан низко поклонился: — Не счесть, ваше величество. Лишь тех, о которых я наслышан, несколько дюжин. Золотая шапка, серебряный обруч, Чёрные камни Гингемы, Усыпительная вода, волшебный виноград, ваш ценнейший порошок, затем ещё... — Составьте к вечеру полный список, – перебил король. – Я хочу собрать в свою сокровищницу всё волшебство, какое только есть в стране. Мне оно понадобится для патриотических целей, – Урфин выразительно кивнул в сторону карты. – Границы не могут стоять на месте. Государство должно прирастать новыми землями. — Как прикажете, ваше величество, – угодливо залебезил Билан. – Позвольте только один вопрос... — Ну? — Кого вы удостоите чести стать сборщиком всех этих... кхм... реликвий? Джюс нахмурился. — Мои военнослужащие слишком суровы для такой тонкой задачи. Но я думал послать полицейских. С их чутким слухом и гибкими пальцами, они без труда раздобудут необходимое. Руф Билан изобразил улыбку. — Однако, ваше величество, согласитесь, что гибкие пальцы не заменят гибкости ума. — Что?! – рявкнул Урфин. – Вы на что намекаете, господин министр? Один гибкий умом арестант у меня уже сидит в дозорной башне. Хотите составить ему компанию? Лицо Билана посерело от страха, но всё же он решился продолжить. — Что вы, что вы, ваше изумрудное величество! Я совсем не то имел в виду. Я лишь хотел сказать, что полицейским может не хватить опыта и сноровки для столь ответственного поручения. Они ведь почти так же суровы, как и ваши доблестные солдаты. — Кого же мне тогда послать? – хмуро поинтересовался король. – Может быть, вас? — Нет-нет, – Билан всплеснул пухлыми ручками. – Мой верноподданический долг повелевает мне неотлучно оставаться при вашем величестве. Но у меня есть на примете команда славных ребят, которые с радостью возьмутся за такое деликатное дельце. Это истинные мастера, непревзойдённые таланты! Джюс поморщился: — Вы о ком? Выражайтесь яснее. — Я говорю о гильдии воров, – вполголоса поведал Билан. – В своё время я не раз прибегал к их услугам. Ну, знаете, по молодости я собирал коллекцию золотых подсвечников, и эти ребята... — Не знаю и знать не хочу, – отрезал король. – Впрочем... хм... надо признать, ваше предложение не лишено смысла. — Вот видите! – обрадовался Билан. – Само собой, строжайшая тайна, никаких подозрений... Урфин надолго задумался. Рекомендованные Биланом «ребята» вызывали у него инстинктивное отвращение. Но что поделать? Цель казалась слишком заманчивой. И не только ради покорения новых земель. Просто Урфина всегда манило волшебство. Он и к Гингеме-то пошёл в прислужники во многом из-за этого. Волшебство и власть. Власть и волшебство. Две путеводные звезды его судьбы. Которая из них ярче? А может, волшебство – это и есть настоящая власть? Ведь власть без волшебства довольна зыбка... — Решено! – объявил Урфин Билану. – Можете связаться со своими коллегами. Министр скорчил кислую мину. Всё-таки «коллеги» – это перебор. Но не спорить же с королём? — Слушаюсь, ваше величество. Всё будет сделано в лучшем виде. Вот только... ээ... как насчёт вознаграждения? — Что ещё такое? – удивился Урфин. — Видите ли... – Билан подобострастно изогнулся. – Труд всякого честного вора должен быть оплачен. Иначе честный вор может превратиться в нечестного вора, а нечестный вор способен обмануть своего нанимателя. Да и мне за мои скромные посреднические услуги было бы крайне лестно получить маленькое королевское поощрение. «Вот поганец», – подумал Джюс, а вслух спросил: — Королевская благодарность вас устроит? Руф Билан разочарованно поджал губы. — Позвольте заметить вашему величеству, что за спасибо ни один уважающий себя специалист работать не станет. И ведь не каждую колдовскую вещицу можно украсть. Например, серебряный обруч проще будет выменять у лисиц на что-нибудь полезное для тамошней династии. А значит, ребятам потребуется задаток. Урфин раздражённо махнул рукой: — Повременим до завтра. Займитесь пока списком. А завтра я придумаю, чем наградить вас и ваших проходимцев. * * * Всю ночь Урфин ломал голову над этой задачей. Разорять государственную казну не хотелось. При одной мысли, что придётся раздать мошенникам золотые слитки и изумруды, короля охватывала безудержная злоба. И кто поручится, что Билановы прихвостни выполнят задание, а не просто удерут с сокровищами куда-нибудь на край света? Потом ищи-свищи... Только под утро на ум Джюсу пришла одна догадка, и он, успокоенный, заснул. А к вечеру вышел королевский указ. По всей Волшебной стране была объявлена реформа: вводилось денежное обращение. Жители страны недоумевали. Они и слыхом не слыхивали, чтО такое деньги. Торговля издревле велась путём обмена. А в деревнях соседи часто выручали друг дружку и задаром: портняжка шил штаны на всё село, сапожник тачал сапоги, не требуя никакой награды, а фермеры, приодевшись благодаря их трудам, снабжали продуктами всех своих благодетелей. Но времена меняются. Во все концы Волшебного края были разосланы глашатаи, чтоб объяснить простолюдинам, как управляться с деньгами. А на заднем крыльце Изумрудного дворца, потеснив лесопилку, служившую для пополнения дуболомной армии, открылся монетный двор. Монеты Урфин решил чеканить из дерева. Взвод дуболомов доставил королю вязанку тоненьких молодых осин, и Джюс, засучив рукава, за час нарубил целый сундук монет. Затем на деревянных кругляшках особым раскалённым прутом выжигалась печать: портрет короля в обрамлении живительных сорняков. Теперь можно было рассчитаться с Биланом без всякого вреда для золотых запасов. Посмеиваясь, Урфин вызвал министра в Тронный зал, где отсыпал ему полведра свежих монет. Ещё два ведра предназначались ворам в качестве задатка. А за каждую доставленную волшебную вещь полагалась отдельная плата. Билан, уже наслышанный, что деревянную монету под страхом строгого наказания обязаны принимать в каждой лавке, остался доволен наградой. И в ту же ночь его подручные отправились в дальний путь, чтобы выполнить приказ короля. Отныне воры, оказавшись на государственной службе, стали именоваться тайными королевскими добытчиками. * * * Миновал месяц, и усталые добытчики вернулись во дворец с богатыми «трофеями». Урфин, с нетерпением ожидавший возвращения своих посланцев, принял их в Тронном зале. К ногам короля легли тяжёлые тюки вперемежку с аккуратными свёртками, корзинками разной величины и тугими котомками. Чего там только не оказалось! Золотая шапка, украденная прямо из долины Летучих Обезьян. Серебряный обруч, выкупленный у лисиц за целый фургон жирных зайцев. Букет усыпляющих маков. Три пуда осколков, сбитых с Чёрного камня Гингемы. Потрёпанный зонтик Бастинды. Туго перевязанная нервущимся шпагатом книжечка, которая всё порывалась сама собой увеличиться в размерах, – то была знаменитая книга Виллины (за неё пришлось отдать сотню монет архивариусу Жёлтого дворца). Напёрсток Гуррикапа, напоминавший бронированное ведро. Крохотная расчёска для хвоста мышиной королевы, сделанная из чистого золота. Бантик из пеньюара волшебницы Стеллы, менявший цвет от стыдливо-розового до пунцового при каждом грубом слове, произнесённом в его присутствии. Грозного вида кособокие грабли, не преминувшие тут же стукнуть Урфина по лбу (в них Джюс признал своё собственное творение времён столярных экспериментов). И много ещё всяких удивительных диковин из самых разных уголков Волшебной страны... Вожак добытчиков подробно объяснил королю, как пользоваться каждой вещью. С замиранием сердца Урфин глядел, как вожак, ухватившись за ручку зонтика, взмыл под потолок, едва не разбив роскошную люстру; как он примерил чудесный обруч и, нажав на рубиновую звёздочку, растворился в воздухе, чтобы через минуту появиться вновь уже в другом конце зала... Затем добытчики совместными усилиями довели бантик Стеллы до лилово-бордовой окраски, после чего тот беспомощно свернулся рулончиком, на время утратив восприимчивость к человеческой речи... «Да-а, – подумал Джюс. – Прав был пройдоха Билан. Никакие полицейские не справились бы с такой колоссальной работой. Что ж, придётся проявить щедрость». В награду за безупречную службу добытчикам досталась огромная бочка деревянных монет, а вожаку Урфин скрепя сердце вручил настоящий золотой ёршик для чистки раковин. Выпроводив осчастливленных тружеников, король решил ещё раз испытать серебряный обруч. Уж очень приглянулась ему возможность незримо перемещаться куда вздумается, появляясь из пустоты перед изумлёнными подданными: в этом чувствовалось поистине Гудвинское всемогущество. Повесив корону на гвоздик, торчавший из спинки трона, Джюс возложил себе на чело магический обруч, ткнул пальцем звёздочку и... ничего не произошло! Чудесного исчезновения не получилось. Снова и снова король нажимал на звёздочку, затем принялся крутить обруч на голове то влево, то вправо... Всё без толку! «Неужто сломалась, проклятая штуковина?!» – рассердился Урфин. Он швырнул обруч в угол и взялся за зонтик Бастинды: — А ну-ка, неси меня ввысь! Но и зонтик, под стать обручу, остался безучастен к приказам короля. Урфин похолодел. Он хватался без разбору то за одно своё волшебное приобретение, то за другое, но не добился ровным счётом ничего. Не случилось даже самого завалящего, самого ничтожного чуда. — Не могли же воры прямо перед моим носом подменить все свои приношения на подделки? Урфин уселся на трон и подпёр локтем подбородок. В тяжких раздумьях провёл он целый час, а потом кликнул филина. Гуамоко поблизости не оказалось. Обиженный грубостью Урфина при последнем их разговоре, филин уже месяц не показывался во дворце, облюбовав себе местечко в оранжерее городского парка. В глубине души Джюс был этому даже рад: за весь месяц у него ни разу не возникло нужды в советах старого ворчуна, а слышать беспрестанные напоминания о паучьей икре и жульенах из сколопендры – было невмоготу. Джюс лишь распорядился, чтобы филину в оранжерею бесперебойно поставляли пропитание. Но теперь был особый случай. По приказу короля за филином был отправлен почётный эскорт, и вскоре уже Гуам, хлопая крыльями, влетел в Тронный зал. — Гуамоколатокинт! – старательно выговорил король. – Объясни. Что стряслось со всем этим волшебным скарбом? Изучающим взором филин окинул россыпи магических диковин. Затем перевёл взгляд на кадушку с деревянными монетами, стоявшую в дальнем углу – это была премия для Руфа Билана, которую Урфин ещё не успел вручить. Филин прикрыл глаза крыльями. Помолчал. Потом пристально глянул на Урфина. — Как ты всё это раздобыл? — Купил у воров за бесценок, – хмуро признался Джюс. — Купил? – Гуам сочувственно покачал головой. Затем уточнил, как будто не верил своим ушам. – За деньги? — Так за деревянные же... – протянул Джюс. – Ну и золота ещё чуть-чуть. Филин тяжело вздохнул. А потом добавил, словно говоря сам с собой: — Вот так и приходит конец времён... — Что такое?! – всполошился Урфин. – Какой-такой конец? — Чему тебя только Гингема учила... – проворчал Гуам. – Всё не впрок пошло. Задумывался ты хоть раз, почему в Большом мире иссякло волшебство? — Разве там оно было? – удивился Джюс. — А откуда по-твоему Гингема пришла в Волшебную страну? – сварливо возразил филин. – Из Большого мира! И Бастинда, и Виллина, и Стелла – все оттуда родом. Урфин поморгал. Действительно, что-то такое он раньше слышал, но значения не придавал. Стоит ли забивать голову всякой чепухой? А филин продолжал: — Было! Было там волшебство! И нет его. Лишь у нас, внутри кольца Кругосветных гор, ещё оставалась волшебная сила. Пока не пришёл один неуч и всё не сгубил. Урфин даже не обиделся на «неуча». Его терзало любопытство. — Как сгубил-то? Что я такого сделал? — Знай же, – молвил с досадой филин. – Волшебство лишь до тех пор волшебство, пока оно – даром. А если его продать и купить – всё. Поминай как звали. Не зря ведь наша страна не знала денег. И вот пришёл ты, со своими монетами. Реформатор! Эх... Схватившись за голову, Урфин застонал, а затем, чтоб хоть как-то выместить раздражение, пнул ногой Золотую шапку. Шапка отлетела прочь. Но и сам король не удержал равновесия, споткнулся, и старые знакомые грабли лихо припечатали его по лбу.

tiger_black: Очень понравился замысел - то, что купля-продажа уничтожает волшебство. Но очень много вопросов... Эх... если бы с этой идеей не торопиться, если бы... ну да что уж...

саль: Мне кажется, стоило добавить в кучу наворованного и серебрянные башмачки.

саль: Дуболомы, понятное дело, обездвижели. А Виллина и Стелла? Умерли? Поскольку филин не лишился речи, стало быть и вечное лето осталось и горы не рассыпались. Что ж - Урфин теперь своего добился, может объявлять себе Верховным Правителем.

schwarz: Да, после прочитанного не покидает ощущение, что речь идёт именно о Большом мире. Как в сказке о Золотой рыбке...

Чарли Блек: tiger_black пишет: Очень понравился замысел - то, что купля-продажа уничтожает волшебство. Спасибо) tiger_black пишет: Но очень много вопросов... Угу, при тщательном рассмотрении логика фанфика может оказаться несостоятельной... tiger_black пишет: Эх... если бы с этой идеей не торопиться, если бы... ну да что уж... Ну, не думаю, что мне бы удалось существенно улучшить текст или написать по этой идее сильно иной фанфик) Таков уж мой творческий «потолок») саль пишет: Мне кажется, стоило добавить в кучу наворованного и серебрянные башмачки. Башмачки на тот момент затеряны где-то между Кругосветными горами и Канзасом, поэтому вряд ли бы добытчики их нашли) саль пишет: Дуболомы, понятное дело, обездвижели. А Виллина и Стелла? Умерли? Поскольку филин не лишился речи, стало быть и вечное лето осталось и горы не рассыпались. Что ж - Урфин теперь своего добился, может объявлять себе Верховным Правителем. Детали я, как часто случается, не продумал)) Возможно исчезло только то волшебство, которое прошло через «акт купли-продажи». То есть, собранные добытчиками артефакты. Если же утрата волшебства коснулась всей страны, тогда конечно филину разговаривать не резон. Но Виллина со Стеллой скорее всего остались бы живы, просто их заклинания перестали бы действовать. schwarz пишет: Да, после прочитанного не покидает ощущение, что речь идёт именно о Большом мире. Как в сказке о Золотой рыбке... Спасибо за отзыв) Пожалуй, сходство с «Золотой рыбкой» некоторое есть)

Глория Джюс: Очень интересная идея! Да, действительно, нехило просчитался Урфин - знай он, что купля-продажа нейтрализует действия волшебства, он поступил бы по-другому, если бы хотел заполучить все-все магические артефакты страны. Возможно, подобно Угу-Сапожнику из одной книги Баума, который однажды тоже едва не захватил власть в стране Оз, похитив всё её волшебство, а также законную правительницу, фею-принцессу Озму. Мне этот фанфик напомнил немного ту историю.

tiger_black: Чарли Блек пишет: Угу, при тщательном рассмотрении логика фанфика может оказаться несостоятельной... при поверхностном))) Чарли Блек пишет: Ну, не думаю, что мне бы удалось существенно улучшить текст или написать по этой идее сильно иной фанфик) Таков уж мой творческий «потолок») Уверена, что не потолок, и никакого иного фанфика тут не требуется. Но вот взгляд со стороны, особенно в условиях цейтнота, не помешал бы)) Там всего-то и надо, что поправить местами обоснуй. Ну или убрать то, что в обоснуй не вписывается. Как например, серебряные башмачки - вы же их правильно не взяли.

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Очень интересная идея! Спасибо) Глория Джюс пишет: подобно Угу-Сапожнику из одной книги Баума Помню такую) «Пропавшая принцесса Страны Оз» называется) tiger_black пишет: Ну или убрать то, что в обоснуй не вписывается. А что туда не вписывается?) У меня были сомнения насчёт Чёрного камня, но я рассудил, что раз уж Урфин в ТЗЗ туда добрался, до и добытчики доберутся)

Глория Джюс: Чарли Блек пишет: «Пропавшая принцесса Страны Оз» называется) Точно, но в варианте перевода той, что я читала, вроде была "Потерянная принцесса...". Впрочем, это синонимы, большой разницы между ними нет. Главное, что Вы, как я вижу, поняли, о чём я. ))

tiger_black: Чарли Блек пишет: А что туда не вписывается?) У меня были сомнения насчёт Чёрного камня, но я рассудил, что раз уж Урфин в ТЗЗ туда добрался, до и добытчики доберутся) Дело не в том, до чего доберутся или не доберутся добытчики - к этому вопросов нет)) Дело в том, что может знать Руф Билан, вряд ли покидавший Изумрудный Город надолго.) Я могу ошибаться, но откуда ему было знать о серебряном обруче и усыпительной воде? Было бы уместнее упомянуть только то, что он мог знать гарантированно - а остальное уже вынюхали и раздобыли бы посланцы. Смутило еще, что принесли только букет маков - при том, что Урфин пожелал ВСЕ волшебство. Ну и осколки тоже...))

Кванга: Очень симпатично получилось, прочитал с удовольствием. Насчёт неувязочек и всяческих обоснуев... Я не сторонник дотошно объяснять и разжёвывать всё до самой последней мелочи. Сам зачастую (увы!) кое-что упрощаю, кое на что умышленно не обращаю внимание, а порой и просто закрываю глаза на некоторые нестыковки. Может быть, это и неправильно, не знаю. Подумалось, а что бы стал делать Урфин, осознав свою ошибку? Ведь он бы не успокоился, не та у него натура. Наверное, попытался бы всё отыграть, отменив, например, денежную систему, хотя не факт, что это помогло бы.

totoshka: Кванга пишет: Я не сторонник дотошно объяснять и разжёвывать всё до самой последней мелочи. Так "обоснуй" это не дотошное разжевывание мелочей.

Кванга: totoshka пишет: Так "обоснуй" это не дотошное разжевывание мелочей. Да я понимаю! Просто я имел ввиду не только дотошное разжёвывание мелочей, но и дотошное обоснование тех или иных поступков или действий героев. Иногда (!) это не существенно. А зачастую и сам автор сознательно игнорирует некоторые факты, которые не вписываются в его замысел. Кстати, всевозможных неувязок и нестыковок у Волкова - огромный воз и маленькая тележка. Впрочем, как, наверное, и почти в любой сказке.

tiger_black: Кванга я сказала о том, что можно поправить, чтобы фик стал лучше. Что с этим делать - решать автору.

totoshka: Кванга пишет: дотошное обоснование тех или иных поступков или действий героев Дык, никто не призывает ударяться в дотошную крайность. Это опять же разные вещи. Допущения (особенно в сказке) и нелогичность поступков и событий внутри описываемого автором сюжета, его сюжета. Бывает, что сюжет в принципе задумал как череда непоследовательных незакономерностей... Разное бывает. И дело автора как ему писать свой мир и сюжет. Главное, чтобы он сам понимал, где у него допущения и не удивлялся, если читатель вдруг не поверит в происходящие или это самое допущение будет мешать ему понимать происходящие (что в прочем тоже крайность).

саль: tiger_black пишет: Как например, серебряные башмачки - вы же их правильно не взяли. Неужели никто не видит,насколько их присутствие обогатило и углубило бы живую материю рассказа. Огромная волна неожиданных ассоциаций.. Впрочем, ,зачем повторяться.

саль: А главное. несоответствие совсем в другом. Если в городе нет денег, значит нет торговли. Тогда откуда воры.. Бродяга - питающийся с чужого огорода или кладовой, носящий чужую кацавейку - это не вор, а нищий. Вор, это тот, кто крадёт на продажу..

Чарли Блек: Глория Джюс пишет: Главное, что Вы, как я вижу, поняли, о чём я. )) Да) Мне ещё в той книге Розовый Мишутка нравился, который обладал ясновидящим талантом) tiger_black пишет: Я могу ошибаться, но откуда ему было знать о серебряном обруче и усыпительной воде? По канону Билан, конечно, не знал об УВ. Иначе бы в СПК сразу помер от страха, едва разрушил Священный источник) Да и про обруч похоже никто в ВС не слышал, хотя он долгое время принадлежал Бастинде. Но для фанфика мне просто был нужен более-менее протяжённый и представительный список чудесных штуковин, узнаваемый притом для читателя)

Чарли Блек: Кванга, большое спасибо за отзыв)) Действительно, я местами пренебрёг «обоснуем», посчитав некоторые нестыковки несущественными) Тем более, что фанфик не претендует на роль канонического продолжения, да и вообще сколько-нибудь серьёзного произведения)) Просто шуточная зарисовка) Кванга пишет: Подумалось, а что бы стал делать Урфин, осознав свою ошибку? Ведь он бы не успокоился, не та у него натура. Наверное, попытался бы всё отыграть, отменив, например, денежную систему, хотя не факт, что это помогло бы. Тут даже не знаю...) Возможно Урфин просто подарил бы все свои покупки кому-нибудь... например, медведю Топотуну)) а монеты отправил бы на растопку печей. Но не известно, смогло бы это вернуть волшебство. С другой стороны, Урфин мог прийти и к противоположному выводу, посчитав, что гибель волшебства ему только на пользу. Это, разумеется, в случае, если дуболомы не попадали замертво, а остались в силе. Ведь со своей армией Урфин теперь может идти в поход против Виллины и Стеллы, могущество которых должно было сильно сократиться. саль саль пишет: Неужели никто не видит,насколько их присутствие обогатило и углубило бы живую материю рассказа. Огромная волна неожиданных ассоциаций.. Что-то мне не удаётся сообразить...( Допустим, воры принесли бы Урфину башмачки. Следом башмачки утратили бы силу. Разве это что-нибудь изменило бы? саль пишет: Если в городе нет денег, значит нет торговли. Тогда откуда воры.. Бродяга - питающийся с чужого огорода или кладовой, носящий чужую кацавейку - это не вор, а нищий. Вор, это тот, кто крадёт на продажу.. Ну, это вопрос терминологический) Может существовать торговля путём обмена, хоть это и не слишком удобно. А вором можно считать того, кто берёт чужое без спросу и безвозвратно) Мне думается: воров нет не там, где нет торговли, а там, где нет собственности. totoshka пишет: Главное, чтобы он сам понимал, где у него допущения и не удивлялся Вообще удивление - довольно ценное ощущение) зачем же его избегать))



полная версия страницы