Форум » Фанфики » Дополнение к "Времени перемен...": небольшое расширение "вбок" » Ответить

Дополнение к "Времени перемен...": небольшое расширение "вбок"

Глория Джюс: В своём последнем фанфике я довольно кратко рассказала об отношениях дочери Урфина Джюса Глории сначала с Дарелом Гвином, а потом с будущим мужем Семиром. Подумав, я решила сделать небольшое "расширение вбок" этой истории - описать поподробнее отношения девушки с обоими молодыми людьми и испытываемые ею к обоим чувства. В общем, чуть побольше рассказать о любовном треугольнике. Заодно постаралась получше раскрыть образы Дарела (плюс его родителей)и Семира.

Ответов - 20

Глория Джюс: ГЛАВА 1 Это произошло за полгода до отставки Страшилы и первых демократических выборов в Изумрудном городе. В тот день лучшая подруга будущей избранной правительницы Зелёной страны и дочь Урфина Джюса Глория приехала в центр всей Волшебной страны погулять на проводившейся здесь каждые полгода ярмарке. Погода стояла тёплая, солнечная, на ярмарке было много всего красивого и интересного, и всё это наполняло сердце девушки прекрасным настроением. И костюм на ней был яркий, двухцветный - зелёная блузка с голубой прямой юбкой. И вот, когда Глория с увлечением рассматривала палатку с посудой и декоративными изделиями из стекла и фарфора, к ней неожиданно подошёл коренастый (но при этом довольно подтянутый) молодой человек со светло-каштановыми волосами и весёлыми голубыми глазами; судя по костюму, столичный житель. - Добрый день, красавица, - с улыбкой сказал он девушке, сняв с головы модную шляпу с пером, - славный нынче денёк, не правда ли? - Добрый день, - отвечала приятному парню Глория, - да, погода отличная. И ярмарка мне очень нравится. - Я тоже очень люблю наши ярмарки, на них всегда весело. Кстати, - добавил юноша, - давайте познакомимся. Меня зовут Дарел Гвин, я уроженец и житель Изумрудного города. А кто и откуда вы? Дарелу явно понравилась видная и симпатичная девушка. - Очень приятно, - ответила та, - а моё имя Глория Джюс, я из Голубой страны. На лице горожанина отразились большой интерес и удивление, когда он услышал известную всей Волшебной стране фамилию. - Глория... Джюс? - переспросил он. - Так вы - дочь знаменитого Урфина Джюса, правителя Жевунов и рудокопов? Слышать-то я о вас уже слышал немного, а вот вижу впервые. Здорово, мне тоже очень приятно такое знакомство! И знаете, - добавил он, - вы на отца внешне очень похожи. Девушка улыбнулась в ответ и сказала: - Совершенно верно, уважаемый Дарел Гвин, Урфин Джюс - мой отец, и он правит последние годы Голубой страной. Скажите, - спросила она, смутно вдруг вспомнив что-то, - а вы случайно не родственник купца Кабра Гвина? Папа рассказывал мне, что они были знакомы... Всё это время они вместе прогуливались по центру ярмарочной площади. - Ну надо же! - восхитился парень. - Вы попали в точку, Глория! Да, я - сын того самого Кабра Гвина, дважды сотрудничавшего с вашим отцом. Хотя я лично знаю об этом мало - в первый раз это происходило ещё до женитьбы отца и моего рождения, а во второй - когда я был совсем маленьким. Подсчитав годы, Дарел и Глория узнали, что разница в возрасте у них составляет пять лет - изумрудоградец был именно на столько старше девушки. - Вот, - продолжал Гвин-младший, - но всё это давно осталось в прошлом. После второго поражения... вашего отца (Дарел немного смущённо взглянул на собеседницу, и Глория понимающе кивнула ему) мой папа чистосердечно покаялся и попросил прощения у Страшилы Мудрого и всех сограждан, а после дал слово вообще больше не лезть в политику, чтобы ни во что не вляпываться и не совершать по легкомыслию новых предательств. Да и разочаровался он во всех этих делах... Его простили, в общем, и с тех пор папа не нарушает своего слова - занимается только мирной торговлей и домашними делами. Дарел добавил, что и жадности, которой некогда был известен его отец, в нём давно уже нет. Кабр Гвин стал добрым ко всем горожанам, гостеприимным и щедрым - когда кто-либо нуждается в деньгах, купец всегда поможет. Также Гвин-старший активно занимается теперь благотворительностью. Глория Джюс искренне порадовалась за исправившегося преступника и, в свою очередь, рассказала Гвину-младшему историю жизни своего отца после авантюры с Марранами. Парень, конечно, тоже очень порадовался за Урфина. Так они гуляли и общались почти целый день, до самого вечера, после чего уже по-дружески распрощались друг с другом и договорились о встрече здесь же, в Изумрудном городе через день. Оба - и Глория, и Дарел - были довольны сегодняшним знакомством и вернулись по домам весёлые и счастливые.

Глория Джюс: ГЛАВА 2 Дарел рассказал дочери Урфина чистую правду о жизни своего отца со времени второго падения Джюса до нынешних дней. Кабр Гвин написал тогда Страшиле Мудрому и его приближённым письмо с искренним раскаянием в новой измене, а затем покаялся публично - перед всеми согражданами, собравшимися на центральной площади Изумрудного города. И когда добрые горожане простили незадачливого политика во второй раз, купец, абсолютно разочаровавшийся в политических делах, твёрдо пообещал больше в них не вмешиваться, дабы не натворить чего-нибудь снова. Впредь он решил заниматься, как и раньше, исключительно мирной торговлей. - Дом и сфера торговли - вот это действительно моё, - откровенно заявил Гвин-старший, - а в политику я, конечно, сунулся зря. Верил в силу и могущество Джюса, потому и шёл к нему на службу. Думал, выиграю что-нибудь от этого себе и близким, а оно вон как - боком всё выходит... Эх, но теперь-то уж постараюсь не совершать более прежних ошибок. Пообещал он это и правителю, и всем изумрудоградцам, но прежде всего самому себе. И сдержал своё слово! С тех пор Кабр Гвин занимается только куплей-продажей и домашними, семейными делами, и видеть от него все стали в основном лишь хорошее. Если раньше купец был человеком весьма грубым, мелочным и скупым, то теперь все знали Гвина как доброго, порядочного и отзывчивого человека, гостеприимного хозяина и щедрого гражданина. Зарабатывая по-прежнему много денег, он охотно жертвовал немалые суммы в различные благотворительные сообщества Изумрудного города, на открытие школ и больниц в разных регионах страны Гуррикапа. Всегда делился с родными и знакомыми, когда кто-то из них нуждался в деньгах. И в своей семье Кабр был заботливым, внимательным, любящим мужем и отцом. Женился Гвин ещё до второго возвышения в Зелёной стране Урфина Джюса на симпатичной селянке из окрестностей столицы по имени Голда Клум, чья мать была местной уроженкой, домохозяйкой, а отец - приезжим из Жёлтой страны Свистуном, профессиональным врачом. Жёлтая страна вообще славилась талантливыми медицинскими работниками и изготовителями растительных лечебных настоек. У молодой женщины были красивые золотисто-рыжие волосы и необычного желтоватого оттенка глаза. Начав встречаться, они искренне полюбили друг друга, и родные обоих были очень рады свадьбе. Добрая Голда хотя и не одобряла, конечно, переход мужа на сторону захватчика, всё же старалась понять его, полагая, что Кабр сделал это не столько ради своей выгоды, сколько ради счастья и благополучия их семьи, пополнившейся недавно маленьким сыном Дарелом. - Я люблю тебя, дорогой, и уверена, что ты это делаешь исключительно ради нас, - говорила Голда мужу, - и потому прощаю тебя. Тем более что этот Урфин Джюс не кажется мне таким уж злым диктатором. И надо сказать, женщина была весьма близка к истине... Ну а после окончания второй войны с Урфином, когда Гвин попросил у всех сограждан прощения за предательство, супруга легко и быстро простила его; стоит заметить, что именно Голда была первым человеком в городе, перед которым купец раскаялся в содеянном. И с тех самых пор жизнь супругов окончательно наладилась, и они стали жить спокойно, в мире и согласии, занимаясь каждый своими делами: Кабр - торговлей и обеспечением семьи, а Голда - домашним хозяйством и воспитанием Дарела. Пока муж был в работе, в командировках, ей часто помогала во всех делах приходящая домработница. И все вместе жили мирно и дружно, любя друг друга. Лучшими друзьями Гвинов был Руф и Анита Биланы (позже с родившимися у них детьми Заком и Минни), а также переживший в юности трагическую потерю (смерть) невесты-возлюбленной и ставший закоренелым холостяком Энкин Флед, продавец разных антикварных изделий и коллекционер старинного оружия. Будучи в своё время, как и Гвин, дважды преступником-предателем, он по окончании войны с Марранами решил последовать примеру давнего лучшего друга. Флед тоже во всём покаялся с твёрдым обещанием больше не лезть в политические авантюры и жить тихо-мирно, занимаясь спокойной торговой работой и в свободное время своей коллекцией. И, подобно Гвину, он также сдержал своё слово. А вместе с изменением приоритетов изменился и его характер - Энкин стал заметно добрее, скромнее, не таким эгоистичным. Так же, как и его друг, он начал время от времени заниматься благотворительностью. Кое-что, однако, сохранилось у Фледа в натуре с прежних времён - это была трусоватость; однако теперь даже она приобрела немного другой характер - ныне её скорее можно было назвать разумной осторожностью. Руф Билан разделял нынешние мнения и взгляды давних товарищей. Все трое, разочаровавшись в политике, они были теперь несказанно рады вести простую гражданскую жизнь и заниматься действительно любимыми делами. И вся тройка друзей, двое из которых теперь имели семьи, пользовалась среди сограждан уже вполне заслуженным уважением.

Глория Джюс: ГЛАВА 3 Вернувшись домой вечером после знакомства с Гвином-младшим, Глория застала в гостях у родителей целую компанию друзей. Здесь были Карин, старший сын Према и Делии Кокусов и первый министр Голубой страны, с женой и двумя детьми - сыном и дочерью, давними хорошими товарищами детей Джюсов. После смерти обоих родителей они стали главными наследниками отцовского поместья, и теперь там жила их семья. Также были тут Лира, одна из двух младших сестёр Карина, с мужем и лучшая подруга Глории Альгида с женихом - сыном гончара Эльяны, красивым высоким брюнетом с чёрными глазами по имени Торрино. Одежда молодого рудокопа была красного цвета, так как он являлся потомком "красной ветви" бывшей королевской династии Бофаридов. Все знали, что год назад Торрино и Альгида были помолвлены, и в связи с этим событием поздравляли молодых. Глория очень удивилась, увидев такую компанию, и, поздоровавшись со всеми, спросила у родителей: - А по какому это у нас поводу праздник? - Отмечаем годовщину их помолвки, - ответил Урфин, кивнув в сторону пары рудокопов, - а также удачную вчерашнюю продажу двух моих последних изделий. Большого стола и комода, помнишь? Девушка кивнула - она помнила вчерашний успех отца. Периодически в свободное время Джюс ездил на центральный рынок Изумрудного города продавать деревянные изделия собственного изготовления - мебель, игрушки, сельскохозяйственные орудия. И это позволяло ему обеспечивать свою семью дополнительными заработками. - Да, вчера тебе очень здорово повезло, друг, - сказал, обратившись к хозяину, Карин Кокус. - Купец Энкин Флед купил у папы шкаф с комодиком, - добавила Эми, - и весьма прилично заплатил ему. Это очередное доказательство того, милый, - продолжила она, обратившись к мужу, - как тебя любят и ценят в Волшебной стране. - Это точно, однако не каждый раз мне так везёт на базаре, - скромно и с улыбкой отметил Урфин - Здорово, папа, поздравляю тебя! - сказала отцу Глория. - И вас поздравляю, друзья! - обратилась она к помолвленным. И когда родители пригласили её к столу, девушка села между братом Марвином и Альгидой. Она с удовольствием повела весёлую дружескую беседу не только с ними, но и со всеми остальными гостями. - Что-то долго тебя не было, Глория, - сказал девушке Торрино, - мы с Альгидой давно ждём тебя. - Хорошо погуляла на столичной ярмарке? - спросила у лучшей подруги внучка Ментахо. - Да, неплохо, - ответила Глория Джюс. Новостью о своём знакомстве с Дарелом Гвином она решила с друзьями пока не делиться, а рассказать о нём только родным. Когда все гости, вдоволь наобщавшись с гостеприимными хозяевами и попрощавшись с ними, разошлись по домам, Глория рассказала отцу с матерью и братьям об интересном молодом человеке из Изумрудного города, с которым сегодня познакомилась и решила начать встречаться. - Очень хорошо, доченька, - сказал девушке Урфин, - если судить по твоим словам, Дарел производит весьма приятное впечатление. Может, и правда неплохо будет, если вы встречаться станете. - Я тоже думаю, что он хороший парень, - добавила Эми. - Возможно, у вас и правда что-нибудь серьёзное получится. И это, само собой, будет прекрасно! Марвин и Ренар поддержали родителей, и Глория была приободрена. Заснула она в эту ночь наполненной самыми приятными грёзами и надеждами.

Глория Джюс: ГЛАВА 4 Так Глория начала встречаться с Дарелом Гвином. Молодые много гуляли вместе, нередко бывали друг у друга в гостях. Гвин-младший, сильно влюбившийся в дочь Джюса, не скупился на хорошие подарки и приятные комплименты для девушки; она же всегда вежливо отвечала на его знаки внимания и также делала ему подарки - дарила свои деревянные поделки. Но при этом, хотя Дарел ей, безусловно, нравился, и семья парня производила на неё в целом хорошее впечатление, в душе Глория не могла точно сказать, любит ли она изумрудоградца. Она делилась своими сомнениями и колебаниями с родителями. И несмотря на то, что им тоже нравился добродушный и весёлый парень из обеспеченной столичной семьи, Урфин и Эми понимали дочь и успокаивали её. - Не волнуйся по этому поводу, дорогая, - говорил Глории отец, - быть может, твоё чувство к Дарелу просто ещё не созрело. А может, хотя он тебе и нравится, ты неосознанно чувствуешь, что он - не твоя судьба. - Да, возможно... - подумав, отвечала Глория. - Хотя мне, конечно, очень нравится, когда он водит меня в театр, рассказывает забавные истории, но... - Конечно, может быть и так, - утешала дочку Эми, - но ты и в этом случае не переживай! Пусть это будет и не Дарел, свою любовь ты обязательно встретишь. И когда это произойдёт, сердце подскажет тебе, и ты всё поймёшь. - Правильно, - добавил Марвин, также переживавший за судьбу сестры, - но с Гвином ты дружи пока, он хороший парень. А там... видно будет. - Верно... там видно будет, - тихо, вполголоса повторила девушка. И благодарив родных за советы и поддержку, она продолжала встречаться с Дарелом, полная надежд и ожиданий. Тот был по-прежнему обаятелен и остроумен. Когда в Изумрудном городе наконец пришло время выборов преемника Мудрого Страшилы, Гвин-младший, как известно, поддерживал Глорию как выдвинутого Жевунами кандидата и голосовал за неё, за что та была ему весьма признательна. Да, ей было очень приятно внимание Дарела, она видела его чувства и не могла сказать, чтобы он ей совсем не нравился, но... чего-то Глории в своём ухажёре не хватало. Но чего именно, девушка долго не могла понять и недоумевала. "В чём дело? Он ведь отличный парень - добрый, остроумный, симпатичный, из хорошей семьи", - думала она. - "Хотя, наверное, всё нормально на самом деле, и это я что-то сама надумываю..." Однако вскоре все сомнения Глории развеялись. Когда в день избрания Альгиды новой правительницей Изумрудной страны она познакомилась с приехавшим на праздник молодым художником-Болтуном Семиром, Глорию при первой же с ним беседе что-то необъяснимо повлекло к нему, чего не было при знакомстве с Дарелом. И по мере дальнейшего общения с новым другом она быстро поняла, в чём дело.

Глория Джюс: ГЛАВА 5 Семир, начинающий талантливый живописец из Розовой страны, оказался таким же добрым, внимательным и общительным молодым человеком с хорошим чувством юмора, как и Дарел Гвин. Парни были ровесниками, и даже цветом волос и глаз они были похожи. Но он обладал одной заметной чертой, которой не было у знатного столичного жителя, среднего горожанина-обывателя, и которая делала его духовно ближе к Глории Джюс. Как и девушка, Семир был творческим человеком, пускай только начинающим, но уже деятелем искусства, и это позволило Болтуну довольно быстро найти общий язык с новым первым министром Изумрудной страны. Молодые, познакомившись и начав активно, увлечённо общаться, много рассказывали друг другу о своих любимых занятиях и обменивались продуктами своего творчества: художник дарил Глории свои замечательные картины (в том числе портреты самой девушки, её родных и друзей), а она Семиру - свои искусные поделки из дерева. И им всегда было интересно, весело и приятно вместе. Поженились Глория с Семиром спустя три месяца со дня первой встречи и знакомства. А в течение двух месяцев из этих трёх она продолжала переписываться и порой видеться с Дарелом, с которым пока не знала, как объясниться по поводу того, что полюбила другого. Семир и Альгида знали об этой проблеме подруги, знали, что из двух своих женихов она предпочитает Болтуна (что было очень приятно последнему, ведь он тоже искренне полюбил Глорию) и посоветовали девушке прежде чем говорить с Дарелом Гвином, хорошенько обдумать форму отказа. Давние подруги вообще часто советовались друг с другом в трудные моменты и давали друг другу хорошие советы. - Ты постарайся всё сказать честно и так, чтобы Дарелу было не очень обидно, - говорила лучшей подруге и помощнице правительница, - он ведь твой друг! Я думаю, не стоит его огорчать. - И я тоже считаю, что расставаться надо мирно, - поддерживал совет молодой королевы Семир, - и уверен, что Дарел тебя поймёт. Знаешь, Глория, дорогая, я совсем не ревную тебя к Гвину, так как прекрасно понял твоё отношение и ко мне, и к нему. - Тут Болтун и Глория кивнули и улыбнулись друг другу. - А друзьями вы, если всё хорошо пройдёт, вполне можете остаться. - Может быть, мы даже все подружимся! - вдохновенно добавила Альгида. - А Дарел ещё обязательно встретит свою любовь. Глория согласилась с друзьями. И через неделю состоялось последнее свидание дочери Урфина Джюса с Гвином-младшим, на котором и произошло прямое и откровенное объяснение Глории. Хотя Дарела, само собой, расстроил отказ любимой девушки, и ей самой было жалко расстраивать парня, они всё же пожелали друг другу счастья и сумели расстаться мирно, добрыми друзьями.

Глория Джюс: ГЛАВА 6 (заключительная) Как известно, выйдя замуж за Семира и воспользовавшись своим теперешним высоким положением, Глория помогла мужу открыть собственную художественную мастерскую. Это поспособствовало приобретению им более широкой известности и увеличению числа поклонников его творчества среди жителей сначала Зелёной, а потом, со временем, и всей Волшебной страны. Помимо помощи близкому человеку, это дело стало также частью политики Глории и королевы Альгиды, а именно линии развития в Изумрудном городе различных видов искусства и ремёсел. Народу, а также бывшему правителю, а ныне советнику Страшиле очень понравилось такое внимание новой власти к этой стороне жизни; и надо сказать, оно было вполне объяснимо - ведь и сами правительница и премьер-министр являлись девушками творческими и рукодельными. А плоды собственных трудов они часто дарили друзьям-гражданам по праздникам, которые любили устраивать для своих подданных, или когда кто-то в чём-либо нуждался. Разумеется, Семир, как и все жители Зелёной страны, был очень благодарен любимой жене и её близкой подруге Альгиде за огромную поддержку и искреннюю помощь. Став одним из самых близких друзей правительницы, Болтун также начал, в свою очередь, оказывать помощь королеве, Глории и другим министрам и придворным в проведении разных общественных мероприятий. Например, он рисовал виды залов и кабинетов Изумрудного дворца, виды города из его окон, портреты министров и гостей. Вместе с супругой Семир курировал художественные и столярные мастерские и училища Изумрудной страны. Также он, подружившись с любимцем правительницы, Шестилапым Снежком, полюбил ухаживать за зверем, когда сама хозяйка не могла уделить ему должное внимание (во время праздников и аудиенций). Заметим, что среди гостей Альгиды нередко появлялись волшебницы Виллина и Стелла, которые стали королеве хорошими подругами и поддерживали девушку в её прекрасных начинаниях. Семиру очень нравилась политика, проводимая Альгидой и её министрами (включая, конечно же, его жену Глорию). - Я считаю, что Зелёной стране очень повезло с новым правительством, - говорил он супруге, - вы практически ни в чём не уступаете Страшиле, да и Стелле, пожалуй тоже... Ей разве что в наличии волшебных способностей, конечно, но это, думаю, не самое главное. Хорошим правителем можно быть и без волшебства. И Глория всегда бывала тронута такими речами любимого мужа. Отметим, кстати, ещё, что после брака с Болтуном в гардеробе первого министра появился третий цвет - розовый. Постепенно художник из Розовой страны подружился как с семьёй супруги, так и с ближайшими родственниками Альгиды; родители нередко навещали дочерей в столице (особенно после того, как Урфин подал в отставку, и на посту правителя Голубой страны его сменил Карин Кокус), и те, в свою очередь, часто оказывали им визиты и дарили ценные подарки. Сдружились супруги также с Дарелом Гвином и молодой Мигуньей-портнихой Эвной, на которой сын купца женился спустя год после разрыва с Глорией. Из общения было выяснено, что обе пары сложены с любовью и потому крепки и счастливы. А ещё через год в кругу друзей появилась ещё одна счастливая пара - королева Альгида наконец вступила в брак со своим женихом Торрино. Эту свадьбу праздновали и в Зелёной, и в родной для обоих новобрачных Голубой стране. Все родственники и близкие друзья радовались за добрую, заботливую и справедливую правительницу и её мужа, ставшего ей достойным соправителем, одним из старших министров. Да, жители Изумрудного города и всей Волшебной страны искренне полюбили всех новых правителей центрального региона, как и членов их семей. Видя их добрую, честную и деятельную политику, все старались соблюдать их разумные и справедливые законы и понимали, что на время правления Альгиды (десять-пятнадцать лет, как она сама решила и объявила) стране обеспечена спокойная, благополучная жизнь. И даже если вдруг появится какой-нибудь новый враг, не стоит бояться - дружба, отвага и умелое руководство правящих - Альгиды, Торрино, Глории, Страшилы и всех остальных - помогут преодолеть все беды и напасти.

Глория Джюс: Послесловие-диалог Через месяц после свадьбы Альгиды и Торрино между ними однажды вечером состоялся очень интересный разговор. Когда они остались вдвоём у себя в покоях, избранная правительница Изумрудной страны поделилась с мужем своим открытием, побудившем её попробовать себя в политике. Торрино неожиданная новость удивила не меньше, чем в своё время Альгиду (он тоже сейчас впервые узнал о наличии у себя и у супруги королевских кровей). - Так значит, - уточнял он у жены, - ты решила, милая, баллотироваться на этих выборах в связи с тем, что узнала из летописи о коронованных предках? - Да, дорогой, именно так, - отвечала Альгида. - Интересно, а ещё кто-нибудь из наших узнал правду о прошлом рода, которую таким любопытным образом сделали тайной? - Нет, я рассказала об этом открытии только дедушке Ментахо, Глории и вот сейчас тебе. Впрочем, дедушка с бабушкой, как выяснилось, уже слышали про это раньше от Урфина Джюса. Но они уже умерли, причём по просьбе Урфина никому больше не раскрывали секрет. Так что из всего нашего большого клана остались только мы с тобой. Внимательно выслушав признание супруги, Торрино кивнул и одобрительно сказал ей: - Что ж, думаю, это было очень благоразумно с твоей стороны - не проговариваться. Стариков, самих бывших королей из тех, кто ещё жив, конечно, ни к чему смущать и будоражить, а среди молодёжи это вызвало бы начало бурных обсуждений... Если кому ещё будет когда-нибудь суждено, узнают сами случайно. Вот как ты. - Вероятно, ты удивишься, но я подумала тогда абсолютно так же! - воскликнула Альгида, от восторга даже похлопав немного в ладоши. - Это подтверждение того, что мы хоть и очень дальние, но всё же родственники! Кстати, знаешь, - подумав, добавила она, - а ведь в чём-то идея Ружеро была весьма недурна и пошла нашим семьям на пользу. Благодаря ей у наших дедов открылись таланты, о которых они не подозревали. Мой дедушка, к примеру, оказался искусным ткачом, твой папа - гончаром; дедушка Барбедо из "оранжевых" - замечательный пекарь, дядя Ламенте из "фиолетовых" - кузнец. А "синий" дядюшка Бубала просто прекрасный мастер-портной! И многие потомки тем же ремёслам обучились... Альгида всех пожилых и старых родственников называла дедушками и бабушками, а старших помоложе - дядюшками и тётушками. - Да уж, что ни говори, а всё-таки Ружеро гений был, - согласился Торрино, - надо отдать ему должное. Мой старший брат, например, стекольщиком работает, а я вот гончар, как отец Эльяна... Ну а насчёт тайны из истории - в каком-то плане ведь так даже интереснее! Особенно если внезапно узнаешь, нежданно-негадано. А та система семи королей и впрямь далека от совершенства была, и Ружеро правильно понял, что пора её было как-то менять. Может, конечно, можно было это сделать как-нибудь иначе, но что уж теперь говорить... - Верно, милый, что уж было - то было, - вздохнула в ответ королева. Однако в своей политике Альгида сразу решила не использовать Усыпительную воду как средство перевоспитания преступников, а придумать вместо этого какие-нибудь иные, более честные, этичные и гуманные способы. Что она в дальнейшем быстро и сделала ко всеобщему удовольствию. Тут молодая правительница зевнула - она уже очень хотела спать. Под конец разговора она попросила супруга пообещать ей, что он не расскажет никому из сородичей о том, что узнал от неё сегодня. - Пусть это пока останется нашим секретом, - просила Альгида, расплетая свою длинную косу (у неё волосы были заметно длиннее, чем у Глории) - а в дальнейшем видно будет, как повернётся. Впрочем, - добавила она вдруг с улыбкой, - своему папуле ты можешь рассказать. Торрино, придерживавшийся того же мнения, твёрдо дал слово, что никому, кроме Эльяны, не проболтается. И слово сдержал - никому не раскрывал тайну о Великом усыплении, кроме отца, а тот встретил новость хоть и с большим изумлением, но вследствие немолодого возраста почти так же спокойно, как и Ментахо. После этого разговора супруги-правители, пожелав друг другу доброй ночи, легли спать в ожидании нового дня. И это понятно, поскольку он, как и почти каждый день в Волшебной стране, обещал быть интересным, полным приятных встреч и событий.

Ильсор: Глория Джюс , спасибо... Это очень многое проясняет!

schwarz: Глория Джюс , замечательная история, действительно, многое поясняющая. Надеюсь, гномы уже успели внести эту страницу в летопись Волшебной страны. Спасибо!

Глория Джюс: Если кому интересно, открою один свой секрет: образ Альгиды я списала частично с Малахитницы или Хозяйки Медной горы, волшебницы из уральских сказок Бажова. Это отражено отчасти во внешности (длинные чёрные волосы в косе, бледновато-белая кожа, зелёная одежда и изумрудно-малахитовые украшения, включая камни на короне), отчасти в происхождении (из народа, жившего раньше под землёй, в подгорной Пещере, к тому же из королевского - правда, тоже бывшего - рода). И в характере есть похожие черты - властность в позитивном смысле этого слова и справедливость. И к этому же я придумала, как она украсила Изумрудный город настоящими драгоценными камнями и стала развивать в преимущественно торгово-купеческом городе искусство и ремёсла; а это вполне послужит процветанию города и некоторому разнообразию в его жизни. Для полного внешнего сходства не хватает, правда, изумрудно-зелёных глаз (они у Альгиды карие), но зато ими обладает лучшая подруга и помощница - первый министр новой Правительницы Глория Джюс. Что, по-моему, очень интересная идея получилась.

schwarz: Действительно интересная идея, ну а создание образа Альгиды на основе героини русских сказаний наводит на историческую параллель с заселением Дикого Запада. В Америку приехали европейские путешественники, а волшебная Страна - территориально именно в Западном полушарии. Конечно, не стоит отвлекаться от уже известной истории ВС, но всё же - подземный мир на двух континентах, схожесть по внешним признакам... А не славяне ли во времена былые нашли счастье в Волшебной стране?

Глория Джюс: Да, и основное ремесло Подземных рудокопов фактически то же, что и у уральских горняков. Так что какая-то взаимосвязь между сказочными подземными мирами на разных континентах не исключена. И вот ещё одно сходство я, кстати, нашла: у рудокопов, в том числе и королевских семей, есть прирученные драконы, а Хозяйке Медной горы у Бажова прислуживают ящерки - более маленькие по размерам, но тоже рептилии. А вообще подземные миры имеются во многих сказках, и хотя все они, конечно, разные, темне менее есть какие-то общие черты, объединяющие их. Кстати, я кое-что изменила в самом конце - прибавила одного человека, узнавшего тайну о перевороте в Пещере с усыплением.

Глория Джюс: Глория Джюс пишет: Для полного внешнего сходства не хватает, правда, изумрудно-зелёных глаз (они у Альгиды карие), но зато ими обладает лучшая подруга и помощница - первый министр новой Правительницы Глория Джюс. Что, по-моему, очень интересная идея получилась. Подумав, я этот момент подкорректировала слегка: отметила, что глаза у Альгиды карие в общем, но имеют лёгкий светло-зелёный отлив, который не всегда, но периодически проглядывается, особенно при ярком свете солнца или лампы (в помещении). Кстати, примерно такие же глаза я представляю и у её дедушки Ментахо. Считаю, что этот лёгкий зеленоватый оттенок придаст красоты карим глазам Альгиды, да и, возможно, сделает её облик ещё миловиднее и женственнее, как писал уважаемый schwarz. И конечно же, придаст ей сходства с любимым дедушкой (которому как представителю "зелёной ветви династии" это тоже, безусловно, подходит) и с прообразом из русских сказаний - зеленоглазой Хозяйкой Медной горы. Пусть у Глории глаза и зеленее, изумруднее - так всё же тоже очень хорошо, на мой взгляд.

schwarz: В Изумрудном городе Альгида очарует всех своими безусловно зелеными глазами, ведь изумрудный отлив там везде, даже если не пользоваться зеленым очками. Так что главное в глазах Альгиды даже не цвет, а их утонченная форма, стрелочки бровей и сам взгляд.

Глория Джюс: schwarz пишет: подземный мир на двух континентах, схожесть по внешним признакам... А не славяне ли во времена былые нашли счастье в Волшебной стране? Вполне вероятно, я тоже допускаю возможность такого события. Но у меня тут немного другая идея появилась: а что, если Хозяйка Медной горы родом из страны Гуррикапа и именно оттуда однажды прилетела в Россию на Урал, где и поселилась в горной пещере, начав помогать местным работникам и мастерам? А что, судя по внешности, она вполне по происхождению могла быть рудокопкой, причём, возможно, даже принцессой какой-нибудь из зелёной династии, то есть пра-пра-прабабушкой Альгиды. Если, допустим, научилась она где-то там волшебству и, попутешествовав по всей ВС, решила Большой мир посмотреть. Легко, если у неё не было семьи. И в далёкой стране за океаном ей понравилось в одном регионе, и она решила там остаться. Вот так, по этой версии, и появилась на русском Урале горная фея, добрая помощница и покровительница горняков-рудокопов. Только надо будет имя изначальное ей придумать и предысторию поподробнее, но постепенно, как придёт ещё ко мне вдохновение, всё получится. Я думаю, для фанфика-кроссовера неплохая идея. Подобные мотивы (пересечения мира Волкова с мирами других сказок) есть и у Сухинова, и у Кузнецова, и у многих фикрайтеров, так что и такая версия, мне кажется, вполне органично впишется. К тому же, если в ВС из Большого мира попадали не раз и волшебники, и обычные люди, то вполне возможно, что бывали случаи и обратной миграции.

schwarz: Глория Джюс, идея отличная. И, разумеется, если в ВС порой попадали люди из Большого мира, вспомним Гудвина, я уж и не говорю о новом времени, то вполне мог идти и обратный, так сказать, обмен визитами. Американский континент явно не предел для тех из Страны Чудес, кто, подобно обыкновенным людям, имеет любознательность и тягу к путешествиям и новым ощущениям.

Глория Джюс: Думаю, не помешает отметить дополнительно к истории и ещё один большой плюс новой Правительницы Изумрудного города - она стала милосердной и справедливой по отношению ко всем жителям вверенного ей региона Волшебной страны. Законы её и её министров-помощников были также справедливы и разумны, и все подданные в основном их соблюдали. Но даже если иногда и находился какой-нибудь нарушитель, наказания для него никогда не бывали жестокими. О смертных казнях не могло быть, разумеется, и речи; избегала королева Альгида и пути перевоспитания преступников с помощью Усыпительной воды, так как она, прочтя об этом методе, поняла, что он порой весьма неэтичен и связан с ложью, и он ей тоже не понравился. Молодая правительница нашла множество новых гуманных и честных способов помочь не очень хорошему человеку исправиться - ограничение свободы в действиях, в связи с которыми он был замечен в преступлениях, либо временное изгнание из Зелёной страны с изоляцией от общества для возможности поразмыслить над своими поступками и раскаяться, либо принудительные работы на благо страны. Всё это было очень по-доброму, справедливо и практически всегда действенно.

schwarz: Уважаемая Глория Джюс , в одной из тем мы обсуждали желание посетить ВС, так вот, под руководством такой правительницы можно не только в гости приехать, но и поселиться в Изумрудном городе!

Глория Джюс: Да, Альгида у меня немного напоминает Озму из Страны Оз Баума, однако это совсем другой персонаж, ничего общего с Озмой не имеющий. Но, как видим, ничуть не хуже - и как человек, и как правительница. Кстати, schwarz, давно хотела спросить - а как Вы относитесь к таким неоднозначным персонажам гексалогии, как Урфин Джюс и Ментахо? У меня они входят в число самых любимых волковских героев и, несмотря на наличие вначале отрицательных черт и пребывание какое-то время в отрицательных ролях, вызывают симпатию, уважение (как сильные и мужественные личности) и немного сочувствие. И в моём восприятии они стали в большей степени всё же положительными персонажами.

schwarz: Уважаемая Глория Джюс , Урфин мой любимый персонаж, это не значит, что я восхищаюсь всеми его делами, но то, что это одна из ярчайших личностей, без которых гексалогия немыслима - факт! Ментахо сразу вызывает уважение в СПК, для меня это не просто имя персонажа, а знаковый герой.



полная версия страницы