Форум » Фанфики » Приключения в Изумрудном Городе. » Ответить

Приключения в Изумрудном Городе.

Захар: История о том, как молодое поколение из мира Гарри Поттера попало в Волшебную Страну.

Ответов - 41, стр: 1 2 3 All

Захар: Захар пишет: Глава двенадцатая. Вблизи созвездия Орион находится планета Рамерия, где живут менвиты и арзаки. Арзаки - очень добрые, веселые и открытые существа. Как известно, среди них много ученых, изобретателей, техников. Арзаки никогда и никому не отказывали в помощи. Их дома всегда открыты для всех. Любой гость из дальних мест встретит у них такой же добрый и заботливый прием, как близкий сосед. Арзаки любят все живое и с большим вниманием относятся к природе, и окружающей среде. Кто мог предположить когда-нибудь, что этот прекрасный народ перестанет быть свободным? Соседями арзаков являются менвиты. В отличие от арзаков, они всегда были хитрыми, коварными и честолюбивыми. Менвиты часто пользовались изобретениями арзаков, прекрасно понимая, что по доброте душевной те просто не смогут им отказать. Но тем не менее вплоть до воцарения у менвитов колдуна-правителя Гван-Ло, никто из менвитов особо не был заинтересован в том, чтобы поработить арзаков. Гван-Ло быстро оценил выгоду, которая принесет включение этих трудолюбивых и талантливых арзаков в состав менвитского государства. Другим менвитам Гван-Ло внушил, что они избранная раса, что им все можно, а значит, сделать арзаков рабами будет правильно и выгодно. Словом, Гван-Ло повел себя так же, как Гитлер и ему подобные на нашей Земле. Как известно, арзаки - воспитанные люди и глядят прямо в глаза при разговоре. Этим и воспользовался Гван-Ло, который умел колдовать с помощью взгляда и обучил этому других менвитов. Менвиты пригласили арзаков на пир, где и применили к ним свои чары: - Глядите нам в глаза, и повинуйтесь, чужестранцы! Арзаки, как приличные люди, смотрели менвитам в глаза и были заколдованы. Так наступил конец свободного арзакского государства и начался новый период в составе менвитского. Однако недовольные этим среди арзаков все же нашлись. Гван-Ло жестоко расправился с непокорными бунтовщиками. Менвиты запретили говорить на арзакском языке и закрыли арзакские школы. Арзаки хорошо знали язык соседей, но теперь менвиты хотели, чтобы арзаки говорили только на их языке, а своего собственного стыдились. И они добились своего. Тем не менее окончательно забыть родной язык арзаки не смогли. К Гван-Ло стали приходить донесения о том, что в сельской местности арзаки хоть и говорят по-менвитски, но при этом вставляют в разговоры отдельные слова из родного языка. Поначалу это привело правителя в ярость, но поездив по захваченной стране, Гван-Ло пришел к выводу, что это не существенно и никакой угрозы не представляет. - Очень скоро с этими пережитками прошлого будет покончено, - уверенно заявил Гван-Ло. - Арзаки никогда больше не будут свободными людьми! Такова моя воля! На плечи арзаков легла самая черная и тяжелая физическая работа. А менвиты совсем работать отвыкли. - Зачем нам упираться, если есть арзаки? Пусть они гнут спину! - рассуждали они. Лишь менвиты, которые занимали ответственные посты в государстве должны были хоть что-то уметь. Тем не менее наиболее тяжелую работу за них также выполняли арзаки. Казалось, что арзаки смирились с такой судьбой. Они покорно трудились на своих господ и были покорны. Но это только на первый взгляд... Арзаки не смогли забыть о том, что они когда-то были независимыми и свободными, несмотря на все усилия Гван-Ло и других менвитов. Но они прекрасно понимали, что так просто менвитов не одолеешь. Поэтому арзаки затаились. И вот, наконец, у арзаков появился Ильсор. Ильсор родился в семье инженеров, которые работали на крупном заводе во славу менвитов. Сколько Ильсор себя помнил, в их семье всегда говорили только по-менвитски. Дома книги также были книги лишь на менвитском языке. Поэтому где-то до семи лет Ильсор не ощущал себя настоящим арзаком, как это ни странно звучит. Лишь однажды мальчик услышал, как бабушка негромко что-то поет. Но что? Ильсор ни понял ни слова из того, что пела бабушка. - Бабуля, а что это такое ты пела? - улыбнулся мальчик. Бабушка перепугалась не на шутку и стала уверять внука, что не стоит обращать на это внимания. - Старики часто ведут себя не совсем обычно, - сказала бабушка. - Не бери в голову, внучек. Но умный не по годам Ильсор догадался, что это неспроста, и спустя какое-то время, мальчик, улучив момент, стал опять расспрашивать бабушку. Наконец старушка вздохнула и прошептала внуку на ухо: - Я пела песню на нашем родном языке. Ты не менвит, Ильсор, ты такой же арзак, как и все мы. Но менвиты захватили нас и заставили говорить на своем языке. Сопротивляться было бесполезно... Бабушка вкратце рассказала внуку историю арзакского народа. - Но, пожалуйста, Ильсор, не говори об этом никому! - Хорошо, бабушка. Не все Ильсор понял со слов бабушки, но общий смысл до него дошел. Впоследствии Ильсор окончательно уяснит себе то, что произошло на Рамерии. А пока мальчик стал умолять старушку, чтобы та обучила его родному языку. Бабушка долго не соглашалась, но, наконец, уступила его просьбам. Она достала из сундука старый потрепанный арзакский букварь и тайно стала учить Ильсора. Под влиянием бабушки мальчик проникся любовью к родному языку и культуре. Ильсор помнил наставления бабушки и всегда сдерживал себя, когда было нужно. Лишь однажды на улице он не выдержал. Какой-то толстый менвитский мальчишка стал смеяться над арзаками: - Рабы, свиньи и скоты, вот кто эти арзаки! Нет у них ни языка, ничего! Только всем нашим они и пользуются. Ильсор не сдержался, и вспыхнула драка. Менвитский мальчишка разбил Ильсору нижнюю губу, а тот в свою очередь - разбил в кровь нос обидчику. Ильсор надеялся, что драка пройдет без последствий, но мальчик ошибся. Не прошло и полгода, как родителей с бабушкой арестовали. Ильсора хотели отдать в приют, но семья будущего штурмана Кау-Рука, который всегда отличалась своим либерализмом, добилась освобождения родственников Ильсора. Но бабушка не дожила до этого, она умерла в тюрьме. Ильсор винил во всем себя. Арест родных и смерть бабушки заставили Ильсора повзрослеть раньше времени. Окончательно все осознав, Ильсор поставил своей целью добиться освобождения своего народа. Другие арзаки верили ему, поэтому и избрали его своим вождем. Но приходилось скрывать свои замыслы и планы. Поработав во многих местах Ильсор попал в поле зрения генерала Баан-Ну, который быстро оценил ум и находчивость арзака, поэтому взял его к себе в слуги, а впоследствии в путешествие на Землю. Баан-Ну знал биографию Ильсора, но тот так искусно маскировался под преданного слугу, что никаких подозрений у генерала не возникало. Прибыв на Землю, менвиты были уверены, что все события даже там будут развиваться так, как они хотят. Однажды менвиты устроили стрельбу по камням. По приказу генерала Ильсор также принял в ней участие и попал в цель. - Молодец! Орел! - одобрил Баан-Ну. - Вот вернемся на Рамерию, мой верный слуга, я сделаю все, чтобы ты стал менвитом! Хочешь быть менвитом, Ильсор? Ильсора всего передернуло от этих слов, и он еле-еле сдержался, чтобы не выдать себя. Но генерал не настаивал на ответе, считая вопрос решенным. После обеда, когда все менвиты дремали, Ильсор отправился на прогулку. Неожиданно он увидел рыжеволосого мальчика. Это был Хьюго Уизли. - Привет, - улыбнулся Ильсор. - Не бойся, я не обижу тебя. Арзак уже немного понимал язык землян. - А я и не боюсь, - заявил мальчишка. - Гриффиндорцы ничего не боятся. Меня зовут Хьюго Уизли. А вас? - Ильсор, - поклонился арзак. - Тот самый Ильсор? Я слышал о вас. Но где же мои друзья? Мы же еще недавно были в Изумрудном Городе. Елки-палки! Неужели мы переместились во времени? Ильсор был потрясен, поскольку никогда раньше не видел этого мальчика. - Не волнуйся, я помогу тебе их найти. Пойдем со мной. Хьюго поколебался немного, и отправился за арзаком. - Так что же произошло с тобой и твоими друзьями? - поинтересовался Ильсор. - Ну... Я помню лишь, как наши враги в лице злых волшебников Беллы и Рудольфуса Лейстрендж, пустили в нас в какое-то заклятие, когда мы пытались спасти наших друзей, и я очутился здесь. А где же остальные? - Все будет хорошо, мы найдем их. Расскажи о себе. Хьюго принялся рассказывать. В свою очередь Ильсор рассказал кое-что о себе. Мало-помалу они добрались до замка Гуррикапа. Летчик Мон-Со с группой менвитов отправлялся на дело по поручению Гван-Ло. Увидев Ильсора, он усмехнулся: - Что, решил выслужиться перед генералом? Да он и так в тебе души не чает! Не удивлюсь, если Баан-Ну выдаст за тебя свою племянницу по возвращению на Рамерию, ха-ха! Мон-Со с менвитами уселись в вертолет, и улетели. - Это Мон-Со, типичный менвит, - пояснил Ильсор. - Ясно... Где же мои друзья могут быть? - недоумевал Хьюго. - Не переживай, они найдутся. Но пока ты здесь, тебе придется играть спектакль, иначе генерал Баан-Ну будет в ярости. Понимаешь? - Понимаю. Чего тут непонятного? - И откуда ты все это знаешь? - покачал головой Ильсор. - А вот и он сам... - Что здесь происходит, Ильсор? - голосом классного наставника спросил Баан-Ну. Слуга прояснил ситуацию, и через минуту Баан-Ну в своем кабинете допрашивал мальчика. По рассказам Тилли-Вилли и Тима Хьюго знал все вопросы и ответы. Он сказал генералу, что страна, куда прилетели пришельцы, называется Гудвинией, что государства, присвоенные бесстрашным королем зовутся Гингемией и Бастиндией. А когда на вопрос о великанах мальчик ответил также, как Ментахо в свое время, лицо Баан-Ну прояснилось. - Мне нужно найти моих друзей, - сказал Хьюго. - Ильсор поможет мне. Пожалуйста, отпустите меня, сэр, если у вас больше нет вопросов. - Нет, - жестко ответил Баан-Ну, нахмурившись. - Ты будешь жить с моими гостями - Ментахо и Эльвиной. Я прикажу им заботиться о тебе. А о друзьях забудь. Пока во всяком случае... И он вышел из комнаты. А Ильсор, вздохнув, повел Хьюго знакомится с Ментахо и Эльвиной. А тем временем Альбус, Джеймс Лили и Роза недоумевали, что же произошло, и где Хьюго, а также остальные. Они отправились на поиски, но увидели лишь девочку. Было в ней что-то знакомое. - Мы в прошлом, однозначно! - хлопнул себя по лбу Альбус. - Ой! А вы кто? - спросила девочка. - Разрешите представиться: Энни Смит. Завязалась беседа. Поначалу Энни не поверила, что ее новые знакомые из будущего, но потом поверила. - В голове не укладывается, - покачала головой Энни. - Да, эти Белла и Рудольфус постарались, ничего не скажешь... Надо же... Элли все-таки вернулась в Волшебную Страну! Да и мы с Тимом тоже! Но как? - Мы не знаем подробностей, - покачал головой Джеймс. - Довольно болтать! Нужно найти Хьюго! - заявила Роза. Но тут послышался звук вертолета. Это был Мон-Со с менвитами. Несмотря на сопротивление наших друзей, их посадили в вертолет и доставили в замок. Генерал Баан-Ну также допросил их и окончательно успокоившись, отправил к Ментахо и Эльвине. - Зачем нам столько пленников, мой генерал? - недоумевал Мон-Со. - Пригодятся, - усмехнулся генерал. - Но их же нужно кормить и поить! - Ничего, продуктов хватит, - махнул рукой Баан-Ну, и Мон-Со отстал. Вскоре наши друзья уже встретились с Хьюго и пообщались с Ментахо и Эльвиной. - Возблагодарим Небо за то, что Хьюго нашелся! - воскликнул Альбус. - Туда должны вознестись наши молитвы и наша благодарность! Все уже привыкли к такому Альбусу, поэтому возражений не возникло. - Вам надо бежать отсюда, - заявил Ментахо. Было решено, что Ильсор вступит в контакт с Изумрудным Городом, и там организуют побег. А пока наши друзья могли лишь наблюдать за жизнью менвитов и арзаков. Они решили, что не вернутся в свое время, пока не помогут арзакам, а также и жителям Волшебной Страны.

Захар: Захар пишет: Занимайте места поскорей, В мир волшебный откроется дверь, В мир таинственный, страшный, смешной, В мир как наш, но чуть-чуть не такой. Мир кино-приключений приходит к нам как сон, Чудесных превращений и сказок полон он... Там, над радугой где-то, Средь птичьих стай, Помню, мама мне пела - Там есть волшебный край. Там, над радугой где-то, Все вольны. Там сбываются все мечты, Все мечты и сны. Однажды утром я проснусь, Оставив всю печаль и грусть далёко. Проснусь на звёздочке, в стране, Где никогда не будет мне так одиноко. Там, над радугой где-то, Средь зарниц, Я увижу так много Милых, любимых лиц. Однажды утром я проснусь, Оставив всю печаль и грусть далёко. Проснусь на звёздочке, в стране, Где никогда не будет мне так одиноко. Там, над радугой где-то, В тех краях, Все летят в вечном лете Так полечу и я. Раз птицы могут в тех краях Летать свободно, то смогу и я. Песня "Там за радугой" из фильма "Волшебник из страны Оз". Ильсор, улучив момент, вступил в контакт с Урфином Джюсом, который привез в замок овощи с фруктами, и попросил сообщить в Изумрудный Город о том, что в плену у пришельцев находится не только Энни Смит, но и таинственные гости из будущего в лице Альбуса, Джеймса, Лили, Розы и Хьюго. Филин Гуамоко на всех порах помчался к Страшиле Трижды Премудрому и сделал донесение по этому поводу. - Гости из будущего?! - изумилась ворона Кагги-Карр. - Как такое может быть? - Вот так номер! - покачал головой Железный Дровосек. - Невероятно! - загремел великан Тилли-Вилли. - Да уж, - переглянулись Дин Гиор с Фарамантом. Смелый Лев издал какой-то рык. Тим от удивления даже выпустил из рук книгу, которую читал, надеясь забыться. - Это круто! - произнес мальчишка. - Надеюсь, наша Энни с ними не соскучиться. - И судя по всему они хорошо нас знают, - добавил Гуамоко. Страшила задумался: - Путешествия во времени? Гм... Раз мы находимся в Волшебной Стране, то да, такое возможно. Надо спасти Энни и этих гостей из будущего. Они могут нам помочь в борьбе с пришельцами. - Вздор! Чепуха! - послышался голос Фреда Каннинга. - Не хочу никого обидеть, но путешествия из будущего в прошлое невозможны. Это вам скажет любой нормальный физик. Двигаться вспять по стреле времени не получится ни у кого! - Что ты хочешь этим сказать, милый Фред? - полюбопытствовал Страшила. - Я хочу сказать, что кто бы не были эти молодые люди, которые находятся в плену у пришельцев, они никак не могли совершить скачок во времени. - А с какой стати им вводить нас и Энни в заблуждение? - спросил Дровосек. - Ну мало ли... Вдруг это какая-то ловушка менвитов? Или еще что-нибудь в этом роде? - Твое пред-по-ло-же-ни-е абсурдно, Фред, извини, - заметил Страшила после тщательного раздумья. - Ильсор не стал бы просить передавать это нам, не будь он уверен в искренности гостей из будущего. - Допустим, - кивнул Фред. - Но все равно я ни за какие коврижки не поверю, что можно совершить путешествие из будущего в прошлое! Я привык доверять фактам, науке и логике. - А наука, логика и факты допускают существование Волшебной Страны? - насмешливо прищурился Тим. Фред не нашелся, что ответить на это. - Вот! - поднял указательный палец мальчишка. - То-то и оно... Прости, Фредди, но ты в меньшинстве! - Думайте, что хотите, - сказал Фред. - Я не собираюсь с вами спорить. Но давайте не будем делать поспешных выводов относительно этих таинственных молодых людей. Кто знает, что у них на уме... - Ты слишком подозрителен и недоверчив, - покачал головой Страшила. - Что делать? Такова жизнь... - Тысяча чертей! - проревел старый, но еще бодрый Смелый Лев. - Энни с ребятами томятся в плену, а мы должны здесь сидеть! Нет, так дело не пойдет. Предлагаю неожиданно напасть на проклятых пришельцев и спасти наших друзей! - Ох, боюсь, Гудвин дал тебе слишком большую порцию смелости, - прошептала Кагги-Карр. - Но у пришельцев есть мощное лучевое оружие и пушки, - возразил Дин Гиор. - Да, все это нужно как следует обдумать, - сказал Страшила. - Позвольте мне спасти Энни и гостей из будущего! - поднялся со своего места Тим. - Тоже мне Джеймс Бонд нашелся! - фыркнул Фред. - Давно ли у себя под носом вытирать научился? - Но у нас есть же волшебный обруч, подаренный лисьим королем! - обиделся мальчишка. - Тут Фред прав, Тим, - мягко заметил Страшила. - Мы дали слово вашим с Энни родителям, что будем оберегать вас. И что вышло? Энни уже в плену! Не рискуй, пожалуйста... Тим, стиснув зубы, замолчал. Фред призадумался: - Пришельцы хотят войны и они ее получат. Надо только научиться противостоять лучевым пистолетам. Страшила погрузился в раздумье: - Зеркала... А точнее зеркальные щиты. Вот что нам нужно! - Согласен, - кивнул Фред. Было решено готовиться к войне, но вести подготовку втайне. *** Утро. Баан-Ну собрался идти писать свой любимый труд "Завоевание Беллиоры", а Кау-Рук собрался поиграть в мяч. Причем, не один, а вместе с Ильсором и ребятами. - Вы позволите нам сыграть, мой генерал? - почтительно осведомился Кау-Рук, хотя просить о чем либо Баан-Ну у него никогда не было особого желания. Штурман делал это лишь для того, чтобы не вызывать подозрений на свой счет. - Вам надоело наше общество? - сухо спросил генерал. - Ладно, можете идти развлекаться. - Спасибо, спасибо, спасибо! Наши друзья не особо верили, что менвит станет по-настоящему с ними играть. Но Кау-Рук и не думал шутить. Он лично заявился к ним со своим любимым мячом. Все остолбенели, но от игры не отказались. Даже Ментахо решил к ним присоединиться, к неудовольствию Эльвины. - Куда тебе играть с молодежью? - недоумевала старушка. - Пойдем лучше в лес сходим. Но Ментахо был непреклонен. Игра началась. Кау-Рук остался очень доволен и даже подарил нашим друзьям свой мяч. - Давно я уже не получал такого удовольствия. Примите от меня этот скромный дар. - Этот менвит хочет нас купить? - нахмурился Джеймс чуть позже. - Нет, не думаю, - возразил Ильсор. - В каждом клане есть свой чудик. Когда-то семья Кау-Рука очень помогла моей. Да и сам штурман не похож на других менвитов, как мне кажется. - Да и я заметил, что он какой-то особенный, - подтвердил Ментахо. - Что же случилось с остальными? - недоумевали Роза, Лили и Хьюго. - Все будет хорошо. Мы их найдем, когда вернемся обратно, - заявил Джеймс. - Нужно только верить. - Ага, - закивал Альбус. - На все воля божья. Нужно верить, и Господь не оставит нас! - А вдруг они тоже здесь? - нахмурила лоб Лили. - Нет, это исключено, - возразила Роза. - Если бы еще кто-нибудь из наших был здесь, они бы были с нами. - И куда подевался наш бледнолицый брат Скорпиус Малфой? - стал рассуждать Джеймс. - Честное слово, я к нему уже успел привязаться, как это ни странно звучит. А ведь прежде мы не выносили друг друга... - Это точно, - подтвердил Альбус. - Господь да поможет правым! - Да и я привык к нему, - сказал Хьюго. - О девчонках и говорить нечего... Особенно я запомнил, как Роза прятала дома под подушкой колдографию нашего Малфоя. Может быть, Скорпиус действительно вернулся домой? Лили и Роза зарделись. - С этим определенно нужно разобраться, - сказала Роза. - Братец, а как ты узнал о колдографии? - Я все вижу, сестричка, - захихикал Хьюго. - От меня ничего не скроется! Ильсор, давайте поучим немного арзакский язык. - Только недолго, - поколебавшись ответил арзак. - Потом я должен буду вернутся к своим обязанностям. Надеюсь, никто об этом не узнает. - Мы клянемся, что не проболтаемся! - подняли вверх все руки. - Тогда ладно. И наши друзья принялись заниматься под руководством Ильсора. А Кау-Рук отправился в библиотеку, чтобы почитать и поразмыслить о жизни. *** Мир Гарри Поттера. Гарри, Джинни, Рон и Гермиона очень соскучились по своим чадам. Когда же те вернутся домой? Ведь не за горами начало нового учебного года. Но было решено не вмешиваться и отправиться в Волшебную Страну лишь в случае крайней необходимости, то есть когда детям действительно понадобится помощь. Однажды они всей компанией отправились за покупками в Косой Переулок. Первым делом они увидели там Скорпиуса Малфоя с семьей. - Так, так, так, - нахмурился Рон. - Если память мне не изменяет, Малфой-младший должен находиться с нашими ребятами, а никак не здесь. Что же это значит? - Да, я сама видела Скорпиуса в Волшебной Стране, - подтвердила Джинни. - Как же такое может быть? - Сейчас разберемся, - Гарри Поттер решительно приблизился к Драко Малфою: - Здорово! - Привет, Поттер. - Драко был недоволен тем, что их пути пересеклись, но старался это скрыть. - Как дела, Скорпиус? Хорошо ли все у наших? - Вы о чем, мистер Поттер? - округлил глаза Скорпиус. - Гарри Поттер, давай отойдем в сторонку и поговорим, - предложил Драко. - А ты, Скорпиус, иди, погуляй с мамой. Скорпиус с матерью удалились, а Драко и остальные уселись за столиком в небольшом кафе напротив. Официант принес кофе и мороженое. - Итак, мои дорогие, в Волшебной Стране идет большая игра, где однозначно полетят все пешки, - прошептал Драко, отхлебнув кофе. - Поэтому если вы хотите, чтобы ваши детишки вернулись домой целыми и невредимыми, то не задавайте мне больше вопросов и не вмешивайтесь. - Но... - Никаких "но"! Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вернуть ваших чад, но больше ничего от меня не требуйте! - Наши дети живы? С ними все в порядке? - заволновались все. - Да, живы. И пока с ними все в порядке. Но только пока... Все зависит только от вас самих! Гарри Поттер и остальные были заинтригованы и возмущены до глубины души. Что же Малфой пытается от них скрыть? Назревало новое дело. Причем серьезное и опасное. Поэтому Гарри с семьей не собирались отступать и были полны решимости во всем разобраться. *** Как известно, арзаки добывали для менвитов изумруды в шахтах. Благодаря действию этих изумрудов волшебство менвитов слабело, и арзаки переставали быть покорными. Долгое время это удавалось скрыть. - Когда же мы, Ильсор, поднимем восстание и и завоюем свободу? - спрашивал вождя самый нетерпеливый арзак по имени Бар. - Потерпи, Бар, еще не пришло наше время, - урезонивал товарища Ильсор. - И когда же придет это время? - недовольно бурчал Бар. - Доживем ли мы до того светлого дня? - Мы, может и нет... А вот наши дети и внуки обязательно увидят этот день. - Значит, со временем, когда-нибудь... Эх! - вздыхал Бар. - Да, мой друг, победа придет только так, - внушительно произносил Ильсор. Лишь однажды Бар не выдержал. Он стал декламировать в шахте стихи, написанные вскоре после присоединения страны арзаков к менвитской стране. Разумеется, автор этих строк в свое время был посажен в тюрьму и казнен, но стихотворение все равно уцелело, и арзаки тайком передавали его друг другу: А вы, менвитские подонки, Известны казнями и пытками отцов, Огнем и пушками поправшие обломки Вольнолюбивых арзакских городов! Вы, жадною толпой стоящие у трона, Свободы, Вольности и Музы палачи, Вы пушками диктуете законы, Перед вами мир и право - все молчи! Но есть народный суд, наперстники разврата! Есть Суд Истории: он ждет; Он недоступен звону злата, И мысли и дела он знает наперед. Тогда напрасно вы прибегнете к злословью: Оно вам не поможет вновь. И вы не смоете всей вашей черной кровью Свободной нашей Родины праведную кровь! Менвиты впали в ступор, услышав такое. Арзаки пытались успокоить Бара, но тщетно. На шум пришел штурман Кау-Рук, Баан-Ну так увлекся своей книгой, что ни на что не обращал внимания. - Он ничего не говорил, вы ничего не слышали, - решительно произнес штурман. - Бар, ты должно быть, перетрудился, не так ли? Переутомление и небольшая неврастения. Оно и неудивительно, в результате таких физических нагрузок. Отведите его к врачу Лон-Гору, больному нужен покой и отдых. Баан-Ну, услышав об этом, пришел в жуткую ярость. Он сделал выговор Кау-Руку, явился в больничное крыло, и несмотря на протесты врача, забрал Бара с собой. - Ты мне за это заплатишь, окаянный бунтовщик! Кто тебя научил этому, раб? Отвечай! - Баан-Ну вытащил арзака на воздух и там начал свой суд. - Что, не по душе правда? Хочешь меня убить, менвит? - дерзко усмехнулся Бар. - Меня уничтожишь, другого, а весь наш народ не прикончишь! - Молчать! Вы все рабы и больше ничего! - Баан-Ну несколько раз ударил арзака по лицу, затем обезумевший солдафон своими руками задушил Бара. Не знал генерал, что за всем этим наблюдали наши друзья. Хьюго и Энни хотели бросить камни в Баан-Ну, но остальные удержали их от этого. Генерал бросил несчастного арзака под деревом, лишь позднее арзаки похоронили товарища со всеми почестями. По идее это следовало бы сделать на Рамерии, но когда они еще туда вернутся! - Что вы с ним сделали, мой генерал? - поинтересовался Кау-Рук чуть позже. - Этот гад пытался меня убить! - соврал Баан-Ну. - У меня не оставалось иного выхода, как прикончить его. - Вы убили его! Без расследования и суда! - возмутился Кау-Рук. - Знаете, чем это пахнет? - Ой, только не надо! Тоже мне Марти Сью нашелся! Какой благородный и справедливый! - отрезал генерал. - Ваш либерализм, дорогуша, не доведет вас до добра. Кто здесь главный - вы или я? - Вы! Но... - Одним словом, вот что... Этот дерзкий раб погиб в результате моей самообороны. И вы подтвердите это, иначе вас ожидают большие неприятности, штурман! - Есть! Кау-Рук ушел, с трудом сдерживая негодование. Да кем этот самовлюбленный эгоист-солдафон себя возомнил? Не иначе как метит на место Гван-Ло! Только Верховный Правитель Рамерии никому добровольно не передаст свою власть. У Кау-Рука было большое искушение организовать заговор против Баан-Ну, а самого генерала посадить под арест вплоть до возвращения на родину. Но пойдут ли за ним другие менвиты? Кау-Рук не был в этом уверен. А может быть... Неожиданно новая мысль пришла в голову штурману. Но осуществима ли она? Надо будет поговорить с Ильсором. И такой случай вскоре предоставился. Арзаки с Ильсором решили выступить на стороне жителей Волшебной Страны. Поколебавшись, Ильсор решил посвятить Кау-Рука в свои планы. - Мой полковник, - почтительно обратился арзак к штурману. - Тут намечается небольшая заварушка. Мы, арзаки, будем на стороне землян. Согласны ли вы помочь нам? - Согласен, - не раздумывая ответил Кау-Рук. - Я давно за вами наблюдаю. И как вам хорошо известно, Ильсор, моя семья никогда не поддерживала Гван-Ло и его политику. А этот сумасшедший Баан-Ну достал меня в буквальном смысле этого слова! - Так вы будете с нами? И расскажите все на Рамерии так, как мы попросим? - Клянусь жизнью, Ильсор, что я выполню все ваши поручения! Уверяю вас, среди менвитов действительно есть те, кто недовольны происходящим и желают все изменить. Их немного, но мы их разыщем и хоть не сразу, но свергнем Гван-Ло и добьемся освобождения вашей страны. Арзак и менвит обменялись рукопожатием. К счастью, Баан-Ну ни слова не слышал из этого разговора.

Захар: Захар пишет: Врач Лон-Гор полностью подтвердил подозрения Кау-Рука насчет Баан-Ну. Убедившись, что их никто не слышит, врач взволнованно схватил штурмана за руки и прошептал: - Да, мой друг, мне прекрасно известно о том, что наш генерал страдает весьма серьезным психическим заболеванием. Поэтому Баан-Ну не только нельзя было назначать на эту должность, но и вообще следует держать в изоляции от нормального общества! - И вы молчали?! - Кау-Рук с трудом сдерживался от гнева. - Вы знали, что Баан-Ну нельзя доверять важных постов и не воспротивились его назначению! - Что я мог поделать? - развел руками Лон-Гор. - Ведь генерала назначил сам Гван-Ло! А приказы правителей не обсуждают, сами понимаете. - Я могу вам доверять? - поинтересовался штурман, подавив вспышку гнева, который бушевал в нем. - Конечно, мой друг. Я - врач, а не политик. Кау-Рук коротко рассказал Лон-Гору о своих планах. - О, это так неожиданно! - воскликнул врач. - Мне нужно подумать. - Понимаю, понимаю... Но где гарантия, что не выдадите нас с Ильсором? - Мой друг, когда-то Гван-Ло сделал мою жену своей любовницей, и она ушла к нему навсегда, - грустно улыбнулся Лон-Гор. - Сами понимаете, что я не меньше вашего ненавижу нашего правителя. Что же касается арзаков, то они ничуть не хуже нас, а во многом даже лучше. Зачем же делать из них рабов? - Я рад, что мы поняли друг друга. И сочувствую... - Благодарю вас, мой друг. Надеюсь, что скоро я дам вам окончательный ответ. На следующий день после завтрака Лон-Гор перехватил Кау-Рука и прошептал ему на ухо: - Я согласен. - Вы молодец, доктор! Хорошо бы и с остальными было также... - Не все так просто, мой друг. Гван-Ло одурманил большинство наших сограждан, как вам хорошо известно. - Именно! И мы должны уничтожить этот дурман, чтобы у людей открылись глаза. Как и говорил Лон-Гор, с остальными менвитами ничего не вышло. Все они, включая полковника Мон-Со, поддерживали Баан-Ну, Гван-Ло и его политику. К счастью, Кау-Рук старался вести себя осторожно, поэтому ни у кого не возникло никаких подозрений. В этот день Ильсор с ребятами, а также Ментахо с Эльвиной отправились в лес по грибы и ягоды. Генерал Баан-Ну не возражал против таких прогулок. - А знаете, - заметила Роза. - Наше появление определенно внесло в прошлое изменения. Я имею ввиду убийство арзака Бара, а также то, что Кау-Рук согласился помочь нашим друзьям арзакам с врачом Лон-Гором. Ведь Кау-Рук согласился помочь лишь после усыпления менвитов, вспомните! А о Лон-Горе вообще речи не шло, поскольку его усыпили с остальными. - Усыпили? - переспросил Ильсор. - Как это? Делать нечего, пришлось рассказать Ильсору о том, как менвитов усыпили с помощью Усыпительной Воды. - Очень интересно, - заметил арзак. - Можно использовать это как запасной вариант, если наш план не удастся. Все переглянулись. - А как изменения могут отразиться на всех нас? - поинтересовалась Энни Смит. - Да как судьбе будет угодно, - ответила Роза. - В худшем случае, как уверял доктор Браун в фильме "Назад в будущее", может произойти катастрофа. - Впервые слышу о таком фильме, - призналась Энни. - Так его еще не сняли, - засмеялись наши друзья. - Ах вот как! - А если серьезно, - сказал Альбус. - Господь всемилостивый не допустит катастрофы! На все воля его... - Ты говоришь, Ал, совсем как наш пастор в церкви, - засмеялась Энни. - И наш Страшила Премудрый тоже может что-то придумать, - заметил Ментахо, а Эльвина согласно кивнула. - Ладно, не будем о грустном, - тряхнула головой Энни. - Расскажите лучше о вашем Хогвартсе. Все уселись на поляне, чтобы передохнуть, и Альбус, Джеймс, Лили, Роза и Хьюго принялись по очереди рассказывать. Энни вместе с Ментахо и Эльвиной только головами качали. Несмотря на то, что все они все находились в Волшебной Стране, все это казалось им сказкой, особенно Энни. - Значит, даже в нашем мире есть своя Волшебная Страна? - наконец произнесла Энни. - А почему же тогда... Ну конечно, если все узнают о волшебниках, то может начаться непонятно что. Не волнуйтесь, я умею хранить секреты. - Это произошло потому, что в 1698 году волшебники приняли статус секретности и стали жить практически не общаясь с маглами, то есть обычными людьми, - пояснила Роза. - Ясно, - кивнула Энни. - А можно рассказать об этом лишь Тиму? У нас нет секретов друг от друга. - Хорошо. Но только Тиму! - поднял палец вверх Джеймс. - Договорились. Насобирав вдоволь грибов и ягод, Ментахо с Эльвиной отправились обратно. А Ильсор с ребятами отправились порыбачить на речку, которая находилась неподалеку. - А мы не умеем ловить рыбу, - признались Лили и Роза. - Чепуха! Я вас быстро научу. У нас в Канзасе рыбачат все, - заявила Энни. - И у нас нет удочек и приманки, - огорчился Альбус. - Это не беда, брат. Волшебники мы или кто? - улыбнулся Джеймс. - Ну конечно! Акцио, удочки и приманка! И перед нашими друзьями появилось все необходимое. Ильсор заморгал глазами, поскольку впервые видел такое. - Да, хорошо быть волшебником! - не без зависти протянула Энни. - Волшебницы Виллина и Стелла тебя всему научат, Энни, в будущем, - улыбнулся Хьюго. - Как и твою сестру Элли. - Вау! Здорово! А вы меня можете чему-нибудь научить? - М-м-м, - заколебалась Роза. - А у тебя есть какие-нибудь волшебные способности? - Есть. Пару лет назад один гадкий мальчишка подрался с моим другом Тимом. Бедняга Тим даже зуба лишился, а ведь он всегда был ловким и сильным. Тогда я пожелала про себя, чтобы этот негодяй с которым дрался Тим получил по заслугам. И чтобы вы думали? Не прошло и полгода, как этот мальчишка сломал себе правую руку на льду. - Возможно, это всего лишь совпадение, - сказала Роза. - Но попробовать можно... Мы же все-таки в настоящей Волшебной Стране. Энни просияла: - Вы настоящие друзья. Сестра Элли оказалась способной ученицей, и скоро сама, без палочки, даже смогла перетаскивать удочки с места на место. - Вот это да! - поразилась Лили. - Ты действительно волшебница. И тебе никогда не приходило письмо из американской школы чародейства и волшебства? - К сожалению, нет, - вздохнула Энни. - Но не зря же мою сестру прозвали когда-то феей. Похоже, магия у нас действительно имеется. - Все это прекрасно, - заметил Ильсор. - Но время дорого. Давайте порыбачим и вернемся обратно. Они славно провели время на речке. Больше всех рыбы наловил Ильсор. - У нас в семье все были рыболовами, - признался арзак. - Хотя родители мои были всегда заняты, но брали меня с собой на рыбалку, когда предоставлялась возможность. Однако, дамы и господа, давайте закругляться. Хорошенького понемножку. - Ильсор, ну можно мы искупаемся? - лукаво улыбнулась Энни. - Сегодня так жарко! - Ильсор, ну пожалуйста! - поддержали Энни остальные. - Ох... Генерал мне голову оторвет! Хотя я его не боюсь и никогда не боялся, но лучше не рисковать. Ладно, только недолго. - Ой, у меня нет с собой купальника! - хлопнула себя по лбу Энни. - А впрочем, какая разница? Мальчишки, пожалуйста, отвернитесь! - Да, отвернитесь, - кивнули Роза и Лили. - Мы поставим вам ширму, девчонки, - заявил Хьюго, готовый услужить всем, особенно Энни, которая ему очень нравилась. Хьюго наколдовал ширму и установил ее с помощью Ильсора. Все сбросили с себя одежду и бросились в воду. Купание освежило наших друзей. Вдоволь наплававшись, вся компания улеглась на берегу, чтобы обсохнуть и позагорать немного заодно. - Как здесь прекрасно! - прошептала Энни, блаженно греясь на солнышке в одних трусиках. - Мы с вами познакомились совсем недавно, но у меня такое чувство, будто мы знали друг друга всегда. Кстати, а вам бы не хотелось вернуться в Волшебную Страну опять? - Ну... Ваша планета очень далеко от нашей, но кто знает? - ответил Ильсор. - Пока я не могу ответить однозначно. - Ребята, а давайте поклянемся, что позднее вернемся в Волшебную Страну, - предложил Альбус. - Клянусь, что обязательно вернусь! - И я клянусь! - подхватил Джеймс. - Мы тоже! - воскликнули Лили с Розой. - И я клянусь! - ударил себя в грудь Хьюго. - И я, - захихикала Энни. - С нами нет нашего друга Скорпиуса Малфоя, но он даст клятву позднее! - решил Альбус. - И Тотошка тоже, - сказал Джеймс. - Тотошка?! - изумилась Энни. - У вас есть собака, которую зовут также, как пса моей сестры? - Да, - сказал Джеймс. - Мы встретились здесь, в Волшебной Стране, и очень подружились. Как наш друг там? И остальные? - Будем надеяться на лучшее, - сказала Энни. - Энни, можно я тебе что-нибудь спою, а? - набрался храбрости Хьюго. - О-о! Ну давай, - кивнула Энни. - Это слова старинной французской песни. Ее пели женихи своим невестам. Хьюго наколдовал гитару, поклонился и запел: В мой старый сад, ланфрен-ланфра, Лети, моя голубка. Там сны висят, ланфрен-ланфра, На всех ветвях, голубка. Ланфрен-ланфра, лан-тати-та, Там свеж ручей, трава густа. Постель из ландышей пуста, Лети в мой сад, голубка. Мы легкий сон, ланфрен-ланфра, Сорвем с тяжелой ветки. Как сладок он, ланфрен-ланфра, Такие сны так редки, Ланфрен-ланфра, лан-тати-та, Но слаще сна твои уста, И роза падает с куста Тебе на грудь, голубка. В моем саду, ланфрен-ланфра, Три соловья и ворон. Они беду, ланфрен-ланфра, Любви пророчат хором. Ланфрен-ланфра, лан-тати-та, Свети прощальная звезда. Любовь последняя чиста, Лети в мой сад, голубка. - И я любил когда-то, - вздохнул Ильсор. - Мою девушку звали Кассиопея. Она была певицей. Однажды она стала петь наш арзакский гимн. Гван-Ло, узнав об этом, жутко разгневался и приказал казнить Кассиопею. Предлагаю почтить ее память минутой молчания. Через минуту Лили прошептала остальным: - Бедняга Тим! Похоже наш Хьюго действительно влюбился в Энни. Альбус и Джеймс переглянулись с понимающими улыбками. - Чего? Чего? - вытаращила глаза Роза. - Брат влюбился? Нет, это невозможно! Хьюго же еще маленький! - Малыш Хьюго вырос, Роза, - заметил Джеймс. - Как времечко быстро несется! - покачала головой Роза. - Подъем! - распорядился Ильсор. - Идем скорее, а то Баан-Ну нам головы оторвет! Они вернулись, когда Баан-Ну уже подумывал о том, чтобы начать их поиски. Ильсор поспешил извиниться. - Я тебя ни в чем не виню, мой верный слуга, - благосклонно улыбнулся генерал. - Пойди-ка лучше узнай, что там с ужином. - Слушаюсь! Ильсор поклонился и поспешил выполнять приказ. *** Между тем подготовка к войне шла полным ходом. Жители Изумрудной Страны под руководством Фреда научились неплохо стрелять из оружия, которое привез Каннинг с собой. И хотя это оружие уступало лучевым пистолетам, но было все же лучше, чем вообще ничего. Со всего края в город поступали зеркала, также на всякий случай зеркала доставлялись из Фиолетовой Страны, чему поспособствовал Железный Дровосек. Обучением добровольцев, которые согласились принять в этом участие, занимались Фред Каннинг, который два года прослужил в американской армии, и Дин Гиор. Пушка была почищена и приготовлена к бою. Смелый Лев тоже не терял времени даром. Он объявил в своем лесном царстве всеобщий сбор ополчения. Звери и птицы согласились помочь людям в этом нелегком деле. И конечно, в бой были готовы вступить рудокопы, Марраны-Прыгуны, гигантские орлы и Летучие Обезьяны. А уж если совсем туго придется, то Виллина и Стелла также обещали помочь. До выступления оставалось три дня. Тима обещали взять с собой с условием, что он не будет лезть на рожон. Мальчишка дал слово, но было видно, что держать его он не собирается. За день до начала похода, Страшила решил выяснить, что поделывают пришельцы. Вместе с вороной Кагги-Карр он приблизился к волшебному ящику, подарку Стеллы: - Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет, - произнес Страшила. - Ящик, миленький, покажи нам, что происходит в замке Гуррикапа и что делают пришельцы. Экран засветился, и показал генерала Баан-Ну в своем кабинете. Рядом стоял Ильсор с подносом в руках, на котором были лимонад, кофе и бутерброды. - Спасибо, мой дорогой. - Генерал потрепал Ильсора по щеке. - Никому я не доверяю так, как тебе. Кругом либо льстецы и подхалимы, либо - круглые дураки. Вот вернемся на Рамерию, Ильсор, ты получишь в жены мою племянницу и станешь настоящим менвитом! Ильсор низко поклонился, чтобы скрыть усмешку. Страшила и Кагги-Карр, наблюдая за этой сценой, прыснули... - Ты можешь идти, мой милый, - улыбнулся Баан-Ну. Ильсор вышел, тщательно закрыв за собой дверь. Баан-Ну потянулся было к кофе, но передумал. Вместо этого он открыл свой личный сейф и достал оттуда бутылку вина. - Ваше здоровье, великий Гван-Ло! - отсалютовал генерал бутылкой панно с изображением Гван-Ло. - Вы позволите мне еще раз наградить себя орденом за заслуги перед отечеством? Благодарю, всемогущий, благодарю! Баан-Ну сделал изрядный глоток. Раздался стук в дверь. - Кто там? - Это Мон-Со, мой генерал. Дело очень важное и не терпит отлагательств. - Заходите, мой дорогой, заходите... Дверь открылась, и вошел Мон-Со. - Мой генерал, - поклонился он. - Тут пришли два землянина, которые требуют лучевые пистолеты в обмен на большую корзину яиц. - Что? Как? - вскочил со своего места Баан-Ну. - Зачем им наше оружие? Это плохой знак. Ведите сюда этих молодчиков! - Слушаюсь! Скоро менвиты доставили в кабинет двух Жевунов из деревеньки Когида. Они действительно несли большую корзину яиц, но не в обмен на оружие, а к своему другу, в соседнюю деревню. Спектакль с обменом придумал заранее сам Баан-Ну с целью демонстрации силы менвитов и запугивания землян. Ильсор принес говорильную машину, и допрос начался. - Привет вам, дети Земли! - поздоровался генерал. Жевуны поклонились. - Так вы требуете оружие в обмен на яйца? - сощурился Баан-Ну. - Нет, добрый человек, - ответил один из Жевунов. - Похоже, вы нас неправильно поняли. Мы шли к своему другу и несли ему яйца, а ваши люди зачем-то задержали нас. - За дурака меня держите? - усмехнулся генерал. - Не выйдет! Кто вас сюда послал? Отвечайте, земляне! - Никто, - улыбнулся второй Жевун. - Мы, добрый человек, мирные Жевуны... - Ложь! Кто вам велел шпионить за нами? - Никто, - покачали головами уже напуганные Жевуны. - Кто из нас идиот - вы или я? Надеюсь, что вы. Сейчас проверим. Назовите ваши имена. - Фродо, - поклонился первый Жевун. - Сэм, - кивнул второй. - Так когда вас завербовали, мои дорогие? Могу поверить, что недавно. И самое главное: кто? Имя этого негодяя! Живо! - Мы вас не понимаем, добрый человек, - пролепетали Жевуны, трясясь. - Вот подлец! - покачал головой Страшила. - Извини, конечно, но иначе назвать я его никак не могу... - И не говори, - вздохнула ворона. - Начнем все сначала, - вздохнул генерал. - Вы, может быть, не знаете, кто я такой? Меня зовут Баан-Ну, я состою на службе у могущественного Гван-Ло, великого правителя нашей Рамерии. Он назначил меня губернатором вашей Земли. Итак, повторяю: зачем вам наше оружие и кто вас сюда послал? - Никто нас не посылал, - стояли на своем Жевуны. - А скажите, мои милые, кто правит Гудвинией? - медовым голосом пропел Баан-Ну. - Изумрудным Городом? Там правит Мудрый Страшила, - ответил Сэм. - Вы опять за свое? В таком случае... Генерал приблизился к Жевунам и сильно ударил их обоих по спине. Страшила и Кагги-Карр издали возгласы негодования. - Ну что, парни, одумались? Будете со мной сотрудничать? - Да, - пролепетали Жевуны. - Умницы! Так кто правит Гудвинией? - Мудрый Страшила, - заявил Фродо. - Неужели? А кто вас сюда послал? - Да никто, никто, никто! - Хм-м-м... Не будите во мне зверя, парни! Вы родились ослами или же корчите из себя ослов? - Ослы - очень хорошие животные, добрый человек. Можем вам их от всей души порекомендовать, - предложил Сэм. - Ой, не зли меня, парень! Попробуем в последний раз: вы несли яйца? - Да, а ваши люди нас задержали. - Вы несли сюда яйца в обмен на наше оружие? - Нет. - Брат вашей матери кем вам приходится? - Дядей, добрый человек. - Не дураки, да... Отрицают лишь самое главное. - Нам тоже захотелось загадать вам загадку, - улыбнулся Фродо. - Стоит в лесу домик с тремя окнами и двумя дверями. А теперь скажите, добрый человек, в каком году умер дедушка хозяина этого дома? Страшила и Кагги-Карр засмеялись. - Молчать, пока зубы торчат! - рассердился генерал и позвонил в колокольчик. Вошли физик и химик из экспедиции менвитов. - Бомба готова? - поинтересовался Баан-Ну. - Да. - Отлично! В таком случае мы отправляемся. Ведите нас, земляне, в вашу деревню! "Мы должны наказать землян, чтобы больше никому в голову не приходило издеваться надо мной!" - подумал свихнувшийся солдафон. Менвиты с оружием и бомбой во главе с Баан-Ну отправились в деревню Когида. Их вели Фродо и Сэм. Кау-Рук попытался их остановить, но безуспешно. Напрасны были и усилия Ильсора. - Не лезь не в свое дело! - отпихнул слугу от себя генерал. А спустя какое-то время примчался Альбус Северус Поттер, который каким-то образом узнал о происходящим. - Ради Христа! - закричал он. - Там невинные женщины, дети и остальные! - Отвали, мальчишка! - огрызнулся Баан-Ну. - Господь наш все видит и слышит! Пожалуйста, одумайтесь! Каким образом менвиты понимали Альбуса? Благодаря говорильной машине, которую на всякий случай взяли с собой. - Здесь я Бог, парень, - усмехнулся генерал. - А также справедливый суд и закон. Эти людишки держат меня за дурака, поэтому я решил наказать их! Отвали, иначе тебе и твоим дружкам не поздоровится! Запылали огнем домики Жевунов. Всех жителей выгнали на улицу и поставили перед большим дубом. Неподалеку установили бомбу. Раздался взрыв. Жевуны попадали на землю. - Боже! - простонал Альбус, притаившись в кустах чуть подальше. - Где же твоя любовь? Где правда? Ладно, я заменю Господа, если он так занят, что не в силах помочь. Он достал свою волшебную палочку, но тут появился Ильсор, который крепко схватил Альбуса за руку. - Не надо, мой друг. Скоро мы с ними расквитаемся за все... - Как же так? Почему в мире все так несправедливо? - Увы, мой друг, бывают очень сложные ситуации. Будь сильным, мужественным и храбрым! - Вот злодеи! - возмутились Страшила и Кагги-Карр. - Так издеваться над бедными Жевунами! Но ничего, мы отомстим за каждую каплю их крови! Клянемся! А на обратном пути на менвитов напали Прыгуны, которые осыпали их камнями и даже поколотили. А как только те пустили в ход оружие, быстро удрали. - Я еще до вас доберусь, скоты! - пригрозил Баан-Ну. Вечером Энни Смит вызвала королеву Рамину посоветоваться. - Здравствуйте, ваше величество, - поздоровалась девочка. - Как вы считаете, нам следует принять участие в предстоящей битве? - Я так думаю, вы не усидите на месте, - улыбнулась королева мышей. - Вот тебе волшебный камень. Он защитит тебя от беды. Удачи! Она протянула девочке камешек зеленоватого цвета. - А мои друзья? - Все будет хорошо, Энни, - пообещала Рамина и исчезла.

Захар: Захар пишет: В ночь перед битвой штурману Кау-Руку не спалось. Он спустился в библиотеку и стал читать. Чуть позже к нему присоединился Баан-Ну, который также не мог уснуть, хотя и не знал о том, что готовится. Штурман хотел уйти, но не так-то просто было отделаться от генерала! Постепенно разговор между ними перерос в настоящий диспут. Кау-Рук не сдержался и назвал Баан-Ну "обманщиком и лицемером". Генерал недобро усмехнулся: - Не скрою, господин либерал, ваше поведение уже давно внушает мне тревогу. Какого черта, штурман, вы стали заступаться за этих проклятых беллиорцев? Ладно Ильсор, он добряк и простак, как и все арзаки. Поэтому подобное поведение ему простительно. Но вы же один из нас! Скажите честно, Кау-Рук, вы настоящий менвит? Что-то в последнее время я стал сомневаться в этом. Баан-Ну пристально и строго посмотрел на собеседника. Тот выдержал этот взгляд и даже отвесил насмешливый поклон: - Я менвит, мой генерал, и всегда им буду. Просто, в отличие от вас, я получил в свое время соответствующее воспитание, чем и горжусь! Мать и отец с детства учили меня, что нельзя делить людей на избранных и рабов. - Меня просто поражает ваша наивность. Вы сущий ребенок, Кау-Рук, честное слово! Да будет вам известно, что в любом нормальном обществе есть господа и рабы, даже если об этом прямо не говорится. Можно сколько угодно рассуждать о демократии, о правах и свободах граждан, но рабство было, есть и будет! И ни вы, ни кто-либо другой не в силах это изменить. С вами все ясно, мой дорогой. Что же... Боюсь, у меня для вас дурные новости. - Неужели? - приподнял брови Кау-Рук. - Да. Я вынужден посадить вас под арест вплоть до возвращения на Рамерию. И вы должны быть мне благодарны, что я не наказал вас более сурово. Ваши обязанности теперь будет исполнять Мон-Со. - Как трогательно! Да только вы просчитались, милейший! Меня так просто не возьмешь! Завязалась самая настоящая драка. Лишь с помощью часовых генерал с трудом одолел штурмана. - Крепко связать, запереть и глаз не спускать с этого смутьяна! Иначе будете отвечать своими головами! - распорядился Баан-Ну, вытерев пот со лба. - Из еды давать лишь хлеб и воду. Совсем немного, а то лопнет. Кау-Рука связали и заперли в собственной комнате. "Ну погоди, проклятый шизофреник, ты заплатишь за все свои грехи!" - думал поверженный, но не сломленный бывший штурман. *** Тим подготовился к битве, как самый настоящий воин древности. Принял ванну, надел шлем, подпоясался мечом и взял зеркальный щит вместе с изумрудом - защитой от волшебства менвитов и обручем-невидимкой - подарком лисьего короля. Ружеро, правитель рудокопов, дал мальчику несколько уроков фехтования. Огнестрельного оружия Фред Тиму не дал, как мальчишка ни упрашивал его: - Нос еще не дорос. Если бы ты был старше хотя бы на пять лет, тогда пожалуйста, а так - нет! - Ну что, боец, готов к новым победам? - весело поинтересовался Фред, когда Тим покончил со сборами. - Скоро мы освободим Энни, Ментахо с Эльвиной, а заодно и этих загадочных молодых людей. Кто же они такие? Мне и самому уже стало интересно... Да, не торопись спасать Энни! А то боюсь, ты наделаешь беды. Впрочем, мы с тебя и так глаз не будем спускать. Мальчишка загадочно улыбнулся. Ровно в 6.30 утра (земное время) по тайному подземному ходу, который вырыли рудокопы при поддержке арзаков, армия Волшебной Страны потихоньку стала пробираться к замку Гуррикапа. Поскольку народу было много, то проход к лагерю пришельцев занял больше двух часов. А еще раньше к Ильсору, Энни, арзакам, и гостям из будущего присоединился Урфин Джюс с неразлучным Гуамоко. - Мы не опоздали? - хрипло поинтересовался Урфин. - Нет. Но куда же запропастились Кау-Рук и Лон-Гор? - недоумевали Ильсор и остальные. Ментахо тоже решил принять участие в битве, несмотря на мольбы Эльвины. Поэтому он присоединился к друзьям. - У вас, Урфин, был медведь, - вспомнил Хьюго, пытаясь завязать светскую беседу. - Ты имеешь в виду Топотуна? - улыбнулся Джюс. - Да, хороший был медведь, славный и верный друг. - Верный друг? - фыркнул Гуамоко. - Это противное животное никогда не дорожило дружбой с тобой, хозяин! - Помолчи, Гуам! - Гуамоко! На меньшее я не согласен, как мы с тобой давно договорились! - Ладно, прости, Гуамоко, но ты неправ насчет Топотуна. - Тогда почему этот медведь покинул тебя, а? - Думаю, Топотун разочаровался во мне, - вздохнул Урфин. - Я ведь тогда был совсем другим. - Ну и что? Идеальных людей нет нигде! - настаивал Гуамоко. - И вы, Урфин, были знакомы с вдовой мельника Сарой, - припомнил Хьюго. - Сара? Гм-м-м... Был я когда-то влюблен в одну Сару, - наморщил лоб Джюс. - Но это было очень давно, и та девушка меня тогда знать не желала... Вдруг из лесу появился медведь. - Я вернулся! Увидел тебя во сне, хозяин, и решил вернуться! Прости, хозяин, что ушел тогда, не простившись... - Топотун! Родной мой! - растроганный Урфин Джюс прижал к себе медведя. - Где же ты пропадал столько лет? Гуамоко демонстративно отвернулся. Пришел взволнованный Лон-Гор. - Плохо дело, - сказал он. - Баан-Ну посадил Кау-Рука под арест, чтоб ему пусто было! Но не волнуйтесь, я попробую вытащить нашего друга оттуда. - Неужели Баан-Ну что-то пронюхал? - нахмурился Ильсор. - Вряд ли... Однако нужно соблюдать осторожность. Но врачу не удалось достать ключи. Пришлось гостям из будущего на свой страх и риск оглушить часовых и отпереть дверь с помощью заклинания. - Да здравствует свобода! - воскликнул Кау-Рук, освободившись от веревок. - Спасибо, друзья. Ну держитесь, Баан-Ну и Гван-Ло впоследствии! Уже началось? - Еще нет, но вот-вот начнется, - ответила Роза. - Тогда бежим туда скорее! Как только Кау-Рук присоединился к дружной компании, Хьюго вздохнул: - Да, горячий у нас денек будет сегодня, чует мое сердце. Энни, давай поцелуемся на всякий случай. Все засмеялись, Энни приблизилась к Хьюго и поцеловала его, мальчик поцеловал девочку в ответ. Неожиданно Энни почувствовала как кто-то слегка тронул ее за волосы. И этим кем-то был вовсе не Хьюго. - Что такое? - строго спросила Энни. - Свои! - послышался голос Тима, снимавшего с себя обруч-невидимку. - Что же это значит, Энни? Мальчишка был багровым, брови нахмурены. - Ой, Тим, привет! - улыбнулась Энни. - Ты никак ревнуешь?! Мне приятно. А это мои друзья. Ильсор, Кау-Рук и Лон-Гор тоже с нами. Тим приблизился к Хьюго. - Ты кто такой? Энни - моя подруга! - Здорово, Тим. Меня зовут Хьюго Уизли. Это моя сестра Роза, кузина Лили и двоюродные братья Альбус и Джеймс. Мы твои друзья, не сомневайся! Вот, смотри! Все вытащили из своих карманов пуговицы с мундира деда Тима, которые Тим подарил им в будущем. - Откуда у вас эти пуговицы? - изумился мальчишка. Через минуту все выяснилось, и Тим бросился пожимать руки гостям из будущего, а также Ильсору, Кау-Руку и Лон-Гору. Но Энни Тим еще не был готов простить: - Мы с тобой серьезно потолкуем после битвы, подружка. Ну что? Давайте к нашим! - Идите, - прошептал Ильсор. - Мы к вам позже присоединимся. Остальные кивнули. А тем временем Фред Каннинг рвал и метал: - Куда запропастился этот негодник Тим? Тилли-Вилли и Дровосек виновато развели руками. - Все ясно! Благородный рыцарь отправился спасать даму своего сердца! - Фред возвел глаза к небу. - Это прекрасно, но только боюсь, этот искатель приключений наделает беды! - Тим вернулся! И не один! - радостно сообщил Фарамант. - Ага, явился, не запылился! - пробурчал Фред. Все с любопытством рассматривали гостей из будущего, которые приветствовали их так, будто всегда были знакомы. - А-а, вот и те самые разрушители законов физики и логики! - пробормотал Фред. - Добро пожаловать! - Мы знакомы? - поинтересовался Страшила. Альбус, Джеймс, Лили, Роза и Хьюго кивнули. Смелый Лев, Дровосек, Тилли-Вилли и Кагги-Карр заулыбались. - Ладно, - кивнул Страшила. - Свою историю расскажите позднее, а сейчас у нас будет битва. Фред окинул Альбуса и Джеймса взглядом: - Вам сколько лет? Хорошо, вы можете остаться, но остальные... - Что за дискриминация? - обиделись Роза и Лили. - Мы тоже многое умеем и хотим сражаться! - И я! - поддержал сестер Хьюго. Фред посмотрел на Страшилу, тот кивнул. - Так и и быть, - вздохнул Фред. - Можете остаться. Главное, чтобы с вами, Энни и Тимом было все в порядке. Так что смотрите друг за дружкой. *** Спросонья менвиты поначалу не сообразили, что происходит. Но мало-помалу все стало ясно. "Эти негодяи-беллиорцы решили напасть на нас, - подумал Баан-Ну. - Что же... Тем хуже для них. Все жители Гудвинии будут убиты!" От генерала не укрылось, что армия землян превосходит численностью его отряд. Но ведь менвитам всегда сопутствует удача. Почему же в этот раз должно быть иначе? И Баан-Ну, не колеблясь, решил принять бой. - Пленники сбежали, мой генерал! - испуганно доложил Мон-Со. - Черт с ними! - отмахнулся Баан-Ну. - Сейчас не до них. Он откашлялся и произнес речь: - Дорогие менвиты! Нам была поручена великая миссия - покорение Беллиоры. И мы должны выполнить этот долг достойно, несмотря ни на что. Мы вне радости побед, вне горечи поражений. Мы всего лишь инструменты - великолепная заточенная сталь, которой предопределено сделать эту планету ровной и блестящей, очистить ее от коросты жалких людишек... Все принадлежит нам: и свободное парение духа, и одиночество, и жизнь этих людишек. Они ушли в своем развитии не дальше обезьян и сами не могут понять смысла своего младенческого стоицизма... Вперед, за великую Рамерию и Гван-Ло! Страшила Трижды Премудрый также произнес свою речь: - Уважаемые сограждане и жители Волшебной Страны! Мы не хотели этой войны. Пришельцы сами явились на нашу Землю, чтобы поработить всех ее жителей, как сделали рабами арзаков на своей Рамерии. Дело дошло до того, что погибла целая деревня Жевунов вместе с ее жителями! Так пусть же их смерть не будет напрасной! В старину говорили: "Кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет!" Покажем же этим мерзавцем, что нас так просто не сломить, пикапу, трикапу! Вперед, за нашу планету, детей, внуков и всех остальных! Битва началась. Фред Каннинг со своими солдатами сформированными рядами смело двинулся навстречу менвитам. Баан-Ну решил сначала воспользоваться испытанным приемом: - Глядите нам в глаза и повинуйтесь, беллиорцы! Приказываю вам сложить оружие и сдаться на нашу милость! Но это не подействовало, поскольку у большинства солдат были изумруды. А те кто их не имел, старались не смотреть в глаза менвитам, хотя это было очень трудно. Генерал каким-то образом догадался о предназначении зеркальных щитов. Поэтому из лучевых пистолетов стреляли осторожно. Армия Фреда стойко встретила натиск менвитов и стала отстреливаться. Стреляли до тех пор, пока не стали подходить к концу боевые снаряды. Узнав об этом, Фред Каннинг отдал приказ отойти. - Каковы наши потери? - поинтересовался Фред у Дин Гиора. - Двадцать человек ранено, доктора Бориль и Робиль скоро займутся ими, убитых нет, - ответил тот. - Неплохо, очень даже неплохо. Страшила издал радостный клич от переполнявших его эмоций. Менвиты потеряли убитыми пять человек, много было ранено. Увидев, что противники отходят, пришельцы издали ликующий вопль и побежали. Это было их ошибкой. Путь менвитам преградила армия рудокопов во главе с Ружеро. Рудокопы были вооружены мечами, копьями и кинжалами. Менвиты умели фехтовать, но считали подобные сражения устаревшими, и оказались совершенно неподготовленными к такому повороту событий. А рудокопы рубили захватчиков вместе с их оружием в капусту. Тилли-Вилли и Дровосек активно им помогали. Менвитам удалось нанести ранения некоторым рудокопам, но не более того. Правый фланг менвитов был опрокинут и смят. Нет нужды говорить, что Ильсор с арзаками, Кау-Рук и Лон-Гор уже давно сражались на стороне землян. - Если кто побежит с поля боя, лично снесу башку! - пригрозил Баан-Ну. Армия Фреда опять вступила в сражение. Когда боевые снаряды окончательно подошли к концу, они схватились с менвитами врукопашную. Ружеро дал сигнал лучникам, которые были на драконах. На менвитов со свистом посыпались стрелы. Они косили пришельцев. Баан-Ну лишился больше половины своих людей. У землян было уже много раненых, но, слава богу, не умер никто. Лишь один раз над Урфином Джюсом и Ментахо нависла смертельная опасность. Гуамоко с Топотуном бросились на помощь. Но этого оказалось недостаточно. Лишь житель Изумрудной Страны по имени Ломехир спас положение. За сражением наблюдали гигантские орлы, Виллина, Стелла и Летучие Обезьяны готовые примчаться на помощь по первому зову. А тем временем Прыгуны вместе с животными и птицами сломали пушки менвитов. Мон-Со с остальными попятились. - Мой генерал, что будем делать? - испуганно пролепетал Мон-Со. - Земляне уничтожили наши пушки! Может быть, отступим? - Никогда! - проревел Баан-Ну. - Гван-Ло нам этого не простит! Лучше умереть! - Но я не хочу умирать! - захныкал Мон-Со и бросился прочь. Генерал прикончил его выстрелом из своего пистолета. С ним осталось всего лишь трое менвитов. В тот же миг Ильсор, остальные арзаки, Кау-Рук и Лон-Гор решили действовать. Они окружили генерала и остатки его отряда. - Ваша песенка спета, мой генерал, - холодно произнес Кау-Рук. - Беру командование в свои руки! Сейчас доктор сделает вам укол, и вы будете заключены в больничном крыле, а по возвращении на Рамерии вас поместят в специальную психиатрическую лечебницу, где вы проведете остаток дней. Насколько я понимаю, о вас мало кто будет горевать. И вы должны быть благодарны, что с вами так мягко обошлись! Остальным людям генерала рекомендую добровольно сложить оружие и не причинять больше вреда землянам! - Да, это так, - подтвердил Ильсор. - За все приходится платить. Вы ответите за свои грехи, Баан-Ну! - Вместе со своим кумиром Гван-Ло! - подтвердили Кау-Рук и Лон-Гор. От Кау-Рука Баан-Ну уже давно ожидал чего-то подобного. Но предательство Ильсора и Лон-Гора было для генерала как удар ножом в спину. Врач сделал укол в правую руку генерала. Но Баан-Ну не собирался так просто сдаваться. Он вложил пистолет в левую руку и стал целиться в Ильсора. Но неожиданно Ильсора загородил собой Хьюго Уизли, который отделился от остальных друзей. Пистолет выстрелил, и мальчик упал. - Нет! - послышался голос наших друзей. - Нет! Генерал упал в одну сторону, а Хьюго - в другую. - Вот скотина! - рассердился Кау-Рук. - Уже до детей докатился! Нет, теперь этот шизофреник так просто не отделается... Три менвита, оставшиеся в живых, поняв, что удача окончательно отвернулась, упали на колени: - Пощадите! Смилуйтесь! Смилуйтесь над нами и да озарит вас улыбка Гван-Ло! - Гван-Ло капут! - грозно нахмурились Кау-Рук и Лон-Гор. - Хватит дурака валять! - Ладно, мы все поняли, - проворчал один из менвитов. - Что от нас требуется, Кау-Рук? Кау-Рук подробно проинструктировал своих коллег о том, что нужно делать, а также, что говорить по возвращении на Рамерию. После этого остатки отряда Баан-Ну сложили оружие и пообещали, что не станут больше воевать против землян. Конечно, не было никакой гарантии, что эти менвиты сдержат слово, но убивать их у остальных не было никакого желания. Доктора Бориль и Робиль, а также Лон-Гор пытались спасти бедного Хьюго Уизли. Знахарки Мары в этой реальности не оказалось. Мальчик был еще жив, но рана полученная им, была очень опасной и серьезной. Энни отдала ему камушек, подаренный ей Раминой. Хьюго не хотел умирать, пытался делать какие-то знаки остальным. Произошла такая тяжелая сцена, что Розу и Лили пришлось увести подальше. Все лишь хотели, чтобы брат и друг поправился...

Захар: Захар пишет: Мир Гарри Поттера. - Я вот о чем думаю, - заявил однажды Рон за чашкой чая. - Почему Скорпиус Малфой не помнит о том, что был с нашими детьми? Уж не стер ли старина Драко память своему сыну? - Но зачем? - не поняла Джинни. - Я тоже об этом думал, - нахмурился Гарри Поттер. - Похоже это связано с той игрой, которая ведется в Волшебной Стране. - Но кто затеял эту игру и с какой целью? - покачала головой Гермиона. - Хороший вопрос... - И я могу ответить на него, - послышался хорошо знакомый голос возле входной двери. - Малфой? - приподнял брови Рон и пошел открывать. - Созрел наконец-то! Небось совесть замучила? - Ты о моей совести, Уизли, не думай, лучше за своей смотри, - огрызнулся Драко, войдя и усевшись на диван. - Итак, леди и джентльмены, я готов удовлетворить ваше любопытство. Более того, мы с моим отцом организуем портал и проводим вас в Волшебную Страну. Но с одним условием: Скорпиус туда больше ни ногой! - Как трогательно! - усмехнулся Рон. - А если вернуть память твоему сыну? Что тогда? Ты воспротивишься его выбору? - Не тебе меня судить, Уизли! - рассердился Драко. Но немного успокоившись он поведал о Белле и Рудольфусе. О волшебнике Черноморе Драко решил не упоминать. Было решено, что Гарри, Рон, Джинни и Гермиона поспешат на помощь своим чадам. После этого Малфоя буквально заставили дать слово, что память Скорпиусу будет восстановлена, после чего Скорпиус решит отправляться ли ему в Волшебную Страну к друзьям или нет. - Ладно, но если со Скорпиусом что-нибудь случится... Драко показал всем большой кулак. Мать Скорпиуса гостила в это время у своих родственников, поэтому о ней речи не шло. Все переместились в Малфой-Мэнор. Драко позвал сына и вернул ему память. Скорпиус очень рассердился на отца, но потом все-таки помирился с ним и согласился вернуться в Волшебную Страну. Сам Драко возвращаться туда отказался наотрез. - Погодите, - заметил Люциус. - Я чувствую, что ребята находятся не там, куда мы хотим вас переместить, а в прошлом. - И когда же у вас появилась такая мания? - не сдержался Рон. - Мистер Уизли, следите за своим языком, иначе я выкину вас из поместья! - пригрозил Люциус. - Да, все так и есть... Придется отправить вас не просто в Волшебную Страну, но и в другое время. - Но у нас нет маховиков времени! - возразил Драко. - Как бы не так, сын, - засмеялся Люциус. - У меня есть один маховик. И очень необычный. От прапрадеда остался. Он может перенести куда угодно. - Ладно, давайте быстро, время дорого! - заторопились остальные. С помощью портала и маховика вся компания вскоре прибыла к замку Гуррикапа. - Мама! Папа! Скорпиус! - обрадовались искатели приключений. - А у нас тут... Простите, мы не уберегли... Гермиона склонилась над Хьюго. - Я - мать! - пояснила она врачам, и те отошли. - Мама, - слегка улыбнулся мальчик. - Я тут прошел боевое крещение... - Вижу, вижу... Кто это сделал? Кто? Ильсор, стоявший неподалеку, молча указал на Баан-Ну, который крепко спал под воздействием лекарства. Около генерала прохаживались орел Карфакс и предводитель Летучих Обезьян, размышляя о том, кому и куда нанести удар. И никто не собирался их останавливать. Пусть Баан-Ну был болен, но его никто не жалел. Гермиона кивнула Рону, Гарри, Джинни и Скорпиусу. Орел и Предводитель Обезьян отошли. Те вытащили свои палочки и одновременно пустили в Баан-Ну несколько заклятий. "Собаке и собачья смерть, - подумал Кау-Рук. - К животным это не имеет никакого отношения, я имею в виду двуногих монстров. Мне никогда не нравился этот самовлюбленный урод. Да, у землян есть чему поучиться". Лон-Гор вздохнул и приблизился к генералу. - Все кончено, - произнес врач, осмотрев тело. - Он мертв... Среди арзаков послышались возгласы: - Свобода? Ура! Да здравствует свобода! Разумеется, они понимали, что впереди еще много трудностей, но появилась хоть какая-то надежда... - М-да, на этот раз обошлось без Усыпительной Воды, - произнес Ильсор. - Ой, мама! - хлопнула себя по лбу Роза. - Я не осуждаю тебя и всех вас, но... Своим действием вы измените ход истории, поскольку изначально генерала Баан-Ну никто убивать не собирался. - Елки-палки! - схватился за голову Рон. - А ведь это действительно... - Да, это может иметь определенные последствия, - кивнул Гарри Поттер. - Но... - Этот тип причинил вред моему сыну и подставлять другую щеку я не собиралась! - сверкнула глазами Гермиона. - Простите, но Хьюго покидает нас, - послышались голоса врачей. - Что же делать? - прошептал Альбус. - Неужели Хьюго... Глаза у наших друзей наполнились слезами. Но тут приблизился Страшила: - Не плачьте, люди добрые, кажется, я знаю, как спасти Хьюго. Нам может помочь волшебница Стелла, она знает то, что обычным врачам не под силу. Давайте позовем ее! - Стелла! Стелла! Стелла! - хором закричали все. - Я давно уже здесь, друзья мои, - послышался голос вечно юной волшебницы. - Не переживайте! Стелла приблизилась к мальчику и стала колдовать над ним. Рон вытаращил глаза: - Вот это да! Даже моя мама так не умеет! - Это что-то необыкновенное! - поправил очки Гарри Поттер. - Да, наши волшебники так никогда не делали! И в Мунго тоже, - заявила Гермиона. Через полчаса Хьюго был на ногах и здоров. На радостях все пустились в пляс. А Рон Уизли лично расцеловал Стеллу в обе щеки: - Вы нежная и удивительная! И отныне мы всегда будем рады видеть у вас дома. Гермиона и остальные также поблагодарили Стеллу. Рон опять рассыпался в любезностях и благодарностях. Гермиона, почувствовав ревность, поспешила отвести мужа прочь от вечно юной волшебницы. Умерших менвитов было решено доставить на Рамерию и там похоронить. Как говорится на всякий пожарный случай. Деревенька Когида с помощью Веллины и Стеллы была восстановлена. Там же был установлен памятник в честь погибших жителей. Тим был посвящен в рыцари. Церемонию провел Тилли-Вилли. Кау-Рук отправил следующее сообщение в столицу Рамерии Бассанию: "Верховному правителю Рамерии, достойнейшему из достойных Гван-Ло. По поручению командира сообщаю. На Земле нет жизни. Существовать в тяжёлых условиях, не снимая скафандров, дальше не представляется возможным. К тому же среди экипажа вспыхнула эпидемия, против которой врач Гван-Ло не нашел лекарства и противоядия. В результате значительная часть из нас ушла в мир иной, как это ни прискорбно звучит, простите. Возвращаемся назад. Заместитель командира, звёздный штурман Кау-Рук". Конечно, Гван-Ло за такое по головке не погладит, но что-то было сообщать нужно. Отсутствие известий могло насторожить правителя. *** Незадолго до начала большого пира Страшила, Дровосек, Смелый Лев и остальные внимательно выслушали историю необычных гостей из будущего. В их рассказе не усомнился никто за исключением скептика Фреда Каннинга: - Кхм... Я, конечно, извиняюсь, но... Вы что, все сбежали из сумасшедшего дома? Гарри Поттер, Рон, Джинни, Гермиона и остальные были возмущены до глубины души. Почему им не верят? Страшила пристально посмотрел на Фреда: - Скажи честно, дружок, ты веришь тому, что находишься в Волшебной Стране? - Верю. Но... - Ты веришь в то, что я и все остальные существуют на самом деле, а не являемся плодом гал-лю-ци-на-ций? - Верю. Но... - Тогда тебе придется поверить также в рассказ гостей из будущего. - Помилуйте! Я верю в то, что существует Волшебная Страна. Но в нашем мире никакой магии и волшебства не существует! - стоял на своем Фред. - А что по вашему мы сделали с этим генералом Баан-Ну? - спросил Гарри Поттер. - Ну... Я не знаю, как это объяснить, - развел руками Фред. - Безусловно, в нашем мире еще не все открыто. Но волшебники среди нас... Нет, это уже чересчур! Двадцатый век на дворе. - А у нас уже двадцать первый, - улыбнулась Гермиона. - Это роли не играет. - А я верю им, Фред! - воскликнула Энни. - И я тоже! - подхватил Тим. - Вот смотри, Фред! Энни взмахнула рукой, и на всех присутствующих посыпалось много красивых цветов. - Что такое? - изумился Фред. - Так не бывает... Ты не могла сделать такое! - Очень даже могла. Магия и волшебство есть во мне, когда я нахожусь в Волшебной Стране. А когда я возвращаюсь домой, волшебство исчезает. И с Элли, судя по всему, то же самое. Вот почему нас не приняли в волшебную школу. Страшила задумался: - Да, очень может быть! Похоже, так оно и есть. - Фея! Фея! Фея! - послышались возгласы. Фред сдался: - Хорошо, хорошо, пусть будет так. Волшебники живут в нашем мире! Вот умора-то! На следующий день состоялся большой пир. - Мы благодарим Энни, Тима, а также всех кто внес свой вклад в это очень сложное и нелегкое дело, - провозгласил тост правитель Изумрудного Города. - За всех наших друзей и павших героев! Все подняли бокалы. Второй тост произнес Ильсор. - Когда мы прибыли сюда, на вашу планету, я и не предполагал, что найду здесь таких прекрасных друзей. За вас, друзья мои! Отдельная благодарность Хьюго Уизли, который не побоялся прикрыть меня в трудную минуту! Пусть на вашей Земле всегда царят мир, спокойствие и порядок! Хьюго покраснел, а все остальные зааплодировали. Чуть позже поднялся со своего места Кау-Рук: - За содружество душ, за исчезновение диктаторов и прочих, которые хотят поработить окружающий мир и другие планеты! Пусть все менвиты осознают, какое зло несет в себе Гван-Ло и раскаются в том, что были несправедливы по отношению к арзакам. - Присоединяюсь! - подхватил Лон-Гор. - И за друзей, как справедливо отметил Ильсор, - улыбнулся Кау-Рук. Как ни грустно, но пришлось расставаться. Сначала отбыли инопланетяне. Ильсор и Кау-Рук подарили на прощание гостям из будущего свои часы, а также оставили передатчик. Было решено, что он останется у Страшилы. Потом гости из будущего отправились с помощью необычного маховика в свое время, чтобы завершить начатое дело. Молодое поколение не возражало, чтобы старшие присутствовали с ними, поскольку понимали, что без них они не справятся. - Жалко, что все так быстро кончилось, - вздохнула Энни Смит. - С гостями из будущего мы еще встретимся, а вот встретимся ли мы с Ильсором и другими арзаками? - Нужно верить, Энни, - ответил Тим. - А также ждать и надеяться! - Слушай, Тим, а ты не догадывался о том, что в нас с Элли есть магия? - Догадывался. И уже давно... Лично я считаю, что каждый человек может быть волшебником. - Может быть... Может быть... - Ага, как же, - фыркнул проходивший мимо Фред. - А я еще удивлялся в свое время, почему в нашей стране столько людей обращаются к психиатру! - Так ты все-таки не поверил, Фред?! - возмутилась девочка. - Может и поверил, а может и нет, - загадочно ответил Фред. - Ладно, ребятки, идите лучше погуляйте. - Ох, уж эти взрослые! - вздохнула Энни. - Они не хотят верить в чудеса. Даже на Рождество... А Фред... Он ведь уже второй раз находится в Волшебной Стране. И все равно до конца не верит... - Да уж, - кивнул мальчишка. - И нам с тобой тоже придется стать взрослыми! Но я все равно буду верить! - И я тоже. Энни и Тим вышли на воздух. - Энни... Мне нужно с тобой поговорить, - собрался с духом мальчишка. - Да, я тебя внимательно слушаю. - Так тебе нравится Хьюго Уизли? - А у самого Хьюго ты это спрашивал? - Нет, я и так видел, что он в тебя по уши влюблен. - Милый мой Тим! - улыбнулась Энни. - Хьюго и остальные - славные друзья, но никто из них не заменит мне тебя. Ты всегда будешь первый в сердце моем! - Правда? - обрадовался Тим. - Тогда, пожалуйста, поцелуй меня! - Как тебе будет угодно. Девочка чмокнула Тима в щеку. Тот чмокнул ее в ответ. - Так... Еще раз! Ну? - строго произнес Тим. Они опять поцеловались. - Может быть, в волейбол сыграем? - предложил Тим. - Сетки и площадку ты без проблем наколдуешь. - Нет, давай лучше искупаемся! Кто последний добежит до реки - тот слабак! Мальчик и девочка бросились на речку. На берегу Энни проворно сбросила с себя одежду и бросилась в воду. Тим слегка покраснел, но не отстал от подруги. Жизнь продолжалась. Скоро Энни и Тима доставил домой дракон Ойххо.

Захар: Захар пишет: Когда зеленеет под солнцем трава, И кружатся в небе весёлые птицы, Находятся сами для песен слова И хочется счастьем со всеми делиться! Я точно не знаю, какого числа, Но верю, что время наступит однажды, Когда на Земле не останется зла И будет похож на волшебника каждый! Песня Элли из мультфильма "Волшебник Изумрудного города" (серии-экранизации повести "Семь подземных королей"). Белла и Рудольфус полагали, что теперь-то их нарушители спокойствия не вернутся. Но они ошибались. Волшебник Черномор, сын Бастинды, явился к Лестрейнджам, чтобы сообщить им о том, что и этот план провалился. - Что же делать? - расстроился Рудольфус. - Вроде бы мы все уже исчерпали... - А что тут думать? - рявкнула Белла. - Как только появятся, так сразу убьем их Авадой Кедаврой. Гарри Поттера с ними не будет, так что это сработает. - В том-то и дело, что старшее поколение теперь с младшим, - усмехнулся Черномор. - Как так? - А вот так! - Как же быть? - Благодарите небо, что у вас есть Черномор! - воскликнул сын Бастинды. - Мне тут в голову пришла одна идея... Он прошептал что-то Белле и Рудольфусу. - Устроим этим кретинам оригинальный сюрприз! - потер руки Рудольфус. - А потом зажарим и съедим... Шутка! Убьем и дело с концом! - захихикала Белла. - Но сначала пусть побудут немного в нашем королевстве кривых зеркал. Сейчас только напьемся чайку с мелиссой и приступим. Не будь я Белла она же Ежкина Кошка! Прозвище "Ежкина Кошка" Белла Лейстрейндж в девичестве Блэк получила еще в детстве от членов своей семьи за острый язык и характер. Она гордилась этим и даже не возражала, когда ее так называли впоследствии другие и в Хогвартсе. - Может не надо? - робко спросил волшебник Теодор, родственник Беллы и Рудольфуса. - Ничего хорошего из этого не выйдет, я это чувствую. - Тебе слово не давали! - оборвали его Белла и Рудольфус. - Ты уже показал себя, так что не лезь! - Кстати, Черномор, а почему ты нам помогаешь? - поинтересовалась Белла. - По милости этих негодяев мы с матерью были вынуждены покинуть Фиолетовую Страну, - с ненавистью выплюнул Черномор. - Тем не менее мать по-прежнему без ума от этих ублюдков, я же сделаю все, чтобы отомстить им! *** Наши друзья без проблем попали в будущее, где-то за несколько миль до Изумрудного Города. На первый взгляд в Волшебной Стране было все, как обычно. Но только на первый... Через пять минут пути искатели приключений увидели интересную сценку: ворона Кагги-Карр пела вместе с гурьбой маленьких мальчишек и девчонок: Трудитесь, деточки, и презирайте лень, И пропитанье вы найдете каждый день, Ведь все люди, несомненно, Богатеют постепенно, Если поработать им не лень... Первым опомнился Хьюго. Мальчик, обезумев от радости, бросился обнимать ворону к которой очень привязался: - Привет, Кагги-Карр! Я так соскучился! Как ты? А нам столько нужно тебе рассказать... Дети засмеялись. Но Кагги-Карр не узнала своего друга: - Отцепись от меня, окаянный! Ты что, с ума сошел?! Я не Кагги-Карр, а миссис Кагги-Карр - заслуженная учительница Волшебной Страны и директор этой школы, основанной великим Гудвином! А ты кто такой? Мальчик чуть не расплакался: - Разве ты меня узнаешь? Я же Хьюго Уизли, а это Альбус, Джеймс, Лили, Роза, Скорпиус, а также наши родители. - Первый раз вижу! - отрезала ворона. - Ровно как и всех остальных. Ты пришел записаться в мою школу? Извини, дружок, но я не могу тебя принять, ты уже большой... Детвора громко расхохоталась. - Неужели ты в самом деле ничего не помнишь? - всхлипнул Хьюго. - Вспомни! Никакого эффекта. Хьюго взмахнул палочкой. Ничего... Волшебство здесь было, но Хьюго впервые оказался бессильным повлиять на ситуацию. Кагги-Карр внушительно произнесла: - Иди-ка ты, парень, к нашему славному королю Гудвину, он найдет для тебя подходящее занятие. - Куда? - опешил Хьюго. - Кагги-Карр, опомнись! Никакого Гудвина в Изумрудном Городе уже давно нет. - Как это нет?! - рассердилась ворона. - Двойка с минусом. Хотя нет, единица. Дети, внимание! Кто такой Гудвин? - Наш любимый родной вождь и король, - дружно произнесли ребята. - Совершенно верно. Давайте споем в честь нашего доброго короля. Кагги-Карр и дети запели: День за днем идут года — Зори новых поколений, Но никто и никогда Не забудет имя Гудвин. Гудвин всегда живой, Гудвин всегда с тобой — В горе, в надежде и радости. Гудвин в каждом счастливом дне, Гудвин в тебе и во мне. - Вот кто такой король Гудвин! - гордо произнесла ворона. - Усек? Тогда ступай себе с Богом и не греши! Хьюго, плача, вернулся к остальным. - Она нас не узнала! Представляете?! - Все будет хорошо, не переживай! - утешали Хьюго все, особенно родители. - Наше дела в прошлом не прошли бесследно, - вздохнула Роза. - Здесь опять все изменилось. - Но жалеть уже поздно, - заявила Гермиона. - Поэтому что сделано, то сделано. А там разберемся, что к чему. - Чем дальше в лес, тем толще партизаны, - мрачно изрек Джеймс. - Уж если Кагги-Карр так себя ведет, то как будут вести себя Тотошка, Страшила, Дровосек, Тилли-Вилли и Лев? Настроение у всех испортилось. Но тем не менее наши друзья старались держаться. - В конце концов чем не приключение? - рассуждал Рон. - Если бы мы сразу поймали недобитых Пожирателей Смерти, это было бы не интересно. Верно? - Пожалуй, - кивнул Гарри Поттер. - Нелегкая нам здесь предстоит работка, это точно. А детвора с учительницей уже исполняли новую песню: Целый день начищаем мы ботинки, Целый день вытираем мы пылинки, Целый день отвечаем без запинки, Замечательно живем! Дети, выполняйте задание, Дети, повышайте познание, Дети, изучайте заранее Все, что вы поймете Потом! Дети, выполняйте задание! Три-четыре, Раз-два-три! Знание, внимание, прилежание! Будь всегда внимательным, Смотри! Кто отлично успевает, Уважают все того, Кто истории не знает, Тот не знает ничего! Кто отлично успевает, Уважение тому! Кто упрямая невежда, Тот немедленно к столбу! Мы почистили зубы и ботинки, Больше нет ни пылинки ни соринки, Мы уроки ответим без запинки, Замечательно живем! Никаких загадок, Никаких ошибок, Полный порядок Во всем! Потом наши друзья повстречали несравненного Урфина Джюса с Гуамоко и Топотуном. Урфин торговал фруктами: - Покупайте апельсины, кокосы, бананы и грейпфруты! Недорого. Никаких талонов и карточек - только наличные деньги! - А как же Праздник Угощения, почтенный Урфин? - осведомился Альбус, когда путники поравнялись с огородником. - Да какой там праздник! - хмыкнул Урфин. - Теперь праздники лишь у богачей, беднякам ни к чему веселиться, как считает король Гудвин. Только он один имеет право заниматься благотворительностью и устраивать бесплатные раздачи продуктов. Вы должно быть издалека... Купите у меня что-нибудь, очень прошу, мне ведь тоже жить надо, а одним огородом в наши времена разве проживешь? - На товары первой необходимости введены талоны и карточки, - пробурчал Гуамоко. - Мясо и рыба исчезли с прилавков магазинов, - прошептал Топотун. - А разве в Волшебной Стране есть магазины? - удивилась Лили. Остальные недоуменно переглядывались. - Есть. И уже давно, - сказал Джюс. - А вы откуда, уважаемые? Ах, из-за гор! Тогда все понятно. Возьмите же у меня фруктов, не пожалеете! - Сколько вам заплатить? - Я не привередлив. Сколько дадут люди - и то ладно. Наши друзья взяли всего понемногу и расплатились. - У нас таких денег нет, но я обменяю их на наши, - заявил Урфин. - Счастливого пути! - И Урфин нас не узнал, - вздохнул Хьюго. - Да уж, - нахмурилась Роза. - Вырвали с корнем из старой доброй сказки. - И не говори, - вздохнула Лили. - Зачем было так опошлять сказку? - А по-моему дело тут не в прошлом, а в кознях Беллы и Рудольфуса, - заметил Скорпиус. - Ну и без того артефакта не обошлось. Вспомни дневник Дамблдора, Альбус! - Артефакт? Что же вы молчали? - возмутился Гарри. - Как всегда упустили самое главное. Ой, простите... Но раз мы все вместе, то должны доверять друг другу. Это важнее всего на свете! Ох уж этот Дамблдор! Даже здесь без него не обошлось. - Да, расскажите же нам еще раз обо всем, что собой представляет Волшебная Страна, - подхватил Рон. - Хоть мы и знаем о ваших приключениях, но хочется получить более ясное представление, - поддержала брата Джинни. Гарри взял взял дневник у Альбуса, чтобы почитать. А молодое поколение стало рассказывать о том, что знало. После небольшого отдыха все тронулись дальше к Изумрудному Городу. На одной лужайке наши друзья увидели волшебницу Арахну вместе со своим мужем Людоедом или Эдуардом. Людоед с жадностью уплетал жареную картошку с мясом. Рядом в гигантском бассейне плескались Геркулес и Одиссей, дети великанши и людоеда. - Интересно, а они-то нас помнят или нет? - задумались Альбус, Джеймс, Лили, Роза, Хьюго и Скорпиус. Неожиданно Одиссей стал захлебываться в воде. Геркулес, Арахна и Людоед растерялись и не знали, что делать. Гарри Поттер бросился на помощь и вытащил мальчика из бассейна. - Что за самоуправство? - возмутился Людоед, придя в себя. - Здесь частная собственность! Как вы посмели сюда проникнуть? Сейчас вызову полицию. - Остынь, дорогой! - Арахна ласково прикоснулась пальцами к голове мужа. - Спасибо вам, добрый человек, за то, что спасли нашего сына. Вот вам мой перстень. Если вам понадобится помощь, поверните его, и я появлюсь. Удачи! - Простите, госпожа Арахна, вы не узнаете нас? -поинтересовался Альбус, приблизившись. - Мы когда-то были у вас в замке... - Вряд ли, - усмехнулся Людоед. - Замок был разрушен до основания еще во времена моего деда. Мы уже давно не живем там... - Но все равно мы будем рады видеть вас у себя в гостях, - улыбнулась Арахна. - Так что добро пожаловать! Но нашим друзьям было некогда сидеть в гостях. Простившись с Арахной, ее мужем и детьми, они двинулись в путь. - А давайте еще раз проверим, - предложила Лили. - Если уж Рамина нас не узнает, тогда я не знаю... Девочка дунула в свисток. Появилась королева Рамина со своей свитой. - Добрый день, - хмуро поздоровалась мышиная королева. - Скажите на милость, как к вам попал мой свисток?! Наши друзья попытались объяснить, но Рамина не поверила ни единому слову: - Толкуйте! Меня баснями не проведешь! Я на вас заявлю в полицию! Воры, бандиты, злодеи, прохиндеи! Королева отобрала у Лили свисток и исчезла. - Что делать будем? - молодое поколение повернулось к старшему в ожидании. - Гм... Идей-то можно придумать много, - Гарри Поттер почесал в затылке. - Надо, конечно, найти этот артефакт и попытаться его уничтожить. Тогда мы без проблем справимся с недобитыми Пожирателями Смерти. Но... Неплохо было бы проконсультироваться со здешним опытным волшебником. Гермиона, Джинни и Рон согласились. Поначалу наши друзья подумали о Виллине и Стелле, но кто знает, как те будут вести себя в данной ситуации? Поэтому было решено устроить спиритический сеанс и пообщаться с самим Гуррикапом. Гермиона наложила заглушающие чары, затем все зажгли свечи и запели: - Вызываем духа волшебника Гуррикапа! Вызываем духа волшебника Гуррикапа! Дух, ты здесь? Отзовись! Наконец послышался недовольный голос: - Я здесь. Добрый старый Гуррикап здесь. Кто посмел нарушить мой покой? Наши друзья обрисовали волшебнику ситуацию и спросили совета. - Да уж, - проворчал Гуррикап. - Я и сам недоволен тем, что творится в Волшебной Стране. Но увы... Я больше не властен над всем этим. - Что же вы нам посоветуете? - спросила Гермиона. - Идите в Изумрудный Город, вступите там в контакт с гномами, они дадут вам дельный совет. Прощайте! И не тревожьте больше меня, пожалуйста! Наши друзья трангрессировали прямо к Изумрудному Городу. Первым делом они увидели Фараманта, Дин-Гиора и Тилли-Вилли. Страж Ворот и солдат с длинной бородой были навеселе. Они сидели за столом и играли в шахматы. Тилли-Вилли с грозным видом приблизился к классной компании. - Ваши документы! - строго потребовал железный гигант. - Тилли-Вилли, ты не узнал нас? - рискнул спросить Джеймс. - Может и видел, - проворчал Тилли-Вилли, рассматривая документы, протянутые ему Гарри Поттером. - Гм... Цель вашего визита? Туризм, предпринимательство? - Мы хотим видеть короля Гудвина, - ответили хором наши друзья. - По личному делу. - Ладно, - согласился великан. - Сейчас вы выполните все необходимые формальности и вас проводят во дворец. Дин Гиор, проводи гостей в бухгалтерию. Только наденьте зеленые очки. - Куда? - опешили все. Фарамант выдал всем очки. - К нашему главному бухгалтеру вот куда! - пояснил длиннобородый солдат, ведя наших друзей в кабинет, где сидел бухгалтер. Ко всеобщему удивлению, бухгалтером оказался никто иной как Страшила. Он уткнулся носом в огромный гроссбух. - Добро пожаловать! - улыбнулся Страшила. - Всякий кто пожалует в наш славный город должен оплатить свое пребывание здесь. Платите деньги, пожалуйста! - Страшила, это ты? - робко спросила Лили. - Какой еще Страшила? - возмутился соломенный человек. - Меня зовут Изумруд Великолепный, и я явлюсь здесь самым главным бухгалтером! Платите деньги и не задерживайте меня, уважаемые! Лили чуть не расплакалась. Роза также с трудом сдерживала слезы. - Ты Страшила и наш друг! - прошептала Лили, но это было бесполезно. Пришлось нашим друзьям заплатить деньги и уйти. Затем Дин Гиор отвел путников к военному министру. Тут уж все изумились еще больше, ибо им оказался постаревший, но все тот же Фред Каннинг. - А-а, разрушители законов физики и логики! - пробурчал он, окинув наших друзей задумчивым взглядом. - Да, было время... - Так вы нас узнаете?! - обрадовались все. - Но как же... И что вы сами здесь делаете? - Тс-с-с! - приложил палец к губам Фред. - Вы меня не знаете и я вам ничего такого не говорил. Все объяснения потом, после развязки. - Но... - Будьте благоразумны, вы же прекрасно понимаете в том, что происходит! Должны понимать, вы же волшебники как-никак. Фред проводил наших друзей из своего кабинета и сказал Дин Гиору, что путников можно проводить к королю. По дороге во дворец всю компанию окружила толпа нищих попрошаек, которые не стесняясь, демонстрировали свои болячки и язвы: - Подайте на пропитание, люди добрые! Подайте, и пусть ваши дни будут долгими! - Откуда здесь взялось столько нищих? - округлил глаза Джеймс и бросил им горсть монеток. Остальные сделали то же самое. - Да у нас это обычное дело, - пожал плечами Дин Гиор. - Эти бедняги живут в основном с подачек нашего великого короля. Сейчас у нас как раз намечается такая бесплатная раздача. И действительно появился повар Балуоль с фургоном и помощниками. - Квас! Пиво! Хлеб! Сыр! Колбаса! - громко закричали они. Нищие с радостными криками помчались за едой. Люди хватали все с большой жадностью, особенно жирную копченую колбасу. Одна старуха умудрилась взять целых шесть палок колбасы и ушла, прижимая ее к себе, словно манну небесную. - Становится тяжело на душе, наблюдая такое, - заявила Джинни. - И определенно с этим нужно что-то делать. Гермиона кивнула. Во дворце Дин Гиор усадил посетителей в мягкие кресла и попросил подождать. Девушки, одетые в зеленую одежду, принесли подносы с напитками, к которым никто не притронулся. Длиннобородый солдат вернулся довольно быстро. - Великий Гудвин согласен принять вас прямо сейчас! Наши друзья поднялись, но тут появились четверо полицейских: - Полковник Лан Пирот, Уголовный Розыск, - отрекомендовался один полицейский. - А это мои коллеги - Арум, Бефар и Ватис. На вас поступила жалоба от королевы мышей Рамины. Поэтому просим вас последовать за нами! Следует отметить, что это были не дуболомы, а обычные люди. Положение спас Фред, который прошептал что-то на ухо полковнику, тот отдал честь и удалился со своими подчиненными. Наши друзья наградили Каннинга благодарными взглядами. Король Гудвин оказался человеком среднего роста и неопределенного возраста с лысиной на голове. Он был одет в безукоризненную зеленую рубашку, костюм, галстук и ботинки. - Прошу, - приветливо пригласил он посетителей в свой кабинет в котором оказалось полно игрушек и старинной посуды, от которых Гудвин, как оказалось, был без ума. На столе гордо восседал деревянный клоун Эот Линг, который в этой реальности был советником короля. Гудвин жестом отпустил Эота Линга и велел слугам принести блюда с разными лакомствами. - Итак, дорогие чужестранцы, какова цель вашего визита? - весело поинтересовался король, потирая свои маленькие руки. Альбус Северус выступил вперед. - Для начала давайте прочтем "Отче наш", - предложил он. Хотя религиозность Альбуса уменьшилась, особенно после того, как Баан-Ну обошелся с Жевунами в прошлом, но полностью не исчезла. Гермиона, Роза и Хьюго не смогли сдержать улыбки. Гарри и Джинни переглянулись, но возражать не стали. Предложение было принято, и все прочли молитву, за исключением Гудвина, который наблюдал за гостями с какой-то странной усмешкой. В конце молитвы из-за стола выскочил черный пес Тотошка, который запрыгнул к королю на колени и удобно устроился там. Наши друзья ахнули. - Тотошка! - радостно встрепенулся Джеймс, но пес посмотрел на него и зарычал. - Вы ошиблись, молодой человек, это моя собака, - возразил Гудвин. - Но позвольте... Король проигнорировал эти слова. Он достал бутылку с минеральной водой и выпил большой глоток. - Так чем я могу быть полезен многоуважаемым гостям? - спросил он чуть позже. - Ваше величество, вы в курсе того, какие безобразия творятся в Волшебной Стране? - задал вопрос Гарри Поттер. - Я с вами не согласен, милый человек, - покачал головой Гудвин и запел: Всех волшебников я хитрее! Самых мудрых Страшил мудрее! Изумрудным городом правлю я! Голубая, Желтая, Розовая и Фиолетовые Страны - мои! Чарам Гудвина нет границы - Всех врагов посажу в темницы! - Да, Виллина, Стелла и даже Бастинда присягнули мне на верность, - похвастался король. - Железный Дровосек - посол и верный слуга Бастинды в моем славном городе. А Лев, царь зверей, регулярно шлет мне дань и подарки. - Но так не должно быть! - искренно возмутилось молодое поколение, несмотря на знаки старших. - Во что превратилась Волшебная Страна... - горько сказал Скорпиус. - А что такое? - пожал плечами король. - Прогресс всюду должен быть, мои дорогие. Мы не должны жить, как первобытные дикари. Я дал людям все блага и удобства, какие есть за горами, включая мобильные телефоны и компьютеры. Да, пока ими могут пользоваться лишь избранные, но только пока... С этими словами он, аккуратно положив Тотошку в любимое кресло, приблизился к Хьюго и поцеловал его прямо в живот. Хьюго охнул и попятился. Гермиона и Рон обняли сына. Роза схватила брата за руку. - Прошу прощения, уж очень люблю я молодежь, - захихикал Гудвин. - Если, конечно, молодые люди хорошо воспитаны... - Вы когда-нибудь слышали о Пожирателях Смерти - Белле и Рудольфусе Лестрейндж и их родственнике Теодоре? - рискнул спросить Рон. Король замахал руками: - Знать не знаю, ведать не ведаю, видом не видывал, слыхом не слыхивал. "Врет, все врет", - подумал Гарри Поттер и прошептал Рону: - Это было лишнее. - Так на о чем мы остановились? - улыбнулся Гудвин. - Я верю в человека. Я верю в его добрые помыслы. Я верю в то, что все мы пришли для того, чтобы творить добро. И если мы будем это делать, и будем это делать вместе, то нас ждёт успех и в отношениях между собой, в отношениях между нашими соседями. Но самое главное, что мы добьёмся таким образом самого главного – мы добьёмся комфорта в своём собственном сердце. - Простите, но о каком добре вы говорите, ваше величество? - не выдержала Гермиона. - По-вашему, это нормально, что в Изумрудном Городе развелось столько нищих? - Да какая нормальная страна без нищих? - не терял благодушного выражения лица король. - И потом, никто их здесь не морит голодом. Я кормлю наших дорогих попрошаек, пою и одеваю. Также раз в год вожу нищих в клинику на медосмотр. - Оно и видно... - У нас страна огромных возможностей, поверьте мне! - Кто же вы такой, ваше величество? - опять не сдержался Рон. - Являюсь ли я демократом? Конечно, я настоящий демократ. Но вы знаете, в чём беда? Даже не беда, трагедия настоящая. В том, что я такой один, других таких в мире просто нет, - с достоинством ответил король. - Но что мы все обо мне да о нас? Расскажите лучше о себе, гости дорогие, пожалуйста! Подкованные Гарри Поттер и Гермиона быстро сочинили короткую, но правдоподобную историю. Остальные им дружно поддакивали. Иногда Гудвин задавал каверзные вопросы, но Гермиону никто не мог переговорить. Такой уж она уродилась. - Добро пожаловать в наш замечательный город и удивительную страну! - раскинул объятия король. - Можете оставаться здесь, сколько хотите. Комнаты вам приготовят. А военный министр Фред Каннинг станет вашим гидом, о да, он прекрасный гид! Надеюсь, мы будем с вами добрыми друзьями. Явившийся по зову короля Фред охотно согласился быть гидом и спутником наших друзей. Они вышли, сопровождаемые напутствиями Гудвина. Белла, Рудольфус и Теодор находились неподалеку. Черномор находился чуть подальше, где-то в другой комнате. - Черномор явно переборщил с Гудвиным, - проворчала Белла. - Не будь я Ежкина Кошка! И чего этим проклятым героям неймется? Что им больше делать нечего? Шли бы вы и почитали какие-нибудь учебники, так и хочется им сказать! Грубо, да? Члены Ордена Феникса никогда не жалели нашу психику, и мы не будем! Никакой пощады врагам! Только смерть... - Черномор знает, что делает, - ответил Рудольфус. - Я доверяю ему. - Правильно! Доверяй, но проверяй, милый! Теодор не сказал ничего, поскольку родственники не давали ему слова. - Это был разговор слепого с глухим, - вынесла вердикт Гермиона, когда они покинули дворец. - Да уж, - покачала головой Джинни. - Я только теперь стала понимать, что такое министр магии. - А я это понял уже давным-давно, - невесело усмехнулся Гарри. - Самым нормальным министром был Кингсли Бруствер. Поэтому неудивительно, что его скоро отправили в отставку. Все остальные того же поля ягоды, что Фадж и Скримджер. - У нас в США ничуть не лучше, - заметил Фред. - Я в этом убедился, когда сам стал заниматься там политикой... Один видный политик почуял во мне опасного конкурента и принял меры... Но давайте пока не будем об этом... Пойдемте лучше сыграем в бильярд и теннис. Это в клубе "Баскин Роббинс", я там регулярно бываю. В конце игры всегда угощают блинами с икрой и вареньем! Пальчики оближешь... Потом вы пообщаетесь с кем надо, а вечером Гудвин ждет всех нас на свой пир. - А Энни и Элли здесь есть? А Тим? - спросил Альбус. - А то как же! Элли и Энни - известные певицы при дворе короля. А Тим О’Ке́лли кто бы мог подумать! Он стал журналистом и работает в газете "Изумрудный Вестник". - Как бы там не было, мы должны расквитаться за Тотошку, Кагги-Карр и остальных, - решительно произнес Джеймс. - Давайте поклянемся! - Клянемся! - хором произнесли все. Владельцем клуба "Баскин Роббинс" был Ломехир тот самый, который в прошлом спас Урфина Джюса с Ментахо. Он лично встретил гостей и с поклонами проводил их в бильярдную. За играми в бильярд и теннис время пролетело незаметно.

Захар: Захар пишет: Тиму О’Ке́лли никогда не нравился король Гудвин, и никакие чары и артефакты не смогли этого предотвратить. Поэтому даже, собираясь на службу в редакцию, Тим стал тихонько декламировать стишки, услышанные им когда-то: Аппетит у короля, Ох, велик, тра-ля-ля! Очень любит кушать он, Целый день на кухне звон! Целый день мы варим, варим, Целый день мы жарим, жарим И цыплят, и поросят, И утят, и индюшат! И соленья, и варенья Королю на объедение! Ох, скорей бы, тра-ля-ля-ля, Разорвало короля! Как только Тим переступил порог редакции, секретарша Звездочка сообщила ему, что Тима очень хочет видеть редактор, которым здесь был никто иной как Руф Билан. Тим видел шефа редко и немного побаивался. А как раз накануне вышла статья Тима о том, что Марраны или Прыгуны употребляют наркотики в виде определенных трав и грибов. Хоть и с трудом Тим добыл доказательства этому, и статья была опубликована. Упитанный и откормленный Руф Билан, несмотря на то, что сам позвал Тима, почти час продержал подчиненного в приемной, чтобы доказать всю его незначительность. Наконец редактор соизволил принять Тима. - Что вы пишите в своей статье, дорогуша? - обрушился Руф Билан на Тима. - О каких таких наркотиках идет речь? В Волшебной Стране такой проблемы не существует! - Но, сэр, я провел независимое расследование... - Тоже мне детектив нашелся! Для этого у нас есть полиция, молодой человек. Не занимайтесь ерундой, не пишите чего не следует! Короче, вашу статью я убираю! Забудьте о ней навсегда! - Но о чем же мне тогда писать, сэр? - захлопал глазами Тим. - О том, как прекрасно живется людям при нашем великом короле Гудвине. - Дожили! - Напишите к примеру, о современном бракосочетании, - осклабился редактор. - Эта тема как раз вам подходит. - А если я откажусь? - Если вы будете продолжать упорствовать, молодой человек, то вам придется пожалеть об этом! - холодно ответил Билан. - Нет! Нет и еще раз нет! - уперся Тим. - Я не даю своего согласия на уничтожение статьи! - Да кто ты такой, мальчишка?! - Нет, это ты кто такой?! - Довольно! Убирайтесь с глаз моих долой! Вон! Вон! Тим вернулся на свое рабочее место. Сдаваться он не собирался, но его кольнуло дурное предчувствие. И оно не обмануло Тима. Пришли двое санитаров с врачом, и несмотря на сопротивление Тима, увезли молодого человека в психиатрическую лечебницу. Руф Билан сдержал слово. И поскольку у него были прекрасные отношения с королем и полицией, то Тима признали больным и поместили в палату для буйных. Однако Тим умудрился сбежать ночью из дурдома. На его поиски была брошена полиция. Наши друзья перекусывали блинами с икрой и вареньем, как вдруг Фреду сообщили по мобильному телефону о том, что удалось напасть на след Тима О’Ке́лли. - Тима нужно спасать! - решительно произнес Альбус. - Мы не можем бросить в беде нашего друга и моего крестного! - Это точно, - подтвердил Гарри Поттер. Фред сам вызвался помогать, несмотря ни на что. Когда они прибыли на место, военный министр отослал полицейских, которые уже схватили Тима и обратился к нему: - Ты не узнаешь меня? - В жизни не видел, - отрезал Тим, подумав. - Кто вы такие? Что вам нужно? Вы хотите использовать меня в своих целях! Никогда! Тим О’Ке́лли не продается и не покупается! С большим трудом нашим друзьям удалось убедить Тима, что никто не собирается его использовать. Гарри Поттер даже отдал Тиму мантию-невидимку, чтобы его никто не видел. Тиму такой поворот очень понравился. - Что-то это мне напоминает, - радостно сообщил он, став невидимым. - Только не могу вспомнить что именно... - Терпение, крестный, скоро вы вспомните все, - пообещал Альбус. - Только, пожалуйста, молчите! - Ладно, ладно... Все равно у меня нет выбора. Чуть позже наши друзья пообщались с гномами. Старейшина Кастальо задумался и произнес: - Выход есть всегда. Ровно в полночь, вы все выйдете из дворца, сыграйте на скрипке и спойте какую-нибудь хорошую добрую песню. Вот вы, барышня, хорошо сыграете... С этими словами он протянул скрипку Лили Поттер. - Я? - удивилась девочка. - Но я не умею играть на скрипке и у меня нет музыкального слуха! - Это ничего не значит. В Волшебной Стране вы можете делать то, что никогда не сделали бы за горами, это факт, - улыбнулся гном. - Вот так просто сыграть и спеть? И все станет на свои места? - фыркнул Рон. - Как в детской сказке, да? - А жизнь и есть сказка, мистер Уизли, - ответил Кастальо. - И никто не говорит, что все так просто, безусловно, это совсем не просто. Извините меня, но похоже ваше желание, загаданное рыбке, не пошло вам на пользу... Рон сконфузился. - Ладно, я попробую, - улыбнулась Лили. - Только бы Страшила и остальные нас узнали! - Так и будет, дитя мое, - заверил девочку гном. - Впереди вас ожидает еще много чудес добрых и прекрасных. Потом Элли, Энни, Тим, а также Фред все вам объяснят, причем гораздо лучше меня. У вас есть еще вопросы, мистер Уизли? Хотите я предскажу вам вашу судьбу? - Нет, благодарю, я не верю в предсказания, - отказался Рон. - Нет, так нет. Удачи! Наши друзья поблагодарили гномов и отправились, чтобы прогуляться, а заодно и обдумать все. *** Вечером все собрались на пир к королю Гудвину. Тут собрались все известные герои, включая Страшилу, которого здесь звали Изумрудом, Кагги-Карр, Железного Дровосека, кухарку Фрегозу, Виллину, Стеллу, Бастинду, Элли, Энни и даже лисьего короля Тонконюха 16. И конечно, на пиру присутствовал невидимый Тим. Ждали еще Льва. Незадолго до начала торжества король как следует отругал своего главного бухгалтера, поскольку тот по его мнению допустил неточности в счетах. Страшила или Изумруд отошел в сторонку и стал плакаться в жилетку Кагги-Карр: - Ну и город у нас! То обзываются, то обвиняют в ошибках! И они еще борются за почетное звание города высоких технологий! Это же кошмар, кошмар! - И не говори, Изумрудик, - поддакивала ворона. Железный Дровосек явился под руку с Фрегозой. Альбус и Джеймс остолбенели. - Это моя невеста! - гордо похвастался Дровосек. Только благоразумие заставило Альбуса и Джеймса не броситься на Дровосека. Братья прекрасно понимали, что все это ненастоящее. Неожиданно послышался старческий голос: Ба-ба-ба-бабушка Яга - кости - костяная ножка, Ба-ба-ба-бабушка Яга, выгляни, выгляни в окошко, Ба-ба-ба-бабушка Яга, ты, ты, ты - костяная ножка, Ба-ба-ба-бабушка Яга, ты, ты, ты выгляни в окошко, Хоть на немножко. Хоть на немножко. Хоть на немножко. - Я не приглашал эту ведьму! - нахмурился Гудвин. Наши друзья узнали знахарку Мару и упросили короля пустить ее на пир. - Ладно, сегодня я добрый, - великодушно кивнул властелин. - И эта доброта вас погубит, - прошептал клоун Эот Линг, советник короля. Последним пришел Лев. Он преподнес Гудвину дань в виде убитой на охоте дичи и улегся у его ног. Тотошка недовольно заворчал. - Да начнется пир! - раскинул руки Гудвин. - Всем добро пожаловать! Спасибо, что пришли, не побрезговали... - Что вы сделали с преступником Тимом О’Ке́лли? - поинтересовался Эот Линг шепотом у Фреда. - Вы вернули его в психушку? - Тим О’Ке́лли посидит пока в моем погребе под надежной охраной, - не растерялся Фред. - А завтра или послезавтра королевский суд решит, что с ним делать. Король услышал слова министра и кивнул. - Ха, понимаю о чем идет речь, - недобро усмехнулся Эот Линг. - Что же... Королевская воля - закон. Что же... Спасибо нашей дорогой власти, но ничего нового вы не открыли, господин военный министр. - А сейчас наши популярные звезды и певицы Элли и Энни споют для нас песню, - улыбнулся Гудвин. - Просим! Просим! Элли и Энни разнаряженные, а также напомаженные, поклонились и запели: Один ученый Архимед, Тирьям-тирьям-помпарам, Решил открыть один секрет: Тиьяем-тирьям-тирьям! Как осчастливить целый свет Немедленно и даром. И все он голову ломал, И вот ее уж нет... И все он голову ломал - И вот ее уж нет! Не надо голову ломать, Не стоит торопиться! Не надо голову ломать - А вдруг да пригодится? Ты запиши себе в тетрадь На каждую страницу: «Не надо голову ломать, Не надо голову ломать!» Когда приходит месяц май, Тирьям-тирьям-помпарам, На травку тянет молодежь, Тирьям-тирьям-тирьям! Гуляйте, дети, там и сям: Не тратьте время даром. Но не теряйте головы, Гуляя там и сям... Но не теряйте головы, Гуляя там и сям! Рон Уизли пытался вступить в контакт с волшебницей Стеллой, но та игнорировала его. Рон расстроился и вернулся на свое место. Гермиона и Джинни переглянулись с усмешками. - Что, дорогой, вторая молодость наступила? - заметила Гермиона. - Но боюсь, мой зайчик, тут твои дела безнадежны. Если бы я знала, что это так серьезно, то купила бы тебе на день рождения гитару вместо новой мантии! - Козочка моя, - залепетал Рон. - Я все видела, Рон, не отпирайся. Лучше поблагодари небо, что мы находимся не дома! - Мама, папа, вы не ссоритесь? - вмешался Хьюго. - Что ты, мой мальчик, мы просто болтаем, - засмеялась Гермиона и прошептала мужу: - Хоть бы детей постыдился, милый, если сам себя не стыдишься! Мы об этом еще дома поговорим. Рон уткнутся в свою тарелку. На всякий пожарный случай они все лишь делали вид, что едят и пьют. Бастинда узнала своих знакомых и одобрительно им подмигнула. Это означало: "Мне все известно, но я мешать вам не буду, поскольку вы мне очень нравитесь". Незадолго до начала двенадцати наши друзья встали. - Бабушка Мара, идем с нами, - позвал знахарку Альбус. - А куда? - В новую жизнь. - Я с вами, детки, - поднялась знахарка. Король Гудвин дремал в своем кресле. На коленях у него лежал Тотошка. "Ничего, моя любимая псина, скоро ты опять будешь с нами", - подумал Джеймс с нежностью глядя на собаку. - Куда это вы, гости дорогие? - насторожился Эот Линг. - Просто прогуляемся, - улыбнулся Гарри Поттер. - Я присмотрю за ними, - прошептал Фред клоуну. - Наш пострел везде поспел, - ухмыльнулся Эот Линг. Страшила или Изумруд задумчиво посмотрел на компанию и решил присоединится к ней. Кагги-Карр подумала, подумала и тоже полетела за нашими друзьями. У двери Фарамант с Дином Гиором распивали украденную в погребе бутылку вина. Дин Гиор все уговаривал Стража Ворот поберечься. - Ты меня уважаешь? - хмурил брови Фарамант. - Уважаю! - Тогда пей и не указывай! - Друзья, пойдемте с нами, - улыбнулась Лили. - Не пожалеете! - Устами младенца глаголет истина, - Дин Гиор не раздумывая отправился с нашими друзьями. Фарамант поколебался немного и прихватив бутылку, присоединился к остальным. Наши друзья вышли на городскую площадь. Лили заиграла на скрипке, а остальные запели: Стучат часы, стучат часы, Тик-так, тик-так, И циферблат глядит на нас серьезно. Подумайте, что так, а что не так, Тик-так, Подумайте, пока еще не поздно. Пока стучат часы, Пока стучат часы, Пока стучат часы, Не вешайте носы. Пока стучат сердца, Пока стучат сердца, За лучшее сражайтесь до конца. Есть время людям радость подарить, Тик-так, Есть время, чтоб исправить все ошибки, Найти друзей и чудо сотворить, Тик-так, И целый мир открыть в простой улыбке. Пусть сердце как часы стучит в груди Тик-так, Спеши узнать, увидеть, удивиться, Скорее дело нужное найди, Тик-так, Не дай своим часам остановиться. Так помните, пока часы идут, Тик-так, Пока в глазах людских надежда светит, И правда, и добро не пропадут, Тик-так, И чудо будет вечно жить на свете. Раздался сильный толчок, и злые чары рухнули. Король Гудвин и Эот Линг исчезли, словно их тут никогда не было. *** - Проклятье! - схватился за голову Черномор и поспешил удрать со своей матерью Бастиндой от греха подальше, бросив своих сообщников и прихватив с собой все драгоценности Беллы. - Вспомнил! Все вспомнил! - Тим снял мантию-невидимку и взяв в руку свой меч. - Ура! Какое счастье, что мы снова вместе! Страшила и Кагги-Карр переглянулись. - И что это было? - спросил Страшила. - Кто мог сыграть с нами такую нехорошую шутку? - Это все недобитые Пожиратели Смерти - Белла, Рудольфус и Теодор, - пояснили наши друзья. Тотошка с радостным лаем выскочил из дворца и бросился в объятия к Джеймсу. Чуть позже к ним присоединились Тилли-Вилли, Лев, Дровосек, кухарка Фрегоза, Элли, Энни, Виллина, Стелла, Арахна и Урфин Джюс со своими верными спутниками. Хьюго расцеловался с Кагги-Карр. - Я вынужден откланяться, - заявил король лис Тонконюх XVI, выйдя из дворца. - Вижу, тут намечается война, а я уже стар... Он поклонился и ушел. Появилась королева мышей Рамина. Она извинилась перед нашими друзьями за свое поведение и вернула Лили свисток. Особую активность развернул Ломехир со своими приятелями. Они вышли на улицы, и перекрикивая друг друга, запели, призывая свергнуть Гудвина. - Сколько же времени это будет продолжаться? - возмутились Энни и Элли. - Мы больше не можем этого терпеть! А вы, Виллина и Стелла, почему вы до сих пор не приняли меры? - Потому что это могут сделать только они, - Виллина со Стеллой указали на Гарри Поттера и остальных. - Да, - подтвердил Гарри Поттер. - Гражданка Белла и вся ее компания! Вы окружены! Со всех сторон! Сопротивление бесполезно. Белла выглянула в окно. - Поттер?! Какой приятный сюрприз! - Я, это, Белла, я. И мне давно хочется рассчитаться с тобой за Сириуса, а также за все твои прегрешения. - О-о, у мальчика Поттера прорезались зубки! А ты возьми нас, попробуй! Ежкина Кошка так просто не сдается! Белла любила эффекты. И прежде чем убить Авадой Кедаврой, всегда мучила. Поэтому с этими словами Белла напустила на наших друзей самых настоящих орков из Средиземья и змей. С большим трудом им удалось отбиться. Ноги Арахны схватили несколько змей. Волшебницу спас Тилли-Вилли. - Гром и молния! - волновался гигант. - Если бы мне кто-нибудь сказал, что я когда-нибудь спасу Арахну... Белла с хитрой усмешкой приблизилась к Гарри Поттеру. - Решила сдаться? Давно бы так! - Как бы не так, Поттер! - Белла железной хваткой вцепилась в Альбуса и потащила его во дворец. - Отпусти ребенка! - прошипела Джинни. - А то тебе не поздоровится! - Ведите себя хорошо, голубчики, иначе наш заложник сильно пострадает, - ухмыльнулась Белла. Но Альбус Северус Поттер не был так прост. Он превратился в змею и устроил настоящий поединок с Пожирательницей. Тим О’Ке́лли на свой страх и риск пробрался во дворец и расправился мечом с Рудольфусом и Теодором. После тяжелой схватки с Альбусом Белла стала молить о пощаде: - Сжалься! Я больше не буду! - Ни за что! - прошипел Альбус. - Ты отправишься прямо в ад, злодейка, где тебя уже давно заждались. - Помощь нужна, приятель? - поинтересовался Тим. - Спасибо, но я хочу сделать это сам... Когда Гарри Поттер с остальными ворвались во дворец, то увидели трупы Беллы, Рудольфуса и Теодора. Альбус Северус сидел на полу бледный и тяжело дышал. Тим держал руку на его плече. - Ты в порядке, сынок? - с тревогой спросила Джинни. - Я убил Беллу, - вздохнул Альбус. - Сириус и остальные отомщены... Родители и остальные обняли Альбуса. - Ты стал совсем взрослым, мой мальчик, - прошептал Гарри Поттер. - И я горжусь тобой! Гермиона осмотрела трупы и убедилась, что все враги действительно мертвы, включая Беллу. - Что же, - сказал Рон. - Может быть, даже лучше, что мы не станем передавать этих негодяев в Министерство... - Пожалуй, - кивнул Гарри. - Прекрасно зная нашего министра нельзя предугадать, как бы он стал вести себя в подобной ситуации. Первая победа была одержана. Осталось исполнить заветные желания Страшилы, Дровосека и Льва, уничтожить артефакт Дамблдора, чтобы он опять не попал в плохие руки, а также разобраться в том, что же в действительности произошло в Волшебной Стране. Вилинна и Стелла посвятили Тима в волшебники. - Взять этот меч и действовать им может только истинный волшебник, - заявила Виллина. - Теперь ты один из нас, Тим О’Ке́лли! Элли, Энни и все остальные зааплодировали. Тим не знал куда деваться от радости, гордости и смущения...

Захар: Захар пишет: На Ружеро враги наложили злые чары, поэтому он проболел вплоть до того момента, пока они не были разрушены. Это же самое касалось орла Карфакса и вдовы мельника Сары к которой был неравнодушен Урфин Джюс. После победы наших друзей они явились в Изумрудный Город и выразили глубокую радость по случаю их первой победы. Следует отметить, что после того, как Беллы, Рудольфуса и Теодора не стало, в Волшебной Стране начались перемены к лучшему, несмотря на то, что артефакт Дамблдора все еще был в целости. Дети Арахны и Людоеда, Геркулес и Одиссей, с одобрения родителей, играли и возились с Тилли-Вилли, к большому смущению последнего. Железный гигант очень любил детей, как известно, но никак не мог привыкнуть к тому, что волшебница Арахна ласково называет его "другом", и доверяет Тилли-Вилли нянчиться с Геркулесом и Одиссеем. На его памяти Арахна была совсем другой, и делали Тилли-Вилли на борьбу с ней. Железный Гигант понимал, что все меняется, однако... Как будет себя вести Арахна, вспомнив все? И нужно ли ей вообще об этом вспоминать? Эти вопросы не давали покоя Тилли-Вилли, и однажды он поделился своими тревогами со Страшилой. - Не переживай, дружок, все образуется, - утешал великана соломенный человек. - Арахна - не дура, она поймет, что времена и обстоятельства изменились. Ты спас ей жизнь, и вообще сейчас эта волшебница совсем другая, у нее есть муж и дети. Поэтому Арахна просто не сможет плохо относиться к тебе и всем нам. - Так-то оно так, но все же... Раздумья не покидали Тилли-Вилли. Временно исполняющим обязанности правителя Изумрудного Города назначили Фреда Каннинга. Никто не стал противиться этому, хотя Фред родился вовсе не здесь. Были найдены записи, которые вели Белла и Рудольфус. Последние заметки свидетельствовали о том, что им помогал Черномор, сын Бастинды. Тем не менее, его решили не преследовать, полагая, что Черномор будет опасаться устроить какой-нибудь фокус после такого поражения. Да и Бастинда станет удерживать сына от подобных поступков, не зря же она намеком дала понять, что находится на стороне наших друзей. - Да ну этого Черномора! Раз у него нет друзей, никакие драгоценности не принесут ему счастья! - воскликнул Альбус. В дальнейшем нашим друзьям придется в этом раскаяться, поскольку Черномор в будущем причинит еще много бед Волшебной Стране и ее обитателям. Но это уже совсем другая история... Как-то раз Гермиона рано утром разбудила Джинни: - Проснись и пой! Элли и Энни зовут нас купаться на речку! - Который час? - сонно пробормотала Джинни. - По нашему времени - восемь утра. Идем, сегодня будет очень жарко! - Пожалуй. А где это мои трусики? Ой, какая я стала рассеянная! А ведь расслабляться нельзя... - Это точно. - А где все наши? - поинтересовалась Джинни, одевшись и ополоснув лицо. - Уже совещаются по каким-то вопросам с Фредом Каннингом. - Без нас? - обиделась Джинни. - Да нет, они потом введут нас в курс дела. - Надеюсь... В дверь просунулась голова Энни: - Вы готовы? Кто последний - тот шестилапый дохляк! Минут через десять вся компания спускалась с небольшого холма к речке. Несмотря на то, что Джинни с Гермионой познакомились с Элли и Энни совсем недавно, они чувствовали себя с ними вполне свободно и непринужденно. Сестры Смит чувствовали то же самое. Эта речка неширокая, но очень чистая и красивая. На ней много удобных мест для купания. С берега видно всё, что происходит на противоположной стороне. Впереди, за рекой, расстилается широкий зелёный луг. На лугу пасется стадо баранов. Дальше виднеется краешек леса, за ним — снова бескрайний простор. А на самом горизонте ещё одна, чуть заметная, тёмная полоска леса. И белоснежные ватные облака плывут к далекому горизонту. На середине речки растут прекрасные белые лилии. Вода в реке холодноватая. Это потому, что здесь много подземных родников. Очутившись на берегу, дамы сбросили с себя верхнюю одежду, и оставшись в красивых купальниках, бросились в воду. Они прыгали, ныряли, плавали, подпрыгивали, толкались, плескались, забыв о годах... Дамы даже не заметили, как из воды высунули головы две русалки. - Кто это? - спросила одна из русалок. - Это матери, чьи дети прибыли в нашу страну из-за гор, а также всем известные Элли и Энни Смит, - пояснила вторая русалка. - Сын одной из этих матерей рассмешил дочку нашего государя Нептуна, Валерию... - Тогда все понятно. Что же... Пусть веселятся себе на здоровье. Русалки тихонько ушли под воду. Двенадцатилетний мальчик Карин из рудокопов, который в это утро пришел порыбачить на эту реку, поскольку в его родных местах не было ничего подобного, с изумлением смотрел на купальщиц, открыв рот. Энни заметила мальчика и помахала ему рукой: - Чего стоишь? Иди купаться! Воды и реки хватит на всех! Мальчуган поколебался немного, положил удочку и вещи на берегу, разделся и тоже вошел в реку, чтобы искупаться. Минут через десять вся компания вышла из воды. Карин вытер руки, взял удочку и стал рыбачить, а Гермиона, Джинни и Элли с Энни улеглись на траву. Как приятно полежать в густой траве на солнышке после купания! Гермиона наколдовала гитару, и дамы запели: Хорошие девчата, заветные подруги, Приветливые лица, огоньки веселых глаз! Лишь мы затянем песню, как все скворцы в округе Голосами своими поддерживают нас. То поднимаясь, в гору, то опускаясь круто, Лежит дорога наша, и не видно ей конца. И вам всегда помогут в нелегкую минуту Наши верные руки и девичьи сердца. И рано на рассвете, и после трудной работы Веселые запевки в нашей комнате звучат, Скажите нам, ребята, скажите откровенно, Было бы скучно, наверно, на свете без девчат?! - Дамы, пожалуйста, потише, - попросил Карин. - А то всю рыбу распугаете! Дамы умолкли и стали говоришь шепотом. - Как вам в Волшебной Стране? - поинтересовалась Элли. - Неплохо, - заметила Гермиона. - Очень даже неплохо. Здесь такая же благоприятная обстановка, как в нашей старой доброй школе под названием Хогвартс. А что думаешь ты, Джинни? - Да, здесь просто чудесно, - легко и свободно вздохнула Джинни, подставив спину солнцу. - Если не считать тех опасностей, с которыми сталкиваемся мы и наши дети. Я теперь многое поняла. И если бы у меня была вторая жизнь, я бы провела ее здесь, в Волшебной Стране. *** Погода в этой замечательной стране всегда благоприятствовала любви. Урфин Джюс отправился на свидание с вдовой мельника Сарой. Собравшись с духом он сделал женщине предложение в чудесной березовой роще, в небольшой, но очень уютной беседке. Рядом находилась большая белая береза. Только у березы такой красивый белый с темными точками и полосками ствол, покрытый нежной тонкой корой. Ее длинные тонкие веточки низко склонились к земле. Маленькие зеленые листочки березы очень красивы. - Что ты, Урфин, да разве мне мужчина уже нужен? - удивилась Сара. - В наше непростое и тревожное время мужчины просто необходимы, - ответил на это Джюс. - И потом, мы не сейчас сыграем свадьбу, а потом, когда все устаканится. Ну как? Ты согласна? Сара зарделась и поцеловала Урфина: - Да, мой дорогой. Такой поворот возмутил до глубины души филина Гуамоко, которого категорически не устраивала женитьба хозяина. - Урфин безумствует! - жаловался он Топотуну. - Он нас совсем погубит или даже бросит, вот увидишь! Зато Топотун был в восторге, поскольку медведю всегда нравилась Сара. Буквально с самого утра Гуамоко начинал трещать перед носом Джюса: - Женишься, хозяин - ни за что пропадешь! Ну куда тебе, Урфин, возиться с женой да с ребятишками! Ты и полгода не протянешь... Одумайся, пока не поздно, вот тебе мой совет! - Да ну тебя, Гуамоко, отстань! - отмахивался Урфин. - Я слов на ветер не бросаю. И если уж решил жениться, то женюсь. - Смотри не пожалей после! И не говори потом, что я тебя не предупреждал! - Тебе что делать больше нечего? - нахмурился Урфин. - Лучше займись мышами и птицами, они опять у нас все заполонили! "Эксплуататор! Угнетатель! - возмущался про себя филин. - Я к нему со всей душой, а он... Уйду я от тебя, Урфин, так и знай!" Но Гуамоко никуда не уходил, поскольку нуждался в хозяине не меньше, чем Джюс в нем. Железный Дровосек извинился перед Альбусом и Джеймсом за то, что так вышло с Фрегозой. От радости, что они вновь встретились, братья Поттеры не могли наговориться с кухаркой. Любовный узел удалось наконец разрубить. Фрегоза после раздумья выбрала Альбуса. Раньше Джеймс обязательно закатил бы истерику, но теперь все было иначе. Теперь он радовался за брата, за что Альбус был Джеймсу очень благодарен. Альбус Северус Поттер наколдовал гитару, и запел песню для дамы своего сердца: Живет себе девчонка - одна на целый свет, Зовут девчонку Фрегоза, ее красивей нет. Мечтаю каждый вечер, наедине с луной, Ты выбежишь навстречу и скажешь: "Ты мой!" Как хочу я ступить на любимый порог! День, день этот скоро настанет, Не увянет цветок, не увянет цветок, и любовь никогда не увянет. - Чаша весов склонилась в пользу мелкого, - шепотом заметил Джеймс проходившему мимо отцу. - Но я рад этому! Пусть у Альбуса все будет хорошо! Мало ли на свете девчонок! - Молодец! - Гарри взъерошил волосы старшему сыну. - Девчонок в мире действительно немало, но ты все-таки не спеши становиться взрослым, Джеймс! - Почему? - искренне удивился Джеймс. - Потому что родителям хочется, чтобы вы оставались детьми, сколько бы лет вам не было. Потом ты меня поймешь, когда у тебя будут свои чада, - пояснил отец. - Ну ладно... Это происходило в сосновом бору. Всюду росли красивые сосны и елки. Альбус и Фрегоза были заняты собой, а Джеймс с отцом насобирали много цветов, ягод и грибов. *** А вот Тиму О’Ке́лли не повезло. Ощутив себя волшебником и почувствовав вкус к новым победам, он опять пытался ухаживать за своей подругой детства Энни Смит, но не тут-то было! Не все так просто в мире и тем более в Волшебной Стране. Сначала все было просто прекрасно! Ласковое солнце, голубое небо, зеленая трава. Тим и Энни идут по лесной тропинке. Неподалеку отсюда растет прекрасная рябина. Около нее летает много дроздов и стрижей. Рядом растет осина. Из-за небольшого ветерка листья осины дрожат. Но стоило Тиму заговорить о любви, как понеслось... - Почему? Почему, Энни? - недоумевал Тим. - Ну почему у нас с тобой самый настоящий мексиканский сериал "Просто Мария"? Что я тебе такого сделал? Ты никак не можешь забыть того, что произошло много лет назад? Да, я виноват перед тобой, не спорю, но... - В том, что тогда произошло, больше всех виновата я! - возразила Энни. - А вот Элли поступила правильно, ведь ты тогда чуть с ума не сошел! Но дело даже не в этом... - А в чем же тогда? Энни, я хочу знать причину! Что во мне не так? И раз уж мы решили жить в Волшебной Стране, то что мешает нам быть вместе, после всего, того, что было?! Вспомни, ведь нас даже в детстве дразнили "неразлучной парочкой"! - Я все это помню, Тим, но повторяю еще раз: мы с тобой можем быть лишь друзьями и не более. - Только друзьями? Энни, но как же... - Не строй из себя дурачка! - рассердилась Энни, но быстро отошла. - Ты же умный человек, Тим, и мы всегда понимали друг друга с полуслова. Поэтому если ты меня действительно любишь, то, умоляю, никогда больше не приставай ко мне с подобными предложениями! На тропинке показался Фред Каннинг: - Добрый день. Простите, что прерываю ваше романтическое свидание, но вы мне оба нужны для очень важного дела. Тим О’Ке́лли вздохнул и решил отложить эту беседу до более благоприятного случая, несмотря на протесты Энни. Он понимал, что это может затянуться на всю жизнь, ведь годы уходят, но сдаваться не собирался. Тим шагал рядом с Фредом и Энни. В голове у него вертелись слова одной грустной песни: У верблюда не сложилась судьба, Подвела верблюда жизнь, подвела: У верблюда на спине два горба, Нераскрывшихся к полету крыла. И бредет верблюд пешком да пешком, И свисают его крылья мешком, И застыла на реснице слеза, Заслоняя от него небеса. Что же делать, что же делать, верблюд, Если в небо нас с тобой не берут? Если самый никудышный подъем Мы не крыльями берем, а горбом? Неизведанная даль голуба, Нас тревожит и зовет высота. Не у каждого сложилась судьба, Но у каждого сложилась мечта. Неожиданно скрылось за тучами солнце. Грянул гром, а затем хлынул ливень... *** Пришла пора выполнить заветные желания Страшилы, Льва и Дровосека. Долго совещались о том, как же их исполнить - волшебным способом или тем, которым когда-то воспользовался настоящий Гудвин. - Не будем нарушать традицию, - заявила Гермиона. - Мы же волшебники, а не боги. И неизвестно еще, что было бы, если бы мы действительно дали мозги и сердце волшебным способом! А вот смелость действительно будет связана с волшебством. Есть одно очень хорошее зелье, которое мы дадим выпить нашему другу Льву. Альбус и Скорпиус под руководством взрослых сварили это зелье. И вот наступил этот долгожданный день. Гарри Поттер снял со Страшилы голову и заменил солому на кулек полный отрубей, смешанных с иголками и булавками. - Поздравляю! Теперь у вас самые настоящие мозги высшего сорта, - улыбнулся Гарри. - О-о! Спасибо большое! - горячо поблагодарил Страшила. - Кажется, я действительно становлюсь мудрым. И похоже, начинаю кое-что вспоминать из прежней жизни... Кстати, а где волшебный ящик, подаренный когда-то Стеллой? - Он вспомнил! Страшила вспомнил! - обрадовались все. - Вижу, моя миссия на посту правителя окончена, - заметил Фред и уступил свое место на троне Страшиле. - С возвращением! Да здравствует Страшила Трижды Премудрый! Под радостные крики горожан и наших друзей Страшила был вновь провозглашен правителем Изумрудного Города. Ящик нашли, он валялся среди прочего хлама в старой кладовке. - Давайте посмотрим, чем занимается этот Черномор, - предложил Страшила и произнес: - Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи нам, пожалуйста, Черномора. Черномор в компании своих новых приятелей из отдаленной части Волшебной Страны пил кумыс, смеялся, пел песни и веселился. И хотя не было ничего подозрительного, Страшила решил, что будет приглядывать за Черномором. Настала очередь Дровосека. Рон Уизли просверлил в его груди дыру и вставил туда красивое шелковое сердце с опилками. - Вот, - заявил Рон, покраснев. - Теперь у вас самое настоящее сердце, и вы можете любить, мой друг. - О, благодарю, как же я счастлив, милые друзья мои! – воскликнул Железный Дровосек. – Сердце бьется в моей груди, как прежде. Даже сильнее чем прежде! И... Я вспомнил! Я действительно явлюсь правителем добрых и славных Мигунов! - Ура! - обрадованно закричали все. - Да, чудеса случаются даже в Волшебной Стране, - заметил Страшила. - Факт, - подтвердили Кагги-Карр и Тотошка. - А как насчет смелости? - робко осведомился Лев, переминаясь с лапы на лапу. - Сейчас, сейчас, - засуетилась Джинни и принесла Льву блюдо с зельем. - Вы должны это выпить, мой друг. Запах зелья не понравился Льву. - Что это такое? - проворчал он. - Это смелость, мой друг, - пояснила Гермиона. - Она бывает внутри, поэтому проглотите ее и станете храбрым и отважным! - Ну ладно... Лев скорчил гримасу, выпил зелье и вылизал блюдо. Спустя минуту он издал громкий рык. - Спасибо, о спасибо, великие волшебники! - рассыпался в благодарностях Лев. - Я действительно становлюсь храбрым и отважным! И... Позвольте, я же явлюсь царем зверей в лесном царстве! - А все-таки какое зелье вы дали Льву? - шепотом поинтересовался Рон под восторженные вопли остальных. - Тебе тоже захотелось? - засмеялась Гермиона. - Нет, дорогой, тебе это зелье совершенно противопоказано! Так что даже не мечтай! - Ну вот, - улыбнулся Гарри Поттер, когда восторг мало-помалу стих. - Все плохое осталось позади. Осталось лишь уничтожить артефакт Дамблдора, чтобы славная Волшебная Страна больше не подвергалась всяким испытаниям и экспериментам! Фред Каннинг вздохнул: - Вы хотите сделать это прямо сейчас? - А зачем откладывать дело в долгий ящик? Остальные согласились с этим. Фред повел наших друзей в башню, где когда-то томились в заточении Страшила и Дровосек, а ныне находился артефакт, созданный несравненным Альбусом Дамблдором.

Захар: Захар пишет: Вам, ребята, надо подрастать быстрее, Прямо не по дням, а по часам, Потому что все волшебники стареют, И стареют их былые чудеса. Новые дороги будут во Вселенной, Новые надежды и мечты. Только сохранить вам надо непременно Нестареющее чувство доброты. Песня из мультфильма "Последние волшебники". В башне наши друзья увидели нечто напоминающее магловскую детскую карусель, только гораздо меньших размеров. Рядом за столиком сидел не кто иной как Джордж Уизли и уплетал сытный обед: яичницу с колбасой, пироги с капустой и красной икрой, свиные котлеты, пышные оладьи со сметаной. Рядом стояла уже начатая бутылка вина. После смерти брата-близнеца Фреда его как подменили. Джордж стал нелюдимым, замкнутым, раздражительным, начал выпивать и даже курить. Все попытки образумить его успехом не увенчались. К целителю Джордж обращаться не желал. В конце концов Молли Уизли силком потащила сына в Мунго. Целители назначили Джорджу курс лечения, но тот отказался от него, и после ссоры с матерью сбежал из дома. На поиски Джорджа были брошены даже авроры в том числе и Гарри Поттер, но Джордж Уизли как в воду канул. Тем не менее на Рождество и Пасху он регулярно присылал родителям поздравительные открытки, в которых уверял, что у него все хорошо, но после смерти Фреда он, Джордж Уизли, больше не может жить в родных местах, где все напоминает о брате. Кто бы мог предположить, что Джордж скрывается в Волшебной Стране! - Вот она, минута правды, - тихо произнес Фред Каннинг. - Это и есть артефакт, созданный волшебником Альбусом Дамблдором, - он указал на карусель. - А это... Думаю, нет нужды представлять вас друг другу. - Добрый день всей честной компании! - широко улыбнулся Джордж Уизли. - Как мило, что вы сюда заглянули... Привет, Гарри, привет, Рон и Гермиона! Как же вы выросли, мои дорогие племянницы и племянники! Милости просим, я рад, рад... Припасы подходят к концу, но есть еще чай, баранки, конфеты, фрукты и доброе старое французское вино. Присоединяйтесь! - Джордж! - первым опомнился Рон. - У тебя совесть есть? Мать по тебе все глаза выплакала! А ты вон где... - А что такое? - пожал плечами Джордж. - Я ведь не умер и не погиб... Какая может быть трагедия? Почему я должен вечно сидеть у матушкиного подола? Я не ребенок и не инвалид! Открытки родителям отправляю регулярно. А мой дом теперь здесь! - Так ты помогал этим недобитым Пожирателям Смерти? - нахмурились Джинни и Гермиона. - И не только я... Фред Каннинг, тезка моего близнеца, тоже этому содействовал. Не так ли, Фред? - Как ты мог, Фред?! - возмутились Элли, Энни, Тим и остальные. - Да, Фред, не ожидал я такого от тебя, - покачал головой Страшила. Фред опустил голову: - Мне нечем гордиться... Но выслушайте же меня... - Может, сначала выпьем по стаканчику вина? - лукаво предложил Джордж. - Нет, спасибо, - отказался Фред. Остальные тоже отказались. - А я выпью немного, - Джордж выпил вина и закурил сигару. Продуктами и всем необходимым для жизни Джорджа обеспечивали Белла с Рудольфусом, а также Фред Каннинг. И хотя Джордж никогда не был экономным, кое-что у него в башне еще осталось. В этой же башне была устроена маленькая комнатка, где жил Джордж, и туалет. Следует отметить, что Джордж пользовался дворцовой умывальней. Там же он всегда принимал ванну. *** Хьюго, Лили и остальное молодое поколение закашлялись. - Прекрати смолить эту гадость! - возмутилась Джинни. - Да, Джордж, перестань! - кивнула Гермиона. - Ну, не мелочитесь, девчонки, - поморщился Джордж. - Живем ведь мы только один раз, есть такая песенка. Фред откашлялся и принялся рассказывать: - После последнего возвращения из Волшебной Страны мои дела пошли в гору. Сначала я стал главным инженером, потом первым заместителем директора завода, а вскоре и сам стал директором. Власть вскружила мне голову, и мне захотелось добиться еще большего. Сначала все шло как по маслу: меня избрали губернатором родного штата Айова, и я пробыл на этом посту два срока... - Нам об этом известно, - нахмурилась Элли. - Ты ближе к делу говори... - Так ведь все это связано, Элли, - грустно улыбнулся Фред. - Больше двух раз я не имел права быть губернатором, согласно конституции США. И поэтому я решил выставить свою кандидатуру на выборах президента. Шанс на успех был лишь у нас двоих: меня и представителя партии демократов Бенджамина Кеннеди. Кеннеди почуял во мне опасного конкурента, и решил убрать меня с дороги, чтобы без проблем стать президентом. Сначала этот политик, у которого все насекомые в доме были агенты ЦРУ, как любили шутить в моем предвыборном штабе, попытался меня купить, задобрить и переманить к себе. "У меня вы получите столько, Фред Каннинг, что на всю жизнь хватит, - говорил Кеннеди. - Только будьте со мной и снимите свою кандидатуру!" Я ответил вежливым отказом. Тяга к власти была слишком сильна, к тому же я чувствовал, что не могу подвести своих избирателей. Тогда Кеннеди решил избавиться от меня. Он добился того, чтобы меня признали невменяемым и отправили в психушку, а сам выиграл выборы и стал президентом. Я пробыл в больнице почти год. Потом Кеннеди решил, что я стал овощем, поэтому больше не опасен, и отдал приказ, чтобы меня выпустили. Это было его ошибкой! Я собрал своих приятелей, и мы успешно организовали покушение на президента. Бенджамин Кеннеди был убит. Не сомневаюсь, что это дело так и не было раскрыто. Тем не менее я почувствовал, что изменился, поэтому заниматься больше политикой не могу. И вообще нужно сменить обстановку. Куда пойти, куда податься? Ну конечно, в Волшебную Страну! Я успешно добрался сюда, но мне не хотелось привлекать к себе внимания, поэтому я почти ни с кем не общался, за исключением одной торговки из деревни Жевунов, которая меня довольно вкусно кормила, не спрашивая кто я и откуда. Так продолжалось довольно долго. А потом я повстречал волшебника Джорджа Уизли... Он был в ужасном состоянии, бредил и даже вначале спутал меня со своим покойным братом-близнецом. - Это точно, - усмехнулся Джордж, налив себе еще вина. - Я вспомнил какие-то старые сказки об этой стране и решил пожить там, если только тот дивный край действительно есть. И это оказалось правдой! Вы точно уверены, что не хотите выпить со мной на брудерша́фт? Давайте, не стесняйтесь! Никто ничего не ответил на это. - Ну вот... Я пожалел Джорджа и постарался привести его в нормальный вид, - продолжил Фред. - Хоть я и не врач, но понимал, что Джордж нуждается в медицинской помощи, но он наотрез отказывался от нее... Мы стали ходить всюду вместе и делать тоже по возможности все вместе. Однажды мы и нашли этот артефакт в одной заброшенной пещере. Как техник и инженер, я не мог не заинтересоваться этой штукой, но, естественно, ничего не понял. А вот Джордж предположил, что этот прибор связан с магией... - Факт, - подтвердил Джордж, отправив себе в рот целых три шоколадные конфеты. - Лили, Роза, неужели вы не соблазнитесь? Он лукаво подмигнул племянницам. Девочки замотали головами. - Виллина и Стелла тоже не смогли сказать ничего определенного... - Не может быть! - не поверили Страшила и остальные. - И тем не менее это так. Очевидно этот Дамблдор как-то замаскировал прибор. Виллина, правда, заподозрила неладное, и попросила нас быть осторожными и не трогать артефакт. Мы сдерживали обещание, пока не встретили их, то есть Беллу, Рудольфуса и Теодора Лестрейнджей. - Сначала мы не поняли, кто это такие, - опять вмешался Джордж. - Ровно как и остальные жители Волшебной Страны. Они встречались с нами, мы вместе сидели за бутылочкой вина и просто болтали о жизни... Однажды я спьяну похвастался этим артефактом. Фред пытался меня остановить, но было уже поздно. Недобитые Пожиратели нашли с моей помощью прибор и хоть не сразу, но разобрались в нем. А разобравшись, решили использовать в своих целях. В результате в Волшебной Стране все изменилось до неузнаваемости, а Рудольфус Лестрейндж провозгласил себя волшебником Гудвиным. Вот тут-то до меня и Фреда дошло, с кем мы имеем дело. - Мы пришли в ужас, осознав к чему привела болтливость Джорджа, - печально произнес Фред. - И попытались остановить тех, кто заварил эту кашу с изменениями. - Но Пожиратели пригрозили нам, что расправятся со всеми нашими родственниками, - сказал Джордж. - И мы умыли руки... А потом я пришел к выводу, что все что ни делается, все к лучшему. Пожиратели перенесли артефакт Дамблдора сюда, и велели его строго-настрого нам двоим охранять. А иначе, ну вы сами понимаете... Потом прибыли вы и устроили самую настоящую заваруху, в результате которой Пожиратели были убиты. И вот теперь, я прошу вас, пожалуйста, не трогайте этот прибор и не вынуждайте меня вернуться домой! Жизнь моя здесь сложилась, устаканилась, и я не хочу ничего менять! Сам по себе артефакт Дамблдора не опасен, уверяю вас! И даю слово чести, что Волшебная Страна больше не будет подвергаться всяким экспериментам! - Но ведь никаких гарантий, Джордж, что этот прибор опять не попадет в плохие руки, - внушительно произнесла Гермиона. - Значит, от этой штуки нужно избавиться, и чем скорее, тем лучше. - Полностью согласен, - заметил Рон. - Почему ты так дорожишь этой вещью, Джордж? Что она, медом намазана? - Да, Джордж, Гермиона права, - кивнул Гарри Поттер. - Этот артефакт нужно уничтожить! Джордж встал и загородил собой творение Дамблдора: - Нет! Не отдам! Это мое! Моя прелесть! Прелесть! - Прелесть? - задумчиво пробормотала Гермиона. - Что-то очень знакомое... - Любишь "Властелина Колец" и Горлума, дядя? - полюбопытствовал Джеймс. - Но это не спасет твою драгоценность. Нас больше. - Ты прав, брат мой, - кивнул Альбус. Лили, Роза, Хьюго, Скорпиус и остальные закивали. - Джордж, - тяжело вздохнув произнесла Гермиона. - Пожалуйста, успокойся и расслабься! Мы не хотим причинять тебе вред. Просто дай нам возможность избавиться от этой гадости! Дамблдор, который сделал эту адскую машину, был бы только рад, поверь! А потом мы тебе поможем, Джордж, и отправим домой! Тебе помогут, обязательно помогут! Ты почувствуешь облегчение... - А послушайте вы, самые умные и справедливые, - покраснел Джордж. - Прямо Мэри и Марти Сью! Ну так вот... Вот к какому выводу я пришел: да, Пожиратели и Сам-Знаете-Кто были плохими, но чем же мы лучше? Чем Дамблдор отличается от Сами-Знаете-Кого? Да ничем! Такой же великий комбинатор, только под другой маской. Типичным Светлым Лордом, вот кем был этот кумир дураков Альбус Дамблдор! И за такого сукиного сына, извините мой французский, столько людей готовы были пожертвовать своей жизнью! Тьфу! И вы не имеете никакого права вмешиваться в мою жизнь! Даже Джинни с Роном... Оставьте меня в покое и не трогайте прелесть, добром прошу! А иначе Джордж он же Задорный Волчок или Горлум c нимбом на голове покажет вам, где раки зимуют! - Это Джорджа так прозвали Пожиратели, - пояснил Фред. - Не смей оскорблять учителя Дамблдора, Джордж! - возмутился Гарри. - Гарри, Гарри, - покачал головой Джордж. - Ты же вроде не дурак... Этот старикан все время пользовался тобой и манипулировал всеми, разве ты этого не замечал? Но дело сейчас не в этом... А в том, что этот прибор может по-настоящему воскресить брата Фреда. Понимаешь? Я не могу без него, меня никто и ничего не радует без брата-близнеца. Поэтому я прошу вас, уходите и дайте мне возможность вернуть Фреда! Войдите в мое положение! - Бедный Джордж, - покачали головами Гермиона и Джинни. - Джордж, - мягко произнес Фред Каннинг. - Разве ты забыл, о чем тебе еще вчера говорила волшебница Виллина? Фреда нельзя вернуть, тем более таким способом! - Ты можешь верить этой старой карге, а я не верю, - отрезал Джордж. - Моя прелесть воскресит брата! - Ты уверен? - вмешался Рон. - Тогда чего же ты до сих пор не сделал этого, братец? Мы бы все только рады были. Давай, дерзай! Джордж усмехнулся: - А ведь ты прав, Рон. Сейчас мы прямо сейчас оживим дорогого Фреда. - Больной человек, - прошептал Страшила. - С ним лучше не спорить. - Надеюсь, Джорджа еще не поздно спасти, - прошептала Джинни. - Будем верить, - кивнула Гермиона. - Господь не оставит нас, - заметил Альбус. - Давайте помолимся за бедного дядю Джорджа... Уж я-то его понимаю. Все склонили головы, а Джордж подошел совсем близко к артефакту и упал на колени: - Славься, моя великая прелесть! На милость твою уповаю! Пожалуйста, верни к жизни Фреда! Брат, брат мой, ты здесь? Отзовись! Джордж низко поклонился, коснувшись лбом пола. Из прибора вылетело много искр, прямо в Джорджа. Бедняга охнул и упал, как подкошенный. Рон, Гарри и Джинни с Гермионой бросились к Джорджу. - Он жив, только сильно оглушен, - заявила Гермиона. - Давайте же поскорее уничтожим этого демона, то есть прибор, - прошептал Гарри. Но ни у кого ничего не вышло. Даже Альбус со Скорпиусом, которые знали много всякого, оказались бессильны. Тим также потерпел неудачу, волшебный меч не помог. Напрасны были усилия и Тилли-Вилли, который тщетно пытался своей рукой хоть как-то сломать эту штуковину. Гарри Поттер решил вызвать Арахну. Он повернул перстень, и волшебница появилась рядом с Тилли-Вилли. Они с железным гигантом не могли войти в башню, по причине своего большого роста. Лишь руку они могли просунуть в окошко. - Добрый день, - поздоровалась Арахна. - Чем я могу быть вам полезна? - Нам нужно уничтожить эту гадость, - ответил Гарри. - Но у нас не получается... - Ого! - Арахна опустилась на колени перед башней и взглянула в окошко. - Это и есть тот самый артефакт, с помощью которого в Волшебной Стране осуществлялись всякие метаморфозы? Да только уничтожать такие штуки нужно не так... Я в молодости это делала вот так! Волшебница сделала лишь одно движение правой рукой. Раздался грохот. Когда он стих, все увидели, что уничтожена лишь половина артефакта, остальная часть еще была цела. - Извините, я сделала все, что могла, - смущенно пробормотала Арахна. - Остается лишь один путь. - Лили уже давно нашла Золотую Шапку с помощью которой вызвала Летучих Обезьян. - Что прикажешь, Владелица Золотой Шапки? - поинтересовался Предводитель Летучих Обезьян. - Мы никак не можем уничтожить прибор, созданный волшебником Альбусом Дамблдором, - ответила девочка. - Пожалуйста, помогите нам! - Трудное это дело, - поморщился Предводитель. - Но мы сделаем все, что в наших силах! А теперь, пожалуйста, все покиньте эту башню. Дважды повторять не пришлось. Для Джорджа Уизли наколдовали носилки. Обезьяны принялись за работу. Раздался еще более сильный грохот, чем тот который вызвала Арахна, башня рухнула, а прибор был окончательно уничтожен. - Все кончено, - наконец заявил Предводитель Обезьян. - Демона, с помощью которого в Волшебной Стране творилось непонятно что, больше нет! Прощайте! Он раскланялся, и стая с шумом унеслась. - Пусть так же сгинет зло во всем мире и всей Волшебной Стране! - воскликнула Арахна и тепло улыбнулась: - Тилли-Вилли, мальчишки по тебе скучают. Идем к нам, мой друг. - С радостью! Я обещал Геркулесу и Одиссею сделать и запустить змея. - Тилли-Вилли довольный отправился с Арахной. - Ну вот кажется и все, - пробормотал Фред Каннинг. - Хотите казните меня за то, что утаивал все это от вас, хотите - хвалите. Но я действительно боялся за вас, Элли, Энни и Тим, поэтому и молчал! - Ты сам себя наказал, Фред, - заметил Страшила. - Но все хорошо, что хорошо кончается. - Это верно. Значит, ничего другого мне больше не полагается? - Какой же ты тупица! - Элли и Энни засмеялись, а затем обняли Фреда. Тим потоптался на месте, а затем протянул Фреду руку, которую тот пожал. - Все это прекрасно, - заметил Рон. - Но что же делать с Джорджем? Было решено доставить беднягу к волшебнице Стелле. Но Стелла сама пришла, поскольку наблюдала за происходящим. - Весьма сожалею, но тут я бессильна, - заметила Стелла, осмотрев Джорджа. - Все очень запущено... Так-то Джордж Уизли будет жить, но его психика будет не в порядке. И ваши целители также его не спасут... Есть только один выход: усыпить Джорджа на месяц-другой, а затем попытаться сделать из него нормального человека. Иного пути нет. На том и порешили. Джорджа доставили к рудокопам, которые охотно дали бедняге усыпительную воду, и тот крепко уснул. Ему нашли хорошую кровать и постель. Джинни и Гермиона спели ему колыбельную, зажав в руках изумруды, которые не давали им уснуть: День нелегким был - И вот приходит ночь, Чтоб ему помочь Набраться новых сил. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег - Мир полон тишиной. Завтра день придет - И солнечным лучом, Как золотым ключом, Дверь утра отопрет. А пока усни, Усни скорей, малыш, Ты ночную тишь Из дома не гони. Лунный свет мерцает Желтым ночником, Песня затихает, Дрема входит в дом. Ветерок дневной, Свернувшийся в клубок, Отдохнуть прилег - Мир полон тишиной. Баю-бай, спокойной ночи, Баю-бай, спокойной ночи. Будущим воспитанием Джорджа должны были заняться Молли и Артур Уизли на родине. А все остальные, конечно, будут им помогать. Итак, артефакт Дамблдора был уничтожен. Тем не менее кое-что из прежней реальности в Волшебной Стране осталось. В частности Арахна с мужем Людоедом и детьми, а также волшебница Бастинда и ее сын Черномор, которые проживали в самой отдаленной части Волшебной Страны. Кстати, последний, узнав, что прибор Дамблдора уничтожен, в сердцах сплюнул: - Да что же это такое? Этих чертей видно ничто не берет. Но ничего, ничего, я еще с ними расквитаюсь! - А я против, сынок, - заявила Бастинда. - Они славные ребята и очень напоминают меня саму в молодости. - Мама! Как ты можешь продолжать заступаться за этих проклятых смердов? - возмутился Черномор. - По их милости мы были вынуждены покинуть наш в дом и Фиолетовую Страну, к которым были очень привязаны... И вообще, теперь все будет в Волшебной Стране наперекосяк! - Все равно, они мне очень по сердцу. Поэтому если ты не хочешь со мной поссориться, то не оскорбляй этих людей и не кати на них бочки! - попросила Бастинда. - Как тебе будет угодно, матушка. А про себя Черномор подумал: "Я отомщу. И очень страшно отомщу! Клянусь!" Он был полон решимости сдержать клятву. Но это уже совсем другая история... Знахарка Мара также продолжала жить в Волшебной Стране. Как и вдова мельника Сара. Что же касается рудокопов, то очень скоро королевская власть там была окончательно упразднена, и Ружеро вновь стал правителем. *** Урфин Джюс узнав о том, что опасность окончательно миновала, надел свой праздничный костюм и отправился к вдове Саре. - Ну что, дорогая, самое время сыграть свадьбу. - Пожалуй, - улыбнулась Сара. - Кого позовем? - Да всех, - отвечал Урфин. - Всех без исключения! Хоть Урфин был замкнут и нелюдим, но ему хотелось, чтобы все были счастливы, как счастлив он. Кстати, Джюс также все вспомнил. Тоже самое касалось и вороны Кагги-Карр. А вот вспомнила ли о своей прежней жизни Арахна? К сожалению, история об этом умалчивает. Сама волшебница ничего об этом не говорила, и никто не спрашивал ее об этом. Людоед также не распространялся на эту тему. Филин Гуамоко, узнав о том, что свадьба все-таки состоится, притворился тяжело больным, надеясь, что это остановит Урфина. Но Джюс разгадал хитрость Гуамоко, и строго велел филину прекратить придуриваться. Топотун громко расхохотался, услышав это. Гуамоко, скрепя сердце, вынужден был покориться судьбе. Медведь, вспомнив о своей прежней жизни, раскаивался в том, что подло поступил, покинув хозяина в трудную минуту. Что думал Гуамоко, вспомнив все, неизвестно. Все наши друзья расположились вечером на берегу реки и стали жарить шашлыки. Лили играла с кисточкой хвоста Льва, и тот блаженно мурлыкал. Тотошка свернулся калачиком у ног Джеймса. Страшила и Дровосек были заняты своим вечным спором о том, что же лучше - мозги или сердце. Элли и Энни затеяли игру в шахматы, а Тим и Фред за них болели. Гарри, Гермиона и Джинни увлеклись чтением дневника Дамблдора, а заодно и смотрели за шашлыками. Молодое поколение в лице Поттеров и Уизли только что искупалось в реке, поэтому все были завернуты в полотенца. Хьюго Уизли плясал перед костром. Альбус шептался о чем-то с Фрегозой, которая также искупалась с остальными. - Поменяйте трусы, дети! А девочки еще и купальники! - засуетились Гермиона и Джинни. Для настоящих матерей чада всегда будут малышами, несмотря ни на что. Родители, отправляясь в Волшебную Страну, не забыли прихватить с собой свежее белье. Скорпиус Малфой затеял оживленную беседу с Кагги-Карр и Хьюго. Рон Уизли, наблюдавший за этим, недовольно хмурился. Он не был против дружбы Хьюго с обитателями Волшебной Страны, однако Рон не верил в искренность дружбы Скорпиуса Малфоя, пусть даже Малфой-младший спас сына и вновь отправился в Волшебную Страну, несмотря на протесты отца. "Масло и вода не смешиваются, гусь свинье не товарищ. Где это видано, где это слыхано, чтобы Малфои дружили с Уизли?" - размышлял про себя Рон. Причина вражды родов Уизли и Малфоев уходит своими корнями в далекое прошлое. Причем это началось в такие давние времена, что никто уже не помнит о том, что конкретно произошло, но Малфои и Уизли с тех пор являются заклятыми врагами. Когда Скорпиус отошел в сторонку поговорить с Альбусом, Джеймсом, Лили и Розой, Рон приблизился к сыну. - Ты уверен, мой мальчик, что Малфою-младшему можно доверять? - спросил отец. - Да, папа. Раньше я думал, как и Джеймс, что Скорпиус - самовлюбленный выскочка и эгоист, но потом мы убедились, что ошибались. Скорпиус, хоть и слизеринец, но наш друг. Он спас меня и ему не безразличны все мы, - ответил Хьюго. - Ты так думаешь? Сынок, ты уже большой, поэтому сам вправе принимать решения. Но я прошу тебя, пожалуйста, будь осторожен! - Не волнуйся, папа, - рассмеялся Хьюго. - Мы все будем делать хорошо и не будем плохо. Прошу не путать с Мэри и Марти Сью! И мы уже давно соблюдаем осторожность. - Ну если так... Тогда я буду спокоен, - вздохнул Рон и вернулся к Гермионе. - Минутку внимания! - послышался голос Тима. - Элли и Энни хотят кое-что сказать. - Мы с сестрой решили наконец поведать кое о чем, - решительно произнесла Энни. - Вместе с Тимом. Тем более, что наши новым и старым друзьям неизвестны, хм-м-м, кое-какие подробности из нашей жизни. - Это будет справедливо, - кивнул Страшила. - И поучительно, - заметил Дровосек. Лев, Тотошка и Кагги-Карр подтвердили это. Остальные также согласились. - Наша история немного напоминает мексиканский сериал, но в целом да, это очень интересная и поучительная история, - неловко улыбнулся Тим. Они устроились, поудобнее и начали свой рассказ. Фред Каннинг изредка кивал головой. Чтобы нигде не запутаться, повествование этой истории будет вестись от третьего лица. Но об этом в следующей главе.

Захар: Захар пишет: Куда подует ветер, Туда и облака. По руслу протекает Послушная река. Но ты человек, ты и сильный, и смелый. Своими руками судьбу свою делай, Иди против ветра, на месте не стой! Пойми, не бывает дороги простой. Где рельсы проложили, Там ходят поезда. Куда пастух погонит, Туда пойдут стада. Теперь не доверяют, Как прежде, чудесам. На чудо не надейся, Судьбой командуй сам! Песня "Ты-человек" из фильма "Приключения Электроника". Предупреждение: в этой главе присутствует небольшая постельная сцена. В связи с этим убедительная просьба детям до 16 лет пропустить эпизод, где Элли и Тим уединились в домике. Есть и другие тяжелые моменты. Автор приносит свои извинения и надеется на взаимопонимание. Итак, после возвращения Энни и Тима из третьего путешествия в Волшебную Страну родители сказали своим детям следующее: - Не поймите нас неправильно и, пожалуйста, внимательно и серьезно отнеситесь к нашим словам! Волшебство и чудеса - это прекрасно, но реальная жизнь - это реальная жизнь. И вы живете здесь с нами, а не Волшебной Стране. Следовательно, вы должны жить этой жизнью, а не витать в облаках, подобно старику Рольфу, который мастерит игрушки. Ему такое поведение простительно, а всем остальным - нет. Мы не хотим, да и вы тоже наверняка не обрадуетесь, когда все станут показывать на вас пальцами и говорить, что у них не все дома... Энни и Тим! Мы не призываем вас предать забвению память о Волшебной Стране, просто воспринимайте ее как сон, как добрую старую сказку. А вы сами должны учиться и стать достойными членами общества. Словом, детство кончилось, и путешествия в Волшебную Страну пора прекратить. Только не обижайтесь... Элли вон сколько лет уже живет без Волшебной Страны и ничего! Вы тоже с этим справитесь. Пора взрослеть, да... Энни и Тим внимательно выслушали родителей, покивали головами в знак согласия, но потом вместе решили, что они все равно будут продолжать верить в чудеса и сделают все возможное и невозможное, чтобы когда-нибудь в будущем вновь попасть в Волшебную Страну. Незадолго до Рождества Энни сказала Тиму: - У меня идея. Давай 25 декабря загадаем желание о том, чтобы вновь вернуться в Волшебную Страну! - И ты веришь, что наше желание сбудется? - засомневался Тим. - Если очень захотеть и поверить, то да! Не будь скептиком - ты становишься похожим на Фреда. - Хорошо, давай попробуем, - согласился Тим. - Только с нами это должна сделать и моя сестра Элли. У меня появилось предчувствие, что без нее это делать никак нельзя. - Ладно. И вот в рождественский день вся компания уединилась на чердаке дома Смитов. Услышав просьбу Энни и Тима, Элли, которая приехала к родным, чтобы встретить с родными праздник, снисходительно улыбнулась: - Вы все такие же романтики и мечтатели... Нет, дорогие, мой поезд давно ушел. А вы, если хотите, можете попытать счастья. - Элли, я никогда не поверю, что тебе ни разу не хотелось вернуться и повидаться с нашими друзьями! - воскликнула Энни. К счастью, родители были заняты, поэтому ничего не слышали. - Хотелось, и, наверное, немножко сейчас хочется, - призналась Элли, покраснев. - Но ведь... Детство давно прошло. - И что с того? Подумаешь! Элли заколебалась: - Гм... Энни, помнишь историю о Питере Пэне? Взрослым не место там на том острове. Тоже самое и с нашей Волшебной Страной. - Вы ошибаетесь, Элли, - возразил Тим. - Капитан Крюк и пираты в "Питере Пэне" - взрослые люди. А разве Страшила, Дровосек, Лев и остальные из Волшебной Страны - малые дети? - Нет, но... Ох, искушение! Ребята, не мучьте меня! - взмолилась Элли и взяла себе сердечных капель, которые находились неподалеку в аптечке. - Рамина сказала, что я больше не вернусь туда! И у меня нет никаких оснований ей не верить. - А что если Рамина ошиблась? Всем ведь свойственно ошибаться, не так ли? - не сдавалась Энни. - Что ты хочешь этим сказать? Элли приняла капли и уселась на стул, прикрыв глаза. Энни почувствовала, что сестра начинает поддаваться, и поспешила взять быка за рога: - Элли, я волшебница! Там, в Волшебной Стране проявляется моя магия. Да и твоя, думаю, тоже. Неужели мы с тобой дадим окончательно пропасть этому дару? - Да, я сам видел, как Энни там колдует, - подтвердил Тим. - Бред какой-то! - пробормотала Элли, но как-то неуверенно. - Нет, это совершенно нелогично. Чудес не бывает, а волшебников не существует. - С чего это ты взяла? Логично, нелогично... Почему вы, взрослые, такие скептики? В Волшебной Стране все возможно! Разве ты забыла? Хочешь убедиться в том, что это правда? Давай вместе с нами загадай желание, чтобы мы вновь отправились в Волшебную Страну и тогда поглядим, кто прав. Ну как? Согласна? - Я терпеть не могу ни с кем спорить, и ты это знаешь, - нахмурилась Элли. - Ну хорошо, допустим, что ты волшебница. Но вот волшебница ли я - это еще вопрос... А почему вы решили взять меня с собой? С чего вдруг такая честь? - Я уже давно мечтаю попасть в Волшебную Страну с тобой, - на редкость серьезно произнесла Энни. - Чтобы мы там все делали вместе, как сестры. - Именно так, - поспешил подтвердить Тим, получив легкий пинок от Энни. - Нам не обойтись в Волшебной Стране без такого опытного консультанта и советчика, как вы, Элли. Элли была польщена. Ее губы тронула улыбка: Детских снов чудесная страна Людям всем до старости нужна... Только жаль, что нам, когда взрослеем мы, Редко снятся те цветные сны. - Эх! Была не была! - вздохнула она. - Почему бы и нет? Может быть, Рамина и в самом деле ошиблась... Только, пожалуйста, родителям ни слова! Я не хочу, чтобы меня упрекали в том, что я потакаю вашим фантазиям! - Ура! - обрадованно закричали Энни и Тим. - Спасибо, спасибо, спасибо! - Не за что... Не шумите, а то родители нам помешают. Элли взяла чистый лист бумаги, ручку, а затем написала первое, что пришло ей в голову: " Сестры Элли и Энни Смит, а также Тим О'Келли из штата Канзас США просят Высшие Силы, кем бы они не являлись, помочь им опять попасть в будущем в Волшебную Страну, не корысти ради, а чтобы увидеть тех, кто нам дорог и просто пожить там какое-то время. Пожалуйста, помогите нам!" Элли подписалась, поставили свои автографы и Энни с Тимом. - Что дальше? - поинтересовался Тим, поставив подпись. Никто не успел ничего ответить, потому что открылось окно, в дом ворвался сильный ветер, который подхватил лист с просьбой Элли, Энни и Тима, а затем унес неизвестно куда. - И что это было? - спросила Энни чуть позже, захлопнув окно. - Не знаю, не знаю, - покачала головой Элли. Тим не нашелся сказать ничего. - Вот мои ученики удивятся, когда я расскажу им об этом после каникул, - продолжила Элли. - Хотя... Не думаю, что стоит об этом рассказывать. Давайте сохраним сей необычный случай в тайне, хорошо? Энни и Тим согласились. Потом их позвали родные, вскоре обе семьи уселись за праздничный стол, а затем жизнь потекла своим чередом.

Захар: Захар пишет: Прошло несколько лет. О желании, загаданном тогда на Рождество, никто не вспоминал. Элли продолжала свою педагогическую карьеру и даже стала директором школы. А вот Энни с грехом пополам окончила школу и удрала со своим очередным бойфрендом в Чикаго. В отличие от Элли, она потеряла всякий интерес к учебе лет в пятнадцать. Читать, писать и элементарно считать Энни умела, а все прочее премудрости по мнению сестры Элли, были не для нее. Поэтому поступать куда-либо она отказалась. Сколько родители и Элли не уговаривали Энни, толку не было никакого. Энни Смит не желала ни учиться, ни работать. Ей хотелось лишь тусоваться и развлекаться с парнями. Тим интересовал Энни все меньше и меньше. Однажды когда он потребовал объяснений, девушка рассмеялась ему прямо в лицо: - Отвали! Ты старенький, Тим, а все эти парни молоденькие. - Энни, да что с тобой? - вытаращил глаза Тим. - Ты ли это? Раньше ты никогда... - Нет, я королева Калифорнии! Отстань, старичок, ты мне надоел! - Ну и пожалуйста! - надулся Тим и ушел. Тим очень переживал, что с Энни все пошло наперекосяк. Он попытался было разобраться в том, что происходит, но потерпел полную неудачу. Анна и Джон Смиты тоже не могли сказать ничего определенного. - Как начался переходный возраст, так и продолжается, - вздыхала Анна. - Что с ней делать, ума не приложу... Джон Смит как мог утешал Тима: - Не переживай, парень, рано или поздно это прекратится! Энни поймет, что никто другой кроме тебя, ей не нужен. - Но когда же это произойдет? - Сложно сказать... Может через год, а может и через десять лет. Эх... Кто бы мог подумать! - Да, никогда бы не подумала, что из нашей Энни может вырасти такое чудовище, - поджала губы Анна. - Анна, дорогая, мы сами допустили где-то ошибку, - заметил Джон. - Где? Мы ее воспитывали также как и Элли! Точно так же! - Значит, не совсем так, как старшую дочь... - Да ну тебя! - Анна махнула рукой, но чувствовала, что муж в чем-то прав. Своим родителям Тим стеснялся говорить о таких вещах. Тем не менее его родичи были в курсе, поскольку уже давно общались со Смитами. Больше всех Тима утешала Элли, которую поведение сестры возмущало до глубины души. Разве можно предавать лучшего друга? - Энни просто самовлюбленная эгоистка, - заметила она один раз, когда была дома, а Тим зашел к ним в гости. - Чего ей здесь не хватало? Сладкой жизни? Адреналина? Кайфа? Нынче молодежь такая несуразная, не в обиду будет тебе сказано. Поэтому я и не согласилась в свое время преподавать в старших классах школы. Работа с подростками - это тяжелый и неблагодарный труд, поскольку мало кто из них по-настоящему понимает и уважает учителя. В младших же классах атмосфера несколько иная, хотя, конечно, там тоже всякое случается. Но мы отвлеклись... Будь я на месте Энни, я бы никогда не бросила такого красавца, как ты, Тим! - Спасибо, Элли, спасибо, - Тим прижался к Элли. - Чтобы я без вас делал? - Может быть, перейдем на ты? - рассмеялась Элли. - Я ведь еще не старуха. - Хорошо. Э-э-э... А у вас... У тебя есть жених? - Был один. Художник и довольно известный между прочим. Задаривал меня подарками, деньгами, обещал райскую жизнь под морем и солнцем... Только я его отшила. Во-первых, слишком большая разница в возрасте, во-вторых, я совсем не люблю этого человека. А браки по расчету я не признаю. - И я тоже. Может... - Что? - Может быть, пойдем прогуляемся? - О-о, с удовольствием! Элли взяла Тима под руку и ушла с ним. Анна и Джон переглянулись, наблюдая за ними. - И что это значит, дорогой? - спросила Анна. - Все, что ни делается, все к лучшему, - улыбнулся Джон. - Энни уже давно пора поставить на место. Наша Элли молодец! С Элли Тим чувствовал себя легко и свободно. Она очень напоминала ему прежнюю Энни, только была гораздо умнее, серьезней и рассудительнее. Прогулка под открытым небом прошла просто прекрасно. Элли и Тим поговорили обо всем на свете, в том числе и вспомнили Волшебную Страну. Тим уснул довольный прожитым днем, а Элли начали терзать сомнения: "Да что же это такое? Неужели я начинаю влюбляться в друга младшей сестры? Нет, это совершенно нелогично". Тем не менее, когда Элли уехала, а от Энни не было известий, Тим серьезно затосковал и в результате завалил самый первый экзамен в университет на факультет журналистики. Поэтому Ричард О’Келли отправил сына на работу к одному богатому фермеру Томасу Скотту. Этот фермер платил мало по причине своей скупости, но кормил хорошо со своего стола. Ему было выгодно, чтобы работники трудились во имя его блага. Родители Тима решили, что работа спасет сына от любовных мук. Смиты передерживались того же мнения. Поначалу казалось, что Тим действительно успокоился. Томас Скотт был очень доволен своим новым работником и даже назначил его старшим над людьми по строительству своего нового дома. Только не прошло и полгода, как Тиму все это опротивело. Если нет любви, то соль не солона и мед не сладок... Тим уволился, несмотря на уговоры остаться и обещания фермера. Молодой человек ушел в лес, чтобы стать учеником старого шамана индейца Черное Перо. О нем рассказывали всякие страшилки и побаивались, но Тиму в глубине души Черное Перо всегда нравился. Индеец встретил молодого человека сурово, поскольку всегда недолюбливал белых и старался держаться от них подальше. Но убедившись, что Тим не такой, как остальные, Черное Перо принял его в ученики. Родители Тима были огорчены, но не стали лезть в душу к сыну, поскольку тот уже был взрослым. Восемь месяцев Тим обучался искусству индейского врачевания, а также постигал другие обряды и обычаи народа к которому принадлежал Черное Перо. Обучение уже подходило к концу, когда шаман заболел и слег. Как Тим не старался, он не смог спасти своего учителя. - Не переживай, Тим, мои дни сочтены, - прошептал Черное Перо. - Люби ближнего и истину. Тогда опека высших сил, кто бы они не были на самом деле, не покинет тебя. Прощай! Я очень любил тебя, сын мой. Шаман закрыл глаза и скончался. Поскольку родственников и друзей у Черного Пера не осталось, Тим сам взял на себя похороны и похоронил старика у холма, неподалеку от леса, как шаман и хотел. Спустя несколько дней Тим уселся под сосной, подобно восточному мудрецу Будде, о котором когда-то читал, и решил, что будет сидеть там до тех пор, пока на него не снизойдет озарение. Что чувствовал Будда в подобной ситуации точно неизвестно, а вот для психики Тима это оказалось плачевным. Он словно ушел в другой мир, а на происходящие в реальности не реагировал никак. Родители, пришедшие навестить сына, пришли в ужас, и при поддержке Смитов поспешили забрать Тима домой. Потом все собрались на совещание. - Надо положить сына в больницу, - заявил Ричард О'Келли. - Так просто нельзя вернуть его в нормальное состояние. - Сначала попробуем что-то более примитивное, а точнее женошок, - предложил Джон Смит. - Тиму нужна женщина, однозначно. - Вы полагаете, что Энни согласится приехать? - покачала головой мать Тима. - Вряд ли эта вертихвостка примчится сюда, - возразил Джон. - А вот Элли приедет, это я вам обещаю. Тем не менее Энни тоже было отправлено письмо на всякий случай. Но к этому времени от прежней Энни Смит не осталось уже и следа. Поэтому девушка решила, что Тим притворяется, чтобы привлечь к себе всеобщее внимание. "Нет, дружок Тимофей, я на это не куплюсь", - подумала Энни, прочтя письмо. Естественно, она никуда не поехала. А вот Элли, получив письмо, бросила все дела и примчалась на родину. Друзей бросать в беде нельзя, Элли была в этом уверена. Попросив оставить их наедине, Элли склонилась над Тимом, который лежал в кровати: - Тим! Ты меня слышишь? Ответа не последовало. - Эту Энни удавить мало! - возмутилась Элли, но быстро вязла себя в руки. Она наклонилась еще ближе над парнем и поцеловала его: - Милый мальчик, очнись и вернись к нам, в наш мир! Слезы закапали из глаз Элли и упали Тиму на грудь. И вдруг... Парень зашевелился и открыл глаза. - Тим! - обрадовалась Элли, вытерев слезы. - С возвращением! - Энни? Энни, это ты? Что? Что случилось? - пробормотал Тим. Его лицо приняло осмысленное выражение. - Холодно, Тим, холодно... Перед тобой вовсе не Энни. - Элли? А мне показалось... - Да, это я. Но если хочешь, можешь считать меня Энни. Это легко. - Нет. Мне никогда не нравились подобные игры... - И мне тоже. Прости... Как ты себя чувствуешь? - Нормально. Когда ты приехала? - Да буквально недавно. А что с тобой приключилось-то? Ты помнишь об этом? Тим собрался с мыслями: - Я ушел от фермера Томаса Скотта и поступил в ученики к индейскому шаману Черное Перо. Учитель ко мне очень хорошо относился. Ты даже представить себе не можешь, как хорошо! Черное Перо обучил меня врачевать людей по индейским методам, а также еще много чему... - Тот самый шаман Черное Перо? Но ему ведь уже не меньше ста лет! - Да, Элли, тот самый. Потом мой добрый учитель умер, я похоронил его и спустя какое-то время решил подражать восточному мудрецу Будде. Я уселся под сосной и стал ждать, когда меня посетит озарение. Потом как отрезало... Судя по всему, Будды из меня не вышло. - Да уж... Мы все очень беспокоились за тебя. Ты словно был в каком-то другом мире и ни на что не реагировал. Не помню, как это называется в психологии. Твой отец даже предлагал отправить тебя в больницу. Узнав о случившимся, я все бросила и примчалась сюда. Энни тоже небось получила письмо, да только что-то она не торопится к тебе, извини... - Ты приехала ради меня? - растрогался Тим. - Спасибо тебе, Элли. Ты действительно настоящий друг. Не то, что некоторые... Не зря же говорится, что друзья познаются в беде. - Давай не будем говорить об этой Энни! - Ты права, она не стоит этого. Ой, очень есть хочется! - Сейчас... Сейчас... Но тебе еще нужно помыться. - Да, да. Элли выглянула из комнаты и радостно сообщила: - Все в порядке. Тим хочет есть. Смиты с О'Келли обрадовались и засуетились. Вскоре Тим сидел за столом и уплетал вкусный суп своей матери и кукурузные лепешки. - Тим, пожалуйста, никогда больше так не делай! - попросила сына миссис О'Келли. - Ты не представляешь, что мы пережили, увидев тебя в таком состоянии! - Да, сынок, не пугай так нас! - подхватил Ричард О'Келли. - Мы уже думали, что больше... Ладно, не будем об этом. Все уже позади. Фред Каннинг, который к этому времени стал директором завода и уже думал о губернаторстве, узнав о случившимся, отправил в Канзас своего знакомого медика, который учился в аспирантуре. Медик осмотрел Тима и остался очень доволен. - Вы были правы, - заметил медик Джону Смиту. - Ваша дочь не только успокоила Тима О'Келли, но и излечила, как это ни странно звучит. В чем-то медик был прав, тем не менее Тим не мог забыть о том, как Энни поступила с ним. По случаю возвращения Тима к реальной жизни было устроено небольшое торжество. - Я приглашаю вас на танец, миледи, - пригласил Элли Тим в самый разгар веселья. - Я польщена. Тим пустился в пляс с Элли под старую песню: Белый шиповник, дикий шиповник Краше садовых роз Белую ветку, юный любовник Графской жене принес. Для любви не названа цена, Лишь только жизнь одна, жизнь одна, жизнь одна. Белый шиповник, дикий шиповник Он ей, смеясь, отдал. Листья упали на подоконник, На пол упала шаль. Белый шиповник, страсти виновник Разум отнять готов. Разве не знаешь, графский садовник, Против чужих цветов. Белый шиповник, страсти виновник, Выстрел раздался вдруг. Красный от крови, красный шиповник Выпал из мертвых рук. Их хоронили в разных могилах Там где старинный вал. Как тебя звали, юноша милый, Только шиповник знал. Тот кто убил их, тот кто сгубил их Будет наказан тот. Белый шиповник, дикий шиповник В память любви цветет. Неожиданно Тим поцеловал Элли, а та не только не воспротивилась, но и ответила. Забыл ли Тим Энни? Нет, не забыл. Но Энни не было рядом, и она не приехала, несмотря на письмо. Следовательно, ничего за исключением осколков старой дружбы, Тим к ней не питал. Старшее поколение, заметив это, поспешило оставить своих чад наедине. - Ты побудешь здесь хотя бы несколько дней? - спросил Тим, целуя Элли в голову. - О, с радостью! Приближается конец учебного года, но несколько дней школа без меня переживет! А потом я вернусь, и ты от меня так просто не отделаешься, проказник! - О, Элли! - О, Тим! Но если у тебя вдруг появится другая девушка, я отнесусь к этому факту философски. Ведь, как ни крути, а ты мне годишься в младшие братья. Только не обижайся... Тим приподнял брови: - А зачем мне кого-то искать, если мое счастье здесь, рядом? С этими словами он обнял Элли. - Я очень рада, - прошептала Элли. - Но не слишком ли ты, нет, мы с тобой торопимся? Впрочем, время покажет. Когда Элли опять вернулась, взяв длительный отпуск, они с Тимом регулярно стали встречаться. Тим стал помогать отцу и Смитам в их трудах и заботах на ферме, а между делом опять готовиться к поступлению. Ему не хотелось ударить лицом в грязь перед Элли. На этот раз молодой человек собрался поступить в педагогический университет, на исторический факультет. Подобно Элли Тим хотел учить детей, а заодно и охранять историко-культурное наследие индейцев. Как Тим все это успевал, было загадкой. Скоро о том, что Элли и Тим встречаются cтало известно на всех окрестных фермах. Люди судачили: - Вот тебе и неразлучная парочка Энни с Тимом! Кто бы мог предположить, что место Энни займет ее старшая сестра?! Впрочем, Энни сама во всем виновата. Нечего было кувыркаться с другими парнями! И вот допрыгалась, наша попрыгунья-стрекоза! Пусть еще скажет спасибо, что Тим не с кем-нибудь, а с ее родной сестрой! Лишь немногие люди пытались оправдать поведение Энни Смит: - Энни еще неразумная девочка. Скоро вся эта дурь пройдет, и она вернется. А вот Элли поступает несправедливо по отношению к своей сестре. - Как у вас язык поворачивается защищать эту проститутку? - возмущались остальные. - Да ей плевать на Тима! Вы знаете, сколько у этой Энни уже было парней? То-то же. Сколько всего было парней у Энни не знал точно никто. Даже сама девушка сбилась со счета. Все знали лишь, что парней очень много. Элли и Тим были слишком счастливы, чтобы обращать внимания на подобные разговоры. А вот миссис Анне это надоело, и однажды она обрушилась на двух старушек, которые это обсуждали: - Вам что, больше поговорить не о чем, любезные? Обсуждайте своих детей сколько угодно, но наших ребят не трогайте! Иначе пеняйте на себя! Бабульки притихли, поскольку знали, что с миссис Анной шутки плохи. Не зря же один из ее предков по материнской линии был самым настоящим итальянцем. Он приехал когда-то в Америку искать счастья и остался здесь навсегда. Старый моряк Чарли Блек, приехавший погостить к родным, был поражен, узнав о случившимся: - Да... Ох, уж эта Энни! Я тоже был молод и у меня было много девушек. Но я никогда не бросал своих настоящих друзей! - Да, помню, девушек у тебя было хоть отбавляй. И тем не менее ты так и не женился, братец, - заметила миссис Анна. - Я женился на море, сестренка, - полушутя, полусерьезно ответил старый моряк. - А вот и наша парочка... А знаете, они хорошо смотрятся вместе. Появились Энни и Тим. Они занимались на опушке историей. - Дядя Чарли! - обрадовалась Элли. - Привет, моя принцесса. Как жизнь? Чарли и Элли обнялись. - Очень даже ничего, - просияла Элли. - А ты сам-то как? - Да вот врачи велели мне осесть на суше и больше не плавать. Уж не знаю, сколько я это выдержу. Моряк без моря - это все равно, что жизнь без любви... Так что я у вас погощу неопределенный срок. Никто не против? - Да что ты, брат, оставайся, - замахала руками миссис Анна. - Конечно, оставайся, брат Чарли, мы все будем очень рады, - подхватил Джон Смит. Тим обменялся рукопожатием с моряком. - Здорово, Тим! Ты стал настоящим мужчиной. - Здравствуйте, капитан. - Все еще хочешь плавать по морям? Хоть я и в отставке, но могу устроить тебя на судно к знакомому капитану. - Пока нет, спасибо. Видите ли, нам сейчас немного не до того... Тим залился краской, как школьник. - О, о, понимаю, но не нужно так стесняться! - рассмеялся Чарли. - И я любил когда-то... - Нам нужно еще кое-куда сходить, - покраснела Элли. - Но к ужину мы вернемся, - пообещал Тим. - М-да, - протянул старый моряк, когда молодые люди ушли. - Все это прекрасно, но что скажет Энни, когда узнает, что ее лучший друг детства влюбился в Элли? - Бывший лучший друг, - поджала губы Анна. - Ведь настоящих друзей не бросают, сам знаешь. А вообще мне не хочется об этом думать. - Да, наши дети уже давно не маленькие, поэтому пусть сами разбираются, - кивнул Джон. - Вспомните, что нам сказали наши родители, когда мы достигли совершеннолетия? Они намекнули нам, что пора покинуть родительский дом и жить самостоятельно. Что мы и сделали. - Но мы не намекали нашим детям на такое, дорогой, - сказала Анна. - Вот именно! Потому что они и так понимают, что к чему. - Но почему же тогда Энни... - Не сердись, сестра, - махнул рукой Чарли. - Дело-то молодое, горячее, сама понимаешь. - Еще бы! Но где же мы могли допустить ошибку? Ума не приложу, - вздохнула Анна и занялась уборкой кухни, а затем ужином. Чарли вместе Джоном вышли на двор, и принялись болтать о жизни. - Да, годы уходят, годы летят, - улыбнулся моряк. - Такова жизнь... Видно действительно мне больше не придется плавать, хотя это и трудно будет... - Мы тоже решили сократить огород, сад и продать кое-что из хозяйства, - признался Джон. - Детям хватит того, что останется, а нам лишнее ни к чему. Здоровье совсем не то, что было прежде... То давление скачет, то сердце ноет, то ноги с руками болят... - Да, старость не радость, - вздохнул Чарли. - Но давай не будем о болячках... Мужчины принялись вспоминать былое, в частности родителей, детство, юность, старых друзей, подруг, учителей. - Жаль, что жизнь нас всех разбросала по разным местам, - горько сказал Джон. - Мы ведь даже не знаем, как у всех наших знакомых сложилась судьба, вот что обидно... А так хочется повидаться хоть с кем-нибудь! - Это точно, - подтвердил моряк. Следует отметить, что Интернетом тогда обычные американцы еще не пользовались. Элли с Тимом уединились в домике, который когда-то Тим с отцом сделали для посиделок с Энни. Когда стало ясно, что Тим будет высок ростом, то домик превратили в настоящий дом, но по старой традиции все называли его "домиком". Последний раз Энни с Тимом были там, когда Энни исполнилось пятнадцать. Они даже целовались тогда. Как давно это было... Тиму даже казалось, что прошла целая вечность с тех пор. Но Тим быстро прогнал от себя мысли об Энни. Уж если она о нем не думает, то зачем ему, Тиму, думать об этой вертихвостке? Тим подарил Элли ее любимые цветы, а также дорогие французские духи. - Ой, а у меня для тебя нет подарка, - огорчилась Элли. - Ничего. Уже одно то, что ты здесь, для меня самый лучший подарок, - улыбнулся Тим и поцеловал Элли. - Вижу, заниматься у нас сегодня больше не получится... Ой, что-то спина разболелась! - Сделать массаж? - вызвался Тим. - А ты умеешь? - Чего тут уметь? Черное Перо научил меня многому. - Ну ладно... Отвернись, пожалуйста! Тим закатил глаза и отвернулся. Элли сняла платье и улеглась на старый диван, который стоял в этом доме. Тим положил ей свои большие руки на спину и стал массировать. Элли изредка постанывала. - Нравится? - полюбопытствовал Тим. - Да, еще, не останавливайся! К концу сеанса Тим почувствовал, что возбудился. Он наклонился и поцеловал Элли в шею. Та открыла глаза и засмеялась: - Вижу, я вижу, чего ты хочешь! Все вы, мужчины, только об этом и мечтаете! - У тебя был секс с кем-нибудь? - спросил Тим, вздохнув. - Извини... - Дважды в жизни, если тебе это так интересно, - призналась Элли, покраснев. - Один раз со старостой нашей группы Диком Джонсом, а второй раз - с тем художником, которому уже стукнуло пятьдесят. И честно говоря, я не получила никакого удовольствия ни с тем, ни с другим... А ты? У вас с Энни что-нибудь было? Или с другой девушкой? - С Энни мы только целовались и больше ничего. А никакой другой девушки у меня не было. - Так ты у нас еще девственник? Вот так номер! - Ты согласна заняться сексом со мной? - набрался храбрости Тим. - А ты... Ты уверен в своих чувствах ко мне? - в свою очередь спросила Элли. - Я тебе не нравлюсь? Ты меня не любишь? - опечалился Тим. - Нет, Тим, ты славный парень и я люблю тебя. Но... Ты абсолютно уверен, что любишь меня? - Абсолютно. - А что сказала бы Энни, если бы вернулась и застала нас здесь? Да она бы прибила нас обоих, и в первую очередь меня! - Мне плевать! Энни предала меня и нашу дружбу! Я ради нее был готов идти в огонь и воду, а она посмеялась над моими чувствами и стала якшаться с другими! - Да, это так... И что же ты никогда не простишь мою сестру? - Не знаю... Когда-нибудь может и прощу, но не сейчас. - Ну если дело действительно так обстоит, то давай попробуем. - Тебя не смущает наша разница в возрасте? Я ее уже давно не чувствую. - Да и я не чувствую разницы, так что все нормально. Элли сбросила с себя остатки одежды. - Мы забыли о презервативах, - прошептала она. - Пустяки! Мы ведь с тобой здоровы. Верно? - Здоровы. Ну ладно, давай рискнем. Тим разоблачился. Он был уверен, что все получится, природа быстро подскажет ему, что надо делать. Тем не менее Тим немного волновался. Сначала они лишь осыпали друг друга горячими поцелуями. Тим окинул взглядом стройное тело Элли с мягкими изгибами и нежной кожей. - Ну как? - прошептала Элли. - Я не разочаровала тебя? - Ты просто древнегреческая богиня Афродита! - Ты мне льстишь, проказник. Ну-с, давай продолжим! Тим обхватил Элли своими сильными руками и привлек к себе. Элли провела рукой по его лицу, коснулась волос. Тим опустился на колени, сжал руками бедра своей партнерши и провел языком вокруг ее пупка. - О Господи! - простонала Элли. - Ты точно делаешь это впервые? - Да. А что? - Это что-то необыкновенное! Давай, продолжай, да, да! Рука Тима скользнула по талии, а затем между ног. - Ты позволишь войти в себя? - Конечно! Не томи, давай же! Сначала Тим двигался медленно, свободно выходя и входя в Элли. Бедра Элли стали двигаться ему навстречу. Тим стал двигаться все быстрее и быстрее в беспощадном, неослабевающем ритме, и Элли подхватила это движение. Тим нежно сжал голову Элли и жадно поцеловал. Длинные пальцы Тима нежно сжали тугие соски Элли. Она тоже старалась отвечать на ласки партнера. Но первенство было за Тимом. Тело Элли содрогнулось от всего происходящего. Тим крепко обнял свою партнершу, целуя куда только можно, а затем быстро и уверенно вошел в Элли. Она громко застонала, крепко обхватив Тима руками... Некоторое время они лежали на диване обессиленные, обнявшись. - Ну как? - с тревогой поинтересовался Тим, придя в себя. - Что скажешь? Тебе понравилось? - Скорее да, чем нет, - улыбнулась Элли. - Для новичка ты прекрасно справился с поставленной задачей. Молодец! Ты настоящий мужчина! Эх, Энни, Энни! Какое же она сокровище упустила! Ой, извини... Нам пора, а то скоро ужин. Кое-как приведя себя в порядок, парочка отправилась по домам. Старый моряк Чарли Блек курил трубочку во дворе. Увидев Элли и Тима, он понимающе улыбнулся и кивнул, показав Тиму большой палец. Поначалу его несколько смущал тот факт, что Тим теперь с Элли, но потом Чарли решил, что если эти двое счастливы вместе, то пусть будет так. "Дело кажется близится к свадьбе, - пророчески подумал моряк. - Энни! Энни! Проворонила ты свое счастье, теперь пеняй на себя!" Тим действительно решил покончить с холостяцким житьем. Как-то раз после учебы и работы на ферме, он пригласил Элли покататься на лодке по озеру. Здесь Тим учился плавать, а впоследствии купался вместе с Энни. Иногда к ним присоединялась и Элли. На середине озера Тим достал кольцо с брильянтом - подарок родителей на 18-летие и спросил: - Ты согласна стать моей женой, Элли? - Да, Тим, - ответила Элли. Конечно, жених с невестой не стали нарушать традиций и спросили благословения у родителей. - Мы согласны, - заявили Джон и Анна. - Ты, Тим, для нас давно как родной. - Жаль, что так вышло с Энни, но видно ничего не поделаешь, - вздохнула Анна. - Бог с ней... Главное, чтобы вы были счастливы с Элли. Родители Тима также дали свое благословение на брак.

Захар: Захар пишет: Элли с Тимом решили не мелочится и пригласили на свадьбу всех людей в округе. И конечно, Фреда. Миссис Анна каким-то образом узнала телефон того места, где жила сейчас Энни, и позвонила ей в Чикаго. Поскольку мобильных телефонов тогда еще не было, то разговор велся с обычного телефонного аппарата. Очередной бойфренд Энни Ричард Баркли передал девушке трубку. - Кто это? - сонно спросила Энни, которая только недавно встала. - Что вам нужно? - Энни, девочка моя, это я, твоя мама. Привет! - Мама?! Привет. Что-нибудь случилось дома? Энни спросила это чисто из вежливости, поскольку родители и их дела уже давно мало интересовали ее. - Ничего не случилось, дочка. У нас все хорошо. Я только хотела узнать, приедешь ли ты на свадьбу сестры. - Элли выходит замуж? - искренне удивилась Энни. - Как это неожиданно! Конечно, я обязательно приеду, не могу пропустить такое. Но кто же избранник Элли, мама? - Дорогая моя, ты только не волнуйся... Это Тим. Наш Тим О’Келли. Телефонная трубка чуть не выпала у Энни из рук. - Когда свадьба-то? - сухо поинтересовалась Энни, стараясь держать себя в руках. - В самое ближайшее время. Так что поторопись, пожалуйста! - Непременно. Пока! Затем Энни дала выход своему гневу, разбив телефон вдребезги. - Что случилось, моя королева? - забеспокоился Ричард. - Телефон-то мне не жалко, купим другой. А вот что с тобой? Какие-то проблемы в семье? - Да, но не мешай, мне нужно подумать. Немного успокоившись, Энни стала размышлять про себя. Уже одно то, что девушка могла думать головой, означало, что еще не все потеряно. Итак, в Канзасе начался самый настоящий мексиканский сериал. Как такое могло произойти? Нет, Тим никак не мог жениться на Элли, это совершенно нелогично и противоестественно, как любят выражаться заучки и зубрилы. Но с другой стороны, какой смысл матери врать? Энни прекрасно знала, что мать терпеть не может ложь и обман. Что за странная ошибка? Что ты сделала, сестра? Мальчик, который с детства бегал за Энни, как верный пес, в итоге выбрал Элли. Почему? Хотя, если вдуматься... Тим ведь всегда смотрел старшей сестре в рот. А несколько раз Энни замечала, как Тим бросал на Элли какие-то необычные взгляды, которых сама Энни никогда не удостаивалась. Тогда Энни не стала зацикливаться на этом, но теперь ей все стало ясно. Элли, воспользовавшись ее отсутствием, решила завлечь парня в свои сети, понимая, что больше никто другой на ее чары не клюнет. Да и этот предатель Тимофей тоже хорош! Что же... Она устроит любимой сестричке такую свадьбу, что та не обрадуется! Свою вину Энни признавать не хотела. С такими мыслями она стала собираться. - Я должна уехать в Канзас, - решительно произнесла Энни, покончив со сборами. - Без меня там не обойдется... - Да что происходит? - недоумевал Ричард. - Может быть, мне поехать с тобой? - Нет, это совершенно исключено, - возразила Энни. - Потом все расскажу. Она пулей помчалась на автобусный вокзал. Вдруг нет билетов или автобус отправится поздно? Тогда ей не удастся осуществить свой замысел. Слава Богу, билеты есть, и автобус скоро будет. Ну, Элли, держись! В том, что главной виновницей является старшая сестра, Энни не сомневалась. Она приехала в родные края незадолго до начала церемонии. - Мы уже думали, что ты не приедешь, - обрадовалась миссис Анна. - Явилась, не запылилась, - пробурчал отец. Элли и Тим молча уставились на Энни. Та, выдавив улыбку, произнесла первую пришедшую в голову банальную фразу, и отправилась со всеми в церковь. От Энни не укрылось, что Фред Каннинг, директор крупного завода, периодически бросает на сестру взгляды в которых читалось сожаление. Это приободрило ее. "Ага, - подумала Энни. - Не я одна такая! Фредди меня поймет!" Венчание проводил старый пастор Алан Хоуп, который знал Элли, Энни и Тима с детства. Церковь была битком забита народом, и даже снаружи находились люди, поскольку приглашенных было много. - Дорогие братья и сестры! - торжественно произнес пастор. - В этот замечательный солнечный день мы собрались здесь, чтобы соединить брачными узами Элли Смит и Тимофея О’Келли. Брак - дело добровольное. Никто не принуждает делать это по принуждению. Поэтому если у кого есть возражения относительно этого брачного союза, то прошу высказаться... - Есть! - обрадовалась Энни. - Я хочу высказаться, святой отец. Анна, Джон и родители Тима ахнули. Фред и Чарли Блек хотели что-то сказать, но раздумали. Элли шепнула Тиму: - Не волнуйся, милый, я не позволю Энни испортить нашу свадьбу. - Я спокоен, дорогая, - поправил галстук Тим. - Говори же, дитя мое, - ласково улыбнулся пастор. - Итак, - торжествующе произнесла Энни. - Этот Тимофей О’Келли всю жизнь притворялся моим лучшим другом, а сам только и мечтал о том, чтобы залезть под юбку к старшей сестре! Все вы, мужчины, такие! Что ты на это скажешь, предатель? - То, что ты дура, - спокойно ответил Тим. - Глупая и самовлюбленная дура. Не я притворялся твоим другом, а ты притворялась моей лучшей подругой! Тебе нравилась, когда нас видели вместе и называли "неразлучной парочкой". Я был слеп как крот и ничего этого не замечал, пока однажды, когда тебе было шестнадцать, ты не сказала Бобу Сойеру о том, что для тебя Тим всего лишь слуга, преданная собачонка, способная таскать твой рюкзак и выполнять любые капризы. Мои же чувства к тебе были искренними. Энни побагровела. Тим говорил правду, ей ничем было крыть. - Ты не мог этого знать! - завопила она. - Я прятался тогда под забором и подслушал ваш разговор. Разве мы когда-нибудь клялись друг другу в любви? Нет, нам не нужны были для этого никакие клятвы, но ты лгала мне всю жизнь, даже тогда, когда сказала, что я всегда буду первым в твоем сердце! Помнишь? Ну что? Съела? Энни закусила губу и повернулась к Элли. Первый бой был проигран, но она не собиралась сдаваться. - Я разочаровалась в тебе, сестренка. Все истории, которые ты мне рассказывала в детстве - сплошное вранье! Энни не решилась назвать Волшебную Страну в присутствии всего народа. Она вытерла пот со лба и продолжила: - С детских лет я считала тебя самой лучшей сестрой, но потом поняла, что заблуждалась. Так когда именно ты решила отнять у меня Тима? Не сомневаюсь, что еще тогда, когда мы были детьми. Но каким образом тебе это удалось? Я не верю ни на грош в искренность вашей любви! Ты что, использовала приворотное зелье? И знаешь, чем все это попахивает? Педофилией, вот чем! Я уже давно догадывалась о том, что все учителя, особенно младших классов, самые настоящие педофилы! И ты не исключение... Элли хотела наговорить сестре кучу всяких гадостей, но передумала. Вместо этого она сказала печально и грустно: - Как тебе не стыдно! Тим прав: ты, Энни, глупая дурочка, не видящая дальше собственного носа. Ты говоришь, что разочаровалась во мне... А на самом-то деле это я разочаровываюсь в тебе. Та Энни, которую я знала, никогда не бросила бы Тима на произвол судьбы и не стала встречаться с другими! И обязательно приехала бы к нему, узнав в каком он был состоянии! Но где тебе... Ты же считаешь, что все кругом врут и притворяются, одна ты самая умная и правильная. К твоему сведению, Энни, педофилов среди учителей не бывает, а если таковые и встречаются, то мы их изгоняем из своих рядов! Навсегда! И Тим уже давно совершеннолетний... Я приехала к нему вместо тебя, когда ему было плохо, и Тим быстро встал на ноги, благодаря моему вмешательству. В результате мы полюбили друг друга. Полюбили искренне, от всего сердца, по-настоящему... - Это точно, дорогая, - подтвердил Тим и поцеловал невесту. - Элли - верный и преданный друг, на которого можно положиться в трудную минуту, в отличие от тебя, Энни. Поэтому не смей оскорблять Элли, иначе тебе плохо придется! Лицо Энни покрылось красными пятнами. Элли вновь заговорила: - Разберись в себе, сестричка, разберись. Мир не изменится по твоему велению и хотению. Он всегда будет таким, какой есть: хорошим, ласковым, строгим и суровым... В других семьях братья и сестры вечно дерутся друг с другом, у них сложные отношения... Мы же с тобой всегда были друзьями, вспомни! Когда тебе было шесть лет, и ты разбила любимую мамину чашку, я взяла вину на себя, помнишь? - Боже мой! - схватилась за голову миссис Анна и вытерла слезы. - Жизнь бывает груба и жестока, - продолжила Элли. - И не всегда получается так, как мы того хотим. Но к чему нам с тобой, Энни, быть врагами? Что нам с тобой делить? Да, мы с Тимом полюбили друг друга и ты тоже когда-нибудь встретишь человека, которого по-настоящему полюбишь. Опомнись, Энни, и будь такой же доброй и славной девочкой, как прежде! Энни смутилась было от слов сестры, но быстро опомнилась: - Не тебе меня судить, лицемерка! - Довольно! - миссис Анна подошла поближе и крепко схватила младшую дочь за руку. - Хватит! Или извинись, бесстыдница, или уходи! Здесь храм божий, а не притон какой-нибудь. И к тому же сегодня венчание. - Да, дочка, или извинись, или ступай прочь! - отрезал Джон Смит. - Не срами нас перед людьми! "А я стало быть, для вас уже не человек!" - возмутилась про себя Энни. Но она поняла, что нужно сменить тактику. - Простите меня, люди добрые, - низко поклонилась Энни. - Я больше не буду! И вы, Элли и Тим, простите дуру грешную! Наверное, сегодня магнитная буря. Разрешите мне остаться, пожалуйста! - Хорошо, оставайся, - кивнула Элли. - Ладно, так и быть, - великодушно кивнул Тим. - Сегодня я добрый. - Но не забудь попросить прощения у Господа и Девы Марии, дитя мое, - велел пастор. Энни покорно опустилась на колени и склонила голову, сердито прошептав при этом: - Счастья в этом браке никому не будет. Лишь чуткий слух Элли уловил эти слова. Она вспыхнула, но ничего не сказала. Пастор провел церемонию. После объявления "мужем и женой" пара вышла из церкви под музыку. Праздновали неподалеку от дома семьи О’Келли, на свежем воздухе. На большую площадку поставили пять столов. Смиты и О’Келли не поскупились, здесь была самая разнообразная еда и напитки, каких можно было только пожелать. Да и Фред Каннинг, карьера которого пошла в гору, постарался. Энни подошла к Фреду рядом с которым никого не было. - Ты не возражаешь, если я тут сяду? - тихо спросила она. - Садись, пожалуйста, - кивнул Фред. - О благодарю вас, дорогой кузен. Вы очень любезны, - просияла Энни и уселась. - Ну как твои дела? - Неплохо, а у тебя? - Мне показалось или ты действительно сохнешь по Элли? - опять задала вопрос Энни, проигнорировав вопрос кузена и выпив шампанского. - Кто тебе сказал? - нахмурился Фред. Он терпеть не мог, когда обсуждали его чувства. - Увидела по твоим глазам. Так это правда? Значит, ты тоже не в восторге от этой свадьбы? - Нет, я не против брака Элли и Тима. Но я действительно неравнодушен к Элли, - признался Фред. - Я это понял еще тогда, когда случился обвал в Мамонтовой Пещере, и мы с ней пустились в необыкновенное путешествие. Однако Элли никогда не замечала этого и всегда видела во мне лишь брата. - Так кто же тебе мешает бороться за свою любовь? - насмешливо прищурилась Энни. - А зачем? - пожал плечами Фред. - Элли с Тимом любят друг друга, ну и пусть будут счастливы... К тому же я скоро займусь политикой, поэтому мне будет не до любовных дел. - И ты туда же! А я не верю в их любовь! Хоть убей, не верю! Может, объединимся и разведем Элли с Тимом, а? Тогда Тим вернется ко мне, у него просто не будет иного выхода, а ты сможешь приударить за Элли. - Могу сказать тебе только одно: нет. - Жаль... А я буду продолжать бороться. Ты смотрел "Графа Монте-Кристо"? - И читал, и смотрел. Читать тоже невредно, Энни, поверь мне! Но причем здесь "Граф Монте-Кристо"? Разговор нравился Фреду все меньше и меньше. - А притом: давай напишем донос куда следует на эту сладкую парочку. А лучше на одну Элли. - Запрещаю тебе делать это! Слышишь? - у Фреда от волнения даже голос изменился. - Если ты что-то помнишь из уроков по истории, то должна знать, что братоубийственные войны никогда до добра не доводили. С сестрами то же самое. Усекла? - Фред, пожалуйста, помоги мне, я в долгу не останусь! - взмолилась Энни. - Знаешь, есть очень древняя притча о черепахе и скорпионе. Скорпион попросил черепаху перевезти его на другой берег. Черепаха боялась, что скорпион ее ужалит, на что скорпион ответил: "Но если я тебя ужалю - утону вместе с тобой, а мне хочется жить". Черепаха согласилась и поплыла на другой берег реки со скорпионом на спине. И на середине реки скорпион ужалил черепаху. Черепаха спросила: "Зачем ты это сделал?", и скорпион ответил: "Такова моя природа". - Эту сказку я слышала еще в детстве. Только в иной версии. Там были рыба и змея, вместо черепахи со скорпионом. - Так вот, Энни, не обижайся, но ты самая настоящая змейка. И скорпион в придачу! - О, спасибо, так и есть, - улыбнулась польщенная Энни. - Поэтому я считаю, что эти предатели Элли с Тимом будут умирать долго, мучительно и кроваво. Фред покачал головой: - По-моему, ты не совсем здорова. Я знаю одно хорошее место в Швейцарии, где прекрасно лечат нервы. Могу устроить тебя туда, если хочешь. Через полгода ты и думать забудешь о таких вещах, там настоящие кудесники. Подумай об этом! А теперь, извини, мне нужно позвонить... Фред встал и ушел. К Энни приблизилась нахмуренная Элли: - Я все слышала, сестра. И ту фразу, что ты сказала в церкви, и то, о чем ты говорила с Фредом. Слава богу, мозгов у него побольше, чем у тебя. Может быть, найдем безлюдное место и устроим настоящую дуэль, если тебе так неймется, а? Оружия у меня нет, но зато есть гордость и достоинство. Некоторое время сестры свирепо смотрели друг на друга. Казалось, что все, что соединяло их, было разрушено навсегда. Какое-то мгновение Элли казалось, что Энни сейчас отвесит ей оплеуху и приготовилась дать сдачи. Но этого не произошло. Вместо этого Энни произнесла: - Идите вы все к черту! Знать вас больше не желаю! Затем встала, развернулась на каблуках и побежала к автобусной остановке. Купив билет, она дождалась последнего в этот день автобуса в Чикаго, и уехала. Скоро о том, как Энни вела себя на свадьбе старшей сестры, стало известно всему Канзасу и даже за его пределами. Сплетницы судачили об этом на все лады, пока миссис Анна лично не заткнула наиболее активных.

Захар: Захар пишет: Возник было вопрос о том, где же будут жить молодые. Тим решил этот вопрос, заявив, что они поселятся в том самом домике, где уже было почти все для жизни, кроме настоящей ванны и туалета. Элли не возражала. Сама она окончательно ушла из своей школы, поскольку ей надоело быть директором, хотелось живой работы с детьми. В Канзасе она быстро устроилась на работу в школу, где училась когда-то сама. Старая директриса Памела Смик охотно приняла на работу отличницу Элли. Установив все удобства, Тим затеял перестройку дома вместе с Джоном Смитом, отцом и Чарли Блеком. - Наш дом должен быть еще более большим и просторным, ведь мы проживем здесь всю нашу жизнь, - говорил Тим. Строительные работы шли полным ходом. А когда к ним присоединились и школьные приятели Тима, то дом был довольно быстро построен. Из деревянного особняка он превратился в хороший и большой кирпичный коттедж. Зимой молодожены перебрались туда окончательно, и жизнь потекла своим чередом. О прошлом старались не вспоминать. Что было, то прошло, нужно думать о будущем. От Энни не было никаких известий. Фред Каннинг был избран губернатором и с тех пор редко бывал у родных. Чарли Блек также построил себе дом в Канзасе. Говорили, что он тоже собрался жениться, но пока Чарли держал это в секрете. А на все вопросы лишь загадочно улыбался. Миссис Анне не нравилось поведение брата. - Волосы поседели, а все туда же... Опять за бабами стал бегать! Да кто пойдет в наше время за старика? - недовольно ворчала она. - О чем братец только думает?! - А что в этом плохого, дорогая? - мягко возражал Джон. - Чарли еще парень хоть куда, несмотря на годы! Глядишь, еще и детишки у него будут. Однако у Чарли Блека ничего с женитьбой не вышло. Его старая знакомая, которую он знал еще со школы, померла в доме для престарелых, когда моряк ехал к ней делать предложение. Горе придавило Чарли, но он всячески старался бодриться. Смиты-старшие, Чарли Блэк и Элли очень беспокоились за Энни. Элли, несмотря ни на что, не могла выбросить родную сестру из сердца. Для нее она всегда оставалась той славной девчушкой, с которой Элли играла и нянчилась, как старшая сестра. Лишь изредка Элли делилась своими тревогами о сестре с мужем. Тиму не нравилось это, но он терпел. Лишь однажды Тим не выдержал: - Да плюнь ты на нее! Я уверен, что Энни никогда бы не стала думать о тебе, не говоря уже о всех остальных! - Нет, дорогой, я так не могу. Ведь Энни - моя родная сестра. Родная кровь не пустяк. Ведь если бы у тебя были братья и сестры, ты бы тоже о них думал, верно? - Пожалуй, ты права, милая, - согласился Тим после раздумья. - Только... Давай не будем говорить об Энни, хорошо? Моя рана еще не зажила окончательно. Понимаешь? - Бедняга! Они обнялись.

Захар: Захар пишет: Прошло шесть лет. Тим поступил на исторический факультет, успешно закончил его и теперь преподавал в школе. Работа Тиму нравилась, и ученики любили его. Тим всегда умел найти подход к любому, поэтому на его уроках никогда не было скучно, очевидно благодаря влиянию Элли. На каникулах Тим возил учеников по памятным местам, знакомил с индейцами, устраивал игры в волейбол при поддержке учителя физкультуры Хантера. У Элли и Тима родились двойняшки - мальчик и девочка. Родители долго думали, как их назвать. Элли хотелось взять какие-то необычные имена. Но какие? Вопрос решил Тим. Было решено назвать мальчика Ильсором, в честь легендарного вождя арзаков, а девочку - Раминой в честь мышиной королевы из Волшебной Страны. Все окрестные жители гадали о том, что это за имена и откуда они взялись. Но все их предположения были далеки от истины. Особенно недоумевал пастор Алан Хоуп. Он порылся в своих книгах и заявил: - Таких имен нет нигде, поэтому я не стану крестить под ними ваших детей. Пришлось родителям Тима у которых всегда был большой достаток хорошенько подмазать упрямого пастора. Получив приличные деньги и трех коз в придачу, Алан Хоуп совершил таинство крещения. После рождения детей Тим уговорил Элли оставить работу и сидеть с малышами хотя бы до того момента, пока Ильсор и Рамина не пойдут в школу. - Няньки нам не нужны, а насчет денег не волнуйся, проживем как-нибудь. Да и родители нам обещали помогать, если что... Тем не менее Элли дома не сиделось, она постоянно гуляла со своими детьми. Врач-педиатр миссис Томпсон к которой возили на медосмотр детей, даже ставила детей Элли и Тима в пример другим родителям: - Вот так должны выглядеть здоровые ребята! Первыми сказками, которые услышали Ильсор с Раминой от родителей были истории о Волшебной Стране. В основном, правда, рассказывала Элли, Тим лишь изредка дополнял ее. Он любил вспоминать о том, что делал сам в Волшебной Стране, но к нему тут же лезли воспоминания об Энни и ему делалось нехорошо. Время не вылечило рану. Прежняя обида и злость, правда, исчезли, но неприязнь к Энни у Тима осталась. При всяком удобном случае Тим играл с детьми в разные игры, пускал кораблики на речке, ходил в лес за грибами и ягодами. В общем, старался быть хорошим отцом и мужем. Когда двойняшкам исполнилась по шесть лет, они наконец познакомились со своей тетей Энни. Вот как это произошло: от младшей Смит по-прежнему не было никаких известий. Однажды Элли, наслушавшись жалоб матери по этому поводу, она связалась с губернатором штата Айова Фредом Каннингом. - Весьма сожалею, помочь не могу, - сухо ответил Фред. - У меня сейчас много важных дел. - Господин губернатор, неужели вам трудно что-нибудь сделать, хотя бы ради меня? Это подействовало. Фред, даже будучи ослеплен властью, действительно был готов на все ради Элли. Он нанял двух сыщиков и велел им навести справки о своей младшей кузине Энни Смит. Получив приличный задаток, детективы принялись за работу. Куда же делась Энни? Она продолжала переходить от любовника к любовнику, ибо мужчины лишь пользовались ей, а когда Энни им надоедала, то они ясно давали ей понять, что Энни больше с ними делать нечего. Нет проблем, Энни вновь объявляла себя вольной птицей и искала новых приключений, а также поклонников. Но вечно так продолжаться, безусловно, не могло. Когда окончательно подошли к концу деньги, и она рассталась с солистом рок-группы "Волки" Эдуардом Свенсоном, Энни серьезно призадумалась. Вспомнились ей слова Элли: "Разберись в себе, сестричка, разберись. Мир не изменится по твоему велению и хотению. Он всегда будет таким, какой есть: хорошим, ласковым, строгим и суровым... Жизнь бывает груба и жестока. И не всегда получается так, как мы того хотим. Опомнись, Энни, и будь такой же доброй и славной девочкой, как прежде!" "Может быть, сестра права, и я что-то делаю не так?" - заколебалась Энни. Но вспомнив о том, что Элли и Тим теперь муж с женой, она гневно тряхнула головой и отбросила всякие мысли о "предателях". Что же делать? Денег совсем нет. Продать что-нибудь из одежды или вещей? Нет, это будет слишком мало, а Энни привыкла жить на широкую ногу. Как же быть? Попросить у родителей? Но в последнюю встречу Энни поняла, что предки уже не так активно работают, как раньше, поэтому денег у них негусто. Да и вряд ли родители согласятся дать младшей дочери денег после того, что было на свадьбе. Фред тоже ничего не даст кузине, он ясно дал понять Энни, что не одобряет ее поведения. Усмехнувшись про себя, Энни стала искать другие пути. В итоге было принято решение ограбить один из самых крупных банков Калифорнии, где теперь жила Энни. "Бонни и Клайд отдыхают! - подумала Энни. - На сцену выходит великая и ужасная Энни Смит! Я не остановлюсь ни перед чем. И накажу их... Пресловутую Элли и ее муженька Тимофея!" Продав блузку и купальник на одном из рынков Лос-Анджелеса, Энни там же приобрела настоящую шапку-маску, а также пистолет. Это было ненастоящее оружие, а всего лишь искусно сделанный сувенир, но для запугивания вполне подойдет, как решила Энни. Очень хотелось есть и пить. Но ничего, скоро у нее все будет... "Бэнк оф Америка", Лос-Анджелес. Энни в маске с пистолетом ворвалась в банк: - Всем оставаться на местах! Это ограбление! Гоните бабки, гаденыши, или я все здесь разнесу к чертовой матери! - завопила она не своим голосом. Опешивший старый кассир стал высыпать в мешок деньги. Охранник на входе, которому Энни сразу показалось подозрительной, знаком подозвал полицейских в штатском, которые находились неподалеку. - Без лишних движений! - спохватилась Энни, но было уже поздно. После упорного сопротивления она была схвачена и доставлена в ближайшее отделение. А тем временем там в одной накуренной комнате сидели старший инспектор Герберт Симмонс и его приятель, 70-летний, но еще бодрый калифорнийский фермер Адольф Гастингс. У него было три жены, и все они умерли при весьма загадочных обстоятельствах. - Я буду тебе очень признателен, старина, если ты найдешь для меня новую служанку и жену, - говорил Гастингс своему другу. - К тебе же наверняка приводят сюда много женщин, верно? - Верно, - кивнул инспектор. - А тебя какие именно женщины сейчас интересуют? Постарше или помоложе? - Беззубые старухи мне ни к чему, - улыбнулся старый фермер. - Ты мне подавай помоложе и покрасивее. - Блондинки или брюнетки? - Это роли не играет. Раздался звонок. - Долго ждать не придется, дружище, - заявил инспектор, выслушав что ему было сказано. - Тут взяли одну молодую особу, которая пыталась ограбить один из лучших банков. - Иди ты! Какая удача! - Сейчас ее приведут. Скоро полицейские привели слегка избитую с синяком под правым глазом, Энни Смит. Гастингс довольно усмехнулся, окинув взглядом ее фигуру. "Аппетитная шалава," - подумал он. Инспектор внимательно изучил паспорт Энни и произнес: - Итак, мисс Смит, как вы дошли до жизни такой? Ограбление банка вам не удалось, но вы оказали сопротивление полиции. Этого вполне достаточно, чтобы посадить вас в тюрьму. - Не твое собачье дело, урод! - проворчала Энни. Она не собиралась сдаваться, несмотря на проигранное сражение. - Ты мне тут свои фокусы не показывай, женщина! - нахмурился инспектор. - Я тебе ни жених, ни дядя, ни мать, и не отец. Так что ты брось эти штучки! Будешь писать заявление о явке с повинной, или не признаешь свою вину? - Никогда! Я ни о чем не жалею! - с вызовом сплюнула Энни. - Какие мы крутые! Посмотрим, сколько в тебе сил останется после житья в тюремной камере. Должен тебе сказать, милочка, что тюрьма - это не мед и не сахар. Впрочем, есть и другой выход. Хочешь выйти отсюда на волю? А твое дело закроют и в суд передавать не будут. - Вы это серьезно? - округлила глаза Энни. - Но ведь это не за просто так, верно? Увы, сэр, взятку я вам дать не могу, деньги кончились. Симмонс с Гастингсом о чем-то пошептались. - Я предлагаю вам два выхода из сложившейся ситуации, мисс Смит: Выход первый: Вы можете сесть в тюрьму, но долго там не протяните. Там наши принцессы и королевы сделают из вас отбивную и сломают вашу психику. Выход второй: вы выходите прямо сейчас на свободу и поступаете в услужение к моему лучшему другу Адольфу Гастингсу, который сейчас находится рядом со мной. Выбирайте! С этими словами инспектор осклабился. Гастингс тоже довольно заулыбался, буравя взглядом Энни Смит: - Ну что, красавица, идешь ко мне? У меня жить тебе будет хорошо, разлюли малина! Каждый год я буду платить тебе по доллару. Сто лет - сто долларов. Богатейкой будешь! Ха-ха-ха! Не волнуйся, жалованием не обижу. - Мистер Гастингс известен своей щедростью, - кивнул инспектор. Старый фермер не понравился Энни с первого взгляда. Даже больше чем его приятель из полиции. "Зачем я понадобилась этому старому извращенцу? - размышляла она про себя. - Не иначе хочет завести себе молодую любовницу. Как же мне быть? А-а, была не была... Прорвусь!" Несмотря на отвращение, которое я питала Энни к старику, в тюрьму ей очень не хотелось. - Я согласна пойти в услужение к мистеру Гастингсу, - заявила Энни. - По рукам! - Они обменялись рукопожатием с инспектором. Довольный фермер обнял своего приятеля: - Спасибо большое, дружище, я этого не забуду! - Не за что... Желаю вам счастья, мисс Смит, - улыбнулся инспектор и проводил Энни с Гастингсом до двери. - Вот и еще один день прошел, - пробормотал он, когда за ними захлопнулась дверь. Фермер усадил Энни в свою машину и привез на свою ферму за город. Он жил в большом доме, во дворе был пруд в котором плескались гуси, утки и лебеди. - Нравится? - поинтересовался Гастингс. - Это еще что... Сейчас я покажу тебе настоящий зверинец. В зверинце, который фермер устроил во своих владениях были трое волков, рысь, пантера и даже двое ядовитых змей. - Я большой оригинал, не правда ли? - захихикал старик, глядя на лицо Энни. - Люблю все живое и не совсем обычное. Соседи даже утверждают, что Гастингс - колдун, но они ошибаются! Значит так... Платить тебе буду для начала пять долларов в месяц, жить будешь в сарае. Подъем у нас в пять утра. - Где я буду жить? - не поверила своим ушам Энни. - Рабыни и служанки должны знать свое место, - отрезал Гастингс. - В сарае будешь жить, милочка, в сарае. - И что... В самом деле нужно будет вставать в пять утра? - Энни потерла виски. - Да. А теперь приготовь мне ужин, я проголодался. И пошевеливайся, рабыня! - Но в нашей стране нет рабов! - воскликнула Энни. И тут же получила пощечину. Она хотела было дать сдачи, но старик заметил: - Захотелось в тюрьму? Это всегда можно устроить. Энни горько заплакала и мысленно попросила у родных с Тимом прощения. Она понимала, что это бесполезно, но все же... Вот она расплата за все ее прегрешения! Хоть Энни и выросла на ферме, но где-то в 15 лет стала уклоняться от работ дома. Ни уговоры, ни просьбы родственников не помогали. Поэтому трудиться Энни совсем отвыкла. У своих мужчин она всегда ела все готовое из магазина или ресторанов с кафе. И вот у Гастингса Энни пришлось попотеть. Кормил, правда, фермер хорошо, чего-чего, а на еду он не скупился, но за малейший промах беспощадно колотил Энни. Когда бедная девушка пришла в сарай и, заливаясь слезами, улеглась на солому, которая теперь служила ей постелью, пришел "старый черт", как она прозвала Гастингса. - Привет, киска, - усмехнулся он. - Пупсик пришел узнать, что поделывают его любимый цветочек... Готовишь ты неважно, но это не беда, научишься. Всему свое время... Но есть одно дело, которое не терпит отлагательств! Иди ко мне, моя обожаемая змейка! Старик схватил Энни своими руками. - Что вы себе позволяете?! Это нарушение прав женщин! - возмутилась Энни. - Здесь я, милочка, закон, право и порядок! Слушайся меня, а не то будет плохо! Здешняя полиция также в моих руках, если ты этого до сих пор не поняла. Бедная Энни вынуждена была покориться и отдаться Гастингсу. Когда старик наконец уснул, Энни впервые за много лет стала молиться и каяться в своем безрассудстве. Так началась ее новая жизнь. Каждый день Энни вставала с петухами, выгоняла коров и выполняла разную тяжелую и грязную работу. Она нашла утешение в религии и это спасало ее. Сам Гастингс почти ничего не делал, лишь возился со своими питомцами из зверинца. Иногда, будучи в добром расположении духа, фермер разрешал Энни ходить за покупками, а также гулять по окрестностям, но только под своим четким руководством и сопровождением. Через месяц каторги, как называла Энни жизнь у Гастингса, старик предложил ей: - Мне плевать на мнение соседей, но почему бы нам не вступить в брак? - Как это? Да вы что, с ума сошли? Вы же мне в отцы годитесь или даже в дедушки! - возразила Энни. - И что? Ты совершеннолетняя, так что никакой проблемы я не вижу! Или тебе захотелось в тюрьму? Гастингс знал на что упирать. - Ладно, я выйду за вас замуж, - согласилась Энни и заплакала. - Ну ничего реветь, глупая! Такого жениха как я нигде не найдешь! - Родители меня убьют! - А ты им ничего не сообщай! - строго велел фермер. - Но как же... - Ты слышала, что я сказал! Это касается и всех остальных твоих родственников! Сыграли свадьбу. Среди приглашенных были одни старики, знакомые и друзья Гастингса. Жизнь Энни совершенно не изменилось. По-прежнему она вкалывала с утра до вечера на мужа, и по-прежнему Гастингс бил ее даже за малейшие ошибки. Лишь молитва и вера помогали Энни. Сыщики, которых нанял Фред, напав на след Энни и узнав о том, что произошло, сообщили своему нанимателю, а тот в свою очередь отправил письмо родственникам. Элли винила во всем себя: - Это моя вина! Она все еще чувствовала ответственность за младшую сестру, несмотря на то, что Энни была взрослой. - Какой ужас! - качала головой миссис Анна. - У нас в семье никто никогда не грабил банки! - Это точно, - подтвердил Чарли Блек. - Несмотря ни на что, никто никогда не делал такого. - И у нас в роду тоже ничего такого не было! Никто из нас ни при каких обстоятельствах не унижался до воровства и грабежа! Стыд и срам нашему роду! - сокрушался Джон Смит. - И вдобавок выйти замуж без родительского благословения! За 70-летнего старика! Тьфу! Все это ни в какие ворота не лезет! Так опозорить нас перед всеми! Эх, жаль, что я ни разу не лупил эту девчонку ремнем в детстве! Может быть, тогда бы не случилось всего этого... - Да нет же, Энни здесь ни при чем! Это я виновата! - сокрушалась Элли. - Не переживай, родная, твоей вины здесь нет, - миссис Анна обняла дочь. - Не могла же ты постоянно контролировать каждый шаг своей непутевой сестры! И к тому же она уже не ребенок... Пора бы Энни уже и самой научиться соображать! - Энни всего лишь запуталась во всем, - сделал вывод Чарли. - Еще бы! Тим женился на старшей сестре! Конечно, для нее это было больно и обидно... - Нечего было развлекаться с другими парнями! - сплюнул Джон Смит. - И водить Тима за нос! - Все равно бы неплохо оказать Энни хоть какую-то поддержку, - робко произнесла Элли. - Да, не мешало бы, - поддержал Элли Чарли Блек. Мало-помалу родители оттаяли и согласились. Но что они могли сделать для Энни? Родственники узнали, что Адольф Гастингс - богатый фермер, следовательно, в деньгах младшая дочь не нуждается. Навестить Энни? А хочет ли она этого? Судя по всему, нет, иначе бы уже давно написала родным хоть пару строк. Но Энни молчит, следовательно, трудно предсказать ее реакцию на появление родственников. А вдруг с Энни стряслась какая-нибудь беда? Фред уверял, что брак был заключен совершенно законно и Гастингс - порядочный гражданин. Но мало ли... Элли попросила Фреда, чтобы сыщики лично пообщались с Энни и ее мужем. Гастингс в беседе с детективами заявил, что супруга счастлива и довольна, а также хочет порвать всякие связи с прошлым. Поэтому любые встречи с родственниками совершенно исключены. Энни, скрепя сердце, вынуждена была это подтвердить. "Все-таки здесь что-то не так", - подумала Элли, когда до родных дошла весть об этом, и отправила сестре письмо, желая узнать все из первых уст. Ответ пришел скоро и довольно короткий: "Элли, у меня все хорошо, просто замечательно. Поэтому, пожалуйста, не пиши мне больше" Энни написала такое письмо под диктовку мужа. На самом деле она очень обрадовалось, получив весточку от сестры, поскольку была уверена, что Элли так и не простила ей, того, что было. Гастингс, узнав о письме, пришел в ярость, пригрозил Энни тюрьмой и велел ей сделать все возможное, чтобы старшая сестра больше не писала писем младшей. - Ну и пожалуйста! - сплюнула Элли, прочтя ответ. - Я тут за нее переживаю, а эта Энни, похоже, действительно больше в нас не нуждается! Но долго Элли не могла сердиться. - Каждому впоследствии воздастся по его заслугам, - заявил Тим, узнав о судьбе Энни. - Энни заслужила это. - Неужели тебе ее совсем не жалко? - не поверила Элли. - Ни капли, - отрезал Тим. - Ты очень гордый... - Таким уж уродился, дорогая. Полтора года прожила Энни с нелюбимым мужем. Сколько побоев, упреков и всего прочего перенесла она за это время, не передать. Однажды старик вздумал развлечься, привел домой своих приятелей и разрешил им забавляться с женой. С Энни было больше чем достаточно! Но сил бежать у нее не было. Поэтому она тайком написала слезное письмо Элли, умоляя ее вытащить из этого ада, рассказывая обо всем, что ей довелось пережить. Энни просила у сестры прощения за все и обещала исправиться... Элли схватилась за голову, получив письмо. Все ее худшие опасения подтвердились! Она связалась с Фредом. Губернатор вздохнул и пошел звонить своему коллеге из Калифорнии. Губернатор Калифорнии долго не мог поверить в происходящее, поскольку считал Гастингса порядочным человеком, хотя и не был с ним близко знаком. Но убедительность Фреда взяла верх. И вот к ферме Адольфа Гастингса прибыли два больших отряда полицейских. С ними были Элли и врач, который должен был осмотреть Энни. Незадолго до этого был арестован инспектор Симмонс - друг и сообщник старика. Гастингс взял ружье и попытался скрыться, отстреливаясь, но его догнали и схватили. Энни молилась в прихожей, когда дверь открылась, и в комнату ворвались Элли с врачом. - Энни! Сестренка! Я здесь! - Элли! Ты все-таки приехала? Сестры обнялись и расплакались. Им о многом нужно было поговорить. - Что же мы с тобой наделали? - качала головой Элли. - Насмеялись с самого дорогого, что у нас было. - Больше всех виновата я! Так что же все-таки произошло тогда с Тимом? К своему стыду, я не дочитала то письмо до конца. Элли коротко рассказала Энни все как было. - Ты поступила правильно, - заявила младшая сестра. - Тим не заслужил такую жену, как я! - И все-таки моя вина тоже здесь есть... - Не говори глупостей! А дети у вас есть-то? - Да. Двойняшки. Мальчик и девочка. Мы назвали их Ильсором и Раминой. Скоро я вас познакомлю. Ильсор и Рамина были с бабушками и дедушками, поскольку Тим был постоянно чем-нибудь занят. Врач осмотрел Энни. От госпитализации та отказалась. Тогда врач выписал ей уколы и таблетки на целый месяц. Брак Энни и старика был аннулирован. Инспектор Симмонс был смещен с должности и получил семь лет. Адольфа Гастингса признали опасным для общества и положили в лечебницу. Несколько раз он пытался оттуда бежать, но безуспешно. Через пять лет Гастингс скончался в лечебнице.

Захар: Захар пишет: Сестры Смит на машине, лично выделенной для них Фредом, добрались до дома. Смиты и О’Келли с радостью приняли Энни, отчего та очень растрогалась. - Дети, познакомьтесь, это ваша тетя Энни, моя сестра, - улыбнулась Элли. - А это Ильсор и Рамина. - Какие милашки! - восхитилась Энни. - И они так похожи на нас с Тимом в детстве! Сердце Энни окончательно растаяло, и она в очередной раз раскаялась, что так обошлась с сестрой и Тимом. - Да, сходство действительно есть, - признала Элли. - Ты та самая тетя Энни, что была в Волшебной Стране? - лукаво спросил Ильсор. - Неужели в самом деле та самая тетя Энни? - не поверила Рамина. - Да, это я, и мы с вашим папой действительно были в Волшебной Стране, - подтвердила Энни. - Но первенство принадлежит, безусловно, вашей дорогой маме. - Не скромничай, сестренка. Ты тоже там много чего свершила, - возразила Элли. Джон Смит обратился к младшей дочери: - Ну, дитя мое, что греха таить, ты всем нам хорошо потрепала нервы... Энни опустила голову: - Простите... - Но ты раскаялась и осознала свои ошибки, - продолжил отец. - Это смягчает твою вину. И знаешь что? Отныне ты будешь во всем слушаться Элли и советоваться с ней. - Да, папа! Обещаю и клянусь! - воскликнула Энни. Отец с дочерью обнялись, миссис Анна также поспешила обнять Энни. - Девочка моя, с возвращением! Все позади, все уже позади... - Да, моя принцесса, мы рады, что ты к нам наконец присоединилась! Чарли Блек также поспешил оказать внимание второй племяннице. По случаю возвращения Энни был устроен небольшой праздник. Было решено, что Энни теперь будет жить вместе со старшей сестрой и ее семьей. Через полчаса домой, наконец, заявился Тим. - Всем привет! Я дома! Милая, я голоден, как волк! Тим обнял детей, поцеловался с Элли, поздоровался с остальными родственниками. Увидев Энни, он скривился, словно проглотил лимон. - Дорогая, а что здесь делает эта Снежная Королева? - спросил Тим, отведя Элли в сторонку. Элли объяснила супругу, что к чему. - Надеюсь, ты не будешь против, если моя сестра будет с нами жить. - Мне-то что, пусть живет, - проворчал Тим. - Но если она опять примется за свои фокусы, я живо выставлю ее вон! В последних словах послышалась угроза. - Милый, не будь таким злым, ты же добряк. - Не буду, не буду. Но и Энни пусть ведет себя прилично. - Почему ты ей сам об этом не скажешь? - Не хочу. Да Энни и так все уже поняла, я надеюсь. - Вот и славно! А теперь все за стол! Ильсор прочел молитву, и ужин начался. Все болтали о свежих новостях, погоде и политике. - Мама, папа, а мы отправимся в Волшебную Страну? - поинтересовались двойняшки. - Обязательно, - заявил Тим. - Все вместе. Но только, когда у меня будет больше свободного времени. - А почему бы не отпустить детей одних, когда они станут чуть постарше? - набралась храбрости Энни. - Ведь отпустили же нас родители когда-то... Родители согласно закивали головами. - Времена теперь совсем другие, - ответил Тим, избегая смотреть на Энни. - И если честно, я сейчас удивляюсь, как нас могли отпустить одних тогда в такую даль... Самостоятельность - это прекрасно, спору нет, и с нами были механические мулы Цезарь с Ганнибалом, а также пес Артошка, но все равно... Ведь мы тогда были еще несовершеннолетние. - Мы хотели вас закалить, - пояснил Ричард, отец Тима. - Да, и никто из вас не жаловался, вернувшись обратно, - улыбнулся Джон Смит. - Но в чем-то ты прав, Тим, времена действительно изменились. - В любом случае если мы и посетим в будущем тот дивный край, то отправимся туда все вместе. Верно, Элли? - Тим повернулся к жене. - Да, дорогой. Кто будет чай, кто кофе? - А я хочу виски, - улыбнулась Энни. - Простите, я пошутила. Мало-помалу она приходила в себя и становилась сама собой. Но все равно эта была уже не та Энни Смит, готовая лезть в постель к первому встречному незнакомцу. Лишь Тим не верил, что младшая сестра Элли действительно решила взяться за ум. Утром Энни проснулась раньше всех и приготовила завтрак. Чуть позже встали дети. Тим, придя на кухню, удивился, что там хозяйничает вовсе не Элли. - Доброе утро, - лучезарно улыбнулась Энни. - Доброе утро, - сдержанно поздоровался Тим, кашлянув. - Папа, мы поедем на выходные в цирк? - спросил Ильсор. - Непременно, - отозвался Тим, занервничав. - Чего это Элли сегодня разоспалась? После еды дети убежали играть на улицу. - Чего не ешь-то? - продолжала улыбаться Энни. - Здесь все твое любимое, я не ошиблась? - Нет, не ошиблась. Чего ты добиваешься, Энни? - Тим изо всех сил старался напустить на себя строгость, но у него не получалось. - А что такое? Ты всегда у нас был особенным, в хорошем смысле этого слова. Поэтому у тебя вполне могут быть две жены. Одна на сытный обед, вторая - на десерт. Как на Востоке. Ну ты меня понимаешь, ты же историк... - Я понял, к чему ты клонишь. Но мы живем не на Востоке! И я не нуждаюсь во второй супруге! Я люблю лишь Элли. - Уже и пошутить нельзя! Ты что, совсем шуток не понимаешь? - Ничего себе шуточки! Впрочем, ты всегда была такой. Тим оставил тарелку в сторону и принялся за чай. - Хочешь- верь, хочешь - не верь, но я в самом деле раскаялась, - серьезно произнесла Энни. - Моя сестра действительно заслуживает счастья и лучшего мужа чем ты, ей не найти. У вас славная семья и чудесные дети. Я рада за вас. И раз у нас с тобой ничего не получилось, то давай будем просто друзьями, как в добрые старые времена. Что скажешь? - Посмотрим, - уклончиво ответил Тим. - У меня до сих в голове звучат слова, которые ты сказала тогда Бобу Сойеру. Уже тогда мое представление о тебе стало меняться, причем не в лучшую сторону. - Тим! - Что "Тим"? Что? А то, что ты делала потом и на нашей с Элли свадьбе... Думаешь, это так просто забыть и начать все сначала? Нет, я не могу этого забыть! - Понимаю, - вздохнула Энни. - Ну хочешь я стану перед тобой на колени? Она опустилась на колени перед Тимом. - Не будь более глупой, чем ты есть на самом деле, - поморщился Тим. - Встань и никогда больше не становись на колени в моем доме! Энни всхлипнула и встала. - Конечно, тебе тоже было несладко, - уже более мягче повторил Тим. - Можешь быть спокойна, я не считаю тебя своим врагом. Но не надейся, что все будет как прежде... - Знаешь, я по ночам после долгой молитвы, часто вспоминала о наших прежних делах и проказах, - призналась тихо Энни. - А ты... Неужели тебе никогда не хотелось поговорить со мной об этом? Она даже пропела: Ах, как хочется вернуться, Ах, как хочется ворваться в городок На нашу улицу в три дома, Где всё просто и знакомо на денек, Где без спроса входят в гости, Где нет зависти и злости — милый дом, Где рождение справляют И навеки провожают всем двором... - Ну ты и артистка! Нет. Зачем? Это было давно, в прежней жизни. Я предпочитаю жить сегодняшним днем. Экскурсии в прошлое - это, конечно, прекрасно, как историк я признаю это, но не нужно доводить эти экскурсии до крайности. - Почему же ты тогда не можешь простить меня? - Потому что я больше не верю тебе. Ты можешь дурачить Элли и остальных, но не меня. Я слишком хорошо тебя знаю. Тим О’Келли уже не тот наивный мальчишка, из которого можно было вить веревки. - Это не по-божески. Надо научиться прощать, как Христос... - В моем представлении, Энни, Бог - не всепрощающее существо. Он гордый и непреклонный, как я. - Ладно, - вздохнула Энни. - Все это слишком сложно, и тебя можно понять. Я согласна ждать прощения хоть всю жизнь... - К чему такие жертвы? Спасибо за завтрак. Мне уже пора. У меня сегодня встреча с одним индейским вождем. Не понимаю, зачем я тебе это сказал. - Рехнешься ты со своими индейцами, Тимофей! - покачала головой Энни. - Разве ты забыл, что случилось с тобой после смерти Черного Пера? - Элли говорит мне тоже самое. - Тиму с трудом удалось сдержать улыбку. - Но наши предки да и мы сами часто бываем несправедливы к коренным жителям нашей родины. Я хочу хоть как-то исправить это, поэтому призываю своих учеников и остальных, кого возможно, относится с уважением к индейцам и их культуре. - Да, да. Ты же у нас Робин Гуд, защитник обиженных и угнетенных. Одно время в детстве Тим бредил историями о легендарном разбойнике. В первом классе его даже дразнили "Робин Гуд". Потом это забылось, но Энни помнила. Появилась еще сонная Элли. - Всем доброе утро! Простите, я вчера долго не могла уснуть... Хотела принять снотворное, но как почитала инструкцию, так за голову схватилась! Это же самый настоящий наркотик! Нет, подумала я, уж лучше вообще не буду спать, чем принимать эту гадость! Потом все-таки уснула... Дети уже встали? Дорогой, а ты уже уходишь? - Да, наш Робин Гуд идет спасать индейцев, - захихикала Энни. - Тебя не спрашивают, - нахмурился Тим и поцеловал Элли. - Не скучай без меня, милая, все хорошо. Он взял свой портфель, надел пальто и вышел, не забыв во дворе проститься с Ильсором и Раминой. - А он совершенно не изменился, - задумчиво пробормотала Энни. - Только еще более гордый стал. - Это точно, - подтвердила Элли. - Кофе будешь? - Да, спасибо. - Чем думаешь заняться? - Жизнь мне преподала хороший урок, и я его не забуду. Надо найти какую-нибудь работу. Вот только знаний у меня маловато. Сестренка, может быть, ты подучишь меня чему-нибудь, раз ты пока не работаешь в школе? - Конечно, всегда пожалуйста! - Элли была польщена, поскольку даже учась в школе, Энни очень редко обращалась за помощью к сестре. - С чего же мы начнем, моя дорогая учительница? - спросила Энни, когда они с сестрой напились кофе. - Сначала я хочу проверить твои знания. Элли устроила сестре небольшой экзамен, а затем вздохнула: - Да, Энни, хоть ты и неглупая девочка, но знания твои хромают. Что ты делала последние несколько лет в школе? - Дурака валяла, - опустила голову Энни. - А еще бегала за парнями. - Оно и видно. Но ничего, учиться никогда не поздно. Они составили план занятий, и стали заниматься. Подобные занятия еще больше сблизили сестер между собой. Энни никогда не жаловалась и не отказывалась заниматься, несмотря на то, что многое не понимала из математики и физики. А вот история Энни нравилась, хотя она никогда не признавалась в этом. Дети постоянно лезли к маме с тетей и уговаривали их играть вместе. Тем не менее Элли и Энни всегда находили время для учебы. Тим про себя посмеивался над этими посиделками, как он их называл. Однажды, когда Элли рассказала ему об успехах сестры по истории, Тим прошептал Энни, когда жена вышла: - Хочешь подлизаться ко мне? Не выйдет! - Очень надо! Энни сделала вид, что обиделась, но глаза ее весело смеялись. Тим закусил губу и поспешил уткнуться в книгу, чтобы не видеть это создание. Новая встреча и жизнь в одном доме с Энни поселили в нем двойственное чувство. С одной стороны он сердился на сестру Элли за то, что старая рана опять начала бередить. Но с другой стороны... С другой стороны, Тим чувствовал, что вновь стал привязываться к этой девчонке, которая словно тень не отставала от него ни шаг в другом мире, имя которому Прошлое. Тим не знал, как ему быть, потом решил, что нужно обращать на Энни как можно меньше внимания. Пусть делает, что хочет, лишь бы не причиняла вреда окружающим. А если Элли так нравится возиться со своей чокнутой сестрицей, то пусть нянчится с ней на здоровье, разве он, Тим, возражает? А самому не стоит зацикливаться на всем этом, иначе действительно можно сойти с ума. Прошло еще четыре года. Энни Смит, пройдя курс наук, под руководством Элли, поработала какое-то время почтальоном, а затем окончила курсы продавцов и устроилась работать в зоомагазин, который открылся неподалеку. В свободное время она возилась с Ильсором и Раминой. Тиму это не нравилось, но, видя в каком восторге дети от тети, он терпел. Ильсора с Раминой отдали в школу, а Элли вернулась на работу. Тим продолжал учить детишек истории, а также бороться за права индейцев. Чарли Блек вместе с Джоном Смитом пристрастились мастерить сувенирные корабли для детей и вообще. Это не только давало небольшой заработок, но и доставляло удовольствие мастерам. Желание Ильсора с Раминой посетить Волшебную Страну все откладывалось на потом. Да только для ребят это "потом" так и не наступило... С тяжелым сердцем приступаю к дальнейшему повествованию. Как известно, ураганы в США не редкость. Они часто бывают там, причем даже без помощи злых волшебниц. Был тихий летний вечер. Ничто не предвещало беды. Элли и Энни готовили ужин, Ильсор с Раминой, которым недавно исполнилось десять лет, возились во дворе со своими любимцами курочкой и петухом. Тим еще не вернулся домой. Когда он, наконец, пришел, поднялся сильный ветер, а небо заволокло тучами. Все кинулись в погреб, где обычно и прятались во время урагана. Дети не захотели оставить своих любимцев одних. Но курочка с петушком испугались, и побежали куда-то в глубь двора. Родители и Энни звали Ильсора с Раминой, но тем непременно нужны были их питомцы. А тем временем ураган усилился, и две березы упали на землю, сильно ударив по голове несчастных детей. Курочка и петушок не пострадали, но это уже не имело никакого значения. Когда Тим лично примчался, чтобы отвести детей в погреб, было уже поздно... Но тем не менее никто не хотел верить, что Ильсора с Раминой больше нет. Их унесли в погреб и тщетно пытались оживить. Тим приготовил отвар, рецепт которого ему дал Черное Перо. Он влил его в рот детям, но безуспешно... Когда ураган стих, вызвали скорую помощь. Врач констатировал смерть: - Мне очень жаль... Крепитесь! Ваши дети ушли в лучший мир! У Элли, Энни и Тима подкосились ноги. - Нет! Нет! Нет! Потом были похороны и отпевание в церкви. В самый разгар службы Тим не выдержал: - Что это за Бог, если он допустил такое? В чем перед ним провинились наши дети? Да Ильсор с Раминой и мухи не обидели за свою недолгую жизнь! - Сын мой, - мягко произнес пастор Алан Хоуп. - Я прекрасно понимаю ваши чувства, но не поддавайтесь отчаянию! Господь наш милосердный... - Ваш Господь - просто насмешник, который смеется над всеми нашими несчастьями и бедами! Типичный садист, вот он кто! - Тим, разве ты забыл, каким ты был набожным ребенком? - продолжал свои увещания пастор. - Набожным? Нет, святой отец, вы ошибаетесь! Я был всего лишь примерным и послушным. Но уже в подростковом возрасте у меня появились сомнения в вере. А теперь я окончательно убедился, что Бога либо нет, либо - это просто садист, которому доставляют удовольствие наши беды! - стоял на своем Тим. Но тут вмешалась мать Тима, и пришлось молодому человеку прекратить дискуссию. Похоронили детей на местном кладбище, рядом друг с другом. Одноклассники Ильсора с Раминой, а также учителя и ученики Тима лично явились выразить сочувствие осиротевшим родителям. Элли и Тим были безутешны. Утешения со стороны родных и близких не помогали. Энни тоже горевала, поскольку очень полюбила детей сестры. А слова о том, что у Элли и Тима еще будут дети, просто бесили осиротевших родителей. Им не нужны были другие дети, им были нужны лишь Ильсор с Раминой. Ночью сна не было ни в одном глазу. С трудом отделавшись от родственников, Элли, Энни и Тим сидели в гостиной и смотрели в потолок. Наконец Тим встал и приблизился вплотную к Энни: - Это ты во всем виновата! На тебе лежала почетная обязанность присматривать за Ильсором и Раминой! Я знал, что это ни к чему хорошему не приведет, но разве меня кто-нибудь слушает? Чёрного козла не отмоешь добела, люди правду говорят. Но ничего, злодейка, ты ответишь за все свои грехи! И Тим впервые в жизни поднял руку на Энни. Но она сама и не подумала защищаться: - Ты прав, Тим. Судьба решила, что я еще недостаточно наказана. Но при чем здесь Ильсор с Раминой? Клянусь, что никогда не желала им зла! Уж лучше бы я умерла! Элли сперва опешила, а потом разняла мужа и сестру, как судья на ринге. - Довольно! Хватит! Всем нам сегодня тяжело, но это не повод убивать друг друга. Вряд ли бы Ильсору с Раминой это понравилось. Мне больно смотреть, как некогда лучший друг моей сестры бьет ту, за которую был когда-то готов жизнь отдать! И пусть ваша дружба впоследствии дала трещину и все такое прочее, но как ты мог, Тим, поднять руку на женщину? Я разочарована, дорогой. Извинись сейчас же! - Прошу прощения, - пробормотал Тим. - Вот так-то лучше! Мне нужно побыть одной, а вы, пожалуйста, ведите себя хорошо. Элли закрылась в своей комнате. Спать она не хотела, просто решила подремать. Неожиданно она увидела Ильсора с Раминой. - Мама, у нас все хорошо, - сказала Рамина. - Да, мамочка, не волнуйся, - подхватил Ильсор. - И мы всегда будем с вами, несмотря ни на что! Только не забывайте нас! Просто так сложилось... У каждого человека своя судьба. - Мы вас любим! Пожалуйста, живите все дружно! - улыбнулась Рамина. Дети улыбнулись матери и исчезли. Элли открыла глаза. Что это было? Сон или дети действительно приходили к ней? Неожиданно послышался плач. Элли встала, направилась в гостиную и увидела необычную сцену: Энни и Тим, обнявшись и прижавшись друг к другу, плакали, как маленькие дети. - Ну наконец-то! Уже помирились? Давно бы так! Элли обняла Тима и Энни. - Я видела детей. Они просили, чтобы мы помнили их и жили дружно. - Да будет так! - воскликнула Энни. Тим промолчал. Когда на другой день в полдень Элли проснулась, что они спят все втроем. Слава богу, что кровать Элли и Тима была очень большой. - Надеюсь, мы не совершили ничего безрассудного, - пробормотала Элли и закричала: - Подъем! День на дворе! Энни открыла глаза: - Мне показалось, что мы видели дурной сон, кошмар. Но, судя по всему, это было на самом деле. Тим проснулся и с недоумением огляделся вокруг: - Девчонки, что это значит? Мы что, спали вместе? А вдруг за этим кроется за этим что-то большее, а? - Да нет вряд ли, - замахала руками Элли. - Я еще не сошла с ума! - Я тоже в здравом уме, - подхватила Энни. - А мне почему-то кажется, что что-то было. Или мы все-таки сошли с ума? - округлил глаза Тим. - Если бы мы сошли с ума, то не все сразу, - возразила Элли. - С ума поодиночке сходят. - Да, это только гриппом вместе болеют, - поддержала сестру Энни. - Что с детьми? - спросил Тим. - Это... Это действительно случилось? Или это нам всем приснилось? Элли и Энни переглянулись. - Ильсор! Рамина! - позвал Тим. Никто не отозвался. Тим встал, оделся и обошел дом. Все вещи, тетрадки, книжки и фотографии Ильсора с Раминой были на месте, а самих детей не было. - Тим, мужайся! Ты же у нас сильный! - произнесли сестры. - Значит, это не было сном? - Тим потер виски. - Да, и нам придется с этим смириться, - вздохнула Элли и смахнула набежавшие слезы. - Да уж, - пробормотал Тим. - Элли, у нас есть виски или коньяк? - А разве ты забыл, что случилось с тобой на первое наше совместное Рождество? Врачи сказали, что тебе нельзя пить алкоголь даже в малых дозах. - О как! - приподняла брови Энни. - То-то я смотрю, что вы даже по праздникам не употребляете спиртное. - Да, это так, - признал Тим. - Но хоть немножко из-за последних событий, а? - Нет, и даже не думай! Не будь ребенком, дорогой. Тим закусил губу и прекратил спор. В память об Ильсоре с Раминой Энни и Тим действительно помирились, а также поклялись, что вновь станут друзьями, к великой радости Элли. Также Тим, Элли и Энни дали друг другу слово, что всегда будут вместе и никогда не расстанутся. Энни, правда, настояла, что если кто-то кого-то предаст, то клятва будет недействительной. Так начался новый период в их жизни. Тем не менее после смерти детей во всех троих однозначно что-то сломалось в душе. Но если Элли с Энни старались держаться, то Тиму это не всегда удавалось. Однажды он вместе с отцом отправился в местный бар. Тим и Ричард О’Келли заказали себе по чашке кофе. - Как видишь, папа, твой сын типичный неудачник, - заметил Тим, когда они уселись за столик. - Я даже не смог сберечь собственных детей! - Не говори так, - отец мягко положил руку на плечо сына. - Ты не виноват в том, что случилось, ровно, как и все остальные. Просто так сложились обстоятельства. Жизнь - очень сложная штука, поверь мне! У вас с Элли еще будут дети, я уверен, не надо падать духом! - Зачем? Чтобы все повторилось сначала? Нет, отец, второго такого удара никто из нас не переживет! - Не будь пессимистом, сынок. Ты еще молод, у тебя есть голова на плечах, преподаешь историю в школе, помогаешь индейцам... А жизнь, да, она такая. Будут и взлеты, и падения, тут уж ничего не попишешь. - И все-таки по сравнению с тобой, я ничто. У вас с матерью все всегда получалось. - Ты не прав. Думаешь, мы с твоей матушкой всегда жили припеваючи? Ошибаешься. Родители мои, твои бабушка с дедушкой, трудились как проклятые сутками напролет, а получали лишь жалкие гроши. У меня не было нормального детства, я рано начал работать. Естественно, что ни о какой школе не могло быть и речи. - Как это? - Тим был потрясен. - А вот так... Читать, писать и считать я научился позднее, когда попал в волейбольную команду. Тренер мне покровительствовал, поэтому добился, чтобы я хоть чему-то научился, кроме игры. А твоя дорогая мама? Она рано осталось сиротой и жила в чужих людях, поскольку никого из родни у нее не осталось. Но это не сломило ее... Отец вздохнул и продолжил: - Когда мне было десять лет, не стало моей любимой бабушки. Я тоже тогда думал, что наступил конец света. Но жизнь продолжается, сынок, несмотря ни на что! - Спасибо за поддержку, папа, но... - Что? - Да так, ничего. Может быть, сыграем в волейбол? - Пожалуй. Мне не мешает размять старые кости. Они расплатились и вышли из бара. С тех пор Тим стал бывать там регулярно. Слова отца утешили его, но ненадолго. Потом все началось сначала. Тим начал выпивать, несмотря на запреты врачей и предостережения Элли. Домой его приходилось приносить, ибо алкоголь вырубал Тима напрочь. Элли и Энни пытались своими внушениями остановить Тима, но это мало помогало. Каким-то чудом Тиму удалось удержаться на работе, в школе. Положение спас один индеец, которому Тим помог найти бесследно исчезнувшую дочку. Он дал Тиму выпить какой-то напиток, в результате чего О’Келли-младший стал питать отвращение к алкоголю. Теперь Тим спасался рыбалкой и волейболом. Это давало ему возможность не думать о плохом. Казалось, что жизнь наладилась. Элли и Тим даже стали думать о новом ребенке, но ничего из этого не вышло. Впрочем, обо всем по-порядку. Тиму захотелось подарить Элли на день рождения новые туфли, причем ему хотелось выбрать что-то оригинальное. Он обошел и объехал все известные ему магазины, но ничего не нашел. Как-то раз, возвращаясь с работы, Тим встретил свою бывшую ученицу, Марго Геральт, которая теперь училась в университете на историческом факультете, где когда-то учился сам Тим. Узнав, что бывший учитель ищет оригинальные туфли, Марго пригласила его к себе домой, уверяя, что такая вещь и подходящего размера у нее имеется. На самом деле эта Марго хотела лишь соблазнить Тима. Ничего не подозревая, учитель согласился. Дома у Марго никого больше не было. Девушка угостила Тима тортом-мороженым и пепси-колой, а затем включила магнитофон, из которого полилась песня: Слова любви вы говорили мне В городе каменном, А фонари с глазами жёлтыми Нас вели сквозь туман. Любить я раньше не умела так Огненно, пламенно - В моей душе неосторожно вы Разбудили вулкан. Помоги мне, Помоги мне - В желтоглазую ночь позови. Видишь, гибнет, Сердце гибнет В огнедышащей лаве любви. Нам попугай грозил загадочно Пальмовой веточкой, А город пил коктейли пряные, Пил и ждал новостей. Вы называли меня умницей, Милою девочкой, Но не смогли понять, что шутите Вы с вулканом страстей. Ямайским ромом пахнут сумерки Синие, длинные, А город каменный по-прежнему Пьёт и ждёт новостей. Закат опять окрасил улицу Красками дивными. Но грозовые тучи кружатся Над вулканом страстей. - Где же туфли? - недоуменно огляделся по сторонам Тим. - Может быть, мне потом зайти? - К чему такая спешка? У меня их две пары. Одна на мне, вторую скоро должна принести Кристина. Вы помните Кристину Дак? - Как, как же... Она даже не могла понять в чем разница между президентами Линкольном и Теодором Рузвельтом. Ну не дура ли? - Именно, - усмехнулась Марго и поцеловала в нос Тима. Затем разоблачилась до купальника и полезла к нему целоваться. Тим сопротивлялся, как мог, но затем поддался искушению, и тоже стал отвечать на ласки девушки. Мужчины бывают слабы в таких делах. А тем временем старая учительница математики, которая недолюбливала Тима еще со школьных времен, а также из-за отношения к нему учеников, увидев учителя истории в компании с Марго, решила очернить мужа в глазах жены. Элли и Энни не поверили старой мымре, но на всякий случай решили проверить. Дверь в дом Марго почему-то не была заперта. Элли чуть удар не хватил, когда увидела Марго с мужем, Энни от возмущения даже позеленела. - Не виноватая я! - воскликнула Марго, оглянувшись. - Он сам пришел! Тим, увидев сестер, потерял сознание. То ли от всего случившегося, то ли от неожиданности. Вызванный врач заверил, что угрозы для жизни Тима нет. С разрешения сестры Энни хорошенько поколотила Марго и велела молчать о случившимся. Когда Тим очнулся, то увидел грозных сестер Смит, которые сидели в креслах. - Как ты мог, Тим?! Как ты мог изменить моей сестре? - возмутилась Энни. - После всего того, что она сделала для тебя! - Не беспокойся, Энни, я сама. Очнулся? Тогда выслушай меня, муженек, - решительно произнесла Элли. - Я всегда сквозь пальцы смотрела на все твои недостатки. Все можно понять и простить: пьянство, твое помешательство на индейцах... Но измену я не могу простить! После такой чудовищной лжи я не могу и не хочу быть с тобой! Поэтому единственный выход в данной ситуации - это развод. Рано или поздно родители поймут... Прощай! Мы с Энни уходим! - Элли, я всего лишь хотел сделать тебе подарок, - забормотал Тим. - Ты мне приготовил отличный подарок, спасибо! Энни, мы уходим! - Понимаю, - вздохнул Тим. - Я ведь тоже долго не мог простить Энни... Но вам не нужно уходить отсюда. - Что? - изумились сестры. - Я строил этот коттедж для нас и наших детей. Без вас он мне не нужен! Так что оставайтесь здесь, я перепишу на вас дом! Уйду я. Поживу сначала у родителей, потом что-нибудь придумаю. Спасибо за счастье и сказку, Элли, которые ты мне подарила! Тим встал, собрал свои вещи, кивнул сестрам и ушел. - Может быть, все-таки простишь его? - робко спросила Энни, когда за Тимом закрылась дверь. - Ты же простила меня... И в память об Ильсоре с Раминой. - Не могу, Энни, не могу... - Как знаешь... Смиты, О’Келли и Чарли Блек стали уговаривать мужа с женой помириться. Тим был не прочь, но Элли была непреклонна. За два дня до развода Тим купил цветы и пришел к Элли с намерением все объяснить. Тим боялся, что Элли не станет его слушать, но Элли все внимательно выслушала. - Дай мне второй шанс, дорогая, прошу! -взмолился Тим, окончив свою исповедь. - Знаешь, Тим, это уже не имеет значения, - печально произнесла Элли. - Почему? - Я пришла к выводу, что Энни была права в свое время: в нашем браке не будет никому счастья. Зачем мы в свое время немножко пошутили с судьбой? Была ли у нас настоящая любовь или всего лишь мимолетная вспышка? Скорее всего второе. - Как можешь такое говорить? У нас ведь даже были дети... - Вот именно! Были! Но что с ними стало? Нет, Тим, не судьба нам быть с тобой в браке. - Но может быть... - Нет, мой милый Августин, все, что было, все прошло! - Но мы можем быть хотя бы друзьями? - Тим с трудом сдерживал слезы. - Да, раз выяснилось, что ты мне не изменял по-настоящему. Элли подала Тиму руку, которую тот пожал. - Всегда обращайся ко мне и Энни если что. - Конечно, спасибо. - Береги себя! - И вы с Энни тоже. Элли и Тим развелись. Не помогли даже увещания пастора Алана Хоупа. Энни предложила сестре на время оставить работу и уехать куда-нибудь развеяться. - Ты если хочешь, поезжай, а я не могу. Лишь работа спасает меня, - заявила Элли. - Нет, сестренка, я тебя не брошу. Это будет последнее дело. Но может быть, сходим хотя бы на пикник в выходные? - Вот это пожалуйста! И вот буквально на следующую ночь Элли увидела во сне Рамину, королеву мышей. Она была все такая же, ничуть не изменилась. - Здравствуйте, ваше величество! - обрадовалась Элли. - Здравствуйте, дорогая сестра. Должна вам сказать, что вы поступили тогда крайне опрометчиво, загадав на Рождество желание вернуться в Волшебную Страну, вместе с сестрой и Тимом. Но что сделано, то сделано... Каждый человек вправе делать собственный выбор. И вот, хоть и не сразу, но Высшие Силы дали свое согласие на то, чтобы вы вернулись в нашу страну. - Спустя столько времени? - Да. Лучше поздно, чем никогда. - Но почему Высшие Силы не спасли наших детей? - О, я совсем забыла вас поблагодарить, дорогая сестра. Когда я узнала, что вы назвали свою девочку в мою честь, то была очень растрогана. - Не за что. Так почему же судьба была так несправедлива по отношению к Ильсору с Раминой? Из-за того, что мы с Тимом вступили в брак? - Это не ко мне вопрос. А сами Высшие Силы вряд ли станут с вами общаться. - Странно... Ну ладно... Значит, нам можно вернуться? - Совершенно верно. Только Волшебная Страна поможет вам пережить горе и начать все сначала. - И что же мы там будем делать? - Учить детей. И обучаться самим. - Чему? - Волшебству. Виллина и Стелла охотно займутся вашим с Энни обучением. Да и я по возможности буду давать вам уроки. - Значит, это правда? - Да. Вы с Энни волшебницы в наших краях. И Тим, возможно, тоже... Впрочем, насчет этого я пока не уверена. Поживем, увидим. В общем, в добрый путь! До встречи, дорогая сестра! - До встречи, ваше величество! Рамина исчезла. Энни особо уговаривать не пришлось. Она пришла в неописуемый восторг, узнав, что желание сбудется. А вот Тим куда-то исчез. Элли была в шоке, узнав, что Тим уволился из школы. Ученики Тима тоже не могли сказать ничего определенного. Они сами ходили как в воду опущенные, поскольку не представляли себе школьную жизнь без любимого учителя. - Куда же он мог деться? - недоумевала Энни, узнав об этом от сестры. - Пойдем искать Тима, вдруг с ним что-нибудь случилось... - Не дай Бог! - Не дай Бог! Родители Тима тоже не были в курсе. - Тим был у нас совсем недавно, потом ушел, но не сказал, куда именно, - вздохнул Ричард. - Девочки, пожалуйста, разыщите его! Лишь индеец, который спас Тима от пьянства знал все.

Захар: Захар пишет: - Разве Тим вам ничего не говорил? - изумился он. - Он хочет стать одним из нас. Сегодня как раз состоится посвящение. - Что? Чего? Кого? - Обычно наше племя редко принимает в свои ряды чужаков, но Тим сделал столько добра для нас, что было решено сделать для него исключение, - пояснил индеец. - Хотите посмотреть на церемонию? Я вас провожу. Поначалу Элли и Энни не хотели пускать, но узнав, что они друзья Тима, индейцы сменили гнев на милость. Их привели на поляну, на которой горел большой костер и находилась куча индейцев, включая детей. Недалеко от костра стоял коленопреклоненный Тим вместе с вождем и шаманом, которые что-то говорили на своим языке. Наконец церемония завершилась. Тима намазали краской по индейскому обычаю. Увидев сестер, Тим что-то сказал индейцам и приблизился к ним. - Привет, девчонки! Привет, красавицы! Уже соскучились? - лукаво произнес Тим. - Можете меня поздравить, я решил стать индейцем. Может быть, именно в этом мое предназначение... Теперь у меня новое имя - Белый Аист. Все отлично, только я буду должен жениться на дочери вождя, ей исполнилось семнадцать недавно... - Этого еще не хватало! - возмутилась Энни. - Зачем тебе жениться на какой-то индейской соплячке? Лучше давай отправимся в Волшебную Страну! Нашу просьбу наконец удовлетворили... - Куда? - опешил Тим. Он уже совсем забыл о том желании, загаданном на Рождество. Пришлось Тиму напоминать об этом. - Это очень заманчиво, но я не могу отправится с вами, - ответил Тим, подумав. - Я дал слово вождю... - Подумаешь! Ты дал, ты и взял обратно! Разве ты не хозяин своего слова? Когда еще нам предоставится такой шанс? - настаивала Энни. Элли поддержала сестру: - Да, Тим, идем с нами. Лишь Волшебная Страна поможет нам. Сама Рамина так мне сказала. Тим заколебался. - Но если ты действительно считаешь себя индейцем, то можешь оставаться здесь, - сухо произнесла Энни. - Да, я хочу быть индейцем, но жениться у меня действительно нет никакого желания, - признался Тим. - Тогда в чем же дело? Вперед и с песней в Волшебную Страну! Тим подумал немного, что-то прошептал индейцам и ушел вместе с сестрами. - Что ты им сказал? - полюбопытствовала Энни. - Сказал, что у меня важные дела, поэтому я должен отлучиться на неопределенное время. Индейцы все понимают, думаю, им удастся уговорить вождя не гневаться, - пояснил Тим. Смиты и О’Келли были в шоке, узнав о решении, которое приняли их дети, потому что боялись, что те уже не вернутся обратно. Пришлось Тиму, Элли и Энни торжественно пообещать, что будут навещать родителей и не забывать свою родину. Это немного утешило родителей, и они согласились. - Я с вами, ребята, - заявил Чарли Блек. - Не могу в последнее время усидеть на месте. Как там наш Тилли-Вилли поживает? - Но ты не загадывал с нами желание, дядя Чарли, и Рамина ничего о тебе не говорила, - заметила Элли. - Но Рамина также ничего не говорила о том, что мне нельзя в Волшебную Страну, - настаивал Чарли. - Словом, я с вами, и точка! Были устроены торжественные проводы. Пришли ученики Элли и Тима, учителя, знакомые Энни по работе, а также пастор Алан Хоуп, который совершил службу. Тим хотел было уклониться от этого обряда, но родители настояли. - Пусть там вас любят так, как любим вас мы, - покраснев пожелала одна ученица. Наши герои были растроганы до слез. Пастор подарил Чарли, Элли, Энни и Тиму по молитвеннику с Библией. - Никогда не забывайте слово Божье, - внушительно произнес он. Элли, Энни и Чарли обошлись с пастором вежливо. А вот с Тимом у них произошла небольшая дискуссия. - Ни при каких обстоятельствах не отказывайтесь от молитвы, сын мой, - сказал Алан Хоуп. - И веры... Бог - есть любовь, а дорога к нему усыпана звездами. - Дорога к Господу - это путь в ад, святой отец, - не сдержался Тим. Духовное лицо пришло в ужас. Да разве это тот Тим, которого он, пастор Алан Хоуп, учил когда-то в воскресной школе? - Вы заблуждаетесь, сын мой, - холодно заметил пастор. - Я изучал богословие еще когда вас на свете не было. Неужели вы думаете, что знаете в этой области лучше меня? - Я историк, святой отец, поэтому имею представление о христианстве и других религиях. Скажите честно, вы внимательно читали Библию? Если попробовать экранизировать эту книгу, получится самый жестокий из всех существующих фильмов. Излив на Тима поток упреков и заявив, что больше не станет тратить свое драгоценное время на такого глупца, Алан Хоуп с достоинством повернулся на каблуках и ушел. Впоследствии отношение Тима к христианской религии изменится, он даже согласится стать крестным отцом Альбуса Северуса Поттера. Но как же они на этот раз попадут в Волшебную Страну? Механических мулов всего двое, а их будет гораздо больше. Чарли Блек предложил отправится на корабле через пустыню, как когда-то они путешествовали с Элли. Выход нашел Фред Каннинг. Сам он не мог приехать и проститься с родными, поскольку был занят президентской компанией, но прислал самолет со своим пилотом, который получил указание лететь, куда скажут, и не задавать лишних вопросов. Родители благословили своих детей и Чарли, всплакнули малость, и вся компания отправилась в путь-дорогу. Перелет прошел благополучно, правда, пилот долетел лишь до Страны Жевунов. Дальше он лететь отказался, несмотря на уговоры, и тотчас улетел обратно. Жевуны, а также животные с птицами, очень перепугались, увидев самолет и тех, кто из него вышел. Но когда все выяснилось, то в честь возвращения Феи Убивающего Домика и ее друзей был устроен великолепный праздник, а в Изумрудный Город отправились гонцы. Страшила, Дровосек, который в это время гостил у друга, Кагги-Карр и Тилли-Вилли очень обрадовались, и поспешили организовать торжественную встречу. Смелый Лев, позабыв о годах, как на крыльях примчался из своего царства. Элли, Энни, Тим и Чарли Блек были счастливы, а также растроганы до слез. - Эй-гей-гей-го! Я снова, снова с Элли, Энни, Тимом и Великаном из-за гор! - радостно восклицал Страшила. Железный Дровосек стал вытирать слезы на радостях. Пришлось смазывать Дровосека маслом. Старый Смелый Лев обнялся с Элли, Энни, подал лапу Тиму и Чарли Блеку. Он также прослезился на радостях. - А где же Тотошка и Артошка? - недоуменно поинтересовался Лев чуть позже. Элли и Энни смущенно развели руками. Собачий век короток, поэтому их любимцев уже давно не было в живых. - Папочка Чарли! - захлебывался от радости Тилли-Вилли. - Ты вернулся! - Да, мой мальчик, - смущенно бормотал старый моряк. - Я здесь! Все хорошо... - Мы больше не расстанемся? - Нет, ни в коем случае, обещаю тебе! Кагги-Карр ласкалась ко всем, ибо была очень счастлива. Естественно, что тогда никто ни словом не обмолвился о том, что произошло за горами. Элли, Энни, Тим и Чарли Блек лишь сказали, что нуждаются в смене обстановки, поэтому поживут пока здесь, в Волшебной Стране. Все были очень счастливы, услышав это. А Страшила пришел в восторг, узнав, что дорогие гости займутся обучением детей. Он уже давно думал об этом, и даже построил здание, но дело почему-то так до сих пор и не продвинулось вперед. По указанию Элли столяры и плотники сделали деревянные парты, удобные стулья, а также грифельные доски. Мел тоже каким-то образом удалось добыть. Не хватало лишь учебников. Элли и Тим захватили с собой кое-что из книг, но этого было недостаточно. Приходилось довольствоваться тем, что было. Хоть и с трудом, но Элли при поддержке друзей изготовили чернила и приготовили много бумаги для учеников, чтобы те могли писать. Делать тетради было бы слишком долго, поэтому решили ограничиться обычной бумагой. Учеба началась. Энни учила малышей, Элли - ребят постарше. Поначалу Элли сомневалась, что младшая сестра справится с такой задачей, ведь у нее не было никакого педагогического опыта. Но Энни прекрасно справлялась с этой миссией. Элли даже стала гордиться своей сестрой. Тим обучал ребятишек истории с географией, а также игре в волейбол. Историю Волшебной Страны Тим рассказывал по летописям, любезно предоставленным им гномом Кастальо. Со всемирной историей и географией пришлось потруднее. Маленькие жители Волшебной Страны хоть и знали, что за горами также живут люди, но им трудно было понять, как велика Земля и какое количество народов на ней проживает. Однако постепенно дело пошло на лад. Не обходилось, конечно, без разных случаев, но Элли, Энни и Тим были терпеливы. Чарли Блек вместе с Тилли-Вилли мастерили ребятам кораблики. Также моряк рассказывал о море и своих приключениях. Это очень забавляло детей и их родителей. Также Элли с Энни проходили обучение у Виллины со Стеллой. В первый день обучение проходило во дворце Стеллы. Женщин принял человек чуть выше среднего роста в темно-синей мантии. На вид ему можно было дать лет сорок, не больше. - Добрый день, - приветливо улыбнулся человек. - Меня зовут Давид Энтин, я помощник Виллины и Стеллы. Волшебницы сейчас заняты, поэтому они меня попросили, чтобы я познакомил вас с основами магии, а точнее с ее теорией и историей. Виллина и Стелла присоединяться к нам чуть позже. Он улыбнулся и продолжил: - Выпейте немного напитка, что у вас в бокалах, леди, это вас подкрепит. - Что это? - спросила осторожная Элли. - Эта амброзия, которую подавала богиня Геба на стол богу Юпитеру, - пояснил Давид. - А точнее волшебный лимонад. Не бойтесь, пейте смело. Сестры выпили и сразу почувствовали себя бодрыми. - Пойдем дальше. Здесь от вас не будут требовать школьной или военной дисциплины. Как взрослые люди, вы понимаете, что пришли сюда набираться ума-разума, в первую очередь для самих себя. Вы пройдете, как общее, так и индивидуальное обучение. По окончании курса вам присвоят звание Мастера, а точнее Волшебника. Для этого существует специальный обряд, в подробности вас посвятят позднее. Итак... О вас, Элли и Энни Смит, я наслышан. Коротко расскажу о себе. Родился я в 1801 году, в Лондоне... Энни, не выдержав, захихикала. - Энни! - покачала головой Элли. - Простите мою сестру, сэр, но то, что вы говорите, невозможно. Люди столько не живут. - Обычные люди - да, - ничуть не смутился Давид. - Волшебники же живут намного дольше тех, кто магией не владеет. Сколько лет было волшебнику Гуррикапу, когда он пришел в эту страну, как вы думаете? А сколько лет многоуважаемым Виллине и Стелле? - Мы как-то не задумывались над этим, сэр, - смущенно пробормотала Элли. - То-то же. Волшебнику Гуррикапу было не меньше тысячи лет, когда он пришел сюда. Виллине и Стелле сейчас примерно столько же. Сестры ахнули. - Да, именно так. Но мы отвлеклись. Занимался я всем понемногу в жизни, но особенно увлекался геологией. Один раз, когда мне было сорок лет, отправился в экспедицию, в горы. Там случился сильный обвал, все остальные участники погибли, меня же подобрала волшебница Стелла, которая выходила меня. Поскольку возвращаться обратно мне не особенно хотелось, так сложилось, что у меня на родине не осталось родственников и близких друзей, я остался в Волшебной Стране, прошел курс обучения у своей спасительницы и Виллины, а затем получил звание Мастера. Итак... Перейдем к делу. Давид откашлялся и начал: - Магия (греч. – волшебство, колдовство) – совокупность обрядов и действий, связанных верой в возможность повлиять с помощью воображаемых сверхъестественных сил на окружающую действительность. Магия – одна из форм древней духовной культуры. Она зародилась еще в глубокой древности. Первобытные магические обряды трудно ограничить от инстинктивных и рефлекторных действий, связанных с материальной практикой. Исходя из этой роли, которую играет магия в жизни людей, можно выделить следующие виды магии: вредоносная, военная, половая (любовная), лечебная и предохранительная, промысловая, метеорологическая и прочие, второстепенные виды магии. Психологический механизм магического акта обычно в сильной степени предопределен характером и направленностью совершаемого обряда. В одних видах магии преобладают обряды контактного типа, в других — имитативного. К первым относятся, например, лечебная магия, ко вторым — метеорологическая. Корни магии тесно связаны с человеческой практикой. Таковы, например, охотничьи магические пляски, представляющие обычно подражания животным, зачастую с употреблением шкур животных. Один из древнейших, притом самостоятельных, корней религиозных верований и обрядов связан с областью взаимоотношения полов — это любовная магия, эротические обряды, различные виды религиозно-половых запретов, поверья о половых связях человека с духами, культ божеств любви. Разновидность магии — фетешизм (от франц. fetiche — талисман, амулет, идол) — поклонение неодушевленным предметам, которым приписываются сверхъестественные свойства. Объектами поклонениями - фетешизма — могут быть камни, палки, деревья, любые предметы. Они могут быть как естественного происхождения, так и созданные человеком. Формы почитания фетишей так же разнообразны: от принесения им жертв до вколачивания в них гвоздей с целью причинить боль духу и тем самым вернее заставить исполнить адресованную ему пользу. В ранних формах социума магия ещё не была отделена от прочих верований, так же как ещё не существует специальных «должностей» мага, шамана или жреца. Каждый член племени, в меру необходимости и своего понимания занимается собственной магической практикой: просит духов или животное-тотем о помощи на охоте, поклоняется предметам, приносящим удачу и т. п. Важнейшее значение имели групповые действия, необходимые всему племени, в первую очередь связанные с обрядами перехода (роды, инициация, свадьба, похороны) и охотой. Развитие культуры и выделение особой социокультурной роли служителей культа (шаманов, жрецов и колдунов) постепенно приводят к превращению магии из общедоступных практик в «элитарную дисциплину» — что, однако, не мешает сохранению огромного количества простых народных магических обрядов, доступных любому человеку. Это разделение весьма условно, и часто разница между шаманом, колдуном и знахарем весьма условна. Развитие жречества, в свою очередь, тесно связано с развитием политеизма, формированием культов отдельных божеств. Практики, относимые к магическим, включают гадание (прорицание), астрологию, заклинательство, колдовство, алхимию, медиумизм и некромантию. Белая магия направлена на то, чтобы нести людям и всему живому добро. Черная магия, наоборот, может быть применена и во зло. Но деление на белую и черную магию весьма относительно. Хотя магия в некоторых аспектах сходна с наукой и технологией, она «действует» совсем иначе. Магия, подобно религии, связана со сверхъестественными, нематериальными силами, но, подобно науке, претендует на прямую результативность, эффективность своих действий. В отличие от науки, которая измеряет результат через опыт и эксперимент, магия ссылается на «символичную» причинно-следственную связь. Если вопросов нет, давайте более подробно поговорим об истории магии. Начнем с Египта и Шумера...

Захар: Захар пишет: Позднее явились Виллина со Стеллой, и началась практика. Волшебницы обучали сестер Смит всему тому, что изучают в Хогвартсе: трансфигурации, заклинаниям, зельеварению, уходу за магическими существами, астрономии, травологии. Но, в отличие от легендарной школы чародейства и волшебства, здесь не пользовались волшебными палочками и прекрасно обходились без них. Королева Рамина обучала Элли с Энни прорицаниям и предсказаниям. Ее уроки были редки, ибо королева была занята даже больше чем Виллина со Стеллой. В прорицании сестры не добились больших успехов, но Рамину это не беспокоило. Сколько и что заучивают ученицы, их дело. До седьмого пота гоняли учителя своих учениц. Поначалу Элли с Энни было очень тяжело, ведь они в первую половину дня занимались обучением детей. Но потом сестры почувствовали, что магия придает им силы и позабыли об усталости. Наконец обучение подошло к концу. Элли с Энни выдержали экзамены. Осталось пройти обряд и получить звание Мастера. В честь такого события занятия в школе были отложены. Ночь сестрам предстояло провести в молитве Богине Матери, одной из божеств, почитавшихся в древности всеми людьми, это божество, как считалась, наделяет волшебников их магическими способностями. Поначалу Элли с Энни смущало это, ведь они были христианами, но Виллине и Стелле удалось их убедить, что в этом нет ничего дурного. Никто не запрещает верить в Христа, но нужно почитать также и Богиню Мать. - Христос не будет в обиде, ведь эта Богиня имеет много общего с Девой Марией, - заметила Стелла. Это окончательно успокоило Элли и Энни. Ночевали сестры в замке Гуррикапа. Там уже давно было спокойно, поэтому их никто не мог потревожить. Элли с Энни устроились в одной из комнат, одели ночные рубашки, задернули шторы на окнах, зажгли свечи, встали на колени и запели, как их учили знаменитые волшебницы: - Радуйся, великая и славная Богиня Мать! По твоей милости и благодаря нашим учителям мы владеем магией. Помоги нам через знания, которое дает волшебство, стать смиреннее, терпеливее и добрее. Научи нас любить и прощать, чтобы мир вокруг нас изменялся к лучшему. Веди нас дорогой любви и вводи нас в искушение, не давай нам применять магию во зло! Аминь. Последнее слово можно было и не говорить, но христианское воспитание взяло верх. И так далее, и тому подобное. Потом Энни стала бить поклоны да так, что чуть не разбила себе лоб: - Великая Богиня Мать! Будь милостива ко мне, грешнице! Невозможно сосчитать мои грехи, но помилуй меня, Великая Мать, и прости меня, грешницу! - Достаточно! - Элли остановила сестру. - То что ты раскаялась, видно всем Высшим Силам, не нужно это демонстрировать. Давай лучше пойдем поспим немного, завтра у нас важный день. - Ага, ты права, - согласилась Энни. - Хорошо, что родители и пастор Алан Хоуп не видят этого. Они были бы шокированы... - Да ладно тебе! Стелла нам ясно дала понять, что мы не совершаем ничего постыдного. Покажи-ка свой лоб... Вроде все нормально. Сестры потушили свечи, и отправились спать в ту комнату, где приготовили для себя постели, не забыв молвить последнее слово для Богини: - Мы благодарны тебе, Великая Мать, и низко кланяемся тебе! Слава тебе! Слава! Слава! Обряд посвящения в Мастера или Волшебники, как оказалось, чем-то был похож Таинство Крещения. Виллина и Стелла три раза окунали сестер в воду магического источника, который находился в стране Виллины, и говорили: - Посвящаем тебя, Элли Смит, в волшебницы! Будь добра, благочестива и не применяй магию во зло! - Посвящаем тебя, Энни Смит, в волшебницы! Будь добра, благочестива и не применяй магию во зло! Не подкачай! Энни входила в источник с таким видом, словно ожидала удар сверху. Но все обошлось. Тиму и остальным друзьям разрешили наблюдать за обрядом. Тим, не смог устоять, и снял все это на камеру, которую захватил с собой. Виллина и Стелла хотели было его остановить, но раздумали. После завершения обряда Виллина со Стеллой выдали новоиспеченным волшебницам их новую одежду в виде мантий разного цвета, а также по волшебной книге. Затем был устроен пир на свежем воздухе. - За наших Элли и Энни! - провозгласил тост Страшила. - Будущих великих волшебниц! - Пусть ваши дни, мои дорогие племянницы, будут долгими, - растроганно добавил Чарли Блек. Давид Энтин на пиру галантно ухаживал за сестрами Смит, к большому негодованию Тима. Как смеет этот напыщенный павлин ухаживать за теми, кто ему в правнучки годится? Но в присутствии всего народа Тим не осмелился вызвать наглеца на дуэль. А буквально на следующий день Давид бесследно исчез. Болтуны, жители страны Стеллы, уверяли, что Давид собирал у реки лекарственные травы, увидел там красивую русалку, и плененный ее красотой, последовал за ней. Но толком никто ничего не знал. А у Виллины и Стеллы сестры Смит не решились спросить, куда делся Давид Энтин. Спустя некоторое время Виллина со Стеллой сделали Элли с Энни Хранителями Волшебной Страны. Тим еще не ощущал себя тогда волшебником. Поэтому в свободное время он либо возился с ребятишками, играя с ними в волейбол, либо писал книги о жителях Волшебной Страны. Первая книга называлась "Песни Изумрудной Страны", вторая книга - "Сказки Жевунов", потом - "Легенды и мифы рудокопов", "Предания Мигунов", "Эти загадочные Марраны или Прыгуны", "Болтуны". Не забыл Тим и о гномах. При поддержке Кастальо было издано трехтомное издание "Фольклор гномов". Чарли Блек вместе с Тилли-Вилли и механиком Лестаром построили легкий, но мощный пароход, который стал для жителей Волшебной Страны, за исключением Страшилы, настоящей сенсацией. Пароход пустили на воду, и все желающие стали кататься на нем по реке. Чарли научил жителей морскому фольклору и песням. Одной из его любимых песен была такая: На востоке, на востоке Сосны низкие растут. Был там порт один далекий И бывало в том порту: Флагов пестрое ветрило, Золотое полотно, Как давно все это было, Давным-давно. И бывало, и бывало Океанская заря На рассветах подымала Золотые якоря. Капитаны, капитаны, Приходили в ресторан. И ругали рестораны, Проклиная океан. Промелькнули, промелькнули Целый век и целый год. Капитаны утонули, Только в памяти живет. Флагов пестрое ветрило, Золотое полотно, Как давно все это было, Давным-давно. Мой дружище, мой дружище, Мой товарищ дорогой, Пусть тебя везде разыщет, Будет пусть всегда с тобой. Естественно, что наши друзья не забывали своих родных за горами и навещали их. От них они узнали, что Фред Каннинг пропал без вести в самый разгар президентской компании. Все терялись в догадках, куда же делся Фред. Лишь позднее стало все ясно. Спустя восемь лет после прибытия в Волшебную Страну моряка Чарли не стало. Все оплакивали его, особенно Тилли-Вилли. Он долго не мог поверить, что папочки Чарли больше нет... Наконец Тилли-Вилли заявил Страшиле: - Такого просто не должно быть! - Чего не должно быть, дружок? - мягко спросил Страшила. - Смерти. Чарли Блека похоронили в его родных краях, на той земле, где он родился и вырос. Тилли-Вилли тщетно вызывал Смерть на поединок, надеясь, что победит ее, и папочка Чарли вернется. Но Смерть не приняла вызов Тилли-Вилли. Проходили за днями дни. За годами годы. Все шло в Волшебной Стране своим чередом. Сегодня как вчера, а завтра сильно походило на сегодня. Мало-помалу плохие воспоминания перестали посещать Элли, Энни и Тима, но окончательно забыть обо всем они тоже не могли. Тем не менее им было хорошо в Волшебной Стране, поэтому возвращаться окончательно на родину они не собирались. Спустя пять лет после смерти Чарли скончались Анна и Джон Смиты. А еще спустя пять лет - родители Тима. Похоронили их дети с большим почетом. И вот, наконец, в Волшебной Стране появились Недобитые Пожиратели Смерти из мира Гарри Поттера, и все перевернулось с ног на голову. Потребность в школе, организованной Страшилой, отпала. Тим переселился в Страну Жевунов, и стал редко видеться с сестрами Смит. А потом в страну прибыло молодое поколение мира Гарри Поттера, к которым позднее присоединились их родители, и кажется все стало налаживаться. Оставалось надеяться, что с Джорджем Уизли все будет хорошо. На Волшебную Страну медленно приходила ночь. Все молчали, потрясенные неожиданной исповедью Элли, Энни и Тима. - Жернова Господни мелются хоть и медленно, но верно, - наконец произнес Страшила. - Надеюсь, то, что произошло с вами, не связано с нашим скачком во времени? - спросила Роза. - Нет, нет, - заверили их Элли, Энни и Тим. - Только... Вы не станете осуждать нас? Мы ведь тоже не ангелы. - Нет, - серьезно произнес Альбус Северус Поттер, пожав им руки по очереди. - И в конце концов... Нельзя видеть во всем лишь плохое. Кто знает, если бы всего этого не было, может быть, мы бы никогда и не встретились? Остальные согласились с этим. - Волшебная Страна сближает и объединяет людей, - произнес Скорпиус Малфой. - И мы все, побывав здесь, стали настоящими друзьями. - Факт, - подтвердили Альбус, Джеймс, Лили, Роза и Хьюго. Гарри Поттер, Джинни, Гермиона, а также все присутствующие улыбнулись. - Да будет счастлив этот уголок! - воскликнул Скорпиус. - Клянусь, что обязательно вернусь в Волшебную Страну! - И я тоже клянусь! - подхватил Тотошка. Неожиданно послышался шум. С неба спустился огромный дракон, который схватил Энни Смит и понес неизвестно куда. Все опешили от неожиданности, а Энни не смогла применить магию, судя по всему, из-за шока. - Иду на помощь! - закричал Тим и бросился в погоню, схватив свой волшебный меч. Дракон принес Энни к какой-то горе и уже открыл пасть, как тут же появился Тим. Завязался поединок. Дракон охал, рычал, шипел и не желал сдаваться. Наконец Тим, изловчившись, отрубил ему голову. Энни была ни жива, ни мертва. - Милая, ты в порядке? - с тревогой спросил Тим. - Все нормально... Ты был великолепен! - Спасибо на добром слове. Теперь ты согласна стать моей женой? - Ох, Тим... А ты... Ты точно простил меня? - Да, и уже давно. Их уста слились в одно целое. - Так ты согласна? - ласково спросил Тим. - Да, согласна. Обвенчаться Энни с Тимом решили в тот же день, что и Урфин Джюс с Сарой. Все горячо поздравляли жениха и невесту с таким событием. - Наконец-то они вместе спустя столько лет, - задумчиво произнесла Элли. - А я, несмотря ни на что, все равно одна... - Как это одна? А я? - послышался голос Фреда Каннинга. - Неужели я тебе не подхожу? - Фред, ты это серьезно? Но это же смахивает на инцест, прости Господи! - Так ведь мы же с тобой не родные брат и сестра, а троюродные, - улыбнулся Фред. - И потом, если ты не хочешь под венец, так я не настаиваю. Давай просто будем жить и делать все вместе. - Спасибо, я подумаю... Элли отошла в сторонку. - Знойная женщина, мечта поэта, - улыбнулся Фред. На следующий день Элли согласилась на предложение Фреда жить вместе.

Захар: Захар пишет: Эпилог. Альбус Северус Поттер и Фрегоза обручились. Альбус наколдовал два колечка и подарил одно из них Фрегозе. Они окольцевались и были очень счастливы. - Ты будешь меня ждать? - поинтересовался Альбус, поцеловав девушку. - Конечно! Но я бы предпочла теперь всегда быть рядом с тобой, - вздохнула Фрегоза, отвечая на поцелуй. - К сожалению, это невозможно, - вздохнул Ал. - С осени мы все будем учиться в Хогвартсе, так называется наша школа. - Увы... Хорошо, я буду ждать тебя и остальных. Появился Джеймс с Тотошкой и остальными. - Ура! Я ждал этого! - обрадовался Джеймс. - Качать их! Качать жениха и невесту! Раньше Альбус воспротивился бы такому вмешательству. Но теперь все было иначе. Поэтому они с Фрегозой стали веселиться. <center>***</center> - Гарри, смотри! - воскликнула Джинни, потянув мужа за рукав. - Они обручились! Наш маленький Ал-Сев стал женихом! Надо же! Куда только дети растут, а? - Да уж, - вздохнул Гарри. - Мы и оглянуться не успели, как наши птенцы подросли. А в будущем они и вовсе вылетят из родительского гнезда... Останемся мы с тобой вдвоем. - Только не надо драматизировать! Это будет еще нескоро. Да и возможно, мы будем жить рядом с нашими чадами. - Я не драматизирую, дорогая. Хочется верить, что действительно все будет хорошо. - Ладно, не будем им мешать. Пойдем лучше найдем Гермиону. Кажется, Рон опять решил приударить за Стеллой. Гарри рассмеялся. Это казалось ему очень забавным. - Чего ты хохочешь? - возмутилась Джинни. - Неужели ты одобряешь поведение этого бабника? - Не надо делать из мухи слона, милая. Да, я знаю, что Рон иногда любит заглядываться на женщин, но он любит лишь Гермиону. А Гермиона любит его. Следовательно, никакой трагедии не произойдет. - Ты вечно находишь Рону оправдание! Но всему бывает предел... А тем временем Рон Уизли пожаловался Стелле на боль в позвоночнике, и та стала делать ему массаж. - Да, да, так еще! - просил он, постанывая от удовольствия. - Гермиона так не умеет. Ох, это прекрасно! Не останавливайтесь, о великая волшебница! Гермиона, увидев эту сцену, просто позеленела от злости. "Я убью его! Убью себя! И требую развода!" - пронеслось у нее в голове. Но, пообщавшись со Стеллой, Гермиона стала смеяться над происходящим. Волшебнице Розовой Страны удалось убедить ее, что никакой изменой здесь не пахнет. Ну да, Рон Уизли еще тот фрукт и бабник, но ему никогда в голову не придет бросить Гермиону. Более того, Стелла дала Гермионе много кремов и мазей для омоложения организма, ведь ей был известен секрет вечной юности. - Как видишь, ничего страшного здесь нет, - заметил Гарри Джинни, когда они прибыли на место. Гермиона и Рон вскоре подтвердили это. <center>***</center> Тилли-Вилли, Фред Каннинг и Гарри Поттер нашли пароход, который когда-то сделали Чарли Блек и остальные. Он был поломан. Кто его сломал, было загадкой. Но, судя по всему, Белла и Рудольфус. Кому еще могло понадобиться ломать пароход, которым восхищались все жители Волшебной Страны? Пароход удалось починить, а также спустить на воду. Фред был поражен, увидев, что Гарри Поттер тоже неплохо разбирается в технике и механике. - Ну надо же! Человек является волшебником, а тоже знает толк в технике! - Мы с моим тестем Артуром Уизли любим заниматься магловскими вещами, - признался Гарри. - Но разумеется, когда этого никто не видит. - У вас с этим так строго? - Да, увы... - Уважаю! Друзья? - Друзья, - Гарри пожал протянутую Фредом руку. - Предлагаю почтить память легендарного моряка Чарли Блека минутой молчания. Потом Тилли-Вилли стал вспоминать разные случаи, связанные с "папочкой Чарли". Он был рад любому поводу поговорить о нем. <center>***</center> А на следующий день состоялись две свадьбы, как и планировалось. А заодно и праздничный пир по случаю победы над Пожирателями Смерти и избавления Волшебной Страны от артефакта, созданного Дамблдором. Венчание проводилось на свежем воздухе, недалеко от Изумрудного Города. Церемонию проводила волшебница Виллина. Первыми венчались Урфин Джюс с Сарой. Топотун светился от счастья, а Гуамоко что-то ворчал себе под нос. Но было видно, что он делает это лишь для вида. - Берешь ли ты, Урфин Джюс, в жены Сару? - спросила волшебница. - Беру. - Клянешься ли ты любить ее и жить с Сарой до конца дней, пока смерть не разлучит вас? - Клянусь! - Берешь ли ты, Сара, в мужья Урфина Джюса? - Беру. - Клянешься ли ты любить его и жить с Урфином до конца дней, пока смерть не разлучит вас? - Клянусь! - Объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловаться... Все стали горячо поздравлять молодых. Взволнованные Урфин с Сарой пожимали всем руки и благодарили за такое участие. - Скажите, Сара, а у вас случайно нет знакомой совы? - вкрадчиво поинтересовался Гуамоко. - Я тоже хочу жениться! Урфин тихонько фыркнул. Топотун громко расхохотался: - Да кто за тебя пойдет, злючка ты этакий? Не смеши народ! - На себя посмотри, любитель меда и малины! - презрительно фыркнул филин. - Что-то не припомню, чтобы ты ходил на свидания с медведицами! Мишка-хвастунишка! Мишка-хвастунишка! Глупенький Мишка! Лакомка Михайло Потапыч, Топтыгин, Топотун и так далее. - Ах ты... Еле-еле удалось их помирить. - Знаете, Гуамоко, а мы можем прислать к вам сову, - вызвалась Лили. - У нас их хоть отбавляй! Но найдет ли она дорогу в Волшебную Страну? - Мы найдем способ, - пообещал Гарри Поттер. Все остальные энергично закивали. Филин Гуамоко очень обрадовался и повеселел: - Спасибо вам, люди добрые! Век не забуду! Настала очередь венчаться Энни и Тима. Взволнованные новобрачные подошли к Виллине. Элли растрогалась и расплакалась. Чтобы никто этого не видел, она уткнулась лицом в Фреда, который нежно поглаживал ее по спине. - Все хорошо, Элли, все хорошо, - ласково говорил он. - Берешь ли ты, Тим, в жены Энни? - Беру. - Клянешься ли ты любить ее и жить с Энни до конца ваших дней, пока смерть не разлучит вас? - Клянусь! - Берешь ли ты, Энни, в мужья Тима? - Беру. - Клянешься ли ты любить Тима и жить с ним до конца дней, пока смерть не разлучит вас? - Клянусь! - Объявляю вас мужем и женой! - Впереди вас ждет еще много поздравлений, - улыбнулась Виллина. - А пока я предоставляю слово нашей дорогой Стелле. Вечно юная волшебница Розовой Страны встала на место Виллины: - Дорогие новобрачные! Позвольте Вас от всего сердца поздравить и пожелать вам большого счастья, благополучия, здоровья и счастливой семейной жизни! И это еще не все... Я приготовила вам подарок. И очень необычный. Как всем известно, мне известен секрет вечной юности. Но в чем заключается этот секрет? Сегодня я вам открою тайну, дорогие новобрачные и все присутствующие! Мой секрет заключается в том, что раз в сто лет я принимаю эликсир вечной молодости. Поэтому и остаюсь такой же юной и красивой... - Эликсир молодости? - вскинула брови Гермиона. - Я читала о таком. Но считала лишь сказкой... - Я тоже что-то слышала об этом от мамы, - призналась Джинни. - Но я также думала, что это только сказка. А это правда... - Дедушка мне рассказывал об этом эликсире, - прошептал Скорпиус друзьям. - И вот сегодня я решила дать этот эликсир нашим новобрачным. А также Элли и Фреду Каннингу. - И нам? - изумились Элли и Фред. - Да, - подтвердила Стелла. - Не обижайтесь, но вы все сильно постарели. Разумеется, все это будет проходить добровольно и с вашего согласия. Никакого принуждения. Так что если кто-то не хочет пить эликсир, пусть сразу скажет об этом. Урфин, Сара, Элли, Энни и Тим были не прочь. Лишь Фред некоторое время колебался. Но и он решил не отставать от остальных. - Кто не рискует, тот не пьет шампанское, - заявил наконец Фред. - Я всегда любил разные эксперименты. Поэтому согласен. Стелла раздала каждому по маленькой рюмочке чудесного эликсира. - Больше пить нельзя, иначе вы станете младенцами, - пояснила Стелла. - Действует быстро, так что не удивляйтесь. Алкоголя здесь нет, Тим, так что пей смело! Ну... В добрый путь! - С Богом! - прошептали счастливчики. - А можно нам тоже попробовать? - робко спросил Рон. - Нет, мистер Уизли, вам и вашим друзьям такое пить еще рано, - возразила Стелла. - Приходите ко мне лет через 30-40, тогда дам. А молодое поколение еще позже. - Не повезло тебе, дорогой, - улыбнулась Гермиона. Урфин, Сара, Элли, Энни, Тим, а также Фред осушили рюмки. Уже через минуту с ними стала происходить трансформация. Разгладились морщины, исчезли седые волосы, выпрямились спины. Урфин, Сара, Элли, Энни, Фред и Тим вновь стали двадцатилетними. Поначалу они не поверили своими счастью. Лишь когда увидели себя в зеркало, то от радости стали обниматься и целоваться. - Молодость, молодость, неиссякаемый источник счастья, за тебя человек готов отдать свою жизнь! - Поразительно! - восклицал Фред. - Фантастика! Да, это переворот в науке. Стелла, а вы не поделитесь составом этого эликсира? - Нет, мой друг, пусть это остается тайной, - загадочно улыбнулась Стелла. - Что же это получается? - раздался возмущенный голос Гуамоко. - Все стали молодыми, а мы с Мишкой Топотуном останемся старыми? Какая несправедливость! Я всю жизнь мечтал стать молодым! Великая Стелла, пожалуйста, войдите в наше положение! - Впервые в жизни я с тобой согласен, - кивнул Топотун. - Да, Стелла, вы забыли не только о Гуамоко с Топотуном, но и о нашем Льве с Кагги-Карр, - заметил Страшила. - Они ведь тоже старики. Конечно, если наши дорогие друзья не возражают... - Не возражаю, я хочу еще пожить, - ответил Смелый Лев. - Я тоже еще не все дела переделала на Земле! - воскликнула ворона. - Ура! - не выдержал Хьюго Уизли. - Да будет так! Сегодня у нас праздник, а значит, время чудес, - улыбнулась Стелла. Таким образом, Гуамоко, Топотун, Кагги-Карр и Смелый Лев тоже стали молодыми. Что касается Страшилы, Дровосека и Тилли-Вилли, то они в подобном эликсире не нуждалось. Достаточно было сделать им хороший ремонт, и от старости не останется и следа. Волшебница Арахна с Людоедом, которых также пригласили на праздник вместе с Геркулесом и Одиссем, заявили, что их вполне устраивает реальный возраст, а значит, они не испытывают нужду в эликсире. Орел Карфакс выступив вперед подарил новобрачным по хорошей подкове. - На счастье, - пояснил орел. - Праздник продолжается! - заявил Железный Дровосек. - Сейчас наши друзья Альбус, Джеймс, Лили, Роза и Хьюго споют для вас песню под названием "Домик окнами в сад". Скорпиус петь стеснялся, поэтому отказался выступать. Лили заиграла на скрипке, а остальные ребята запели: Домик окнами в сад, там, где ждёт меня мама, Где качала мою по ночам колыбель, Домик окнами в сад заметает упрямо Золотой листопад, голубая метель. Домик окнами в сад заметает упрямо Золотой листопад, голубая метель. Я сюда возвращусь, может быть, слишком поздно, Южный ветер ночной запах яблок принёс, Домик окнами в сад, ты приснился мне просто В той стране-стороне, где пошло всё на снос. Домик окнами в сад, ты приснился мне просто В той стране-стороне, где пошло всё на снос. Всё на снос - домик, сад и любовь, и печали, И калитка в саду, и оградка во мгле, Домик окнами в сад, не ужель отзвучали Эти звуки, что так душу ранили мне. Домик окнами в сад, не ужель отзвучали Эти звуки, что так душу ранили мне. - Это про нас, - заметила Элли. Фред, Энни и Тим кивнули. - Я вспомнил маму с папой, - прошептал Фред. - Каким я был дураком, что занялся политикой! Уж лучше бы я больше времени проводил с ними и с вами... - Не казни себя, Фред, - утешала его Элли. - Судьба дала нам второй шанс, и мы им воспользуемся. Я тут подумала... Почему бы нам не вернуться на родину? - Что? -изумились Энни с Тимом. - А как же наша школа здесь? Ее ведь просто необходимо восстановить! - Если вы так хотите, то оставайтесь, - заявил Фред. - А мы с Элли отправимся домой. Здесь хорошо, спору нет, но в родных местах и солнце ярче светит, и лучше. - Да, ребята, оставайтесь, - улыбнулась Элли. - Уверена, вы прекрасно справитесь со школой. И потом, мы же будем вас навещать, как и вы нас... - Но как же нам тут быть без тебя? - расстроилась Энни. Элли обняла сестру: - Все будет хорошо, я уверена. И потом вам с Тимом нужно побыть наедине. Понимаешь? - Наверное... Но нам с Тимом будет тебя не хватать! - Да, это так, - подтвердил Тим. Элли обняла и Тима. - Не скучайте без меня, мои дорогие! Сестренка, я горжусь тобой! - Я сейчас заплачу... Элли, я с детства ставила тебя себе в пример. До пятнадцати лет... Потом это прекратилось, но затем вернулось. Я буду стараться, обещаю! - пообещала Энни. - До конца, до самого конца ты можешь рассчитывать на меня! - Элли, все-таки мы не зря были с тобой женаты, - заявил Тим. - И я всегда буду благодарен тебе за то, что ты помогала мне в трудную минуту! Страшила провозгласил тост: - За старых и новых друзей! За вечную и нерушимую дружбу! Затем поднялся Гарри Поттер: - От себя, своих друзей и наших детей хочу поблагодарить вас, наши новые друзья, за то, что вы для нас сделали. И особенно за то, что сдружили наших шалопаев! Мы все перед вами в неоплатном долгу! Гарри, Джинни, Гермиона, Рон, Альбус, Джеймс, Лили, Роза, Хьюго и Скорпиус низко поклонились всем присутствующим. - А теперь наши юные Геркулес и Одиссей, дети Арахны и Людоеда, также исполнят для вас песенку, - улыбнулся Дровосек. - Аплодисменты! Геркулес с Одиссем вышли вперед, поклонились и запели: Жил-был фермер Джон У него был классный кот. Доставлял тот кот Людям множество хлопот: Он на ферме всех доводил не раз до слез, И в далекий лес фермер Джон его увез. Но спустя дней пять Кот вернулся опять. Все решили, что пропал, А он не думал пропадать. И спустя дней пять Кот вернулся опять. Все решили, что пропал, А он не думал пропадать. Совсем не думал пропадать! Рассердился Джон, Что домой приходит кот, И послал кота Он в космический полет. И ракета ввысь улетела, вся в огне, И умчался кот, и остался на луне. Но спустя дней пять Кот вернулся опять. Все решили, что пропал, А он не думал пропадать. Пир прошел весело и приятно. В конце были танцы, где плясали все, от мала до велика. Спать разошлись лишь глубокой ночью. <center>***</center> Наступил день отбытия наших друзей. Проводить их пришли все, кто был на пиру. - Нам больно и грустно расставаться со всеми вами, - заявили Страшила, Дровосек, Смелый Лев, Кагги-Карр и Тилли-Вилли. - Но мы благословляем ту минуту, когда вы появились в нашей стране. Альбус прав: нельзя видеть во всем лишь плохое. Нет худа без добра, как гласит пословица. И если бы Дамблдор не был здесь и не оставил свой аппарат, а Пожиратели Смерти не явились в нашу страну, мы бы никогда не встретились и не подружились. А ведь дружба - великая вещь. Друг в беде не бросит, а крепкая дружба никогда не сломается. - Мы обязательно сюда вернемся, - заявил Гарри Поттер. - Клянусь! - Мы тоже клянемся! - подхватили Рон, Гермиона и Джинни. С Элли и Фредом обитатели Волшебной Страны прощались отдельно. Энни вытирала слезы, Элли тоже прослезилась, хотя и хотела это скрыть. Тотошка нежно простился со Львом и Кагги-Карр. Ворона нежно ласкалась к Хьюго и просила не забывать ее. - Все будет в порядке, Кагги-Карр, не волнуйся, - улыбнулся Хьюго. - И мы же обязательно вернемся сюда. - Я это к тому, чтобы ты не обижал ворон на родине. - Что ты! Я никогда не стану обижать птиц! Элли решила проститься с Раминой. - Ваше величество, спасибо вам за все. - Не за что, дорогая сестра. Вы приняли верное решение. Дома вам с Фредом будет хорошо. - А мы еще вернемся сюда? - На этот раз я не стану отвечать так категорически, как когда-то... Все может быть. Удачи! Стелла попросила Элли с Фредом, чтобы они ни в коем случае не выдавали никому ее секрета. - Люди должны сами прийти к такому открытию, друзья мои. Но еще не пришел срок... Было решено, что домой они отправятся на драконах, любезно предоставленных Ружеро. Гермиона было забеспокоилась, что это им может повредить по возвращении, но Гарри с Роном заявили, что если они отправятся прямо в гости к старому доброму Хагриду, то никаких проблем не будет. Это успокоило Гермиону. Скорпиус Малфой не возражал против того, чтобы побывать в окрестностях Хогвартса. И вот вся компания тронулась в путь под песню, которую пел Железный Дровосек: Спроси у жизни строгой, какой идти дорогой? Куда по свету белому отправиться с утра? Иди за солнцем следом, хоть этот путь неведом, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Иди за солнцем следом, хоть этот путь неведом, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Забудь свои заботы, падения и взлеты, Не хнычь, когда судьба себя ведет не как сестра, Но если с другом худо, не уповай на чудо, Спеши к нему, всегда или дорогою добра. Но если с другом худо, не уповай на чудо, Спеши к нему, всегда или дорогою добра. Ах, сколько будет разных сомнений и соблазнов, Не забывай, что эта жизнь - не детская игра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Перелет через горы прошел успешно. Друзья простились с Элли и Фредом, которые хотели забрать в штате Айова, в старом доме родителей Фреда вещи и еще кое-что. Фред надеялся, что дом родителей никто не тронул. - Приходите к нам в гости, в Канзасе, - пригласила Элли. - Мы будем очень рады. Фред кивнул. Элли оставила друзьям адрес, они планировали поселиться в домике, где жили Анна и Джон Смиты. Новых хозяев в доме не оказалось. В погребе и в камине Фред нашел альбом с фотографиями родителей, кое-что из их личных вещей, а также деньги, им заработанные. Каким образом это все было скрыто от глаз новых хозяев было загадкой. Но Элли и Фред не беспокоились по этому поводу, а уехали на автобусе в Канзас. Купить дом Смитов, в котором давно уже жили чужие люди, не составило никакого труда. После долгого раздумья Элли с Фредом решили, что раз теперь они снова молоды, им нужно пожениться по-настоящему. Что и было сделано. Фред решил стать фермером и больше никогда не думать о политике. Что касается детей, то Элли не хотелось предавать память Ильсора с Раминой, поэтому было решено с этим не спешить. Фред все понимал и не настаивал. А однажды Элли увидела своих покойных детей во сне. Ильсор и Рамина попросили маму усыновить или удочерить кого-нибудь. Фред согласился с этим, и они отправились в ближайший сиротский приют. Все дети засуетились и забегали вокруг Фреда с Элли. А в уголке скромно сидели двое мальчишек лет шести и пяти с черными волосами и такими же голубыми глазами. Это были братья Фред и Тим. Элли приблизилась к ребятам: - Вы кто? - Фред и Тим, - робко ответил младший из братьев. - Ничего себе! - изумился Фред Каннинг. - А вы наши мама и папа? - Тим с надеждой посмотрел на Элли с Фредом. Элли сразу поняла, что это ее мальчишки. Они с Фредом оформили документы, и уехали с ребятами под завистливые взгляды остальных детей. Мало-помалу Фред Каннинг привык к этим детям и стал считать их своими сыновьями. Такое бывает очень редко, но все-таки бывает. Жизнь продолжалось, Фред с Тимом прекрасно вписались в семью. <center>***</center> Старый добрый Рубеус Хагрид был поражен, увидев гостей да еще на драконах. Ружеро, который сопровождал друзей, откланялся и отбыл с драконами обратно в Волшебную Страну. - Какие красавцы! - протянул Хагрид. - А вы откуда? - Из Волшебной Страны, - хитро улыбнулась Лили. - Неужели? Как же, как же... Отец рассказывал мне об этой стране, - вспомнил Хагрид. - Там всегда лето, и живут добрые волшебницы Виллина со Стеллой. Ну проходите, друзья, чего на пороге стоять... После обильного угощения и отдыха наши друзья вернулись наконец домой. Драко Малфой с женой благодарили все Высшие Силы за то, что сын благополучно вернулся домой. Вскоре Альбус, Джеймс, Лили, Роза, Хьюго и Скорпиус стали вновь учиться в Хогвартсе. То, что произошло летом научило их многому, поэтому они стали помогать друг дружке. А также продолжать дружить со Скорпиусом Малфоем, к большому недоумению остальных. Тотошка отправился в школу с Джеймсом, сыну Гарри Поттера разрешили там держать собаку. Кроме Хагрида никто из других учеников Хогвартса не поверил в то, что наши друзья побывали в самой настоящей Волшебной Стране, поскольку большинство волшебников, как полукровок, так и чистокровных считало, что ее не существует. Выходцы из магловских семей также не верили в сказки, подобные истории о волшебнике из Страны Оз. Скорпиус Малфой благоразумно помалкивал, в отличие от своих друзей, но тем не менее коллеги по факультету стали смотреть на него косо из-за того, что он якшается с гриффиндорцами. Когда это был один Альбус, они еще терпели, но когда Скорпиус стал еще общаться и с другими, то это не понравилось остальным слизеринцам. Но Скорпиус не унывал. Ведь у него есть верные друзья на которых вполне можно положится. Джордж Уизли проснулся после волшебного сна и вскоре стал другим человеком, благодаря заботам родных и близких. Гарри Поттер с Роном вернулись на службу. Все было хорошо. <center>***</center> Страшила стал править Изумрудным Городом, Железный Дровосек отправился в Фиолетовую Страну, Смелый Лев - в свое лесное царство. Тим прошел обучение у Виллины со Стеллой, Рамины и своей жены Энни, получил звание Мастера или Волшебника, а также занял место Хранителя Волшебной Страны вместо Элли. Школа была восстановлена, и занятия там возобновились. Энни и Тим очень старались. Через девять месяцев после свадьбы у Энни и Тима родилась девочка. - Как мы ее назовем? - спросила счастливая Энни. - Только не Раминой, - покачал головой Тим. - Элли, вот как я предлагаю назвать нашу дочь. Есть у нас старшая Элли, теперь будет Элли-младшая. - Здорово! - обрадовалась Энни. - Я согласна! Сестра будет счастлива. Они часто виделись с Элли и Фредом. Энни и Тим одобрили то, что те усыновили двух мальчишек. Лили, при поддержке отца, как и обещала отправила филину Гуамоко, самую лучшую сову, какую удалось добыть. Ее звали Салли. Гуамоко и Салли понравились другу другу, стали жить вместе, а также завели птенцов. Топотун познакомился с одной хорошей медведицей и тоже завел семью. Тем не менее Гуамоко с Топотуном не забывали Урфина с Сарой, и регулярно с ними виделись. У Урфина с Сарой детишек пока не было, но они не унывали и надеялись на лучшее. Страшила часто приглядывал за волшебником Черномором, но поскольку ничего подозрительного видно не было, то он прекратил свои наблюдения. Это было ошибкой. Такие как Черномор не смиряются с поражением. Но тут уже пошел другой сказ. А эта история подошла к концу. Конец.

MAX: Что с продолжением?

schwarz: С интересом прочитал это произведение. Не являясь каким-то экспертом и, тем более, поклонником книг о Гарри Поттере, отмечу лишь, что получилось весьма содержательное ассорти, именно так хотелось бы назвать "Приключения в Изумрудном городе". О стиле и лексикографических нюансах судить не берусь, произведение в общем и целом на любителя. Огромное спасибо автору за вклад в приумножение наследия историй о Волшебной стране!



полная версия страницы