Форум » Фанфики » Огненный Бог Марранов на новый лад. » Ответить

Огненный Бог Марранов на новый лад.

Захар: Тут должна быть краткая аннотация фика [off]а сам фик, лучше начинать со второго сообщения[/off] [more]Последний месяц лета выдался очень жаркий, даже для такого штата США, как Канзас. Люди изнывали от зноя. Даже неунывающие верные друзья Энни и Тим чувствовали себя совершенно измотанными. Мороженое, которым они обычно спасались, в этот день не помогало. Поэтому с разрешения родителей ребята отправились на озеро освежиться. — Смотрите не задерживайтесь! — предупредили Энни и Тима родители. — Не забывайте, что послезавтра вы отправляетесь в Волшебную Страну! Энни с Тимом выбрали на озере уголок поукромней, постелили захваченное с собой одеяло, сбросили с себя одежду и, радостно крича, бросились в воду. Вдоволь накупавшись, они улеглись на одеяле и стали загорать. — Я вся в предвкушении! — воскликнула Энни. — Ведь скоро мы будем в Волшебной Стране и познакомимся с друзьями Элли. — Я тоже, — басом протянул высокий мальчишка Тим в черных плавках. — Слушай, а ты не боишься, что жители Волшебной Страны окажутся совсем не такими, какими их мы с тобой представляли? — Да ты что, Тим?! — удивилась девочка. — Разве ты не веришь моей сестре? — Почему не верю? Верю! Мне даже жаль, что твоя дорогая сестра не учит нас в школе. Но ведь одно делать слушать рассказы других, и совсем другое дело — самим все это видеть. — Вот прибудем туда и во всем разберемся! — решила Энни. — Не будем спорить. — Ты права, — согласился Тим. — Давай лучше споем. Ребята запели песню, которой их научил моряк Чарли Блек: Снова ветер запел Нам попутную песню И надул паруса, Отправляя в поход. Это море зовет К островам неизвестным, Это белый зовет пароход. Сколько бурь и штормов Пронесется над нами? Сколько миль за кормою Отмерит плавник? И в удачу порой Не поверят и сами Те кто верить В удачу привык! Острова, острова, Где-то ждут нас острова Все же карты не всегда бывают правы. Острова, острова, Я найду вас, острова, Даже если целый век придется плавать. Может встретится нам Удивительный остров Где причаливал Флинт, Где бывал Робинзон. Остров нашей любви, Остров тайн и вопросов Мы на карту тебя Нанесем! — Хорошо поете, — послышался мягкий и музыкальный голос. — Мир вам, дети мои! — Мир вам, святой отец! Это был здешний пастор церкви Грегори Харт. Ребята поспешно натянули на себя одежду, ибо всегда считалось, что стыдно разговаривать с духовной особой будучи в одних трусах. Пастору в его одежде было очень жарко, он тяжело дышал и вытирал пот со лба. Дети недоумевали, почему он не наденет что-нибудь полегче, раз такая погода. Отдышавшись, Грегори Харт произнес: — Ну и денек… Бог явно за что-то гневается на людей. Но ничего, дети мои, и это пройдет! С этими словами он благословил Энни и Тима. — А куда это вы так торопитесь, святой отец? — спросила любопытная Энни. Пастор засмеялся и погрозил девочке пальцем: — Любопытство не порок, дитя мое, но нужно держать его в узде. Как вы должно быть, слышали, старик Рольф, который мастерит игрушки, уже несколько дней чувствует себя плохо. Вот я и иду к больному, чтобы преподать ему утешение верой… Да… Между прочим, дети мои, вы прекрасно поете! Хотите петь в нашем церковном хоре? Приходите ко мне послезавтра, я все устрою. Энни и Тим переглянулись. — Послезавтра нас с Энни здесь не будет, святой отец. Мы уедем погостить к моей тетушке Пэнси в Калифорнию, — ляпнул Тим первое, что пришло ему в голову. — Нас не будет, судя по всему, до конца каникул. Не говорить же о пастору о Волшебной Стране! Во-первых, он не поверит, а если и поверит, то может завариться такая каша, что самой большой ложкой не расхлебаешь. Так утверждали Элли Смит и родители. Молодое поколение было с ними согласно. — Жаль, — покачал головой Грегори Харт. — Ну что же… Приходите ко мне потом, дети мои, хор от вас никуда не убежит. Мне пора… Удачи, мира и добра вам! — До свидания, святой отец! Ребята раскланялись с пастором и тот ушел. Когда он скрылся, Энни с Тимом расхохотались. — Здорово ты придумал насчет своей тетушки! — воскликнула Энни. — Можно подумать, мы так жаждем петь в церковном хоре! — Да, это пустая трата времени, — кивнул Тим. Ребята не были против церкви и хора, но они считали, что если они попадут в хор, то у них не будет времени на приключения и проказы. А этого Энни с Тимом не хотелось. — Ну что, давай опять искупаемся? — предложил Тим, сняв свою белую майку. — Солнце сегодня жжет немилосердно. — Давай! — согласилась Энни и проворно сбросила с себя одежду. Хорошенько выкупавшись и обсохнув, дети отправились в лес, где нашли немного грибов. Они уже собрались было идти домой, как вдруг увидели старого индейца, одна нога которого застряла в капкане. Сердобольные Энни с Тимом не могли пройти равнодушными мимо чужой беды, поэтому бросились на помощь. Индеец за всю свою долгую жизнь повидал немало, как плохого, так и хорошего. И этот старик привык не доверять белым людям. Поэтому его поразило, что двое незнакомых бледнолицых детей решили помочь индейцу. «Какие-то они особенные», — пришел к выводу старик. Ловкими движениями рук ребята освободили ногу индейца от капкана. — Спасибо вам, — с изумлением произнес индеец по-английски. — Меня зовут Черный Волк. А вас? — Энни Смит, — сделала реверанс девочка. — Тим О’Ке́лли, — поклонился мальчик. — Не стоит благодарности. Черный Волк был потрясен до глубины души. Разве белые люди могут кланяться индейцам? Ведь всегда было наоборот: индейцы кланялись белым, принимая их за богов. А белые делали из индейцев рабов, уничтожали и изгоняли с родных земель. А что, если? Да, судя по всему, так и есть… — Любое благородное дело не остается без награды, — тихо сказал индеец. — Это вам, дети. Я чувствую, что этот камешек вам пригодится. Он протянул ребятам настоящий красивый изумруд. — Что вы… Не надо, — покраснели Энни с Тимом. — Возьмите, прошу вас! — настаивал Черный Волк, пока ребята не согласились. — В добрый путь! — произнес на прощание индеец. И добавил кое-что на своем родном языке. Энни с Тимом ничего не поняли, но это означало следующее: «Вне всякого сомнения, я встретил двух избранных, которые изменят мир к лучшему». — В добрый путь! — поклонились дети. Черный Волк отошел за кусты, что росли неподалеку, и тут же исчез неизвестно куда. Ребята переглянулись. — И что это было? — спросил Тим. — Мы встретили волшебника? — Возможно. — А изумруд хороший, — заметил мальчишка. — Что будем с ним делать? — Оставим себе на память об этом случае, — сказала Энни. — Идем домой, а то родители будут волноваться. — Да, идем. Но домой они так и не попали тогда. Раздались какие-то сильные подземные толчки. — Что это? — испугалась девочка. — Землетрясение? Или началась третья мировая война? — Скорее первое, — предположил Тим. — Как говорит мой отец, настоящей войны не будет. Это политики хотят столкнуть лбами все народы. Раздался еще более сильный грохот, и Энни с Тимом почувствовали, что почва уходит у них из-под ног… Тим очнулся в каком-то незнакомом доме. Энни рядом не было. — Энни! — позвал мальчишка. Никакого ответа. «Ничего себе приключение!» — подумал Тим и огляделся. Комната чем-то напоминала его собственную, но в то же время была совсем другой. Всюду валялись в беспорядке книги, журналы. А обувь… Тим с изумлением убедился, что она жутко дорогая, как и одежда, что висела на стуле. Следовательно, это никак не может быть комнатой Тима. Мальчик из любопытства открыл шкаф и ахнул. Таких костюмов его семья не могла купить, даже когда в доме было полно денег. Раздался стук в дверь. Потом дверь открылась. В комнату вошла миссис О’Ке́лли. — Мама? — еще больше удивился Тим. — Мама, это ты? Что происходит? Где мы? И где Энни? — Ты имеешь в виду Энни Смит, сынок? — спросила мама. — Мне очень жаль, но отец против вашей дружбы. — Что? — возмутился мальчишка. — Энни — моя лучшая подруга! Папа никак не может быть против! Что вообще здесь творится? — Дорогой, тебе, наверное, напекло солнце голову? — встревожилась мать и ощупала лоб сына, приблизившись к нему. — Как ты себя чувствуешь? — Хорошо. Я лишь не понимаю, что здесь происходит, мама. Миссис О’Ке́лли вздохнула: — Как ты знаешь, твой отец год назад был избран губернатором нашего штата Канзас. Его главным конкурентом и соперником на выборах была Элли Смит, старшая сестра Энни. После победы на выборах отец заявил, что больше не желает иметь никаких дел со Смитами. Да и ты же сам поссорился с Энни. Помнишь? — Нет! Нет! Нет! — Да, ты заявил, что не желаешь больше общаться с такими деревенскими выродками, как Энни. Тим обхватил голову руками. Да что же это такое? Нет, этого просто не может быть, потому что это невозможно! Он ущипнул себя, чтобы проснуться, но сон не проходил. — Сынок, ты точно в порядке? — мать еще больше забеспокоилась. — Может быть, вызвать врача? — Нет, мама, не нужно. Что это за место? — Как что за место? Это наш дом. Вот уже год как мы здесь живем, в столице Канзаса, городе Топике. Мне что-то не нравится твое сегодняшнее состояние. Пойду позвоню доктору. Но Тим стал умолять мать не делать этого. — Хорошо, тогда прими душ и оденься как следует. Почему это ты такой чумазый? — нахмурилась миссис О’Ке́лли. — Ходил купаться на озеро, — пояснил Тим. — Неужели? Ну ты и фантазер! Может быть, вы там были с Энни? — рассмеялась мама. — Да. И что? Ты накажешь меня? — Нет, не буду. В отличие от отца, я не против твоей дружбы с Энни. Но с папой лучше не спорить и не ссориться, сам понимаешь. Особенно в его теперешнем положении. Поэтому старайся встречаться с Энни тихо и незаметно. А теперь иди мыться, сегодня у нас званый вечер с участием президента и его детей. Папа хочет познакомить тебя с дочкой главы государства. Он уверен, что вы станете друзьями. «Никогда!» — решил про себя Тим. Но спорить не стал. Ванная комната поразила Тима до испуга. «Я словно попал в королевский дворец», — подумал мальчик. Ванная была сделана из желтого мрамора. Посередине находился бассейн, по краям которого имелось два крана. Окна закрывали длинные зеленые шторы. На стене весит картина, на которой изображен древнегреческий герой Геракл. Тим наполнил бассейн водой, сбросил халат с тапочками и бросился в воду. — Неплохо, очень даже неплохо, — пробормотал мальчишка. — Но как ни странно, прежняя наша ванна мне нравится больше. Приняв ванну, надев чистое белье, безукоризненный черный костюм и белую рубашку, Тим предстал перед отцом. «Что-то в папе определенно изменилось», — подумал мальчик. — Как дела, сын? — весело спросил Ричард О’Ке́лли. — Волнуешься? Еще бы! Сам глава государства будет гостить у нас. Ты уж не подкачай, поухаживай за его дочкой, не подведи меня! — Хорошо, папа, — натянуто улыбнулся Тим. — И… Ты уже подумал над тем, что я тебе говорил неделю назад? — О чем? — прикинулся валенком Тим. — Пойти учиться в военное училище. С Тима было больше чем достаточно, поэтому не стоит удивляться, что он упал в обморок, к великому удивлению отца. — Я же тебе говорила, что наш сын еще не готов к этому! — заявила миссис О’Ке́лли. — Он еще сущее дитя! — Да, вижу, вижу. Вызвали врача, тот заверил родителей, что ничего страшного нет. — Ладно, парень, тебе повезло, — заявил отец, когда Тим очнулся. — Твое поступление в военное училище откладывается на неопределенный срок. Вечером Тим увидел дорогих гостей. Они ему не понравились с первого взгляда, особенно дети главы государства. «Типичные буржуйские деточки!» — подумал про себя Тим. Сын президента был толстый, как самый настоящий поросенок. Девочка, наоборот, была почему-то очень худой и тонкой, с грубыми чертами лицами и пустыми серыми глазами. — Я считаю, что вы у нас теперь будете частным гостем, Тим, — заявила дочь президента. Тим поклонился и что-то промямлил в ответ. — Вы хотите быть губернатором, как ваш отец? Или рассчитываете на более высокую должность? — не отставала девочка. - Ни то, ни другое. Политика - это большая и грязная игра. - Тим повторил слова отца, сказанные им когда-то. - Вот как? - приподняла брови дочь президента. - Странно слышать это от сына человека, который является губернатором. Вы любите танцевать? - О да. Но с вами я танцевать не буду, извините. - Почему? - скривилась девочка. - Я вам не нравлюсь? - Да, не нравитесь, - не стал кривить душой Тим. - У вас есть невеста? - Да. Это Энни Смит! - воскликнул Тим. - Не знаю такой... Она из нашего круга? - Нет, и слава богу! - Я сейчас заплачу. - Девочка залилась слезами. Толстый как поросенок мальчик с грозным видом приблизился к Тиму: - Извинись перед моей сестрой! - Еще чего! И не подумаю! - Да знаешь ли ты, что может сделать с тобой наш отец? - Подумаешь! - Негодяй! Я тебя проучу! - Смотри не лопни, буржуйский сынок! Сын президента, позабыв о приличиях, полез в драку. Но не на того напал. Тим одолел противника и даже разбил ему нос с губой. Вечер был сорван. Тима мать привела в кабинет отца. Тут же находился и президент. - Ты разочаровал меня, сын, - сухо произнес Ричард. - О чем я тебя просил? Но ты не послушался и даже оскорбил девочку! А какого черта ты стал драться с сыном главы государства? Понимаешь ли ты, чем это пахнет? - Давай начистоту, папа. Мне не нравится, что ты полез в политику, это раз. Это противоречит всему, чему ты меня учил. Мне не нравится, что ты заставляешь меня делать то, что я не хочу, это два. А сынок президента сам напросился, это три! Президент что-то прошептал на ухо губернатору. - Молодой человек, я восхищен вашей смелостью, - заявил глава государства. - Кто смел, тот может быть добрым другом и соратником. Поэтому для начала я ограничусь лишь предупреждением: будьте осторожны и не лезьте на рожон, если вам дорога жизнь. Вам все ясно, Тим О’Ке́лли? Честь имею, джентльмены! Президент со своими чадами покинул дом. - Мать настояла, чтобы я отложил твою отправку в военное училище, - сухо сказал отец. - Ради нее я согласился на это. Однако наказания тебе не избежать. Ты посажен под домашний арест до конца каникул! Марш в свою комнату! И не попадайся мне на глаза, эгоист! - Ты не мой отец! - не выдержал Тим. - Вон! Убирайся прочь, иначе отведаешь ремня! Тим уселся на кровать в комнате и стал размышлять о том, что же все-таки происходит. Почему реальность изменилась до неузнаваемости? Или это совсем другой мир? Но как такое возможно? Хотя... Если Волшебная Страна существует, то должны существовать и другие миры. Надо будет посоветоваться с Энни и ее сестрой. Нужно только найти их. Тиму очень хотелось поделиться со всем с матерью, но он побоялся, что та потащит его к психологу и психиатру. А этого Тиму не хотелось. Значит, осталось лишь дождаться дня и найти Энни. Ночью рисковать не стоит, мало ли что может быть... Энни была поражена, увидев, что находится дома, рядом со старшей сестрой. Где Тим? - Итак, Энни, давай-ка вспомним таблицу умножения, - сказала Элли. - Вот еще! Сейчас ведь каникулы! - возмутилась Энни. - И где Тим? Он же только что был здесь, рядом со мной. Мы вместе возвращались домой, и был еще такой сильный грохот... Ой, смотри, что нам подарил индеец Черный Волк! Мы с Тимом помогли ему, и он дал этот изумруд. Энни с гордостью продемонстрировала сестре подарок. - Красивая вещь, - улыбнулась Элли. - Но давай разберемся кое в чем... Ты была с Тимом О’Ке́лли? Но ведь мы уже год, как враги с тех пор, как его отец стал губернатором. - Что за чушь ты несешь? Тим - мой лучший друг! С самого раннего детства! - Был. Вы же поссорились. Тим заявил, что не желает дружить с деревенскими выродками. - Бред! Тим не мог так поступить! - И тем не менее это так. И в этом есть моя вина. Я участвовала в выборах губернатора, и моим соперником стал отец твоего бывшего друга. После своей победы Ричард О’Ке́лли сказал, что не желает иметь с нашей семьей ничего общего. Энни обхватила голову руками и заплакала. - Сестричка, пожалуйста, прости меня! - Элли обняла младшую сестру. - Если бы я только знала, к чему это приведет, я бы сняла свою кандидатуру! Но назад пути нет... Такова жизнь. - И где теперь Тим? - В столице Канзаса, городе Топике. - Мне нужно встретиться с ним! - Это исключено, Энни. - Элли, пожалуйста, помоги мне! - взмолилась Энни. - Ну хорошо... Завтра мы поедем в город якобы за покупками, там мы встретимся с одним человеком, который работает поваром у О’Ке́лли. Этот парень неравнодушен ко мне. Он устроит тебе встречу с Тимом... Ох... Ты толкаешь меня на преступление! - Спасибо, Элли, ты лучшая сестра в мире! - Энни чмокнула Элли в щеку. На другой день Элли с Энни и поваром Адамом пробрались к дому О’Ке́лли. Энни свистнула, и голова мальчишки высунулась в окно: - Энни? Это ты? Настоящая Энни Смит? Что я тебе подарил на прошлый день рождения? - Новый волейбольный мяч и открытку, - улыбнулась Энни. - Слава богу! Нам нужно поговорить. Наедине. Но я под арестом. - Это не беда. Ты же всегда считался первым на физкультуре. Открой окно и прыгай к нам! - Ну ладно... Тим открыл окно и без проблем спрыгнул. Элли отвела друзей в одно небольшое кафе и настояла, чтобы все надели темные очки. - Как ты думаешь, Энни, где мы очутились и почему? - спросил Тим. - Похоже, что мы попали в иную реальность, - догадалась наконец Энни. - Ага! Я так и думал! То-то я смотрю, что папа сам на себя не похож! Теперь все ясно: это не мой отец, а лишь его двойник. - Вы о чем? - не поняла Элли. - Давайте все по порядку. Поначалу Элли не поверила друзьям, поскольку считала их фантазерами. Но задав много вопросов и получив на них вразумительные ответы, Элли начала склоняться к мысли, что так все и было. В свою очередь она поведала много того, чего дети не знали. - И что же нам теперь делать, Элли? - спросил Тим. - Да, Элли, посоветуй, как быть, - подхватила Энни. - Ну не знаю... В любом случае вы явно оказались здесь неспроста. И вы говорили, что планировали отправиться в Волшебную Страну? - Да. - На механических мулах? Отлично! Я с вами. Рамина может говорить все, что угодно, но я не могу такое пропустить! Тем более что губернатор добился, чтобы меня оставили без работы! - Но ведь, кроме Цезаря и Ганнибала больше никого нет, - возразили ребята. - А чтобы сделать третьего мула, нужно время. - Это в вашей реальности механических мулов двое. А здесь их целых три! Цезарь, Ганнибал и Спартак! Да, Фред подарил нам трех мулов. Миссис Смит и ее мужа, а также миссис О’Ке́лли удалось уговорить согласиться на эту поездку. Матери Тима все меньше нравилась деятельность мужа, поэтому она считала, что отца и сына нужно изолировать, пока не произошло беды. И вот троица в лице Элли, Энни и Тима на мулах, а также пес Артошка пустились в путь. Лишь на третий день губернатор Канзаса обнаружил отсутствие сына. Он отправил всю полицию на его поиски, которые не увенчались успехом. Ведь ни мать Тима, ни Смиты не проговорились о Волшебной Стране.[/more]

Ответов - 17

Захар: Захар пишет: А тем временем двойники Энни и Тима перенеслись в тот мир, который покинули наши главные герои. Двойник Энни ничем не отличался от настоящей Энни Смит. А вот двойник Тима был еще тот фрукт и с характером. Некоторое время они недоуменно таращились друг на друга. Наконец Тим произнес: - Что означает вся эта комедия, соплячка? Какого черта мы тут с тобой делаем? Я же только что находился у себя дома. - Неужели? Какое совпадение! Я тоже только что находилась дома. И я также понятия не имею о том, что происходит. - Заткнись, деревенщина! - На себя посмотри, предатель! Тоже мне! Из грязи да в князи! Твой дед и прадед были пастухами. Думаешь, я этого не знаю? Как ты можешь стыдиться собственных корней?! - Молчать! Мой отец - губернатор! Он может всех вас стереть в порошок! - Ой, как страшно! Ой, напугал! Ой, напугал! Тим вытащил из кармана брюк мобильный телефон и позвонил отцу. Но не тут-то было! Мобильник почему-то не действовал. Тим потряс телефон, разобрал, собрал снова и опять сделал попытку позвонить. Результат был тот же. В те годы подобные вещи были большой редкостью. Это теперь мобильными телефонами пользуется практически каждый. И мало кто знает, что самыми первыми мобильными телефонами пользовалась лишь элита общества. Тем не менее Энни сразу догадалась, что это такое. - Что, не работает телефончик? - язвительно поинтересовалась Энни. - Ай-яй-яй! И как ты намерен вернуться домой? Мне-то волноваться нечего, мой дом близко... - Не твое собачье дело! Мама! Папа! Вы здесь? Никто не отозвался. Энни громко расхохоталась: - Детский сад, ей-богу! - Кто же этот нахал, который сыграл с нами эту шутку? - пробормотал Тим. - Я терпеть не могу шуток, и горе тому, кто это затеял! Послушай, Энни... - Ты меня опять называешь по имени? Как это понимать? Энни прекратила смеяться и скрестила руки на груди. - Я думаю, нам нужно на время позабыть о том, что наши семьи теперь враждуют, - сказал Тим, закусив губу. - Да что ты говоришь! Наша семья никогда не враждовала с вашей! Это твой отец стал губернатором и заявил, что не желает больше с нами водиться! - По милости твоей сестрицы Элли! Она хотела стать губернатором Канзаса! - Не смей оскорблять мою сестру, негодяй! А не то будет плохо! Тим побагровел, но спустя пару минут отошел. Отца рядом здесь нет. Следовательно, расквитаться с этой соплячкой нужно будет позднее. - Энни, пожалуйста, проводи меня к себе домой, чтобы я оттуда смог позвонить папе с мамой! - попросил Тим, плюнув на гордость. - С какой стати я должна тебе помогать? Ты же заявил, что больше не желаешь меня знать! - Энни, пожалуйста, помоги! Ну погорячился я тогда, ну глупость сморозил... Давай забудем об этом! - Правильно! Давай все забудем, - язвительно ответила Энни. - Я не Христос, Тим, и мне не нужен Иуда! - Мои родители помирятся с твоими, обещаю! Я уговорю отца! - Ладно, так и быть, помогу тебе, по доброте душевной. Но не жди, что все будет, как прежде. Ибо я больше не верю вашей семье, извини... Идем. - Спасибо, Энни, я этого не забуду! - слегка улыбнулся Тим. Они благополучно добрались до дома Смитов. К большому изумлению ребят, Смиты и О’Ке́лли были вместе. Даже Элли была здесь. Энни чуть в ступор не впала. Тим тоже был потрясен до глубины души. "Да когда же это они успели помириться?" - недоумевал про себя мальчик. - Вот и вы, - улыбнулась миссис Анна. - Мойте руки и за стол. Мы решили поужинать все вместе. - Мама, папа, что за маскарад? - Тим брезгливо окинул взглядом одежду двойников своих родителей. - Папа, ты же губернатор! Тебе так ходить неприлично. Ричард О’Ке́лли засмеялся: - Хоть сегодня и не день шуток, но я тебя прощаю! Шути сколько хочешь, сын мой. - А откуда на тебе взялась эта одежда, сынок? - спросила Маргарет О’Ке́лли. - Что-то не припомню, чтобы мы тебе это покупали... - Одежда как одежда, - пожал плечами Тим. - Я же сын губернатора и должен выглядеть соответственно. Смиты и О’Ке́лли недоуменно переглянулись. - Ладно, сперва ужин, потом разберемся, - произнес Джон Смит. - Что происходит, Энни? - тихонько поинтересовался Тим, когда они мыли руки. - Ты понимаешь, что здесь творится? - Я и сама удивляюсь... Давай пока подыграем родителям, а потом решим, как быть дальше. - Ладно. Но подыграть Тиму не удалось. Увидев свой ужин, состоящий из вареного картофеля с курицей, он брезгливо поморщился: - Я такое не ем, это едят свиньи! Родители Тима чуть не сгорели от стыда. - Что ты сказал? - наконец произнес Ричард. - То, что все слышали! Я не желаю есть эти помои! - возмутился Тим. Смиты покачали головами. О’Ке́лли вообще потеряли дар речи. Где это видано, чтобы Тим так себя вел? Энни усмехнулась: - Да что вы так удивляетесь? Этот барчук не желает больше иметь ничего общего с нами! Слава богу, хоть родители Тима взялись за ум. - Дочка, ты это сейчас о чем? - вскинула брови миссис Анна. - Мама, ты прекрасно знаешь, о чем я! Ричард решительно приблизился к двойнику сына: - Сейчас же извинись! - За что? Если тебе так нравится этот маскарад, папа, то можешь развлекаться и дальше, а я не буду. Это унижает мое достоинство. - Все ясно. Что же... Придется тебя наказать. Ступай дров наколи. На улице жарко, но будут дровишки на потом. О’Ке́лли никогда не наказывали сына физически, они лишь давали ему работу, если Тим в чем-то провинился. - Папа, ты в своем уме? Не пристало сыну губернатора заниматься такой грязной работой! - возмутился двойник Тима. - Так ты серьезно считаешь меня губернатором? - Родители Тима не на шутку встревожились. - Конечно! Ты же стал им год назад! Естественно, ужин был сорван. Тима тут же увели двойники его родителей. Анна и Джон отправились прогуляться и привести в порядок мысли. - Ну и дела! - покачала головой Элли, приблизившись к двойнику сестры. - Складывается впечатление, будто нашего Тима кто-то подменил. И что означает твоя фраза, сказанная за столом? Родителям ты, судя по всему, не хочешь это говорить, а передо мной-то чего таиться? Давай рассказывай! - О чем? - не поняла Энни. - Начни с самого начала. С чего вдруг Тима как подменили? - Ты действительно ничего не помнишь? - изумилась Энни. - Нет. А что я должна помнить? Энни вздохнув, рассказала о том, как год назад Элли вместе с Ричардом О’Ке́лли боролись за пост губернатора, как Ричард победил на выборах и заявил, что больше не желает иметь со Смитами ничего общего, и как они с Тимом поссорились. - Энни, да что с тобой? - встревожилась Элли, выслушав двойника сестры. - Ни я, ни отец Тима никогда не баллотировались в губернаторы! - Но как же... - И уж тем более вы никогда не ссорились с Тимом. Что это тебе взбрело в голову? - Ты не веришь мне? Элли задумалась. С одной стороны, подобная история была нелогичной и противоестественной. Но с другой... Элли недавно читала о параллельных мирах. Неужели это правда? Неужели места Энни и Тима заняли их двойники из иной реальности? - Нашего губернатора Канзаса зовут Алекс Поттер, - сказала Элли. - Помилуй! Он же занял третье место на выборах... - Нет, напротив, он выиграл выборы. Сестренка, уверяю тебя, что меня никогда не привлекало губернаторство. И отца Тима тоже... Слушай, а тебе не кажется, что вас с Тимом перенесло в иную реальность? А ваши места заняли наши Энни с Тимом, а? - Что? Как? Ну конечно! Как же я сразу не догадалась! - хлопнула себя по лбу Энни. - Я же читала о таком! Но как же это произошло? Я знаю, что мы с Тимом очутились в лесу, где находиться не должны были... - Пока об этом можно лишь гадать. И не стоит говорить о подмене родителям. Вряд ли они поверят в перемещение из параллельного мира. - Но родителям Тима нужно сказать! - Нет, Энни, это только утвердит их в мысли, что Тим маленько тронулся умом... - А разве они такое подумали? - Ты посуди сама: наш Тим никогда так не вел себя, как сегодня за столом. - Ой, мамочки! Что-то будет... - И не говори... А еще ваши двойники собрались послезавтра в Волшебную Страну! Как быть с этим? Не знаю... - Ты серьезно? Я так давно об этом мечтаю! - Не будем спешить, цыплят по осени считают. - Так ведь скоро осень. - Посмотрим по обстоятельствам. <center>***</center> Между тем обстановка в семье О’Ке́лли накалялась. Тим был ошарашен, увидев, что они не отправились в город, а очутились там, где жили когда-то. - Это уже ни в какие ворота не влезет! Зачем мы здесь, в этой противной лачуге? Я хочу домой! - возмущался он. - Мальчик мой, но ведь здесь твой дом! - миссис О’Ке́лли чуть не плакала. - Черта с два! - не сдавался Тим. - Мы же поклялись, что никогда больше не вернемся сюда, к прежней жизни, навозу и всему прочему. Долой скотскую жизнь, вот что ты сказал тогда, папа! - Не знаю, какая муха тебя укусила, но мне это не нравится! - заявил Ричард. - Ступай спать! Утром мы решим, что делать. - Только этого мне не хватало! Я не хочу спать в этом притоне для нищих! Тим попытался бороться с родителями, чтобы удрать, но двойнику отца удалось одолеть его и запереть в комнате. Окно Ричард также тщательно закрыл. Делать нечего, пришлось Тиму лечь и уснуть, хотя ему это было трудно. Маргарет и Ричард глаз не сомкнули, пытаясь понять, что происходит с их мальчиком. Но как и предполагала Элли, они лишь утвердились в мысли, что у сына что-то не в порядке с головой. Поэтому с утра пораньше Ричард позвонил своему другу-врачу, которого знал еще с детства. Врач приехал на своем автомобиле, осмотрел Тима и сказал: - Совершенно здоровый парень. А что? Ричард прошептал что-то другу на ухо. - Ах, вот как?! Слушай, Тим, ты действительно веришь в то, что твой отец губернатор? - поинтересовался врач. - Да. А если отец подал в отставку, то мне об этом ничего не известно. Но вряд ли мой папаня пойдет на такой шаг, - заявил Тим. - Вот видишь, - прошептал Ричард другу. - М-да... Это уже не по моей части. Здесь нужен психиатр. Я знаю одного толкового специалиста, могу вас отвезти к нему прямо сейчас. Да, собирайтесь, откладывать ни к чему. - Вздор! - возмутился Тим, услышав это. - Я не поеду в психушку! И я не сумасшедший! Но ему пришлось подчиниться, скрепя сердце. Опытный психиатр-нарколог Оскар Браун принимал на дому. В этот день у него пациентов не было. Внимательно выслушав родителей и друга семьи, психиатр обернулся к мальчику: - Привет, мой друг. Как настроение? - Все в ажуре, дяденька, - недобро усмехнулся Тим. - Как ты учишься в школе? - поинтересовался Оскар Браун, не теряя благодушного выражения лица. - Лучше всех! - проворчал Тим. - Так значит, твой отец - губернатор Канзаса? - Да, именно так! И он может посадить вас в тюрьму! Психиатр вздохнул и посмотрел мальчику в глаза: - Да уж... Сколько будет если три умножить на семь? - Сто, - не колеблясь ответил Тим. - Герой какого романа носит имя Д’Артаньян? - "Три поросенка", ха-ха! - А что ты ел сегодня на завтрак? - вздохнул психиатр. - Обычно я ем на завтрак пирожные и конфеты. Но родители словно сговорились и второй день дают мне то, что едят свиньи. Друг семьи, которого Ричард знал с детства, по просьбе врача вывел Тима из кабинета. - Давно это с ним? - спросил Оскар Браун. - Со вчерашнего вечера, - пояснил Ричард. - Наш сын, вернувшись с прогулки, назвал меня губернатором. Поначалу я решил, что это просто шутка... - Понимаю. Травмы головы у Тима были? - Нет, что вы! - воскликнула миссис О’Ке́лли, вытирая слезы. - Наш мальчик всегда был здоровым ребенком. - Ваш ребенок не употребляет наркотики? Вы уверены? - Нет! - ударил себя в грудь Ричард. - Мы бы давно заметили, если бы Тим что-то употреблял. - Гм... Пока я затрудняюсь поставить диагноз. Но ясно одно: это наш пациент. Вы не ошиблись, что приехали сюда. Обязательно сделайте ЭЭГ и пройдите осмотр у психолога и невролога, направления я вам сейчас дам. Что касается лечения... Я выпишу вам одно успокоительное, будете давать его сыну на ночь, за час до сна. А там увидим. Через две недели я вас жду у себя. Или даже раньше, если произойдет ухудшение... Но будем надеяться на лучшее... - А если лекарство не поможет? - робко спросил Ричард. - Тогда придется положить Тима в больницу для уточнения диагноза и лечения. Мужайтесь! И молитесь, родительская молитва имеет большое значение. Успокоительное не помогло. Тим продолжал возмущаться по поводу несправедливой судьбы, вырвавшей его из привычной среды обитания, и грозил неведомому ангелу или демону всякими грозными карами. Маргарет и Ричард молились, но без особого успеха. Правда, мальчишка стал немного есть, ибо умирать с голоду Тиму не хотелось. Осмотр у невролога прошел спокойно, а вот психолога Тим довел до настоящей истерики своими ответами на вопросы. ЭЭГ также сделали. Оскар Браун, изучив заключение психолога, пришел в ужас и сказал: - Все гораздо хуже, чем я думал. И лекарство бессильно. Тима нужно госпитализировать для его же блага. Родители опечалились, но согласились. Как Тим ни упирался, но его отвезли в детское отделение ближайшей психиатрической лечебницы. Естественно, что путешествие в Волшебную Страну сорвалось, но Элли и Энни удалось уговорить родителей отпустить их вдвоем. Анна с Джоном подумали-подумали и согласились. Ведь лучшего спутника, чем сестра, Энни не найти. Узнав, что Тима положили в больницу, Энни даже позлорадствовала: - Сам во всем виноват! Нечего было корчить из себя крутого барчука! Из грязи да в князи! - Зря ты так... Вы же были друзьями, - возразила Элли. - Тоже мне друг! Тим предал нашу дружбу! - Да, но тут есть и другая сторона медали. Потом ты поймешь, что я имею в виду. И у меня появилось предчувствие, что Тима нужно вызволить из лечебницы и забрать с собой. Волшебная Страна вылечит его, я уверена. - Пальцем не пошевелю ради этого эгоиста! - Энни, ты доверяешь мне? - Да, Элли, я доверяю тебе. - Тогда пусть двойник нашего Тима отправится с нами! Родителей Тима я беру на себя. - Хорошо, я согласна на это, только ради тебя. Тиму в больнице не понравилось. Кормили там еще хуже, чем в последнее время родители. А другие дети действовали мальчишке на нервы. Он несколько раз пытался бежать, но Тима ловили. Таблетки, что ему давали, Тим тайком выбрасывал в унитаз. Уколов Тиму не назначили, поскольку не были уверены насчет диагноза. Хоть и не сразу, но Элли удалось убедить Маргарет и Ричарда, что Тима вылечит лишь Волшебная Страна. В субботу, когда никого из врачей не было, О’Ке́лли навестили двойника сына и взяли его с собой на улицу якобы погулять, сунув медсестре большую коробку конфет, а сами увели Тима домой. - Что вы задумали? Вы об этом пожалеете! Я отомщу вам за психушку! - начал было возмущаться Тим, но Ричард сказал ему следующее: - Выбирай, сын: или ты отправляешься в Волшебную Страну с Элли и Энни, или возвращаешься в больницу. - Какая еще Волшебная Страна? Это сказки для малолеток! Двойник Тима уже давно не верил в истории, которые Элли рассказывала когда-то сестре. - Тогда пойдем обратно, - сказала миссис О’Ке́лли. - Нет уж, дудки! Уж лучше в Волшебную Страну! На следующий день Элли, Энни, Тим, мулы Цезарь с Ганнибалом и пес Артошка тронулись в путь. Поскольку третьего мула не было, то Тим должен был идти пешком, Элли и Энни периодически уступали Тиму свои места. Мальчишка по-прежнему был недоволен и возмущался из-за всякой ерунды. Но Элли с Энни удавалось затыкать ему рот. <center>***</center> Другая реальность. Элли, Энни, Тим, муллы Ганнибал, Цезарь, Спартак, а также пес Артошка продолжают свой путь. Поля и реки проносились мимо них, точно гонимые встречным ветром. К вечеру путешественники оставили позади много миль. На ночлег остановились в небольшом лесочке. Разбили две палатки. Одна была у Смитов, вторую палатку молодому поколению прислал в подарок моряк Чарли Блек. Путники развели костер, приготовили ужин и стали весело болтать о всякой всячине. - Воображаю, что будет, когда двойник папы обнаружит, что меня нет, - рассмеялся Тим. - Ребята, мне почему-то кажется, что ваше место заняли наши Энни с Тимом, - заметила Элли. Энни и Тим переглянулись. - Вот так номер! - пробормотала Энни. - Что будет твориться дома! - И не говори, - подхватил Тим. - Если мой двойник весь в папиного двойника, то бедные родители с ним с ума сойдут! - Факт, - подтвердила Элли. - Но что сделано, то сделано... А как вы думаете, почему вы очутились в нашем мире? Энни задумалась: - Неужели из-за изумруда, который нам подарил Черный Волк? - Судя по всему, так и есть, - почесал затылок Тим. - Да, я тоже другого объяснения не вижу, - задумчиво сказала Элли. - В любом случае это неспроста. - Давайте путешествовать инкогнито, - предложил Тим. - И выберем себе новые имена. Элли и Энни рассмеялись. - Неплохая идея. И какое же ты имя себе возьмешь? - спросила Энни. - Гарри Джеймс Поттер, - заявил Тим. - Из Калифорнии. - Недурно! А я тогда буду Лили Луной Поттер, - улыбнулась Энни. - Тоже из Калифорнии. - Я с удовольствием стану вашей тетушкой Гермионой Джинни Поттер, которая сопровождает в пути любимых племянников, - заявила Элли. И они засмеялись, довольные собой. Следует отметить, что тогда о всем известном Гарри Поттере никто не знал. Поэтому то, что путешественники взяли себе именно такие имена, всего лишь простое совпадение и не более того. Цезаря, Ганнибала и Спартака было решено назвать - Пегасом, Персеем и Архимедом. А псу Артошке дали новую кличку - Арнольд. Неожиданно лицо Энни приняло озабоченное выражение. - Элли, если ваш мир отличается от нашего, то должны быть и отличия у Волшебной Страны. Как ты считаешь? - Весьма вероятно. Но пока я не вижу особой разницы между вашей Волшебной Страной и нашей. Может быть, потом все станет ясно. - Давайте споем, - предложил Тим. Элли взяла гитару, которую захватила с собой, и путники запели: Спроси у жизни строгой, какой идти дорогой? Куда по свету белому отправиться с утра? Иди за солнцем следом, хоть этот путь неведом, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Иди за солнцем следом, хоть этот путь неведом, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Забудь свои заботы, падения и взлеты, Не хнычь, когда судьба себя ведет не как сестра, Но если с другом худо, не уповай на чудо, Спеши к нему, всегда или дорогою добра. Но если с другом худо, не уповай на чудо, Спеши к нему, всегда или дорогою добра. Ах, сколько будет разных сомнений и соблазнов, Не забывай, что эта жизнь - не детская игра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. Ты прочь гони соблазны, усвой закон негласный, Иди, мой друг, всегда иди дорогою добра. - Ладно, друзья, пора и на боковую, - сказала Элли, зевнув. - Всем доброй ночи! Они хорошо провели ночь под охраной Артошки и мулов. На другой день путешественники продолжили свой путь. У родников и ручейков они запасались пресной водой. Несмотря ни на что, Элли, Энни и Тим радовались жизни, как и все искатели приключений.

Захар: Захар пишет: Двойнику Тима очень не хотелось возвращаться в больницу, к врачам, нервнобольным детям, медсестрам и санитарам. Поэтому, скрепя сердце, он согласился на путешествие в Волшебную Страну. Тем не менее в пути Тим вызывающе себя вел, возмущаясь из-за всякой ерунды типа комаров и жары. Он постоянно вопил: "Мне жарко!", "Избавьте меня от этих проклятых комаров!", "Я есть хочу!", "Я пить хочу!". Двойник Тима совсем отвык ходить пешком, поскольку даже в школу, будучи сыном губернатора, он ездил на машине, предоставленной отцом. Поэтому Элли и Энни по очереди уступали ему места на мулах. Но Тим все равно был недоволен и продолжал вопить. Элли с Энни затыкали ему рот, как могли, пока им это не надоело. - Знаешь, Тим, складывается впечатление, будто мы с Энни мужчины, а ты девчонка, - заметила Элли. - Тебе не стыдно? Это подействовало. Мальчишка притих и молчал вплоть до самого обеда. На обед они остановились у небольшого ручья. Элли разогрела еду на костре. Хворост собрали Энни с Тимом. Мальчик был очень недоволен, но пока сдерживался. Энни прочла молитву, и все принялись за еду. На обед была рисовая каша с вкусными котлетами и соусом, которые миссис Анна приготовила детям в дорогу. Даже Тим съел свою порцию. Но надолго мальчишки не хватило. Он опять стал качать права, потребовав кока-колу или пепси, к которым пристрастился. В те времена эти напитки считались роскошью. Поэтому в сельскую местность их привозили очень редко, даже на ярмарки. И уж тем более кола с пепси никогда не водились в доме Смитов. - Ах вот оно что! - приподняла брови Энни. - Его величество не устраивает наш чай и вода! Колу с пепси ему подавай! Может быть, крутому барчуку еще и виски налить, а? Элли жестом остановила двойника сестры и протянула Тиму стакан кофе, который захватила с собой в термосе. - Выпей лучше кофейку, дружок, - предложила она. - Это натуральный кофе, нерастворимый. А из чего на самом делают твою любимую колу или пепси, одному Богу известно. Мальчишка нахмурил брови, пожевал губами, но согласился на замену. - Но где же сахар? - недоуменно спросил он, оглядевшись по сторонам. Энни расхохоталась: - Да уж... А ведь раньше ты даже конфеты не очень любил, помнишь? Что делает с людьми богатство... Но ведь не в деньгах счастье, верно, Элли? - Верно, - согласилась Элли. - Счастье - это не сундуки, битком набитые золотом и брильянтами. Счастье - это нечто более высокое и вечное. Однако все же без денег наш мир не сможет существовать, увы... Это в Волшебной Стране они ни к чему, да... - Где мой сахар? - властно произнес Тим. - Успокойся, дружок, не нервничай, - Элли положила мальчику руку на плечо. - Сахару у нас мало, поэтому могу дать тебе только один кусочек, не взыщи. - Тоже мне Мать-Тереза нашлась! - тихонько пробормотал Тим, но взял сахар, добавил в кофе, размешал и выпил. - Ты забыл волшебное слово! - возмутилась Энни. Тим покраснел, но все же сказал: - Благодарю. - Уже обычное "спасибо" ему не нравится, - проворчала Энни, но под взглядом Элли умолкла. После небольшого отдыха они тронулись дальше. На ночлег путники остановились в небольшом лесочке. Энни принялась рассказывать разные истории в том числе и страшилки. Элли в свою очередь рассказала о своем неудачном замужестве. Тим громко расхохотался. Уж очень его позабавила эта история. - Сейчас же извинись! - возмутилась Энни. - Не пристало сыну губернатора извиняться перед простолюдинками! - отрезал мальчишка. - Сейчас я докажу тебе, Тим, что твой отец вовсе не губернатор, - поджала губы Элли. - Вот, смотри! Она протянула мальчику захваченную с собой вчерашнюю газету. - Читай, что написано на первой странице. Вслух! Тим поколебался немного, но взял газету и прочел: "Губернатор Канзаса Алекс Поттер присутствовал на открытии новой библиотеки, в столице штата, городе Топике..." Мальчишка не мог поверить своим глазам. - Что? Что это такое? Да как же это? И что же это получается? Он стал читать дальше: "Губернатор Канзаса выделил крупную сумму денег на строительство приюта для бездомных животных. Алекс Поттер заявил, что отныне любое издевательство над животными подлежит строгому наказанию". Элли также дала мальчику небольшую брошюру, где подробно рассказывалось о том, как проходили последние выборы губернатора Канзаса и кто в них участвовал. Ричарда О’Ке́лли с Элли Смит среди кандидатов там не было и быть не могло. Тим обхватил голову руками: - Неужели я действительно спятил? Тогда мне не место здесь с вами, я должен быть в больнице... - Нет, мой друг, больница и врачи здесь бессильны. А вот Волшебная Страна действительно может тебя исцелить, - внушительно сказала Элли. - Я не понимаю... Не могу понять... Это было всего лишь сном? Или как? - Совершенно верно, - кивнула Элли, сделав знак Энни. - Это был дурной сон, кошмар, который прошел. Твой отец никогда не был губернатором в реальности. Следовательно, наши семьи никогда не враждовали, и ты не ссорился с Энни. - Однако этот сон снился нам обоим, - заметила Энни. - Поэтому у нас с тобой такие сложные отношения, Тимофей. - Проснитесь, ребята, и забудем страшные сны! - воскликнула Элли. - Посмотрим, - проворчала Энни. - Там видно будет. Тим промолчал. - Давайте споем, - предложила Элли и взяла гитару. Энни присоединилась к двойнику сестры, мальчишка петь отказался. Ему было не до пения. Элли с Энни запели: Ярко светит луна, Схоронясь за листвою. По дороге лесной едут трое ковбоев. Трое верных друзей, Три ножа, три нагана, Трое чёрных коней, И три старых аркана. Вдруг вдали огонёк, Кони резво заржали. Это был кабачок одноглазого Гарри. Трое слезли с коней, Пояса подтянули. И в раскрытую дверь Трое разом шагнули. Ярко свечи горят, Виски льётся рекою. За широким столом Веселятся ковбои. Вдруг вдали слышен шум, Стук копыт, звон гитары. И в раскрытую дверь Громовые удары. Входит шайка громил Человек девятнадцать. И ковбоям они предлагают убраться. Но всё так же сидят Три ковбоя, нахмурясь, Только руки друзей К кобурам потянулись. Трое верных друзей Время зря не теряли. Будто в тире они По громилам стреляли. Чей-то череп трещал, Дребезжала гитара. На дубовом полу Двадцать трупов лежало. Ярко светит луна, Схоронясь за листвою. По дороге лесной едут двое ковбоев. Двое верных друзей, Два ножа, два нагана, Двое чёрных коней И два старых аркана. - Спать хочу! - проворчал Тим, когда пение стихло. - Да, ребятки, пора и честь знать, - сказала Элли, посмотрев на часы. - Доброй ночи! Где-то в два часа ночи Элли проснулась. Тим не спал. Он сидел у потухающего костра. Глаза у него были красные. - Чего не спишь? - полюбопытствовала Элли, усевшись рядом. - Не могу уснуть. А вы? - Взрослые спят меньше чем молодежь, это факт. Тебя что-то беспокоит? - А что вы сами чувствовали бы в данной ситуации? Мой отец был губернатором, весь мир вертелся вокруг нас. Потом все это рухнуло. И... Я не знаю, как быть дальше. - Все будет хорошо, мой друг. - Элли ласково обняла мальчугана. - В жизни и не такое случается. Все мы учимся на своих ошибках. Я сама не была в такой ситуации, но верю, что ты справишься. Главное, не поддавайся унынию и отчаянию! - Вы чуткий человек, Элли. Спасибо вам! - Всегда пожалуйста, дружок. - Простите меня... Я не должен был оскорблять вас с Энни и смеяться над вашим неудачным замужеством. - Да ладно тебе! Я и сама потом смеялась, уже после того, как все закончилось, с замужеством то есть. - Скажите честно, Энни презирает меня? - Нет. Что это тебе взбрело в голову? - Не обманывайте меня, я все вижу! - Друг мой, вы помиритесь рано или поздно. Энни тебя очень любит в глубине души, как и ты ее. Верно? - Все-то вы знаете, - проворчал Тим. - Я же учительница, дружок. И очень наблюдательная между прочим! - Извините, я не хотел вас обидеть. Нет ли у вас, Элли, какого-нибудь снотворного что ли? - Тим, поверь мне, любое настоящее снотворное вредно для человека! Выпей лучше валерьянку в таблетках, она не навредит. Тим взял у Элли валерьянку и выпил ее. - Спасибо еще раз... Я попробую уснуть. - Я тоже. Нам пригодятся силы в дороге. Сладких снов! Элли поцеловала Тима, и вернулась в палатку. Она любила Тима ничуть не меньше младшей сестры, поэтому дала слово, что будет помогать мальчику. Тем не менее на второй день все началось снова. Двойник Тима словно забыл об этом разговоре и стал вести себя как обычно. Правда, он уже не называл отца губернатором. Но по-прежнему качал права и возмущался из-за всякой ерунды. Не все так просто в суровом мире. Однажды путники остановились на привал у реки. Энни, которая с раннего детства обожала рыбачить, наловила рыбы и стала варить ее в котелке. - Сегодня у нас будет уха! - радостно твердила девочка. Тим скривился, но промолчал. Элли осматривала сумку с продуктами: - Итак, подведем итоги: у нас есть хлеб, масло, овсяная крупа, сосиски, две банки мясных консервов, чай, кофе, сахар, соль и баночка домашнего клюквенного варенья. Живем! - Терпеть не могу сосиски! - пробурчал Тим, почесав голову. - И рыбный суп есть не буду! Хочу яичницу с беконом! Очень охота мороженого, конфет и пирожных! А также торт со взбитыми сливками! - Опять двадцать пять! - закатила глаза Энни. - А Луну с неба ты случайно не хочешь? Хотя тебе фактически сейчас девять лет, а вот по уму не дашь больше пяти. Тим проигнорировал это. - Элли, я считаю тебя хорошим педагогом и воспитателем, - прошептала Энни двойнику сестры. - Но в данном случае твой план провалился, извини... - Нет, ни в коем случае, - возразила Элли. - Я не привыкла сдаваться без боя. Просто нужно время, чтобы все устаканилось. Тим должен привыкнуть, понимаешь? - Понимаю. Но мне не нравится его поведение. - Доверься мне, и все будет хорошо! - Надеюсь. Но наш Тим еще тот фрукт и крепкий орешек... Элли порылась в сумке и протянула Тиму завалявшийся пряник. - Торта, конфет, мороженого и пирожных мы не взяли с собой. Могу предложить лишь это. - Мерси, мерси. Элли, а какие фильмы вам нравятся? - поинтересовался мальчишка, жуя пряник. Элли обрадовалось возможности развить интересовавшую ее с некоторых пор тему. Поэтому она выразила свое глубочайшее возмущение по поводу того, что теперь снимается много тупых и бессмысленных боевиков, где людей режут на куски. Очень мало фильмов, которые проповедуют добро и справедливость, где на человека не смотрят, как на какую-то груду костей. Также Элли высказала свое "фе" по поводу рекламы трусов, тампонов, зубных паст, щеток, стиральных порошков и жевательных резинок. - Прерывают интересную передачу или добрый фильм на самом интересном месте, - сказала она. Энни кивала головой, поскольку была полностью с этим согласна. А вот Тим усмехнулся: - Ну и что? Не вижу в фильмах-боевиках ничего предосудительного. Все как в жизни. Человек человеку волк, как учит меня отец. А если убийство снято со вкусом, оно действительно может развлечь публику. Что касается рекламы, то без нее не обойтись в деловом мире. Это тоже мне говорил отец. - Твой отец никогда не учил тебя ничему подобному! - воскликнула Элли. - Да ну? Вы считаете, Элли, что лучше меня знаете моего отца? - с вызовом произнес Тим. - Тебе кажется, что я неправа, Тим, - мягко ответила Элли. - Но правда на моей стороне. И когда-нибудь ты это поймешь. Не будем спорить, хорошо? - Ладно... Ладно... Мне необходимо принять ванну. - А где же ты видел тут ванную комнату, Тимофей? - удивилась Энни. - Понимаю тебя, мой друг, но здесь поблизости нет человеческого жилья. Следовательно, ни о какой ванне не может быть и речи. Но если так охота, то можешь искупаться в этой речке, погода этому благоприятствует. Не забудь взять свежее белье, мыло, полотенце, носки, - попросила Элли. - Попрошу не указывать! Вы мне ни мать, ни тетя и не старшая сестра! - Это верно, - согласилась Элли. - Но я несу ответственность за вас с Энни, так что не взыщи. - И пожалуйста, отвернитесь обе, ради Бога! - попросил Тим, залившись краской. - Ой! Подумаешь! Чего мы там у тебя не видели! - фыркнула Энни. Мальчишка еле-еле сдержался, чтобы не бросится на эту соплячку с кулаками. О, если бы рядом не было взрослой тетушки Элли, он бы показал этой проклятой Энни, где раки зимуют! Но Элли находилась рядом, поэтому Тиму оставалось лишь скрипеть зубами от злости. Он взял все необходимое, разоблачился и вошел в воду. Вода в речке была холодная, несмотря на теплую погоду. - Мама! Мамочка, мне холодно! - завопил было Тим, но спохватившись, намылился и стал мыться. Раз не дома, приходится привыкать к новой обстановке. А Элли с Энни, отвернувшись, запели под гитару: Мохнатый шмель - на душистый хмель, Цапля серая - в камыши, А цыганская дочь - за любимым в ночь По родству бродяжьей души. Так вперед за цыганской звездой кочевой, На закат, где дрожат паруса, И глаза глядят с бесприютной тоской В багровеющие небеса! И вдвоем по тропе навстречу судьбе, Не гадая - в ад или в рай, Так и надо идти, не страшась пути, Хоть на край земли, хоть за край. "Вам, наверное, везде хорошо, женщины!" - с раздражением подумал Тим и намылил голову. Тем не менее результате всего омовения мальчишка оживился и повеселел. Он даже позабыл о своих мрачных мыслях и дурном настроении. - Идите купаться, водичка супер! - улыбнулся Тим Элли с Энни, выйдя из воды и завернувшись в полотенце. Те не заставили себя долго упрашивать. Высохнув и поев рыбного супа, путешественники двинулись дальше. Тим, позабыв о своих словах, тоже съел тарелочку ухи. Мулы без проблем перешли через реку. Тим закатал штаны, снял носки и перешел пешком. Путники вступили в степь, где их окружила стая волков. - Не двигаться! - прошептала Элли. - Никаких резких движений! - Что ты задумала? - поинтересовалась Энни. - Сейчас увидишь. Элли бесстрашно приблизилась к вожаку стаи. Волк оскалил зубы. - Какой красавец! - восхищенно произнесла Элли. - Славный пес. Хороший, хороший мальчик! - Твоя сестра чокнутая! - прошептал Тим. - Сам ты чокнутый! Неожиданно волк закрыл пасть, завилял хвостом, и приблизившись к Элли, лизнул ей руку. Энни и Тим ахнули. Другие волки также приблизились к Элли и тоже стали ласкаться. Для всех у Элли Смит нашлось доброе слово. Артошка недовольно заворчал, поскольку ему не нравилось, что Элли уделяет каким-то волкам больше внимания чем ему. Элли угостила волков консервами, и путешественники двинулись дальше. - Как это тебе удалось? - наконец спросила Энни. - Это было круто! - Ласку и волки понимают. Я не только учительница, но и кинолог-дрессировщик, разве ты забыла? То есть мне нравится общаться и работать не только с детьми, но и с животными. А поскольку волки - это те же собаки, только дикие, то никаких проблем не возникло, - пояснила Элли. - Хотя опасения у меня были. Но все обошлось. Консервы мне нельзя, а вы без них можете и обойтись. Пусть волки порадуются. Энни поразилась про себя, поскольку в ее родном мире Элли не была кинологом. К переходу через пустыню все подготовились основательно. Фляги были наполнены водой, а сами путники напились, облились водой и надели темные очки. - С Богом, друзья мои! - прошептала Элли. - С Богом! - повторили Энни с Тимом. - Неужели нет никакого другого пути? - жалобно осведомился Тим. - Увы, нет. И они пошли через пустыню. Заметив первый камень Гингемы, Элли, Энни и Тим свернули в сторону, и ехали так до тех пор, пока не увидели другой. Элли и Энни каким-то образом повезло. А вот Тима невиданная сила потянула на себя, он упал, а затем потянулся руками навстречу гибели. Элли с Энни переглянулись, бросились на помощь и с трудом, но оторвали Тима и усадили его на Цезаря. Придя в себя, Тим ошарашенно смотрел на Элли с Энни. Неужели они действительно спасли его? Но зачем? Какая им в этом выгода? Ведь отец Тима не губернатор. Неужели он, Тим, действительно спал целый год и только теперь проснулся? - Что нужно сказать? - спросила Энни. - Спасибо большое, - смущенно пробормотал Тим. - Но право же, я бы не обиделся, если бы вы ушли... - Не говори глупостей! - нахмурилась Элли. - Это последнее дело - бросать товарища в беде. Тим всхлипнул: - Элли, я совсем запутался... - Все хорошо, дружок, мы с тобой. Вместе мы сможем многое сделать! Не переживай! - Элли обняла Тима. Энни кашлянула и отвернулась. Показались Кругосветные Горы. Путники сделали привал и перекусили. Это было не то место, куда попали когда-то Элли и Чарли Блек. Но здесь тоже росло много фруктовых деревьев, плодами которых все с удовольствием полакомились. - Эй, ребята, пустите меня погулять немного! - раздался голос. - Это Артошка! - догадалась Элли и выпустила пса из мешка. Энни с Тимом смотрели на собаку во все глаза. - Ух, спасибо! - поблагодарил песик. - Какой здесь чистый воздух, правда? Элли, Энни и Тим согласились. - Без окон, без дверей, полна горница людей, - послышался еще один голос. Это был Ганнибал. - Быть или не быть, вот в чем вопрос, - сказал Цезарь. - Как дела, дорогие друзья? Кстати, что за имена мы носим? Элли, которая была настоящей ходячей энциклопедией, как могла удовлетворила любопытство мулов. Потом при поддержке Тима она привинтила подковы с острыми шипами к копытам Цезаря и Ганнибала. В горах это было просто необходимо. По пути им попалось широкое ущелье. Перейти через него казалось неразрешимой задачей. Но тут появился не кто иной как орел Карфакс с двумя орлами. - Мир вам, люди добрые! - поклонились орлы. Элли, Энни и Тим также отвесили поклоны. - Пожалуйста, помогите нам! - попросила Энни. - Нам не перебраться через это ущелье. - Это будет трудно, но мы постараемся. Орлы во главе с Карфаксом перенесли путников через ущелье. Элли, Энни и Тим поблагодарили птиц, и те улетели. На следующий день путешественники окончательно миновали горы. Они так устали, что уснули крепким сном. Неожиданно Элли и Энни разбудил чей-то жалобный голос: - На помощь! Помогите! Энни с Элли встали и пошли на этот голос. Они увидели крепко связанную лисицу на земле. - Что случилось? - спросила Энни. - Какие-то браконьеры поймали меня. Они сейчас вернутся. Спасите! Элли с Энни освободили лисицу. - Премного благодарен. Разрешите представится: король Тонконюх XVI, правитель лисьего государства, - отрекомендовалась лисица. - Пожалуйста, помогите мне побыстрей добраться домой, меня дети ждут! - А куда хочет отправится ваше величество? - поинтересовалась Элли. - В мой дворец, в Лисоград. - А браконьеры? - приподняла брови Энни. - Да ну их! Они вернулись на место, разбудили Тима и тронулись в путь. Артошка начал возмущаться, увидев лисьего короля, но его попросили замолчать. Песик обиженно надулся. Цезарь с Ганнибалом благосклонно отреагировали на появление Тонконюха XVI. Следуя указаниям короля, путники добрались до Лисограда, к большой норе, которая служила королевским дворцом. В норе и около нее суетились слуги. Увидев Тонконюха XVI, все склонились перед ним. Все слуги были лисицами, лишь дворецким отказался самый настоящий еж, одетый в черную ливрею. - Да здравствует его величество Тонконюх XVI! - закричал дворецкий и остальные слуги. Из норы выскочили двое лисят - мальчик и девочка. - Это мои принц и принцесса, - улыбнулся король. - Сына я назвал Тонконюхом XVII, а девочку - Смелая. Дети чуть не задушили отца в объятиях. - Все хорошо, мои дорогие, все хорошо. А это Элли, Энни и Тим, они спасли меня из очень скверной ситуации. Сегодня они будут нашими дорогими гостями. Я дам пир в их честь. Лисята поклонились гостям, те поклонились в ответ. - Что вы, ваше величество, не нужно! - смутились Энни с Элли. - Нет, нужно. Вы совершили благородный поступок, поэтому мне также хочется сделать вам приятное. Останьтесь здесь на сегодня, будьте моими гостями, прошу вас! - попросил Тонконюх XVI. Элли, Энни и Тим вынуждены были принять приглашение. В знак своего благоволения король разрешил дамам себя поцеловать. Тим ограничился лишь поклоном, но Тонконюх и не требовал от него большего. Артошка что-то проворчал, но не осмелился публично выразить свое неудовольствие. Король велел принести из сокровищницы две реликвии - серебряный обруч-невидимку и шкатулку с драгоценными камнями. Серебряный обруч Тонконюх подарил Энни, а шкатулку - Элли. Среди поданных послышался недовольный гул, но король жестом призвал всех к порядку. - Этот обруч делает того, кто его наденет, невидимым, - пояснил он. - Думаю, вам он пригодится. - Правда? - обрадовалась Энни. - Я так мечтала когда-то о шапке-невидимке! Спасибо вам огромное, ваше величество! - Не за что, моя дорогая, не за что. А эту шкатулку мы получили когда-то от рудокопов, в обмен на наши чудесные плоды. - А мне-то это зачем, ваше величество? - недоумевала Элли. - Спасибо, конечно, но все теперь будут считать меня богачкой с такими камнями, а ведь живу я скромно. - Ну и что? Богатство в умных руках приносит всем лишь пользу, - улыбнулся король. - Примите этот подарок, окажите мне честь. - Хорошо, ваше величество, мне очень приятно... - Но мы так и не познакомились как следует, - продолжал Тонконюх XVI. - Откуда вы и куда путь держите? - На самом деле я являюсь Перси Джексоном, ваше величество, - заявил Тим. - Сыном бога морей Посейдона. Мы с друзьями пришли из-за гор и хотим похитить молнии бога Зевса. Энни прыснула, а Элли укоризненно покачала головой. - Нет, Тим, на самом деле ты у нас Звездный Мальчик из сказки Оскара Уальда, - сквозь смех сказала Энни. - Не обращайте внимания на этого оболтуса, ваше величество, он не совсем нормальный... - Энни! - возмутилась Элли. - А что я сказала-то? Правду... Элли с Энни коротко рассказали королю о себе. - Ну конечно! - обрадовался Тонконюх XVI. - Как же я сразу не догадался! То-то мне ваше имя, Элли, показалось таким знакомым! У меня в гостях сама Фея Убивающего Домика со своими друзьями. Мои ребятки, вы слышали это? Да, мне будет, что рассказать своим внукам! Дети короля полезли к Элли: - Дорогая фея, дайте нам, пожалуйста, свой автограф! - Ты даже здесь знаменита и популярна! - усмехнулась Энни. - Я? Ну ладно, - смущенная Элли дала автографы королевским лисятам. - Покажите же, дети мои, нашим дорогим гостям место, где мы живем, - попросил король. Лисята стали водить Элли, Энни и Тима по норе. Всюду висели картины с изображениями Солнца, Луны и предков Тонконюха XVI. В покоях находилась роскошная мебель и ковры. Раздалась музыка, напомнившая Элли музыку композитора Вагнера. "Здесь все как у людей", - думали путники. А уж когда они увидели королевскую библиотеку с книгами, то были окончательно покорены. Вечером дворецкий еж позвал гостей на пир. - За моих спасителей и новых друзей! - провозгласил тост Тонконюх XVI. - Пусть ваши дни будут долгими! Все принялись за трапезу. По приказу короля еда была на золотой и серебряной посуде в честь такого события, как спасение Тонконюха XVI. Потом были танцы. Король пригласил Элли, а Тим - Энни. Девочка поломалась немного, но согласилась. Тим вальсировал просто великолепно. Энни была удивлена. - Где это ты так научился танцевать? - спросила она. - Мама настояла, чтобы я посещал уроки танцев, - улыбнулся Тим. - Отец был против, но она уговорила его. - У тебя очень хорошая мама, между прочим. И несчастная... Ей нелегко с тобой и твоим отцом. - Спасибо. Твоя мама тоже замечательная! - Не подлизывайся! - проворчала Энни. - Нет, я серьезно. Поверь, я действительно осознал, что есть вещи важнее губернаторства. Например, дружба и храбрость... Энни хмыкнула, но ничего не сказала. Через час король, посмотрев на часы, заявил, что детям пора спать. Лисята состроили обиженные физиономии, но ослушаться отца не посмели. Тима и Энни тоже отвели в их покои. Тонконюх XVI также отправил и остальных своих подданных восвояси. - Ну вот, Элли, а теперь мы с вами поговорим по душам, - улыбнулся он. - Чего это вы так мало кушаете? Хозяин может обидеться... - Простите, ваше величество, но я на диете. - Напрасно. Тогда может по бокалу доброго старого вина? - Немножко можно, - пробормотала Элли. Король разлил вино в бокалы. - Ваше здоровье, фея Элли! - И вам того же, ваше величество. Выпили, закусили, помолчали... - У меня к вам предложение, Элли, - набрался храбрости Тонконюх. - Я вас слушаю, ваше величество. - Как вы заметили, у меня двое детей - мальчик и девочка. Их мать умерла два года назад... - Какое несчастье! Простите... - Ничего, время лечит. Ну так вот... Моему наследнику и дочери нужна мама. Вторая мама... - Да, несомненно. Но как показывает жизнь, мачеха редко становится второй матерью для пасынка или падчерицы. Я это говорю вам как педагог... - Вы правы, Элли. Уже много времени я ищу ту, кто бы смог заменить мать моим детям. И вот кажется нашел... - Что? Я не понимаю вас, ваше величество. - Я предлагаю вам стать моей женой, Элли. - Я? Стать вашей супругой? Простите, ваше величество, но это невозможно! Человек не может вступать в брак с животным, извините. Только в сказке королевич может женится на лягушке. В жизни так не бывает. Комар не может жениться на мухе или блохе, это совершенно противоестественно. Тоже самое относится и к нам с вами. Или вы и ваши подданные на самом деле заколдованные люди? - Нет, - засмеялся король. - Мы самые настоящие лисицы, уверяю вас! - Словом, ваше величество, это никак не получится. - Почему? Такие случаи, хоть и редко, но все же случаются. Мне, как королю, разрешается вступать в брак с кем угодно, даже с людьми. - Но, ваше величество, у меня нет подлинных чувств к вам. О каком браке может идти речь? Я не Дюймовочка из сказки, которую собрались выдать замуж за крота... - Никогда о ней не слышал, - покачал головой Тонконюх. - Но это неважно... Дорогая Элли, подумайте над моим предложением, не спешите... - К чему? Я все равно откажусь. Я люблю детей и животных, но не признаю браки по расчету, ваше величество. - А если я прикажу? - посуровел король, но быстро отошел. - Нет, нет, это я так... Поверьте, я лишь хочу сделать вас счастливой! Подумайте до завтра, не спешите! Спокойной ночи! - Спокойной ночи, ваше величество! "Надо сматывать удочки!" - подумала Элли и пошла искать Энни с Тимом. Дети не спешили ложиться спать. С трудом отделавшись от общества надоедливых лисят, они уединились для разговора. - Энни, послушай, - застенчиво произнес Тим. - Я понимаю, что ты очень обижена, но, пожалуйста, выслушай меня! - Ну говори, раз начал, не тяни резину! - Мой отец всегда умел убеждать. И я верил ему! Безоговорочно. И с губернаторством тоже. Я действительно поверил в то, что мы избранные, что нужно порвать всякие связи с прошлым. Я не колебался, ведь мне как отцу, хотелось блистать в будущем! Но теперь мне стыдно, Энни, и я проклинаю себя за то, как когда-то поступил с тобой! Прости меня, если можешь... - Как трогательно! Нет, Тим, слишком поздно! За этот год я научилась тебя ненавидеть, извини... - Энни, сжалься надо мной, хоть немного! - А много ли у вас с отцом было жалости к нам? По милости твоего отца моя сестра осталась без работы! - Энни! Я раскаиваюсь, пойми это! - Допустим... Но наше путешествие еще не подошло к концу. Если в самом конце я буду уверена в том, что ты раскаялся от всего сердца, то я тебя прощу. - Спасибо, Энни! Я докажу тебе это, обещаю! Тим просиял и чмокнул Энни в щеку. - Никогда больше так не делай! - возмутилась девочка. Появилась Элли. - Вы опять ссоритесь? Ладно, потом разберемся. Надо бежать, этот король хочет жениться на мне! - Этого еще не хватало! - возмутилась Энни. К счастью, слуги и стража не задержали их. Ночь добра к беглецам. Элли, Энни, Тим, Артошка и Цезарь с Ганнибалом благополучно выбрались из лисьего королевства и добрались до Страны Жевунов. Тонконюх XVI утром рвал и метал, но ничего не мог поделать.

Захар: Захар пишет: Предупреждение: в этой главе присутствует небольшая постельная сцена. В связи с этим убедительная просьба детям до 16 лет пропустить эпизод, где Элли в доме атамана разбойников. Автор приносит свои извинения и надеется на взаимопонимание.</b> Другая реальность. Энни с Тимом купаются в речке, брызгаясь и плескаясь. Пес Артошка гоняет птиц неподалеку. Мулы Цезарь, Ганнибал и Спартак заряжаются солнечными лучами. Элли с нежностью наблюдает за купающимися ребятами, сидя на старом одеяле Смитов, на берегу. - Друзья мои! - позвала она, посмотрев на часы. - Закругляйтесь! Нам еще нужно немного позаниматься математикой, а потом мы двинемся дальше в путь. Энни слегка поморщилась: - В нашем мире Элли тоже любит нас учить, но здесь, по-моему, это уж слишком! Не то, чтобы Энни не любила науку. Просто она считала, что школьные учителя слишком много времени тратят на несущественные вещи, которые в жизни не пригодятся. - Да ладно тебе! - солидно протянул Тим. - Элли права: мы не должны отставать от школы. Поэтому учеба нам не повредит. Они в последний раз окунулись в воду, затем вышли на берег, завернулись в полотенца, и стали заниматься. - Дважды два четыре, дважды два четыре - это всем известно в целом мире! - пропела Элли. - А сколько будет если три умножить на три? Энни, как ты считаешь? - Восемь, - ответила девочка. - Ответ неверный. А что думает Тим? - Девять, - бойко ответил мальчишка. - Молодец! Трижды три навеки девять. Ничего тут не поделать. А сколько будет если четыре умножить на пять? - Девятнадцать. Нет, двадцать, - ответила Энни. - Уже лучше, Энни, но думай, пожалуйста! В математике всегда нужно думать, иначе ничего не получится. Да, в этом плане все, как в нашем мире. Энни с Тимом рассмеялись. - И ведь не трудно сосчитать сколько будет пятью пять. Сколько? Тим, как ты считаешь? - Двадцать пять. - Совершенно верно. Сколько будет если шесть умножить на восемь? - Сорок один, - заявила Энни. - Нет, неверно. Тим? - Сорок восемь. Они занимались еще полтора часа. - На сегодня довольно, пора в путь-дорогу. Одевайтесь и вперед с песней! - скомандовала Элли. - Отлично с плюсом Тиму за работу! А вот тебе, Энни, предстоит еще много работы. Но ты не огорчайся. Кстати, ваша Элли работает в школе? - Да, - слегка удивились ребята. - А что? - Это хорошо. Я тоже долгое время работала в школе, но потом, как уже упоминала, стала работать в газете "Свободная Америка". Я люблю детей и школьную работу, но мне хотелось чего-то большого. И я стала работать репортером. Общалась с людьми и писала статьи, а также фельетоны о жизни. Все было классно, пока я не увлеклась политикой и вступила в борьбу за пост губернатора. Наша газета меня поддержала. После своей победы Ричард О’Ке́лли закрыл "Свободную Америку" при поддержке президента, эти двое сразу спелись. Таким образом я осталась без работы. По возвращении домой я вернусь в школу, ибо в ни в какую другую газету или журнал меня не берут. Куда я только не обращалась, все без толку. С политикой покончено раз и навсегда, больше меня этим не соблазнишь! А кто у вас является губернатором? - Мы этим не интересовались, - сказала Энни. - Отец мне что-то говорил об этом, - вспомнил Тим, наморщив лоб. - Алекс... Не помню фамилию, но губернатора зовут Алекс. - Алекс Поттер? Да, похоже, так и есть. Молодой, но честолюбивый преподаватель экономики. Неплохой выбор, неплохой... По сравнению с двойником отца Тима. Ребята оделись, и все отправились дальше, напевая песенку: Ничего на свете лучше нету, Чем бродить друзьям по белу свету. Тем, кто дружен, не страшны тревоги. Нам любые дороги дороги. Нам любые дороги дороги. Мы свое призванье не забудем: Смех и радость мы приносим людям! Нам дворцов заманчивые своды Не заменят никогда свободы. Наш ковер - цветочная поляна, Наши стены - сосны-великаны, Наша крыша - небо голубое, Наше счастье - жить такой судьбою. - Интересно, а что делается дома? - задумчиво произнесла Энни. - Как там наши настоящие родители и двойники? - Да, любопытно, - протянул Тим. - Будем надеяться, что мой двойник перевоспитается. Хотя бедным родителям с ним придется несладко! И отправятся ли наши двойники в Волшебную Страну? Это тоже очень интересно... - Будем надеяться на лучшее, - сказала Элли. - Давайте помолимся, чтобы все было хорошо. Элли с Энни и Тимом прикрыли глаза и горячо помолились. В степи вместо волков путники встретили самых настоящих разбойников. Поначалу друзья решили, что это снимается какой-то фильм, поскольку окружившие их люди были одеты в грубоватую одежду прошлого века, то есть девятнадцатого. - Ха! Стоять! - закричал атаман разбойников. - Жизнь или кошелек? Только тогда до Элли, Энни и Тима дошло, что это не кино, а происходит на самом деле. Они опешили и позволили себя обыскать. Артошка залаял, но разбойники только громко расхохотались. Скромная провизия друзей не впечатлила разбойников. Изумруд - подарок Черного Волка, как ни странно, тоже. - Таких штучек у нас пруд пруди, можете оставить себе, - пренебрежительно заметил атаман и вернул Энни изумруд. А вот мулы Цезарь, Ганнибал и Спартак заинтересовали разбойников, особенно атамана. - Сколько хотите за этих красавцев? - поинтересовался он. - Почем отдадите лошадок? - Это не лошадки, а мулы, - пояснила Элли. - Они механические и питаются солнечными лучами. Мы не продаем наших мулов, они нам самим нужны. - Лошадки, мулы, какая разница? Подари их мне, красавица, пожалуйста! - Нет, - покачала головой Элли. - Вот упрямая-то! Подари, что тебе стоит... - И не тыкайте мне, уважаемый, я вам не девочка! Атаман расхохотался и прошептал товарищам: - Мне эта женщина нравится. Люблю умненьких дам. Он опять повернулся к Элли, поклонился и запел: Таких красавцев только дарят Маркизам, принцам, королям, На них не скачут, а летают Такие и не снились нам, Такие нам не по карману, Смотри на них иль не смотри. Подари лошадок атаману, Слышишь, подари. Подари лошадок атаману, Слышишь, подари. Ну что ж вы медлите, дарите, Куда деваться от судьбы, Вы людей напрасно не гневите, Они несносны и грубы, Их в детстве воспитали странно, Не лорды, что ни говори. Подари лошадок атаману, Слышишь, подари, Подари лошадок атаману, Слышишь, подари. Тим не выдержал и смело приблизился к разбойнику: - Вы кто такой? И по какому праву вы нас здесь задержали? Не смейте приставать к женщине, а не то будет плохо! Что вы вообще за цирк устроили? Двадцатый век на дворе. На себя посмотрите! Клоуны какие-то! Тоже мне Робин Гуды нашлись! Разбойники угрожающе зашевелились, но атаман жестом остановил их: - Ты мне нравишься, парень. Люблю смелых и отважных. Разрешите представиться: меня зовут Сириус Орион Блэк, предводитель этой шайки головорезов. Мы все пошли в разбойники не из пустого развлечения, а просто потому что суровая жизнь заставила. У каждого из нас своя история. Да, мы грабим прохожих, но до убийства дело доходит редко. Лишь в особенных случаях приходится убивать... Если хотите, можете переночевать у нас, время близится к ночи. А утром продолжите свой путь. Как уже отмечалось, о волшебнике Гарри Поттере тогда никто не знал. Поэтому этот Сириус Блэк не имеет к крестному Гарри Поттера никакого отношения. Это два совершенно разных человека, хоть и с одним именем, а также фамилией. - Можно мы посовещаемся, мистер Блэк? - почтительно спросил Тим. - Да, пожалуйста, - улыбнулся атаман. Разбойники что-то зашептали своему предводителю, но тот отмахнулся: - Я знаю, что делаю. Посовещавшись, путешественники решили принять приглашение, несмотря на то, что разбойники не внушали им особого доверия. Но выхода не было, друзьям нужно было найти ночлег. И все отправились в лагерь Сириуса Блэка. Атаман взял Элли под руку. Энни и Тим нахмурились, но ничего не сказали. - Красивый цветок сегодня я нашел, - задумчиво пробормотал Сириус. - Как ваше имя, прелестная незнакомка? - Гермиона Джинни Поттер, - отрекомендовалась Элли, вспомнив, что они решили соблюдать инкогнито в путешествии. - А это мои племянники... - Лили Луна Поттер, - сделала реверанс Энни. - Гарри Джеймс Поттер, - поклонился Тим. - Очень приятно, - улыбнулся атаман. - Рад нашему знакомству. А куда вы путь держите? Прошу прощения, за мою навязчивость, обещаю больше не касаться этого вопроса. - Серьезно? - недоверчиво прищурился один из разбойников. - Вы в самом деле Поттеры? - Да, а что в этом такого? - спросила Элли. - Ничего. Однако я сам Поттер. Джеймс Патрик Поттер. - И мой первый помощник, - заметил атаман. - Судя по всему, мы ваши однофамильцы, - предположил Тим. - Неужели? Разбойник продолжал сомневаться. Но один из его товарищей прошептал ему на ухо: - Да будет тебе, Джеймс. Мало ли Поттеров на свете! - Пожалуй, ты прав, Римус, - ответил разбойник, подумав немного. - Это Римус Джон Люпин, мой второй помощник, - представил второго разбойника атаман. Еще раз отмечу, что ни Джеймс Патрик Поттер, ни Римус Джон Люпин, ни кто-либо другой не относятся к миру всем известного Гарри Поттера. В лагере разбойников, который состоял из множества примитивных, но удобных человеческих жилищ, вовсю готовился ужин. Белла, кузина атамана, ругалась с толстым поваром по имени Наземникус Флетчер, а также о чем-то шепталась с коротышкой Питером Петтигрю. Увидев Элли, Энни, Тима, а также мулов с Артошкой Белла вся перекосилась: - Что это за аглоеды, братец? Нам самим скоро будет есть нечего, а тут еще с ними надо нянчиться! Или за этих голубчиков дадут богатый выкуп? - Это всего лишь путники, дорогая кузина, - ответил атаман. - Как видишь, они не могут похвалится большим достатком, за исключением этих славных мулов. Поэтому ни о каком выкупе и речи быть не может. По доброте душевной я пригласил их переночевать у нас. - С годами ты становишься сердобольным и сентиментальным, братец. Тебе это ни к лицу. Доброта тебя погубит, Сириус. - Не всем же быть такими язвами как ты, Белла. Когда будешь атаманшей, делай, что хочешь, а пока здесь я король! - Воля твоя, атаман, - проворчала Белла. - Милости просим к нашему шалашу! - улыбнулся гостям Сириус Блэк. - Мы живем скромно, не побрезгуйте нашей трапезой. Вот сюда, пожалуйста, Гермиона, так... Тим тихонько хмыкнул. - Да что это он такое делает? - недоумевала Энни. - Разве не видишь? Он ухаживает за твоей старшей сестрой, - прошептал Тим. - Чего? Чего? - Не волнуйся, ты же знаешь, что эту учительницу никто не может переговорить. Последнее слово всегда будет за ней. - Это точно. Все уселись за два больших старых деревянных стола. - Сегодня у нас рыба, мясо по-французски и салат, - улыбнулся Сириус. - А также немного фруктов. Кушайте, гости дорогие, не стесняйтесь, и вы, ребята, ешьте без сомнения! Наевшись разбойники стали петь любимую песню атамана: Мой дедушка разбойник, разбойник, разбойник был в самом деле очень знаменит, Кто мимо дедушки пройдет, все деньги сразу отдает, иначе будет бит, иначе будет бит. Где ты времечко лихое, когда можно было жить разбоем, да-да! Неужели это время не вернется никогда? Неужели это время не вернется никогда? Мне дедушка в наследство, в наследство, в наследство оставил только ржавый пистолет, Зачем же нужен пистолет, когда уже немало лет, в кармане нет монет, в кармане нет монет. Где ты времечко лихое, когда можно было жить разбоем, да-да! Неужели это время не вернется никогда? Неужели это время не вернется никогда? Где ты времечко лихое, когда можно было жить разбоем, да-да! Неужели это время не вернется никогда? Неужели это время не вернется никогда? Белла отозвала Питера Петтигрю в сторонку. - Не нравятся эти молодчики, - прошептала она. - Чует мое сердце, они нам принесут беду. - Мне тоже эти демоны кажутся подозрительными, - кивнул Питер. - Как же быть? А-а, знаю! Давай продадим этих людишек с мулами и собакой Тому Реддлу. - Неплохая идея. А вырученные деньги поделим. Половину мне, половину - тебе. - Смотри не обмани, Лиса! - Меня зовут Белла, кретин! Заруби это себе на носу! Как же мне надоел наш атаман! В последнее время он глупеет прямо на глазах. - И мне. Давай убьем его. Тогда все провозгласят атаманом великую и ужасную Беллу! - Ты гений! - оживилась Белла. - Так и поступим. Но лишь немногие разбойники откликнулись на призыв Беллы и Питера. Сириус отвел Элли к себе. Тима, Энни, Артошку и мулов разместили неподалеку в большом удобном сарае, где было много сена. - Чем они там занимаются? - шептала Энни. - Надеюсь, этот Сириус не причинит вреда Элли. Тим как-то странно усмехнулся. Будучи умным и наблюдательным не по годам мальчик догадался, чем могут заниматься Элли и Сириус. Но он не знал, как это поделикатнее объяснить Энни. Но мало-помалу до девочки дошло. Домик, где жил Сириус, был чуть побольше и с более приличной мебелью и коврами, чем у остальных разбойников. Атаман ведь как-никак. Элли обратила внимание на любимую книгу Сириуса Блэка, которая лежала недалеко от кровати. Это была "Энциклопедия мудрости" с цитатами древних мудрецов и философов. - Добро пожаловать в мое скромное жилище! - пригласил разбойник. Сириус Блэк лично сварил кофе и подал Элли. - О-о-о! Какой вкусный кофе! - восхитилась Элли. - Давненько я не пила такого! - Этот кофе я лично приобретаю в городе в одной кофейне, - признался атаман. - Но это секрет. Вы умеете хранить тайны? - Вполне. Благодарю за доверие. Кстати, а почему вы все носите эту старомодную одежду? - Это не моя выдумка, - пожал плечами Сириус. - Такова была идея моего учителя, ныне покойного атамана Альбуса Дамблдора. После его кончины мы решили не нарушать традицию, заведенную им. Вы слыхали о Дамблдоре? Элли задумалась: - Нет, не припоминаю, честно говоря. - О, это был великий человек. Известный в свое время английский ученый и педагог... - Педагог? Странно, не слышала, я ведь сама учительница. Извините меня, продолжайте, пожалуйста. - Не могу сердиться на такую очаровательную женщину. Итак... Труды Альбуса Дамблдора в области математики, физики и химии были широко известны, да и сейчас вызывают интерес. Академик, профессор, доктор физико-математических наук. Даже школьные учебники писал мой учитель, да... Однако Альбус Дамблдор не ограничился этим, и решил стать премьер-министром, чтобы принести обществу еще больше пользы. Но беднягу не только не пустили в мир политики, но и лишили всех званий и наград. Словом, оставили без ничего на старости лет... - Понимаю, - кивнула Элли. - У меня была очень похожая ситуация. И что же было дальше? - На последние деньги бывший профессор каким-то чудом добрался до Америки, где решил прожить остаток дней, раз родина так неблагодарно поступила по отношению к нему. Но даже в США Дамблдор никому не был нужен. Тогда он собрал, таких же отверженных, как сам, и пришел сюда... Он был нашим атаманом до самой своей кончины. - Какой печальный рассказ! А вы сами, Сириус, как стали разбойником? - О, моя дорогая Гермиона, вы слишком любопытны, - Сириус погрозил Элли пальцем. - Шалунья! Но я почему-то верю вам, хотя жизнь приучила меня не доверять случайным знакомым. Я... Я родился и вырос в интеллигентной семье, выучился в свое время на юриста, хотел жениться на хорошей девушке, чтобы создать семью, но ничего не вышло. Меня посадили в тюрьму по ложному обвинению на целых десять лет, а тем временем моя возлюбленная вышла замуж за другого. - Как в "Графе Монте-Кристо", - Элли даже вытерла слезы. - Вроде того, - невесело усмехнулся Сириус. - Только я не стал мстить мужу своей бывшей девушки. Бог им обоим судья... Да и богатств у меня не было, в отличие от Эдмона Дантеса. Покрутился везде, где только можно, потом встретил великого Дамблдора, который с радостью принял меня к себе. Чуть позже в наши ряды вступила моя кузина Белла. Вот такая история... А вы, простите, чем занимаетесь? Что преподаете? - Я учительница начальной школы. О работе в газете Элли решила не упоминать. - О, это прекрасно! И благородно. - Сириус достал коньяк. - За это стоит выпить. - Мне только немножко. - Как прикажите. За хороших и добрых учителей! Чтобы не переводились они на Земле. - Прекрасный тост! - За красоту и доброту человеческую! - провозгласила следующий тост Элли. - За детей! - сказал Сириус, провозглашая третий тост. - Пусть они будут счастливы и никогда не болеют! Он приблизился и поцеловал Элли прямо в губы. Та не воспротивилась. Они упали на диван, стоявший в углу... Почти через час Сириус и Элли лежали обессиленные на диване. Сириус с разрешения Элли закурил сигарету. - Вы не замужем? - спросил Сириус, сквозь дым. - Нет. - И не были? - Нет, не была. - Почему бы вам не остаться со мной, Гермиона? - предложил Блэк. - Жизнь у нас тут не сахар и не мед, но с вами мне как-то легко. Я даже помолодел немного. Без женщин мы здесь звереем, но с вами я думаю, все наладится. - Простите, Сириус, но нет... - Почему? - Я не чувствую, что рождена для такой жизни, извините. К тому же у нас с племянниками есть дело, которое мы должны сделать. - Понимаю. Но вы обещаете мне подумать по крайней мере? Раздался шум, а также голоса Энни и Тима. - Что случилось? С ребятами беда! - встревожилась Элли, натянув на себя одежду. Сириус тоже быстро оделся. - Кто из моих людей посмел обидеть ваших юных подопечных? - возмутился атаман. - Я этого так не оставлю! Виновные будут наказаны! А случилось вот что. Энни, Тима, а также Артошку с мулами привели к Белле ее сообщники с Питером Петтигрю. Там находился высокий и очень худой человек в черном костюме. Это был Том Реддл, известный предприниматель и нелегальный работорговец, а также рабовладелец. Он отсчитывал в руки Беллы доллары. - Что это значит? - грозно спросил Тим. - Спокойно, деточки, - усмехнулся Реддл. - Вы теперь мои рабы. - И можете поблагодарить богов и нас, щенки, что мы не стали вас убивать, - добавила Белла. - Ага, благодарите небо, - добавил Питер Петтигрю. - В нашей стране давно нет рабства! - возмутилась Энни. - Человек свободен! Мы не рабы, рабы не мы! - Официально нет рабства, это да, - согласился Реддл. - Но неофициально рабство продолжает существовать до сих пор. И никто не в состоянии его упразднить! Вот и все, Белла. Теперь мы в расчете. - А где расписка, Том? - Да, да. Благоволите. Том Реддл протянул расписку Белле. Тима за руки держал Питер Петтигрю. Но сильный не по годам мальчик вырвался из его рук, схватил лежавший неподалеку молоток и запустил его прямо в голову Реддлу. Рабовладелец охнул и упал. Энни спасти оказалось труднее. Но тут подоспели Сириус с Элли. Римус и Джеймс сообщили атаману, что им было известно. Сириус окончательно разочаровался в своей кузине и Питере Петтигрю. - Бегите, ребята! Спасайтесь! - воскликнул Сириус, освободив Энни от разбойников. - Я их задержу. - А может вы с нами? - спросила Элли. - Нет, только я в состоянии остановить этих гадов! Удачи! Наши друзья с мулами и Артошкой бросились прочь. К счастью, все обошлось. Ведь ночь добра к беглецам. Усталые и обессиленные путники уснули недалеко от пустыни. Сириус одолел бунтовщиков и пришедшего в себя Реддла. Шансов у заговорщиков не было никаких, ведь большинство разбойников поддержали своего атамана. Питер Петтигрю сдался первым. Белла, увидев, что удача отвернулась, также поспешила признать свое поражение и попросила отпустить ее вместе с Питером к Реддлу, поскольку ей приелась жизнь здесь. - Ладно. Вы этого не заслуживаете, но я вас отпущу. Убирайтесь с глаз моих долой! - строго велел Сириус. - И чтобы больше я вас тут не видел! Том Реддл, усмехнувшись странной усмешкой, ушел с Беллой и Питером. "Придется менять место обитания, - решил про себя атаман. - Чует мое сердце, Реддл еще вернется". С утра пораньше разбойники снялись с лагеря и ушли в лес, чтобы пожить там хотя бы какое-то время. Сириус думал об Элли, которую он считал Гермионой. Он действительно в нее влюбился, хотя уже давно не верил в любовь. <center>***</center> Элли, Энни и Тим вместе с Артошкой проснулись лишь около полудня. - Так что у вас было с Сириусом? - лукаво спросила у двойника сестры Энни. - Вы целовались? Как это романтично! Французские поцелуи, да? А у тебя случайно не будет ребенка? Ой, извини... Тим еле-еле сдерживался, чтобы не расхохотаться. - Нет, не будет! - вспылила Элли. - Что за дети пошли! Я в ваши годы даже не задумывалась о таком! Но долго сердиться Элли не могла. - В целом мне понравился Сириус Блэк, - призналась она. - Типичный граф Монте-Кристо, только без сокровищ. Но будем продолжать наше путешествие. Кстати, какой сегодня день? - Воскресенье, - ответил Тим. - Мне почему-то захотелось пойти в церковь. Но раз поблизости храма нет, давайте сами отслужим мессу, - предложила Элли. Тим и Энни особо не возражали. Элли достала захваченные в дорогу Библию и молитвенник. - Ну-с, приступим. Они прочли молитвы и отрывки из Библии. Помолились за родных и близких, а также попросили о помощи, ведь им предстоит трудный переход через пустыню. Потом была долгая подготовка. Все было уже готово, как вдруг наши друзья подумали: "А что если изумруд, подарок Черного Волка, сможет нас перенести через пустыню прямо в Волшебную Страну? Вот было бы здорово!" И только они так подумали, как раздался небольшой грохот, и все почувствовали, как почва уходит у них из под ног. Очнулись путешественники уже в Долине Чудесного Винограда. По берегам ее растут фруктовые деревья. Посередине течет чудесная речка. Путники сняли темные очки. - Вот мы и на месте! - радостно сообщил Артошка. - Пустите меня погулять! - Да, это будет похлеще, чем башмачки Гингемы! - пробормотала Элли. - Неплохо иметь такой камушек. Энни и Тим хоть и знали о том, что животные с птицами разговаривают в Волшебной Стране, но все равно какое-то время не могли прийти в себя от изумления. Лишь когда мулы стали рассказывать интересные анекдоты, они отошли и стали смеяться от души вместе с Элли. Потом все вдоволь наелись винограда и почувствовали себя бодрыми. Пес Артошка стал гоняться за птицами. Неожиданно он увидел какую-то кошку необычного вида c зеленой головой. В Канзасе песик таких никогда не видел. Он бросился за ней. Кошка усмехнулась и бросилась прочь. Озадаченный пес бросился за ней и схватил за лапу. - Что за безобразие? - послышался возмущенный голос кошки. - Вы слишком много себе позволяете, сударь! Элли с Энни подбежали и взяли собаку на руки. - Извини, кошечка, наш Артошка больше не будет, - ласково сказала Энни. - Кошечка? Нет, вы ошибаетесь! Я сама Баст или Бастет - богиня радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия и домашнего очага. Баст приняла свой настоящий облик. - Простите меня, я принял вас за кошку! - смущенно пробормотал пес. - Ничего страшного, - миролюбиво сказала Баст. - Я всегда считала, что с собаками можно ладить, нужно только уметь разумно с ними обходиться. - Неужели вы действительно настоящая древнеегипетская богиня? - не поверила Элли. - Совершенно верно, Элли. - Откуда вы меня знаете? - Помилуйте, Элли, да кто же вас не знает? Ваше имя на устах у всех в Волшебной Стране. А это... - Энни, моя сестра, Тим, пес Артошка и мулы Цезарь, Ганнибал, а также Спартак, - представила друзей Элли. - Очень приятно! Я приглашаю вас всех к себе в гости. Потом мы с волшебницей Стеллой объясним вам, что у нас тут творится. - А что случилось? - встревожились путешественники. - Да много всякого. Но всему свое время. - А как вы отказались здесь, если обитаете в Египте? - полюбопытствовала Элли. - Где я только не жила! - покачала головой Баст. - Последние восемь лет обитаю в Волшебной Стране. - А вас не смущает, что мы христиане? - спросил Тим. - О нет, нисколько. Я за свободу вероисповедания. Пусть люди верят в то, во что хотят верить. Но довольно расспросов, идемте ко мне. Я как раз баньку истопила к вашему приходу. Есть и хороший медовый квас. Путешественники переглянулись. - А что такое банька и квас? - округлила глаза Энни. - Вам нужно помыться с дороги, верно? Банька - это как раз то, что необходимо для этого. А квас - это такой хороший бодрящий напиток. - Вроде кока-колы? - Нет, гораздо лучше. Идемте, скоро сами все увидите. Баст отвела друзей в поземный туннель, где находился ее дворец. Стены его были выложены из золотых и серебряных кирпичей, а крыша была алмазная. Баня располагалось на первом этаже. - Кажется, банька - это что-то вроде сауны, - догадалась Элли. Все стали мыться и париться. Пса Артошку тоже искупали, несмотря на его протесты. Мулы в бане не нуждались. - Классно! - восхитился Тим. - У нас вот такого нет. - Что-то подобное есть, но в сауне, - сквозь пар сказала Элли. Тим мылся отдельно от дам через перегородку. Изредка Баст давала мальчику рекомендации. Сообразительный Тим все схватывал на лету. Потом они завернулись в простыни, стали пить квас и петь: Баня ведь всегда славилась на флоте, На горячий на полок лезешь как на клотик. Из похода воротясь парятся недаром, И недаром говорят: "Дядя, с лёгким паром!" Пар, пар, пар, пар, пар Костей не ломит, Пар, пар, пар, пар Сладко тянет к дрёме. Отдохнешь часок-другой, Выходи на смену, После баньки моряку Море по колено. Шайка, парочка мочал - такелаж и снасти, Ходит веник по спине, накаляет страсти. Если ж в баньке ко всему есть еще водица, Жизнью райскою вполне можно насладиться. На Энни и Тима баня произвела хорошее действие. А вот Элли чуть позже почувствовала себя нехорошо и потеряла сознание. Энни с Тимом и Артошкой перепугались не на шутку. На их памяти Элли всегда была здоровой и никогда ни на что не жаловалась. Даже простужалась она редко. Неужели в этом мире все иначе? Мысль о том, что они могут потерять Элли, приводила детей в ужас. И пусть это двойник Элли из ихнего мира, но все равно им не хотелось терять такого друга. Баст осмотрела Элли: - Так... Одна я ничего тут не сделаю. Но вместе со Стеллой и Виллиной мы справимся. Мужайтесь! Я скоро вернусь. Энни заплакала, Тим стал ее утешать, хотя ему самому было нелегко. Оставалось лишь молиться, чтобы все обошлось. Мы знать не знаем и не помним, Пока не встретимся с бедой, Что весь наш мир, такой огромный Висит на ниточке одной. Она надеждою зовется, и верить хочется, Так верить хочется, Что эта нить не оборвется и жизнь не кончится, Не кончится. В часы, когда все бесполезно, И смысла нет на свете жить, Над черной бездной, жуткой бездной Нас держит тоненькая нить. О ней почти не помним летом, Но стоит вьюге закружить, Не то, что дня без нити этой, Но и минуты не прожить. Появились Стелла, Баст и Виллина. - Вы спасете мою сестру? - всхлипнула Энни. - И что с нашей Элли? - В вашем мире это называется артериальной гипертонией второй степени, - пояснила Виллина, после тщательного осмотра Элли. - Мы, конечно, спасем ее, но Элли нужно будет беречь себя. Никаких сильных нагрузок, особенно первое время... - Не может быть! Почему же мы об этом не знали? - покачал головой Тим. - Всего не может знать никто, - пояснила Стелла. - Но нужно спешить, время дорого... - Да, чтобы не переросло в более тяжелую форму, - вздохнула Баст. Стелла, Виллина и Баст влили в рот Элли какое-то лекарство, а затем стали шептать заклинания на незнакомом языке. Примерно через полчаса Элли открыла глаза. - Хвала небесам! - обрадовались все. Энни прижалась к Элли: - Мы так перепугались. Как ты? - Все хорошо, мне уже лучше, огромное спасибо! - поблагодарила Элли. Артошка вылизал Элли лицо. Когда Элли окончательно отошла, Баст, Виллина и Стелла рассказали путешественникам о том, что произошло и происходит в Волшебной Стране. Как коварный Урфин Джюс захватил власть в стране рудокопов и провозгласил себя королем, как обманул Марранов и объявил себя там богом, как Урфин подчинил Фиолетовую Страну и чуть было не стер с лица Земли Изумрудный Город в отместку за последнее поражение. Подробнее об этом позднее.

Захар: Захар пишет: А тем временем в родном мире Энни и Тима, куда переместились их двойники, а точнее в Волшебной Стране король и огненный бог Марранов Урфин Джюс отправился на охоту. Не желая нарушать традицию, Урфин ехал на своем верном медведе Топотуне. Сопровождала своего повелителя надежная охрана из Марранов, напевая песенку: Почетна и завидна наша роль: Не может без охранников наш бог-король. Когда идем — дрожит кругом земля. Всегда мы подле, подле бога-короля. Ох, рано встает охрана! Если близко воробей — Мы готовим пушку. Если муха — муху бей! Взять ее на мушку. Куда идет наш бог-король — большой секрет. А мы всегда идем ему вослед, Величество должны мы уберечь От всяческих ему не нужных встреч. Ох, рано встает охрана! Это была та самая пушка, которую сделал когда-то моряк Чарли Блек, и которую Марраны отобрали у Мигунов, а Джюс забрал себе. Хоть не сразу, но он сообразил, как ею пользоваться. Также короля сопровождали клоун Эот Линг и филин Гуамоко. Последние радовались за своего повелителя, а вот благородного медведя Топотуна терзали сомнения. Началось это после того, как орел Карфакс покинул Урфина. Уже тогда медведю стало казаться, что хозяин делает что-то не то... Однажды, в одиночку прогуливаясь в лесу (Урфин не запрещал Топотону такие прогулки), медведь случайно увидел своего приятеля орла и бросился к нему. Они довольно долго беседовали. - До каких пор ты будешь пресмыкаться перед этим лгуном и властолюбцем? - поинтересовался Карфакс. - Ты неправ, дружище, - мягко возразил Топотун. - Урфин Джюс благороден и всем желает лишь добра... - Да ну?! Нет, Топотун, это ты неправ! Урфин лишь пользуется тобой, как и другими. Он ведь никого не любит кроме себя. - Замолчи! - медведь заревел от боли и обиды. - Я все понимаю, но нужно иметь и свою голову на плечах, - мягко произнес орел, положив крыло на Топотуна. - Присмотрись повнимательнее к Урфину, и ты убедишься в том, что я прав! На этом они расстались. У Топотуна не выходили из головы слова Карфакса. Поэтому он не знал, как ему поступить... Медведю даже не к кому было обратиться за советом, ибо клоун и филин его лишь засмеют, а затем сообщат Урфину, и повелитель велит больше никуда не пускать медведя, даже запереть его где-нибудь, чтобы Топотун больше не общался с Карфаксом. Словом, Топотону в последнее время было несладко. Охота удалась на славу. Было убито много всякой разной дичи. А на обратном пути еще наловили в реке много рыбы. В ожидании обеда король и бог приказал привести к нему детей Изумрудной Страны, чтобы поиграть с ними. Он надеялся таким образом завоевать расположение молодежи. И хотя особым успехом игры с участием Джюса никогда не пользовались, король все еще на что-то наделся. На этот раз мальчишки, сговорившись, обстреляли Урфина камнями. В гневе король приказал как следует выпороть их родителей. - Ваше приказание выполнено, ваше величество, - сообщил Кабр Гвин. - О, благодарю. Кстати, вы нашли для меня семь юных красавиц? Урфину уже давно хотелось женщину, но он никак не мог выбрать себе спутницу. Поэтому он обратился за помощью к Кабру Гвину. Главный государственный распорядитель поклонился: - Так точно, ваше величество! - Где же они? - Сейчас девушек сюда приведут, ваше величество, - осклабился Гвин и вышел. Скоро в Тронный Зал ввели семь юных красавиц Изумрудной Страны. Самой младшей было 17 лет, самой старшей - 26. - Вот они во всей красе! - воскликнул Кабр Гвин. - Выбирайте, ваше величество! Королю приглянулась 17-летняя Ульяна, дочь кузнеца. - Хороший выбор, ваше величество, - прошептал Гвин на ухо Урфину. - Только... - Что? - нахмурился Джюс. - Не велите казнить, ваше величество, велите слово молвить... - Ну? - Ульяна не может иметь детей, ваше величество. Еще будучи совсем маленькой, она упала и сильно ушиблась. Последствием этого стало то, что бедная девушка не может иметь ребенка. Доктора оказались бессильны помочь. Даже волшебница Стелла умыла руки, а уж она-то знает толк во врачевании. Урфин Джюс зарычал, но на удивление, быстро отошел: - Мой выбор сделан. А с детьми вопрос решу потом! Пусть подают обед. Все красавицы трапезничают вместе со мной! Иначе капут! - Король трапезничать желает! - воскликнул Кабр Гвин. После обеда король и бог велел привести к нему Страшилу с Дровосеком. - Итак, уважаемый Страшила, я прошу вас прекратить это упрямство и раскрыть мне секрет волшебного ящика. - Этого не будет! - с вызовом произнес Страшила. - Что же, - усмехнулся Джюс. - Тогда все эти юные девы умрут на ваших с Дровосеком глазах! "За исключением Ульяны", - добавил он про себя. Король указал на семерых девушек и продолжил: - Неужели вам их не жалко, дорогуша? Ах да! Я совсем забыл, что Страшила Мудрый не имеет сердца, в отличие от своего дружка Дровосека. Страшила заколебался. - Ну так что же? Мне отдать приказ? - продолжал насмехаться Урфин. Железный Дровосек зарыдал и стал умолять Страшилу: - Друг, пожалуйста, скажи ему! Только пусть никого не убивают! - Я не покорюсь тирану, - с гордостью сказал Страшила. - Но вынужден уступить грубой силе... - Давно бы так! - потер руки Джюс. - Но если вы меня хотите обмануть, то не ждите пощады! Страшила нахмурился, глубоко вздохнул и произнес волшебные слова, которые по приказу Урфина записали на бумагу. С окна послышалось карканье. Это была Кагги-Карр. Теперь Урфин получил уникальную возможность наблюдать за всеми своими подданными без исключения. Эот Линг оказался не у дел, но Джюса это не особо беспокоило. Дровосека со Страшилой перевели из башни в лучшее помещение, но никакого надзора за ними не сняли. Словом, друзья по-прежнему находились в неволе. - Эх, Страшила, Страшила! - послышался укоризненный голос вороны, которая как оказалось, уже давно наблюдала за ними. - Ну зачем ты выдал тайну врагу? - А что я мог поделать? - вздохнул соломенный человек. - Дровосек прав: нельзя чтобы из-за моего упрямства страдали невинные люди. - И все равно... Эх, если бы Элли и Великан из-за Гор были здесь, как когда-то... - К сожалению, это невозможно, - ответил Страшила. - Элли уже выросла, ей сейчас не до нас. А впрочем, может и можно вызвать ее как-то сюда, да только я не знаю как... Железный Дровосек опять заплакал. Пришлось вороне искать масло, а потом смазывать беднягу. Спустя какое-то время король обвенчался с Ульяной. Отец девушки из-за сложившихся обстоятельств вынужден был дать свое согласие на этот брак. И даже уверять Урфина в том, что "сама Ульяна такому благополучию рада". Самой же девушке лишь хотелось, чтобы в стране были мир и спокойствие. Поэтому она и пошла под венец с королем. Церемонию проводил первосвященник Краг, верховный жрец Марранов. Женитьба повелителя вызвала отрицательную реакцию у большинства Марранов. По их представлениям боги не должны жениться на простолюдинках. И если Урфин Джюс нарушил этот древнейший закон, то какой же он бог? Но бунтовать никто пока не осмелился. Женившись, Урфин Джюс решил: "Мне нужен сын и наследник престола, ведь я уже не молод. Но где его взять? Зачать сына от другой женщины, раз жена не может иметь детей?" Но никто из других девушек особо не впечатлил короля. А искать других у Урфина не было никакого желания. "Тогда необходимо усыновить кого-нибудь, - подумал он. - Вот только кого и как?" Однажды король решил понаблюдать за Голубой Страной с помощью ящика. И он увидел там Элли, Энни, Тима, а также Артошку и мулов. "Этот парень мне вполне подойдет", - решил Урфин, глядя на Тима. - Кто это такие? - поинтересовался король у Гуамоко с Эотом Лингом, которые находились неподалеку. - Мы не знаем, повелитель, - покачали головами филин и клоун. - Так выясните это и как можно скорее! Мне нужен этот мальчишка живым! Эот Линг и Гуамоко отправились выполнять приказ. Узнав в чем дело, Урфин поначалу перепугался. Ведь если это действительно сама Элли с младшей сестрой, а также этим мальчишкой, то ему вполне может грозить поражение, как восемь лет назад... Но король не привык сдаваться. Он велел отряду Марранов похитить сестру Элли. Остальные отправятся спасать ее и попадут в ловушку. Филин Гуамоко поведал повелителю об Усыпительной Воде и ее свойствах. Джюс решил использовать волшебную воду для достижения своей цели. Поэтому он велел филину добыть эту воду и принести ее во дворец, как можно скорее. С помощью филинов и сов, которых Гуамоко знал, вода была быстро доставлена. Каким образом птицам удалось стащить воду и не уснуть самим, было загадкой. Осталось добыть Тима и избавиться от остальных врагов. <center>***</center> А тем временем Элли, Энни, Тим, пес Артошка, а также мулы Цезарь с Ганнибалом проснулись в долине Жевунов. - Всем доброе утро! - улыбнулась Элли. - Сейчас уже день, - сонно пробормотал Тим, посмотрев на свои часы, зевая и потягиваясь. - Но также добрый... С вашего позволения, дамы, сегодня я приготовлю завтрак. Элли и Энни переглянулись. - Почему это ты? - поинтересовалась Энни. - Должен же я приносить какую-то пользу, - ответил мальчишка. - Заодно узнаю, не забыл ли я что-нибудь во время того дурацкого года... Ну вы понимаете... Тим теперь с ужасом вспоминал о том, как отец стал губернатором, и как их жизнь круто переменилась. Ему совсем не хотелось опять вернуться туда... Парню удалось сварить овсянку. Она немного подгорела, но особой беды в этом не было. - Элли, расскажи, пожалуйста, сказку, - попросила Энни после еды. - Хорошо, - ответила Элли. - Давным-давно, жил на свете один богатый, хитрый и честолюбивый лорд. Не любил он простого народа. Особенно почему-то одну девушку - прачку Мэри. У лорда был один-единственный сын, которого отец очень любил. Знаться с простолюдинами лорд ему не разрешал. Тем не менее так получилось, что прачка Мэри с сыном лорда встретились, а затем полюбили друг друга. Сколько продлилось счастье молодых неизвестно, но в один прекрасный день лорду все стало известно. - Что это значит, сын мой? - сурово спросил отец. - Так мол и так, - отвечает сын, - Я люблю прачку Мэри и прошу вашего благословения на брак, отец. - Не будет тебе моего благословения! - возмутился лорд. Потом он отправил сына на жительство в город к дяде, а прачку Мэри велел высечь и прогнал с глаз долой. Мэри с трудом удалось добраться до города, где она встретилась со своим возлюбленным. Молодые люди решили обвенчаться без благословения. Сын лорда купил возлюбленной небольшую квартиру в городе, где та стала жить. Договорившись со священником, сын лорда отправился к невесте с радостной вестью. А та отправилась за город на речку искупаться. Неожиданно пошел сильный дождь, и поднялся сильный ветер. Когда местные рыбаки пришли на помощь девушке, было уже поздно. Мэри была мертва, она захлебнулась в реке. Сын лорда, узнав о гибели невесты, также бросился в эту реку и утонул. Вот она любовь-то какая... А старый лорд, когда до него дошла весть о гибели сына, погрустил-погрустил, да и умер спустя какое-то время... Энни и Тим пришли в ужас, настолько это им напомнило о том, как они были врагами, и как отец Тима решил больше не иметь со Смитами ничего общего. - Ох, простите, друзья мои! - Элли обняла их. - Простите меня! Не понимаю, почему я вам решила рассказать эту печальную историю. Сейчас я вам расскажу веселую сказку, и мы тронемся в путь. Устроим сюрприз друзьям. То-то они обрадуются... Появились Жевуны. - Здравствуйте, милые друзья! - поздоровалась Элли. - Здравствуйте, - поздоровались Энни, Тим, Артошка и мулы. - Здравствуй, фея Элли, - поклонился один Жевун Энни. - Мы рады видеть тебя и твоих друзей. - Вы ошиблись, друзья, - рассмеялась Энни и указала на двойника сестры. - Элли вот она, а я ее сестра Энни, а это Тим, пес Артошка, а также мулы Цезарь и Ганнибал. - Да, это я, Элли, - подтвердила Элли. - Надо же! Как она изменилась! - покачали головами Жевуны. - Но все равно нам очень приятно... - А чего это вы такие грустные? - поинтересовалась Элли. - Разве вы не знаете? - вздохнул самый старый из Жевунов. - Этот Урфин Джюс опять захватил Изумрудный Город, на этот раз с помощью Прыгунов. Элли схватилась за голову: - Нет, каков подлец! Если бы я только знала... Стало быть, Страшила и Дровосек опять в плену! Надо их спасти... - Но как? - спросила Энни. - Мы, конечно, приложим все усилия... - И я вам помогу! - воскликнул Тим. Неожиданно появилась королева мышей Рамина со своей свитой. - Здравствуйте, ваше величество! - поздоровались Элли и Энни. - Должна вам сказать, Элли, что не прошло и полгода, со времени нашей последней встречи, как я поняла, что ошиблась, и вы вернетесь в наши края, - заявила Рамина. - И на старуху бывает проруха... Но к делу. Вы с Энни, Тимом, мулами и Артошкой действительно можете спасти нашу страну от Урфина Джюса и его камарильи. Мне поручила сказать вам об этом волшебница Виллина. "Пусть Элли, Энни и их спутник Тим, прибывшие в нашу страну на чудесных животных, питающихся солнечными лучами, отправятся в Изумрудный город по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. В бывшем дворце Гудвина друзья должны забрать волшебный ящик Страшилы, которым незаконно овладел Урфин. В этом им поможет серебряный обруч. Волшебный ящик докончит остальное". Элли, Энни, Тим, Артошка и мулы озадаченно переглянулись. - Понимаю, что это не совсем ясно, - заметила Рамина. - Но думаю, позднее вы все поймете. Такое бывает... В добрый путь! Удачи! Да, чуть не забыла... По дороге вам встретится саблезубый тигр, но вы его не бойтесь. До свидания! Простившись с Раминой, друзья с благодарностью взяли пищу, предложенную Жевунами, ибо их запасы были на исходе, а затем тронулись в путь.

Захар: Захар пишет: Элли, Энни, Тим, а также песик Артошка с мулами тронулись в путь по дороге, вымощенной желтым кирпичом. Погода стояла просто отличная, поэтому если бы все было в порядке, то путешественники радовались бы жизни. Но какая может быть радость, если Страшила и Дровосек в плену, а Урфин Джюс опять захватил Изумрудный Город? Поэтому Элли с Энни даже песен не пели. Неожиданно послышался чей-то жалобный возглас. Путники остановились и увидели саблезубого тигра, который плакал и рыдал в буквальном смысле этого слова. - Что с тобой? Что случилось? - спросила Энни. Тигр прекратил свой плач и грозно нахмурился: - Идите своей дорогой, людишки, и только попробуйте подойти! Знаю я вас, грубый и жадный народ! Моя шкура вам нужна на воротник, а большие клыки для коллекции редкостей! Не дождетесь! Я умею постоять за себя и никого не боюсь! Артошка уже собрался высказать этому наглецу свои претензии и разобраться по-своему, но Элли остановила пса и ласково спросила: - Милый Тигр, расскажи нам, пожалуйста, что с тобой?! Уверяю, мы сделаем все, чтобы помочь тебе. - Да, - подтвердили Энни и Тим. Цезарь с Ганнибалом и Артошка предпочли промолчать. Тигр с недоумением посмотрел на эту странную компанию. Еще никто из людей не говорил с ним так ласково, как эта девушка. Между тем Элли приблизилась к нему и погладила. Тигр не выдержал и замурлыкал. - Какой ты красивый! - улыбнулась Элли. - Кушать хочешь? Она протянула ему кусочек колбасы, которую дали им с собой Жевуны. Тигр изумился еще больше. Еще никто и никогда не говорил ему о том, какой он красивый. Все говорили лишь: "какой страшный и мерзкий саблезубый тигр", а затем убегали. И уж тем более никто не предлагал ему разделить трапезу. - Вы это серьезно? - уже совсем другим тоном произнес Тигр. - Значит, я вам нравлюсь? И вы меня не боитесь? - Здрасьте, а чего тут бояться? - пожала плечами Энни. - Ты хороший и красивый большой кот, только с необычными клыками. - Какие-то вы особенные, - вздохнул Тигр. - А у меня вот проблема с одним клыком. Уже второй день мучаюсь... Раньше мне всегда помогала одна травка, но сейчас она бессильна... Поэтому я пока не могу есть. - Ты позволишь взглянуть? - ласково спросила Элли. Тигр поколебался немного и кивнул. Элли внимательно посмотрела на клык и вздохнула: - Я не зубной врач, но боюсь, этот клык придется удалить. Только так ты сможешь избавиться от боли. - Вы хотите сделать меня калекой? А как же я тогда есть буду? - Но ведь у тебя останется еще один верхний клык. Все будет хорошо, вот увидишь! Уговаривала Элли Тигра и, наконец, уговорила. Она достала из сумки захваченные с собой плоскогубцы и протянула Тиму. - Давай, парень, вырви, пожалуйста, этот клык! А ты, милый Тигр, потерпи - будет больно, но потом все пройдет. Анестезии у нас с собой нет, к сожалению. - Справлюсь ли я? - заколебался Тим. - Справишься, ты же мужчина! - ободряюще произнесла Элли. Это подействовало. Мальчишка взял плоскогубцы, поднатужился и вырвал клык. Тигр вопил как резанный, но вскоре почувствовал, что боль прошла. - Ух... Спасибо вам! А вы куда путь держите? - спросил он, чуть позже. Путешественники рассказали Тигру о себе и о том, куда идут. - Если хочешь, идем с нами, а после свержения Урфина Джюса, я попрошу нашего друга Смелого Льва принять тебя в его царство, - предложила Элли. Тигр задумался: - Жизнь приучила меня не доверять людям. Но вы не такие, как другие люди... Пожалуй, я отправлюсь с вами и помогу вам бороться с этим Урфином Джюсом. Я слыхал о нем... Думаю, Волшебная Страна вздохнет свободно, когда Урфин падет... И он тронулся в путь вместе со всеми. Поначалу Артошке, а также Цезарю с Ганнибалом новый спутник не понравился, но потом они подружились. Мало-помалу путешественники добрались до селения рудокопов. Все жители выбежали посмотреть на необычную компанию с мулами и саблезубым тигром. Одна девочка из рудокопов вручила им хлеб-соль. - Мы не ждали гостей, но чем богаты, тем и рады, - нараспев произнесла она, покраснев. - Очень вкусно, спасибо, - сказал Тим, попробовав хлеб. - Только почему хлеб черного цвета? Я-то думал, что хлеб бывает только белый. - Нет, Тим, в том-то и дело, что хлеб бывает разный, - пояснила Элли. - Это мы привыкли, что хлеб белый. Очень вкусно, правда! Высокий худой человек приблизился к ним: - Добро пожаловать! Меня зовут Ружеро, я - правитель страны рудокопов. - Я вас помню, - просияла Элли. - Вы были хранителем времени. - О! Какая честь для нас! - воскликнул правитель. - Сюда к нам пожаловала сама Элли! Как вы изменились... И очень хорошо выглядите. Элли залилась румянцем: - Это Энни, моя младшая сестра, наш друг Тим, и... - А я что, не умею разговаривать? - обиделся Артошка. - Меня зовут Арто! - Цезарь и Ганнибал, - отрекомендовались мулы. - К вашим услугам! - Меня можете называть просто Тигр, - застенчиво произнес новый спутник друзей. - Рад нашей встречи и новым знакомствам! - улыбнулся Ружеро. - Понимаю, что сейчас не лучший повод для праздников, но у меня день рождения, и мы решили устроить небольшое торжество. Нельзя показывать врагам, что мы огорчены... - Пожалуй, вы правы, - согласилась Элли после небольшого раздумья. - Нельзя показывать врагам нашу грусть. - Вы окажите нам большую честь, если присоединитесь к нашему пиру. А утром продолжите свой путь. Я так понимаю, вы хотите спасти Страшилу и Железного Дровосека? Элли кивнула, улыбнувшись. Ружеро всегда ей внушал доверие. Остальные путешественники подумали и согласились. Тим даже вручил Ружеро свой подарок - мобильный телефон. Он напоминал мальчику о том периоде, о котором Тиму не хотелось вспоминать. И хотя в Волшебной Стране и уж тем более за горами этот телефон не действовал, Тим решил подарить его Ружеро, чтобы окончательно избавиться от того кошмара. Элли и Энни подарили Ружеро плоскогубцы, а также цветы, собранные неподалеку. И очень смущались, что не могут подарить бывшему хранителю что-то большее. Правитель поблагодарил всех за дары и добавил, что самым лучшим подарком для него будет присутствие на пиру дорогих гостей. Мулов оставили на солнышке под присмотром Артошки и Тигра. Последних Ружеро распорядился хорошенько накормить. Столы были заставлены разными вкусными кушаньями, в том числе холодными и горячими закусками, напитками, сладостями. Здесь были все давние знакомые Элли по третьему путешествию, в том числе и бывшие семь подземных королей. - Выпьем за нашего дорогого правителя Ружеро! - провозгласил тост Ментахо. - Лучшего правителя у нас не было и не будет! Пусть его дни будут долгими! - За Ружеро! - подхватили остальные. Когда все насытились, зазвучала музыка, и все стали танцевать. - Вы позволите вас пригласить, Элли? - поклонился Ружеро. "И этот туда же! Неужели он, подобно лисьему королю, станет предлагать мне руку и сердце? Но с другой стороны почему бы и нет? - подумала Элли. Не то, чтобы Элли не любила общество сверстников, вовсе нет. Но с мужчинами постарше и посолиднее ей было почему-то свободней. Ружеро словно отгадал мысли Элли и грустно улыбнулся: - Я старый холостяк и вряд ли когда-нибудь решу переменить жизнь. Но во всяком случае я ваш друг и покорный слуга! И все закружились в танце под добрую песню: Детство, детство, детство - это свет и радость. Это песни, это дружба и мечты. Детство, детство, детство - это краски радуг. Детство, детство, детство – это я и ты. Все люди на большой планете Должны всегда дружить. Должны всегда смеяться дети И в мирном мире жить. Должны смеяться дети, Должны смеяться дети, Должны смеяться дети, И в мирном мире жить. Ярко, ярко Пусть пылают лишь рассветы, Ночью звёздной пусть спокойно спят поля... Детство, детство Добротой не зря согрето, Детство, детство - завтрашний твой день, Земля! Детство, детство, Детство - это летний ветер, Парус неба и хрустальный звон зимы. Детство, детство, Детство - это значит дети, Дети, дети, дети - это значит мы! Дружить, смеяться, Дружить, смеяться, И в мирном мире жить! Неподалеку вальсировали Энни с Тимом. - Ну и ну! - прошептала Энни, глядя на двойника сестры и Ружеро. - Что же это получается? Кажется, они неравнодушны друг к другу. - Это точно, - подтвердил Тим. - Кто знает, может они поженятся... Дети не слышали слов, которые Ружеро сказал Элли. - А что скажет мама? А что скажет папа? - округлила глаза Энни. - Какие могут быть трудности? Твоя сестра уже давно взрослая. - Да я не об этом... Ружеро, конечно, неплохой человек, но он старше Элли. - Любви все возрасты покорны, - Тим повторил фразу, услышанную где-то. Тем временем Ментахо и Барбедо, которые недолго танцевали, отошли в сторонку и стали перешептываться. - У нашего правителя нет никаких шансов с Элли, - заявил Барбедо. - Ставлю двух своих Шестилапых, что у них ничего не выйдет. - Ошибаешься, друг, - возразил Ментахо. - Наш Ружеро так просто не уступит и завоюет любовь Элли! - Спорим? - Спорим! Если я выиграю, ты отдашь мне двух своих Шестилапых. - А если ты проиграешь? - засмеялся Барбедо. - Тогда я отожмусь от пола сто раз! - воскликнул Ментахо, ударив себя кулаком в грудь. - Совсем будто малые дети, - покачала головой Эльвина, жена Ментахо, приблизившись к мужчинам. - Скажешь тоже... - Старушка, не вмешивайся в наши мужские дела, - заметил Ментахо. - Все, мы уходим домой! - решила Эльвина. - Хорошенького понемножку. Простившись с Ружеро и остальными, Ментахо с женой ушли. Праздник продолжался. - За мир и благополучие во всей Волшебной Стране! - сказал Ружеро, подняв свой бокал. Разошлись гости только поздно вечером. Энни с Тимом отправили спать, а сами Ружеро с Элли отправились прогуляться. Они спустились вниз к небольшой реке. - Надо же! Хотя уже ночь, но все равно тепло, - удивлялась Элли. - Да, сегодня прекрасная ночь, - прошептал Ружеро. - Наверное, этого оттого, что вы рядом со мной, Элли. Наблюдавшие за ними Артошка и Тигр, которые вместе отправились на охоту, тихонько захихикали. - Мне захотелось искупаться, - призналась Элли. - Вы не против? - Пожалуйста! Элли разделась до купальника и вошла в воду. Ружеро залюбовался ее гибким и упругим телом. Да что же это с ним такое сегодня? Накупавшись, Элли вышла на берег. Правитель заботливо подал ей свой плащ. - Ух, хорошо, спасибо! - Послушайте, Элли, может мы перейдем на ты? - предложил Ружеро. - Хоть я и старше вас, но... - Как-то непривычно, - тихонько засмеялась Элли. - Но хорошо, давайте... Давай попробуем. - Чем ты занимаешься по жизни? Учишься, работаешь? - Я учительница начальной школы. А еще кинолог-дрессировщик, обожаю работать также с собаками. - Это прекрасно! - Знаешь, я должна признаться, что в последнее время стала забывать о Волшебной Стране. Мне стало казаться это сказкой, сном. Вплоть до возвращения сюда. Но одно я точно забыть не могла. - Что именно? - Третье путешествие. И подземную страну рудокопов. Но особенно почему-то именно тебя! - Ты очаровательна, просто очаровательна... А давай я тебе что-нибудь спою... Хорошо? - Я вся внимание. Ружеро оглянулся по сторонам на всякий случай. Тигр и Артошка не переводили дыхания. Правитель рудокопов поклонился и запел: Короли менялись точно По моим часам песочным. Я – хранитель времени, времени, времени. А ещё храню былины И преданья дней старинных. Я – хранитель времени, времени, времени. По заклятью под землёю Жил с несчастною страною Я – хранитель времени, времени, времени. Очень долго длилось это, Но всегда тянулся к свету Я – хранитель времени, времени, времени. В доброту и счастье веря, Распахнул для счастья двери, Я – хранитель времени, времени, времени. Свет рассеет чары злые, И легко вздохну впервые. Я – хранитель времени, времени, времени. - Да, такие вот дела, Элли. Хоть я стараюсь жить сегодняшним днем, но все равно вольно или невольно возвращаюсь к прошлому, - заметил Ружеро. - У тебя есть свой молодой человек? - Нет. Сейчас у меня никого нет. Был роман с одним полковником, это такой чин в нашей армии, но ничего не вышло. А у тебя? У тебя есть или был кто-нибудь, Ружеро? - Как я уже говорил тебе, я старый холостяк. В юности я полюбил одну девушку. Ее звали Альдона. Хоть она была из простой семьи, но славилась своей красотой. Многие посматривали на нее, но Альдона выбрала меня. Я был счастлив и горд! Да только недолго длилось наше счастье. На Альдону обратил внимание один из королей (с твоего позволения я не стану упоминать его имя). - Это сокровище дороже мне всех на свете, - заявил король. Нас разлучили. Бедная Альдона, не желавшая принадлежать нелюбимому, покончила с собой. Я долго был безутешен и даже хотел поднять восстание, но меня удержали родители. Они не хотели, чтобы со мной случилось несчастье. Мне же не хотелось, чтобы король причинил вред родителям. Поэтому я ушел с головой в работу, а впоследствии стал хранителем времени... Больше у меня не было женщины. - Бедный ты мой, бедный, - Элли наклонилась и поцеловала Ружеро. - Ох... Твой поцелуй так сладок, - вздохнул правитель. - А ты позволишь поцеловать себя, Элли? Ты мне нравишься... - А почему бы и нет? Ружеро привлек Элли к себе и поцеловал прямо в губы. Та поцеловала его в ответ. После долгих и жарких поцелуев, Элли, изнемогая, тут же и отдалась Ружеро. - Вот это любовь, - прошептал Тигр Артошке. - Или я действительно ничего не понимаю. - Да уж, - закатил глаза Артошка. - Ладно, не будем им мешать, пойдем поохотимся, а то вся дичь разбежится. - Ты прав... Они тихонько удалились. Проснувшись, Элли с изумлением обнаружила, что находится в постели с Ружеро. - Доброе утро, милая, - прошептал Ружеро. - Я уже не сплю... Какая была чудесная ночь! - Доброе утро... Значит, это был не сон? - Нет, я не отпираюсь, мы славно провели время... Давно уже мне не было так хорошо. А тебе нравится у меня, Элли? - Да, здесь очень мило... Энни и Тим уже встали. Вместе с девочкой из рудокопов Миропой они собирали грибы и ягоды в дорогу. Тим рассказывал Миропе анекдоты, от которых девочка смеялась. Энни была возмущена этим до глубины души. - Тим просто кусок дерьма! - заявила она. - Как я могла поверить в то, что он действительно способен исправится! - Что за выражения, Энни? - рассердилась Элли. - Разве у нас в семье так разговаривают? - Прошу прощения, я больше не буду, - смутилась девочка. - Но почему Тим так себя ведет? - Да ты никак ревнуешь? Он же мальчик, не забывай этого! У всех мальчишек при виде девчонок разбегаются глаза. Это заложено природой и тут уж ничего не попишешь. Скоро Тим придет в себя. И действительно, Тим вскоре простился с Миропой, вернулся к Энни, и даже извинился. В свою очередь Энни извинилась перед Тимом за то, что обозвала его. К Ружеро приблизились двое рудокопов, которые сообщили правителю, что подходит отряд Прыгунов, которых Урфин Джюс направил сюда для подчинения населения. Пришлось нашим друзьям задержаться. Ружеро велел своему заместителю Барду Лучнику (прошу не путать с персонажем повести "Хоббит или туда и обратно", это разные люди), держать армию в боевой готовности. У рудокопов сохранилась часть оружейных запасов из прежних времен, когда они еще жили в пещере. Это были мечи, копья, луки со стрелами, кинжалы, доспехи. Также в случае надобности предполагалось использовать драконов. Наконец Прыгуны появились у селения рудокопов. Предводителем у отряда Марранов был Харт. - От имени его величества короля Урфина Первого предлагаю вам сдаться и признать нашу власть, - сказал он Ружеро. - А зачем нам это? Какой нам в этом прок? - лениво протянул правитель. - Как это какой? Вы получите такие блага и свободу, каких нет нигде! - похвастался Харт. - Передайте своему королю, уважаемый, чтобы он засунул свое предложение себе в одно место! - смело ответил на это Ружеро. - Ах так?! Значит, вы выбираете войну?! - Не мы выбрали войну, а ваш кумир Урфин Джюс. - Разреши мне, - прошептала Элли. Она, несмотря на протесты Ружеро и остальных, приблизилась к Прыгунам с белым флагом. Элли, несмотря на то, что была из простой семьи, любила философию, владела ораторским искусством и поэтому умела говорить убедительно. Отец и мать удивлялись, ведь в их семьях не было никаких философов. А некоторые коллеги даже недолюбливали Элли за это, потому что сами таким искусством не владели. Искусная речь Элли об Урфине произвела впечатление среди внушаемых Марранов. Но тут вмешался один старик по имени Тор: - Складно говорит эта девчонка, но нехорошо будет если Огненный Бог разгневается на нас! Харт поддержал Тора. Словом, было решено сразиться с рудокопами. Элли вернулась обратно: - Я сделала все, что могла. Но Прыгуны все-таки решили сражаться. Элли добилась того, чтобы ей разрешили принять участие в битве. - Я немного знакома с военным делом. Тим настоял на том, чтобы сражаться со всеми. - Не нужно обращаться со мной как с трехлетней! - возмутилась Энни. - Я тоже хочу драться! - Хорошо, - разрешил наконец Ружеро. - Но будь рядом с Элли. Это и Тима касается. Артошку, Тигра и мулов все-таки увели вместе с женщинами и детьми на всякий случай. Битва началась. Рудокопы твердо стояли плечом к плечу, готовые к бою. Марраны как будто несокрушимой лавиной ринулись на них, но были отброшены назад. Бард Лучник вместе со своей сотней «казаков», как он их называл, твердо стоял, отбивая врага длинными копьями. У главных сил во главе с Ружеро, где сражались Элли, Энни и Тим также было все в порядке. Потрясенные Марраны, увидев, что противникам все нипочем, отступили. Харт и старик Тор обрушились на солдат с бранью. Поэтому после небольшого отдыха Прыгуны вновь напали на рудокопов. - Слава Волшебной Стране! – закричали Ружеро с Бардом Лучником, стойко встретив натиск Марранов. – Слава героям! В самый разгар схватки Ружеро отдал приказ ввести в бой драконов. Не ожидавшие этого Марраны, побросав оружие, обратились в бегство. Десять человек во главе с Хартом продолжали сопротивляться, пока не наступил вечер. Только тогда утомленные Прыгуны сдались на милость победителя. Их, конечно, отпустили на все четыре стороны. Убитых, слава богу, не было. Среди рудокопов было двадцать раненых, Прыгунов было ранено больше пятидесяти. - Поздравляю, Элли, ты действовала блестяще, - улыбнулся Ружеро и поцеловал Элли. – Да и Энни с Тимом тоже молодцы! Отдельное спасибо Барду Лучнику! Ментахо, присутствовавший при этом, подмигнул Барбедо. Это означало: «Ты проиграл наш спор.» - Посмотрим еще, - упирался Барбедо. Артошка, Тигр и Цезарь с Ганнибалом очень переживали за друзей, поэтому очень обрадовались, увидев их целыми и невредимыми. Мулы даже высказали свое «фе» по поводу того, что им не разрешили участвовать в битве, раз они носят имена легендарных полководцев. - Теперь нам нужны ванна и отдых, - решительно сказала Элли. – А потом двинемся дальше в путь. Тим и Энни не могли с ней не согласиться. Проститься с Элли и ее друзьями пришли все рудокопы. - Спасибо вам за все, дорогие друзья, - улыбнулся Ружеро. – Отныне наш дом , ваш дом. Удачи! С Элли правитель простился отдельно. - Мы скоро увидимся, - прошептал Ружеро. – Я не забуду тебя, моя милая Элли. Их уста слились воедино. - Когда думаешь рассчитываться со мной? - спросил Ментахо Барбедо. Они стояли в сторонке неподалеку, но все видели. Барбедо, вздохнув, отправился за Шестилапыми. <center>***</center> Урфин Джюс был взбешен, узнав о поражении отряда. - Вы трусы! Трусы, предатели, негодяи, мерзавцы! Убирайтесь с глаз моих долой! Король отправил спасшихся беглецов на родину. - Мне такие не нужны! А я если захочу, то захвачу этих проклятых рудокопов самое большее за две недели! Но пока у Урфина были другие заботы. Отряд посланный для похищения Энни Смит пока не вернулся. Хитрые Гуамоко и Эот Линг, которых Джюс отправил на всякий случай туда, чтобы они контролировали процесс, ждали удобного случая.

Захар: Захар пишет: Другая реальность. Как уже отмечалось, отличия здесь действительно имели место. И Волшебная Страна не стала исключением. Ярким примером может служить хотя бы история нового воцарения Урфина Джюса. Сначала все шло, как в родном мире Энни и Тима. Изгнание, жизнь вдали от людей. Так продолжалось где-то лет семь. Однажды Урфин как обычно копался на своем огороде. Рядом клоун Эот Линг дразнил Топотуна. Неожиданно послышался женский голос: - Помогите! Во имя человеколюбия! Помогите! Изгнанник поднял голову, оглянулся и увидел красивую девушку лет семнадцати. Рядом с ней был гигантский орел. Думаю, нет нужды говорить о том, что это был Карфакс, который пришел на помощь в трудную минуту. - Слушай, добрый человек, пожалуйста, спрячь нас с Карфаксом! - взмолилась девушка. - Нас преследуют убийцы моего отца, матери и младшего брата. Скажи им, что ты нас не видел, когда они появятся здесь. А я в долгу не останусь, поверь! С этими словами она открыла небольшой сундучок, который держала в руках. Там были золотые монеты. Первой мыслью Урфина было прогнать непрошеных гостей с глаз долой. Не в его обычае было давать приют другим. Но что-то Урфина привлекло в этой девушке, да и золотые монеты сверкали очень заманчиво. - Не бойтесь ничего, - усмехнулся Джюс. - Здесь вас никто не тронет. Он спрятал девушку в погребе, а Карфакса под большой навозной кучей, побросав туда на всякий случай еще много ненужного барахла, которого у здешнего Урфина было очень много. Как только Джюс закончил, появились трое Прыгунов с дубинами в руках. - Эй, человече, ты не видел тут девушку с орлом? - спросил один из Марранов. - Нет, никого я здесь не видел, - уверенно и спокойно произнес Урфин Джюс. - А что случилось, мужики? Какие-то проблемы? Он опасался, что Прыгуны станут обыскивать все вокруг, но они почему-то не стали делать этого. Что-то проворчав себе под нос, Марраны побежали дальше. - Все в порядке, - улыбнулся Урфин, помогая девушке выбраться из погреба. Затем он освободил Карфакса от навозной кучи и барахла. - Эй, Топотун, для тебя есть работа, - заявил изгнанник. - Пойди и поймай что-нибудь в лесу для наших дорогих гостей. Медведь помчался выполнять приказ хозяина. - Милости прошу к нашему шалашу! - осклабился Джюс. - У меня, конечно, не хоромы, но тоже ничего. Увидев огонь в печке, девушка упала на колени: - Ты бог, да? Бог огня, верно? - Ну... Все возможно, - уклончиво ответил Урфин, слегка недоумевая. - Вы что, барышня, никогда огня не видели? - Нет, у нас им никто не пользуется. Все боятся огня и поклоняются ему. - Где это у вас, скажите на милость? - Да у нас, у Прыгунов. - Так вы из славного народа Прыгунов? Ну конечно! Можете быть спокойны, огонь не причинит вам вреда. Мы уже давно его укротили и заставили работать на себя. Огонь помогает нам готовить вкусную еду, а также согревает во время холода. Разрешите предложить вам чашечку чая. Эот Линг захихикал, но осекся под грозным взглядом повелителя. Девушка понравилась Урфину, поэтому он стал оказывать ей знаки внимания. - У нас все по-простому. Сейчас я вам приготовлю постель. Спать будете в моей кровати, а мне много не надо, я могу и на полу уснуть, - лебезил изгнанник, любуясь гостьей. Чай девушке не понравился. - Прошу прощения, но это питье не для меня. Нет ли у тебя, добрый человек, простой воды? - Воды у меня сколько угодно! - ударил себя кулаком в грудь Урфин и помчался набрать воды для девушки. - Меня зовут Урфин Джюс, - отрекомендовался изгнанник, когда девушка напилась. - Очень приятно. А меня Лира. - Какое прекрасное имя! А как зовут вашего спутника-орла? - Меня зовут Карфакс, - склонил голову орел. - Лира уже говорила тебе об этом. - Ах да! Очень рад нашему знакомству, очень рад... Будьте как дома, да. - И давай перейдем на ты, - предложила Лира. - В наших краях никто не выкает. - И в наших тоже, - кивнул Карфакс. - Мне приятно, спасибо, - поклонился Джюс. Лира окинула критическим взглядом одежду Урфина. - Разве можно так ходить? Урфин, да у тебя две дырки на рубашке! Есть нитка с иголкой? Тогда давай пришью. "Какая она милая, - подумал изгнанник. - Да что же это со мной такое? Влюбился я что ли?" Лира опрятно заштопала рубашку. Когда Топотун вернулся, Урфин с Лирой приготовили вкусный ужин. Девушка никак не могла привыкнуть, что еду можно готовить на огне. И пройдет еще немало времени, прежде чем Лера освоится с этим. Сундучок с монетами, подаренный Лирой, Урфин спрятал в погреб. Спустя несколько дней Лира и Карфакс поведали изгнаннику свои истории. - Я явлюсь дочерью князя Торма и княгини Юмы, бывших правителей нашего народа, - с гордостью произнесла девушка. - Совсем недавно у нас произошел переворот, и власть захватил хитрец и честолюбец Огг, племянник нашего верховного жреца Крага. Он быстро привлек на свою сторону значительную часть населения. Сторонники моего отца и матери сопротивлялись довольно долго, но силы были неравны. Огг захватил власть и убил на моих глазах мать, отца, а также младшего брата Вита... Девушка всхлипнула, вытерла слезы и продолжила: - Меня Огг решил поберечь на закуску. Однако с помощью старого слуги отца, которого каким-то чудом не тронули, я освободилась и бежала куда глаза глядят. Огг послал людей за мной в погоню. Если бы не Карфакс, которого я встретила, мне бы пришлось худо... Потом мы нашли тебя, Урфин. Существует древнее пророчество, что спасти наш народ от Огга может только Огненный Бог, спустившийся с неба на большой птице. Лира с надеждой посмотрела на Урфина. "Я - Огненный Бог?! А что? Неплохая мысль, - пронеслось в голове изгнанника. - Я избавлю Прыгунов от этого мерзавца Огга, верну им свободу, и в знак признательности Марраны пойдут за мной куда угодно. Берегитесь, Страшила, Дровосек и остальные, кто встанет у меня на пути! Но как говорится, поспешишь людей насмешишь. Нужно все обдумать и взвесить". - Моя история похожа на историю Лиры, - начал свой рассказ Карфакс. - Все началось с того, что у нас к власти пришел мой давний враг Аррахес. С этого момента у нас началась не жизнь, а самый настоящий хаос. Перестали соблюдаться наши древние законы и обычаи. А тех, кто был не согласен с курсом Аррахеса, того подвергали самым настоящим репрессиям и уничтожали. Самыми первыми пострадали мои родители. Потом - моя жена Араминта, а также много других честных орлов и орлиц. Я не мог с этим примирится и поднял восстание. Но благодаря одному презренному предателю, Аррахес неожиданно напал на нас и почти полностью уничтожил мое войско. Спасаясь от погони, я удалялся от родных мест все дальше и дальше. Потом встретил Лиру и предложил ей свою помощь... Вот такая история. Остальное ты знаешь, Урфин. Урфин Джюс слушал и размышлял. - Если ты не против, мы поживем у тебя, - сказала Лира. - Мне нельзя возвращаться на родину, там меня ждет смерть. - И меня тоже, - прошептал Карфакс. - Аррахес не успокоится, пока не уничтожит меня. - О чем разговор, мои милые? - усмехнулся изгнанник. - По мне так хоть всю жизнь живите, раз хорошие люди и орлы. - А чем ты занимаешься? Есть ли у тебя какая-то цель в жизни, Урфин? - поинтересовался Карфакс. - Да всем понемножку. Одно время занимался столярным ремеслом, но дело не пошло. Теперь живу плодами своего огорода. Моя цель в жизни? Я выступаю за чистоту нашей Волшебной Страны, ибо, как вам хорошо известно, она давно загрязнена всякой дребеденью и выродками, извините за выражение, - заявил Джюс. - Тогда почему же ты живешь так далеко от остальных людей? - спросила Лира. - Мои соотечественники никогда не понимали и не понимают меня, - вздохнул Урфин. - С самого раннего детства. Они всегда считали меня белой вороной, чудиком, которому не место среди остальных. А я всего лишь хочу, чтобы всем жилось хорошо и спокойно. Благородные орел с девушкой и не подумали усомнится в словах изгнанника. - Отныне ты не один, Урфин, у тебя есть мы, - улыбнулась Лира и поцеловала Джюса. - Это точно, - подтвердил Карфакс. - А еще Топотун и Эот Линг, - рассмеялся Урфин. - И я рад этому. Спустя две недели к Урфину пришли двое рудокопов. Лира и Карфакс поначалу перепугались, но, увидев, что это не имеет к ним никакого отношения, вылезли из укрытий. - Здесь что, дом свиданий? - нахмурился Джюс. - Не хочу показаться грубым, но сегодня я не принимаю гостей. - Извини, Урфин, но это неправильно, - раздался голос Лиры. - Гость в дом - Бог в дом, как говорят у нас в народе. Впусти этих людей. Изгнанник не мог отказать Лире, к которой очень привязался и впустил в дом рудокопов. Извинившись за причиненные неудобства, они перешли к делу. - Наш народ недоволен правлением Ружеро, - сказал один рудокоп по имени Сайрес. - Правитель только и делает, что гоняется за красными девушками, а все остальные наши дела его интересуют лишь постольку-поскольку. Поэтому мы решили обратиться за помощью к вам, Урфин Джюс. Мы хотим предложить вам быть с нами и получить после победы королевскую корону. - Неужели? В глазах Урфина блеснула радость, которая тут же угасла. Что если за этим кроется какой-то подвох? - Спасибо за предложение, но почему вы обратились именно ко мне? Попросите лучше кого-нибудь из ваших бывших королей. - Это невозможно, - возразил второй рудокоп по имени Джузеппе. - Никто из бывших королей не помнит о своем прошлом, благодаря Усыпительной Воде. Да и ни к чему возвращаться на круги своя... Нам нужен совершенно посторонний король. Такой как вы. - Но ведь я же из вашего племени... - Это роли не играет. Нас много, у нас оружие, нам всего лишь не хватает лидера, который поведет нас к победе. Мы навели о вас тщательные справки, Урфин Джюс, и решили, что вы нам подходите. Подумайте над нашим предложением, пожалуйста! - стали уговаривать изгнанника рудокопы. - Это все очень интересно, мужики, но мне необходимо подумать. Дайте мне хотя бы месяц сроку, - попросил Урфин. - Хорошо, - согласились рудокопы. - Ровно через месяц мы вернемся к вам за ответом. - Чего они от тебя хотели? - спросила Лира после ухода гостей. - Да так, хотели купить мою старую пилу, - отшутился изгнанник. - Но мне она дорога как память, поэтому я ни за что не продам эту пилу. "Фортуна и счастье мне снова улыбаются, - подумал про себя Урфин. - Нужно только действовать осторожно и тщательно все взвешивать". <center>***</center> На другой день Урфин Джюс отправился на прогулку в повозке вместе с клоуном и Топотуном. Лира и Карфакс остались дома. Девушка пообещала приготовить вкусный обед к возвращению Урфина. Неожиданно Урфин попал в место, где прежде не бывал. Увидел он большой камень и три дороги. На камне было написано следующее: "Направо поедешь — коня потерять и себя тоже. Налево поедешь - убиту быть. Прямо поедешь — женату быть". Некоторое время изгнанник с недоумением таращился на это диво. Он родился и вырос в Волшебной Стране, но никогда не видел ничего подобного. И уж тем более не слышал. Убедившись, что это не сон, Урфин стал размышлять. День только начинался, следовательно времени у него было много. Незачем возвращаться домой из-за прежде невиданного. Да и страсть к приключениям взяла верх. "Куда же мне ехать-то? Женится я и так могу, на красавице Лире, она только рада будет. Быть убитым никому не хочется, - думал Урфин. - Потерять себя я однозначно не могу. Коня у меня нет и никогда не было, а про медведей с клоунами здесь ничего не написано. Поеду-ка я направо". И он велел Топотуну повернуть налево. Медведь с сомнением покачал головой, но спорить с повелителем не стал. Вдруг выскочил на дорогу Серый Волк. Топотун закричал: - Бегите, спасайтесь! Я его задержу! - Медведи мне не нужны, - скривился Серый Волк. - А куда вы дели своего коня, уважаемые? - У меня нет коня и никогда не было! Возьми вот котлету, от завтрака осталась, - предложил Урфин и протянул котлету Волку. Тот поколебался немного, но котлету съел. - Спасибо. Езжайте обратно, уважаемые, здесь нет ничего хорошего, - посоветовал Серый Волк. - Да, повелитель, поедем домой! - взмолился Топотун. - Мне не нравится это место. - А что скажешь ты, Эот Линг? - спросил Джюс. - Зачем нам что-то хорошее, повелитель? Вот от плохого я бы не отказался, - усмехнулся клоун. - Полностью с тобой согласен. Вперед, мой верный Топотун! Прощай, волчище! Медведь вздохнул и повез повозку дальше. - Мое дело предупредить, - проворчал Серый Волк. - Не маленькие, сами решайте, как быть. Дорога привела Урфина к большой пещере. - Там наверняка спрятаны сокровища, - предположил Эот Линг. Глаза Урфина заблестели. - Ага, пойдем и заберем себе эти сокровища. Топотун остался снаружи охранять повозку. Никаких сокровищ и кладов в пещере не оказалось. Вместо них клоун и Урфин увидели человека, закованного в цепи. - Напои меня, добрый молодец, - прошептал человек, увидев Джюса. - Пить... Пить... Около пещеры был ручеек с водой. Урфин зачерпнул воды в кружку, что взял с собой и пришел обратно в пещеру. Потом хоть и с трудом, но Джюс освободил человека от цепей. - Мне надо выпить двенадцать ведер воды и тогда силы вновь вернутся ко мне, - заявил человек. - Это так же верно, как верно и то, что меня зовут Кощей Бессмертный. А ты кто? - Урфин Джюс, а это мой клоун Эот Линг, - ответил Урфин. - Но здесь нет ведер... - Ха! Ведро будет, это тебе обещаю, Урфин Джюс. Кощей щелкнул пальцами, и перед ним появилось большое ведро. Урфин взял его и пошел на ручей. И так ходил целых двенадцать раз. Очень устал. - Спасибо тебе, Урфин, - поблагодарил Кощей, когда окончательно набрался сил. - В знак признательности я могу выполнить любое твое желание. Чего ты хочешь? Все сделаю, все могу! Изгнанник задумался: - Я хочу стать волшебником. Гингема когда-то обещала сделать мне такой подарок, но так и не выполнила своего обещания. - Какое любопытное желание... И с чем это связано? - Я хочу отомстить за все свои обиды. - Понимаю, понимаю... Но видишь ли, друг мой, твое появление в качестве волшебника принесет Волшебной Стране лишь боль и отчаяние. - Я готов пойти на это! - И чтобы я тебе ни сказал, ничего не изменит? - Совершенно верно. Я хочу получить волшебную силу! - Что же... Давай заключать договор и расписываться кровью. - Кровью? Это так необходимо? - слегка вздрогнул Урфин Джюс. - А ты как думал? Это очень древний обычай, и я не собираюсь его нарушать. Кощей наколдовал два экземпляра договора. - Прочти, ознакомься и еще раз как следует все обдумай, - усмехнулся он. Урфин прочел договор. Одна фраза смутила его. - Что это значит? Взамен я должен буду отдать тебе свою душу? - изумился изгнанник. - После смерти, дорогуша, после смерти. А до этого живи и радуйся в качестве великого волшебника, да! Впрочем, может быть, ты придумаешь какое-нибудь другое желание? Урфин подумал-подумал и сказал: - Нет. Я не хочу ничего не менять. - Чудненько! Тогда коли палец и расписывайся! Они укололи пальцы булавками и расписались на договорах. - Это мне, - Кощей взял себе один экземпляр, а второй отдал Урфину. Потом он приготовил зелье из извлеченных неизвестно откуда ингредиентов, налил в кубок и дал изгнаннику: - Выпей их этой чаши, благородный Урфин Джюс, и ты станешь самым великим волшебником в мире! Даже Виллина и Стелла будут бессильны перед тобой. - Серьезно? - Да. - А основы магии и колдовства? Я их буду знать? - Ты должен будешь лишь мысленно пожелать чего хочешь, махать рукой и тогда все будет сбываться. - Вот так просто? - Никто не говорит, что это так просто, это совсем не просто. Пей! До дна! Урфин осушил кубок, несмотря на то, что зелье было очень неприятно на вкус. - Прощай, Урфин Джюс! Увидимся после твоей смерти! - прошептал Кощей и исчез. Урфин почувстаовал, как что-то в нем меняется. А в области живота и головы почувствовал боль, но потом все прошло. - Сейчас проверим, - прошептал изгнанник. Он мысленно загадал желание очутиться дома с клоуном и Топотуном, а затем махнул рукой. И все сбылось, как и обещал Кощей. С этого дня жизнь Урфина круто переменилась. Он женился на Лире и построил большой дворец на месте своего дома с помощью магии. Планов у изгнанника было много. В первую очередь ему хотелось отомстить Страшиле и Дровосеку за свое поражение, а также вновь захватить власть в Волшебной Стране.

Захар: Захар пишет: Жевуны просто поражались. Еще совсем недавно нелюдимый и мрачный изгнанник Урфин Джюс знать их не хотел. После обретения волшебной силы Джюса как подменили. Он стал общаться и здороваться с Жевунами, особенно с их правителем, стариком Премом Кокусом. Урфин каждому теперь готов был прийти на помощь, а также развлекал ребятишек потешными фокусами. Когда заболела жена Према Кокуса, изгнанник примчался на помощь словно ангел-хранитель и вылечил ее с помощью магии. После этого Урфин попросил Према Кокуса провести его свадебную церемонию с Лирой. И конечно, пригласил всех Жевунов на свою свадьбу. После исцеления супруги Прем Кокус ни в чем не мог отказать Джюсу. Еще больше изумились Жевуны, когда увидели, что Урфин теперь живет во дворце. - Вне всякого сомнения Урфин Джюс действительно могучий волшебник, как мы и предполагали, - шептались они. Лира и Карфакс терялись в догадках о том, что же случилось с Урфином и откуда такие перемены. Но из деликатности ни о чем не расспрашивали. А Топотуну и Эоту Лингу изгнанник строго-настрого запретил говорить о том, что было. "Мои соплеменники слишком добродушны и глуповаты, - размышлял про себя Джюс. - Но это не значит, что их нельзя использовать в своих целях. Этим простакам нужен хороший пастух и я буду им". Свадебный церемония и пир прошли на "ура", затем начались будни. А Урфин продолжал завоевывать расположение и доверие Жевунов. Прем Кокус решил передать бразды правления в руки своего сына Джека. Остальные Жевуны не стали возражать против этого, и Джек сменил отца на его посту. По просьбе родителей, которые теперь души не чаяли в Урфине, Джек назначил изгнанника своим советником. "Голубая Страна моя, - подумал Урфин. - Все идет как и должно быть. Врагам не будет пощады! Месть! Месть!" Своими главными врагами изгнанник считал Страшилу и Железного Дровосека. И естественно, Урфин не прочь был отомстить Элли и ее дяде Чарли Блеку, которого в Волшебной Стране называют Великаном Из-за Гор. Но последние были далеко отсюда. Поэтому с ними изгнанник решил рассчитаться позднее. Сперва нужно захватить власть во всей Волшебной Стране. Таким образом, официально Жевунами стал править Джек Кокус, а фактически - Урфин Джюс. Скоро он имел над Кокусом-младшим и остальными Жевунами такую власть, благодаря магии, что все готовы были верить всему, что Урфин скажет. Двое рудокопов, которых звали Сайрес и Джузеппе явились к Урфину с опозданием на целую неделю. Советник правителя Жевунов принял их чрезвычайно милостиво и согласился помочь свергнуть Ружеро, а также стать королем. - У меня хорошие новости! - сообщил Урфин своим домашним за обедом. - У нашего Топотуна СПИД? - язвительно протянул Эот Линг. Этот деревянный клоун был еще той язвой. Даже филин Гуамоко, который всегда недолюбливал медведя, никогда не опускался до таких пошлостей, поскольку считал себя аристократом. - Гр-р-р! Я тебе сейчас такой СПИД покажу, своих не узнаешь! - разозлился Топотун. - Повелитель, разреши мне разобраться с этой противной деревяшкой! - Ребята, давайте жить дружно! - ласково попросила Лира. Медведь притих, поскольку Лира ему нравилась не меньше чем Урфину. Хитрый Эот Линг решил пока не дразнить гусей, поэтому лишь ухмыльнулся. Орел Карфакс покачал головой. Клоун не понравился ему с первого взгляда, но из уважения к Лире и Урфину, благородная птица молчала. - Вот это я понимаю! - довольно протянул Джюс. - Молодец, дорогая! Я всегда знал, что на тебя можно положится! Так вот что я решил: рудокопы недовольны своим правителем. Мы должны им помочь и принести счастье этому народу. Орел понимающе кивнул. - А как насчет моего народа, милый? - поинтересовалась Лира. - Дорогая, я ни о чем так не думаю, как о твоем народе, - медовым голоском пропел Урфин. - Но без нам рудокопов нам не удаться свергнуть этого мерзавца Огга, однозначно. - Пожалуй, ты прав, мой ненаглядный, - согласилась Лира после небольшого раздумья. Джюс довольно потер руки. "Счастлив я, когда с другими несчастье. Волшебство - когда у вас много власти! Волшебство, волшебство - власть над всеми одного! Спасибо тебе, Кощей Бессмертный!", - думал он. <center>***</center> Ружеро из этой реальности сидел на скамейке недалеко от своего дома. Рядом с ним находился его преданный секретарь по имени Базилио. - Как же будем писать волшебнице Виллине? - спросил секретарь. - Пиши так, Базилио: "Досточтимой и могучей волшебнице Виллине, правительнице Желтой Страны, правитель Страны Рудокопов Ружеро челом бьет. Выражаем сердечную благодарность за помощь в постройке школы для наших деток..." Появился рудокоп, который что-то прошептал правителю на ухо. Ружеро благосклонно кивнул, и появилась старуха с тремя детьми. - Благородный наш государь! Родненький! - взмолилась старуха и упала на колени. Дети сделали то же самое. - Что такое, бабуся? Что я могу для тебя сделать? - участливо поинтересовался Ружеро. - И никогда не становись перед мной на колени, я не король, слава богам! - Дети-то мои, муж с дочкой померли, оставив сиротами троих внучат, - всхлипнула старушка. - Я, конечно, их взяла к себе, спору нет, но ведь деток надо кормить, поить и одевать. Где же мне, старухе, прокормить и поставить на ноги целых троих внуков? - Успокойся, женщина, и не тревожься. Отныне я беру вас под свое покровительство и вы все будете сыты, одеты и согреты, - Ружеро поднял с колен бабушку и детей, велел как следует накормить, одеть и впредь обеспечивать всем необходимым. Как мы видим, Ружеро был не такой уж пофигист в отношении дел общества, как считали некоторые рудокопы. Да, девушки интересовали правителя и он частенько развлекался с ними, но это вовсе не означает, что Ружеро были до лампочки государственные дела и хлопоты. Чуть позже правитель рудокопов получил анонимное письмо в котором сообщалось о заговоре и планируемом перевороте. Хоть Ружеро особо не поверил письму, но на всякий случай решил обезопасить себя. Но что мог поделать Ружеро против настоящего волшебства? В том-то и дело, что ничего. Урфин Джюс примчался, как ураган, сметая все на своем пути. С помощью магии Урфин даже драконов подчинил себе, и те обрушились на Ружеро и его сторонников. Каким-то чудом Ружеро, Ментахо, Барбедо и другие не согласные с заговорщиками рудокопы скрылись. Они были объявлены вне закона. Урфин Джюс получил корону и власть в стране рудокопов. Самым первым его указом был такой: "Кто будет помогать и скрывать у себя бандитов-ружеровцев, того ожидает смертная казнь. А тем, кто их будет ловить и доставлять к королю, щедрая награда". "Ну теперь можно и к Прыгунам!" - решил Урфин, нежась в объятиях Лиры. Началась подготовка к "походу с целью освобождения благородного народа Марранов от власти ненавистного Огга". И вот настал тот день. Впереди армии рудокопов летел на орле Урфин Джюс. Как и в иной реальности он решил предстать перед ними в облике Огненного Бога, тем более, что об этом говорилось в древнем пророчестве. Урфин разрушил с помощью огня хижины Огга и его самых главных приспешников, который извлекал не с помощью зажигалки, как его двойник в иной реальности, а с помощью магии. Потрясенные этим, Марраны прекратили сопротивление и упали на колени. - Дети мои Марраны! Этот негодяй Огг хитростью и обманом сверг, а затем убил князя славного князя Торма и почти всю его родню, а затем захватил власть в стране. Я, как ваш могучий отец и Огненный Бог, не смог терпеть такую несправедливость, и вот явился для восстановления доброго имени вашего славного народа. Признаете ли вы своей правительницей Лиру, дочь князя Торма? - сурово и внушительно произнес Урфин. - Признаем! - хором ответили испуганные Марраны. - Я не виню вас ни в чем, дети мои, вы по своему легкомыслию поддержали этого мерзавца Огга. Но главные виновники обязательно должны понести наказание. Что следует сделать с этими предателями и убийцами? - Смерть! Смерть! - послышались голоса. - Да будет так! - Может быть, все-таки отправим их в изгнание? - заколебалась Лира. - Дорогая, это слишком мягкое наказание для таких злодеев, - возразил Джюс. - Они могут вернутся и тогда не пощадят никого. Разве ты забыла, как Огг и его прихвостни расправились с твоими родными? - Ты прав, милый, - ответила Лира, подумав. - Пощады не будет! - А может не надо? - робко спросил Карфакс. - Надо, друг, надо, - хором ответили Лира и Урфин. Марраны по приказанию Лиры и Урфина принесли много соломы, и тут же свершили казнь Огга и его самых главных сторонников. Как в и случае с Жевунами, официально Марранами стала править Лира, а фактически - Урфин Джюс. С помощью магии он перенес свой дворец на новое место. Покорив Прыгунов, Джюс при поддержке своих советников-рудокопов, которые помогли ему прийти к власти, начал реформы. Конечно, сначала Марранов научили добывать огонь, строить хорошие дома и все такое прочее, но Урфин задумал провести весьма масштабные преобразования. Было придумано новое название государства, где правил Джюс. После долгих раздумий было принято название Тартария. И хотя это название не прижилось у большинства населения, но правитель и советники употребляли именно название "Тартария". Был введен всеобщий закон о воинской повинности, который не распространялся лишь на Жевунов, потому что Урфин прекрасно понимал, что из них вояк не получится. По замыслу Джюса военная служба должна была продолжаться не менее 25 лет. Уходит на службу молодой парень, а возвращается человек в возрасте. Да хорошо еще, если вернется... Все население было поделено несколько сословий: дворян, купцов, ремесленников, солдат и холопов, то есть крепостных, бывших свободных земледельцев. Крепостные должны были трудиться на богачей и принадлежать дворянам. Каждому дворянину было выделено много душ крестьян. Стала широко осуществляться практика продажи крепостных в дар другим дворянам. Помимо труда крепостные должны были платить налоги. Таким образом, было введено настоящее крепостное право. Простые люди готовы были взбунтоваться, но Урфин велел выставить повсюду бочки с вином, чтобы все кто хотел, пьянствовали сколько хотят, а о своей доле не думали. В результате у Жевунов и Марранов стало широко распространяться пьянство, чего раньше не было. Урфин запретил один из видов хлеба, благодаря употреблению которого, как считалось, люди жили примерно 120 лет, а иногда и больше. Почему узурпатор пошел на этот шаг, остается непонятным. Тем не менее этот хлеб по-прежнему тайком выращивали, несмотря на запреты и суровое наказание, связанное с этим. Активно стали выращиваться такие невиданные в Волшебной Стране растения, как табак, кофе и какао. - Где же счастье, которое ты обещал людям? - поинтересовался однажды благородный орел Карфакс. - А что такое? - невинно захлопал глазами правитель. - Простые люди беднеют, у них отсутствуют элементарные права. В то время, как богачи купаются в роскоши, - ответила птица. - Ты должно быть переутомился, друг мой, - ласково сказал Урфин. - Пойди, отдохни, и забудь об этом! - Хватит вешать тут лапшу на уши! - возмутился орел. - Я уже давно раскусил тебя, коварный честолюбец! Горе мне, несчастному, я стал орудием в руках негодяя! Но... - Что? - мягко и вкрадчиво спросил Урфин. - Я остановлю тебя, мерзавец! - Неужели? Первой мыслью Урфина было уничтожить непокорную птицу с помощью магии. Но потом он решил, что гигантский орел еще может ему в чем-то пригодится. Поэтому Джюс лишь пожелал про себя: "Хочу, чтобы Карфакс позабыл обо всем и повиновался мне до конца дней своих!" Черты Карфакса разгладились и смягчились. - Ты устал, дружище, пойди отдохни, - ласково сказал Урфин, погладив птицу. - Слушаю, повелитель, - покорно ответил орел и отправился отдыхать. Как мы видим, в отличие от иной реальности, где благородная птица покинула Урфина, предсказав что тот не кончит добром, здесь Карфакс стал рабом Джюса. Лира была одурманена Урфином, поэтому ничего не видела и не замечала. По приказу Урфина все жители, включая правителя, были привиты от дурных болезней и бешеных зверей. Началась беспощадная вырубка лесов, реки стали судоходными, появилось большое количество школ. Разумеется, школы были лишь для детей богачей, Урфин считал, что беднякам учиться ни к чему. Молодежь каждый день заставляли петь хвалебные песни во славу правителя. По повелению короля все население стало носить одежду лишь зеленого цвета, любимого цвета Урфина Джюса. Однажды Страшиле Мудрому птицы во главе с Кагги-Карр донесли о том, что происходит у соседей. Правитель Изумрудного Города или Острова посмотрел на Урфина с помощью волшебного ящика и схватился за голову: - Да уж, недооценили мы в свое время этого у-зур-па-то-ра... Ох, недооценили... Будем готовится к обороне. <center>***</center> Волшебницы Виллина и Стелла не внушали Урфину большой тревоги. Он считал, что владея магией, без проблем справится с ними, если волшебницы станут качать свои права и выступят против него. А вот со Страшилой и Дровосеком королю хотелось разобраться. Поэтому он стал готовиться к походу. Собрав большое войско из рудокопов и Марранов, Урфин Джюс, простившись с женой Лирой, отправился в сопровождении Карфакса, Топотуна и Эота Линга выступил на Фиолетовую Страну. Когда Урфин уходил на войну, Лира была беременна и ждала ребенка. Мигуны во главе с Железным Дровосеком мужественно сражались, но потерпели поражение. Пушка, изготовленная Чарли Блеком, была уничтожена Карфаксом по приказу Урфина. Драконы рудокопов сметали все на своем пути. Фиолетовая Страна была захвачена. Дровосеку с несколькими спутниками удалось бежать к Страшиле, в Изумрудный Город или Остров. Вскоре туда же прибыл и Смелый Лев со своими зверями, чтобы помочь друзьям защитить Изумрудную Страну. Подобно тому,как римский полководец и государственный деятель Катон Старший твердил в свое время: "Карфаген должен быть разрушен", так и Урфин Джюс говорил: - Изумрудный Город должен быть навеки стерт с лица Земли! Покорив страну Мигунов, король двинулся на Изумрудный Город. Приблизившись к заветной цели, Урфин закричал в рупор: - Я, Урфин Джюс, вернулся! И как видите, со мной не неповоротливые дуболомы, а тысячи Прыгунов, Рудокопов, а также Драконы и гигантский орел! Советую вам не испытывать мое терпение и сдаться! В противном случае вас всех ожидает погибель!. - Этого не будет, злодей! - послышались голоса, и в Урфина полетели камни. - Что же, - усмехнулся король. - Вы сами выбрали смерть! Начался штурм. Несмотря на отчаяние сопротивление защитников, городские укрепления пали под натиском врага. Тем не менее жители, ободряемые Страшилой, Дровосеком и Львом, продолжали сражаться. Кровавые бои шли один за другим. Ужас и страх был повсюду. Даже Дин Гиор, знакомый с древней историей, признавал, что никогда не читал, не видел и не слышал более ужасного. Наконец Урфину надоел этот цирк, и он на Карфаксе, лично принял участие в битве, уничтожая городские здания, круша, ломая и сметая все на своем пути: - Я уничтожу вас, ваших жен, детей, стариков, всех до единого! - шептал обезумевший король. Разрушение довершили драконы. - Пришел наш черед умирать! Умрем, но не сдадимся! - воскликнул Страшила и вместе с Дровосеком, Львом и оставшихся горсткой защитников ринулся к врагу. Но силы были неравны. Страшила, Железный Дровосек и Лев попали в плен. - Итак, - ухмыльнулся Урфин, вытерев пот со лба. - Старые друзья встречаются вновь, не правда ли? Урфин Джюс умеет ценить храбрых и смелых противников. Поэтому я опять предлагаю вам стать моими наместниками и служить мне верой и правдой. - Нет! - хором ответили Страшила и Дровосек. А Лев грозно прорычал: - Я тебя съем! - Правильно! Урфин дрянь! - послышался голос Кагги-Карр. Все бросились ловить птицу, но куда там! Кагги-Карр еще никто не мог поймать, за исключением того мальчика Джимми из Канзаса. Урфин отбросил Льва с помощью магии. Лев повредил себе нос и притих. - Прекрасно! Тогда... Но тут прилетел филин Гуамоко и опустился на плечо Джюса: - Гуам! - прошептал изумленный король. - Гуамоко, Гуамоко и еще раз Гуамоко! Приветствую тебя, повелитель! Я с добрыми вестями. Сначала был в долине Марранов, но мне там сказали, что ты находишься здесь, - радостно произнес филин. - Что же ты мне хочешь сообщить, старый приятель? - Твоя жена Лира родила сына. Ты стал отцом, повелитель! Черты лица Урфина подобрели и смягчились: - Хорошо. Очень хорошо! В честь рождения сына и наследника я так и быть, пощажу этих упрямых ослов. Но только на год. Не больше. Если в течение года они не присягнут мне на верность, то будут уничтожены! Льстецы и подхалимы принялись восхвалять великодушие своего господина. Затем явилась делегация во главе с Кабром Гвином, выразив глубокую радость по случаю возвращения короля и с просьбой пощадить Изумрудный Город или Остров. Урфин принял эту делегацию чрезвычайно милостиво, и восстановив с помощью магии все разрушенное, а также оставив Кабра Гвина наместником Изумрудной Страны, король вернулся к жене и сыну. Мальчика назвали Урфином Джюсом-младшим. По случаю рождения сына и победы король приказал устроить праздничный пир на целых три дня. Пьяных в те дни было очень много. - Да здравствует Урфин Джюс и его сын! - кричали оболваненные подданные. Король довольно потирал руки. Все складывалось, как нельзя лучше. Страшилу, Дровосека и Льва посадили в башню под охраной гарнизона Урфина Джюса. Туда же рядом с ними находились Дин Гиор и Фарамант. Виллина и Стелла собрались на закрытое совещание. - Урфин Джюс стал слишком силен, - заявила Виллина. - Мы можем защитить свои владения лишь на время... - Но каким образом этот несчастный получил волшебную силу? - спросила Стелла. Виллина прошептала что-то Стелле на ухо. - Не может быть! - побледнела Стелла. - Да, все так и есть, моя дорогая. - Что же нам делать? Надо как-то спасти Страшилу, Льва и Дровосека. - Пока пусть остаются там, где есть. Если их спасти, то Урфин может устроить всем ужасную пакость! - И какой же выход из этой ситуации? Виллина порылась в своей волшебной книге: - Вот, нашла: "Волшебную Страну и всех ее обитателей смогут спасти лишь Элли, Фея Убивающего Домика, ее сестра Энни и их спутник Тим. Пройдя курс магии, они свергнут узурпатора с трона, и воцарится мир, а также спокойствие". - И кто же их обучит магии? Мы? - Совершенно верно. А также богиня Баст или Бастет и Рамина. <center>***</center> Вот об этом и поведали нашим друзьям Виллина, Стелла и Бастет. Энни и Тим поверили сразу, что смогут стать волшебниками, а вот взрослая Элли долго колебалась: - Прошу прощения, я не хочу вас обидеть, но вы ошибаетесь. Если бы мы действительно были волшебниками, то давно бы знали об этом! Нет, мы являемся обычными людьми, и точка! Тогда вмешалась Рамина: - Каждый человек в той или иной степени является волшебником, но не каждый знает об этом. Поверьте в свои силы, дорогая сестра, и все получится! - Пожалуй, я попытаюсь, - наконец вздохнула Элли. - Если иного пути нет, чтобы одолеть Урфина Джюса... <center>***</center> Обучение было недолгим, поэтому все старались на совесть. И вот настал день, когда Элли, Энни, Тим, а также мулы вступили в контакт с повстанцами Ружеро, которые периодически нападали на владения Урфина. Ружеро поначалу не понял, с кем его свела судьба. А узнав, страшно обрадовался: - Я счастлив, дорогая Элли, видеть вас и ваших друзей! Он галантно поцеловал девушке руку. Даже в этой реальности между ними пробежала искра. Ружеро даже позабыл об остальных своих женщинах. Наши друзья поделились своими замыслами с бывшим правителем рудокопов. Они хотели освободить Жевунов, затем отправится в Изумрудный Город, чтобы спасти Страшилу, Дровосека и Льва, чтобы вместе продолжить борьбу. - Давно пора потрепать нервы этим урфиновцам, - согласился Ружеро. Хотя Урфин Джюс прекрасно понимал, что от Жевунов никакого бунта ожидать нельзя, все равно он направил в Голубую Страну небольшой отряд своих людей, как говорится на всякий случай. Предводителем отряда был некто рудокоп Велизарио, хитрый, очень недалекий и самоуверенный человек. Первым делом Элли с Энни и Тимом вступили в контакт с Жевунами. Оказалось, что те вполне довольны своим положением и прославляли великого Урфина Джюса. Они даже воздвигали статую в честь него. - Какая низость! - возмутился Тим. - Чем заслужил этот выскочка такую честь? Вспомните, как вам прекрасно жилось, когда вы были свободными! - Урфин Джюс - всего лишь обманщик,манипулятор и кукловод, который использует вас в своих целях, друзья! - подхватила Энни. - Что вы! Что вы! - покачали головами Жевуны. - Великий Урфин Джюс вывел нас из тьмы на свет, мы не сможем жить без него, отца нашего родного! - Да что с вами такое? - всплеснула руками Элли. - Наверняка он вас всех одурманил! Вспомните же все! С этими словами она прошептала какое-то магическое слово. С лиц Жевунов словно слетела пелена. Они даже заплакали: - О, что же нам делать? Как же мы могли?! Насилу успокоив Жевунов и уверив их, что свобода не за горами, наши друзья попросили проводить их туда, где скрывается отряд Велизарио. Позади них шел Ружеро со своими людьми. Велизарио со своими людьми сидел на поляне у костра. Они ели жаркое, пили вино и пели хвалебную песнь в честь своего повелителя: Кто на свете всех сильней, Кто не знает страха, Кто повсюду знаменит, Кого хочешь победит С одного размаха. Наш Урфин Джюс, бессмертный Огненный Бог и король Урфин, Наш кормилец и поилец, Наш Урфин Джюс, бессмертный Огненный Бог и король Урфин, Батюшка-отец. Самый могучий, самый наилучший, Ничего не скажешь – молодец, Самый могучий, самый наилучший, Ничего не скажешь - молодец. Все Урфину Джюсу отдадим, Все ему уступим, Нам не жалко ничего, Страшно ценим мы его И ужасно любим. Отвлекать врага вызвались Энни и Тим. - Будьте осторожны, друзья мои! - Элли на всякий случай перекрестила ребят и только тогда отпустила. - Урфин Джюс - лгун, хвастун, обманщик, выскочка, манипулятор и кукловод! - закричали Энни и Тим. - Долой Урфина Джюса и его диктатуру! Да здравствует свободная Волшебная Страна! Велизарио отложил свою кость в сторону и с угрожающим видом приблизился к ребятам. - На колени, мелочь пузатая! - закричал он. - Я представитель армии великого Урфина Джюса! Ваши дерзкие речи не останутся безнаказанными! Энни с Тимом засмеялись, а затем произнесли: - Эники-беники, оп-оп-оп! Поднялся сильный ветер, который обрушил на Велизарио и его солдат кучу веток, а также камней. - Этими штучками вы от нас не отделайтесь! - прорычал Велизарио, когда ветер стих. - Держите, хватайте негодяев! Энни с Тимом прошмыгнули в безопасное место, и на их месте появилась Элли. - Добрые люди, так нельзя себя вести, - внушительно произнесла она. - Это грех, большой грех. Бог покарает вас. - Ха-ха! - захохотал Велизарио. - Наш Урфин Джюс выше всех богов! А ты кто такая? - А вот сейчас узнаешь... Элли наколдовала настоящий дождь из кислого молока. - Да ты, ведьма! - рассвирепел Велизарио. - Я тебя... Но Элли устроила так, чтобы вместо носа у предводителя появился свиной пятачок, утиный клюв и коровий хвост. Велизарио завопил не своим голосом и помчался наутек. За ним бросились и остальные солдаты Урфина. Ружеро со своими людьми настигали их и брали в плен. Так была одержана первая победа. Значительная часть рудокопов хоть и не сразу, но осознала свои ошибки и перешла на сторону Ружеро. Самого Велизарио, которого Элли привела в прежний вид, Прыгунов и трех упрямых рудокопов, которые не хотели ничего признавать, отправили к Урфину Джюсу. Король рвал и метал, узнав о поражении своего отряда в Голубой Стране. - Как такое могло случиться? - Ваше величество, неожиданно появилось огромное количество ружеровцев, - бормотал перепуганный Велизарио. - Мы дрались, как львы, но им удалось загнать нас в угол... Сжальтесь! О примененной магии хитрец умолчал. - Почему я окружен одними кретинами? - взбесился Урфин. - Неужели мне все придется делать самому? Ты мне за это ответишь! И он уничтожил Велизарио с помощью огня, который извлек из своей руки с помощью магии. - Так будет со всеми, - пробормотал король, уничтожив следы преступления. - Все трусы, не умеющие делать свое дело, должны быть уничтожены! Это касается и врагов. Всех сотру в порошок, всех! Проведя ночь у Ружеро с его людьми, наши друзья тронулись в Изумрудный Город. Им еще многое предстояло сделать. Ружеро, нежно простился с Элли, и как в иной реальности, заявил, что они еще встретятся. Ободренный успехом бывший правитель начал еще более активно вести борьбу.

Захар: Захар пишет: А тем временем в родном мире Энни и Тима, медведь Топотун после долгих колебаний решил покинуть своего повелителя. Улучив момент, когда клоуна и филина не было, они как известно отправились с отрядом Марранов осуществить один замысел Урфина Джюса, о котором уже говорилось в одной из предыдущих глав, медведь приблизился к королю. Урфин Джюс дремал, развалившись на троне после сытного обеда. - Кто здесь? - недовольно проворчал он. - А-а, это ты... Чего ты хочешь, мой милый Топотун? - Повелитель, я... - Ну что? Говори! - Видишь ли, повелитель... - Уж не влюбился ли ты, мой друг? - захихикал Урфин. - То-то я смотрю, ты в последнее время сам не свой... А? Признавайся, медведище! - Да, это так, - пробормотал смущенно Топотун. Он понимал, что играет с огнем, ведь у него никого не было, но нужно же было как-то объяснить свой уход. - Я хотел попросить тебя об одной милости... Отпусти меня к возлюбленной, я жить не могу без нее! - Гм... Так что же, ты хочешь покинуть меня? - нахмурился Джюс. - Да, повелитель, ты все правильно понял. Мы останемся добрыми друзьями, но я хочу создать свою семью и жить отдельно. - И давно ты встречаешься со своей возлюбленной? - полюбопытствовал король. - Уже второй месяц, - ляпнул первое, что пришло ему в голову медведь. - Она молода и красива? - Да, очень хороша... Не медведица, а сказочная фея. - Любовь-морковь, любовь-морковь... Все это прекрасно, мой друг, но я не могу тебя отпустить. Можешь встречаться со своей феей-медведицей и даже жениться на ней, но жить вы будете здесь! Я с удовольствием стану крестным отцом для твоих ребятишек, мой милый. - Но, повелитель... Мне тесно во дворце и хочется вольного воздуха и свободы! Отпусти! Прошу тебя! - Дорогой мой Топотун, разве ты забыл все чем мне обязан? - Нет, повелитель, я ничего не забыл, однако... - Не покидай меня, умоляю! - взмолился Урфин, перейдя на шепот. - Хотя я опять добился власти и высокого положения, я по-прежнему одинок. Никто по-настоящему не понимает меня... Только ты, Гуамоко, Эот Линг и немного жена Ульяна. С женой у короля действительно сложились хорошие отношения. Не раз девушке удавалось смягчить гнев Урфина, не раз она спасала от наказания людей. Так, например, однажды Урфин придумал себе забаву. Люди должны приводить к нему баранов или еще кого-нибудь из домашнего скота. Было обещано, что за барана король будет давать три изумруда, а за других животных по одному. Почему-то все привели только баранов. Урфин, заметив это, стал издеваться над народом: - Кого ты привел, придурок? Это же не баран, а конь! И давал один изумруд. А кто пробовал спорить, того король велел беспощадно сечь. Лишь Ульяне каким-то образом удалось вымолить у Урфина оставить людей в покое и прекратить это. Естественно, что подобные королевские забавы прибавляли популярности скорее Ульяне, но никак не ее мужу. Топотун заколебался: - Повелитель, я тоже очень привязан к тебе. Только... - Только сердцу не прикажешь, не так ли? Я все это понимаю, мой милый, но что тебе мешает жить здесь с женой? Я ведь не против, чтобы вы посещали лес и гуляли там сколько вздумается... Только не покидай меня, прошу, умоляю! Урфин даже слезу пустил, надеясь разжалобить медведя. Отчасти король, конечно, хитрил, но отчасти действительно не хотел лишаться такого спутника и слуги, как Топотун. - Хорошо, повелитель, я остаюсь, - вздохнул медведь. - Но мне нужно идти на свидание к своей фее. - Одного я тебя не отпущу, - лукаво прищурился король. - С тобой сходит моя ненаглядная Ульяна. Чтобы ты не поддался искушению, так сказать... Ульяна с радостью согласилась сопровождать Топотуна. Они славно провели время, гуляя по лесу, собирая грибы и ягоды. Девушка почему-то сразу догадалась, что у Топотуна нет никакой возлюбленной, но это не помешало им найти общий язык. Поколебавшись немного, медведь поведал Ульяне о своих душевных муках. Девушка, как могла утешала Топотуна, сказав, что с ней он не пропадет и вообще свобода придет, нужно только подождать. Это же самое подтвердил и орел Карфакс, которого они встретили. - Сама фея Убивающего Домика Элли в Волшебной Стране! - заявила благородная птица. Вечером Ульяна познакомила медведя со своим отцом, а также друзьями, которых, несмотря на ее физический недостаток, было много. Они сидели у костра и пели песни о воле: Эх, дубинушка, ухнем! Ой, зеленая, сама пойдет! Подернем! Подёрнем! Да ухнем... И от дедов к отцам, от отцов к сыновьям Эта песня идет по наследству, Чуть на лад что нейдет, так к дубинушке там Прибегаем, как к верному средству. Говорят, что мужик наш работать ленив, мол, доколе хомут не накинут, Ну, так как же забыть наш родимый напев И не петь про родную дубину. Да, дубинка, в тебя, видно, вера сильна, Что творят по тебе так поминки, где работа дружней и усердней нужна, Там у нас, знать, нельзя без дубинки. Пускай мучат и бьют, пускай в цепи куют, Пусть терзают избитую спину - Будем ждать и терпеть и в нужде будем петь Всё про ту же родную дубину. Было время, когда уж поднялся народ, сокрушил он проклятое иго, но за временем долгим свой подвиг забыл и опять уж вкусил он дубинок. Но настанет пора и проснется народ, Разогнет он могучую спину Сбросит с плеч он терпенья хомут вековой На врагов он подымет дубину. При малейшей признаке опасности пение немедленно прекращалось. Такие прогулки в лес и посиделки с друзьями повторялись не раз. Урфин Джюс привык доверять Топотуну и своей жене. Поэтому ему даже в голову не приходило проверить с помощью волшебного ящика, что за всем этим кроется. Короля беспокоило лишь то, что его план по похищению Энни и усыновлению мальчишки Тима еще не был осуществлен. Поэтому он отправил Гуамоко и Эоту Лингу послание с приказом поторопится. <center>***</center> Элли, Энни, Тим, мулы Цезарь с Ганнибалом, пес Артошка и Тигр благополучно добрались до Изумрудного Острова. До города или острова осталось совсем нечего... Предполагалось, что друзья с помощью волшебного обруча похитят волшебный ящик, освободят Страшилу с Дровосеком, а дальше все пойдет как по маслу. Они даже немного расслабились, а в данной ситуации расслабляться нельзя. На ночлег остановились на одной заброшенной ферме. Тигр и Артошка отправились на охоту. Элли проводила их улыбкой. - Кого-то эта парочка мне напоминает, - протянула она. - Бедный Тотошка! Как жаль, что он больше никогда не увидит Смелого Льва и остальных! Но Тотошка просто не выдержал бы этого пути, он же теперь старик. Послышался шорох. Тим встал и схватил палку, которую нашел незадолго до этого. - Кто здесь? - грозно спросил он. - А вы кто? - послышался хорошо знакомый Элли голос. Где она могла слышать его? - Вы друг или враг? И почему вы не показываетесь? - спросила Элли. - Нехорошо забывать старых друзей! - возмутился голос, и перед друзьями показалась ворона Кагги-Карр. - О, Кагги-Карр! Как же я сразу не догадалась! - растрогалась Элли. - Элли! Как ты изменилась! Но все равно я тебя узнала... Встреча вороны и девушки была очень трогательной. Затем Элли представила остальных и завязалась оживленная беседа. - Страшила с Дровосеком вас ждут не дождутся, - сообщила ворона. - Они уже в курсе, что вы появились в Волшебной Стране. - Но как? - недоумевали Энни с Тимом и мулы. - Вы забываете о нашей птичьей разведке, мои дорогие, - рассмеялась Кагги-Карр. - От нас, пташек, ничего не скроется. После разговоров и планов на будущее, Энни попросила Элли рассказать какую-нибудь историю. - Только, пожалуйста, что-нибудь спокойное, - добавил Тим. - Ну ладно... Элли подумала и принялась рассказывать: - "Добрая и заботливая жена — большая редкость, но еще реже бывает, чтобы муж понимал и ценил это. Так вот, жил-был добрый человек по имени Гудбранд, и была у него именно такая замечательная жена. Что бы он ни переменил и ни переделал в доме, жена говорила, что именно об этом мечтала, и благодарила его за то, что он угадал ее желание. Впрочем, и Гудбранд был неплохим мужем, поэтому жили они душа в душу. У них был собственный дом, в сундуке хранились деньги, а в хлеву стояли две добрые коровы. Однажды вечером жена сказала Гудбранду: «Вот что я надумала, муженек: возьми одну из наших коров и продай ее в городе на базаре. Молока и масла нам и так хватит. Зачем нам выбиваться из сил, держа двух коров? Деньги у нас есть, детей нет. Не лучше ли поберечь себя и свои руки, мы ведь уже не молодые. У тебя хватит работы по дому, что же касается меня, то я охотнее посижу за прялкой возле тебя». Гудбранд решил, что жена его права, как всегда. На другой день, спозаранку, он отправился в город с коровой, которую они решили продать. Но день был не базарный, и покупателей на корову не нашлось. «Не беда, если мне придется отвести корову обратно домой, — сказал себе Гудбранд. — Корму для нее у нас хватит, а идти домой одному или с коровой — все едино». И он пустился в обратный путь. Шел он, шел и устал. И повстречался ему в это время мужик, который вел в город оседланного коня..." - Замечательная сказка! - воскликнула довольная Кагги-Карр, когда история закончилась. - Как для детей, так и для взрослых! - А где же волшебство? - слегка разочаровано протянул Тим. - Тебе не угодишь, дружок, - улыбнулась Элли. - Сам же попросил что-нибудь спокойное. Ладно, давайте укладываться спать, поздно уже... Прочтя хором молитву на сон грядущий, все легли и уснули. Их охраняли Цезарь с Ганнибалом, которых позднее сменили Артошка и Тигр. Однако последних также сморил сон. В то утро Энни проснулась первой. Она зевнула, потянулась, потихоньку встала, сделала зарядку и отправилась к ближайшему ручью умыться. Умывшись, почистив зубы и причесавшись, девочка решила немного позагорать, пока суть да дело. Сняв платье, Энни подставила тело ласковому солнцу Волшебной Страны и закрыла глаза, раскинув руки. Да только недолго девочке пришлось наслаждаться этим моментом. Неожиданно Энни почувствовала, как ее кто-то грубо схватил. - Кто это? Что это? Тим, если это опять твои штучки, то я надеру тебе задницу! - пригрозила девочка. Но это был вовсе не Тим. - Ага, попалась... Веди себя тихо, девчонка, иначе тебе и твоим друзьям не поздоровится! - свирепо произнес кто-то. - Это нарушение прав ребенка! Вы не имеете права! - продолжала возмущаться Энни, открыв глаза. - Помогите! На помощь! В ответ ее грубо стукнули по затылку и заткнули крепко рот тряпкой. Девочка притихла окончательно. Это были те самые Марраны во главе с Эотом Лингом и Гуамоко, которых Урфин отправил для похищения Энни. Оставив для остальных записку и прихватив одежду Энни, они поспешили убраться с пленницей. К счастью, мулы услышали крик девочки и подняли тревогу, разбудив остальных. Но когда Элли с остальными подоспели, то было уже поздно. Элли прочла вслух записку, написанную Урфином Джюсом: "Многоуважаемая фея Элли! Вот и снова наши пути пересеклись. Урфин Джюс всегда ценил храбрых и достойных противников. Как вы уже догадались, ваша дорогая сестра у меня в руках. И только от вас и ваших друзей зависит, останется ли она жива или нет. Я не требую богатого выкупа за вашу сестру, фея Элли. Мне нужно лишь, чтобы вы с вашими друзьями явились в Изумрудный Город или Остров и там присягнули мне на верность. В противном случае вы больше никогда не увидите ни сестры, ни ваших дорогих друзей Страшилу и Железного Дровосека. Искренне Ваш, Урфин Джюс, Огненный Бог, король Изумрудного Города или Острова и всей Волшебной Страны". - Я удавлю этого гада! - возмутилась Элли, скомкав бумажку. - Извините за выражение, но это уже переходит все границы! - Да, теперь мы имеем права быть безжалостными, - хмуро сказал Тим. Мальчишка винил во всем себя. Ровно как и все остальные. Они не могли простить себе того, что спали и упустили Энни. - Можно я съем этого узурпатора, когда Энни будет спасена? - предложил Тигр. Элли задумалась: - Придется сперва подыграть этому негодяю! Мы же не хотим, чтобы с Энни, а также со Страшилой и Дровосеком случилось несчастье... В полном молчании они тронулись в путь. <center>***</center> Тем временем Энни, которую доставили во дворец, умудрилась разбить любимый сервиз Урфина. - Э-э, да она буйная, - покачал головой король. - Связать и запереть! Ульяну с Топтуном он отправил погулять незадолго до этого, опасаясь, что те начнут просить его за девчонку. Энни заперли в одной из комнат. - Молодцы! - похвалил Урфин клоуна и филина. - Для нас честь служить вам, повелитель! - воскликнули Гуамоко и Эот Линг. - Какие будут дальнейшие указания? - Никаких указаний пока не будет. Можете идти отдыхать. Филин и клоун отправились искать развлечений. А король стал ждать, когда Элли и остальные придут во дворец. Долго ждать ему не пришлось. Стража ввела Элли, Тима, мулов, Артошку и Тигра. - Мы пришли, Урфин Джюс, - холодно произнесла Элли, смело глядя на короля. - Верни нам Энни! - А куда это вы так торопитесь? - осклабился Урфин. - Сначала мы с вами позавтракаем, затем вы принесете мне присягу, а уж после я верну вам вашу несравненную Энни. - Мы не переломим хлеба с тобой! - заявил Тим. - Верни Энни или я хорошо поколочу тебя! Король захихикал и погрозил мальчишке пальцем: - Ты мне нравишься, парень. Думаю, мы быстро поладим. - Я тебя съем! - прорычал Тигр. Артошка также оскалил зубы. Король нахмурился: - Только без глупостей, уважаемые, или Энни не поздоровится! Тигр и пес притихли. - Вот так-то лучше, - протянул Урфин. - А теперь давайте завтракать! Он хлопнул в ладоши, и внесли блюда со всевозможными лакомствами и напитками. Король ел и пил за троих. Наши друзья лишь делали вид, что едят и пьют, сами же не брали в рот ни кусочка. - Что так мало едите? - стал насмехаться Урфин. - Хозяин обидится, гости дорогие. Мальчик Тим, так кажется тебя зовут, давай выпьем с тобой. За мою победу над Виллиной и Стеллой и установление власти над всей Волшебной Страной! Урфин осушил бокал с вином. Тим не взял бокал с лимонадом, который стоял рядом. - Не хочешь пить за мою победу? - усмехнулся король. - Брезгуешь? Тогда выпей, Тим, за свою погибель! Ты же готов пожертвовать своей жизнью ради спасения друзей, не так ли? - Да, - с достоинством ответил мальчишка. Он действительно был готов отдать свою жизнь за всех остальных. - Не надо, Тим, не надо! - зашептали ему Элли и остальные, но Тим был непреклонен: - Я вовсе не хочу, чтобы этот негодяй подумал, что мы боимся его! Мальчик взял бокал с лимонадом в который была подмешана Усыпительная Вода, выпил и уснул. - Ну вот дело сделано! - обрадовался Урфин. - Что, съели? Вы думаете, что все так просто, и я отдам вам Энни, если вы принесете присягу? Вот уж не думал, что вы такие наивные... Нет, я избавлюсь от всех вас, за исключением этого славного парня. - Что ты сделаешь с Тимом? - с угрозой спросила Элли, и вдруг ее осенила догадка. - Ах ты, мерзавец... - Спасибо на добром слове, фея Элли. Конечно, мерзавец. Все короли и боги имеют право быть коварными и жестокими. Тим станет моим сыном и наследником, когда проснется. И никогда не вспомнит о том, что имеет к вам отношение! Что же вы не колдуете, моя дорогая? Я так и думал! Вы никогда не были волшебницей, и то, что вы смогли одолеть Гингему и Бастинду в свое время, произошло лишь в результате помощи ваших дружков и простого везения. Появилась стража. - Связать и увести к Страшиле и Дровосеку. Там им самое место. Туда же и девчонку Энни! Тигра посадить в клетку! Убивать вас я пока не буду. Кто знает, может быть, вы мне в чем-то еще пригодитесь, - рассудил король. Страшила и Дровосек очень обрадовались, увидев Элли и остальных, но узнав, что произошло, опечалились еще больше. Как же быть? Тигр сопротивлялся как мог, но Прыгунам удалось наконец посадить зверя в клетку. Положение спасла Кагги-Карр, которую никому не удалось поймать. Ободрив друзей, она отправилась к Ружеро за помощью. Правитель рудокопов приказал спешно произвести сбор ополчения, чтобы напасть на Изумрудный Остров и спасти друзей. Тим проспал целые сутки и очнулся невинным младенцем. Урфин показал мальчика жене Ульяне. - Славный паренек, не правда ли? Я усыновил его. Займись мальчиком, моя дорогая. Ты внушишь парню о том, что ты его мать, а я - его отец. Славный у нас будет сын! Мы назовем его Урфином Джюсом-младшим. - Ваше величество, - поклонилась Ульяна. - Я ничего не имею против этого мальчугана, но не лучше было бы нам усыновить какого-нибудь младенца-сироту? И почему этот паренек подобен ребенку, хотя уже не маленький? - Не рассуждать и не задавать лишних вопросов! - вспылил Урфин. - Король знает, что делает! Выполняй мое указание, или я накажу тебя и твоего отца! - Воля ваша, - склонилась Ульяна. Девушка не хотела, чтобы отец пострадал из-за нее, поэтому занялась Тимом.

Захар: Захар пишет: Филин Гуамоко и клоун Эот Линг, гордые и довольные собой, отправились поразвлечься в трактир, который находился в десяти милях от Изумрудного Города или Острова. Этот трактир появился давным-давно, еще во времена Гудвина. Ходили слухи, что трактиру хотели дать название в честь легендарного правителя Изумрудной Страны, но "волшебник" воспротивился этому. Поэтому трактир получил скромное и простое название "Три поросенка". За стойкой стоял бармен и хозяин трактира. Это был мужчина неопределенного возраста, заросший щетиной. В этот день в трактире почти никого не было, за исключением какого-то забулдыги в углу, который лениво потягивал из своего бокала пиво. - Что вам угодно? - сухо осведомился бармен, ковыряя в ухе. - Ты не узнаешь нас? - поинтересовался Эот Линг. - Не имею чести, - процедил сквозь зубы бармен и сплюнул. - В самом деле? Перед тобой верные слуги короля Урфина Первого - Гуамоколатоки́нт и Эот Линг, - заявил филин. - Верные почитатели повелителя, сапоги которого попирают Вселенную, - ухмыльнулся клоун. Бармен почесал в затылке, улыбнулся и отвесил поклон: - Ах да, да, да! Простите, господа хорошие, я вас не узнал, не прогневайтесь! Чем буду потчевать дорогих гостей? У меня есть отменное сочное жаркое, пирог и доброе старое вино. - Давай всего и побольше, - велел Гуамоко. - А мне и вина хватит, - произнес Эот Линг. - Сию минуту, - осклабился бармен и вышел. - Так ты у нас алкоголик? - покачал головой Гуамоко. - Не ожидал... - На себя посмотри, канарейка! - Как ты меня назвал? Дело чуть не дошло до драки. Но тут к приятелям приблизился забулдыга: - У вас червей не найдется? Я завтра собрался на рыбалку, но... - Может быть, тебе еще дать ключ от дома, где золото хранится? - насупился клоун. Но филин Гуамоко был в прекрасном расположении духа, поэтому он не только наколдовал червей для забулдыги, но и развлек его карточными фокусами. Радостный и счастливый пьяница рассыпался в благодарностях и покинул трактир. - Где ты этого набрался, соловушка? - спросил Эот Линг. - Ну за соловья грех обижаться, но в будущем не дразни меня, добром прошу, а не то будет плохо! - пригрозил Гуамоко. - А насчет колдовства это пустяки... Я же столько лет жил у Гингемы, поэтому просто не мог не выучиться чему-нибудь. - Почему же ты не учишь нашего повелителя, а? - Зачем? Урфин меня об этом не просит, а сам я лезть вперед не хочу. Я не выскочка. И потом, повелитель не желает употреблять в пищу мышей, лягушек и пиявок. Поэтому настоящего волшебника из него не получится. Но тс-с-с! Не будем больше об этом. Хозяин трактира принес еду и вино. Гуамоко налег на жаркое с пирогом, а клоун на вино. Покончив с едой, друзья принялись плясать под бубен, в который стал бить хозяин трактира по повелению Гуамоко. Эот Линг икал и требовал еще вина. - Ты и так слишком много выпил, хватит с тебя, - урезонивал приятеля филин. Так эта парочка веселилась, пока в трактир не вошли слепой старик с гармошкой у которого поводырем был мальчик лет десяти. - Слава великому Гудвину и Страшиле Мудрому! - поклонились мальчик и старик. - Что вы плетете, ослы? - возмутились Гуамоко и Эот Линг. - Гудвина давно уже нет в Волшебной Стране, а Страшила не у власти! Поэтому вам следует сказать: "Слава великому Урфину Джюсу!" - Слава великому Урфину Джюсу! - поправились новые посетители. - Накормите нас, люди добрые, а мы вам споем. Старик заиграл на гармошке и запел вместе с мальчиком: Эй, спешите, торопитесь, В балаган зайти скорей, Здесь истории из жизни Королев и королей: Как наследника младенца Закопали под кустом, И как пришлый самозванец Забирался на престол. Заходи в балаган и простак и мудрец, И плешивый заходи и кудрявая башка, Балаган не дворец, балаган не дворец, В балагане не отравят, не убьют исподтишка. Эй, спешите, торопитесь, В балаган скорей зайти, Чтоб узнать о тайном знаке У принцессы на груди, И о том, какие споры Между знатными велись, И о том, как сватом прачки Одурачен был маркиз. Заходи в балаган и простак и мудрец, И плешивый заходи и кудрявая башка, Балаган не дворец, балаган не дворец, В балагане не отравят, не убьют исподтишка. Эй, спешите, торопитесь, Заходите в балаган, Чтоб увидеть, как с утеса Сбросит змея ураган, Заходите, чтобы ахать И смеяться нам и вам, А когда мы свет погасим, Разойдетесь по домам. - Какой еще самозванец? - округлили глаза клоун и филин. - Не позволим такие песни петь! Да это же смутьяны и бунтовщики! Эй, солдаты, солдаты! Здесь бунт намечается. Они орали так громко, что появились Марраны, которые схватили старика с мальчиком и увели. А Гуамоко с филином вернулись во дворец. Хитрый Урфин Джюс, как оказалось, наблюдал за всем происходящим с помощью волшебного ящика, но тем не менее счел своим долгом изобразить строгого повелителя. - Вы что, на пиру у мясников были? - нахмурился король. - Честное благородное слово, повелитель! - залепетали клоун и филин. - Мы сидели тихо-мирно, выпивали и закусывали... - А самое главное то, что мы закусили, - с трудом промямлил пьяный Эот Линг и сделал попытку укусить Урфина, но неудачно. - За поимку смутьянов спасибо большое, но впредь я пьянства не допущу! Поэтому развлекайтесь каким-нибудь другим способом, - велел Джюс. - А иначе... Иначе выгоню обоих без пособия! - Да, повелитель. Буквально на следующий день старика с мальчиком тайком выпустила из тюрьмы Ульяна. Урфин рвал и метал, узнав о побеге смутьянов, но потом махнул рукой. Хорошо, что самые главные враги у него в руках, а все остальные никуда не денутся.

Захар: Захар пишет: Ружеро собрал войско и тронулся в путь с песней: Пускай ветра буянят. Шторма пускай штормят. Меня дороги манят. Пути меня манят. Не знаю, что я встречу, Но я ношу с собой Один патрон с картечью, Другой патрон с мечтой. Па-па-ба-па погода злится. Па-па-ба-па гроза грозится. Па-па-ба-па гроза грозится. Как говорится - быть беде. Но смелое сердце врага не боится. Но смелое сердце врага не боится. И друга не бросит нигде. Не раз мне угрожали, В лесу из-за угла. Бандиты и кинжалы. Копыта и рога. Не раз мне угрожали, В лесу из-за угла. Бандиты и кинжалы. Копыта и рога. Но я шагал навстречу, Держа перед собой Один патрон с картечью И с мужеством другой. Не требую награды, почета не хочу. Скажите, если надо - приду и защищу. Не нужен мне ни порох, ни пули, ни пыжи, Пока в моих патронах огонь моей души. Кроме людей в поход было взяты также драконы, их присутствие правитель считал необходимым. Чуть позже к нему присоединился старый, но еще бодрый Смелый Лев с отрядом зверей, которого также навестила Кагги-Карр. - Этот Урфин Джюс должен ответить за все свои злодеяния, - заявил Смелый Лев. Элли пыталась в неволе развлекать друзей разными смешными историями, они со Страшилой и Дровосеком вспомнили былое. - А где теперь Великан из-за Гор? - полюбопытствовали Страшила и Железный Дровосек. - Плавает где-то по морям, - сообщила Элли. - Такой уж дядя Чарли человек, не может усидеть на месте. Заинтересовались они также Фредом Каннингом и особенно его мулами. Цезарь и Ганнибал рассказали много интересного. Прилетела Кагги-Карр с известием, что свобода не за горами. Артошка переживал, что не может спасти своего приятеля Тигра с которым очень сдружился. Но особенно всех беспокоила судьба Тима. - Если это действительно правда, то мы можем его потерять навсегда, - покачала головой Энни, узнав, что произошло. - То, что нам не удалось стащить волшебный ящик это еще полбеды.. - Не волнуйтесь, друзья, я этого не допущу, - возразила Элли. - Что бы там Тиму не внушали, когда он проснется, рано или поздно парень поймет, кто его настоящий друг, а кто враг. - Я тоже постараюсь, клянусь! - на редкость серьезно произнесла Энни. - Как-то не хочется, чтобы опять все это началось... Чтобы друзья постарались не думать о плохом, Элли рассказала о своей любви к Ружеро. Страшила и Дроовсек были удивлены, но потом стали поздравлять Элли с таким событием. - Э-э-э... - замялась Энни. - Раз уж мы заговорили о любовных делах... Слушайте, Дровосек... - Говори мне, пожалуйста, "ты", - улыбнулся Железный Дровосек. - Ладно... Так вот, Дровосек, Элли когда-то говорила мне, что у тебя была невеста. Но тем не менее ты почему-то так и не женился. С чем это связано? - Это слишком личное, - прошептала Элли на ухо Энни. - Прошу прощения, - поспешила извинится девочка. - В самом деле, - вмешался Страшила. - Ты, дружище, почему-то больше никогда не упоминал о своей невесте. - Эх, - вздохнул Дровосек, вертя в руках воронку. - Это действительно слишком личное, но у меня нет секретов от друзей. Став правителем страны Мигунов, я отправился в родные края, чтобы найти девушку, в которую влюбился когда-то. Первым делом мне удалось выяснить, что ее тетка умерла. Да вот только моя невеста бесследно исчезла... - Как это исчезла? - хором закричали все. - Человек не может так просто взять и исчезнуть! - воскликнула Элли. - И тем не менее это так, - глухим голосом произнес Дровосек. - Соседи девушки сообщили, что невеста моя куда-то ушла и с тех пор обратно не возвращалась. Прем Кокус приложил все усилия, чтобы помочь мне в поисках, да только они не увенчались успехом. - Но почему же ты мне ничего не сказал? - возмутился Страшила. - Птицы во главе с Кагги-Карр обязательно узнали бы судьбу твоей невесты! От наших птиц ведь ничего не скроется! А уж о волшебном ящике и говорить нечего. Сразу бы все выяснилось, и ты бы жил спокойно. - Это точно, - подтвердила Кагги-Карр, которая находилась неподалеку. - Мне не хотелось нагружать тебя, Страшила, своими проблемами, - пробормотал Дровосек, вытирая слезы. - Осторожней! - закричала Элли. - Ты же можешь заржаветь! - Ах да, спасибо... Кагги-Карр нашла масло и смазала челюсти Железного Дровосека. - Не переживай, друг, вот заберем волшебный ящик у Джюса, и все выяснится, - пообещал Страшила. Остальные также пообещали, что помогут Дровосеку узнать о судьбе его невесты. - Давайте споем, - предложила Элли. И все запели: Добрым быть совсем, совсем не просто. Не зависит доброта от роста, Не зависит доброта от цвета, Доброта — не пряник, не конфета. Только надо, надо добрым быть И в беде друг друга не забыть. И завертится земля быстрей, Если будем мы с тобой добрей. Добрым быть совсем не просто. Не зависит доброта от роста, Доброта приносит людям радость И взамен не требует награды. Доброта с годами не стареет, Доброта от холода согреет. Если доброта, как солнце, светит, Радуются взрослые и дети. Пение свидетельствовало, что пленников не сломили. Скрипнула дверь. Трое Марранов вместе со своим начальником внесли стол с кушаньями. - Ужин для госпожи Элли и ее сестры подан, - широко улыбнулся один из Марранов. - По личному распоряжению Огненного Бога. - Никакого Огненного Бога не существует! - возмутилась Энни. Элли попыталась поговорить с Марранами, но те удалились. - Этот кукловод и манипулятор хочет нас задобрить и купить, - заметила она. - А также использовать в своих грязных делишках. - Или отравить, - предположил Страшила. - Не ешьте ничего, пожалуйста! - А мы и не собирались. Марраны появлялись не раз, и в конце концов Элли убедила их выслушать ее. Не зря же она учила философию и владела ораторским искусством. Хотя авторитет Урфина Джюса был поколеблен и тому было много причин, но тем не менее Прыгуны опасались бунтовать. Мало-помалу Элли и ее друзья уговорили Клема, командира одного отряда Марранов, помочь им с побегом. Осталось лишь дождаться удобного случая. <center>***</center> Урфин Джюс торжествовал. Он обрел сына и наследника, который станет его верной опорой. Элли, ее сестра и остальные в его власти, поэтому вряд ли теперь они осмелятся выкинуть какой-нибудь фокус. Не хотят же они, чтобы мальчишке был причинен вред! Только на что могут пригодится Элли, ее сестра, Тигр и тот другой зверек, а также существа, которых они называли мулами? Этого король пока не знал, но не сомневался, что в чем-то этих "глупцов", как он их называл, использовать можно. Поэтому Урфин велел хорошенько кормить Элли и ее сестру, а также следить, чтобы они не сбежали. Как известно, после волшебного сна, который вызывается Усыпительной Водой, человек подобен младенцу. Тим не стал исключением. По указанию короля Ульяна занялась обучением и воспитанием мальчика. Тим верил каждому слову и ни капли ни в чем не сомневался. Чуть позже к этому процессу подключился сам Урфин. - Как мило вы тут смотритесь, мои дорогие, - протянул король. - Ну, мой мальчик, поприветствуй своего дорогого папочку! - Папа! - радостно закричал Тим и бросился на шею Урфину. "Процесс пошел, - подумал Джюс. - Тим умер, да здравствует Урфин Джюс-младший!" Он подарил парню лошадку-пони, охотничий нож и подробно рассказал как следует себя вести принцу. Сам Урфин узнал об этом от Гуамоко, который считался знатоком аристократических обычаев и повадок принцев с принцессами. И здесь Тим ни грамма не усомнился. Король закармливал мальчика сладостями, позволял принимать участие в собраниях с приближенными и пирах. - Ваше величество, а не слишком ли это будет? - заметила однажды Ульяна. - Чего, чего? - скривил губы Урфин. - Но-но, попрошу без возражений и указаний, я этого не терплю! Король знает, что делает! Выполняй свои обязанности матери, а уж в чем заключаются обязанности отца, предоставь решать мне! Ульяна вздохнув, вынуждена была подчиниться. Теперь она лишь гуляла с мальчиком и Топотуном, а также рассказывала истории на ночь. Тим напрочь забыл о своей прежней жизни, друзьях, родителях и вовсю наслаждался новой. Теперь мальчишка откликался лишь на имя Урфин. Однажды король привел парня к своим пленникам. - Тим! - изумились Элли, Энни, Артошка и мулы. - Это ты? Что с тобой стало? Тим действительно изменился со времени их последней встречи. Он сильно потолстел, на нем была самая лучшая одежда и обувь, которую можно было сделать. - Какой я вам Тим?! - возмутился мальчишка. - Меня зовут Урфин Джюс-младший, я - наследный принц, и я не знаком с вами, простолюдины! Элли и Энни схватились за головы. Остальные также были потрясены до глубины души. Сбылись их самые дурные предчувствия. - Тим, - прошептала Энни. - Неужели ты действительно не узнаешь нас? - На колени, простолюдинка! - закричал Тим. - На колени перед принцем или я прикажу тебя высечь! - Тим, опомнись! - взмолилась девочка. - Мы твои друзья! - Принц не знается с простолюдинами! - гордо возразил мальчик. - На колени! Я кому говорю, на колени! Урфин Джюс сурово посмотрел на пленников. - Не будем спорить, сейчас это бесполезно, - прошептала Элли, и все склонились перед мальчиком. - Вот так-то лучше, - довольно ухмыльнулся Джюс. - Будьте паиньками, ведите себя хорошо и тогда никто не пострадает! В противном случае будут большие неприятности. - Да, Тим, вижу, что ты каким был таким и остался! - прошептала Энни, не выдержав. - А я еще на что-то надеялась... - Энни, не надо, ты же понимаешь, что к чему, - прошептала Элли. - Да, но Тим очень нехорошо себя ведет. - Благодари небо, холопка, что у меня хорошее настроение! - нахмурил брови Тим. - Но в следующий раз я прикажу тебя высечь и ты меня полюбишь, как миленькая! И дико захохотав во все горло, Тим с Урфином удалились. Впрочем, не прошло и полгода, как Тим ввернулся. - А для закрепления я устрою тебе урок, холопка, - холодно произнес парень. С этими словами он вытащил из кармана рогатку и выстрелил. Камешек попал Энни в нос. Девочка заплакала. - Ага, так тебе и надо! - довольно протянул Тим и ушел окончательно. Все очень переживали. Ободряли лишь известия от Кагги-Карр, которая уверяла, что спасители скоро будут в окрестностях Изумрудного Острова. - Но как же нам спасти Тима? - жалобно спрашивала Энни. - Или мы его действительно потеряли навсегда? Выход нашла Рамина: - Только ты, милая Энни, можешь вернуть его. Любовь творит чудеса. Вспомни известную в вашем мире сказку "Снежная Королева"! Да и я буду рядом, поэтому помогу если что. Это утешило наших друзей. <center>***</center> Хоть и не сразу, но Ульяна узнала, где находятся наши друзья. Она лично пообещала помочь им в побеге. Топотун в свою очередь подружился с Тигром, который томился в клетке. Общение с медведем скрашивало одиночество Тигра. Было решено, что в день, когда рудокопы и звери придут, Ульяна откроет им ворота, а также освободит из тюрьмы друзей. Воспользовавшись суматохой, они похитят Тима, а также волшебный ящик и сбегут в страну Мигунов, чтобы там продолжить борьбу. Как-то раз Тим стрелял из рогатки по птицам. Голуби, воробьи, дрозды, жаворонки, чечетки и другие птицы умоляли мальчика пощадить их, но Тим только смеялся и продолжал свою стрельбу. - Что ты творишь, окаянный? - возмутилась Кагги-Карр, увидев эту картину. - Как тебе не стыдно! Оставь птиц в покое! Ворона прекрасно понимала, почему мальчик так себя ведет, но не могла спокойно смотреть, как мучают ее сородичей. - У тебя не спросили, - огрызнулся парень. - Проваливай, или я прикажу, чтобы тебе отрубили голову! Вмешалась Ульяна: - Сын мой, что происходит? Нельзя издеваться над несчастными птицами! - А что? Я ничего, - пробормотал Тим и спрятал рогатку. - Все хорошо, матушка, я просто развлекаюсь. Что-то в голосе Ульяны было такое, что напугало его немного. Поэтому Тим и прекратил стрельбу птиц. "Вне всякого сомнения Урфин Джюс плохо влияет на мальчика", - подумала Ульяна. - Что там такое? - послышался голос Урфина. Кагги-Карр поспешила смыться на всякий случай. Ульяна обрисовала королю ситуацию. - Твоя матушка права, мой мальчик, - заявил король. - Делу время, а потехе час. Словом, довольно бить баклуши. Правитель отправил парня во дворец, где сначала занимался с ним сам, а потом поручил это дело первосвященнику Крагу. И вот наконец наступил тот долгожданный день. В то утро Урфин с Тимом решили поспать подольше. Поэтому проснулись поздно. Воспользовавшись этим, Ульяна впустила из тюрьмы всех, включая Страшилу и Дровосека, а также отперла городские ворота. Тем не менее отряд Прыгунов во главе с Клемом присоединился к нашим друзьям. Элли с друзьями произнесла целую речь на главной городской площади по поводу Урфина Джюса и его правления перед взволнованными и обрадованными горожанами. Элли так увлеклась, что даже сравнила короля с Адольфом Гитлером. Это было небольшим преувеличением, поскольку при всех недостатках, здешнему Урфину, в отличие от его двойника в иной реальности, до Гитлера было еще очень далеко. Но слова Элли попали в цель. Возмущенная толпа на площади закричала: - Долой Урфина Джюса! Долой диктатора, манипулятора и обманщика! Урфина Джюса на мыло! Марраны, хранившие верность Огненному Богу, попытались их остановить, но куда там! Народ продолжал шуметь и волноваться. Сам король, ничего не подозревая, поспал как следует, затем лениво улегся на кровати и уплетал хлеб с салом, к которому пристрастился еще в изгнании. Тим, тоже поспав еще полтора часа, стоял посреди своей комнаты в одном нижнем белье. Камердинер вот-вот должен был подать ему одежду. Энни Смит пробралась невидимая в серебряном обруче во дворец, оглушила камердинера с помощью подсвечника, взяла одежду и подкралась к комнате Тима. Девочка не знала точно, где находится парень, поэтому в основном полагалась на удачу. И она не подвела ее. Энни попала как раз туда, куда было нужно. Тут же неподалеку находилась и Рамина, которой не нужен был обруч, чтобы быть невидимой. - Мальчик, можно тебя поцеловать? - лукаво осведомилась девочка, войдя в комнату и сняв обруч. - Сюрприз! - Что? Чего? Кого? - вытаращил глаза Тим, прикрывшись руками. - Откуда ты взялась, уродина? Энни хотела сказать какую-нибудь гадость, но вспомнив Герду из "Снежной Королевы", сдержалась. - Пришла тебя спасать, - опять улыбнулась Энни. - Пойдем с нами, Тим. Что у тебя общего с этими дворцами, принцами и королями? Ничего! Проснись и давай забудем об этом страшном сне! Свобода близка, скоро Волшебная Страна вздохнет свободно. - Молчать, простолюдинка! Что еще за "Тим"? Никогда не называй меня так! - возмутился мальчишка. - Прошу прощения, ваше высочество, - поклонилась Энни. - Я ваш новый камердинер и принесла одежду. - Так одень меня и довольно болтовни! - холодно велел Тим. - Пожалуйста! Энни помогла Тиму одеться и принялась щекотать парня. - Что ты делаешь, холопка? На колени, целуй руку и проси прощения, а то я велю отрубить тебе голову! - зарычал Тим. - Ну и пусть, - махнула рукой Энни. - Делай что хочешь, потому что мне это уже надоело. Ты как был крутым барчуком, так и остался. Ради Элли я готова была дать тебе второй шанс, но вижу, что это бесполезно... - Что за чушь ты несешь? - Тим уже собрался позвать людей, чтобы те убрали отсюда эту сумасшедшую, но Энни крепко схватила его за руки: - Помнишь как когда-то мы делали все вместе? Все, все, все! Помнишь, как однажды шли мы с тобой весной по дорожке. Тогда было очень много подснежников. А мы их не собирали... - Бред! Отпусти меня! - Вовсе не бред! Мы не собирали подснежники, потому что были заняты собой. Неужели ты забыл? Мы даже пели тогда! Вспомни! Энни запела: На улице дождик, на улице слякоть, А им все равно. Идут они вместе, один у них зонтик, Идут из кино. Маленькая девочка маленькому мальчику Задаёт вопрос: «Что такое небо? Что такое солнышко? Что такое любовь?» " А ты меня любишь?" " Ага". "А ты со мной будешь?" "Ага." "Так будем мы вместе, так будем мы рядом с тобою всегда!" Давай пока никому не будем говорить, Пока не наступит такая минута, Когда можно будет любить. Тим вздрогнул: - Отстань! Уйди! Ты беспокоишь меня... Энни заплакала: - А помнишь как толстяк Роджер Хантер обижал меня? А ты ему тогда так дал! У него до сих пор на руке остался знак, между прочим... Я тогда очень верила тебе, думала ты действительно мой самый лучший друг. Я еще не знала тогда, что твой отец захочет быть губернатором, и мы поссоримся... Я так переживала, если бы ты только знал! Все, во что я верила, рухнуло... Так продолжалось целый год. Но вот мы отправились вместе в Волшебную Страну. Поначалу ты по-прежнему корчил из себя крутого барчука, но потом стал прежним. Как будто и не было этого ужасного года! Неужели я ошиблась, Тим, и это было неправдой? Девочка уткнулась носом плечо Тима и зарыдала. Тим сопротивлялся поначалу, но потом с него вдруг словно слетела пелена: - Энни, что, что происходит? Последнее, что я помню, как выпил лимонад... Почему ты плачешь? Кто посмел обидеть тебя? Пожалуйста, не плачь! - Ура! Неужели не догадываешься? Да ты же сам! - Я? Что же я такого сделал? Энни вместе с Раминой, которая стала видимой, рассказали мальчику, как было дело. Тим пришел в ужас и стал извиняться перед Энни. - Что же я натворил! - Тим был в ужасе. - Твоей вины здесь нет, Тим, просто так сложились обстоятельства, - пояснила Рамина. - Но если это тебя действительно так беспокоит, ты можешь обсудить все с друзьями. А сейчас нам нужно взять волшебный ящик и уйти поскорее отсюда. - Да, надо торопиться, - подхватила Энни. Но ящик им так скоро не удалось стащить. Впрочем, обо всем по-порядку. В комнату Урфина прибежал взволнованный Кабр Гвин. - Ваше величество, даже не знаю как и сказать... - Что там еще стряслось? - сдвинул брови Урфин Джюс. - Бунт, ваше величество, бунт, - пробормотал главный государственный распорядитель. - На главной площади. Народ требует, чтобы Урфин Джюс ушел навсегда. - Как же вы допустили?! - Не велите казнить! Урфин Джюс направился в Тронный Зал, где произнес волшебные слова и пожелал лично увидеть, что происходит на площади. Увиденное привело его в неописуемую ярость: - Почему вы умолчали о том, что пленники сбежали, а также о том, что пришли рудокопы и звери? - Ваше величество, смилуйтесь! - Смотрите у меня, дорогуша! - погрозил пальцем Урфин. - На этот раз я вас прощаю, но в следующий раз не ждите пощады! Гуамоко! Эот Линг! Филин и клоун явились на зов повелителя. - Разберитесь с этими негодяями, которые орут на главной площади, - велел король. - На Марранов надежда плоха... - Слушаемся, повелитель! Таким образом, стащить ящик пока не представлялось возможным. Лишь когда Урфин покинул Тронный Зал, Энни, Тим и Рамина пробрались туда. - Ой, какой тяжелый! - поморщился Тим, взяв в руки ящик. - Сам виноват, нечего было здесь объедаться и толстеть, - протянула Энни, но тут же опомнилась: - Прости меня, Тим, я больше не буду! Они уже собрались уходить, как вернулся Урфин Джюс. - Так и так, - мягко и вкрадчиво пропел он. - Куда это вы собрались, деточки? - Мы уходим, обманщик и лжец! - смело произнес Тим. - Отойди с дороги! - Мальчик мой, как ты можешь быть таким неблагодарным?! - возвел глаза к небу Урфин. - Я же тебя приютил и сделал наследным принцем своих владений! А после моей смерти ты станешь королем. Что у тебя может быть общего с этими жалкими людишками? Опомнись, сынок, и верни мне волшебный ящик! - Я не нуждаюсь в твоих подачках! - воскликнул Тим. - Нам дворцов заманчивые своды, не заменят никогда свободы! - Молчать! Как ты разговариваешь с отцом?! - возмутился Джюс. - Придется мне всерьез заняться твоим воспитанием! - Да ты просто больной на голову! Я никогда не был твоим сыном, а ты никогда не являлся моим отцом! - Тебе нужна мама, Урфин Джюс! - заявила Энни. - Заткнись, проклятая девчонка! - Джюс даже за сердце схватился, поскольку Энни, сама того не желая, разбередила его старую душевную рану. - Ты пропустишь нас или мне тебя убрать с помощью магии? - поинтересовалась Рамина. - Да, да, идите деточки! - Урфин поклонился и сделал вид, что пропускает их. - Только никуда вы не уйдете! Всех негодяев сотру в порошок! Стража! Стража! Но Марраны были заняты народом Изумрудного Острова, а также Элли и всеми остальными. Поэтому никто не появился. Учитывая то, что прыгун Клем с отрядом присоединился к Элли, Марраны крайне неохотно вынуждены были сдерживать натиск бунтарей. Гуамоко с Эотом Лингом попытались устроить настоящий взрыв на площади, но Элли каким-то образом удалось их раскусить. Даже магия Гуамоко не помогла. Пришлось парочке уйти несолоно хлебавши. - Прощай, кукловод и манипулятор! - с этими словами Тим ударил Урфина волшебным ящиком. Хотя силы у Тима были не те, что раньше, но то ли от неожиданности, то ли еще по какой причине, король упал как подкошенный. Воспользовавшись этим, друзья бросились наутек. Урфин опомниться не успел, как они удрали и присоединились к Элли. Рамина осталась отвлечь короля. - Все целы? - заботливо поинтересовалась девушка. - Слава Богу! Рада снова видеть тебя, Тим. Мальчик смущенно опустил глаза: - Элли, Кагги-Карр, как мне вымолить у вас прощение? Элли и ворона ласково потрепали Тима по щеке, давая понять, что извинения и прощения в данной ситуации не нужны. Смелый Лев горячо приветствовал ребят. Ружеро также поспешил обнять Энни и Тима: - Рад видеть вас в добром здоровье. - Ну что же, пора трогаться в путь, пока Урфин не спохватился, - заявила Элли. - Рамина нас догонит. Горожане махали нашим друзьям шляпами. Ошарашенные от всего происходящего Прыгуны расступились, пропуская Клема с отрядом и его новых друзей. Один Прыгун даже прошептал: - Товарищи, идите к нашим, а также к Мигунам и помните, что сердцем и душой мы с вами! Наши друзья тронулись с песней: Конечно, счастье есть на свете, Монетку ты скорее дай, И заколдованный билетик, Тебе протянет попугай. Предъяви билетик этот поздно или рано, У судьбы получите счастья без обмана, Счастья без обмана, счастья без обмана, Вам судьба с улыбкою вынет из кармана. Холодный будет злиться ветер, И солнце жечь, и дождик лить. Но час придет и свой билетик Судьбе ты сможешь предъявить. Однажды этот день настанет, Когда придет он, не гадай, Лишь только знай, что не обманет, Смешная птица попугай. На привале Элли решила выполнить свое обещание и попросила Смелого Льва принять Тигра в его царство. Энни, Тим и Кагги-Карр также поручились за Тигра. Смелый Лев покосился на Тигра и сказал: - Друзья Элли - мои друзья. Так и быть, оставайся с нами! - Спасибо на добром слове, - склонил голову Тигр и присягнул на верность царству Смелого Льва и всем его обитателям. <center>***</center> Горожане пошумели еще немного и разошлись. Но злоключения Урфина Джюса на этом не закончились. Сначала он безуспешно пытался поймать Рамину. Королева мышей хорошенько подразнила короля и удрала, показав ему язык. Потом появился Топотун. - Повелитель, прости, но я так больше не могу! Я ухожу. И нет у меня никого и не было! Ты ошибся! - А я тебя не отпускаю! - рассвирепел Урфин Джюс. - Предатель! - Я не боюсь тебя! Карфакс прав: жадность и честолюбие помутили твой разум. Поэтому нам не по пути. Мне жаль тебя, но участвовать в грязных делах я не могу и не хочу! Прощай! Урфин с трудом подавил рыдание. Топотун ушел и вскоре присоединился к остальным своим новым друзьям. Ульяна осталась с королем, потому что не хотела, чтобы тот выместил свой гнев на отце. Марраны доложили повелителю, что бунт прекратился. - А где же Клем и его отряд? - недоуменно спросил король. - Они примкнули к Элли и ее друзьям, повелитель, - пояснил один из Прыгунов. Урфин Джюс готов был выть волком. - Проклятье! Но ничего, ничего! Они жестоко поплатятся! - пообещал он, закусив губу. В довершение всего появился большой разноцветный попугай, который стал кричать: "Урфин Джюс дурак!" Как оказалось это была птица хозяина трактира "Три поросенка". Строго допросив его и убедившись, что тот действительно здесь ни при чем, Урфин приобрел у хозяина трактира попугая за десять изумрудов и велел повару Балуолю сварить из птицы суп. Попугая спасла Ульяна. <center>***</center> Три дня и три ночи король не покидал своей комнаты. Он тяжело переживал из-за всего, что произошло, но особенно из-за ухода Топотуна к которому был очень привязан. Наконец Урфин Джюс обрушился с бранью на своих приближенных: - Никому не верю! Все вы готовы изменить мне при первом удобном случае! А за спиной, наверное, смеетесь надо мной... Все знаю! Лучше и не оправдывайтесь. - Помилуйте, ваше величество! - взмолились Кабр Гвин, Энкин Флед и остальные. - Все вас любят, повелитель, и все готовы жизнь отдать за вас. "Проклятый Карфакс, - подумал король. - Это под его влиянием Топотун покинул меня". Подумав немного, Урфин решил использовать Аррахеса и его приспешников для борьбы со своими врагами и уничтожения Карфакса. Филин Гуамоко отправился послом к Аррахесу. Переговоры увенчались успехом, Аррахес увидел в Урфине Джюсе родственную душу.

Захар: Захар пишет: В одной местности страны Мигунов жили двое детей, брат и сестра - Тип и Глинда (прошу не путать с персонажами книг Баума, сходство с именами - простое совпадение). Их отец был мельником, а мама пастушкой. Дети росли в дружной и счастливой семье. Даже друг с другом брат и сестра всегда прекрасно ладили, ведь разница в их возрасте была всего лишь год. Беззаботное детство Типа и Глинды закончилось, когда Типу было восемь лет, а Глинде - семь. Их добрый отец заболел и слег. Местные врачи, а также волшебница Стелла с докторами Бориль и Робиль из рудокопов, сделали все возможное, но им не удалось спасти мельника. После смерти мужа мама Типа и Глинды недолго протянула. Буквально через год ее также не стало. Дети не остались без приюта, их взяли к себе дядя с тетей, которые абсолютно не походили на добрых родителей Типа и Глинды. Считается, что Мигуны - хороший и великодушный народ, как и Жевуны. Но иногда бывают и исключения. Ярким примером тому может служить тетка невесты Железного Дровосека. Дядя с тетей Типа и Глинды всегда были скупыми и недружелюбными людьми. У них был богатый дом, хороший сад, огород, много скота. Но они и не думали делиться всем этим с другими, как поступали прочие Мигуны и Жевуны. Даже к детям родственников эти люди относились еще хуже чем к слугам. Каждый день Тип и Глинда были вынуждены вставать с утра пораньше и выполнять разную работу по хозяйству - выгонять скот на пастбище, приготовить завтрак, прополоть грядки, нарубить дров, натаскать воды и еще много чего. А дядя с тетей обленились совсем, целыми днями либо лежат, либо похаживают взад-вперед, да на племянников покрикивают. Нельзя сказать, что ребята были не приучены к труду родителями. Но родители никогда не заставляли детей делать так много дел. Кормили детей совсем плохо: утром давали по куску черствого хлеба с водой, в обед - грубую похлебку, а на ужин - опять хлеб с водой. Поначалу Тип и Глинда пытались возмущаться, но родственники их так пугнули и избили, что бедные ребятишки прикусили языки. Почему же никто из соседей не заступился за них и не забрал у этих тиранов? Хороший вопрос... Либо никто не хотел ничего замечать, либо никто не хотел брать на себя лишнюю обузу. Так продолжалось примерно полтора года, пока в краях не появилась Элли с остальными. В этот день дядя с тетей крепко уснули, несмотря на то, что было только семь часов вечера. Дети разинули рты, увидев такую странную компанию, да еще в таком количестве. - Батюшки-светы, неужели это сам Железный Дровосек? - тихонько прошептала Глинда брату, узнав бывшего правителя. - Пожалуй, он самый, - кивнул Тип. - Что же ему здесь нужно? Наверное, Дровосек пришел помочь нашему народу в борьбе с Марранами. - Пойдем, поприветствуем его, - предложила девочка. - Боязно как-то... Посмотри, сколько с ним народу! - засомневался мальчик. - Все равно, он же наш настоящий правитель, - настаивала Глинда. - Ну ладно... - Приветствуем вас, наш дорогой правитель! - воскликнули дети, приблизившись к Дровосеку и его друзьям, а затем упали на колени. - Только не надо! - смутился Железный Дровосек и поднял ребят. - Я всегда был против подобных церемоний, тем более в данной ситуации, когда здесь Марраны, поддерживающие Урфина. Поэтому говорите, пожалуйста, потише, и не называйте меня правителем. - Простите, а как вам удалось бежать? - полюбопытствовала Глинда. - Ходили слухи, что вас схватили... Дровосек удовлетворил ее любопытство. Тем временем на детей обратили внимание остальные. - Ой, ребятишки! - улыбнулся Страшила. - Да какие маленькие! - подхватила Элли и погладила ребят по голове. - К тому же испуганные и чумазые... Почему ваша мама не следит за вами? - Она умерла, как и отец, - опустили головы Глинда и Тип. - Мы живем здесь, у дяди с тетей. - Ох, ты, Господи... А как вас зовут? - спросила Элли, которую очень заинтересовали эти дети. - Меня зовут Тип, - поклонился мальчик. - А меня Глинда, - также поклонилась девочка. - А меня Элли Смит, это моя сестра Энни, Тим и остальные наши друзья... Девушка представила всех остальных. - Ой, вы в самом деле та самая Элли, фея Убивающего Домика?! - округлили глаза ребята. - Фея ли я, или нет, это еще вопрос... Но я действительно та самая Элли Смит, - подтвердила Элли. - Как я погляжу, вам не очень весело живется у родственников. У вас есть другие родичи кроме дяди с тетей? - Нет, - покачали головами брат и сестра. - Тогда почему бы вам не отправиться с нами? А после того, как война с Урфином закончится, я возьму вас к себе, - пообещала Элли. - Ты собираешься взять себе приемных детей на житье и воспитание? - догадалась Энни. - Да, - подтвердила Элли. - Своих ребят у меня еще нет, так что с радостью стану возиться с сиротами. Ой, простите, я хотела сказать, с другими детьми... И вы, Энни и Тим, не ревнуйте. - Спасибо за предложение, фея Элли, но дядя и тетя нас так просто не отпустят, - проворчал Тип. - Мы же на них работаем. - А мы их уговорим... Где ваши дядя с тетей? - Спят, - прошептала Глинда, с опаской оглядевшись по сторонам. Однако, хотя все старались говорить тихо, голоса все равно разбудили дядю с тетей, и они очень недовольные вышли из дома. Страшила и Дровосек на всякий случай спрятались за спины друзей. - Что здесь происходит? - спросила тетя по имени Момби. - Вы пришли узнать мой фирменный рецепт печенья? Или что? Приходите завтра, мы хотим спать. - Имейте в виду, мы позовем Марранов, если вы пришли с дурными намерениями и не уберетесь подобру-поздорову! - пригрозил дядя которого звали Реджинальд. - О нет, что вы, мы пришли с миром, - стала уверять их Элли. - Пожалуйста, отдайте мне ваших племянников на житье и воспитание. Я обещаю, что буду о них хорошо заботиться. Дядя с тетей переглянулись. - Они дармоеды и бездельники, не понимаю, что вы могли найти в этих малолетних оборванцах, - наконец произнесла тетя. - Даром вы не получите наших племянников, - отрезал дядя. - Я же говорил, - прошептал Тип. Глинда заплакала и уткунлась в Элли, которая по-матерински прижала ребят к себе. Выход нашел Ружеро, который предложил дяде с тетей взять драгоценные камни, добытые рудокопами в пещере, и которые он на всякий случай взял с собой. Глаза родичей Типа и Глинда загорелись жадным блеском. - Ладно, - кивнули дядя с тетей, изучив глазами камни. - Это то, что нам подходит. - Значит, все улажено? - поинтересовалась Элли. - Да, - подтвердила тетя Момби и повернулась к детям. - Забирайте свое барахло, олухи, и проваливайте! Тип и Глинда не могли поверить своему счастью. Наконец они обняли Элли с Ружеро, наскоро собрали свои немногочисленные пожитки, и тронулись в путь с остальными. Дети даже не оглянулись на дядю с тетей и дом, который покидали. А их родичи так обрадовались, что сняли с себя обузу, что даже не подумали о том, кто будет на них работать вместо племянников. - Из Элли получится прекрасная мама, - заметила Энни. - Я в этом не сомневался, - подтвердил Тим. Тип и Глинда всем понравились. Энни с Тимом занимали их рассказами о том, как люди живут за горами. Когда дети уставали, то ехали либо на муле, либо на Топотуне, Льве и Тигре. Очень скоро они привыкли к новому обществу, но особенно полюбили общество Элли, Ружеро, а также Энни, Тима, Льва, Топотуна, Артошки и мулов. В Стране Мигунов наши друзья развернули активную работу среди Мигунов и Прыгунов против Урфина Джюса. Хоть и не сразу, но под влиянием Клема и остальных Марраны окончательно утвердились в мысли, что Урфин никакой не бог, а просто обманщик и честолюбец, который стремится лишь к тому, чтобы править, а все свободные народы сталкивать лбами друг с другом себе на потеху. <center>***</center> Кто бы мог предположить, что филина Гуамоко, подобно Топотуну, станут терзать сомнения! С одной стороны филин радовался, что Аррахес поможет повелителю в борьбе с врагами. Но с другой стороны Гуамоко мучили сомнения и колебания. Ему почему-то стало страшно, когда он представил себе будущую войну с убийствами. Гуамоко злился на самого себя, говорил, что ведь именно Гингема воспитала и сделала его злым и жестоким, следовательно никаких сомнений быть не может. И все же тревога не покидала Гуамоко. - Что с тобой? - ехидно осведомился как-то раз клоун Эот Линг. - Поклонницы засыпали любовными письмами? - Да уж, - проворчал Гуамоко. - Отстань, мне до тебя! - Я большой специалист в любовных делах, - ухмыльнулся клоун. - Хочешь, дам парочку советов? Открой мне имя своей любимой и я все устрою! - Отвали! - Как скажешь. Но смотри, не пожалей после! Наконец филин решился и отправился на поиски Карфакса. - Я улетаю на свидание, - сухо сказал Гуамоко клоуну. - Если что, прикрой меня перед повелителем. - Ладно. Ни пуха, ни пера! - пожелал Эот Линг. - К черту! Каким-то чудом филину удалось отыскать гигантского орла. Карфакс со своими друзьями-орлами как раз вернулся с охоты. Недоверчиво покосившись на Гуамоко, птица все-таки решила его выслушать. - А может вся твоя болтовня, умник, не что иное, как ловушка, и ты хочешь завлечь меня в сети Аррахеса и Урфина? - нахмурился орел, когда Гуамоко закончил свою исповедь. - Хочешь верь, хочешь - не верь, но я в самом деле не хочу больше войн и убийств, - вздохнул филин. - Я хочу лишь мира и покоя. А Урфину и твоему заклятому врагу Аррахесу это чуждо. Вот я и решил тебя предупредить. Когда-нибудь и о душе нужно подумать... - Я так и думал! Ты в первую очередь думаешь только о себе. - Не будем спорить, - мягко поднял крыло Гуамоко. - Я тебя предупредил, а ты сам поступай, как знаешь! Прощай! Он с достоинством отвесил поклон и улетел. Поразмыслив, Карфакс с приятелями перебрался в страну Мигунов, поближе к Элли и ее друзьям. Хоть жизнь и приучила его не доверять людям, но что-то подсказывало орлу, что Элли можно верить. А увидев там в компании Топотуна, птица окончательно отбросила свои сомнения. - Как прошло свидание? - поинтересовался Эот Линг, когда Гуамоко вернулся. - Видать, дело к свадьбе идет, а? - Возможно, - уклончиво ответил филин. - Можно я буду твоим шафером? - Непременно, непременно. - Премного благодарен! Тем не менее что-то насторожило клоуна в поведении филина, поэтому он немедленно доложил Урфину: - Чует мое сердце, повелитель, что Гуамоко ведет двойную игру. С одной стороны он с нами, а вот с другой... - Только этого мне не хватало! У тебя есть доказательства? - прохрипел король. - Нет, но я их добуду. Эот Линг упрекал себя, что не проследил за филином. Но уже ничего не исправишь... Однако клоун так и не нашел веских доказательств и был вынужден даже извиниться за свои подозрения. Между тем Урфин Джюс стал настраивать Марранов против других народов, чтобы добиться успехов в борьбе с врагами: - Мои возлюбленные дети! Нелегко нам далось становление нашего государства. Но трудности еще продолжаются. Соседи не только не уважают нас, но и хотят уничтожить. Особенно проклятые рудокопы во главе со своим дьяволом Ружеро. Хороши Желтая и Розовая Страны с Виллиной и Стеллой! Вместо того, чтобы подумать головой и поддержать нас, они поддерживают этого проходимца Ружеро! И пока все они у трона, а также вершат свой бал, грош цена всем нам! О Мигунах из Фиолетовой Страны и говорить нечего. Они взбунтовались и уничтожили весь наш гарнизон, стоявший там! Да, все так и было! Мы никогда больше не увидим славного Бойса и его бойцов, да будет им земля пухом! Как видите, мои дорогие дети, все соседи, за исключением разве что добродушных Жевунов, ополчились против нас и хотят навеки стереть с лица Земли! Эот Линг, подтверди это! - Да, я был недавно в Стране Мигунов, и все, что говорит великий Урфин - истина, - соврал клоун. - Враги собрались там и они уничтожили отряд славного Бойса! - Неправда! - послышался возмущенный голос. - Все это ложь и клевета! Все бросились искать говорившего, но безуспешно. Это был Гуамоко, каким-то образом изменивший свой голос и спрятавшийся, чтобы его не разоблачили. - Как вы понимаете, добра и снисхождения от этих негодяев ожидать не приходится, - продолжил Урфин. - Но мы не допустим, чтобы эти слуги дьявола поставили нас на колени! Мы сами уничтожим их! Я, Огненный Бог, вершу судьбы мира, поэтому буду сражаться с вами бок о бок. И мы обязательно победим! Мы не можем не победить, дети мои, потому что мы верим, любим, надеемся! Смерть врагам! Смерть! - Смерть! - раздались голоса. - Смерть! Смерть! Смерть! Урфин улыбался про себя. Он добился своего. Теперь Марраны пойдут на эту войну без колебаний. А Аррахес с его соратниками убьют Карфакса и довершат разгром противника. Сомнений в успехе у короля не было. Наши друзья наблюдали за всем этим, включив волшебный телевизор. - Что же, будем готовиться, - задумчиво пробормотал Страшила. - Бог не допустит, чтобы этот обманщик добился победы, - уверенно произнесла Элли. При поддержке Элли, Энни и Тима был совершен молебен за благополучный исход дела. Не все жители Волшебной Страны поняли сначала, что это такое, но в конце концов до них дошло. Виллина и Стелла также прибыли из своих стран. И конечно, с волшебницей Стеллой были Летучие Обезьяны. <center>***</center> И вот наступил день, когда Урфин Джюс со своими людьми прибыл в Страну Мигунов. Скоро прибыл и Аррахес. - Когда же мы начнем? - нетерпеливо спрашивал он у Урфина. - Всему свое время, великий Аррахес. Король попросил Гуамоко, чтобы тот отнес письмо госпоже Элли. В нем он просил о встрече и обещал, что никому не причинит вреда. - Это ловушка! - воскликнул Страшила. - Да, мама Элли, не ходи туда! - взмолились Тип и Глинда. Дети так привыкли к Элли, что даже стали называть ее "мамой". - Да, Элли, не надо! - подхватили стальные. Но Элли Смит решила рискнуть. - Этому негодяю не удастся запудрить мне мозги! С тем у кого горячее сердце, Урфин Джюс ничего не сможет поделать, - заявила она. Элли отправилась с белым флагом навстречу врагу. Урфин уже ожидал ее и также с белым флагом в руках. - Госпожа Элли? Это точно вы? - Нет, это Дороти Гейл. Я пришла, Урфин Джюс. Что ты мне хотел мне сообщить? - спросила Элли. - Я хотел убедиться, что это в самом деле вы, - натянуто улыбнулся король. - Ведь насколько я понимаю, здесь также присутствуют Виллина и Стелла? - Совершенно верно. Но ближе к делу, любезный. - Вы абсолютно правы. Дело прежде всего. Уверяю вас, я не хотел этой войны, - залебезил хитрец. - Да неужели? Мы все видели, так что хватит ломать комедию! - Все в этом мире относительно, как вам хорошо известно. Итак... Станьте моей мамой, Элли, и войны не будет, даю вам слово чести! - За дуру меня держишь? Я бы никогда не захотела стать матерью для такого вруна и обманщика, как ты! - Ой, ой... А разве вы сами никогда не врете? - Нет, я христианка, и вообще ложь мне была всегда противна. - А между тем без обмана жизни бы не было. Да, да... Люди говорят правду лишь тогда, когда им это выгодно. А если не выгодно, то можно и соврать. Король поклонился и запел: Не только меч, не только кнут, И ложь нужна короне, Ведь без неё и двух минут Не усидишь на троне. Порой помощница во всём, Порой вредит искусно, И мы святой её зовём, Иль называем гнусной. Ложь недаром во всех королевствах Уважали во все времена, Ложь прекрасна, когда полезна, И ужасна, когда вредна. Ложь недаром во всех королевствах Уважали на все времена, Ложь прекрасна, когда полезна, И ужасна, когда вредна. Учитель, проклиная ложь, Вредит лишь бедным детям, Ведь без неё не проживёшь И двух минут на свете. Всё надо взвесить и учесть, И забывать не стоит, Что ложь спасительная есть, И есть враньё пустое. - Ты ошибаешься, несчастный! И не надейся, что тебе удастся меня переговорить. Элли также запела: Никогда не надо лгать, Даже если очень трудно, Даже если очень нудно Никогда не надо лгать. Если даже вспыхнут вспять Твои помыслы и планы, Не спасайся под обманом, Не пытайся себе лгать. Если жизнь твоя, как дым, Бесполезно проплывает И надежды тихо тают, - Ты не лги, не лги другим. Если стиснули долги Перед совестью и волей, Не пытайся сгладить боли - Ни за что не лги... И когда поймёшь, что можно Брать от жизни с полной силой Всё, что не прикрыто ложью, Что в себе земля носила. Ты поймешь, что быть счастливым Можно только в честном споре, В честной жизни, В честном слове, В честном взгляде, В честной мысли, Даже если и повисли Твои мысли на заборе Огорчений и лишений, Уважений и мучений, - Будь счастливым в честной ссоре И к себе без предпочтений Отнесись в беде и горе. Ложь - железное бревно, Если тонешь в океане, Как в обмане, и оно Увлечёт тебя на дно. Это ржавое бревно Церемониться не станет. И тогда только поймёшь, К сожаленью, с опозданьем, Что всему причина - ложь, Оправданья не найдёшь - Бесполезны оправданья... - Ладно, ладно... Довольно! Хватит! - замахал руками Джюс. - Да, с предложением насчет матери я сглупил, признаю это. Но я могу предложить вам и другое. - Что же? - Моя жена Ульяна не может иметь детей. Пожалуйста, помогите мне зачать сына и наследника, я в долгу не останусь! Войны не будет, клянусь! - Нет, - ответила Элли, подумав. - Я на это не пойду. И не потому что мое сердце отдано другому... А потому что это будет изменой и предательством. - Воля ваша, госпожа Элли. Значит, все-таки быть войне. - Не мы ее начинали, любезный. - Прощайте! Обещаю вам, что вы будете смотреть, как умирают все ваши друзья, и умрете последней. - Вы как всегда очень любезны. Элли вернулась в свой лагерь, а Урфин отдал приказ начать битву. Но наши друзья, слава богу, тоже не дремали...

Захар: Захар пишет: Итак, Урфин Джюс отдал приказ начать битву. Страшила наспех произнес ободряющую речь: - Дорогие братья и сестры! Не мы начали эту войну. Ее начал чес-то-лю-бец и у-зур-па-тор Урфин Джюс, чтобы в ре-зуль-та-те лжи и обмана утвердиться на троне! Мы должны сделать все возможное, чтобы не допустить этого, иначе Волшебная Страна прекратит свое су-щест-во-ва-ни-е и здесь начнется непонятно что... Ни шагу назад, братья и сестры! Победить или умереть! Кстати, а где же наши Прыгуны? - Они так увлеклись футболом с детьми и Мигунами, что забыли обо всем на свете, - улыбнулась Элли. Следует отметить, что наши друзья захватили с собой в дорогу пару футбольных мячей. Да простят меня сторонники канона! Но ведь это уже совсем другая история, как ни крути... И Тим с Энни, в отличие от своих двойников из этого мира, оба предпочитали футбол, а не волейбол. - Это плохо, - проворчал Страшила. - Здесь решается судьба Волшебной Страны как-никак, а они играют! - Да ладно вам, это только на пользу, - улыбнулись Виллина со Стеллой. - Это точно, - подтвердила Рамина, которая также находилась здесь. - Ну раз так, значит, все в порядке, - подытожила Кагги-Карр. - Пожалуй, - задумчиво пробормотал Страшила. Ружеро также произнес ободряющую речь. Смелый Лев в свою очередь издал грозный рык, и ему вторили Тигр и медведь Топотун. И вот сражение началось. Аррахес с орлами обрушились на наших друзей. - Пустите нас вперед! - попросил Карфакс со своими друзьями. - Мы уже давно хотим разобраться с ним! - Это от нас не убежит, друзья, - мягко произнес Страшила. - Тем более, что мы приготовили для них кое-какие сюрпризы. По знаку Кагги-Карр и Рамины мелкие птицы вместе с мышами обстреляли птиц грязью и щепками. Потом Аррахеса с его приспешниками атаковали муравьи, а также осы с пчелами, которые не могли остаться безучастными к судьбе своей родины. Аррахес и его прихвастни стонали, но не сдавались. Наконец Аррахес в ярости закричал: - Эй, Карфакс, выходи! Хватит прятаться за спинами своих дружков! - Я и не собрался прятаться, - с достоинством произнесла благородная птица, выступая вперед. - Мы будем драться до тех пор, пока один из нас не умрет. - Совершенно верно. Противники важно поклонились друг другу, и уже собрались начать, как появился Топотун, который загородил собой приятеля орла и сильно ударил Аррахеса своей лапой. Аррахес упал, но довольно быстро поднялся и нанес медведю такой удар своим клювом, что тот получил очень опасное ранение и отлетел в сторону. Урфин Джюс, наблюдая за сражением, замер, открыв рот. Такого поворота он никак не ожидал. - Эй, как ты посмел такое сделать с Топотуном? - наконец холодно сказал он Аррахесу. - А ты кто такой, чтобы я тебе подчинялся? - возразил Аррахес. - На войне, как на войне... Молчи, жалкий человек, иначе тебя постигнет та же участь! Урфин, стиснув зубы, заметил Марранам: - А вы чего стоите, как истуканы? Сражайтесь, мстите за своих братьев! Вперед, очистите Волшебную Страну от этой мрази! Прыгуны бросились на наших друзей. Железный Дровосек попытался их остановить: - Люди, что вы делаете?! Вы идете воевать против своих соседей, которые также живут в Волшебной Стране! Опомнитесь! Неужели вы не понимаете, что вас просто используют? - Да, это подобно тому, как прежде всех сталкивали лбами с евреями, неграми, индейцами, цыганами и другими народами, прикрываясь патриотизмом, - подхватила Элли. - Простите, друзья, но это бесполезно, - развел руками Страшила. - Э, да что с ними разговаривать? - тряхнул головой Смелый Лев. - Они не понимают... Артошка утвердительно гавкнул, Тигр кивнул, а мулы Цезарь с Ганнибалом хмыкнули. И так оно и было. Марраны были глухи к голосу разума. Они все наступали и наступали. И нашим друзьям, не оставалось ничего другого, как защищаться. - Ты ответишь мне за Топотуна! - пригрозил Карфакс и ринулся на своего заклятого врага. Завязалась схватка не на жизнь, а на смерть. Наконец Карфакс победил. Но приспешники Аррахеса не собирались сдаваться. Лишь Смелый Лев со своими подданными, Летучие Обезьяны и драконы рудокопов заставили их отступить с позором. На Элли набросились сразу шестеро Марранов. Элли сделала лишь одно движение рукой, как они отлетели на десять шагов назад. Так продолжалось несколько раз. "И что это было? Как я могла сделать такое?" - подумала девушка. - Ты волшебница, Элли, - тепло улыбнулась Виллина, сражавшаяся неподалеку. - Я это поняла с первой же нашей встречи. - И я, - подхватила Стелла. - И я также, дорогая сестра, - кивнула Рамина. - Но... Это невозможно! - В Волшебной Стране все возможно, - ответила Стелла. - Хм... Но почему же вы мне сразу не сказали об этом? - Мы надеялись, что ты сама это поймешь рано или поздно... Когда-нибудь магия может проявится у любого человека в той или иной степени. Но к сожалению, люди в вашем мире давно забыли эту истину. - Умри! - послышался голос одного безумного Маррана, который уже занес кинжал над Артошкой. Элли бросилась на выручку и выбила кинжал. Безумца схватили Ружеро и его верный сподвижник Бард Лучник. Сражение продолжалось еще целый час, пока мало-помалу все не переместились туда, где происходила игра в футбол. Игра уже успешно завершилась со счетом четыре четыре. - Мама Элли, у нас ничья! - похвастались Тип и Глинда, отыскав приемную мать, - Победила дружба! А что у вас происходит? Вы сражались, да? - Все в порядке, мои дорогие, все хорошо, - заверила детей Элли. - Да, игра прошла на славу, - подхватили запыхавшиеся Тим и Энни. - А что у вас новенького? Они были раскрасневшиеся и лица блестели от пота. Тим даже снял свою белую майку. А Марраны, примкнувшие к нашим друзьям и игравшие в футбол, братались с Мигунами, называя их самыми лучшими приятелями на свете. Увидев собратьев, Прыгуны энергично замахали им руками и запели: Самозванец Урфин Джюс, мы устали от вранья, В небе - тучи воронья ( не в обиду птицам будет сказано). Почему ты, негодяй, до сих пор под маской Огненного Бога? Хватит! Мы сыты по горло! Волк в овечью шкуру влез, Чтоб вписаться в поворот, подсуетился, Выдав себя за Огненного Бога Волчьей пастью пытается вцепиться и удержать свой трон. Хватит! Хватит! Хватит! Самозванец Урфин Джюс, назревает инцидент, Немедленно покинь наш континент! Их собратья, прекратив свой натиск, остановились. Что же это такое? Бойс и все остальные живы? Но что же тогда говорил Огненный Бог? Или все это действительно вранье и никакого Огненного Бога среди них нет? Прыгуны направили свои недоуменные взгляды на Урфина, а потом гневно завопили: - Самозванец! Обманщик! Лжец! Кукловод! Манипулятор! Вон! Вон отсюда, а не то худо будет! - Дети мои, опомнитесь! - Урфин Джюс с надеждой посмотрел на первосвященника Крага. - Вразуми этих безумцев, сын мой! - Если ты ненастоящий бог, то я присоединяюсь к остальным, - презрительно сплюнул Краг, и погрозив Урфину кулаком, отошел в сторону к остальным. - Какой позор! - схватился за голову Джюс. - Так хочется выколоть себе оба глаза, чтобы не видеть всего этого, но я не стану унижаться! Ну и пожалуйста! Если вы выбираете Элли, Страшилу, Дровосека и остальных, а не меня, то вы все, типичные распиздяи, извините за выражение! Прощайте, неблагодарные Прыгуны! Побежденному королю оставалось только бежать под свист, крики и насмешки. Наши друзья праздновали победу. Топотуна вылечила Стелла. Простившись с друзьями и поблагодарив волшебницу, медведь отправился на поиски Урфина. - Как ни крути, а мне жалко этого человека. Надеюсь, что Урфин все-таки одумается, - заявил Топотун. Филин Гуамоко также последовал за Урфином. Что же касается Эота Линга, то его поймал один Прыгун, который выбросил его в пропасть. Клоун подумал, что пришел ему конец, но попал к трем троллям, упав на дно. Они жили там с незапамятных времен. - Кто ты такой? - грозно спросил его самый младший тролль. - Эот Линг, верный слуга короля Урфина Джюса! - гордо воскликнул клоун. - Вот и славно! Нам как раз нужен новый слуга, - обрадовались тролли. Так и остался Эот Линг с троллями навсегда. Все его попытки сбежать оттуда успехом не увенчались. Карфакс вернулся в родные края и был избран вождем орлиного племени. <center>***</center> На следующий день был день рождения Элли. Праздник проходил в Изумрудном Городе или Острове, куда друзей без проблем доставили Виллина и Стелла. Элли очень смущалась и просила не беспокоится по этому поводу. Но Страшила и остальные настояли на праздничном пиру. - Как же, такие события... Твой день рождения и освобождение от коварного Урфина Джюса, - заявил Страшила. - И мы многим тебе обязаны, Элли. Наконец Элли сдалась. Праздник вышел на славу. Все были нарядные и радостные. Гремел фейерверк и даже салют, благодаря Виллине и Стелле. Кабр Гвин и остальные прислужники бывшего короля опять покаялись. Страшила долго думал, как поступить с ними. Наконец было решено усыпить этих людей с помощью Усыпительной Воды, а затем перевоспитать. Лишь Тим был как в воду опущенный на праздничном пиру. Как оказалось, мальчишка не мог простить самого себя за отношение к своим друзьям в результате усыпления. И хотя Тим понимал, что так сложились обстоятельства, все равно ему было очень тяжело. Выход из положения нашла Виллина. - В моей стране есть самый настоящий источник очищения. Каждый, кто хочет очиститься от всякой скверны, может искупаться в нем и все будет хорошо. Но им уже давно никто не пользовался, потому что плохих людей в Волшебной Стране очень мало, - заявила волшебница. - Выходит, даже Урфин Джюс может исправится, искупавшись там? - засмеялась Энни. - Ну уж это вряд ли, - усомнилась Кагги-Карр. - И даже Урфин Джюс, - подтвердила Виллина. - Но что-то мне подсказывает, что это не понадобится, - вмешалась Стелла. - Урфин сам все осознает и раскается. Тим с радостью согласился на предложение Виллины. За компанию с ним решили искупаться Энни вместе с Типом и Глиндой. Волшебницы заверили детей, что это только пойдет им на пользу. На другое утро Виллина вместе с ребятами перенеслись к источнику. Их сопровождали Страшила, Элли, Артошка и Ружеро, которым хотелось увидеть источник очищения. Место, где находился источник, оказалось очень красивым. Неподалеку находилась липовая роща, пели птички и стрекотали насекомые. Вода в источнике была чистой и прозрачной. - Первыми будут купаться девочки, - заявил Тим. - Как истинные джентльмены, мы уступаем им место. Тип и остальные согласились с этим. Элли и Глинда, сбросив с себя одежду, бросились в воду. - Господи, благослови всех наших чад на добрые дела, - прошептала Элли и перекрестилась. - С Богом! - произнес Тим и также перекрестился. Ружеро и Страшила подумали, а затем тоже стали креститься. Элли улыбнулась и показала им, как это нужно делать правильно. - Не хочу никого обидеть, но христиане не всегда хорошо относились к волшебникам, - вздохнула Виллина. - Когда-то нас со Стеллой даже хотели сжечь на костре за колдовство. И хотя нам это было не страшно, мы не смогли перенести такого позора, поэтому сбежали в Волшебную Страну. То же самое было с покойницами Гингемой и Бастиндой. - Силы небесные! Но ведь это все осталось в прошлом, верно? - спросила Элли. - Надеюсь, что так... Наконец девочки выбрались из воды веселые и довольные. Элли помогла им вытереться и заботливо укутала во взятые с собой полотенца. Настала очередь Тима и Типа. Тим три раза перекрестился, Тип вторил ему. Затем ребята разоблачились и помчались наперегонки к источнику. - Я опередил тебя! - радовался Тип. - В следующий раз я возьму реванш, так и знай! - усмехнулся Тим. Они так увлеклись купанием, что даже забыли обо всем на свете. Пришлось остальным звать их. - Ну как? - поинтересовалась у ребят Элли. - Все супер! - улыбнулись довольные дети. - Да, все в порядке, - подтвердила Виллина, заглянув каждому из купавшихся в глаза. - Теперь вы чисты телом и душой, но не забывайте о том, что в мире много всяких соблазнов. Поэтому будьте осторожны! - Спасибо вам огромное! - растроганный Тим даже расцеловал волшебницу в обе щеки. - У меня словно гора с плеч свалилась. - Не за что, мой друг. - Артошка, а ты не хочешь выкупаться? - предложила псу Энни. - Нет, спасибо, - отказался песик. - Я не очень-то люблю купаться... - Да, загадочная вещь этот источник, - задумчиво пробормотал Страшила. - Не менее чем наша Усыпительная Вода, - подтвердил Ружеро. Радостные и умиротворенные все вернулись в Изумрудный Город или Остров. <center>***</center> Уже под вечер Элли вспомнила о том, что все пообещали Дровосеку помочь в поисках его пропавшей без вести невесты. - Кстати, дружище, ты не упоминал ее имени, - заметил Страшила. - Мою невесту зовут Озма, - слегка смутился Железный Дровосек. Прошу не путать с Принцессой Озмой, персонажем историй Баума. - Бирелья-турелья, буридакль-фуридакль, край неба алеет, трава зеленеет. Ящик, ящик, будь добренький, покажи нам Озму, невесту нашего Железного Дровосека, - попросил Страшила. На экране волшебного телевизора появилась какая-то пещера, посередине которой стоял гроб. В нем лежала девушка. Все так и ахнули. Дровосек и вовсе чуть не лишился чувств. - Но как могла Озма туда попасть? - наконец пробормотал он. - Гингема заманила девушку в ловушку и усыпила ее на триста лет по просьбе тетки, - призналась Рамина, которая пока еще не покинула друзей. - Если по истечении этого срока в пещеру не явится возлюбленный Озмы, то бедная девушка умрет. - Почему же... Почему же вы раньше молчали? - возмутился Страшила. Дровосек пустил несколько слезинок, но затем, придя в себя, смазал челюсти маслом. - Не хотели травмировать психику нашего друга, - пояснила Рамина. - Тем более, что Дровосек прекратил поиски Озмы, не добившись успехов. - Да, но я всегда думал о ней, - вздохнул Дровосек. - Надеюсь, мне не обязательно ждать конца срока? - Конечно нет! Можете явиться туда в любое время. Вот вам клубочек. Куда он покатится, туда и ступайте. А мне пора... Загостились мы у вас, дорогие друзья, пора и честь знать. Рамина дала Дровосеку клубок ниток, простилась со всеми и исчезла вместе с подданными. Дровосек немедленно решил отправится в путь. - Я с тобой! - заявил Страшила. - И я! - подхватил Тим. - И я! - закричала Элли. Но Дровосек отказался от помощи. Это было его дело и он намерен был решить этот вопрос сам. Все пожелали ему удачи, и железный человек. Шел Дровосек без отдыха целых три дня и три ночи. Слава богу, Дровосеку не нужно было есть и спать. Наконец он добрался до той пещеры. Он приблизился к гробу, где лежала Озма, и встал на колени. - Дорогая моя! Очнись! Это я, Железный Дровосек, или Ник, как меня все звали раньше. Никакого эффекта. Дровосек припал губами к лицу девушки и при этом уронил на ее грудь несколько слезинок. И о, чудо! Озма пошевелилась и открыла глаза: - Да где это я? Как же я долго спала! Ник?! Ник! Это в самом деле ты? Я точно больше не сплю? - Меня так давно никто не называл Ником! - растрогался Дровосек. - Это действительно я, и я пришел за тобой! Пойдем со мной. Ты согласна жить вместе со мной? Я стал правителем Мигунов. - Да, конечно, - ответила девушка. - Я пойду за тобой хоть на край света, Ник. Ой, очень есть хочется... Они засмеялись, поцеловались, затем Дровосек помог Озме встать и вывел ее из пещеры. Когда девушка утолила свой голод с помощью плодов и ягод, что росли неподалеку, жених с невестой тронулись в путь. Озма понравилась всем. Железный Дровосек, воспользовавшись моментом, сделал ей предложение. - Я согласна, - ответила девушка. Железный Дровосек был очень счастлив. Ружеро также посватался к Элли, подарив ей золотое колечко: Я люблю тебя, и легким пунктиром Путь среди звёзд прочерчу. Я люблю тебя, и целому миру В этом признаться хочу, я признаться хочу. Дай руку мне, позабудь все сомнения, Пусть унесёт их корабль бумажный. Город любовный - макет настроения, Есть ты и я, остальное неважно. - Я выйду за тебя замуж, Ружеро, - улыбнулась Элли, поцеловав своего кавалера. - Но сначала нужно спросить благословения у моих родителей. - Это само собой, куда же без родительского благословения? Без него никак нельзя. <center>***</center> - Эх, - вздохнула Энни. - Чувствую я, Тим, что наши приключения подходят к концу. - Я тоже, - с грустью произнес мальчишка. - И знаешь, я даже не знаю радоваться ли этому, или огорчаться... - Не бывать этому! - закричали Тип и Глинда. И словно в ответ на их слова появились волшебница Виллина вместе с самым настоящим индейцем. Это был Черный Волк о котором мы уже упоминали в первой главе. Индеец представился и при поддержке Виллины рассказал зачем он тут и попросил, чтобы Элли, Энни, Тим вместе с мулами и Артошкой отправились в иной мир и помогли своим двойникам в борьбе с еще более коварным Урфином Джюсом. Для Тима было настоящим шоком узнать о параллельном мире. Но мальчишка пришел в себя и согласился отправится в иную реальность. Остальные также изъявили свое согласие, и простившись с друзьями, тронулись в путь вместе с Черным Волком. <center>***</center> Надо еще рассказать немного об Урфине Джюсе. Когда он наконец скрылся из виду от шумевшего народа, то уселся у подножия холма, обхватил руками голову и стал размышлять о том, как быть дальше. Когда Урфин наконец поднял голову, то увидел Ульяну. Как ни странно, но девушка решила добровольно отправиться с ним в изгнание. - Ты здесь? Но зачем? - наконец проворчал бывший король. - У меня теперь жизнь будет нелегка. Возвращайся к отцу и своим друзьям, наш брак будет расторгнут. - Как ты можешь такое говорить?! Я очень привыкла к тебе, Урфин, и даже немного полюбила. Да, ты угрюмый, мрачноватый и недружелюбный, но я помогу тебе стать другим. - Зачем тебе это? - Вот глупый-то! Я же полюбила тебя, хоть и не сразу. - А как же твой отец? - Я ему все объяснила, он не стал меня удерживать. - Ладно, пойдем. - Не торопись. Мы не одни. Урфин огляделся. Ему на плечо опустился Гуамоко, к ногам прижался Топотун. - Мой Мишка, ты вернулся! - растроганно прошептал Урфин. - Но ведь я же разочаровал тебя. - Мы очень нуждаемся друг в друге, повелитель, - улыбнулся Топотун. - Я не могу представить себе жизнь без тебя. - Вот спасибо-то! Только называйте меня хозяином, ребята. - Слушаемся, хозяин, - пробормотали филин и медведь. - А куда делся Эот Линг? - Мы не знаем, - произнесла вся троица. - Ну и ладненько... Потешный он был клоун, но хитрый... Что же... Пойдем. И они отправились на родину Урфина Джюса, а впоследствии перебрались на житье поближе к Кругосветным Горам. Но это уже совсем другая история...

Захар: Захар пишет: Итак, Элли, Энни, Тим, пес Артошка и мулы Цезарь с Ганнибалом отправились в иной мир, чтобы там помочь своим двойникам в борьбе с Урфином Джюсом. Тип и Глинда рвались с ними, но Элли настояла на том, чтобы они остались под присмотром Ружеро и остальных. Все пообещали, что присмотрят за детьми. Ребята улыбались сквозь слезы, провожая всю компанию. Впрочем, обо всем по-порядку. Другая Реальность. Как уже упоминалось, здесь события развивались по несколько иному сценарию. Урфин Джюс получил волшебную силу при поддержке Кощея Бессмертного, захватил власть не только над Марранами, Мигунами, Жевунами и Изумрудным Городом или Островом, но и над рудокопами. Ружеро и все, кто не желал подчиняться Урфину, были объявлены вне закона. Ощутив себя волшебником, вновь захватив власть и почувствовав вкус к легким победам, Джюс рвался к новым подвигам. Поэтому короля жутко разгневало поражение отряда в Голубой Стране. И он убил предводителя отряда Велизарио с помощью магии. В Голубую Страну был послан новый отряд под руководством рудокопа Блинчо. Урфину очень хотелось подчинить себе Желтую и Розовую Страны, где правили волшебницы Виллина со Стеллой. Таким образом он рассчитывал захватить власть во всей Волшебной Стране. А впоследствии король планировал перебраться и за горы, хотя Урфин не имел четкого представления о народах, что там проживают, и какие у них армии с оружием. Король отправил Виллине, а также Стелле послания с требованием признать его верховную власть и платить дань. Волшебницы проигнорировали это. Оскорбленный Урфин Джюс поклялся отомстить. Начать он решил со Стеллы. В этом мире волшебница, которая правила в Розовой Стране, была также сильной и могущественной, но в то же время слишком доброй и наивной, несмотря на то, что уже много лет жила на белом свете. Достаточно было сказать Стелле одно доброе слово, как волшебница тут же расслаблялась. Этим и решил воспользоваться ловкий Джюс. Он решил попасть к Стелле под вымышленным именем и в ином обличье, приударить за ней, а как только та расслабится и ничего не будет подозревать, то установить над ней свою власть и над всей Розовой Страной. Король не колебался. Ради господства над Волшебной Страной он был готов на все. И то, что ради этого придется изменить жене Лире, не удерживало Джюса. "Раз я особенный, то у меня вполне может быть много жен и куча любовниц", - размышлял про себя король. И вот, прибегнув к обману, Урфин ушел из своего дворца в сопровождении отряда вооруженных солдат. - Я отправляюсь на охоту, милая, - заявил король Лире. - Вернусь только завтра. Береги себя и нашего сына! - Ты тоже береги себя, дорогой. Они поцеловались и расстались. В укромном месте Джюс и его компания приняли облик бродячих музыкантов, а затем с помощью магии король перенес всех в Розовую Страну. Затем Урфин велел своим спутникам притаиться в лесу и не шуметь. - Болтуны и есть Болтуны. Не пройдет и полгода, как они разболтают всем о нас, если вы будете громко говорить. В общем, видите себя тихо и ждите моего сигнала. В этой реальности Джюсу не нужен был волшебный ящик Страшилы. Став волшебником, он изготовил себе волшебное зеркало с помощью которого мог не только следить за всеми, но и общаться с теми, кого видит. А сам король отправился ко дворцу Стеллы. В этот день вечно юная волшебница была грустной и печальной. Ничто не могло ее развеселить. Но никто даже не догадывался о замысле коварного Урфина. Будь рядом Виллина, затея честолюбца лопнула бы в одно мгновение. Но Виллины не было рядом со Стеллой, у нее было много своих забот. Что же касается птиц, которые все видели и замечали, то король провел перемещение в Розовую Страну так быстро, что те не успели ничего увидеть и заподозрить. Неожиданно перед любимым окном Стеллы появился бродячий музыкант. Он заиграл на скрипке и запел: Никто мне в мире этом сейчас не нужен. Опять в моей ладони лежит ладонь твоя. Опять ночные звезды дрожат в черных лужах, И я понять не в силах, где небо, где земля. Небо и земля. Небо и земля. Ты со мною рядом, ты - любовь моя. Небо и земля. Небо и земля. Так же неразлучны будем ты и я. Дома вдоль тихих улиц давно уснули. А мы идем куда-то, о чем-то говоря. В глазах твоих огромных сейчас утону я, И для меня исчезнут и небо, и земля. Находившиеся неподалеку Болтуны бросили свои дела и вытаращились на незваного гостя. Стелла поднялась со своего трона, посмотрела в окно и улыбнулась. Музыкант ей понравился. Урфин Джюс принял облик красивого и высокого юноши с голубыми глазами, черными волосами и широкими плечами. Словом, стал одним из рудокопов, которого видел однажды. Мужчины у Стеллы не было уже лет триста. А замуж она так и не решилась выйти из-за государственных дел и хлопот, хотя иногда жалела об этом. Стелла велела своим подданным привести к ней музыканта. - Откуда ты и какими судьбами здесь, добрый человек? - ласково спросила волшебница. - Я из рудокопов, госпожа Стелла. Одно время работал в пещере, но мне захотелось вольного воздуху, - пояснил Урфин. - И вот я отправился бродить по свету со скрипкой и петь песни. - Как твое имя? - Гиацинто Румбурак, - отрекомендовался король. Это имя он выдумал на ходу. - Эту песню, которую ты пел, о ком она? Ты посвятил ее своей девушке? - поинтересовалась Стелла. - Нет, госпожа Стелла. Эту дивную песню я посвящаю вам и только вам! Год назад я был в ваших краях и увидел вас. С тех пор я все время думаю о вас, милостивая госпожа. - Правда? - просияла Стелла. Плохое настроение ей как рукой сняло. - Честное благородное слово! Разрешите подарить вам этот букет. С этими словами Урфин вытащил букет полевых цветов, которые собрал и которые каким-то чудом уместились в большом кармане его куртки. - Госпожа, примите это от вашего восхищенного поклонника. Я... я не могу скрыть своего восторга, видя вас... - Ах, ах... Я так польщена, Гиацинто, - Стелла разрешила Урфину поцеловать ее руку. Она окончательно расслабилась и потеряла бдительность. - Будь гостем нашей страны, добрый человек, - благосклонно кивнула Стелла. - Ты должно быть устал с дороги... Сейчас тебе приготовят комнату. - Я не достоин такой высокой милости, госпожа. - Что ты, какие хлопоты! Можешь оставаться здесь, сколько хочешь. - Спасибо вам большое. - Чуть позже тебя позовут на обед. - Ангел! Обедать в вашем обществе! Для Урфина Джюса была подготовлена не только комната, но и прекрасная ванна. Король совершил омовение и умастил тело благовониями, которых у Стеллы было много. "Крепость накануне сдачи, птичка в моих руках. Теперь она от меня не улетит! Розовая Страна моя! Власти Урфина нет границы, всех врагов посажу в темницы!" - подумал Джюс, приняв ванну. Позднее одна из служанок Стеллы по имени Джинджер сообщила ему, что обед подан. В роскошной столовой прекрасный розовый стол был накрыт на две персоны. - Да не унизит тебя, добрый человек, что за трапезой будем только мы вдвоем, - нараспев произнесла Стелла, покраснев. - Обычно-то я всегда принимаю пищу в компании подданных. Но сегодня такой день... Милый Гиацинто, будь сегодня моим гостем, прошу тебя! - Вы необыкновенны добры, госпожа Стелла! Крайне польщен, - отвесил поклон Урфин и уселся по правую руку от волшебницы. Сама Стелла из этого мира, как впрочем, и ее двойник из иной реальности, всегда ела понемногу. Вот и сейчас она усердно принялась угощать своего гостя, а сама положила себе на тарелку лишь яблоко и кусочек сыру. - Попробуй наш фирменный суп с клецками, - ласково щебетала ничего не подозревающая волшебница. - Такого ты больше нигде не попробуешь... Кстати, как поживает ваш Ружеро? Я слышала, что после прихода к власти этого негодяя Урфина Джюса, его объявили вне закона? Урфин еле-еле сдержался, чтобы не дать волю своему гневу. - О да. Но Ружеро не так прост, как кажется, - отвечал он с набитым ртом. - В последний раз когда я его видел, Ружеро был бодр и весел. Ведь мы, рудокопы, никогда не сдаемся! - Рада это слышать. Да уж, время сейчас такое неспокойное... Кушай, гость дорогой, кушай на здоровье. Вот говядина, сыр, паштеты, оленина, овощи, фрукты, вино... Сама-то я уже давно не ем мяса. - Почему? - искренне удивился Джюс. - Слежу за фигурой, - рассмеялась Стелла. - А вот и заливная рыба... Слуга внес на подносе рыбу. - Кусочек рыбки? - О, с удовольствием, госпожа! Только кусочек можно побольше, а-ха-ха-ха! Кладите мне все. Я хочу сказать, побольше гарниру. - Для хорошего человека мне никогда ничего не жалко. Стелла вызвала слуг и велела: - Позаботьтесь о сладком и шампанском для нашего гостя. - Шампанское? Великодушная наша правительница, шампанского осталось совсем немного, - заметил один слуга. Служанка Джинджер смутилась. - Как это? - изумилась волшебница. - Еще позавчера шампанского был полный погреб. Джинджер, ты опять за свое? - Сжальтесь! - взмолилась девушка. - Пьянство к добру не приводит, моя дорогая. Не я ли тебе уже сто и даже больше раз говорила? Но похоже, это все отскакивает от тебя, как от стенки горох. Ты знаешь мое отношение ко всем людям и другим живым существам. Но ты определенно заслужила наказание... Хитрец Урфин Джюс решил вмешаться: - Будьте великодушной, моя красивая госпожа. Не наказывайте, пожалуйста, свою служанку! - Хорошо, - смягчилась Стелла. - Так и быть, прощаю я тебя, Джинджер. Но не надейся, что сможешь так легко выкрутиться в следующий раз! Ступай прочь, негодная девчонка, и не показывайся мне на глаза! А остальные пусть принесут сюда торт, пирожные, шампанское, сколько бы его там не осталось, и кофе. Слуги поклонились и ушли. Урфин продолжал есть с большим аппетитом и все расхваливал кушанья. - У нас остался еще жареный картофель, - заметила Стелла, когда на столе почти ничего не осталось. - Не пропадать же добру. Скушай его на здоровье, друг мой. - Только за компанию с вами, проказница, - лукаво подмигнул Джюс. - Ох, искушение! Ну ладно... Они по-братски разделили порцию картофеля и съели его. Урфин вытер руки и рот салфеткой, неловко пригладил свои волосы, кашлянул и спросил: - Вы любите собирать грибы, госпожа Стелла? - Грибы? Когда-то еще будучи совсем маленькой девочкой, я ходила с отцом в лес их собирать. Как давно это было! - Да, это просто прекрасно! - подхватил Джюс, хотя сам никогда не отличался особой любовью к этому занятию. - Как хороши опята, маслята, подосиновики и подберезовики. Маринованных грибов я не признаю. И как важно отличать съедобные грибы от ядовитых! - А у нас тут поблизости нет грибов, - огорчилась волшебница. - Разве что в лесу... - Это от нас не убежит, - заметил Урфин. - Не огорчайтесь, госпожа. Мы еще с вами и рыбку половим, и грибов насобираем. Все в наших руках. - Да, верно, - улыбнулась Стелла. - Как госпожа Стелла относится к ягодам? - Положительно. Особенно я люблю землянику со сливками. - И я! И я обожаю землянику со сливками! Они рассмеялись. Принесли шампанское, сладости и кофе. - Да простит меня госпожа Стелла за дерзость, но не споет ли она что-нибудь для такого путника, как я? - блеснул глазами Урфин, отпив кофе. - О! Ты просишь меня спеть? - зарделась Стелла. - Неужели я в самом деле удостоена такой чести? - А как вы считаете, что может утолить жажду утомленного странника? Питье? Нет. Только ваше пение, моя королева. - Пожалуй, я спою, - решилась наконец Стелла. Она взяла свою гитару, которая почему-то находилась неподалеку и запела: Земля луну встречает И россыпь звёзд блистает, Как золота крупицы; Молчит, чернея лес; Бесшумен и белес Туман уже клубится. Природа спать готова И темноты покровы Прелестны и грустны. Весь мир – покой для сна, Где мы печали дня, Заснув, забыть должны. На небе яркая луна Но вполовину, а не вся, А всё ж кругла, красива. Так очень часто суть вещей Бывает скрыта от людей Неумных и спесивых. Мнимый рудокоп целовал волшебнице руку и благодарил за оказанное гостеприимство. - Это было великолепно! - воскликнул Урфин, когда с десертом было покончено. - Но ведь еще не вечер и не ночь. Чем займемся? У вас, наверное, какие-то важные дела? Большая стирка? Или вы хотите намылить голову своему управляющему, а? Ха-ха-ха-ха! - Ты очень остроумен, Гиацинто. Нет, сегодня у меня нет никаких важных дел. И я хочу провести день вместе с тобой! - Ангел! О, как я люблю и ценю вас! Я польщен честью, оказанной вами! - Не стоит благодарности, мой дорогой. Пойдем, я покажу тебе свои владения. Стелла стала водить гостя по своему дворцу и его окрестностям. Урфину пришлось долго выслушивать, скрепя сердце, лекцию по истории искусств в одной зале, где были творения известных художников мира, а также скульптуры. Хоть Стелла уже очень давно проживала в Волшебной Стране, но имела четкое представление об изобразительном искусстве и всему, что с ним связано. С гордостью волшебница показала Урфину свою библиотеку, книги, рукописи, свое родословное древо и даже личные дневники. - Только кто и когда все это будет читать? - вздохнула Стелла. - Болтуны хоть и довольны мной, но очень редко проявляют к таким вещам интерес. - Как это кто? А я на что? Мы с вами будем все это читать и добра наживать, госпожа, - заметил Джюс. Волшебница поблагодарила его улыбкой, и повела Урфина в свой великолепный парк с липами, акациями и березами. Король, несмотря на то, всегда был равнодушен к таким красотам, не смог сдержать восклицания: - Ишь ты! Как тут прекрасно! - Я сама лично все так устроила, когда стала правительницей, - пояснила волшебница. - В этом парке обитает одна из моих главных достопримечательностей - это самый настоящий единорог. - Кто? Кто? - вытаращил глаза Джюс. - Единорог. Единороги - существа, символизирующие целомудрие, в широком смысле духовную чистоту и искания. Считается, что они давно вымерли, но это не совсем так. В моей стране один экземпляр сохранился. Сейчас я тебе его покажу. Единорог дремал в тени под липой. Стелла приблизилась к нему и ласково погладила. Единорог поднял голову: - Добрый день, госпожа Стелла. Приветствую вас и вашего спутника! Надеюсь, вы в добром здоровье. - Спасибо, мой друг, у меня все хорошо... Единорог пришелся по сердцу Урфину, и он решил во чтобы то ни стало отобрать его у волшебницы. Ужин в своем достоинстве не уступал обеду. После еды Стелла и Урфин сидели в парке, смотрели на звезды и пели песни. Вернулись во дворец они только ближе к полуночи. Стелла была по-настоящему опьянена своей новой любовью. Волшебница с Урфином поцеловались, пожелали друг другу спокойной ночи и простились. Перед самым сном Стелла всегда принимала ванну. Не стал исключением и этот раз. Вымывшись и закутавшись в халат, она уселась на скамейку и прикрыла глаза. "Неужели я действительно встретила наконец человека с которым свяжу свою судьбу?" - думала волшебница. Раздался стук в дверь. - Войдите, - сказала Стелла, открыв глаза и встав со скамейки. Дверь открылась, и появился Урфин Джюс: - Я счастлив, что вижу вас, госпожа. Прошу прощения, но я почему-то не могу найти свою комнату. - Очень плохое оправдание, шалун, - игриво погрозила пальцем волшебница. - Ты ведь искал меня, верно? - Видите ли, Стелла... - слегка замялся Джюс. - Что, мой дорогой гость? - Мне нужно с вами серьезно поговорить. - Правда? О чем? Наверное, о каких-нибудь пустяках? - Да... То есть нет. Ну, в общем... - Говори, пожалуйста, я очень заинтригована. - Да, я и сам терпеть не могу лишних слов и поэтому начну с самого главного. Я долго не мог встретить свою настоящую любовь, пока не увидел вас... - О! И я тоже, Гиацинто, да. - На протяжении жизненного пути всякого мужчины встречаются мгновения, когда он беспощадно рвет со своим прошлым, но в то же время задумывается о настоящем... - Ах! О! Ай, ты такой любезный мужчина. Это что-то! - Стелла рассмеялась, как влюбленная студентка, но быстро приняла серьезный вид. - Продолжай, продолжай... - Словом, я увидел прекрасный цветок, то есть вас. Будет ли мне будет даровано счастье прижать эту прекрасную розу к своей груди? - Ты это серьезно? Неужели этот цветок, эта роза в самом деле я? - Вы еще сомневаетесь? Послушайте, как бьется мое большое сердце. Стелла приложила ухо к груди Урфина: - Да, да, я слышу. Спасибо, Гиацинто, мне очень понравилось твое объяснение в любви... У меня, конечно, были мужчины, но никто мне так не нравился, как ты... - И это все, что вы можете мне сказать? Вы считаете, госпожа, что раз я странствующий музыкант, а вы правительница, то я вам не пара и что мы не сможем быть вместе? Вы разбиваете мне сердце! - Нет, нет, - поспешила заверить Урфина волшебница. - Поверь, Гиацинто, для меня никогда не имело значения положение человека в обществе и его богатство! Если ты хороший человек, то мне большего и не нужно. - Значит, вы согласны стать повелительницей моего сердца? - Да. Свадьба будет на следующей неделе. То-то Виллина будет удивлена... "Ну, ну... Она думает, что мне действительно нужна ее любовь, свадьба и все такое. Нет, голубушка, мне нужна лишь власть", - злорадно подумал про себя Урфин Джюс. Стелла ужаснулась бы, узнав, что думает Урфин, но волшебнице и в голову не пришло узнать о том, о чем на самом деле думает ее "жених". Парочка отправилась в спальню Стеллы, где вместе провела ночь. На рассвете, когда волшебница еще спала, Урфин связался со своими подчиненными при помощи волшебного зеркала: - Подъем, сони! Пора приниматься за работу! Когда Стелла проснулась, то была потрясена до глубины души. Перед ней с кривой усмешкой стоял Урфин Джюс в своем истинном обличье. Тут же рядом находились вооруженные рудокопы и Марраны, которых король привел с собой, а также крепко связанные слуги и придворные. - Что? Что здесь происходит? - наконец обрела дар речи волшебница. - С добрым утром, красавица, - осклабился Урфин. - Проснись и пой! - Урфин Джюс! Что за... - Да, это я, - довольный собой король потер руки. - Ну что? Почему мой обожаемый пупсик не хочет обнять своего дорогого петушка? - Да как ты смеешь?! И где мой жених? - О, святая простота! - расхохотался Урфин. - А еще волшебница! Неужели ты действительно не заметила раздвоенного копытца? - Ты потерял всякий стыд, честь и совесть, негодяй! А еще так элегантно за мной ухаживал! И я позволила тебе спать в своей постели! Дура я, дура, - Стелла вытерла слезы. - А зачем они мне вообще нужны? В жизни не нужны стыд, честь и совесть. Но к делу... Вы что, вообразили с Виллиной, что можете меня игнорировать? Нет, ребята, ошибаетесь! Урфин Джюс не так прост, как кажется! Я не терплю обид и неуважения! Любой разбойник и тиран должен быть также хорошим актером, если хочет, чтобы удача ему улыбалась! Поэтому я и разыграл этот спектакль, дорогуша. - За что? Почему ты так ненавидишь нас и Волшебную Страну? - заплакала Стелла. - А кто говорит о ненависти, милочка? Я, может быть, явлюсь еще большим патриотом, чем все остальные, вместе взятые! Но мне нужна власть, красавица, много власти! И я не успокоюсь, пока вся Волшебная Страна не окажется у меня в руках. - Один раз ты уже потерпел неудачу, потерпишь и второй! Стелла вызвала Летучих Обезьян и велела им выбросить Урфина и всех его прихвостней вон из страны. Но Джюс с помощью магии заставил Летучих Обезьян себе повиноваться. - Схватить эту непокорную красавицу! - велел король Обезьянам. Предводитель крепко схватил Стеллу. Волшебница закрыла глаза и подумала, что ей пришел конец. Но не тут-то было... - Вот так-то лучше. Теперь давай поговорим спокойно. Я не требую ничего невозможного, милочка. Можешь по-прежнему править своими Болтунами и жить здесь, но только под моим верховным владычеством. И будешь платить мне дани многие. Золотом, серебром и драгоценными камнями. Мой сын и жена не должны ни в чем нуждаться, сама понимаешь... - Понимаю. - Вот и славно! Будь хорошей девочкой и все будет хорошо! Урфин велел Предводителю отпустить волшебницу. Затем он велел своим новым подчиненным убраться. Стелла бросилась к своему сундуку и достала волшебную палочку. Она пользовалось ей очень редко, но сегодня иного выхода не было. Король сделал лишь одной движение рукой, и палочка с треском сломалась. Волшебница с ужасом поняла, что бой проигран и починить палочку невозможно. - Что, съела? Итак, давай заключим магический договор. В случае его нарушения все твои подданные умрут, - холодным и повелительным тоном произнес Урфин Джюс. - Нет! Лучше убей меня! Но не трогай Болтунов... - Как трогательно! Но неужели ты не понимаешь, что я хочу завоевать расположение всех своих подданных? Поэтому убивать тебя мне просто невыгодно. Оставайся здесь моей наместницей и никто не пострадает, уверяю тебя! А если ты будешь продолжать сопротивляться, то Розовая Страна будет уничтожена. Это не шутка! - Ладно, твоя взяла, - всхлипнула Стелла. - А плакать-то зачем, глупая? Какая трагедия приключилась, скажи на милость?! Никто не умер и не погиб. Ты всего лишь стала моей наместницей и не более того. Договор был подготовлен и скреплен подписями. - Уплати мне сейчас дань, как мы с тобой условились, - велел король. - Также я возьму у тебя этого славного единорога и твой портрет работы Пабло Пикассо, да. Кстати, у тебя что-то было с этим художником? Спрашиваю чисто из интереса... - Нет, не было! - вспыхнула Стелла. - Умоляю, не забирай единорога! Это один из символов нашей страны! - Был. Теперь это символ моего государства под названием Тартария. И ты не в том положении, чтобы ставить условия, милочка. Выполняй мой приказ, если не хочешь, чтобы твои драгоценные Болтуны пострадали! Стелла, скрепя сердце, подчинилась. Такого унижения и позора она не испытывала еще никогда за всю свою долгую жизнь. - Ну пока, - простился Урфин, когда все его указания были выполнены. - Мерси за прием, красавица. Время от времени я буду навещать тебя, чтобы лично забрать дань и узнать, как здесь обстоят дела. Да, о моем визите Виллине можешь не говорить. А если скажешь, то твои подданные поплатятся за это! Усекла? До свидания, знойная женщина, мечта художника и романтика! Останется у меня на память о тебе портрет твой работы Пабло Пикассо! Урфин Джюс, торжествуя победу, вернулся к жене и сыну. Осталось подчинить Желтую Страну. Но начинать борьбу с Виллиной король не торопился. "Это самое великое и трудное дело", - думал он. Для единорога Урфин выделил специальный луг и велел каждый день за ним ухаживать. Но животное было недовольно тем, что его вырвали из привычной среды и лишили общества Стеллы. Поэтому когда король спрашивал его о том, как дела, то единорог всегда отвечал в духе козы из старой сказки: Да где же мне быть сытым и накормленным? Скакал я через могилочку, Да съел лишь былиночку. Урфин сердился на подчиненных за то, что единорог всем недоволен. Проверить соответствуют ли то, что единорог говорит истине с помощью зеркала, он не считал нужным. В конце концов Джюс распорядился, чтобы Карфакс, Топотун, Гуамоко и Эот Линг по очереди ухаживали за его новым любимцем. Впрочем, скоро филину и клоуну это надоело, поэтому все хлопоты легли на орла и медведя. - Повелитель завел себе новую игрушку, - язвил Эот Линг. - О нет, не думаю, - возражал Гуамоко. - Единороги - очень древние и загадочные существа. Этот дивный конь принесет нам удачу. - Поживем, увидим, - не верил клоун. А Топотун даже стал ревновать, поскольку Урфин стал больше времени уделять единорогу, чем ему. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается...

Захар: Захар пишет: Поражение от Урфина Джюса подкосило Стеллу, хотя она старалась этого не показывать. Но Виллина, пришедшая однажды к ней, заметила это. - Что случилось, моя дорогая? - заботливо поинтересовалась правительница Желтой Страны. - Наверное, ты плохо кушаешь. На мой взгляд, диеты и посты ни к чему. Объедаться, конечно, никому нельзя, но без еды силы не будет. Или здесь что-то другое? - Ничего, - глухо ответила Стелла, уткнувшись в вязанье. Она надеялась, что эта работа поможет ей забыться. Виллина была потрясена до глубины души. Она знала Стеллу уже очень давно, родители Виллины в свое время приютили ее у себя, когда Стелла осталось круглой сиротой. Несмотря на разницу в возрасте, Стелле было семь лет, а Виллине - четырнадцать, когда они познакомились, девочки быстро нашли общий язык, подружились и стали как сестры. У них никогда не было секретов друг от друга. Так что же происходит сейчас? - В самом деле? - недоверчиво прищурилась старая волшебница и впилась глазами в собеседницу. - Это бесполезно, как тебе известно, у меня врожденная склонность к защите сознания. - Гм... Ты точно ничего не хочешь мне сказать? - Мне нечего сказать тебе, Виллина, - твердо молвила Стелла. - Ладно, не буду надоедать. Тем не менее если у тебя какие-то проблемы... - Не волнуйся, все хорошо. - Точно? - Точно. Пообедав со Стеллой, Виллина вернулась к себе. Однако ей не давало покоя состояние Стеллы, поэтому волшебница раскрыла свою книгу. Как ни странно, но там почему-то отсутствовало известие о том, что Урфин Джюс побывал в Розовой Стране, как он поступил по отношению к Стелле и к чему это привело. Отшвырнув книгу в сторону, раздосадованная правительница Желтой Страны дала слово обязательно разобраться в том, что происходит. *** Страшила, Железный Дровосек, Смелый Лев, Фарамант и Дин Гиор сидели все вместе в башне. Кагги-Карр регулярно их навещала. Льва, Стража Ворот и Длиннобородого Солдата сытно кормили, поскольку Урфин не оставлял надежды переманить их к себе на службу. - Разве это жизнь? - ворчал Страшила. - Все стены до дыр просмотрели... Конечно, Кагги-Карр и Рамина могли бы устроить друзьям побег, но те запретили им даже думать об этом. Они не хотели, чтобы у вороны и королевы мышей были проблемы. Чтобы отвлечься, Страшила предложил своим товарищам по несчастью заниматься науками и даже стал читать им отрывки из учебника по философии, найденный им в библиотеке Гудвина, и который "волшебник" почему-то не забрал с собой. Книгу никто из врагов не отобрал у Страшилы, поэтому она теперь находилась с ним. Все остальные охотно делились с бывшим правителем своими знаниями. Также Страшила обучался искусству письма у Дровосека. Ему давалось это трудно, в отличие от всего остального, но Страшила был упорен и настойчив. Однажды Дин Гиор поведал друзьям старинную легенду: - Эту историю я слышал от своего отца, а тот от своего и так далее. Происходили эти события на самом деле, или нет, теперь сложно сказать. Очень давно, много веков назад, когда Изумрудного Города и в помине не было, а в Волшебной Стране правили короли, на месте нынешнего дворца и вот этой башни, стоял красивый и хорошо укрепленный замок. В замке жил самый настоящий граф и волшебник. У графа была красавица-дочь. Родители хотели отдать ее замуж за богатого принца, но дочь полюбила юного оруженосца отца. Молодые люди договорились сбежать и тайно обвенчаться. Для успешного достижения цели оруженосец стащил у своего господина волшебный меч с помощью которого можно было уничтожить целое войско. Узнав о побеге, граф в отчаянии проклял себя, жену, дочь и ее спутника. Но почему-то проклятие не распространилось на молодых людей. Оно постигло самих родителей. В полночь замок и граф с женой бесследно исчезли, и с тех пор их больше никто никогда не видел. А дочь графа и ее избранник жили счастливо долгие годы. Спустя какие-то время они вернулись в родные края и поселились в окрестностях будущего Изумрудного Города. Незадолго до своей смерти муж дочери графа закапал волшебный меч в землю недалеко от своего дома, чтобы он не попал в плохие руки. Меч очень долго потом искали, но так и не нашли... Говорят, что сам Гудвин хотел найти его, но потерпел неудачу. Вот такая существует легенда. - М-да, однако ж, - пробурчал Смелый Лев. - Все это очень интересно, но... Как же звали этого графа, его дочь и ее избранника? - К сожалению, история умалчивает об этом, - ответил Дин Гиор. - Такое случается. - Матушка мне тоже рассказывала эту сказку, правда, в несколько ином варианте, - произнес Фарамант. - По ее словам, это был не граф, а купец, а избранником его дочери, был не оруженосец, а пастух. - Да, такое также случается, - кивнул Дин Гиор. - Времена-то давние были, поди теперь разберись, как там все было на самом деле и было ли вообще. - Все-таки молодые люди поступили нехорошо по отношению к графу и его жене, - заметил Дровосек. - Нельзя было им венчаться без родительского благословения. - Почему? - возразил Страшила. - Ты же сам слышал, дружище, что дочь графа и волшебника хотели выдать замуж за принца, которого она не любила. - Да, я понимаю это, но все равно... Нужно было найти какой-то другой путь. А этот меч нам бы сейчас пригодился однозначно. Дин Гиор, а вы случайно не знаете, где его точно закопал муж дочери графа? - Откуда? - покачал головой Дин Гиор. - Этого никто не знает, известно лишь, что это было окрестностях будущего нашего города или острова. Фарамант, теперь ты нам расскажи что-нибудь, пожалуйста. - Хорошо, - Страж Ворот откашлялся и начал рассказ: - В милях двадцати от нашего славного города лежит большой камень. Старики говорят, что в старину в этом камне жил сапожник. Дверей в его доме не было, а было только одно окошко, хотя теперь от этого окна и следов не осталось. Всякому кому нужна была обувь, подходили к камню, клали на окошко плату в виде куска хлеба, пирога, а также какого-нибудь напитка, говорили, что им нужно и заказ был готов в срок. Башмаки получались просто чудесные, их можно было носить лет пятнадцать и даже больше. Но вот однажды сын одного из королей решил подшутить над сапожником. Пришел он к камню, положил туда кусок пирога с вином и сказал следующее: - Сделай мне ни то, ни се. Когда сын короля пришел за башмаками, то увидел, что они никуда не годятся, а каблука и вовсе нет. С тех пор прекратилось изготовление обуви у камня. Самого сапожника никто не видел, поэтому кто он такой, и по сей день загадка. Некоторое время царило молчание. Страшила задумался так, что даже булавки вылезли: - Судя по всему, этот неведомый сапожник был одним из духов, - предположил он. - Глупости! Чепуха, - возразил Смелый Лев. - Никаких духов не существует! Моя бабушка часто рассказывала истории о злых карликах, которые всячески пакостят лесным существам. Уже будучи царем, я решил проверить, правда это или сказки. И что бы вы думали? Никаких карликов нет в природе. Так и с этими духами. Это просто красивая байка с моралью. - Кто знает, кто знает, - покачал головой Дровосек. - Да, возможно, что в старину духи и те карлики существовали, а впоследствии либо вымерли, либо перевелись, - заметил Страшила. Смелый Лев не стал возражать. - Теперь моя очередь рассказывать, - сказал Железный Дровосек. - Эх, жизнь наша, жестянка! Жил в одной деревне Страны Жевунов один человек по имени Ник. Все его предки были лесорубами. Когда Ник подрос, то тоже стал дровосеком. Потом отец Ника умер, и пришлось молодому человеку поддерживать мать. Потом умерла и мать Ника. Молодому человеку стало очень одиноко, и он решил жениться. Ник влюбился в одну очень красивую девушку... - А как ее звали? - не выдержал Лев. - Ой, прошу прощения... - Озма, - улыбнулся Железный Дровосек. - Чувства Ника и Озмы были взаимными. Но девушка жила со старой злой теткой, которая была очень не заинтересована в брачном союзе своей племянницы, поскольку Озма работала на нее. Поэтому тетка отправилась к Гингеме и пообещала ей целую корзину пиявок, если та расстроит свадьбу. Колдунья согласилась, и встретив Ника, велела ему позабыть о возлюбленной и даже близко не подходить к ней. Однако дровосек не испугался и смело заявил, что чихать хотел на запреты Гингемы. Она разгневалась, заколдовала топор Ника, и тот отрубил ему левую ногу. С одной ногой дров не нарубишь. Но Ник решил не сдаваться. На другом конце леса жил хорошо знакомый Нику кузнец, и он кое-как допрыгал до него на одной ноге и попросил помочь. Кузнец изготовил железную ногу и прикрепил к туловищу дровосека. Ходить на железной ноге оказалось так же удобно, как и на обыкновенной. Гингема увидела Ника, пришла в ярость, опять заколдовала топор, и тот отрубил дровосеку правую ногу. Бедняга допрыгал на железной ноге к другу-кузнецу, и он сделал ему вторую железную ногу. Однако злая колдунья не унималась. Ник потерял обе руки, и кузнец сделал ему железные, а дровосек жил и не тужил, потому что Озма уверяла, что по-прежнему любит его. Гингема просто позеленела от злости, и вот однажды Ник лишился головы. Но благодаря кузнецу все наладилось. Колдунья предприняла еще одну попытку. Топор разрубил туловище дровосека пополам. Кузнец сделал Нику новое железное туловище и прикрепил к нему на шарнирах голову, руки и ноги. В этом были, как плюс, так и минус. Плюс заключается в том, что железный человек не чувствует боли и усталости, он не нуждается в одежде и обуви, ему не нужно есть и спать. Таким образом, у Ника стало больше времени, как для своей основной работы, так и для других не менее важных дел. А минус... Минус состоит в том, что Ник больше не мог любить Озму, поскольку у него не было сердца. К сожалению, кузнец не смог его вставить. Тогда молодой человек вернул своей невесте слово, и заявил, что она свободна от своего обещания. Озма огорчилась и сказала, что по-прежнему любит Ника и будет ждать, пока тот одумается. Шло время. Однажды дровосек вышел из дому без масленки и стал, по обыкновению, рубить дрова. Вдруг ни с того ни с сего налетела гроза, хлынул страшный ливень. Суставы Ника заржавели так, что он не мог двинуть ни рукой, ни ногой. И так стоял Ник в этой темной глуши, пока на помощь ему не пришли двое будущих друзей лучших дровосека. Они как следует смазали Ника, и тот снова ожил. Впоследствии у дровосека появились и другие друзья. Обретя сердце, Ник вернулся в родные края, чтобы найти Озму, и жениться на ней. Он был уверен, что, несмотря ни на что, девушка останется верной ему. Да только невеста Ника бесследно исчезла. Двоюродный брат Озмы, Бут, сообщил Нику, что ему случайно стало известно, что Гингема с согласия злой тетки, превратила бедную девушку в лягушку, поскольку та не могла и не хотела забыть своего жениха, заявив, что Озма будет жить в воде до конца дней своих. Ник, Бут, а также Прем Кокус и другие энтузиасты долго искали девушку в облике лягушки, но так и не нашли... Вот такая печальная история, извините... Окончив повествование, Железный Дровосек вытер слезы и смазал лицо маслом. - Что-то уж очень знакомое, - задумчиво произнес Страшила после паузы. - Слушай, друг, а этот Ник и ты, случайно не одно и тоже? - Не стану отпираться, Ник и я - действительно один и тот же человек, - грустно улыбнулся Железный Дровосек. - Вот такая сказка моей жизни. - Надо же, - покачал головой Смелый Лев. - А я и не знал, что раньше тебя звали Ником. - И мы не знали, - вздохнули Дин Гиор с Фарамантом. - Но почему же ты никогда не рассказывал о том, что Гингема превратила твою невесту в лягушку и ее поиски не увенчались успехом? - возмутился Страшила. - Ты что, не доверяешь своим друзьям? - Почему не доверяю? Доверяю. Но мне не хотелось нагружать друзей своими проблемами. У вас и своих забот хватает. - Но ведь Стелла подарила мне волшебный ящик! - продолжал возмущаться Страшила. - Почему же ты продолжал молчать? Уж с его-то помощью мы бы выяснили, где находится Озма в облике лягушки! - Сейчас это уже не имеет значения, ведь мы пленники, - вздохнул Дровосек. - И ящика здесь нет. - Но когда мы выберемся отсюда, то во всем разберемся, - пообещал Страшила. - Даю слово! Кабр Гвин, которого в этой реальности Урфин Джюс назначил своим наместником Изумрудной Страны, регулярно приходил в башню. - Как настроение? - медовым голоском спрашивал он. - Нет ли у вас каких-нибудь пожеланий? Наконец Страшила не выдержал и прямо заявил ему: - Как вы вообще можете смотреть нам в глаза, после того, как дважды предали свой народ?! - Вы ошибаетесь, господин Страшила, - возразил хитрец. - Кабр Гвин никогда и никого не предавал. Ровно как и все остальные. Я, конечно, за короля Урфина Джюса, но я не против вас. Не нужно горячиться... Вы лучше скажите, что вам угодно, и вашу просьбу исполнят. - Нам ничего не нужно, покорно благодарим, - пробурчал бывший правитель и отвернулся. Смелый Лев с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на наместника. Кабр Гвин отвесил поклон и поспешил удалиться. Завтрак, обед и ужин, для тех, кто нуждался в пище, всегда подавался в одно и то же время. - Скажите, пожалуйста, уважаемый, кто составлял расписание и почему еда подается именно в эти часы? - поинтересовался как-то раз Страшила у рудокопа, который приносил пищу. - Это по приказу великого короля Урфина Джюса, - охотно пояснил рудокоп. - Наш славный король распорядился, чтобы заключенные и их стража, ели в то же время, что и он. - Ну, ну, - произнес Дин Гиор, пригладив свою бороду. Когда рудокоп ушел, солдат запел, а все остальные подхватили: Любви полно и радости все королевство наше. Добру и справедливости в нем все принадлежит. Когда король обедает, обедает и стража, А также те, которых эта стража сторожит. Когда король обедает, обедает и стража, А также те, которых эта стража сторожит. Прекрасною и давнею традицией гордимся, Поскольку все обедаем в один и тот же час. Как будто с королем мы все за стол один садимся, А кто что ест, на это есть совсем другой указ. Как будто с королем мы все за стол один садимся, А кто что ест, на это есть совсем другой указ. Полно все благоденствия в народе и в природе. И с каждым днем все радостней на сердце и в уме. И полностью довольные на площадь мы выходим. И даже те, которые находятся в тюрьме? И даже те, которые находятся в тюрьме! Появился Урфин Джюс с вооруженной охраной и Кабр Гвин. - О, здесь поют, значит, все счастливы и довольны, - протянул король. - А у меня что-то особо нет аппетита. Вот я и решил навестить вас. Ну что, голубчики? Вы уже решили присягнуть мне на верность? Нашему новому государству нужны умные и трудолюбивые люди, а также звери. - Нет, тысячу раз нет! - хором ответили все. - Что же... У вас еще есть время, но оно неумолимо течет, - закусил губу Джюс. - Думайте, голубчики, думайте! И распорядился: - Давать этим глупцам меньше еды, чтобы поумнели... Счастливо оставаться! И Урфин со своими прихвостнями покинул башню. А Страшила и его друзья пытались найти утешение в философии, изучая Платона, Аристотеля и других известных философов. Особенно философия нравилась Страшиле. Не зря же "философия" переводится с греческого, как "любовь к мудрости". Скоро прилетела Кагги-Карр. - У меня две новости: хорошая и плохая. С какой начать? - Естественно, с хорошей, - ответил Дровосек. Ворона сообщила, что Элли с младшей сестрой и ее другом находятся в Волшебной Стране и благодаря им, Ружеро нанес поражению отряду Урфина в Стране Жевунов. Это вызвало бурю эмоций и радости. Но радость утихла, когда стало известно о том, что Урфин Джюс подчинил себе Розовую Страну. Хоть и не сразу, но птицы выяснили это. - Да уж, - горько сказал Страшила. - Как могла Стелла проглядеть опасность?! Надеюсь, что с Виллиной этот номер не пройдет. - Да, будем надеяться, - подхватила Кагги-Карр. Поболтав с друзьями о том, о сем, ворона отправилась подкрепиться. По дороге она повстречала свою родственницу сороку Тибрю. Не очень-то любила Кагги-Карр родственницу за ее скупость, хитрость и то, что та всегда была себе на уме. Тем не менее ворона коротко сообщила Тибре последние новости. Не знала Кагги-Карр, что родственница водит дружбу с филином Гуамоко. Сорока сообщила обо всем своему приятелю, а тот сделал доклад повелителю. - Эта фея Элли опять здесь! - проворчал король. - Что же... У меня будет прекрасная возможность отомстить ей. По требованию сороки и с согласия Урфина филин наградил доносчицу Тибрю за сообщенные сведения золотом. Но позднее на сороку напали кошки, которые чуть было не разорвали предательницу. Пришлось Тибре бросить золото и искать убежища. Но сам Джюс решил не лезть на рожон. Лучше чужими руками жар загребать. В этой реальности у Людоеда, которого зарубил когда-то Железный Дровосек, осталась старуха-мать, злая колдунья, вроде Гингемы, младший брат-простачок Джо и дочка Ронья. На момент убийства отца она была совсем крошкой, а мать ее рано умерла. Людоед же предпочитал вести уединенный образ жизни, поэтому оставил свою семью и стал жить один в замке. После его смерти родственники перебрались на жительство туда же. "Вот через них и надо действовать", - решил Урфин и вступил в контакт с матерью Людоеда. Переговоры увенчались успехом. Честолюбец и узурпатор понравился колдунье. Самого короля больше волновала волшебница Виллина. Что же такое сделать, чтобы подчинить ее, а также Желтую Страну? Урфин искал ответ на этот вопрос и не находил его. Что ему известно о волшебнице Виллине? Да почти ничего, за исключением того, что она могучая чародейка и правительница Желтой Страны. - Если хорошенько поискать, то у этой Виллины может оказаться много скелетов в шкафу, - заметил однажды Гуамоко. - Я считаю, что она не такая уж белая и пушистая, как ее здесь все считают. - Ты гений, мой дорогой Гуамоколатоки́нт! - восхитился король. - Действуй! Узнай какую-нибудь страшную тайну этой волшебницы и сообщи мне! Эот Линг поможет тебе. - С радостью, повелитель! Я обожаю тайны, - радостно заухал филин, польщенный тем, что Джюс назвал его полным именем, ведь это случалось так редко. И прихватив с собой клоуна, филин отправился на дело. Отсутствовали они довольно долго. Урфин уже начал беспокоится, как сладкая парочка вернулась. - Ну наконец-то! Удалось вам что-нибудь выяснить или как? - взволнованно произнес он. - Еще бы! - ухмыльнулся клоун. - Особенно постарался я. А этот Гуамоко даже на медный грош не наработал. - Ах ты... Помирив клоуна с филином, король выяснил, что недалеко от Кругосветных Гор живут гоблины. Обычно они редко идут к кем-нибудь на контакт, но Гуамоко каким-то образом удалось расположить гоблинов к себе. Их вождь, старый Вайт, знал Виллину еще с юности, когда та жила за горами, поэтому порассказал о ней много всякого. Оказывается, что добрая волшебница баловалась когда-то черной магией не меньше Гингемы с Бастиндой. Были и еще кое-какие грешки. Лишь позднее Виллина раскаялась и стала употреблять волшебство только во время добра. Пообщавшись с гоблинским вождем с помощью зеркала и в реальности, Урфин Джюс состряпал целое дело, посвященное правительнице Желтой Страны. И вот в один прекрасный день, прилетев в Желтую Страну на Карфаксе, прижимая папку с делом к груди, король приблизился к дворцу и потребовал проводить его к Виллине. - Ах, это ты, - ничуть не удивилась волшебница, появившись перед подданными. - Что тебе нужно? - У меня к вам серьезный разговор, госпожа Виллина. - А вот у меня нет желания с тобой общаться, Урфин Джюс, - холодно ответила Виллина. - Но так и быть... Раз уж пришел, давай поговорим. Разговор действительно предстоял весьма любопытный.

Захар: Захар пишет: Элли, Энни, Тим, пес Артошка, а также трое мулов шли по дороге из желтого кирпича. Наконец они остановились, чтобы отдохнуть и перекусить. - Да, хорошо быть волшебником! - воскликнул Тим. - Горшочек варись! - Столик накройся! - подхватила Энни. - И пусть будет побольше мороженого! Появился столик с горшком, в котором находилась каша с мясом, фрукты, овощи, мороженое, соки и напитки. - Волшебство волшебством, - покачала головой Элли. - Но и работать тоже необходимо, иначе мы с ума сойдем от ничегонеделания. Поэтому мы сейчас с вами после трапезы и отдыха немного позанимаемся, чтобы вы, Энни и Тим, не отстали от школы. Энни скривилась, но Элли и Тим сделали вид, что не заметили этого. - И что нужно сделать перед тем, как есть? - спросила Элли. - Что? - вытаращила глаза Энни. - Как ты считаешь, Тим, что нужно сделать перед едой? - Вымыть руки и прочесть молитву, - ответил мальчишка. - Совершенно верно. Наши друзья совершили омовение, прочли молитву и уселись трапезничать. - Оно, конечно, без труда не вытащишь рыбку из пруда, - заметила Энни. - Но зачем работать, если мы можем колдовать? - Энни, да что с тобой? - изумилась Элли. - Я тебя не узнаю... Давай представим, сестренка, что мы все попадем на необитаемый остров. - Вот здорово! - захлопала в ладоши Энни. - Да, это будет прекрасно, но отец говорил мне, что необитаемых островов больше не осталось, - заметил Тим. - Кто знает, кто знает... Скажите мне лучше, как выжить на острове, где никого нет? Только трудом. Вспомните всем известного Робинзона Крузо! А колдовство... Конечно, его можно использовать и там, но только в особенных случаях. И вообще, в нашем мире нет места для настоящего колдовства. - Почему? - недоумевали дети. - Господи, но это же элементарно! У нас уже давным-давно большинство людей не верит в волшебство и сказки. Есть, конечно, так называемые экстрасенсы, но все они просто жулики и авантюристы, которые стремятся одурачить людей и заработать побольше денег, - пояснила Элли. - Мы можем на родине использовать магию лишь слегка и разве что в цирке, чтобы развеселить народ и не более того. А если мы начнем там колдовать по-крупному, то нас не только не поймут, но и посадят в психушку. После упорных занятий появилась Рамина со своей свитой. - Всем доброго дня! - поздоровалась мышиная королева. - А у меня для вас новости. Ваш знакомый индеец Черный Волк передает вам привет, Энни и Тим, а также просит передать, что ваши двойники, а также двойник Элли и Артошки с мулами обязательно присоединятся к вам в будущем. Черный Волк извиняется, что не объяснил вам все заранее. Он постарается загладить эту оплошность и все объяснит впоследствии. Это известие немало приободрило всех. - Ни фига себе, - произнес Артошка. - Значит, у меня тоже есть двойник? - Что за выражения? - возмутилась Элли. - Говори прилично, Арто! - И у нас тоже! - загалдели мулы. - Только вот двойника Спартака нет, к сожалению, - заметила Рамина. - Как же так?! - огорчился мул Спартак. Однако механический мул долго не унывал. В поход наши друзья тронулись с песней: Когда вам одиноко и грустно отчего-то, Иль что-то охота понять, Пойдите и спросите седого звездочета, Он рядом рукою подать, На все вопросы в мире есть у него ответы - Прочел он три тысячи книг, И выучил все небо, измерил все планеты И позволит вам взглянуть на них. Там на большой высоте, Даже сказать страшно где, Звезды висят, как-будто апельсины, Но между звезд, между звезд, Задравши хвост, пышный хвост, Ходят кометы, важно как павлины, А на луне, на луне, Едет медведь на слоне, Лунный медведь - голубенькие глазки, Не замечает он того, Что мы глядим на него И сам себе вслух читает сказки. И вся печаль проходит, когда глядишь на небо - В трубу или просто в окно, Но, правда, в это время ни дождика, ни снега На улице быть не должно, Тогда среди несметных сокровищ небосвода Найдется звезда и для тебя, Но только надо, чтобы хорошая погода Была на планете Земля. Там высоко, высоко кто-то пролил молоко, И получилась млечная дорога, А вдоль по ней, вдоль по ней, Между жемчужных полей, Месяц плывет, как белая пирога, А на луне, на луне, На голубом валуне, Лунные люди смотрят глаз не сводят, Как над луной, над луной, Шар голубой, шар земной, Очень красиво всходит и заходит. - Эта песенка не соответствует научным познаниям, ведь на Луне нет жизни, - пробормотала Элли. - Но все равно классно! - Ну не скажите, Элли, - заметил Тим. - Мой отец знаком с одним космонавтом, который побывал на Луне. Так вот этот космонавт уверял отца, что да, на первый взгляд, там нет никакой жизни, но с другой стороны никого из космонавтов не покидало ощущение, что за ними кто-то наблюдает. Однако эти сведения были засекречены, между нами говоря. - Я тоже что-то слыхала об этом, - кивнула Элли. - Когда работала в газете "Свободная Америка". Однако пока нет никаких убедительных доказательств, что на Луне кто-то обитает. Хотя... Если там действительно была вода, как утверждают, то и жизнь могла быть. Прошли друзья еще немного, видят - стоит печка, которая вещает человеческим голосом: - Горячие пирожки! Пирожки с мясом, с капустой! Берите, не пожалеете! - Что-то я такого не припомню, - слегка нахмурилась Элли, но вспомнив, что чудеса Волшебной Страны безграничны, перестала удивляться. Элли, Энни, Тим и Артошка не хотели есть, но чтобы не обидеть печку, наполнили сумку пирожками. Печка осталась довольна и пожелала друзьям счастливого пути. Чуть позже путники увидели грушу. - Сладкие спелые груши! Груши! Кому нужны груши? Люди добрые, возьмите груш, пожалуйста! Даром! - стала кричать груша. Как отказаться от такого приглашения? Пришлось друзьям добавить к пирожкам груш. В этот день в Волшебной Стране было почему-то особенно жарко, несмотря на то, что там всегда царит вечное лето. - Ух, - Элли вытерла пот со лба. - Давайте сделаем привал. Никто не возражал против этого. Все, за исключением мулов Цезаря, Ганнибала и Спартака, в изнеможении повалились на траву и задремали. Разбудил наших друзей ласковый и дружелюбный голос: - Люди добрые, извините за беспокойство, помогите, нам, пожалуйста, траву скосить. Перед всей компанией стоял самый настоящий Журавль. Как оказалось, он вместе со своей женой Цаплей и сыном проживал неподалеку в уютном гнезде. Тим и Энни с радостью согласились помочь. Тем более, что жара потихоньку стала спадать. - Давненько я не брал в руки косу, - радостно улыбался Тим. Элли тоже рвалась косить, но Энни и Тим воспротивились этому. Ведь еще совсем недавно у Элли был приступ болезни. Следовательно, нельзя было рисковать. Цапля поручила Элли нянчиться с ребенком, а сама отправилась к соседке Аистихе языком почесать. Не знали наши друзья, что эти Журавль и Цапля еще те фрукты... Они любили эксплуатировать других, причем совершенно бесплатно. Элли, как в этой реальности, так и в другой, всегда умела находить общий язык с детьми. Ребенок или птенец поначалу дичился незнакомого человека, но потом стал играть вместе с Элли. Когда вернулась мать, птенец сказал ей: - Мне нравится этот человек, мама. Пусть Элли останется здесь и будет моей няней. - Хорошо, мой дорогой, - не колеблясь согласилась Цапля. - Но нам нужно в Изумрудный Город, чтобы спасти наших друзей, - запротестовала Элли. Цапля проигнорировала это, а птенец грозно нахмурился: - Ты останешься здесь, Элли! Я так хочу! - Но у нас есть дело, миленький, - мягко заметила Элли. - Поэтому то, о чем ты просишь, совершенно невозможно. - А мне нет дела до твоего дела! - фыркнул птенец. - Ведь у меня нет никакого дела. - Но ведь у каждого человека или любого другого живого существа должно быть дело. Уважаемая, пожалуйста, дайте понять вашему сыну, что мы не сможем здесь остаться, - Элли повернулась к Цапле, ожидая поддержки, но не тут-то было. - Милочка, мы своему сыну никогда ни в чем не отказываем, - ответила Цапля. - Деток надо баловать, только так они смогут стать приличными членами нашего общества. Поэтому раз мальчик хочет, чтобы вы остались у нас, то вы останетесь здесь, и точка! - Но... Элли собралась продолжить дискуссию, но осознала, что это бесполезно. Ее доводы никого не убедят. Птенец шепотом поинтересовался у матери: - Мама, так Элли теперь останется у нас? Это решено? Что-то я не понял... - Конечно, мой золотой, конечно, - Цапля обняла сына и заметила Элли: - Уверяю, вам здесь понравится. Помогите мне приготовить ужин. Элли, вздохнув, последовала за Цаплей. Птенец не отставал от них, не сводя с Элли победного взгляда. "Да уж, у них все как у людей, - подумала девушка. - Все то же самое. Ну и вредный же этот мальчишка! Как же нам выбраться отсюда? Что-нибудь придумаем". Энни и Тим трудились на совесть. Журавль наблюдал за ними с довольной усмешкой. Наконец работа была закончена. - Отлично, спасибо, мои дорогие! Завтра мы с вами будем строить сарай. А сейчас пожалуйте ужинать, милости просим к нашему шалашу! - раскинул крылья Журавль. Энни и Тим кивнули, поскольку еще не так хорошо разбирались в жизни, как Элли, и просто не поняли в какую компанию они попали. Лишь, когда птицы улеглись спать, Элли все объяснила друзьям. Было решено сбежать с утра пораньше, но им это не удалось, поскольку Журавль с Цаплей также проснулись на рассвете, и загрузили наших друзей работой. А удрать с помощью магии никто почему-то не решился. Мулам велели пахать землю. Строя сарай, Энни и Тим познакомились с козлом, который работал тут садовником. Вчера он чувствовал себя нехорошо, поэтому друзья его не видели. Улучив момент, они разговорились, подключив Элли. - Ну и в компанию же вы угодили, - покачал головой козел. - Кулаки они эти Журавль и Цапля в буквальном смысле этого слова. Трясутся над своим добром и все хотят нажить побольше. Но самим им работать неохота, вот они и заманивают к себе простачков вроде нас. - Как же вас угораздило попасть к ним? - поинтересовалась Элли. - Да, просто по доброте душевной и простоте, - пояснил козел. - Жил я у своего хозяина и не тужил, до тех пор, пока меня однажды не решили зажарить к празднику. Я дал оттуда деру, но разве домашний козел может выжить в одиночку? Нет. И я не смог. Взял у этих хапуг немного сена в долг, да не смог вернуть этот должок-то. Вот за это Журавль с Цаплей взяли меня к себе в вечное услужение. Так и живу здесь почти два года... - И вы не пытались отсюда бежать? - спросила Энни. - Пытался, да что толку? Идти-то мне некуда. - А пойдемте с нами, - предложил Тим. - Мы идем в Изумрудный Город чтобы спасти друзей и вести борьбу с коварным Урфином Джюсом. Козел задумался: - Почему бы и нет? Почему-то я чувствую к вам доверие. Может быть, я действительно пригожусь там. Разрешите представиться: Наполеон. - Как?! - вытаращили глаза все. - Меня зовут Наполеон, - повторил козел. - Хозяин мой - человек с большими причудами. Вот и придумал он мне такое необычное имя. Артошке почему-то не понравился новый спутник. Лишь позднее они подружатся. - Сегодня в обед к Журавлю и Цапле придет их давняя приятельница Жаба, - прошептал Наполеон, наклонившись к своим новым друзьям. - Они будут пировать и забудут о нас. Вот тогда-то мы и убежим. - Пожалуй, - кивнула Элли. Тут ко всей компании приблизился птенец. - А-а, вот вы где! Элли, почему ты не хочешь со мной играть? - возмутился он. - Вот я сейчас заору и пожалуюсь родителям! - Ори и жалуйся сколько влезет, - махнула рукой Элли. - А я не буду орать. Чем бы заняться? Давай в догонялки поиграем! - У меня есть идея получше. Тут скопилась много щепок, убери их, - предложила Элли. - Еще чего! А работники на что? - скривился птенец, указав на Энни, Тима и Наполеона. - Чем же ты хуже работников, скажи на милость?! - А я ребенок! Поэтому я не обязан трудиться! Энни с Тимом не выдержали и расхохотались. - Это совсем не смешно, - покачала головой Элли. - Не говори глупостей! Каждый должен делать свое дело. Вот вдруг ты попадешь когда-нибудь в пустыню или еще какое-нибудь безлюдное место. Представь себе! - Круто! - восхитился птенец. - И как же ты сможешь выжить там без родителей? - Подумаешь! Найду кого-нибудь. - Хорошо бы кого-нибудь. Но ведь это же пустыня или безлюдное место. Там никто не живет. Ящерицы и насекомые не в счет. - Как это? Не понимаю... - Там никого нет! Совсем никого! Ты летать умеешь? - Нет, я еще не умею летать. Так я там наберу грибов, орехов или помидоров. - Вот уморил! Да их там не бывает. - Родители прилетят и спасут меня, - забормотал птенец. - Неплохо было бы... Но они могут тебя и не заметить. - Нет, заметят! - Кто знает... И вот ты сидишь там, куда тебя забросила судьба, один-одинешенек. И поскольку ты ничего не умеешь, то постепенно тебе придет конец. - Элли, это жестоко! - не выдержала Энни. - Это всего лишь один из педагогических приемов, - отмахнулась Элли. - Не мешай... - Почему мне придет конец? - огорчился птенец. - Потому что ты никогда и ничего не делал в жизни сам, малыш, - внушительно произнесла Элли. - Хватит! Довольно! Не умничай! - рассердился птенец и ушел. Все подумали, что он пошел жаловаться, но почему-то этого не произошло. Когда пришла Жаба, Журавль с Цаплей поручили работникам приглядывать за птенцом, а сами стали пировать. - Нам пора, малыш, - Элли нежно прижала к себе птенца, которого ей было очень жалко. С такими родителями ничего путного из него не выйдет. Может быть, взять малыша с собой? Но Элли не знала, что предпримут в таком случае Журавль с Цаплей, поэтому решила не рисковать. - Почему? Почему? - возмутился птенец. - Я не разрешаю вам уходить! Приказываю вам остаться! - Маленький ты мой, пойми, нельзя стать друзьями по чьему-то приказу. Пожалуйста, не говори, что мы ушли. Прощай! Будь добрым и хорошим мальчиком! Птенец расплакался. - Элли, не уходи! Пожалуйста! Останься! - взмолился он. - Все будет хорошо, маленький. Ты всегда будешь в сердце моем! Не забывай этого! Птенец улыбался сквозь слезы, провожая взглядом уходивших. Элли добилась успеха, в птенце хоть и не сразу, но определенно стало что-то меняться. Цапля, отлучившись на минутку, была поражена, увидев, что ни козла Наполеона, ни остальных работников нет на месте. - Где они? Куда они побежали? - засыпала она вопросами свое чадо. - Не знаю, мама, не знаю, - покачал головой птенец. "Ну от меня никуда не денутся", - подумала Цапля и бросилась в погоню. Увидев, что их преследуют, беглецы хотели было применить магию, но тут их заметила груша. - Не бойтесь ничего, - прошептала она и обрушила на Цаплю гору своих листьев. С трудом избавившись от них, Цапля двинулась дальше. На этот раз друзей спасла печка. Она выпустила на Цаплю свое пламя. Получив кучу ожогов, Цапля была вынуждена отправиться обратно, не солено хлебавши. Едва вернувшись, она выставила вон Жабу и велела Журавлю окучивать картошку. - Работники сбежали, так что теперь будешь все делать сам! - заявила она. - Но... Ведь я устану! - попытался сопротивляться Журавль. - Отдохнешь на земле, - жестко сказала Цапля. А наши друзья продолжили свой путь по дороге из желтого кирпича.

Захар: Захар пишет: Замок Людоеда. Мать покойного, старуха-волшебница с большим горбом на спине,. варит в горшке какое-то зелье. Рядом лежит на диване ее младший недалекий сын-простачок Джо. Дочка Людоеда, Ронья, девчушка с рыжими волосами и черными глазами готовит еду неподалеку. - Эй, вы, подберезовики, вы мстить-то собираетесь, а? - проворчала колдунья, покончив со своим зельем. - Твоего брата, Джо, зарубили! И твоего отца, внучка! - Мама, - пожал плечами невысокий толстяк Джо с темными кругами под глазами и большой лысиной на голове. - Вы же знаете. Я инвалид с детства. У меня диабет и голова... - Да, да, и голова без мозгов, - язвительно подхватила колдунья. - И в кого ты у нас такой, ума не приложу... Отец же был нормальным и твой брат тоже. Внучка, глядя на тебя, совсем от рук отбилась, неудачник! "Это неправда!" - хотелось сказать Ронье, но она промолчала. Девочка давно пришла к выводу, что с бабкой лучше не спорить. - Матушка! - Что "матушка"? Что? - Так ведь я же в вас пошел. - Как тебе не стыдно! Нет, вы видали?! Прокляну я тебя, если еще раз такое скажешь. Иди лучше бутылки сдай. Хоть какая-то польза будет от тебя. Собрав кучу пыльных и грязных бутылок, Джо засунул их в большой мешок и ушел. Не прошло и полгода, как он вернулся. - Долго же ты ходил, сынок, - сплюнула старуха. - Вот, мама, не принимают нигде бутылки. Такие-то дела, да, - вздохнул Джо. - Да уж... Сколько раз я тебе говорила: отсутствие тары не может являться основанием для отказа в приеме стеклотары. Будьте любезны, примите бутылки! Почему ты это не можешь сказать тем, кто там находится? Неужели даже это так трудно запомнить? Идиот! Дебил! - Мама, вы же знаете, что если уж человек дураком уродился, то... Хватит, не будем об этом, - мрачно произнес сын и закурил трубку. - Нет, будем! Никакой ты не дебил, ты просто-напросто халявщик, который привык жить за счет других. А все я виновата! Нечего тебя было баловать в свое время! - Мама, еще одно слово... И я... - Что? Повесишься? Утопишься? Свернешь себе шею? Давай, давай, нам же хлопот будет меньше. - Матушка, вы это всерьез сказали? - Нет, конечно, нет. Прости меня, дуру! - смахнула слезу колдунья. - Только от жизни, от жизни собачьей, собака бывает кусачей! Ронья, радость наша! Ты уже приготовила нам поесть? - Кушать подано, - послышался голос девочки. - Скоро я из тебя сделаю человека, мой мальчик, - пообещала старуха с жадностью глотая сочное жаркое. - Вот придут друзья нашего самого главного недруга Железного Дровосека, и мы с ними разделаемся, ха-ха! Джо и Ронье обычно всегда доставались молочные продукты, каши и изредка овощи с фруктами. Мясо и рыбу всегда употребляла в пищу лишь колдунья. "Очень надо, - подумала Ронья. - У меня нет никакой охоты участвовать в твоих замыслах, бабуля. Нужно будет предупредить друзей Дровосека. Но как? Где бабка хранит свое волшебное зеркало? Надо будет узнать. Что с того, что они друзья того, кто прикончил когда-то отца? Папаша был еще тот гусь, дядька мне не раз говорил. Так что это не будет предательством. Вряд ли эти друзья Дровосека могут быть хуже бабули". Ронья сколько себя помнила всегда побаивалась и недолюбливала старуху. Что-то в ее взгляде было такое, что всегда пугало девочку. Это была ненависть, самая настоящая ненависть. За что же так бабка всех ненавидит - их и всех остальных? Что они сделали ей плохого? Ну ладно, папаня, он в свое время стал жить отдельно и почти не общался с семьей. А она, Ронья, тут при чем? И при чем здесь дядька, а также другие люди? Дядя Джо был в сущности неплохой человек, только уж слишком внушаемый. Что бы ни говорила ему мать, он всему верил. И готов был выполнить любой ее приказ, даже самый абсурдный, хотя это у него не всегда получалось по причине бестолковости и недалекости. Ронья не раз хотела убежать, но бабка словно чувствовала это, и угрожала внучке жестокой расправой. Поэтому Ронья не осмеливалась бежать. Нехотя по принуждению она училась у колдуньи, как нужно варить зелья и прочим магическим премудростям. Лишь к своему зеркалу старуха никогда не подпускала внучку. - Я лично пообещала королю Урфину Джюсу помощь и содействие, - похвасталась колдунья. - Уж не собрались ли вы замуж за этого короля? - ухмыльнулся Джо. - Маманя, дайте мне, пожалуйста, пива, я умираю от жажды! - Обойдешься! - отрезала мать. - Попей простой водички, ничего с тобой не сделается. Хватит и того, что я разрешаю тебе курить, дурачок. А что касается Урфина Джюса... Почему бы и нет? Когда-нибудь я действительно стану королевой. Это точно! Правда, этот король женат, но это не может служить мне препятствием. Ронья! Принеси своей дорогой бабушке еще кусочек сала. - Бабушка, а не слишком ли много будет, у вас же столько мяса? Вы уверены? - робко спросила девочка. - Что? Неужели ты считаешь, девчонка, что лучше меня знаешь, сколько мне еды положено? Давай неси сюда сало, да пошевеливайся! Делать нечего, Ронья пошла в погреб, где находилось сало и принесла старухе порядочный кусок. - Вот это совсем другое дело! - обрадовалась старуха. - Скоро эта фея Элли и вся ее компания будут рыдать горючими слезами и молить меня о пощаде! - Бабушка, а почему эту фею Элли все вокруг любят, а нас небось никто не любит?! - не выдержала Ронья. Джо сделал племяннице знак, но было уже поздно. Колдунья пришла в ярость и дала внучке пощечину: - Ты что, с ума сошла? Думай своей головой, прежде говорить, а не то получится, как с твоим дядей! Он тоже не любит думать и поэтому теперь совсем стал никуда не годен. Неиспользуемые органы атрофируются, это факт. Ну и пусть нас никто не любит, мне плевать, но за что же любить фею Элли и всех остальных добрых людей? Добро - это заноза, от которой всем нужно избавляться, пока не поздно! Заруби это себе на носу! Хитрость - вот что главное в жизни, а вовсе не тотальная доброта и красота. - Матушка, успокойтесь! - взмолился Джо. - Извинись сейчас же! - велела старуха внучке. - Извините, бабушка, - поспешила сказать девочка под умоляющим взглядом дядюшки. - То-то же. В конце трапезы раздался стук в дверь. - Наконец-то! - воскликнула колдунья. - Это они! Попались, голубчики! Но это были Жевуны, принесшие фонари. Они почему-то забыли, что здесь живет мать Людоеда. - Фонари, фонари! Вам нужны фонари? Они даже запели: Мы люди неплохие. Чуть вечер, мы в пути. Фонарщики лихие - Волшебники почти. Шагаем вслед, вслед, вслед, Туда, где тень, тень, тень. Да будет свет, свет, свет. Как будто день, день, день. Мы не играем в прятки. С полночной тьмой, о нет. Все тайны и загадки, Пожалуйте на свет! Появление Элли и остальных окрылило Жевунов. Они опять стали самими собой, несмотря на то, что Урфин прислал в Голубую Страну новый отряд. - Матушка, давайте возьмем хоть пару фонариков, - по-детски улыбнулся Джо. В другое время колдунья бы согласилась, поскольку любила разные безделушки и барахло, особенно старое. В комнате старухи творилась черт знает что из-за разнообразных предметов. Но мать Людоеда еще не пришла окончательно в себя после эпизода с внучкой, поэтому заорала на всю округу: - Убирайтесь прочь, оборванцы! Подавитесь своими фонарями, негодяи! Жевуны в испуге бросились прочь. Примерно через полчаса опять раздался стук в дверь. - Кого там еще несет? - проворчала колдунья. - А-а, да, да... Явились, не запылились! Внучка, впусти дорогих гостей. Но это были не те, кого ждала мать Людоеда. Это были Тип и Глинда вместе со своим приятелем Тигром, двойники тех, кого мы уже знаем в ином мире. Не вынеся издевательств родственников, брат с сестрой удрали из дома. По пути они встретили саблезубого тигра и хоть не сразу, но подружились с ним. Ронья открыла путникам дверь. - Привет, - поздоровались дети. Тигр слегка кивнул. - Привет, ребята, - улыбнулась Ронья. Она никогда не видела своих сверстников, потому что бабка строго-настрого запретила внучке общаться с детьми Жевунов. Лишь изредка по разговорам птиц и животных, девочка узнавала о том, что происходит в Волшебной Стране. - У вас можно переночевать? - робко спросил Тигр. Тип с Глиндой кивнули. - Да, конечно. Проходите, прошу вас. Только остерегайтесь... Она хотела сказать "остерегайтесь моей бабушки", но не успела. Колдунья увидела гостей и глаза ее заблестели от радости. - Вот и угощение прибыло! Этих двух голубчиков нужно хорошенько откормить для меня. А Тигра посадим в клетку, пусть он нас веселит. - Сжальтесь, матушка! - сложил руки Джо. - Бабушка, пощадите! - взмолилась Ронья. - Никакой пощады! Человеческое мясо всем прибавляет сил, как говорили древние. Мой старший сын это прекрасно понимал. Да и я сама когда-то любила полакомиться человечиной. Почему же мне не удариться в ностальгию? Хватит болтать, приготовь лучше что-нибудь повкуснее для этих славных деточек, внученька любимая! Я хочу, чтобы они потолстели, а то уж больно худы. Дети с Тигром хотели удрать, но старуха с помощью магии устроила так, что бедняг парализовало. Затем колдунья лично посадила Тигра в просторную клетку, что появилась здесь по волшебству. Ронья со слезами на глазах стала готовить еду. - Нечего реветь, глупая, - строго произнесла бабуля. - Лучше учись, дорогуша, пока я еще жива. А ты, Джо, чего тут торчишь? Сходи прогуляйся что ли... А то опять будешь жаловаться на бессонницу. - А мне неохота, - зевнул толстяк. - Лучше полежу на печке. - Как хочешь... Простачок он и есть простачок. И вдобавок жутко ленивый. Ты должен был родитбся ленивцем, а не человеком! Ну да ладно... Только не приходи потом жаловаться, что не спишь, ибо сонного зелья я тебе больше давать не буду. Ибо от него ты тупеешь еще больше, чем есть на самом деле. Джо забрался на печку. Душа его протестовала против решения матери, как и у Роньи, но высказывать свое мнение он боялся. А тем временем наши друзья наконец добрались до местности, где когда-то обитал Людоед. - Меня терзают смутные сомнения, что мы находимся там, где когда-то вашу хорошую знакомую чуть не съели, - заметила взрослая Элли Смит, оглядевшись по сторонам. - Тут ведь жил Людоед. - Квирр, квирр, правильно, - заметила находившаяся неподалеку Белка. - Люди добрые, у вас случайно нет немного орехов? Энни наколдовала горсть орехов и протянула их Белке. - Спасибо вам. Здесь живет мать Людоеда с сыном и внучкой, так что будьте осторожны! - сообщила Белка и ускакала. Первой мыслью друзей было убраться отсюда подобру-поздорову. Но Тим бодро ударил себя кулаком в грудь: - А-а, была не была! Мы не испугаемся матери Людоеда. Пусть видит, что нас не сломить. И все запели, включая Артошку и мулов: Пусть поёт нам ветер веселей, Пусть нам солнце ласковое светит. Кто имеет на земле друзей, Тот не зря живёт на белом свете. Раз, два, горе – не беда, Унывать не надо никогда! Выше нос, и хвост держи трубой, Знай, что верный друг всегда с тобой! Кто на ветер не бросает слов, Кто в беде не дрогнет от испуга, Кто отдать последнее готов – Только тот достоин званья друга. Если надо, друг пройдёт всегда Через горы и лесные чащи. Вместе радость, вместе и беда – Вот закон у дружбы настоящей. - Кто здесь шумит на ночь глядя? - проворчала колдунья, услышав пение и выйдя из замка, стала обшаривать свои владения. Увидев всю компанию, она довольно усмехнулась: - Ба! Кого я вижу! Вот и наши гости дорогие! Добро пожаловать! Старуха приблизилась к нашим друзьям и впилась глазами в Элли. - Неужели эта та самая фея Элли, уничтожавшая когда-то Гингему и Бастинду? - недоверчиво процедила сквозь зубы колдунья. - Сколько тебе лет, дитя? - Возраст человека не измеряется годами, сударыня, - с достоинством ответила Элли. - Разумно сказано! - кивнула мать Людоеда. - Что же... Сначала я хочу проверить чего ты стоишь. Она свистнула и вызвала ветер. - Теперь твоя очередь, дорогуша, - захихикала колдунья, когда ветер стих. Элли взмахнула рукой, и поднялся еще более сильный ветер. - Неплохо, очень даже неплохо, - вынесла вердикт мать Людоеда. - Но сумеешь ли ты избавиться от саранчи? Ха-ха! Колдунья пробормотала заклинание, и голову Элли облепила саранча. Но девушка быстро прогнала саранчу к старухе. - Недурно... А если так? - мать Людоеда вытащила прямо из воздуха нож и метнула его, целясь Элли в сердце. - Око за око, зуб за зуб. Твой дружок Дровосек убил моего сына, и я заставлю вас всех поплатится за это! Элли хоть и с трудом, но отвела беду и теперь сама метнула нож в сторону колдуньи. - Полегче... Полегче... Если вы попытаетесь причинить мне вред, то ваши спутники, - мать Людоеда кивнула в сторону козла Наполеона, Артошки и мулов, - Умрут. Элли щелкнула пальцами и нож исчез, словно его никогда не было. - Ставлю тебе зачет, дорогуша, ты отлично справилась, - осклабилась старуха. - Зачем нам враждовать, если мы можем прекрасно поладить? Слушайтесь меня, гости дорогие, и все будет в ажуре. А сейчас прошу всех в замок. Козел было грозно повел рогами, мулы грозно нахмурились, а Артошка оскалил зубы, но Элли сделала им знак, и они поплелись с остальными за колдуньей. Почему же мать Людоеда не уничтожила друзей Дровосека, который зарубил ее сына, хотя могла бы сделать это? Ответ был прост: увидев силу Элли, она решила использовать девушку и ее спутников в своих корыстных целях, смешать их с грязью в глазах жителей Волшебной Страны, на деле доказать, что плохого в них больше чем хорошего. А убить врагов можно и позднее, это никуда не убежит. В замке наши друзья познакомились с Роньей, Джо, братом Людоеда, увидели Типа и Глинду. Элли, как и ее двойник в иной реальности, прониклась симпатией к детям и дала себе слово, что спасет их от злой колдуньи. Дочка Людоеда хоть и не сразу, но почувствовала к Элли и остальным доверие, поэтому окончательно утвердилась в своем решении. Когда все улеглись спать, Элли со старухой уселись вместе за стол. Девушка с трудом сдерживала негодование и отвращение, поскольку мать Людоеда ей сразу не понравилась. Колдунья поставила на стол бутылку водки и закуску. - Ну что? Жахнем по стопарику? - усмехнулась ведьма. - Покорнейше... Я не пью, - попыталась отказаться Элли. - В самом деле? А ведь водку придумал сам Сатана, как утверждают. Пей, иначе никогда не станешь великой волшебницей! А твои друзья и подавно! Пей, или всем вам будет капут! Будем здоровы! Под пристальным взглядом колдуньи Элли выпила немного и поспешила закусить. Мать Людоеда налила по второй. - Больше не буду! - заявила Элли. - Вздор! Пей, иначе твои дорогие друзья умрут! Делать нечего, пришлось Элли опять выпить. - Рассказывай же мне сказку да пострашнее, - приказала колдунья, осушив третью рюмку. - Пострашнее? Хорошо, воля ваша. Первым делом Элли рассказала о Красной Шапочке, но совсем не ту сказку, которая нам всем знакома с детства. Эта была другая история, в которой Волк побеждает. - Прекрасная поучительная история для глупых девчонок и девушек, - вынесла вердикт мать Людоеда. - Молодец! Порадовала ты меня. Давай дальше, фея Элли! Потом Элли рассказала колдунье не менее любопытную историю под названием "Вий", которую услышала во время экскурсии по Европе, а также несколько ужастиков о вампирах и оборотнях. - Чувствую, Элли, что мы с тобой поладим, - хлопнула девушку по плечу старуха. - У меня к тебе предложение. - Какое? - насторожилась Элли, сильно покрасневшая от водки. - Почему бы тебе не остаться здесь со своими друзьями? Мне нужны помощники. На сына Джо надежды мало, у него котелок не варит, Ронья - девочка неглупая и способная, но я чувствую, что она не хочет быть ведьмой. А у тебя есть потенциал, это да. Присоединяйся ко мне! Вместе мы многое сможем сделать. Ты да я, да мы с тобой... Всем на свете нос утрем! А насчет Урфина Джюса не беспокойся. Я устрою так, что он напрочь забудет о тебе. Что скажешь? - Спасибо за предложение, сударыня, но нам нужно подумать, - ответила на это Элли. Мать Людоеда задумалась: - Так и быть... Даю вам три дня на раздумье. А пока будете помогать мне по хозяйству. Договорились? - Договорились. Раздался стук в окно. - Это сорока Тибря, - пояснила мать Людоеда. - Она регулярно посещает наш замок, чтобы подкормиться здесь. Ну ступай спать, чудо. Спокойной ночи, Элли, подружка моя любезная! Элли отправилась в свою комнату. Давление у нее подскочило от водки, но Элли с помощью магии уменьшила его. "Все-таки быть волшебницей действительно здорово", - подумала девушка. Колдунья впустила сороку. - С вашего позволения, госпожа, я поражена, - заявила Тибря. - Почему враги нашего королевства до сих пор не убиты? - Потому что я так захотела, - тоном не допускающим возражений заявила ведьма. - Урфин Джюс будет очень недоволен. - А я чихать хотела на его недовольство! И если ты проболтаешься, то навсегда лишишься нашего покровительства! - Ладно, ладно, - проворчала сорока. - Но что вы задумали? - Это не твоего ума дело, дорогуша. Тибря обиделась, но не полетела жаловаться, уж очень ей не хотелось лишиться кормежки. На следующий день наши друзья делали в замке большую уборку, за исключением комнаты матери Людоеда. По настоянию Элли простачок Джо также включился в работу. - Вам нельзя ничего не делать, - ласково сказала брату Людоеда Элли. - А то вы заржавеете, и не сможете двигаться, как Железный Дровосек после дождя, ой, извините за сравнение. Но Джо ничуть не обиделся. Наоборот, он с изумлением смотрел на Элли. Еще никто так ласково с ним не говорил, за исключением разве что Роньи. А еще через день колдунья отправила друзей с Роньей на дело: - Сегодня у нас волшебное развлечение. Ступайте на ближайший рынок и продайте Джо, как осла или лучше свина, то есть свинью мужского рода. У вас будет его платок, с помощью которого Джо сумеет вернутся обратно. Да смотрите, чтобы этот кретин вас не подвел! С этими словами она превратила младшего сына в животное. Не хотелось Джо превращаться в свинью, но он боялся ослушаться матери. В Стране Жевунов никогда не было денег, там всегда процветал натуральный обмен. Король Урфин Джюс, правда, недавно ввел в своем новом государстве под названием Тартария в употребление золотую, серебряную и медную монету, но это нововведение особого успеха не имело, большинство населения предпочитало по-прежнему обмен. Вид у Джо в облике свиньи был грустный и подавленный. - Что с тобой, дядя? - заботливо спросила Ронья. - Ну хочешь, я стану свиньей вместо тебя. Бабке мы ничего не скажем. - Или давайте я буду свиньей, - вызвался Тим. - Или мы, - подхватили остальные, включая Артошку и козла Наполеона. - Нет, нет, нет! - запротестовал Джо. - Не нужно рисковать собой из-за меня, я не стою этого. Только неспроста все это. Матушка небось нарочно придумала такой фокус, чтобы избавиться от меня. Все стали наперебой утешать толстяка, и тот пришел на рынок уже слегка приободренный. Покупателей в этот день там было видимо-невидимо. Люди заприметили немного необычную свинью и стали предлагать обмен. - Даю взамен шляпу с бубенчиками! - закричал один из покупателей. - Даю десяток яиц! - послышался женский голос. Сквозь толпу пробился зажиточный мельник Боб. - О! Какой великолепный экземпляр! - пришел в восторг мельник, внимательно изучив Джо. - Даю за такое чудо лопату, мешок муки и петуха в придачу! - Хозяин, ты что, с ума сошел? - возмутился петушок, сидящий на плече у мельника. - Как ты можешь менять меня на какую-то свинью?! Вот и верь после этого людям! Но Боб был непреклонен: - Жена недолюбливает почему-то тебя, золотой гребешок, увы... Поэтому у меня нет иного выхода, за исключением обмена. Не варить же мне суп из такой чудной птички! - Этого еще не хватало! Уж лучше обмен! - нахохлился петух. - Не бойся, петушок, с нами не пропадешь, - подмигнул козел. Остальные заулыбались. - Ну что, вы согласны? - мельник впился взглядом в друзей. - Согласны, - ответила Ронья. - Только оставьте нам, пожалуйста, платок, что висит у свинки на голове. - Платок? Да не вопрос, - проворчал Боб. Таким образом, обмен состоялся. Наши друзья получили петуха, мешок с мукой и лопату. А мельник ушел в сопровождении Джо в облике свиньи. Затем вся компания уединилась неподалеку и стала уплетать груши с яблоками, поскольку проголодались. Артошка получил мясо с кашей, козел Наполеон - вкусное сено, а петух - пшено. - Будем надеяться, что с Джо все будет хорошо, - пробормотала Энни. - Будем надеяться, - повторила Ронья. - Дядя у нас ведь очень хороший... Элли улыбнулась и ласково погладила девочку по голове. Спустя примерно час явился целый и невредимый Джо, но очень уставший. - Ух, никогда в жизни я столько не ходил! - проворчал он. - Есть что-нибудь покушать? Наши друзья вернули Джо настоящий облик, а когда тот насытился, то рассказал о том, что с ним было. Мельник Боб привел "свинью" к себе в хлев и велел девушке-работнице как следует накормить Джо. Девушка принесла кучу помоев и объедков. Джо покосился на них и произнес: - Эту гадость вы можете есть сами, а я предпочитаю капусту, сосиски и пиво! И прежде чем девушка ему ответить, он пулей вылетел из хлева и помчался обратно, несмотря на то, что с непривычки Джо было тяжело выполнять такие действия. - Молодец дядя, ты прекрасно справился, - похвалила Джо Ронья. - Правда? - не поверил толстяк. - Совершенно верно, - подтвердила Элли и остальные. - Да, в целом приключение удалось на славу, - вынес вердикт Тим. - Бедняга Боб! Воображаю, как он изумился, когда такой экземпляр сбежал! - захихикала Энни. - Ничего, это ему только на пользу, - сказали мулы Цезарь, Ганнибал и Спартак. - А мне жалко бывшего хозяина, - проворчал петух. - Он хороший человек, ни к чему было над ним вам так потешаться. Но узнав в чем дело, петушок сменил гнев на милость. - С матерью Людоеда лучше не спорить, - сказал он. - Надо найти ее волшебное зеркало и уничтожить. Только тогда, а также с помощью моего крика колдунья лишится значительной части своей силы. - А зачем нужен твой крик? - не поняла Элли. - Как "зачем"? Да ведь петухи издавна славились способностью изгонять нечистую силу, - пояснил петушок. - Что вы задумали? - нахмурился Джо. - Дядя, мы не желаем участвовать в замыслах бабки, - заявила Ронья. - Ты уж меня прости, но ни к чему хорошему это не приведет. Джо задумался, что было ему совсем несвойственно: - Пожалуй. Но где же выход? Наверное, вам нужно бежать из замка, когда маман лишится значительной части своей силы. - А как же ты? - приподняла брови Ронья. - Нет, дядя, мы тебя не бросим. - Не волнуйся за меня, малышка, - Джо прижал к себе племянницу. - Главное, чтобы с тобой все было хорошо. А я уж как-нибудь перебьюсь. Элли, пожалуйста, позаботьтесь о моей девочке! Элли кивнула. Они все вернулись в замок. - Ну как дела? Волшебная шалость удалась? - захихикала старуха. - Удалась, сударыня, - ответила Элли. - Надеюсь, этот придурок Джо не наломал там немало дров. А то с него станется... - Нет, все прошло хорошо, дядя был великолепен, - заявила Ронья. - Почему вы так плохо говорите о своем сыне, сударыня? - не выдержала Энни. - Джо у вас очень хороший. - Да, он вселяет надежду, - подтвердила Элли, к большому смущению Джо. - Не надо так, чего уж там, - пробормотал толстяк. - Хороший? Вселяет надежду? - передразнила их колдунья. - Нет, вы заблуждаетесь. Джо - типичный эгоист и халявщик. Такими же были его покойные брат и отец. Правда, у него нет их ума, но в остальном Джо точно такой же! Ладно, хватит об этом! Приготовьте лучше обед, я есть хочу! Появление петуха слегка удивило колдунью, но она решила, что лично справится с ним в случае чего. В конце третьего дня мать Людоеда спросила наших друзей: - Ну так что вы решили, уважаемые? - Мы согласны, - не моргнув глазом заявила Элли. - Чудесно! По этому поводу устроим праздничный пир. Этих детишек сегодня зажарим и съедим. Тощие они, или нет, мне уже все равно, - колдунья кивнула в сторону Типа и Глинды. Но Ронья и остальных стали умолять ведьму пощадить ребятишек, и та наконец сдалась: - Пусть будет по-вашему, я подожду еще немного. А сегодня мы будем есть солонину и соленые огурцы, благо их у нас превеликое множество. В самый разгар еды, Тим, Энни, козел Наполеон и петух отлучились в комнату старухи, чтобы найти волшебное зеркало. Нелегкая это была задача, учитывая то, что в комнате ведьмы было полно всякого барахла. А мать Людоеда с жадностью уплетала солонину и соленые огурцы, совершенно не опасаясь за здоровье и возраст, изредка перебрасываясь фразами с Элли. - Да уж, так мы будем искать до второго пришествия! - недовольно возмутилась Энни, перебрав кучу разных штук. - Мы еще здесь не смотрели, - заметил козел Наполеон, кивнув на угол комнаты. Но даже там зеркала не было. Лишь петуху удалось откопать в старом сундуке то, что было нужно. - Эврика! Вот мы и нашли зеркало! - обрадовался Тим. - Ты гений, петушок! - Всегда рад помочь добрым людям! Друзья незаметно принесли зеркало Элли, вернув подвижность Типу с Глиндой, а также выпустив Тигра из клетки. Тигр хотел было съесть ведьму, но все уговорили его не делать этого. - Финита ля комедия! - произнесла девушка и разбила зеркало, прежде чем колдунья осознала, что происходит. А петух громко закукарекал. - Караул! - завопила колдунья, упав на пол. - Помогите! Умираю! Желудок болит, ноги болят! На помощь! - Бегите, бегите скорей! - заторопился Джо. - Прощайте! И будьте счастливы! - Дядя, может быть, ты все-таки отправишься с нами? - спросила Ронья, вытерев слезы. - Прости, малышка, но это невозможно, - вздохнул Джо. - Как ни крути, она моя мать. - Но ведь бабка съест тебя и не подавится! Разве ты этого не понимаешь? - Не забывай, что матушка уже лишилась значительной части своей силы, - улыбнулся Джо. - Следовательно, она не может причинить мне вред. - Но если... - Главное, чтобы у тебя все было хорошо. А с Элли и остальными ты не пропадешь, я уверен! Джо обнял и поцеловал племянницу, простился с остальными и выпустил всю компанию из замка. Друзья быстро нашли дорогу из желтого кирпича и тронулись в путь. Таким образом затея Урфина Джюса лопнула. Джо напоил матушку сонным зельем, которое хоть и с трудом, но отыскал. Проснувшись, мать стала упрекать сына за то, что тот сделал: - Негодяй! Подлец! Позорище моей плоти! Как ты мог так поступить по отношению ко мне, неблагодарный?! Это единственное, что она теперь могла делать, ибо действительно лишилась значительной части своей силы. Когда Джо это надоедало, то он поил матушку сонным зельем и та засыпала.

Захар: Захар Захар пишет: Предупреждение: в этой главе будет много тяжелых моментов. Страшила Трижды-Премудрый сидел в башне с остальными узниками и читал им притчу из учебника по философии: "Антрополог предложил детям одного африканского племени поиграть в игру. Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям: "Тот из вас, кто первым добежит до дерева, удостоится всех сладких фруктов". Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами. Поражённый антрополог спросил у детей почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: "Обонато". Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? "Обонато" на их языке означает: "я существую, потому что мы существуем". " - Вот так и нам нужно держаться всем вместе, - заметил Дровосек. - Хорошая притча, но только что-то на душе уныло, - проворчал Смелый Лев. - Давайте споем. И вся компания запела: Чтоб могли на Марс летать Люди без опаски, С детства учимся мечтать Мы у старой сказки. Важно только не забыть, Как ответ к решеньям, В жизни каждый должен быть Добрым и волшебником. Отчего бы не сказать Дружно вслух всем вместе: В трудный час не унывать Помогают песни. Всем на свете, наконец, Нам напомнить нужно: Ежедневно сто чудес Совершает дружба. - Эх, выкупаться бы! - вздохнул Фарамант, оглядев себя критическим оком. - Да, банька бы не помешала, - подхватил Дин Гиор. Страшила и Железный Дровосек, как известно, в подобных процедурах не нуждались. Смелый Лев в основном всегда мыл себя сам. Страшила громко закричал: - Эй, охрана! Через минуту появился сердитый и недовольный Прыгун. - Ну? Чего надо-то? - хмуро спросил он. - Добрый человек, нам просто необходимо помыться, - заявили Страж Ворот и Длиннобородый Солдат. - Пожалуйста, устройте нам баньку или что-нибудь в этом роде. Даем слово чести, что не сбежим! - Ага, сейчас, - скептически протянул охранник. - Будем вам баня, будет вам кофе, какао с чаем! Он удалился и вскоре вернулся с тремя своими товарищами. Все они держали в руках дубинки и от них несло вином. Как уже упоминалось в одной из предыдущих глав, Урфин Джюс велел спаивать народ, чтобы тот ни о чем не задумывался. В результате авторитет Огненного Бога, в отличие от иной реальности, не был поколеблен. - Вы хотели баньку? Сейчас мы вам ее устроим! - усмехнулись Марраны и принялись избивать Фараманта с Дин Гиором. Остальные бросились друзьям на помощь, не сдержавшись, и завязалась самая настоящая драка. Прибежавшие на шум рудокопы разняли драчунов и поспешили доложить обо всем начальству. Охранники-Прыгуны пригрозили, что лично будут жаловаться Огненному Богу. Кабр Гвин, узнав об инциденте, явился к пленникам и принялся упрекать их: - Что же это значит, господа? Я из кожи вон лезу, чтобы облегчить вашу участь и где благодарность?! Зачем вы полезли в драку? - Мы всего лишь хотим помыться, - хором ответили Страж Ворот и Солдат. - И не нашли другого способа, кроме, как устроить мордобой? Ай-яй-яй! Нехорошо, мои дорогие, нехорошо! Тем не менее наместник велел устраивать для Фараманта с Дин Гиором банные процедуры и умудрился каким-то образом замять эту историю. Ему хотелось, чтобы и овцы были целы, и волки сыты. Страшила и остальные по-прежнему находили утешение лишь в науках, особенно в философии. Бывший правитель читал вслух работы философов и высказывания мудрецов различных эпох. Всем нравилось "Утешение Философией", одного из последних римлян Боэция. - Плохие новости, - сообщила друзьям Кагги-Карр чуть позже. - Среди нас, птиц, завелся предатель. - Кто же это? - спросил Страшила. - Хороший вопрос. В том-то и дело, что никто толком не знает. Известно лишь, что это какая-то сорока. Но что за сорока и где она находится, неизвестно. В голову вороны вдруг закрались верные догадки, но Кагги-Карр отмахнулась от них. Не может такого быть! Тибря, конечно, еще та штучка, но она не может быть предательницей. - Приплыли! Даже телевизора у нас нет, чтобы выяснить это, - огорчились все. Утешила друзей Рамина, сказав, что скоро все образуется и устаканится. Сорока Тибря доложила филину Гуамоко, что план с матерью Людоеда и ее сподручными провалился. - Да неужели? - усмехнулся Гуамоко. - Как же старушка так сглупила?! Потеряла бдительность на старости лет? Ну да ладно... Не вышло, так не вышло. Филин никогда особо всерьез не воспринимал Элли, он считал, что она побеждала всегда лишь с помощью своих друзей и везения. - Король будет недоволен, очень недоволен, - заметила Тибря. - Да уж, - усмехнулся находившийся неподалеку Эот Линг. - Повелитель Урфин Джюс разгневается. - Поэтому нам стоит что-то еще предпринять, - прошептала сорока, оглядевшись по сторонам. - Зачем? - округлил глаза филин. - Лично мне эта Элли с ее дружками ничего не сделали. - Но она может свергнуть нашего повелителя, как в прошлый раз, - прохрипел клоун. - Ты прав, - подтвердила Тибря. Гуамоко задумался: - Пожалуй, можно попробовать еще раз. Есть один волшебник, он живет в глуши, и ни с кем не общается.... Гингема когда-то ходила к нему в гости , но особой дружбы между ними не было. - Так идем скорее к нему, - заторопилась Тибря. - Только... Гингема говорила, что этот волшебник еще тот фрукт. И неизвестно жив ли он вообще. - И что? - фыркнула сорока. - Королевство в опасности! И мы в том числе. Идем! - Да уж, - пискнул клоун. - Пошли скорее, повелитель нас щедро наградит. - Ну ладно, - вздохнул Гуамоко. - Придется пообещать волшебнику Вильгельму Шварцу пост министра культуры нашего государства. Иначе он вряд ли согласится. - Что за имя у этого колдуна? - удивились Эот Линг и Тибря. - Это немецкий волшебник, - пояснил Гуамоко, которому было известно многое. - Он прибыл в Волшебную Страну вскоре после поражения Адольфа Гитлера во второй мировой войне. - Кхе, кхе, - закашлялся клоун. - Это мне ровно ничего не говорит. Не умничай тут, профессор! - Я умею логически мыслить, в отличие от некоторых, - с достоинством ответил на это Гуамоко. - А не тупо повторять то, что говорят другие! - Ты на что намекаешь, гнида? - рассердился Эот Линг. - Вот возьму и пожалуюсь повелителю! Он тебя в порошок сотрет! - О нет, не думаю, - возразил Гуамоко. - Урфин Джюс не пойдет на это. Мой "коэффициент полезности", как выражаются экономисты, намного выше твоего, глупая деревянная кукла! - Ну сейчас ты у меня получишь! - Ой, напугал! Дело действительно чуть не дошло до драки. Но тут вмешалась Тибря: - Хватит! Довольно! Сейчас не время сводить счеты! Веди к нас к этому Шварцу, Гуамоко, время дорого! И они пустились в путь. Филин и клоун старались не смотреть друг на друга. Эот Линг потихоньку напевал: Эх, яблочко, ты мое спелое, А вот барышня идет кожа белая, Кожа белая, а шуба ценная, Если дашь чего - будешь целая. Эх, яблочко, да с голубикою, Подходи, Гуамоко, глазик выколю, Глазик выколю - другой останется, Чтоб видал, говно, кому кланяться. Гуамоко, несмотря на возраст, прекрасно все слышал. Но он мудро решил пока не трогать этого проклятого клоуна. "Ну погоди, Эот Линг, придет время, ты мне за все заплатишь!" - думал филин. Хоть и не сразу, но Топотун проникся перестал ревновать и даже проникся симпатией к единорогу, которого Урфин Джюс отобрал у волшебницы Стеллы. Поэтому ничего удивительного нет в том, что медведь устроил единорогу побег при первом удобном случае. Да и сам с ним сбежал заодно, ибо в глубине души Топотуна также терзали сомнения, как и его двойника из другой реальности. - Куда же мы пойдем, друг? - спросил единорог. - В Розовую Страну мне пока нельзя, я не хочу подвергать Стеллу опасности. - Пойдем, куда глаза глядят, - вздохнул медведь. - Волшебная Страна добра к беглецам. - И то правда. Что же касается главных героев этой правдивой истории, то они отдыхали после трудного пути. Энни дремала, Элли с Артошкой и муллами развлекала Типа и Глинду, а также саблезубого тигра с петушком, а Тим рассказывал своей новой знакомой Ронье о том, что происходит за горами, о своей жизни в Канзасе и обо всем прочем. Девочка слушала широко открыв глаза и слегка приоткрыв рот, ведь она ничего об этом не знала. Следует отметить, что Тиму сразу с первого взгляда понравилась новая спутница. Мальчик не думал ничего дурного по отношению к Энни, ему просто доставляло огромное удовольствие находиться рядом с Роньей. И вот... Остановившись чтобы перевести дух, Тим наклонился и поцеловал девочку. Ронья опешила. - Что? Что это такое? - пробормотала она, когда к девочке вернулся дар речи. - Прости, пожалуйста, - залился краской Тим. - Ты... Ты очень красивая. И вот мне захотелось тебя поцеловать. - Поцеловать? А что это значит? Мне еще никто и никогда такого не делал. Тим не успел ответить, потому что раздался голос Энни: - Так... Так... Я все видела! И что все это означает, дружок мой Тимофей? Тим очень смутился: - Энни, я, я... Поверь, здесь нет ничего дурного! Я просто поцеловал Ронью вот и все. - Неужели? Энни скрестила руки на груди и прищурившись смотрела на парочку: - А вы неплохо смотритесь вместе... Прямо жених и невеста! - Энни, это совсем не то, что ты подумала, - мягко возразил Тим. - Не смей мне лгать, Тимофей! Я уже давно замечала, что ты всегда поглядываешь на других девчонок, даже когда мы вместе! - Ну и что? Неужели ты думаешь, что кто-то может мне тебя заменить? - Какой же ты обманщик! Я и не знала, что ты такой брехунишка! - Энни всхлипнула, залепила Тиму пощечину и убежала. Тим обхватил голову руками и уселся на землю. Что же делать? Не простит теперь его Энни во веки веков! - Это я виновата, - смущенно пробормотала Ронья. - Не нужно мне было идти с вами, нужно было остаться с дядей... Я попробую все объяснить Энни! - Ты ни в чем не виновата, - глухо ответил Тим. - Но к Энни сейчас лучше не лезть, я ее хорошо знаю. Нужно немного подождать... Между тем Энни в слезах добралась до Элли с остальными, и отозвав двойника сестры в сторонку, рассказала ей обо всем. Элли не нашла в этом ничего ужасного. Она вытерла Энни слезы, обняла и принялась утешать: - Не переживай! Милая моя, все мальчишки фокусники и тут уж ничего не поделаешь... Так уж устроены парни, я это по себе знаю. И по сравнению с тем, что произошло в нашем мире, это такой пустяк, что об этом даже смешно говорить. К тому же вы с Тимом еще не муж и жена. Я прекрасно понимаю твои чувства, Энни, но в данной ситуации вам лучше забыть об этом инциденте и помириться. - Никогда! Тим предал меня и нашу дружбу! Чем он лучше своего двойника? - Энни, будь благоразумной! - И ты туда же! Все вы обманщики! - Энни вырвалась, сплюнула и помчалась, сама не зная куда. - Ты куда? Не делай глупостей! Элли встревожилась не на шутку, и собрав всех, начала поиски. Но Энни как в воду канула... Вернемся к Гуамоко, Эоту Лингу и Тибре. Они добрались до дремучего леса, где и обитал в особняке таком, какой был у него на родине, немецкий волшебник Вильгельм Шварц. Поначалу он, как и следовало ожидать, разгневался и не захотел слушать слуг Урфина Джюса. Но узнав, что ему дадут пост министра культуры, Вильгельм Шварц согласился сотрудничать. - Министр культуры - это прекрасно! - потер руки волшебник. - А что же Урфин Джюс сам ко мне не пришел? Он боится меня? - Нет, нет, - ответил Гуамоко. - У нашего повелителя срочное дело в Желтой Стране. - Значит, от меня требуется всего лишь убрать с дороги короля фею Элли и ее дружков? - Да, да, именно так. - А конкретно как я должен их убрать? Убить? Стереть в порошок? Или замучить до смерти? - Это уж ваше дело, - сказал филин. - И между прочим, совсем не обязательно убивать фею Элли и остальных. Просто нужно устроить так, чтобы они никогда не добрались до Изумрудного Города или Острова. - Не будь либералом! - возмутился клоун. - Вспомни, что стало с матерью Людоеда! Гуамоко наградил Эота Линга убийственным взглядом и продолжил: - В общем, мы предоставляем вам свободу действий, господин Шварц. А вот и задаток. Филин дал волшебнику мешочек с изумрудами. - Но это очень мало, - запротестовал Вильгельм Шварц. - Потом, то есть после бала, повелитель щедро наградит вас золотом и серебром, - усмехнулась сорока Тибря. - Ну это совсем другой разговор! Вильгельм Шварц угостил гостей кофе, пирожными, а также вином с конфетами, которые появились на столе с помощью магии, и отпустил с миром. Спустя какое-то время в особняк снова постучали. Волшебник очень удивился. Ведь мало кто в Волшебной Стране знал о его месте обитания. - Здесь что, дом свиданий? - проворчал он. - Кого там еще принесла нелегкая? Вильгельм Шварц отпер дверь. На пороге стояла Энни. Она шла наугад и случайно набрела на его жилище. Волшебник сразу догадался кто это и довольно усмехнулся про себя: "Одна пташечка уже в моей клетке. Остальные также скоро явятся, я же прекрасно знаю этих добрых людишек. Брат за братом, сын за отцом и так далее. Я не повторю ошибок матери Людоеда! Спектакль по моей пьесе начинается. Акт первый". - Чего тебе, дитя мое? - ласково спросил немецкий волшебник. - Ты заблудилась? Пойдем, я отведу тебя к твоей маме. - Нет у меня ни мамы, ни папы, - всхлипнула Энни, ничуть не смутившись от такой лжи. - Вообще никого нет. Одна я на белом свете, сирота я, сиротинушка! Пустите меня отдохнуть к себе, пожалуйста! - Ох ты, горе какое! - покачал головой Вильгельм Шварц. - Ну заходи, дитя мое, вреда тут тебе не будет. В доме волшебника Энни приняла ванну и сытно поела в столовой. А потом Вильгельм Шварц предложил удочерить Энни, то есть стать ее отцом. Обиженная на Тима и остальных Энни, не колеблясь, согласилась. Хоть она и была теперь волшебницей, но почему-то не сообразила, что попала в ловушку. И уж тем более Энни не стала озабочиваться насчет настоящих родителей, как это ни странно. Магический контракт был подготовлен в двух экземплярах и скреплен подписями. Затем волшебник привел Энни в ритуальную комнату, попросил девочку стать на колени, а затем взял с помощью иголки у Энни немного крови из пальца. - Ой! - дернулась Энни. - Терпи, дитя мое. Это необходимо, если ты хочешь вступить в мой род! - мягко произнес волшебник. Потом он открыл книгу и стал читать заклинание. Все поплыло перед глазами Энни... Где-то через десять минут Вильгельм Шварц разрешил девочке открыть глаза. - Добро пожаловать в новую жизнь, дочь моя! Отныне ты не Энни Смит, а Матильда Шварц, моя наследница, плоть и кровь. - Матильда Шварц? А что? Мне нравится! Спасибо, папочка! - Энни или Матильда чмокнула своего нового отца в щеку. - Чудесно, дочь моя! Это надо отметить. Пойдем съедим торт и конфеты. А потом я тебе покажу свои богатства. - Да, да, конечно! Энни или Матильда доверчиво взяла Шварца за руку и опять направилась с ним в столовую. "Акт первый закончен. Второй акт начнется, когда прибудут остальные, - думал немецкий волшебник.



полная версия страницы