Форум » Фанфики » Летопись Эпохи королей Принц Дорг » Ответить

Летопись Эпохи королей Принц Дорг

zanq: Посвящается всем ценителям истории. История страны Оз не менее интересна чем история Страшилы, Элли, Ружеро и Урфина. Начало всех стран что упоминаются в каноне, например Желтая, Розовая, Зеленая и т д было положено в 5 веке. Как уже упоминалось в фанфике С богами в ссоре 5 век был переломным когда империя Баланагар ослабла и новые владыки мира начали борьбу за власть над страной Оз. В фанфиках Корона Аш-Шемра и Корона Аш-Шемра 2 Тревожное время речь шла о борьбе народов Зеленой и Голубой стран за свободу от угнетения со стороны кочевых орд Амваджей что пришли из Фиолетовой страны и обосновались в Желтой. В этом фанфике речь пойдет о принце Дорге. Он остался единственным наследником Шемрского королевства. Но чтобы стать королем Доргу придется доказать что он этого достоин. И здесь его опорой станет молодой Агранат. Им предстоит собрать разбежавшийся народ и восстановить королевство Шемр.

Ответов - 40, стр: 1 2 All

zanq: В 5 веке страна Оз переживала трудные времена. Империя Баланагар ослабела настолько, что вассальные короли начали борьбу за власть в империи. Наибольших успехов достигло королевство Шандал, что располагался на месте будущего Квадлина (Розовая страна Болтунов). Но и Шандал не смог удержать власть, когда с севера вторглись в центральные районы страны Оз орды кочевников Амваджей. Каган Вортигин захватил бывшую Феомию (сев-зап Гилликин) и поручил вести войска своим сыновьям. Старший сын Калуф стал старшим предводителем и победоносно покорил долину Теплого озера (находится юго-западн Изумрудного города). Ситуация изменилась когда в самом большом из городов Бенлура появился Карум Воитель. Будучи родом из небольших племен Востока, он побывал и рабом и воином. Был и генералом шандалской армии. Вернувшись в Бенлур он начал поднимать народ на восстание. Амваджы при поддержки князей Аш-Шемра вытеснили повстанцев на восток. Но там Карум нанес первое поражение амваджам на поле красных маков. После этих событий Карум объединил шемритские и другие племена востока и разгромил амваджей в Тигровом лесу. Карум был избран королем и, восстановил древнее королевство Метурию, назвав ее Шемр. Карум объединился с Аш-Шемрами и изгнал амваджей из центральный районов страны Оз. Пока Карум правил в центральной и восточной части страны Оз Калуф ставший каганом ни рисковал вторгаться в его королевство. Но в 461 году умер король Карум Харрумос и уже через год погиб его сын Карвенто. Брат Карвенто король Ламенто не решился выступить против амваджей и сдал столицу Метуро. Утвердив королем Бенлура Уфала, Калуф направился на юг и погиб при попытке вторжения в королевство Шандал. Наступило время, когда решался вопрос, кто будет править огромной империей Амваджов. И в это время некоторые генералы и князья Шемра начали готовить новое восстание. Своим королем они решили избрать принца Дорга что скрывался в Шемрлуре…

zanq: Первая глава Дори С вязанкой хвороста, Дори пробирался вдоль стен крепости. Он был одет в простую набедренную повязку, а на голове носил черную ленту с желтой полосой (знак того что он ученик или послушник при храме). Заглядевшись на стены крепости, он столкнулся с верховным жрецом Шемра Зелано. Быстро поклонившись, он произнес: — Простите меня, господин. Я засмотрелся. Всегда удивляюсь я этим могучим стенам. Жрец был одет достаточно богато в набедренную повязку и юбку, в желтый плащ и рубаху. А на голове носил чалму. Он нахмурился. Зелано был недоволен невнимательностью юного принца. Строго покачивая седой головой, Зелано произнес: — Дори, Дори, сын мой, когда же ты, повзрослеешь. Вряд ли ты сможешь, стать королем, если будешь постоянно смотреть на стены и размышлять об их величии. Он улыбнулся и, сказал: — Пойдем со мной, я хочу с тобой поговорить. Войдя в храм, они остановились перед стенами, расписанными различными сценами из жизни Шемра. Дори осматривая стены, остановил свой взгляд на одной из сцен. Зелано спросил: — Что именно тебя так заинтересовало? Дори смотрел на изображенных воинов, что стояли на берегу реки. Они готовились к битве. А на поле стояли два предводителя. — Эх, господин мой, — вздохнул он, — как я хочу стать таким как мой отец. Та битва, которая стала триумфом Шемра, объединившая два наших народа, смогла состояться только благодаря тому, что полководец Аш-Шемра перешел на сторону моего отца Карума Воителя. Зелано внимательно осмотрел изображенные на стене сцены. — То было тяжелое время для многих из нас. Это был и впрямь великий воин! Но было это в тяжелое время, когда мы изнывали под гнетом амваджей. Они укрепились в крепости Керборон и контролировали всю долину Теплого озера. Я помню то время. Я родился в бедной семье землепашца возле Бенлура. Мне многое говорили о непобедимых воинах императора Баланагар. Но я их не видел. Вместо них пришли шандалы. Но и эти скоро ушли, когда появились амваджы. Наши владыки не хотели войны и согласились платить дань. Я думаю, они просто привыкли гнуть спину. Какая разница кто у власти. Карум появился во время сезона дождей. Он поднял народ на восстание и борьбу за свою свободу. То было время великих сражений и, Карум создал единое королевство Шемр. В последнем сражении Карум Воитель сошелся в поединке со своим противником Калуфом. Оба получили серьезные раны. Калуф бежал на север и больше не появлялся здесь, пока был жив Карум. А Карум после долгого лечения вновь начал укреплять свое королевство и особо много внимания он уделял храмам. Я был одним из беженцев здесь в Когиде. Уже много лет я возглавляю храмы в этом княжестве. К сожалению, наследники Карума не смогли отстоять свое королевство. У тебя есть шанс стать королем Шемра. Многие генералы остались живы и ждут того кто возглавит их. Зелано посмотрел на Дори и вновь произнес: — Конечно Дори, дни подвигов прошли, и тебе остается только мечтать. Помни о том, что я рассказал тебе, и придет день, когда ты станешь полноправным правителем нашего королевства. Быть может, ты сам создашь свою историю, которой будут восхищаться потомки. А теперь ступай и помни о моих словах. Глядя вслед удаляющемуся принцу, Зелано думал о будущем Шемра. Калуф умер. Скорее всего, королем Амваджей станет Мидар. Но в любом случае управлять всем захваченным будет трудно, пока князья будут бороться за свою свободу. Все это он уже видел в Аш-Шемре. И это был шанс. Если короновать Дори и призвать всех тех, кто прячется в лесах, то возможно удастся отстоять хотя бы Шемр.

zanq:

zanq: Вторая глава Ультиматум Клема По лесной дороге двигался большой отряд кочевников амваджей. Впереди ехал на крепкой степной лошади предводитель отряда, Клем. Он жил на этом свете уже больше пятидесяти лет и по-прежнему был поджарым сильным и беспощадным воином. Клем был правой рукой князя Дуарте. Дуарте уже много лет добивается власти над амваджами и сейчас наступил тот момент, когда это могло получиться. Клем был назначен Советом нойонов управителем Шемра. Ему была вручена вся полнота власти и, сейчас он шел приводить к покорности эту землю. Метурия легко стала его добычей. Там уже давно никто не сопротивлялся после увода королевской семьи. А вот юг следовало привести к покорности. И первым на его пути стоит крепость Шемрлур. Дори сидел в телеге и осматривал боевой лук. Шемриты всегда славились своими секирами и боевыми луками. Сейчас он сопровождал несколько местных семей, что были в храме по приглашению верховного жреца. Ему было интересно, зачем в такое тяжелое время Зелано приглашает разные знатные семьи на небольшие пиршества. Сегодня Дори сопровождал этих людей в их усадьбы. Ехали, молча по лесной дороге. Был уже вечер и многие задремали в пути. Ехавший на лошади воин Карото внезапно остановился. - По тракту идет большой отряд, - сказал он. - Кто это может быть, - забеспокоился Дори. Дори и Карото пробрались к тракту и увидели большой отряд амваджей. Воинов было много и было ясно, что идут они не просто так. Такие люди могут идти с целью обосноваться на новом месте. - Надо сообщить господину Зелано, - прошептал Дори. - И лучше если мы вернемся с гостями в храм. - Согласен. Принесенные известия подняли всех гостей Шемрлура. Зелано собрал старших жрецов и глав семей на совет. Карото также ушел на совет. А Дори остался во дворе крепости. Он стоял и мучительно размышлял над увиденным. Скорее всего, их спокойная жизнь окончена. Больше всего Дори жалел о том, что он так мало похож на своего отца. Он мало помнил короля Карума. Отец постоянно бывал в разъездах либо в столице. Дори имел статус сына наложницы и не имел права даже приехать в столицу. В последние годы жизни отец часто приезжал в Когиду. Но большую часть времени он проводил в западных лесах. Поэтому Дори мало помнил о том, кто был таков Карум. Но ему так хотелось быть столь же смелым. Во двор вышел Зелано. Он подошел к Дори. - Принесенные известия очень огорчили всех нас. Я надеялся, что кочевники займутся своими делами. Но мы приняли решение подготовиться к встрече. - Но мы же не имеем права воевать с ними. - Да. Но есть шанс обратится к хану Налину. Возможно, это поможет нам убрать всех амваджей с запада. Но для этого мы подождем прибытия этих воинов к нам. А затем уже начнем действовать. Амваджы остановились в заброшенном храме. Клем на утро вышел осмотреть свое войско. Его всегда поражало то, как маленькая орда кочевников приводило в ужас сильнее народы. Например, хан Калуф имел под рукой три тысячи воинов. Ну, еще две тысячи феомитов в качестве пехоты. А кто им противостоял. Города Теплого озера могли выставить десять тысяч ополченцев и столько же Шемриты Запада. А шандалы в знаменитом сражении, когда погиб хан Калуф выставили тридцать тысяч воинов. И все же в большинстве случаев амваджы побеждали. С собой он привел всего сотню бойцов и опасался, что этого может не хватить. Что если вернется армия шемритов. Что он может им противопоставить. Поэтому Клем взял четыре сотни ашшемров. Полагаться на них он не мог. Но выхода у него не было. Осмотрев войско, он сказал: - Мы прибыли в Шемр. Здесь отныне покоренная провинция, а потому требуйте с населения выплаты дани. Я хочу, чтобы уже через месяц первый караван ушел на север. И если кто-нибудь проявит трусость, я лично убью такого воина! Дори сидел в трапезной за столом, перед тарелкой кукурузной каши, стаканом воды и с лепешкой в руке: было время завтрака. За прошлую ночь Дори повзрослел. Он чувствовал ответственность за всех тех, кто скрывался в храме. - Поешь, как следует, Дори. Насыщая тело, питаешь ум. Дори посмотрел на старого жреца Мидара. Старик, кряхтя, присел к столу. - Меня вся эта ситуация беспокоит, — сказал он. — Что бы ты делал на моем месте? Старик вздохнул: - Да то же самое, что и ты собираешься делать. Дори повеселел: - Дрался бы? Мидар ударил кулаком по столу: - Конечно. Это единственно выход. - Он пристально посмотрел на Дори. - А знаешь, в тебе, парень, есть что-то такое. Ты как Карум Воитель! - Мой отец? Расскажи мне о нем. - Я был тогда молодым послушником. Он появился здесь из далеких западных лесов. В то время каждый князь был сам по себе и, здесь не было крепости. Простое святилище. Был, конечно, у нас король Арум, последний правитель Метуро. Но был он посажен на трон Баланагарами, с предоставлением полной свободы князьям. Поэтому на нас часто нападали разные банды наемников, разбойников и дикарей. Карум сколотил из местных грозную дружину и очистил все окрестности. Уже тогда его прозвали Воителем. Хотя сам он был моложе меня лет на пять. Второй раз он появился здесь уже взрослым мужем. На этот раз он объединил князей бывшей Метуро и, возглавил борьбу против Амваджей. Его избрали королем, и он не стал воссоздавать Метуро. Карум Воитель создал новое королевство, назвав его Шемр. Дори был восхищен. - Почему ты рассказываешь все это мне? Старик поднялся, вновь пристально посмотрел на Дори и, произнес: — Потому что ты очень похож на него!

zanq: Раздался звук гонга и Дори побежал во двор. В храме в связи с последними событиями было много народу. Но на стены бежали лишь мужчины с луками и копьями. Амваджы долго гадали, куда делись все воины Шемра. А ответ прост. Весь запад состоял из густых лесов и, степнякам было трудно ориентироваться в этих местах. А воины вернулись к своим семьям, и ушли в лес. Там они построили убежища и спокойно ожидали ухода амваджей. Теперь местные воины собрались на защиту храма. Охрана ворот докладывала о происшествии. У ворот крепости появился большой отряд всадников. Они были одеты как амваджы и вооружены степными дальнобойными луками. Они приказывали открыть ворота именем кагана амваджей. Но охрана сослалась на закон неприкосновенности храма подтвержденный каганом Калуфом. В ответ командир отряда поклялся стереть с лица земли и уехал. Клем вместе со своим отрядом подошел к стенам Шемрлура. Он осмотрел его стены и понял, что захватить его будет не так просто. Но с другой стороны эта область давно покорена, армия Шемра рассеяна. Разве могут оказать сопротивление жалкие жрецы и крестьяне. И тут со стены раздался голос: — Стой! Кто вы такие? Вперед выступил Храд и прокричал в ответ — Перед вами непобедимая армия Амваджей! Меня зовут Храд, я говорю от имени благородного бея Клема. Совет нойонов назначил его владыкой западных земель. Вы должны открыть ворота и сдать крепость. На стене раздался ропот возмущенных голосов и некоторые шемриты направили на Храда боевые луки. Храд поспешил спрятаться за спинами амваджей. А на стене появился старый жрец Зелано. Он окинул кочевников холодным взглядом. Посовещавшись с другими жрецами и воинами, он произнес: — Ваш предводитель может войти вместе с тобой Храд. Клем громко произнес: — Мы идем. — Может взять десяток бойцов? — прошептал Храд. Клем лишь презрительно процедил: — Ты что, трус? Думаешь, кучка крестьян что-то сделает мне? Храд обеспокоено смотрел на стены. — Крестьяне, может, и нет, а воины? Откуда они здесь взялись? — Воины. Об этом мы подумаем. Не трусь, эти шемриты всегда держат слово. Когда Клем и Храд подошли к воротам, их встретил отряд копейщиков. Карото сказал: — Сдайте ваше оружие, благородные нойоны. — Что за наглость! — взорвался Храд. — Да как вы смеете командовать! Мы Амваджы владыки всех земель. Может вы забыли как мы сокрушили двух ваших королей. Клем остановил его суровым взглядом: — Тихо. Делай что говорят. Клем отдал свой меч, а Карото меч и кинжал. Массивные ворота тяжело приотворились, и амваджы прошли в них. Ворота за ними тотчас гулко захлопнулись. Путь пролегал сквозь длинный, извилистый, похожий на туннель, коридор. Коридор часто резко поворачивал. Клем посмотрел на стены и потолок. Стены были явно очень крепкими и толстыми. Под потолком нависали галереи, хорошо защищенные от атак снизу. Зато оттуда лучники могли поливать стрелами все пространство коридора. Скверно. Прорыв сквозь ворота мог привести к большим потерям. К тому же он заметил, что коридор можно рассечь решетками в любом месте. А это верная гибель. Наконец они вышли на залитый солнцем двор крепости, где их уже ждали Дори и Зелано. Сзади за амваджами, шли защитники крепости. Зелано хмуро рассматривал Клема: — Что вам понадобилось в нашей обители, предводитель? Клем надменно произнес: — Я скажу тебе, что мне нужно. Совет нойонов назначил меня владыкой запада. Я был уже в Кольвене. Теперь пришел сюда. Вы сдаете мне крепость, и я так уж, и быть позволю вам и дальше молиться. Дори пришел в ярость. — Ты не получишь ничего! Ясно? Я не боюсь амваджей. Зелано спокойно произнес: — Прошу извинить моих молодых послушников. Но твое предложение мы обсуждать не будем. Если ты нуждаешься в какой-либо помощи, мы конечно поможем… — Жрец, я жду твоего ответа до завтрашнего вечера, — сказал Клем спокойным холодным голосом. Зелано процедил сквозь зубы: — Я отвечу тебе сразу. Каган Калуф издал указ о неприкосновенности храмов и их земель. Новый каган пока не опровергал никаких указов Калуфа. Ты посмел явиться сюда со своей ордой и нарушаешь указы вашего кагана? Мы будем отстаивать наши права с оружием в руках. Клем презрительно ухмыльнулся и пошел прочь. Возле ворот он повернулся и сказал: — Вы отвергли мои условия. Скоро я приду сюда и, вы все будете умирать, и молить о скорой смерти!

zanq: Третья глава Штурм Шемрлура В вечерних сумерках по пыльной дороге медленно брел человек. Он был весь в лохмотьях, руки бессильно висели вдоль тела. Он подошел к воротам Шемрлура и упал потеряв сознание. Проходивший по стене жрец Арум увидел замешательство охраны. - Немедленно послать отряд. Это же наш курьер Фалк. И будьте внимательны. Раненого осмотрели в одной из комнат храма. Длинная рана от груди до пояса могла стоить ему жизни. Но рана была поверхностная. Скорее он просто был обессилен пытаясь спастись от врагов. Жрец наложил на рану травы. - Фалк бывалый воин. Он крепок как скала. Фалк открыл глаза. Осмотревшись, он с облегчением вздохнул. - Проклятые амваджы! Как же я рад, что выбрался. Меня взяли, когда я пытался вывести народ к храму. Там были дети, и они сильно шумели. Короче появились всадники и накинулись на нас. Меня рубанули саблей. Проверять меня никто не стал. Очнувшись, я начал потихоньку выбираться из леса. Новость всех огорчила. Пойманные люди станут рабами а может и того хуже. Рабов могли использовать и как заложников. Дори после услышанного ушел в храм и долго сидел возле изображения Карума Воителя. Он пытался понять, чтобы сделал бы его отец на его месте. Клем наблюдал как его воины готовятся к штурму храма. Простые амваджы доспехов не имели. Они одевались в плотные кожаные куртки. Проверяли острия своих сабель и надежность небольших круглых щитов. Клем надел свои доспехи. Они состояли из кожаной куртки с нашитыми серебряными пластинами. Он надел шлем с плюмажем из перьев птиц. Вытащил свою саблю и несколько раз взмахнул ей. Затем он посмотрел на связанных шемритов. Он сказал: — Ваши сородичи сопротивляются. Но сегодня я приведу их сюда. Так что не скучайте. Скоро у вас будет веселая компания. Шемриты удрученно молчали. Поражение шемритов в сражении, гибель короля, все говорило, что амваджы непобедимы. Вошел Храд и бодро произнес: — Войско готово к бою, мой хан. Выйдя во двор, Клем сел на коня. Он кивнул Храду. — Труби наступление. Под рев труб войско кочевников направилось к Шемрлуру. Дори притаился в кустах и смотрел на лагерь амваджей. В поле его зрения находилось шесть воинов. Он задумчиво пробормотал: — Трудновато будет. — Согласен, трудновато. Хоть и не слишком, — послышался незнакомый голос. — Но трудности малые часто оборачиваются большими проблемами. Дори встрепенулся и огляделся по сторонам, пытаясь понять, откуда раздался голос. Но вокруг никого не было. Тогда он крикнул: — Где ты, выходи и покажись! — Вот беда-то! Глаза разуй. Слепой ты, что ли? Дори напрасно осматривался. Он никого не видел. — Все хватит играть. Выходи! — раздраженно прокричал он. — Мне не до игр. Из ниоткуда появился незнакомец. Он был одет в зеленую куртку и штаны. Все было из плотной кожи как у воинов. Он был довольно мускулистым и внимательным. Незнакомец зорко осматривался вокруг. Он поклонился и произнес: — Орик, к вашим услугам принц Дорг! Бывший король воров, бывший глава разведки короля Карума Воителя. Бывший землевладелец этих земель. Бывший рыцарь последней великой армии Метуро. — Приветствую тебя, Орик сай! Я удивлен, что ты знаешь меня. В настоящий момент мои трудности связаны с тем, что я намерен пересечь открытое пространство и не быть замеченными часовыми. — Принц Дорг, — засмеялся он. — Я знаю тебя, потому что часто бывал в Когиде. Когда каган Калуф появился здесь, то тебя спрятали в храм. Твоя мать осталась жрицей в Когиде. Меня же она попросила остаться здесь и присмотреть за тобой. Дори засмеялся: — Я и не знал что незнакомец, живущий в лесу, присматривает за мной. — Что ж тут такого? Я здесь живу и все вижу. Вот пришли амваджы и я вижу, что тебе нужна моя помощь. — А почему король воров? — спросил Дори. — Грехи молодости, — ответил Орик. — Я вырос сиротой на попечении одной доброй семьи. Сирота в кварталах Бенлура может выжить лишь воровством. Я начал воровать и постепенно стал самым лучшим. Однажды ночью воры Бенлура короновали меня королем. Так я и стал королем воров. Дори рассмеялся. Орик поддержал его. Они сели рядом. — Итак, тебе надо добраться до того святилища, — сказал он. — Это можно устроить. Но вначале расскажи мне причину твоего стремления попасть в лапы амваджей. Я, знаешь ли, не люблю лезть вперед, не узнав вначале причину. Орик долго слушал рассказ об амваджах и все больше мрачнел. Наконец он тяжело вздохнул и сказал: — Я знал, что когда-нибудь эти кочевники вернутся. И я понимаю твое желание помочь бедным шемритам. Но я бы советовал тебе вернуться. — Да кто ты такой чтобы советовать мне, - возмутился Дори, - Я принц Дорг Когидский. Но даже если бы я был последним ваздоном (простолюдин) я бы все равно пошел и освободил пленных. — Понимаю, - вздохнул Орик, - Но твое желание приведет к гибели многих. Я тебе больше скажу. Я видел большое войско кочевников. Они направлялись в строну Шемрлура. Я поначалу думал, что это какие-нибудь отряды из армии Калуфа. — Может это были другие амваджы, - спросил Дори затаив дыхание, - Ну там фуражиры или разведчики. — Нет. Ты хорошо описал предводителя. Я его узнал. А теперь подумай. Ты возможно будущий король Шемра. Возможно, тебе удастся освободить эти земли от амваджей. И тебе пора решать что важней. Оставить в цепях десять человек или спасти тысячи жизней. Но я уверен, что люди, оборонявшие Шемрлур, могут привести тебя к победе над амваджами. Не сумеешь их защитить, и имя Дорга станет бесславным. Я помню, как Карум поднимал народ в городах Аш-Шемра. Как он разгромил амваджей в поле кровавых маков, в Тигровом лесу. И народ помнит и не зря его после этого избрали королем Шемра. Дори сел у дерева. Он был подавлен. Орик сделал то, что не делал с ним никто. Даже Зелано никогда не давил на него. Орик сел рядом. — Но гибель этих десяти будет преследовать меня до самой смерти. С таким камнем на шее я не смогу жить. — Не беспокойся, - Орик положил руку на плечо Дори, - Я помню, как однажды ночью мы бежали из Бенлура, оставив целый город на растерзание амваджам. Твой отец вынес это. Но ты слишком молод. Возвращайся назад, а этих бедолаг я сам вытащу из кандалов. — Ты это сделаешь, - удивленно спросил Дори? — Сделаю. Ступай назад а я подойду позднее. Поговорим о том, как нам справится с амваджами.

zanq: Клем осматривал могучие стены Шемрлура. Штурм шел вяло. Шемриты славились и как могучие бойцы на маканах так и в стрельбе из лука. И сейчас они не давали подойти и близко амваджам. Клем прикинул количество защитников, а также женщин и детей. Скорее всего, в крепости пять тысяч человек. Если на стенах хотя бы тысяча человек, то его жалкая сотня амваджов не сможет захватить крепость. Надо использовать ашшемров. Клем повернулся к своим командирам: — Храд и Тхун, прикажите лучникам приготовиться. Ваша задача обрушить на стену град стрел. Прижмите их к земле. Фалк и Умгал, соберите команды со штурмовыми лестницами. На штурм пойдут только ашшемры. Командиры отправились в чащу подготовиться для атаки. На стене Карото тревожно всматривался в темноту леса, где укрылись амваджы. Он поднял руку, и лучники прекратили обстрел. И в этот миг небо потемнело от стрел. Стрелы как разъяренный рой пчел обрушился на стены крепости. Шемриты бросились к зубцам стены пытаясь укрыться от смертоносных снарядов. Карото заметил, что не все успели укрыться. С десяток бойцов упали вниз со стены. Карото осторожно выглянул и увидел, как к стенам бегут воины с лестницами. Амваджы усилили обстрел, и предпринять атаку стало совсем невозможно. Карото подождал, когда амваджы полезут на стену. Обстрел стал менее интенсивным и тогда шемриты начали сбрасывать камни на головы атакующих. Рогатинами шемриты сталкивали лестницы. Кое-где амваджам удалось залезть на стену. Но их было не много. Шемриты перебили эти отряды. Клем разразился проклятиями. Со стены упал последний ашшемр, и раздался радостный крик защитников Шемрлура, вновь заполнивших всю стену. — Лучники, обстреляйте этих горлопанов! — заорал Клем. Стрелы черной тучей повисли в воздухе и обрушились на стены крепости. Многие шемриты упали с криком вниз на землю. Остальные укрылись за зубцами стены. Клем нетерпеливо ждал своих командиров. Новый план уже был готов. Необходимо атаковать крепость со стороны леса. А для этого нужно переодеть Храда в его доспехи. Пусть здесь тревожит шемритов обстрелом. А он сам ворвется в крепость в той стороны, где его не ждут. Клем осматривал высокие стены крепости. Он со своим отрядом вышел из леса к самой глухой части крепости. Он смотрел на эти сооружения и думал о том, почему король Карум не позаботился вырубить весь лес вокруг крепости. Насколько он знал, изначально крепость была всего лишь гарнизоном пограничной крепости. После того как в темном лесу (тигровый лес) были разгромлены амваджы Карум велел построить там большую стену. Одна сторона стены уходила в дремучие заросли, а другая оканчивалась крепостью. Весь срубленный лес свалили завалом вдоль стены. Но после того как Карум отвоевал Аш-Шемр стена перестала играть роль пограничья. Ее снесли, а завалы разобрали. Крепость покинули все кроме местных жрецов. Жрецы, используя камни с завалов, начали строительство храма. В последние годы король Карум много помогал храмам. Он сильно помог в строительстве храма. Стены крепости остались нетронутыми, хотя ворота почти никогда не закрывались. Клем посмотрел на Дондара. Этот молодой воин сильно отличился и Клем решил повысить его до сотника. Он сказал: - Дондар. Лезь на дерево. Сбросишь нам веревочную лестницу. Дондар ловко залез на дерево, а затем, добравшись до края стены, кинул моток веревки с крюком. Крюк зацепился за парапет стены и, Дондар ловко перебирая руками, забрался на стену. Вскоре веревочная лестница была спущена вниз и, можно было подниматься. Клем подергал лестницу проверяя ее прочность. Повернувшись к своим людям, он сказал: — Вот как надо работать. Учитесь салаги. Дондар хоть и ашшемр а свое дело знает. Подождем сумерек и проберемся в храм. Дондар проследи за порядком. Дондар спустившись вниз, прошептал: — Мой господин. Я уверен, что можно взять храм прямо сейчас. Там нет даже охраны. Эти жрецы и крестьяне столь наивны и глупы. Могу лично пробраться внутрь и все проверить. Клем подозрительно посмотрел на Дондара. Он ответил: — Ты молодец. Хорошо соображаешь для ашшемра. Сегодня будешь сотником. Это я тебе обещаю. Но разведку мы проведем в сумерках. — Это честь, мой господин. Клем был очень подозрителен. Поверить этому чужаку он не мог. Дондар мог легко предать их всех. Не верил Дондару и сотник Тхун. Он нахмурился. Клем готов повысить чужака. Да этот Дондар появился здесь совсем недавно. Да он же предаст при первой опасности. Нет. Такого выскочку надо поставит на место. К вечеру стало ясно, что крепость устояла. Сражение постепенно затихало. Орда амваджей отхлынула к спасительным рощам, и изредка посылали стрелы на стены. Защитники, пользуясь передышкой, натащили побольше камней, дротиков и стрел для лучников. Жрицы сновали по стенам, разнося кукурузные каши, тортильи и терпкое какао. Тем временем несколько воинов под руководством Карото и Бубалы собрали найденную в кладовой катапульту. Подкатили валун и установили в ковш. Выброшенный катапультой камень взвился над парапетом. Мгновение спустя раздался гулкий удар, а за ним вопли ярости. Амваджы поняли, что отсидеться в лесу им не дадут. Амваджы вышли из леса и начали интенсивно посылать стрелы на стены крепости. В ответ сыпались шемритские стрелы и камни. Битва вспыхнула с новой силой. Верховный жрец Зелано сидел во дворе в беседке и с беспокойством смотрел на усталых защитников. В храме было пять тысяч человек и в большинстве это люди в возрасте, дети и женщины. Пригодных мужчин для защиты было не больше тысяч, но все они крестьяне. Воинов из армии Шемра было не больше двух сотен. Бывалые генералы Бубала и Карото были просто подарком для храма. Без них крепость давно бы уже захватили. Вокруг дремали спустившиеся со стен защитники. Пока штурм затих, защитники решили поспать. Медленно приблизился старый жрец Мидар. Он со вздохом сел рядом. — Добрый вечер, — сказал он. — Не такой он уж и добрый. Сколько мы еще продержимся я даже и не знаю. — Ты же знаешь, что только принц Дори сможет собрать вокруг себя офицеров своего отца. Только в этом случае мы сможем выстоять. — Может ты и прав но он слишком юн и неопытен. Король Карум не готовил его к управлению королевством. Его держали как бастарда в провинции и даже не пускали в столицу. Его не поддержат, а если и согласятся. То только если он докажет что достоин этого. — я бы на твоем месте пока не забивал этим голову, — сказал Мидар. — Например, я бы озаботился более серьезными проблемами. — Например? — спросил жрец. — Например, этой подозрительной тишиной. Будь я полководцем то, осмотрел бы те участки стен, где можно залезть по деревьям и открыть ворота. Ничем, не проявив своего беспокойства, жрец, молча, поднялся, жестом подозвал Карото. Карото выслушал Зелано и задумчиво осмотрел стены. Карото, Бубала, Фалк и еще несколько десятков воинов молча, поднялись в башню. Осмотрев стены они вскоре увидели темную фигуру. Тот как раз лез через парапет. Дондар помогал Клему. Клем уже лез через парапет, когда раздался громкий голос Карото: — Мы вам не мешаем! Дондар резко обернулся и получил сильный удар копьем в живот. Он повалился на Клема и с воплем они сорвались вниз. Арум тут же начал стрелять из лука по остальным воинам. Амваджы скрылись в темноте. Фалк вглядывался в темноту под стеной. — Сколько их здесь было? — спросил он. — А кто его знает, — ответил Арум. — Но похоже мы избавились от этого Клема. Карото задумчиво сказал: — Хорошая уловка. Один бегает в его латах там под стеной. Другой тут лезет на стену. Арум пожал плечами: — Надеюсь этот Клем настоящий, и он свернул себе шею. Карото посмотрел вниз: — В темноте мы никого не увидим. Завтра осмотрим всех кто погиб. Тхун осторожно смотрел на стены крепости. Похоже шемриты ушли. Амваджы вышли и столпились возле Тхуна. Тхун подошел к лежащим у стены погибшим воинам. Видеть Дондара среди этих погибших было приятно. А вот то что Клем был жив очень не понравилось Тхуну. — Эй, быстро бегите в лес. Надо сплести носилки. Клема осторожно положили на носилки. Отряд направился в сторону лагеря. Когда амваджы скрылись среди деревьев Тхун подошел к Дондару. Осмотрев его он понял что Дондар тоже жив. Вытащив кинжал, Тхун нанес удар прямо в сердце. - Выскочка, - презрительно произнес он и поспешил догнать отряд. Когда Тхун скрылся из кустов вышел Дори. Он долго смотрел вслед ушедшему отряду. Убийство, совершенное без капли сомнения и жалости потрясло его. он увидел спущенную лестницу и начал подниматься. Как только он поднялся к парапету, ему глаза ослепил свет факела. — О! Опять лезут. Дори среагировал быстро. Он закричал: — Стой. Это я Дори. — Дори? Его еще раз осветили факелом а затем осмотрели всю стену. Убедившись, что это действительно Дори и более никого нет, воины убрали оружие. Несколько пар рук втащили его наверх. Дори еще раз осмотрели. Карото хмыкнул. Затем сказал: — А если бы тебя убили? — А вы что. Лестницу специально забыли? — Нет, - Карото отвел глаза, - Забыли мы про нее. Обрадовались что этого хана убили и расслабились. Вон и амваджы уходят. — Боюсь его так просто не убить. Я лично видел, как Клема несли очень бережно, и он был жив. В этом я могу быть уверен полностью.

zanq: Четвертая глава Ночной Совет Дори стоял среди защитников Храма и смотрел на уходящую орду амваджей. Носилки с покалеченным ханом несли очень бережно. Храд в боевых ханских доспехах выглядел эффектно. Ехал на лошади и держался истинным повелителем. Видимо он хотел, чтобы шемриты поверили, что на носилках вовсе не Клем. Но от Дори уже се знали истинное положение дел. А Храд шествуя во главе армии, мечтал о скором конце повелителя и о своем возвышении. Многие шемриты хотели настигнуть и добить отступающих. Но Зелано приказал: - Стоять. Вы хотите чтобы вся армия амваджей вторглась в наши земли. Пока мы лишь защищаемся в рамках закона. Но если проявим агрессию, нас уже ничто не спасет. Этой ночью шемриты участвовали в похоронах погибших. Победа стоила очень дорого. Карото был очень мрачен. Он смотрел на Зелано и юного принца Дори. Решить вопрос мирным путем претило ему. Необходимо устроить вылазку. Бить в спину стрелами. Неужели ни должны погибнуть только лишь из соблюдения Закона. В малой трапезной на поздний ужин к Зелано с Дори присоединились Карото, Фалк, Арум, Бубала и жрецы. Дори рассказал о своем невеселом путешествии. Особо описал встречу с интересным странником по имени Орик. — Сам Орик! — удивился Карото. — Старый чудак живет здесь! Он один из тех, кто стоял возле короля Карума. Говорят, присоединился к Каруму еще в те годы, кода тот был гонимый всеми. Думаю он выполнит свое обещание. Потом говорили о сражении. Пока было непонятно что будет дальше. Даже если Клем не выживет, что если появится другой лидер. От амваджей так просто не избавиться. Закон хорош лишь там, где подкреплен силой. Зелано считал, что банда Клема получила свое и теперь не посмеет больше сунуться. — Я бы не сбрасывал Клема со счетов, — возразил Карото. — Это крепкий и бывалый воин. Я думаю, он поправится очень быстро. И тогда все начнется сначала. Все молчали погруженные в тяжелые думы о будущем. Зелано со вздохом сказал: — Я против войны. Я верю в Закон кагана Калуфа. Но боюсь, что вы правы. Нас ждет война. Вы опытные офицеры, поэтому оборона полностью на вас. Моя обязанность это храм и забота о раненых и голодных жителях. — Мира не будет, пока мы сами его не возьмем, — произнес Карото, — Но с кем воевать. Сегодня мы хороним десять человек. Завтра уже будет сотня. Клем был столь великодушен, что попытался взять крепость наскоком. В следующий раз он подгонит тараны, туры и штурмовые орудия. И тогда нам уже не выстоять. Надо бить их сейчас но людей мало. Эти крестьяне могут быть лишь пушечным мясом. — Я мог бы с этими крестьянами укрепить крепость, — заговорил, наконец молчавший Бубала, — Сделаем побольше оружия против штурмовых махин. Думаю, это поможет на время сдержать противника. — А я и, наверное, Фалк займемся строевой подготовкой тих крестьянских увальней, — поддержал Бубалу Арум. Фалк согласно закивал головой. Арум продолжил: — Мы подготовим их к сражению. А там уже сами научаться, если захотят выжить. — Боюсь с такими бойцами не одолеть Клема, — проворчал Карото, — Нам необходимо устроить ловушку. Перебить всех этих амваджей и собрать всех воинов великой армии Шемра. — И что дальше? Все посмотрели в дальний угол. Там сидел незаметный для всех старый жрец Мидар. Он даже не смотрел на этих бывших офицеров. Карото поджал губы и сухо спросил: — Что дальше? Мы должны изгнать амваджей, вот что дальше! — Достойная цель, — спокойно произнес Мидар, — Но кто ты такой? Ты принц или король. Ты просто бывший генерал. Кто пойдет за тобой? Как-то лечил я от ран одного молодого княжича. Мы потом много говорили. Он рассказал как воины восхваляли его на поле брани. Он наследный князь Кингара, губернатор Аш-Шемра, советник короля Карвенто. Думаю ты слыхал о Агранате Победителе. Такое прозвище ему дали воины. Так вот этот Агранат ушел в дальнюю чащу и сидит там. Он забросил свой меч, потому что знает. Ни ему тягаться за звание освободителя. Нам нужен тот за кем пойдут люди. Например, принц Дори. Ему по крови надлежит править. Его признают королем все шемриты и, тогда и армия вся соберется в единый кулак. Карото взглянул на Дори. Грустно улыбнулся. Хотел было как раньше потрепать его по волосам но передумал. Он тихо произнес: — Ты уж извини Дори. Но ты для всей столичной знати бастард. И останешься таковым навсегда. А бастарда никто не примет на трон. Дори побледнел. Его пылкую речь остановил Зелано. Он немного торжественно произнес: — Княгиня Когидская Кики была официальной женой короля Карума. Она не носила титул королевы потому как не имела на то право. Но, тем не менее, нет никаких оснований считать принца Дори бастардом. Карото задумался. Потом со вздохом стукнул по колену и сказал: — Нет! Ничего не выйдет. Знать не примет его. Он должен доказать что достоин. И боюсь что возглавить восстание это не то доказательство. Необходимо что-то такое, что сделало бы его королем в их глазах. — Когда-то когидцы и лелорцы помогли беглецу Каруму стать королем шемритов. Я думаю, что такой храбрый генерал придумает средство, как сделать Дори королем. На этот раз Карото думал дольше. Наконец он посмотрел на Дори и тихо произнес: — Есть один способ. Но это по силам лишь очень сильному и выносливому человеку. Боюсь Дори это не для тебя. Прости. Но у нас нет другого пути, как самим бороться с амваджами. Дори посмотрел на Карото холодным взором и сухо произнес: — Говори. Я слушаю. Карото хотел отшутиться но, посмотрев на Дори, промолчал. Он спросил: — Что вы знаете о последней охоте короля Карума? Все непонимающе смотрели на Карото. — Об этом мало кто знает. Повадились в этих местах хищники нападать на людей. Охотники доложили королю и крупном прайде львов- людоедов. Мы конечно поклоняемся львам но людоед не достоин того почитания. Поэтому приехавший в Когиду король собрал храбрых охотников и дружинников. Во время вылазки мы нашли пещеру, где было из логово. Там полно было костей и останков людей. Король пришел в ярость. Он велел перебить всех львов. Но львы оказались очень хитрыми. Много пало храбрых в той пещерной охоте. Был ранен и король Карум. Предчувствуя скорый конец, он велел похоронить его путем сожжения тела. Прах его развеять по ветру. Оружие и королевские доспехи он велел спрятать в пещере, накидав там гробницу. Он сказал: — «Лишь достойный возьмет мой меч и станет защитником Шемра!» Все молчали. Зелано заметил: — Я слышал, что король умер в столице у себя в постели. — Официальная версия королевы. По ее приказу столицу держали на военном положении, пока не приехал принц Карвенто. А там уже и не разбирались, как умер король. — Я пойду, — сказал Дори, вставая, — Я сын Карума и должен исполнить свой долг. — Я должен тебя предупредить, — вновь заговорил Карото, — Один лев выжил и до сих пор нападает. Ну, только на слабых. Но, тем не менее, охотники обходят его стороной. — Мог бы и не говорить, — сразу помрачнел Дори и вышел из трапезной.

Ильсор: zanq , оч. интересно. Жду продолжения...

zanq: Пятая глава Тайные замыслы Старый знахарь бормотал заклинания, держа в руке пучок пахучих трав с сочащимся едким дымом. Он окуривал помещение, изгоняя злых духов. Водил руками вдоль тела, стонущего Клема и, зорко следил за бледными лицами амваджей. Только окончив ритуал, старый знахарь по имени Са-Ан-Ту начал смазывать раны Клема. Наложив повязки из трав, знахарь осмотрел еще раз Клема. Этому амваджу повезло. Похоже, падая, он упал не на землю. Возможно, его падение затормозили тела нижестоящих воинов. Оклемается быстро. Са-Ан-Ту когда то был шандалом. Окончил обучение на лекаря и уехал в одну из провинций. Но вскоре там появились амваджы и началась война. Вынужденный бежать в Шемр он стал специализироваться на знахарстве. И все же мечта вернуться в цивилизованный Шандал не оставляла его. Вот и сын у него уже в зрелом возрасте. Очень не хотелось ему, чтобы его сын и возможные внуки жили в этих чащобах. Сейчас он понял, что его шанс вполне выполним. Уехать на родину не сложно. А вот начинать жизнь на новом месте с пустым поясом будет очень сложно. Но вот если потребовать за информацию о нападении небольшое вознаграждение. Эти жрецы многое могут отдать. И сейчас знахарь многое видел что происходило в лагере. Амваджы собирали тараны и стенобитные орудия. Клем заснул. Знахарь обернулся к амваджам, стоявшим у входа. Он приказал: — Господину нужен покой. Не беспокойте его и не давайте вставать, когда проснется. Знахарь направился к выходу. Воины загородили проход. — И куда это мы направились. — За травами. Надо пополнить запас. Санту покачал головой. — Приказ нашего хана запрещает тебе покидать лагерь, пока господин не поправится. — И как же мне лечить без моих настоев и трав. Тандис встал в дверях и грубо велел. — Сиди здесь и никуда не ходи. Таков приказ хана. — Ну, хоть посидеть во дворе то можно. Там мой сын ждет, он очень волнуется. Его я и пошлю за травами. Санту опять покачал головой. — Я сказал что-то непонятное. Ты должен остаться здесь пока хан не поправится. Знахарь сокрушено покачал головой. — Когда хан очнется и, начнется стонать от боли, я сообщу, что два остолопка помешали принести мне необходимые травы. Думаю, он очень осерчает на вас двоих. Два офицера переглянулись. Санту нехотя произнес: — Хорошо. Иди во двор. Можешь послать своего сынка с поручением. Тандис присмотрит за тобой. Сын знахаря Са-Ан-Ту по имени Юм сидел во дворе храма и с интересом смотрел, как возводили штурмовые орудия амваджы. Увидев отца, он с облегчением встал. Знахарь с важным видом начал перечислять травы, которые надо принести, а потом достал лист бумаги со словами: — Я лучше запишу, а то еще забудешь что-нибудь. Тандис смотрел на отца с сыном и, не заметив какого-либо предательства, с облегчением проводил знахаря обратно в покои Клема. А Юм, выйдя из лагеря амваджей, шел некоторое время, а потом остановился. Он достал лист бумаги и прочитал: — «Сын мой Юм. Тот день, который мы ждали, настал. Теперь мы сможем убраться из этого забытого богами места. Лучшие блага благословенного Шандала ждут нас. Иди к храму в Шемрлуре и предложи их жрецам информацию о нападении. Потребуй хорошее вознаграждение. Я же постараюсь раздобыть побольше информации». Посмеявшись вволю о том, как его отец провел тупых амваджей Юм направился в Шемрлур. Однако попасть в Шемрлур оказалось непросто. Крепость была на военном положении, поэтому ворота были закрыты. Юс с интересом смотрел на следы недавнего сражения. Битва явно была ожесточенной. Возле крепости валялись остатки лестниц, сломанные копья и стрелы, следы крови. Убитых амваджей не было. Видимо гуманный жрец храма велел похоронить и врагов тоже. Юму стало неприятно при одной мысли оказаться в этих стенах во время нападения амваджей. Он подошел к воротам и начал молотить палкой. Долгое время ему не отвечали. Потом он заметил бойницы над воротами и недобрый взгляд. Чего доброго его еще и убьют здесь. Он хотел было уже бежать, но тут сверху раздался требовательный голос: — Ты кто такой? Юм попытался увидеть говорившего, но так ничего и не разглядел. Он попытался говорить как можно убедительней. — Я пришел с посланием от знахаря Са-Ан-Ту. Он предлагает информацию о нападении амваджей. Мы готовы все предоставит за небольшое вознаграждение. Позовите вашего жреца, и я все объясню. — Нам надо подумать. Жди здесь. Юм стоял долго. Наконец когда он уже отчаялся дождаться вообще кого-либо, открылось окошечко в воротах. Он увидел знакомое лицо сурового генерала Карото. Оба хорошо знали друг друга. В прошлые времена Карото не раз сажал в темницу пройдоху мошенника Юма. — Твоего отца я буду ждать завтра недалеко от южных ворот. А теперь убирайся пока я не припомнил тебе твои прошлые делишки. Юм поспешил убраться. Он слишком хорошо знал тяжелый характер Карото. А Карото смотрел вслед и думал о том, что мошенникам доверять нельзя. Пожалуй не стоит Зелано отвлекать такими мелочами. Он сам с удовольствием разберется с этим мошенником знахарем, что уже давно обирает местных жителей. Сколько раз он пытался засадить в темницу этих двоих. Давно пора было покончить с ними. Все складывалось слишком хорошо. Клем быстро поправлялся и даже разрешил своим воинам выпить пульке из найденного в подвалах этого заброшенного храма. Пока все пили, знахарь проник в спальню к хану и выкрал его чертеж штурма крепости. Скопировав его он вернул чертежи мирно спящему Клему. Теперь необходимо уговорить хана отпустить его. Это оказалось не так просто. Клем ни как не мог понять, зачем именно знахарю идти за какими-то редкими травами. Он ворчал: — Любой знахарь должен иметь при себе все травы и настои. Пока ты ходишь, твои клиенту все перемрут. Пошли опять своего сына. — О мой господин. Мой сын не овладел моими знаниями. Он не знает многих трав и где их искать. Идти должен именно я. — Ладно, колдун. Иди. Тебя проводят мои люди, а то еще встретишься с каким-нибудь зверем. Тогда и мне будет худо. — Надеюсь, господин не забудет своего знахаря, когда весь запад склонит голову в покорности. Клем нехорошо посмотрел на Са-Ан-Ту и усмехнулся. Небольшое путешествие к стенам Шемрлура пришлось не по вкусу Санту и Тандису. Оба шли мрачные, а когда совсем стемнело, терпение Тандиса лопнуло. Он простонал: — А мы еще и факелы не взяли. Будь проклят этот знахарь со своими травами. — Молчи, - велел Санту, - Не то живо научу тебя послушанию. — Да кто ты такой, - возмутился Тандис, - Я свободный человек. А ты подстилка хозяйская. Бежишь любой приказ исполнять. Думаешь, тебя поднимут до уровня хана. Мечтай! — Мерзавец, - закричал Санту и накинулся на Тандиса. Тем временем знахарь воспользовался этой потасовкой, чтобы скрыться. Он уже приблизился к стенам крепости, когда из-за дерева вышел генерал Карото. Увидев, что он один Карото просто сорвал пояс и вытащил план Клема. Знахарь со страхом смотрел на грозного полководца. — Где мое золото, - спросил он? — Жизнь. Вот твоя награда. Карото сильным ударом свалил знахаря с ног и услышав треск сучьев, спрятался за деревом. На поляну вышел Санту. Увидев знахаря, он подошел посмотреть и тут появился Карото. — Что-то часто стали появляться в наших лесах кочевники, - произнес Карото, - Пора бы уже и сократить их численность. — А. знаменитый полководец Карото, - протянул Санту, - Слышал о тебе. Ты самый грозный из защитников храма. Твоя голова обеспечит мне уважение среди амваджей. Пора рассчитаться за наше поражение у крепости. — Руки коротки амвадж, - произнес Карото вытаскивая меч, - Рассчитаемся мы с тобой за гибель нашего короля Карвенто. Я давно ждал этой минуты. Со звоном мечи скрестились. Обменявшись парой ударов, Санту нанес ловкий удар, от которого Карото уклонился. Его удар выбил меч из рук Санту. Сам Санту упал. Схватив горсть земли, он кинул в глаза Карото и, подобрав меч, нанес колющий удар по ребрам. Броня спасла от смерти Карото. Ударом кулака он свалил Санту на землю. Тот попытался встать и в этот момент Карото рубанул мечом и амваджский воин упал на землю замертво. Когда на поляну выбежал Тандис Карото уже ушел. Он осмотрел поле боя и, увидев убитого Санту, довольно усмехнулся. После хорошей трепки он не испытывал к Санту теплых чувств. И все же кто его убил? Он схватил знахаря за грудки и закричал: — Кто это сделал? Отвечай! Живо. Может это ты убил командира. Знахарь, очнувшись, пытался сообразить чего от него хотят. Голова раскалывалась после удара, а еще это остолоп трясет его. Он застонал и Тандис отпустил его. — Здесь был этот. Генерал шемритский. По крайней мере, Санту назвал его Карото. Они дрались на мечах. Меня шемрит вырубил еще вначале боя. — Вот как, - Тандис задумался. Смерть командира его нисколько не опечалила. А вот гнев хана его беспокоил куда больше. Он посмотрел на знахаря и предложил: — Надо подумать, как рассказать об этом хану и не потерять голов. Знахарь хитро посмотрел на Тандиса и согласился: — Да. Лучше нам всего не рассказывать. Тем временем командиры подразделений обороны Шемрлура смотрели на план принесенный Карото. Зелано говорил: — Итак, мы видим, что амваджы не успокоятся, пока не захватят храм. Но я тут ничем помочь не смогу. Мое дело молить богов о милости к нам. Зелано встал и вышел. Командиры сидели мрачнее тучи. Дори со вздохом сказал: — Если бы мне удалось достать меч Карума, я бы мог привлечь на свою сторону многих шемритов. Тогда и с бандой этой справились. — Это очень опасно Дори, - ласково произнес жрец Мидар, - Думаю, доблестные командиры сами решат, что им делать при нападении. Пойдем, подумаем можно ли все-таки пройти мимо этого людоеда и забрать легендарный меч Карума. Когда Дори и старый жрец Мидар вышли командиры вновь склонились над чертежом и еще долго обсуждали, какие участки стен укрепить лучше, где сосредоточить отряды дружинников, а где ополченцев. Но одного не знал никто. План штурма был поддельным. Клем провел не только защитников крепости, но и хитрого мошенника знахаря Са-Ан-Ту.

zanq: После возвращения Тандис и знахарь подверглись перекрестному допросу. Они постоянно путались в показаниях, пока Клем не прогнал их во двор. Знахарю велел вообще не появляться без приглашения. После чего само провозглашенный хан долго смеялся. Неужели этот глупый старый мошенник думал перехитрить его, Клема. Его учителем был великий интриган хан Дуарте. Клем сразу же заподозрил знахаря и даже дал ему возможность выкрасть план. Теперь шемриты будут укреплять стены, а он тем временем осуществит свой план по захвату крепости. Этим вечером Клем позвал к себе Уруна и Бойса. Они долго обсуждали, как лучше всего штурмовать город и где копать подкоп под сторожевую башню. Клем решил направить таранный удар по воротам. — А вот туры расположим с севера и юга. Так мы заставим их разделить силы обороны. Я думаю и, с востока они будут ожидать удара. — Где же господин нам делать подкоп, - спросил Бойс? — Конечно же под главными воротами. Пока они будут отбивать атаки нашего тарана, мы подкопаемся под одну из башен. Когда она рухнет, наша армия ворвется внутрь крепости, и мы перебьем всех этих жалких шемритов. Конечно, план мог сорваться из-за разных мелочей. Но Урун и Бойс были офицерами опытными, и возражать не стали. Они лишь задумчиво смотрели на план крепости. На Бойса ложилась большая ответственность руководить подкопом. Уруну поручалось руководить тараном. Они отлично понимали, что будет в случае поражения. В коридоре послышались крики. Клем недовольно выглянул и с интересом остановился в дверях. Тхун боролся со старым знахарем. Сильным ударом меча Тхун зарубил старого мошенника. — За что ты его, - спросил удивленно Клем? — За то, что он и его сынок подслушивали у вашей двери мой сао, - ответил, тяжело дыша Тхун, - Жаль его сынок ушел. Клем быстро распорядился: — Найти мерзавца. Быстро! Всадник бешено гнал лошадь, загоняя ее из последних сил. За ним с гиканьем мчались десять всадников. Прижимаясь к крупу лошади беглец пытался укрыться от стрел. Неподалеку от стен храма одна из стрел попала в лошадь. Лошадь с хрипом свалилась на землю и беглец, прокатившись кубарем по земле, застыл, потеряв сознание. Однако добить его амваджам не дали. Посыпались стрелы со стен крепости и амваджы с руганью отступили. Когда из ворот крепости вышел небольшой отряд, командир всадников велел уходить. В этой схватке им не победить. Выпустив десяток стрел по лежащему беглецу, амваджы галопом скрылись из виду. А шемриты бережно положив на щит беглеца, унесли его в храм. Жрецы суетились вокруг приходившего в себя беглеца. Карото приблизился к ложу со словами: — Дайте посмотреть на него. Увидев, кто лежит на ложе Карото выругался. — Знал бы, что это Юм и пальцем не пошевелил. Надо было оставить тебя там. Ну, говори, чего это они так взбесились. Ты что украл любимую наложницу хана? Юм со стоном попытался что-то сказать. Он прохрипел: — Мы с отцом узнали, что амваджы будут делать подкоп. Отец заплатил за это жизнью. Прошу остаться и отомстить амваджам за отца. — Не верю я тебе, - мрачно произнес Карото, - Ладно посмотрим, как они будут рыть подкоп. А за тобой я буду следить. Жрецы вышли, оставив Юма одного. Он с удовольствие осмотрел комнатку. Хорошо здесь. Тут и кормят и лечат. Остаться бы здесь и дурить жрецам голову. Но учитывая приближающийся штурм и, желание амваджей изрубит его на части, Юм решил не задерживаться здесь. Надо набрать побольше золотых изделий и бежать куда-нибудь в Шандал. В этот вечер старый жрец Мидар пошел в церемониальный зал храма. Он решил немного побыть в тишине перед статуей огромного льва. Покровитель шемра Тахус должен дать ответ. Он вошел в зал и увидел человека. Тот был не в жреческой, желтой одежде. Он стоял с мешком и кидал туда золотые чаши и статуэтки. — Эй, ты кто такой? Юм подскочил от неожиданности. Увидев жреца, он прошипел: — Молчи старик. Не вынуждай меня сделать то, что я не хочу делать. — Вор! Все сюда! Здесь вор! Крик Мидара прервался ударом Юма. Ударив ножом Мидара Юм выбежал из храма. Он уже слышал крики в храме. Юм бросился к стене в той части, где Клем пытался забраться по стене. Веревка уже была им приготовлена. Строго говоря, он никогда с ней не расставался. Накинув веревку на зубец стены Юм начал спускаться. По стенам бегали воины с факелами. Кто-то увидел его. Возле головы просвистела стрела. Юм спрыгнул и застонал от боли. Кажется, ногу вывихнул. Юм встал, и хромая поплелся к деревьям. В это время Карото добежал до места спуска. Он увидел веревку и начал всматриваться в темноту. Он уловил движение и спустил тетиву. Слабый вскрик. — Я тебя достал убийца! Юм уже скрылся среди деревьев, когда почувствовал удар в спину и резкую боль. Он прислонился к дереву и проклял жреца. — «Надо было сразу убить старика, - подумал Юм». Нащупав древко стрелы, он со стоном вырвал ее. В глазах потемнело. Весь бледный он еле держался. Нащупав верную котомку, он вытащил травы и приложил к ране. Теперь кровь должна остановиться. Осознавая тот факт, что скоро шемриты перевернут здесь каждый куст Юм медленно пошел в лес. Он не понимал куда идет. Он просто передвигался от одного дерева к другому. В ночной темноте он ничего не видел и уже не осознавал что с ним и где он. Он просто брел, спотыкаясь о корни деревьев. В мыслях был полный кавардак. — «Добраться до схрона. Там есть золото и травы. Почему я не убил этого старика сразу. Выжить и отмстить всем». Юм споткнулся и упал на землю прямо в пустоту. Он кубарем скатился вниз и упал возле ручья. Здесь он лежал долгое время. Наконец Юм открыл глаза. Похоже травы начали действовать. Он почувствовал себя лучше. Он уже собирался совершить попытку встать, когда почувствовал что рядом кто-то стоит. Он протянул руку и нащупал что-то мохнатое. Юм поднял глаза вверх и встретился с зелеными зрачками хищника. Лев зарычал, и Юм выхватил кинжал, но силы подвели его. Он застонал, и лев нанес удар, когтистой лапой окончив страдания Юма. В эту ночь лев-людоед был сыт и доволен. Добыча оказалась большой и сама пришла к нему. Так погиб вор, лжец и мошенник Юм. На следующий день поисковый отряд из крепости обыскал все пространство вокруг крепости. Карото лично возглавил отряд. Он опасался что жрецы, затеявшие этот поиск, опять начнут лечить убийцу. Он шел с единственной целью. Добить мерзавца. На берегу ручья они нашли то что осталось от Юма. Шемриты со страхом смотрел на жуткое пиршество устроенное свирепым хищником. Карото присел и поднял наконечник своей стрелы. Кто-то произнес: — Надо бы похоронить… Карото тихо произнес: — Ты был поддонком и я бы все равно тебя убил. Но попасть в лапы к этому монстру... Но ты сам выбрал свой путь. Прощай Юм. Он поднялся. — Уходим. Собаке собачья смерть. Надо всех предупредить, что людоед охотится рядом. Шемриты беспокойно оглядываясь поспешили скрыться в крепости.

zanq: Шестая глава Дори принимает решение Клем вышел осмотреть свое войско. Большинство были одеты в обычные кожаные куртки с нашитыми металлическими пластинами. Ашшемры составляли большинство и были одеты в тяжелые панцири. Также у хана был десяток воинов в латах. Но пока при штурме крепости они были не нужны. Клем одел свои золотые доспехи. Он вышел перед армий на помост. Рядом встали его офицеры: Урун, Умгал, Тхун, Тандис, Харт и Уфал. Все облаченные в панцири в шлемах с личинами оскаленной волчьей пасти. — Наступил день вашей славы дети волка! Сегодня амваджи и ашшемры захватят крепость. Любой, кто отступит, будет казнен публично. Там вас ждут добыча и рабы. Вперед храбрые воины. На штурм. Под торжественные крики воинов и рев боевых труб Клем сел на коня и выехал первым из ворот лагеря. За ним потянулись панцирные всадники и лучники. Амваджи сопровождали таран и туры. Дори не находил себе места. Смерть наставника подкосила его. Хоронили Мидара тихо и Дори не смог даже пойти простится. А больше всего он жалел что так и не нашел в себе силы отправится на поиски меча Карума Воителя. Особенно услышав, что Юма слопал тот самый лев - людоед Дори совсем сник. Он так надеялся, что тот давно уже помер. В это утро когда амваджи выступили в поход Дори вышел прогуляться. Увидев на берегу озера бывшего придворного короля Карума Орика Дори подошел к нему. Они сидели на траве и молча, смотрели на озеро. — Не грусти, - произнес Орик, - Я тоже многих товарищей терял. Такова суровая, правда, жизни. — Я еще юн чтобы стать таким как ты, - вздохнул тяжело Дори, - Вот ты Орик. Ты был с моим отцом. А почему же короли Карвенто и Ламенто тебя не приблизили? Орик тихо рассмеялся. — Дори. Твой отец Карум был беглецом. Он вырос в этих лесах. Атаки горцев, шандалов и баланагар были частыми на мелкие общины. Так закалялся воин по имени Карум. Когда разбойники перестали посещать столь отдаленные уголки нашей страны Карум пошел искать приключений. Он побывал в Бенлуре некогда столице Аш-Шемра. Собрав дружины таких же головорезов он отправился сам грабить. Но в Шандале он получил лишь цепи рабства. Однако сумел освободиться и даже неплохую карьеру военного сделал в этом королевстве. Однако угодив в опалу, бежал и опять пришел в Бенлур. — Да-да. Знаю я эту историю, - отмахнулся Дори, - Эти сказки мне с детства рассказывали. — Сказки говоришь, - Орик покачал головой, - Я вот что тебе скажу. Когда пришли амваджи и захватили Бенлур, многие отчаянные головы просили вчерашних поработителей шандалов помочь им в борьбе. Мне было десять лет, когда в ожесточенной битве погиб цвет ашшемрского воинства. А позже я узнал, что на стороне шандалов воевал генерал Карум. Он-то мне и рассказал, что многие князья просто стояли в стороне и наблюдали, как гибнет крестьянское ополчение. Шандалы так и не вступили в битву. Ожидая от князей Ашшемров подлости, они стояли на защите своих земель. А когда амваджи и ашшемрские дружины их атаковали шандалы бежали. Орик замолчал. Дори тоже притих. Такое ему никто еще не рассказывал. Как можно быть таким подлым. Он не понимал. А Орик тихо произнес: — Так погиб мой отец. Мать. Пропала когда сжигали деревни. Я долго скитался, пока меня не приютила одна семья. Я пытался отплатить за добро и начал воровать. Я стал лучшим, пока не оказался в одной камере с твоим отцом. С этого дня все изменилось. Я не видел еще такой стальной воли, такой неуемной энергии и такой свирепости в бою. Это был особенный человек. Мы подняли бунт в Бенлуре и других городах. Нас повсюду предавали. Мы бежали в Шемр и там, на поле кровавых маков Карум положил амваджей на землю. Затем он убедил князей объединиться и, опираясь на когидских и лелорских поселенцев, стал королем. Но мы, будучи всегда с королем были бельмом на глазу у Шемрской знати. Мы все были крестьяне, а стояли выше этих ходонов. Вот почему я и многие уцелели и возможно еще пригодимся. А эти ходоны давно уже на севере, уведены по приказу кагана. — Случайность, - вдруг произнес, повеселев Дори, - Ну, конечно же. Вот что делает нас героями. Случайность. Мой отец попал к вам в компанию. Он оказался лучшим кандидатом на роль вашего представителя. Вот почему он добивался стать королем. Потому что для когидцев он был всего лишь посредником в общении с ходонами. Я все решил. Я иду на поиски меча. Может и мне случайно повезет. — Интересная теория, - усмехнулся Орик, - Но я в этом деле тебе не помощник. Я не готов к встрече со львом. А ты иди. Глядишь в пути и передумаешь. А вообще обратись-ка к сао Коргана. Он живет в этих лесах. Найдешь его легко. Просто иди на запад и найдешь то, что ищешь. — Спасибо Орик, - поблагодарил Дори, - Я уверен, что ты был хорошим помощником моего отца. Надеюсь когда-нибудь я смогу вновь позвать тебя на службу. — Вперед мой король! И кстати, там ты можешь повстречать разных людей. Многих я знаю еще по Бенлуру. Короче возьми мой медальон. Скажи Орик послал тебя. Они тебя проводят. — Спасибо за помощь и до скорой встречи. Надеюсь, мы еще встретимся и, у меня в руках будет меч Карума. — Возвращайся живым, - просто произнес Орик и обнял Дори. Орик уже не усмехался. Он понял, что Дори вернется только с мечом или не вернется. Дори ушел собирать вещи и вскоре исчез из крепости.

zanq: Дори шел до самого вечера. Иногда он останавливался, чтобы отдохнуть и перекусить кукурузными лепешками. Уже вечером Дори присел у дерева. Где найти дом этого самого Коргана Дори плохо представлял. Орик сказал идти на запад. Но что дальше? — Назовись. Дири подскочил. Никого. Он тщетно всматривался в окружающуюся чащу. Никого нет. — Кто ты? И зачем пожаловал в дикие леса? Дори понял, что столкнулся с сородичами Орика. Как же все они любят играть в прятки. И тут в Дори поднялась волна возмущения. Как же достали его все эти увертки. — Кто ты такой чтобы задавать вопросы, - возмутился Дори, - Может я просто путешественник. Иду по своим делам. Или живу я в этих лесах. — В этих лесах живут лишь дикие племена. Добровольно из Метуро в дикий Шемр никто не ходит. Поэтому я спрашиваю еще раз, кто ты такой и что ищешь? Дори все же решил не называться. Он достал медальон Орика и громко сказал: — Меня послал Орик. Он сказал, что его друзья помогут мне. — Орик. Перед изумленным Дори явился высокий незнакомец. Он был одет в тунику и штаны. Все было зеленого цвета и покрыто листьями. На ногах мягкие мокасины. Лицо было покрыто зеленой раскраской, волосы большой частью выбриты и собраны в хвост. В довершение в пучок волос были воткнуты перья птиц. Из оружия у незнакомца были только огромный лук и кинжал. — Орик значит послал, - произнес он, - Очень интересно. А медальон может и не его. Кинь ка его мне. — И не шали парень. Дори оглянулся. Сзади стоял еще один воин. Он кинул медальон. Воин осмотрел его. — Конечно, его можно снять с трупа или украсть, - сомнительно произнес первый воин. — И то и другое невозможно, - произнес второй. Тут они начали смеяться. — Орик сделал для нас много добра, - сказал первый воин, - И если ты его друг, то мы проводим тебя туда, куда ты идешь. Но сначала пойдем с нами. Наши предводители сами решат, что делать с тобой. Дори вынужден был подчиниться. Тем более что он все равно не знал куда идти. Они пошли лесной тропой. Первый воин шел впереди а второй сзади. Они держались на приличной дистанции, что говорило об их недоверии. Уже стемнело когда они вышли на поляну. Там был раскинут лагерь. Ряд юрт кольцами опоясывал небольшую площадь. В центре стояли еще несколько больших юрт. Дори пригласили в юрту возле леса. Там он нашел бутыль с водой, тортильи и кукурузную кашу. Похоже до утра с ним говорить никто не будет. Дори решил поспать. Иногда он просыпался и прислушивался. Остатки еды исчезли, а он даже ничего не почувствовал. Еще он не сомневался, что юрту охраняют. Интересно насколько сильно они хотят его убить. Убрать странного путника и нет проблем. С такими невеселыми мыслями Дори проспал до утра. Утром пришли незнакомые воины. Они велели идти вперед. Они прошли в центральную часть лагеря. Там уже собрались почти все воины. У главной юрты сидели двое немолодых но еще крепких мужчин. Дори встал перед ними. Ядом он заметил вчерашних незнакомцев. Один из предводителей сказал: — Я Бром ганд зеленого братства! Мы воюем с амваджами. Кто ты соглядатай? Что вынюхиваешь в наших землях? Откуда у тебя медальон нашего друга Орика? — Этот медальон дал мне ваш друг Орик, - ответил Дори, - Я иду к сао Коргану. Я прошу вас, не задерживайте меня бывшие воины великого Шемра! — Бывшие! Кто ты такой чтобы говорить о нас такое. Мы всегда были воинами. Жаль что трусливый король Ламенто так и не понял этого. Он сдал город без боя, предал свой народ. Теперь мы зеленое братство. — Кто ты такой чтобы искать Коргана? В этот раз вопрос задал до того молчавший вождь. Дори понял что этот ганд здесь старший. Он посмотрел на него и сказал: — Вы когда-то воевали за короля Карума. Теперь пришло время вновь поднять оружие. Мерзкие амваджы атаковали храм Тахуса. Я призываю вас выйти из леса и вновь встать под копье дома Харрумос. — Дом Харрумос сгинул, - заметил второй ганд, - Лучшим его представителем был король Карум. Его дети Карвенто и Ламенто оказались жалкими наследниками и не удержали в руках такое королевство. Поэтому я, ганд Кадок, не пойду воевать с амваджами. — Вы забывает об одном, - ответил Дори и скинул накидку послушника, - Я принц Дорг, сын Карума Воителя! Я призываю вас взять ваши луки и идти за мной против амваджей. Два ганда уставились на родовую татуировку на груди Дори. Тут же появился незнакомец в жреческой накидке. Он подошел к Дори и долго осматривал герб. Черногривый и желтогривый львы раздирают стаю волков. — Такое подделать невозможно, - с удивлением произнес жрец, - Я узнаю руку мастера. А мы все думали что принц Дорг погиб. Приветствую вас принц в наших краях. Жрец с поклоном отошел. Кадок слегка склонил голову. Бром сделал тоже хотя видно было что он не до конца верит. Он произнес: — Принц Дорг погиб в пожаре вместе со своей матерью. По крайней мере нам так говорили. Даже король Калуф поверил в это… Тут он замолчал явно наконец прозревший. Кадок закончил его мысль: — Это была утка для амваджей. Ну я это понимаю. Калуф искал всех отпрысков королевского дома. Но кто же тогда погиб в пожаре? — Я думаю это сейчас неважно, - ответил Дори, - Я вижу, вы не намерены служить дому Харрумос. Но прошу, укажите путь к дому сао Коргану. Мне очень нужно с ним встретиться. — Зачем, - спросил Кадок, - Зачем принцу сао Корган. Он служил королю Каруму но уже давно в отставке. Зачем беспокоить старика. Пусть себе живет спокойно. Чем он может тебе помочь? Можешь остаться с нами. Мы вместе сможем защититься от амваджей. — Там в храме много женщин и детей. Они ждут вашей помощи. Неужели вы откажете им в этом? — Мы бессильны, - ответил Бром, - Нас не так уж и много. К тому же многие боятся выходить против амваджей. Мы не сможем тебе помочь. Дори хотел сказать что он думает об этих гандах но не стал. На предводителях лежит ответственность сохранить людей. Нельзя сразу говорить о трусости. — Я прошу вас проводить меня к сао Коргану. Мне необходимо увидеть его и расспросить о том, где находится место гибели моего отца. Вначале ганды не поняли, а потом Кадок удивленно посмотрел на Дори. Он переспросил: — Ты хочешь найти меч короля Карума! — Да. Кадок встал. — Я не спрашиваю тебя зачем. Я знаю что ты хочешь доказать. И я преклоняю колени перед твоей храбростью. Кадок поклонился. Бром тоже поклонился сказав: — Надеюсь это не отчаяние. — Отчаяние тоже создает героев, - произнес Кадок, - Ты хотя бы видел этих монстров? А я видел. Поверь это жуткие твари. Я сражался с амваджами многократно. На моих глазах гибли товарищи и друзья. И даже тогда я не испытывал такого страха. Но когда я столкнулся в ночной бою, с этими тварями я… Короче сам решай. Отговаривать не буду. Мои сыновья Бронт и Трот отведут тебя. Ступай. Вперед вышли вчерашние воины. Он молча направились в лес. Дори пошел за ними. Впереди была опять долгая дорога. Но в этот раз Дори почувствовал, что приближается к цели своего путешествия. Он найдет это логово и достанет меч Карума чего бы это ему не стоило.

zanq: Амваджы появились под стенами крепости Шемрлур на следующее утро. Провести туры оказалось непросто по лесным дорогам. Тем не менее, после вынужденной ночевки в лесу армия Клема появилась под стенами храма. Первый отряд из пяти воинов никого не испугал. Они выехали из лесу и остановились на опушке. Потом появились еще несколько отрядов и всадники с гиканьем устремились к стенам храма. Подлетая на лошади, они пускали сразу несколько стрел внутрь крепости либо по часовым на стенах и уносились прочь. Поначалу это никого не испугало. Однако количество всадников все возрастало, а к обеду пленные шемриты прикатили туру, штурмовую башню. Тура пошла на сближение с крепостью и со стен вылетело несколько снарядов. Точное попадание остановило продвижение туры. Защитники ликовали. Однако Клем стоял на опушке и ухмылялся. Все идет по плану. Вскоре в крепости затрубили трубы. Они увидели, как с совершено другой стороны появилась еще одна тура и две сотни воинов с лестницами. Этот отряд вел Тхун. Под прикрытием лучников начался штурм. Тура подошла близко к стенам и таран начал долбить ворота. Здесь не было баллисты и осаждающие ничего не могли поделать. К тому же на вершине туры стояли лучники и вели обстрел по стенам. Положение складывалось не в пользу осажденным. Но ворота держались. К вечеру амваджы отступили. За дело принялись копальщики. На них Клем возлагал особые надежды. Если скрытно прорыть траншею внутрь крепости, то можно ударить с тыла. Но на это уйдет несколько дней. За это время необходимо как можно массировано штурмовать стены крепости не давая отдыха шемритам. Именно об этом говорил вечером Клем на совещании с офицерами. А защитники крепости больше всего боялись, что ворота не выдержат и тогда им придется отступить в храм. Вскоре начался ночной штурм. Тура подошла близко к стене, и таран вновь начал долбить ворота. Лучники стоявшие на верхней площадке туры метали стрелы сгоняя защитников со стены. Предводители, стоявшие в одной из сторожевых башен, были очень обеспокоены. Орик как всегда сохранявший хладнокровие сказал: — Думаю, им не понадобится подкоп. К утру от наших ворот останутся одни щепки. Фалк раздражено произнес: — Более ободряющие слова были бы к месту. Орик отошел в сторону и тихо сказал: — Я всего лишь вижу то, что вы боитесь признать. — Ни время для ссор. Необходимо что-то придумать. Карото был очень обеспокоен. Он явно ждал вылазки противника. Он продолжил: — Я думаю, скоро будет вылазка и, тогда мы выйдем на стены и напоследок обагрим наши мечи кровью амваджей. Стоявший возле Орика оруженосец Санту что-то говорил своему сао. Орик был удивлен. Он сказал: — Тут есть одно предложение. А если сжечь башню изнутри? Предводители переглянулись. — И как же, по-твоему, - тут Карото замолчал и, посмотрел на Бубалу, - Если твоим людям выдать кувшины с маслом. А тебе Арум необходимо приготовить лучником с горящими стрелами. В этом случае план может удаться. К полуночи амваджы решились на приступ. Ворота туры опрокинулись на стену, и штурмовой отряд вступил в схватку с шемритами. Копейщиков вел сам Карото. Противники с яростью накинулись друг на друга. Лучники, засевшие в сторожевой башни вели прицельную стрельбу по амваджам. Они сами стали мишенью из-за факелов, что держали в руках. Постепенно амваджы начали одолевать и ушли от туры довольно далеко, когда ночь сменилась ярким светом. Амваджы оглянулись и увидели, как их тура вспыхнула как труха. Шемриты накинулись на амваджей и те начали отступать. Их загнали в туру и амваджы кинулись вниз по лестнице, пока нижняя часть еще не охвачена огнем. Амваджы на утро представляли жалкий вид. Многие были ранены, в обгорелой одежде и почерневших латах. У основания стены лежали те, кого скинули вор время боя со стены. Потери были большие для такого небольшого боя. Несколько десятков погибших! Среди погибших был и Тхун. Он не успел пройти через туру когда она рухнула на землю. Храд подошел к Клему. Судя по его почерневшим латам, он был среди тех, кто прорывался через туру вниз через огонь. — Повелитель. У нас нет больше возможностей для штурма. Ашшемры неважные бойцы. А сейчас они просто не пойдут или даже перейдут на сторону шемритов. Клем все это видел и сам. — Пока отдыхайте, - велел он, - Похоже, наш единственный способ оказаться внутри крепости это подкоп. Седьмая глава Корган и Аграв Цель путешествия была небольшая поляна, где стоял обычный обмазанный глиной дом. Неподалеку пробегала маленькая речка. Провожатые остановились. Один из них показал рукой на дом. Дори хотел еще что-то спросить но, оглянувшись, увидел, что никого нет. Шагая к хижине, Дори размышлял над поведением этих зеленых воинов. Они знают где живет Корган но боятся подходить к нему. Хотя зачем им это? По-видимому, Корган желает быть в одиночестве. Но как оказалось, Дори ошибался. Хижина была пуста. Дори пошел к речке. Там как раз была беседка. На циновке сидел человек. Дори подошел ближе. Он не знал можно ли побеспокоить столь важного человека и потому остался стоять. Он начал осматривать постройки вокруг хижины. Их было мало. Небольшая площадка с разными макетами сказавшими Дори что это тренировочная площадка для фехтования. Еще был истукан льва и небольшая курильница. Дори пошел на площадку. У стойки с оружием он задержался. Взяв меч, он пошел к чучелу воина. Нанес несколько ударов, и даже смог увернуться от ответных ударов. Чучело делали с умом. Причем ответный удар мог снести голову. Очень интересная задумка. Игра со смертью! — Неплохо. Начальный уровень есть. Дори обернулся. Перед ним стоял молодой парень явно не Корган. На вид ему можно было дать лет двадцать. Дори был по сравнению с ним еще юн, младше годов на пять. Интересно кто он такой? — Сао, - Дори склонил голову, - Я из храма Тахуса в Шемрлуре. Мне нужен сао Корган. — И как же зовут тебя, - спросил заинтересованный незнакомец? — Дори. — Зови меня Аграв. Дори немного задумался. — Аграв. А не ты ли Агранат Аш-шемр? — Да. Это я. Откуда ты знаешь меня? — Предводители обороны храма говорили о тебе. — Вот как. И ты пришел сюда позвать меня на помощь. Что же там случилось. — Амваджы. Они пытаются захватить нашу крепость. Мы пытались настоять на своем праве неприкосновенности храмов, но теперь все зашло слишком далеко. Теперь либо мы отстоим храм, либо все ляжем. — Я свое отвоевал. Я живу здесь далеко от ваших проблем. Что еще нужно человеку. Тихая речка, хижина и густой бор. Здесь нет тупых королей, жестоких придворных и предателей. Я больше не хочу воевать ради тех, кто готов предать верного ему человека. — Ты говоришь так, будто служил одному из дома Харрумос. — Троим. Короля Карума все любили. Я был в твоем возрасте, когда бился против амваджей у Керборона. Потом вошел в свиту наследника Веньено. Став королем Карвенто мой сао назначил меня князем Аш-Шемра. Но когда пришли амваджы король лишил, меня всех титулов, поскольку не терпел чужих советов. Он погиб от самонадеянности. А его брат Ламенто предал всех. Он сдал столицу и ушел со всеми своими придворными в ссылку на север. Я больше не служу никому. — Агранат князь Кингарский и Ашшемрский я последний представитель дома Харрумос. И я Дорг князь Когидский принц Шемра иду на поиски меча Карума Воителя, чтобы призвать всех на бой против амваджей. Аграв смотрел на юного Дорга и, хотел просто рассмеяться. Но за него это сделал Корган. Они не заметили, как старый полководец вернулся и, услышав последнюю реплику, громко произнес: — Ничего смешнее я не слышал. Юный принц выходит драться с львом-людоедом. На что ты рассчитываешь Дорг? Агранат и Дорг повернулись к Коргану. Дорг увидев Коргана остолбенел. Он тихо прошептал: — Так это был ты. Корган. Ты … За полгода до этих событий… Княгиня Кики беспокойно слушала жреца Зелано. — Госпожа. Война приближается к Когиде. Столица пала. У нас даже нет короля. Король Ламенто отправлен со всем королевским домом и столичной знатью в ссылку. Ваш сын моя госпожа. Принц Дорг единственный наследник и мы должны немедленно провести коронацию. Кики покачала головой. —Этого не будет никогда жрец. Тебе ясно. Дорг никогда не станет королем. На что вы рассчитываете. Думаете если будет король то и сражаться лучше станете. Единственный кто мог сдерживать амваджей, был мой муж Карум. Теперь его нет. И ничто не остановит короля Калуфа. Если вы так дорожите моим сыном то должны уберечь его. Калуф не успокоится пока не уничтожит весь дом Харрумос. Сейчас время амваджей. Поклянись, что спрячешь моего сына от Калуфа. Клянись именем Тахуса. — Я сделаю то, что вы так хотите сделать, - угрюмо ответил Зелано, - Но это большая ошибка. Он принц по праву рождения и должен встать во главе королевства. А вы лишаете его этого права. — Пока я жива я буду решать, что лучше для моего сына, - твердо ответила Кики, - Вам бы только воевать. Уже два короля ушли за этот год. Вам мало? Еще и Дорга хотите погубить. Иди и приготовь одежду для Дорга. Он должен стать послушником. Жрец покинул покои княгини. Княгиня Кики подошла к окну и посмотрел во двор. Во дворе спешивались всадники. Прибыли военные офицеры. Предстоит тяжелый разговор, но княгиня дала слово уберечь Дорга от кровавого венца. К княгине все же вошел лишь один из генералов по имени Корган. насколько она знала, это был отставной полководец, вступивший в ряды армии, когда погиб король Карвенто. Корган сел по приглашению княгини на софу и устало сказал: — Сяо Кики, эва Когидус. Отныне вы наша королева. Столицы больше нет, король сдал ее врагу. Армии нужен король и я прошу вас, благословите принца Дорга на борьбу с врагом. — Сао Корган. Ты давно уже не воин. Но даже возглавив армию ты не можешь остановить врага. Вы отступаете и думаете мальчик даст вам сил. Вы просто все погибнете. Нет. Я не дам вам моего сына. Жрецы спрячут его, а ты поможешь им. — Но Шемр погибнет, - горячо возразил Корган, - Вы понимаете, что обрекаете Шемр на гибель. Дело вашего мужа, которому он посвятил свою жизнь, пропадет. Вы просто обязаны, спасти великий Шемр. — Я ничего и никому не должна, - твердо сказала Кики, - Мне неважно кем был для вас Карум. Великий король или герой воин. Для меня он был любимый мужчина. От него у меня остался лишь сын Дорг. Я умоляю вас, памятью короля Карума спасите моего сына. Не допустите его гибели. Корган был задумчив. Он встал. — Я вас понимаю сяо. Но любовь ваша обернется гибелью для всего королевства. Вы хотите спасти сына, но король Калуф перевернет все королевство и найдется предатель, что выдаст Дорга. Так что в любом случае он погибнет. Не лучше ли сделать это с честью. — Вы хотите быть мертвыми львами а не живыми псами, - спокойно произнесла княгиня, - Н у живых псов есть шанс поднять голову позднее когда придет время. А сейчас время уйти в сторону. Я прошу вас о помощи. К тому же, кто будет искать принца, если все поверят в его смерть. — Вы хотите инсценировать смерть принца, - удивился Корган. — Да. В соседней комнате лежат юноши выпившие зелье. Они уже не проснутся. На одном из них перстни и медальоны Дорга. Внизу слуги уже поливают маслом стены и полы крепости чтобы сжечь и похоронить всякую память омоем сыне. а я уже приняла зелье и мне немного осталось. Тут она покачнулась. Тут только Корган увидел как дрожали ее руки. Он подивился стальной хватке и выдержке княгини. Жаль что она не стала королевой. Возможно, ей бы удалось не допустить падения столицы. Она легла на софу. — Не допустите гибели моего сына генерал Коран, - тихо произнесла Кики и закрыла глаза. Уезжал Корган очень подавленным. Он не только ни сделал то, что обязан был сделать, но и связал себя клятвой. Нельзя было чтобы самопожертвование княгини прошло зря. Принца надо отдать жрецам и попытаться самим выиграть войну. И если первое было вполне возможно, то вот второе сомнительно. А за спинами подымался густой дым от горящей крепости. Дорг обернулся и остановил лошадь. Он закричал: — Это же горит крепость. Немедленно возвращаемся. Но Корган схватил его лошадь и грозно произнес: — Нет, принц. Ваша мать велела, доставит вас в храм. Там вас не найдут амваджы. Ее вам все равно не спасти. Таков приказ! — Да плевал я на все ваши приказы. Я должен спасти свою мать. Отпусти. Я не боюсь амваджей. Пусть приходят. Корган схватил Дорга. — Послушай меня принц. Ради имени твоего отца я доставлю тебя в храм. А там делай что хочешь. Но твоей матери уже нет в живых. Поэтому твоя жертва будет напрасной. Дорг опустил руки. Дальше они ехали молча. Дорг потерял всех близких людей и теперь не знал что делать. А Корган на прощание перед храмом сказал: — Доверься Зелано. Он поможет тебе. Прощай. — Скажи хоть как звать тебя, - спросил Дорг? — Имя мое тебе ничего не даст. Я ухожу на бой с амваджами. Поэтому навряд ли мы с тобой увидимся. Прощай. Дорг смотрел на Коргана, вспоминая свое бегство. Он произнес: — Это был ты. Ты увез меня из крепости, где погибала моя мать. Ты даже не соизволил назвать свое имя. Корган совершено безразлично отнеся к словам Дорга. Он спокойно сказал: — Это все придумала твоя мать. Мы проигрывали войну, потеряли двух королей. Армия хотела короновать тебя. Ну вернее командующие армией видели спасение только в этом. Но твоя мать переодела твоих товарищей в твою одежду и дала им яд. Она выпила яд сама вместе с ними и велела поджечь крепость. Она связала меня клятвой спасти тебя, и я вынужден был сделать это. Твоя мать была великой женщиной, но я должен был взять тебя собой. Я бы сделал из тебя воина, но теперь уже поздно. Дорг вздохну и прямо посмотрел на Коргана. — Я пришел исполнить волю отца и добыть меч короля. Ты укажешь мне путь? Корган долго смотрел на Дорга. Затем тяжело вздохнул и сказал: — Воля твоя принц Дорг. Завтра утром я отведу тебя в то место. А пока отдыхай, набирайся сил и лучше тренируйся. Корган ушел к волокуше и начал разделывать тушу пойманного животного. Аграв подошел к стойке, выбрал меч и сказал: — Ну что ж. Принц Дорг берите ваш меч. Попробую подготовить вас, к встрече с самым ужасным монстром, которого я когда-либо встречал.

zanq: Восьмая глава Вечерние разговоры Вечером после сытного ужина Дорг пошел в беседку. Там уже сидел Аграв. Они сидели, молча некоторое время, а потом Аграв сказал: — Ты знаешь Дорг. Я люблю эту землю несмотря ни на что. Эту землю защищал полководец Эльвед будучи наместником империи. А я еще больше люблю свою родину. Знаешь, здесь в Голубой стране находится моя родина Кингар. И там нет амваджов. — И почему же ты здесь, - заинтересовано спросил Дорг? — Есть много причин, - уклончиво произнес Аграв, - Ты удивишься, если я скажу что, по крови принадлежу к императорскому дому Баланагар и правящему клану Ангусов Амваджии. В этот раз Дорг молчал долго. Затем насторожено произнес: — И ты, значит, можешь стать королем Амваджии? Аграв рассмеялся. — Что ты мой принц. Какой король. Я говорю о моем происхождении. А к трону Амваджии меня не допустят. Там своих хватает претендентов. Я быть может, подался бы у баланагарам но и там я буду всего лишь мелким отпрыском императорской фамилии. Мое место здесь, где я никто. Человек без красивых гербов, звучных титулов, родовой спеси. Здесь я могу быть просто человеком. Дорг с интересом смотрел на этого странного человека. Аграв ему показался слишком все же ранимым в отношениях родовой крови. Видимо потеряв все-то положение, которого он добивался он и залез в такую глушь, чтобы забыть обо всем. — А что ты знаешь об империи Баланагар, - вдруг спросил Аграв? Вопрос застал Дорга врасплох. — Ну не знаю, - пытаясь сообразить, ответил Дорг, - Империя была такая. Вроде бы император до сих пор управляет, но где-то на севере. — Стыдно мой принц не знать историю, - усмехнулся Аграв, - Еще совсем недавно алые армии держали в страхе многие народы. Вот времена то были. Но время великих императоров прошли. А нынешний властитель по имени Шуах не имеет власти даже в самой Баланагарии. — Алые армии, - не понял Дорг? — Да именно алые армии. Воины баланагары носят красные плащи и туники. Потому их так и прозвали. Я не знаю, какие были воины феомиты но из истории помню что везде сидели наместники и князья поставленные ашом Феомы. А четыре столетия назад орда амвадингов сокрушила Феому и прорвалась на равнины зеленой страны. Вот тогда-то все эти управители привели на поле боя свои армии и разгромили кочевников. Победители основали три королевства: Аш-Шемр в Зеленой стране, Метуро в Голубой стране и Шандал в Розовой стране. На севере в Желтой стране образовалось два королевства. На месте бывшей Феомы союз торговых городов Винкус и, королевство Баланагария на северо-западе. — А. так вот откуда появилась эта империя, – понял Дорг, - А королем стал какой-нибудь принц. И они, конечно же, несли в своей крови мысль вернуть прежнее свое положение. — Ну, вроде того, - согласился Аграв, - Через две сотни лет баланагары набрали такую силу, что поставили в зависимость Шемр и Метуро. Аш Урфин объявил себя озом, императором империи Баланагар. Ну а последующие годы ушли уже на борьбу с королевством Шандал. Наибольших успехов достиг Тхар Великий по прозвищу Мясник. Ему удалось захватить Метуро и, истребив весь королевский род он, посадил на трон мальчика по имени Арум. С Аш-Шемром все оказалось сложнее и, первоначально он удовольствовался брачным союзом. Ну а потом он все же покорил и это королевство. — Интересная история, - сказал Дорг, - Но империи приходят и уходят. Великие деяния Тхара в прошлом и нам сейчас надо думать о нашем будущем. Аграв молчал некоторое время. — Мне всегда была интересна история, - произнес он, - И особенно этот оз Тхар. Все дело в том что он мой прадед. Та шемритская принцесса родила мальчика. Этот отпрыск императорского рода является моим дедом. Дорг молчал. Он был просто ошарашен. Этот Аграв оказывается, является наследным принцем даже на шемритский стол. Но вот интересно кто этот принц, который мог бы уже давно стать королем Аш-Шемра. — А как звали того принца? — Эльвед. Тот самый полководец ставший опорой короля Карума. — Эльвед! Тот самый полководец Бенлура. Тут Дорг уже не стал скрывать своего удивления. — А почему же он сам не стал королем? Он же мог став королем повести за собой армии шемритов. Тогда быть может он и шандалов и амваджей сам бы и победил. — Все не так просто, - задумчиво произнес Аграв, - Да конечно его назначили наместником Зеленой страны, но прежде связали узами брака с кингарской княжной. Таким образом, он становился всего лишь княжичем и возможно они думали, что он будет менее опасным. Империя уже не справлялась с натиском орды амваджей и армии шандалов. Империя пожертвовала Винкусом, отдав его амваджам. Но зато отбила шандалов на юг. Но этот успех ничего уже не значил. В последующие годы амваджи стремились попасть на равнины Зеленой страны. Эльвед в союзе с шандалами всячески мешал им. Когда шандалы стали опасны он отжал амваджам Керборон. Тут уж Дорг не утерпел высказаться. — Но это же глупо. Он сам вырыл могилу Аш-Шемру. — Может быть, - согласился Аграв, - Но в любом случае я уверен, что он делал все от него зависящее. Когда появился твой отец, Эльвед как раз вел переговоры о совместном походе на север. Поэтому любая агрессия могла все нарушить. Поход состоялся и, амваджи вынуждены были даже покинуть Керборон. Но в результате шандалы ввели гарнизоны во все города и, Эльвед бежал на север. Он просил кагана Вортигина прогнать шандалов и обещал платить дань. Амваджи помогли. Они разгромили шандалов, а затем устроили бойню под предлогом поиска шандалских агентов. Народ возмутился и готовился к восстанию. Эльвед поднял на битву князей с дружинами и шандалов. Однако коварные амваджи рассорили союзников. В результате князья стояли в стороне и смотрели, как гибнет под копытами амваджей ополчение. Шандали и близко не подошли к полю боя. — Интересно как же тогда Эльвед сохранил свое положение, - спросил Дорг? — Ну, он бежал в Кингар. А через несколько лет хан Налин упросил его вернуться. Каган купил князей разными льготами, но они потребовали наместником в Бенлур Эльведа. Тогда-то Эльвед и выдал свою дочь за сына Налина Санту. Я родился в Кингаре но жил в основном в Бенлуре. Сейчас мой отец живет в Амваджии а я вот здесь. Дорг и Аграв долго сидели молча. Дорг все обдумывал сказанное и наконец, спросил: — А что же ты делаешь здесь? Твое место среди амваджской знати. Там тебе почет и уважение. Аграв рассмеялся. — Ну, какой же я амвадж? Я и отца то мало видел. Отец мало бывал в Кингаре. Все в свите хана Налина по землям разным. А как раз в те годы шла борьба с твоим отцом Карумом поэтому отец в основном жил Кербороне. Меня забрал в Бенлур мой дед Эльвед. Там я и вырос. А после когда Эльвед встал на сторону Карума меня приставили в свиту короля. Поэтому для Амваджей я чужой. Дорг укладываясь спать все думал. Почему этот Аграв совершил этот экскурс в историю. Кому нужна эта империя? Ну, были баланагары и что? Они уже не поднимутся, а скоро и королями можно становиться будет без признания оза. Зачем это нытье о великом прошлом его рода. Чего хотел добиться этот бывший фаворит короля Карвенто? Хотел показать, что он тоже достоин, надеть корону, но боится этого старого льва? Зачем? Набивал себе цену в случае победы, его победы? И тут он, кажется, все понял. Ну, конечно же. Королем он конечно не станет. Для этого надо быть вовсе не Баланагарским принцем а, по крайней мере, из шемритского королевского рода. Он, похоже, просто очень дорожит своим происхождением. Аграв потерял все кроме имени своего рода. А это он будет всегда и всем напоминать. Такие люди всегда опасны. Но в будущем без них не обойтись. Ну ничего. Первым делом надо разобраться с этим львом и амваджами. А остальные дела потом…

zanq: Девятая глава Охота началась Утром Дорг встал с первыми лучами солнца и побежал искупаться в реке. Ополоснувшись, он не спеша пошел к дому. Там его уже ждали. Ганд Кадок сидел на пне и с улыбкой смотрел на него. Корган и Аграв уже встали и вовсю фехтовали дубинами. — И кто побеждает, - с интересом спросил Дорг? — Корган, кто же еще, - усмехнулся Кадок, - Аграву еще расти и расти до уровня Коргана. А я за тобой принц Дорг. — Вот как, - Дорг с интересом посмотрел на Кадока, - В прошлый раз вы отнеслись ко мне с враждебностью. Зеленые вроде бы не воюют более за дом Харрумос. — Именно так и было, - ответил Кадок, - Но Корган просил помочь тебе, а для нас это закон. Если господин Корган решил помочь тебе, то и мы готовы сделать это. Ты идешь добывать легендарный меч Карума. Я думаю, этот поход воспоют в легендах. Хотелось бы тоже поучаствовать. Может быть, барды не забудут о нашем участии. Дорг смотрел на это странного ганда и не мог понять его. Болтает он просто так или заговаривает зубы. Кадок перешагнул уже пятый десяток и не может быть балагуром. Возможно, это просто его манера разговаривать. Впрочем, от помощи Дорг решил не отказываться. Подошел Корган и Аграв. Корган сказал: — Мой принц. Ты выбрал путь, с которого свернуть уже не удастся. Этот путь был предназначен твоему старшему брату. Но королева решила обойти закон короля и вручила своему сыну поддельную корону. Настоящая корона древних королей Шемра лежит в логове льва. Ты решил исполнить волю короля, и я буду ждать тебя. — Почему не пойдешь со мной, - спросил Дорг, - Даже Кадок идет. — Я не могу, - ответил Корган, - Если я пойду, то вступлю в схватку и украду твою победу. Иди мой принц и если вернешься, я посажу тебя на трон твоего отца. Аграв хотел было что-то сказать но, посмотрев на Коргана, смолчал. Впрочем, Дорг понимал, что Аграв хотел бы тоже пойти. Однако именно Аграв в этом походе мог сделать то, что Дорг пока смутно представлял. Льва он убивать не собирался. Пройти тихо и взять меч и корону. О том чтобы биться с львом у Дорга и мыслей не было. В пути Дорг понял, что ни все зеленые братья решились идти за ним. Кадок взял с собой не больше десятка бойцов. Это были явно добровольцы, жаль, что так мало. Впрочем, Кадок успокоил Дорга, сказав, что путь не близок и лучше идти на лошадях и малым числом. А вот присутствие Брома его удивило. Два предводителя оставили своих людей и шли на верную смерть. Похоже их совершено не волнует что будет с их братством. Проехав лесными тропами, они выбрались на равнину. Лес кончился. Дорг застыл в изумлении. — Где это мы? — Шемр. Его западная граница, - ответил Бром, - Здесь часто проводил свои военные учения король Карум. Скоро подойдем к реке Лелоруин. А за рекой начинаются владения небольших княжеств, таких как Алагор, Кингар, Тогир. Именно из этих мест и пришел когда-то Карум Воитель в Аш-Шемр. Дорг с интересом посмотрел на Брома. Бром не создавал впечатления друга. Скорее он пока относился к Доргу с осторожностью. Дорг решил выяснить этот вопрос немедленно. — Скажи Бром. Почему ты так враждебен к дому Харрумос. Неужели ты думаешь, что найдется среди вас герой и поведет на войну с амваджами. Бром ответил не сразу. Они ехали, молча и Бром, начав говорить начал издалека. — Карум не был королевского рода, - холодно произнес Бром, - Он был родом из разоренного войной Тогира. Шандалы давно покушались на эти прекрасные земли. Метурийцы покинули эти земли, и ушли на север. Когда мы бежали от амваджей то думали что придется драться с метурцами за каждый кусок земли. Но оказалось все просто. Метурцев вполне устроило, что на опустевшей земле теперь живут люди. Мы стали их заслоном от врагов с юга. Дорг тяжело вздохнул. Как же любят все блеснуть своими знаниями при этом, не отвечая прямо на вопрос. Он спросил: — И вы все ждали того кто поведет? А сами что же не могли решиться на такой подвиг? — Вы смеетесь мой принц, - с улыбкой произнес Бром, - Да я понимаю, что все это выглядело глупо. Но мы жили в то время, когда наш народ часто воевал, то в союзе с амваджами против шандалов то наоборот. Когда же шандалы начали устанавливать свои порядки, наши князья призвали амваджей. Стало еще хуже. Грабежи и побоища стали обычным явлением. Тогда наши отцы вышли на поле боя против амваджей. Мы с Кадоком были в то время молодыми парнями и были поставлены лучниками. Нас предали. Князья стояли в стороне и наблюдали, как ополчение гибнет под копытами амваджских коней. Отцы наши погибли в той битве. — Предательство, - покачал головой Дорг, - Ну я понимаю, что ты возможно до сих пор чувствуешь боль и гнев. Но это было давно. — Твои братья принц предали свой народ. У меня нет веры в дом Харрумос. Что касается Карума то, он был изгоем. Он жил среди нас, питался с нами из одного котла и бился с нами плечо к плечу. Он был и остается нашим, несмотря на то, что стал королем, поселился во дворце, стал, есть изысканные блюда, женился на принцессе. Все это необходимость того положения когда кучка повстанцев не может противостоять всей мощи амваджей. Здесь в этих краях мы видели его обычным, тем кого знали и любили до того как он надел эту проклятую корону. Дорг не нашел что ответить и решил не продолжать разговор. Переправлялись через реку самым простым способом. Раздевшись и свернув все вещи и, амуницию в сверток пошли в реку. Держась за лошадь и стараясь не замочить вещи, небольшой отряд медленно плыл на другой берег. На берег выходили осторожно. Здесь была чужая территория. Впрочем людей здесь давно не было. Это была земля львов. Львы людоеды давно распугали тех, кто еще пытался здесь поселиться. Дорг быстро оделся и начал осматривать местность. Неподалеку возвышалась огромная гора. Он ее не видел, когда они начали переправляться, а это означало только одно. Похоже их отнесло течением вниз по реке. Дорг повернулся к Кадоку. — Плохо дело, - сказал он, - Нас отнесло течением на север. И где нам теперь искать это логово? Придется идти вдоль берега и рисковать стать обедом. — Мой принц, - ответил Кадок, - Течение отнесло нас к нужному месту. Эта гора и есть логово львов и гробница короля Карума. Дорг с удивлением посмотрел на гору. — Да в этой горе может быть тысячи пещер. Как нам найти ту самую пещеру? А может быть этот лев уже и не живет здесь. Обыщем пещеры и уйдем. — Не получится, - мрачно произнес Бром, - Мы нашли свежие следы льва на берегу. Похоже, он вернулся недавно с охоты. Дорг с тревогой начал всматриваться в ближайшую рощу. — Подойдем ближе к горе, – решил Кадок, - И затаимся. Будем следить. Рано или поздно эта тварь появится. Они сидели в зарослях весь день и ждали. Но лев так и не появился. Дорг пошел к реке в поисках Кадока. Они уже решили, что на сегодня можно давать отбой, когда услышали грозный львиный рык. Бром устало потянулся. Вся эта авантюра ему с самого начала не понравилась. Ну, зачем помогать этому молокососу добывать меч, чтобы потом кланяться ему. Королем должен стать тот кто этого достоин. А кто такой Дорг? Сын Карума. Вот и все достоинство. Да тот же Карум никогда не говорил о возможности королевской власти для Дорга. Дорг родился под счастливой звездой. Он королевской крови, все наследники мертвы, и его поддерживают все генералы короля Карума. Этот меч можно было бы, и подделать, но в таком случае как убедить народ следовать за королем. Когда то королева совершила такой подлог и в результате король Карвенто и Ламенто потеряли все. Народ отступился от них. Корган не хочет повторения ошибок и именно потому рискует, посылая Дорга на столь опасное предприятие. И их присутствие здесь это небольшая авантюра. Видимо, чтобы пока лев раздирает зеленых воинов, Дорг может добыть свой меч. Бром встал. Сейчас он ненавидел всех. Коргана, Тандиса, Дорга, Зелано. Они используют народ в своих жалких планах. Интриганы. Он посмотрел в сторону воина. Он, кажется, знал его по имени. Но окликнуть его не успел. Громогласный рев гласил окрестности, и огромный лев смял воина как куклу. Бром бросился за дерево весь бледный от ужаса. Когда прибежали Бром, Дорг и остальные воины Бром тихо бормотал: — Какой огромный и свирепый! Он утащил беднягу Фалка. Мы даже не услышали как он появился. Он просто возник из ниоткуда и сломал его как куклу. Кадок начал сильно хлопать Брома по щекам. Тот опустился на землю и закрыл лицо руками. Кадок начал осматривать кусты. Он довольно произнес: — Ну теперь эта тварь от нас не уйдет. След очень яркий. Идем вперед, но соблюдайте осторожность. Через некоторое время они подошли к подножию горы. Через пятнадцать столетий эту гору назовут Лисьей горой. Но пока что она носила название гора львов-людоедов. Кадок и Бром внимательно осмотрели несколько входов внутрь горы. — Подождем до рассвета, - решил Кадок, - Потом пойдем внутрь и попробуем найти логово льва. — Не стоит вам идти туда, - сказал Дорг, - Это очень опасно. Я не хочу, чтобы из-за меня еще кто-нибудь погиб. Я пойду один и сам найду меч короля. — Принц Дорг, - произнес Бром, - Я понимаю твое желание отвести от нас беду и даже согласен с тобой. Я не одобряю действия генералов Шемра затеявших всю эту акцию, чтобы возвысить вас. Но эта тварь регулярно нападает на наших людей. И потому я иду с тобой. Кадок ничего не ответил, но было ясно, что он полностью на стороне Брома. Дорг лишь вздохнул. Ему вдруг показалось, что назад вернутся ни все. Ночь прошла спокойно. На рассвете в путь отправились трое. Они поднялись до первого входа. Осветив факелами пещеру, предводители вскоре поняли, что здесь льва не может быть. Пещера была не большой и заканчивалась тупиком. Кадок осмотрел пол пещеры и покачал головой. — Здесь такая пыль что сразу видно. Здесь давно никто не был. Они вновь спустились к лесу и начали осматривать гору. Дорг указал на нагромождение валунов. — Мне кажется там чернеет провал. Надо проверить. Они подошли и увидели узкий провал внутрь горы. — Что-то не верится что это вход для льва, - сомнительно покачал головой Кадок. Бром и Дорг тоже сомнительно смотрели на вход. И тут вновь раздался грозный рык. Прямо на валунах стоял огромный лев. Они бросились в сторону леса. Забежав за спасительные деревья, где уже ждали воины, Кадок с улыбкой посмотрел на Дорга. — Пронесло. И как это мы его не заметили. Дорг с тревогой оглянулся. — А где Бром? Они начали осматривать местность до подножия гор. Брома нигде не было. — Похоже мы нашли логово льва, - глухо произнес Кадок.

zanq: Десятая глава Меч короля Бойс вошел в палатку Клема. Тот сидел на циновке и смотрел на чертежи. Клем посмотрел мрачным взором на своего командора. — Господин. Я был в лесу. Туру почти восстановились. Скоро поставят на колеса. Я думаю уже к вечеру, она будет готова к бою. — Молодец, - похвалил Клем, - Иди и позаботься, чтобы к вечеру она точно была готова к бою. Мне необходимо уже сегодня ночью показать этим упрямцам, что со мной воевать опасно. — Будет исполнено, - обрадовался Бойс новому повышению и поспешно удалился. Вечером Клем лично осмотрел туру и остался доволен. Он собрал командоров на совещание. — Сегодня ночью мы вновь атакуем эту проклятую крепость, - мрачно начал Клем, - Мы покажем, что амваджы могут захватить любую крепость. И ты Тандис поведешь ашшемров на штурм ворот. Тандис с сомнением покачал головой. — Опять лезть под стрелы противника. Мы уже столько потеряли воинов, что скоро ашшемры сами сбегут от нас. — Ни сбегут, - жестко ответил Клем, - Всех дезертиров будем бичевать до смерти. Твоя задача отвлечь на себя все силы защитников. Мы атакуем с тыла. Пока они разберутся, что к чему мы уже будем в крепости. Отговаривать хана от губительного плана никто не стал. Было понятно что взять маленькую крепость стало для Клема делом чести. Слишком много он потерял здесь людей. Отступить значит опозорить свое имя. В самый глухой час ночи отряды ашшемров тихо пошли на приступ с лестницами и тараном. Часовые заметили блеск доспехов и подняли тревогу. На стены бежали лучники. Не зажигая факелов чтобы, не стать мишенью они начали обстрел противника. Стрелы посыпались на стены. Это лучники противника решили выбить защитников со стен. Часть лучников перестроилась и начала обстрел стрелков противника. Стрелки отступили в лес. Клем опустил забрало. — Теперь наш черед, - произнес он обращаясь к Бойсу, - Пошли. Пора показать этим шемритам кто здесь хозяин. Тура медленно приближалась к стенам крепости. Она была восстановлена наспех и нужна была только для того чтобы забраться на стены крепости. Конечно, лучше было бы использовать лестницу, но тура казалась более мощным орудием. На этом участке стены дежурил старый жрец Фалк. Все воины ушли к главным воротам. Небольшие отряды были в башнях. А вот ему не спалось. Фалк не был воином. Но все же считал очень опасным такое пренебрежение. Туру он увидел случайно и затрубил в рог. Стрела с шипением вылетал с площадки туры и Фалк упал вниз. Но в башне услышали сигнал и несколько зажигательных стрел взвились в воздух. Заметив туру, воины начали бросать горшки с маслом и стрелять зажигательными стрелами. Высохшая на солнце тура вспыхнула. Уже бежали воины со всех сторон. Амваджы знавшие уже слишком хорошо, чем грозит такой пожар быстро сбегали вниз и к лесу. Клем был в ярости. — Трусы! Мерзавцы! Куда бежите. На стены! Разве это огонь? Но его уже тащили к лесу. Тура рухнула. Клем сидел на земле и смотрел на остатки туры. В ярости он смотрел на крушение своих планов и шептал: — Пощады не будет. Вы ответите мне за мой позор. Кровью! Дорг и Кадок стояли на развилке, не зная, в какой ход им идти первым. После нападения льва и исчезновения Брома отряд долго спорил, что делать дальше. Кадок все же убедил своих людей, что идти всей толпой очень опасно. Кадок и Дорг спустились по узкому лазу внутрь горы. Ход вскоре расширился и наконец, они оказались на развилке. Им не хотелось разделяться. Но другого пути не было. — Я пойду направо, - сказал тихо Дорг, - Может Бром еще живой. — Я на это не надеюсь, - покачал головой Кадок, - Увидишь эту тварь беги сюда. Не стоит тебе драться с этим хищником. Они попрощались. Дорг шел по тоннелю вниз и старался не думать на каких глубинах сейчас находится. И все же огромная масса этой горы подавляла его. Через некоторое время и вскоре заметил, что темнота рассеивается. Это было очень странно. Проход расширился и Дорг оказался в огромной пещере. Посередине голубым светом мерцало озеро. После узких тоннелей пещера поразила Дорга своими размерами. Да здесь можно спокойно жить. Вода рядом, зерно можно принести. Вон в тех проходах можно устроить оружейную, спальни и кладовые. Тут Дорг вспомнил, что здесь где-то свирепый лев устроил логово и тревожно оглянулся. Но пока все было тихо. Сейчас все его внимание привлекло небольшое озеро или водоем в центре пещеры. Именно это озеро светилось, освещая все пещеру. Он подошел ближе. Здесь место водопоя для этой твари. В этом он был уверен. А еще его привлекло нагромождение камней в дальней части озера. Он пришел сюда в поисках гробницы отца и, потому что-то говорило ему, что он должен исследовать это озеро. Дорг разделся и вошел в воду. Вода оказалась теплой. Дорг быстро доплыл до одного из каменных столпов спускавшихся откуда-то сверху. Выбравшись на каменный остров, Дорг с изумлением посмотрел на статую воина. Перед ним стоял истукан грозного воина в львиных доспехах. Впрочем внимательно ощупав воина Дорг понял что это просто камень и краска. Он нашел место захоронения своего отца, но где же меч? Он вновь осмотрелся. Возле ног истукана была ровная площадка. Это уже работа человека. Дорг очистил площадку и понял что это плита. И еще он различил какие-то символы. Это были не буквы и не иероглифы. Это пиктограмма. Причем очень знакомая. Это же гробница Карума. Карум был родом из небольшого княжества Тогир. Это княжество находится еще западней этих мест. Возможно, именно потому Карум часто проводил учения своей армии так близко от своей родины. Да и львы эти больше вредили землям Тогира чем Шемра. Диалект тогирцев немного понятен шемритам. А вот письменность они используют свою в форме пиктограммы. Вот кто бы легко все прочитал так это Аграв. Дорг начал вспоминать все уроки своего отца. Но мало вспомнить. Надо понять что хотел сказать Карум в свой последний вздох. Дорг вспомнил, что говорил Карум своим полководцам: — «Лишь достойный примет этот меч и станет королем. Я же нашел свой покой. Король вернулся домой». Дорг начал нажимать на символы: орел (храбрость и достоинство у тогирцев), меч, лев (вождь или правитель), павший лев и дерево (символ Тогира). Раздался щелчок и плита поднялась. Внутри лежал меч и ворох одежды. Дорг достал меч и вытащил из ножен. Все сохранилось наилучшим образом. Затем одежда. Оказались львиные доспехи. Кожаная туника с вшитым внутрь панцирем. Боевые сапоги, перчатки и шлем. Шлем был с гривой льва и забралом в форме разъяренной львиной пасти. Еще было копье с длинным наконечником. Дорг еще постоял у гробницы своего отца. Затем поклонился. — Спасибо отец за все. Я постараюсь стать достойным королем. Он поднялся и еще раз посмотрел на истукан. Дорг обошел его сзади и увидел каноэ. Похоже, путь назад будет веселее. Погрузив доспехи в каноэ, Дорг взял весло и направился к берегу. Выбравшись на берег Дорг решил исследовать ближайшие пещеры. В первой же пещере он увидел лежащего Брома. Вид у него был таков что Дорг даже осматривать его не стал. Бром был мертв. Поэтому Дорг вышел и, пройдя еще дальше, нашел узкий вход еще одной пещеры. Этот вход мог служить только крупному зверю. Осторожно заглянув внутрь он увидел спящего хищника. Ему очень хотелось тихо подойти и убить эту тварь но Дорг не решился. Подкрасться к зверю незамеченным все равно не получится. И он решил уйти. Он уже вернулся к озеру, когда услышал громкий крик Кадока: — Дорг! Бром мертв. Эта тварь полакомилась им. Где ты людоед. Я Кадок вызываю тебя. Дорг с ужасом взглянул на логово льва. Так и есть. Тот уже вышел наружу и огласил пещеру громким рыком.

zanq: Одиннадцатая глава Подземный штурм Воин лежал на земле и слушал. Таких охотников лично сам король Карум собирал из далеких западных земель. Командоры Орик, Арум и Бубала стояли неподалеку. Они с сомнением следили за этим туземцем. — После той атаки я вообще подумал, что подкоп был отвлекающим трюком, - произнес Арум, - А теперь я ни в чем не уверен. — Подкоп конечно хороший ход со стороны кочевников, - сказал Бубала, - Можно было бы конечно подкопаться под стены и обрушить их. В этом случае они ничем не рискуют. — Клем жаждет овладеть крепостью, - мрачно подытожил Орик, - Поэтому обрушить стены он оставит на самый последний случай. Воин встал и, взяв копье, воткнул его в землю. Он подошел к командорам и сказал: — Здесь. Они выйдут уже сегодня вечером. Самое подходящее время для атаки. — А ты уверен, - хмуро спросил Арум, - Может это опять отвлекающий маневр? Воин со странным именем Чуткоух лишь усмехнулся. — Эти увальни так орут во время работы, что любой человек услышит их. — А на счет атаки. Ты уверен, что сегодня вечером и здесь, - спросил Орик. — Уверен. Они ставят подпорки там где я воткнул копье. Подпорки ставят по кругу а это значит здесь готовят выход. Я слышал разговор о сегодняшней атаке. Командоры больше не стали спрашивать. Они пошли к Карото и все ему изложили. Пришел и жрец Зелано. Они сидели в глубокой задумчивости. Пришедший последним командор Фалк сказал: — Да пусть они лезут, а мы им камни на головы и стрелами загоним вниз. Орик покачал головой: — Они будут стрелять снизу по нам и возможно отдельные отряды пойдут штурмовать стены. В результате мы не сможем достойно защитить крепость. — Клем так и сделает, - сказал Карото, - Мы будем разрываться на защиту стен. Кто тогда будет защищать крепость от внутреннего удара. А если они еще и устроят атаку с тыла? Вот тогда это будет просто бойня. Нас здесь всех положат. Зелано подошел к окну и выглянул во двор. Он посмотрел на огромный бункер, с водой воздвигнутый еще во времена короля Карума и удивился простоте решения проблемы. Он повернулся к командорам и произнес: — Вы сайо много думаете, о ходе битвы, но не можете решить, как вам защитить хотя бы двор. Итак есть тоннель. Там армия противника. Все атаки по стенам будут отвлекающие. Значит надо устранить проблему с тоннелем. — Это мы итак знаем, - проворчал Карото, - А есть какие-то более веские соображения. Констатировать проблему я и сам могу. — Сао Карото, ты слишком нетерпелив, - усмехнулся Зелано, - Сам подумай. Там под землей узкое пространство. Что если затопить его водой. — Водой, - удивился Карото, - Ты говоришь это в самый жаркий период времени. Где мы воду то достанем? Зелано указал рукой на бункер. — Вы знаете что это? Это бункер для сбора дождевой воды. Король Карум велел построить его на случай осады. Но до сих пор нам хватало воды из колодцев. Эту воду мы обычно спускали на полив наших огородов. Сейчас там как обычно воды очень много и я отдаю ее вам. Бубала подошел к окну и по-новому взглянул на бункер. — А я как-то ни разу не обращал внимание на это сооружение. Надо проверить количество воды и построить лоток к месту подкопа. Я сделаю это еще до вечера. Карото повеселел. — Арум, Орик и Фалк. Организуйте оборону стен. Пусть противник видит вас. Выделите отряд копейщиков и лучников для защиты двора от подкопа. Сегодня мы дадим хороший бой этим амваджам. Пока защитники Шемрлура готовились к ожесточенному штурму командора амваджей сидели в шатре хана Клема и не знали что делать. Клем пропал. Его доспехи и оружие били на месте. А вот куда ушел сам хан, было непонятно. Бойс, Тандис и Урун осмотрели шатер и теперь сидели молча. Что делать дальше никто не знал. — Ну не сбеж… - начал было Бойс но подозрительно посмотрев на других командоров замолчал, - Он на верное ушел за подмогой. В Метурии хан легко найдет штурмовые орудия и затребует еще воинов. Да мы от этой крепости камня на камне оставим. — А нам то что делать, - спросил Тандис, - Подкоп уже готов. Остается только атаковать и поднести эту крепость в дар нашему хану. — В этом случае мы не можем ждать когда хан вернется, - сказал Урун, - Никаких указаний он нам не оставил. Поэтому мы будем делать то, что было велено ранее. Мы сами захватим крепость. — Я согласен, - согласился Тандис, - Нам придется, троим возглавить армию. Тандис и Урун посмотрели на Бойса. Бойс не решился отказываться. Он подозревал, что в случае отказа он просто не выйдет живым из шатра. Еще он понял что если хан не вернется то именно Урун и Тандис встанут во главе всей орды. Возможно, даже им троим, придется стать, врагами стремясь к единоличной власти. — Вы правы. Но пожалуй не стоит говорить воинам что хана нет. Воины шемриты возвели высокий забор вокруг предполагаемого места подкопа. Забор построили из деревьев храмовой рощи. Зелано так переживал, поэтому поводу, что обязал жрецов обетом посадить новую рощу. Бревна заострили и полили водой. С внешней стороны установили мостовые для лучников. Также выдолбили окна на нижнем уровне для копейщиков. Но самая главная работа прошла над бункером. Был проведен желоб от бункера до места подкопа. Карото осмотрев вечером работу, остался доволен. Он сказал: — Отлично. Ну, теперь мы готовы к встрече с самим Клемом. Жаль только не дойдет до рукопашной. Я бы очень хотел сразиться с этим ханом. Тандис, Урун и Бойс осмотрели подкоп. Они прошли по грязному туннелю до места выхода на поверхность. Здесь большое пространство по окружности подпирали подпорки и дощатый настил. Бойс говорил: — Здесь мы прокопали до самой поверхности, и стоит нам убрать подпорки, вся земля рухнет, если там кто-то будет стоять сверху на поверхности. Тандис довольно усмехнулся. — Ну что ж. Теперь мы готовы к штурму. Урун ты со своим отрядом ломайте подпорки и выбирайтесь наружу. Ты должен захватить ворота. Мы тем временем пришлем воинов для захвата храма и крепостных ворот. А мы тем временем атакуем главные ворота и стены крепости с разных сторон. Урун вытащил меч и свирепо произнес: — Не беспокойся. Сегодня я пролью много шемритской крови. Уже ночью мы будем пить вино из подвалов храма шемритского. — Сегодня нам предстоит важный бой, - громогласно говорил Бойс, - Наш хан очень ждет от нас победы. И если кто сегодня струсит, то господин Клем лично казнит его. Воины поначалу недоверчиво смотрели на командоров, но Бойс умел убеждать. Вперед выступил Тандис и крикнул: — Передовой отряд сейчас направляется в туннель. Ваша задача захватить храм. Отдельные отряды направятся на захват ворот. У остальных задача проще. Мы будем штурмовать стены и ворота крепости. Необходимо отвлечь шемритов пока Урун пробивается внутрь крепости. А сейчас командиры распределят вас на отдельные отряды и разъяснят кто на какой участок отправляется. Поздним вечером тишину оглушили звуки труб и амваджы с криками начали штурм. Лучники вели обстрел стен, а к воротам уже катили таран. Арум и Орик осторожно осматривали вражеское войско. — Хороший отвлекающий маневр, - сказал Орик, - Задействуют три сотни бойцов и, мы будем рассредоточивать свои силы. Мы их просто не видим. Простая ночная атака. — Я так понимаю, они могут атаковать на разных участках, - заметил Арум, - Придется держать оборону по всему периметру. Орик напряженно всматривался в темноту. — Думаю, они не будут сильно интенсивно штурмовать. Их задача отвлечь нас до того момента когда прорвутся штурмовики из подкопа. Прикажи зажечь факелы на всех башнях. Мы осветим все участки стен и, таким образом противник будет остановлен. — Это как, - не понял Арум? — Очень просто. Они пользуются темнотой чтобы наносить удары и не показываясь нам уходить в темноту. На свет они побоятся лезть. В этом случае они подставятся под наши стрелы. Орик оказался прав. Когда стены осветились огнями светильников сторожевых башен амваджи приостановили штурм и сосредоточились на обстреле стен. Земля обрушилась вниз и, туннель осветили далекие огни костров. Урун первым пролез наружу и непонимающе уставился на стену из заостренных бревен. За ним вылезли еще десяток воинов. Они оказались заключены в кольцо из частокола. Факелы зажглись наверху и вниз посыпались стрелы. Урун прикрываясь щитом, закричал: — Тащите лестницы. Лучники палите по факелам. Из темноты туннеля посыпались амваджские стрелы. Шемриты прекратили обстрел. Амваджи вытащили лестницы и тут открылись окна в заборе и длинные копья пронзили несколько воинов. Урун начал всматриваться в стены частокола. — Тащите лестницы. Копейщики сплотите щиты, они нас уже не смогут достать. И тут сверху достался грозный голос: — Ошибаешься амваджское отродье. Отрыть шлюз! — Шлюз. Урун не понимающе уставился на верх. Над ним было непонятное сооружение. Заподозрив неладное, он бросился к туннелю и, тут огромная волна сбила его, бросив на головы лучников. Вода быстро заполняла туннель и уже поднялась до частокола. Вода прекратила течь. Воины начали разбирать забор и вбивать бревна в яму подкопа. Также подвезли землю и камни. Полностью завалив яму, Бубала прошелся по поверхности и сказал: — Будем надеяться, что второй попытки они не повторят. Когда амваджи начали выбегать из туннеля Тандис и Бойс не сразу сообразили, что их операция сорвана. Тандис еще пытался остановить обезумевших воинов, когда их туннеля хлынула вода и затопила весь лагерь. Тандис и Бойс стояли и смотрели на крушение своих планов. Из туннеля выплывали немногие уцелевшие и большое количество погибших. — Там, наверное, и Урун где-то, - хрипло произнес Бойс, - Может все же выжил? — Он был впереди как настоящий предводитель, - мрачно изрек Тандис, - Урун погиб и мы должны отыскать его и похоронить с честью. Распорядись, чтобы погибших выловили и оттащили подальше от воды. Бойс пошел отдавать распоряжение, а Тандис стоял и смотрел на поникших воинов. Он был бледен от страха. Он знал что может с ним сделать Клем когда узнает обо всем. Он прошептал: — Надеюсь, Клем не вернется…

zanq: Двенадцатая глава Король шемритов Старый лев с интересом смотрел на двух людей. Он был сыт и потому не спешил нападать. Кадок стоял с копьем в нерешительности. Он хотел биться со львом. Но в этот момент внезапно просто струсил. Дорг подбежал к нему и закричал: — Бежим Кадок. Эта тварь сейчас нападет и, мы оба погибнем. Кадок побежал за Доргом но все же произнес: — А как же Бром? Мы уйдем, не отомстив за его смерть? — К сожалению да. Они вбежали в одну из ближайших пещер, и Дорг очень надеялся, что это не тупик. Они шли в полной темноте и под ногами хрустели камни. Дорг с интересом зажег факел и в этот момент дыхание его перехватило. Кадок хриплым голосом произнес: — Мы в месте кормежки. Дорг он убьет и проглотит нас как бедного Брома. Повсюду лежали кости, и другие остатки многих людей, что притаскивал лев в свое логово. Возможно, это кости тех, кого убивали львы еще до последней охоты Карума. Пещера огласилась рыком льва. Звуки, усиленные эхом оглушили Дорга и Кадока. Кадок прижался к стене, зажав уши. Дорг стоял посреди пещеры и мотал головой. Он хотел снять шлем, чтобы зажать уши и тут он увидел льва. Тот стоял и смотрел на него. Дорг понял, что сейчас произойдет. Он перехватил тяжелое боевое копье покрепче и начал отступать. Лев медленно приближался. Факел лежал на земле и слабо освещал пещеру. Дорг даже не мог повернуться, чтобы посмотреть куда идти. Кадок увидев проходящего льва, постарался даже не дышать. И тут Дорг поскользнулся. Он упал на пол пещеры и так ударился головой, что мутная мгла затмила ему зрение. Он скорее почувствовал, чем увидел, как лев бросился в атаку. Нащупав копье, он постарался опереть его на пол пещеры, а острием направил вверх. Он смутно видел, как лев прыгнул на него сверху и почувствовал удар. Когти заскрежетали по шлему и Дорг потерял сознание. Дорг очнулся и почувствовал холод. Сколько он пролежал на каменном полу, было неизвестно. Голова просто раскалывалась. Он прикоснулся к своему лицу и застонал от боли. Дорг попытался сесть и осмотрел пещеру. Первое что он увидел это огромная туша льва. Темная кровь разлилась вокруг зверя. Дорг посмотрел на себя и понял что весь в крови. Хорошо бы если только в звериной. Увидев свой шлем Дорг поднял его. Шлем выдержал удар когтистых лап, но их следы останутся навсегда. Представив, что было, если он не надел шлем Дорг содрогнулся. Шлем был немного более чистым. Наверное, это Кадок подсуетился. Интересно куда он подевался? Услышав, как кто-то идет Дорг положил руку на рукоять меча. Но это оказался всего лишь Кадок. Увидев Дорга, он радостно воскликнул: — О! Очнулся победитель льва-людоеда! Теперь тебя назовут Дорг победитель льва. А я до конца жизни буду гордиться тем, что был с тобой рядом во время этого славного боя. Болтовня Кадока Дорга быстро утомила. — Ты куда ходил? — За водой. Держи. Дорг схватил фляжку и долго пил. Отстранившись он долго сидел и тяжело дышал. Посмотрев на Кадока, он произнес: — Надо уходить. Назад-то хоть доберемся? — Доберемся. Кадок помог встать Доргу и взяв факел пошел вперед. Дорг остановился и в задумчивости посмотрел на лежащего льва. Кадок обернулся и непонимающе спросил: — Что случилось? — А он точно мертв? Кадок усмехнулся. — Мой принц. Я видел много смертей за свою жизнь. Посмотри, сколько крови вытекло из него. Этот лев нас больше не побеспокоит. Дорг с сомнением смотрел на льва. Повернувшись к Кадоку, он сказал: — Да. Этот лев нас не побеспокоит, если конечно не станет мстящим духом. Дорг решительно отвернулся и пошел к выходу из пещеры. Кадок поспешил пойти вперед чтобы освещать путь факелом. Путь назад оказался длиннее, чем в прошлый раз. Впрочем, Дорг вспомнил, что они бежали в такой панике что могли и не заметить размеры этого туннеля. Дорг и Кадок вышли из темного туннеля и направились к озеру. Так Дорг бросил свой шлем и, опустившись на колени, набрал в ладони воду и начал мыть лицо. Кадок тем временем стоял с бесполезным факелом, поскольку голубой свет подземного озера довольно хорошо освещал большую пещеру, и думал, что же делать дальше. Кадок посмотрел в сторону туннеля по которому они пришли в это логово. Мелькнувшие факелы насторожили Кадока. Он насторожено произнес: — Сюда идут люди. Надеюсь это мои храбрецы, отважились спуститься. Дорг встал и положил руку на рукоять меча. Его сильно шатало и тошнило. Дорг сильно сомневался, что вообще сможет хотя бы вытащить меч. Они стояли и напряжено смотрели на приближающийся отряд. Незнакомые воины шли в полном боевом облачении и насторожено осматривали пещеру. Дорга и Кадока они не видели. А вот Кадок опустил оружие и громко закричал: — Бронт, Трот, - что вы тут делаете? Два предводителя вздрогнули. Увидев Кадока, они расслабились и пошли к озеру. Кадок обнял своих сыновей. Отстранившись, он спросил строго: — А вы чего здесь делаете? Я же всех воинов поручил вам. — Да все в порядке с нашими людьми, - ответил Бронт, - Ну не могли мы сидеть и ждать когда вас лев слопает. Вот мы и отправились в путь. А с нашими людьми ничего не случится. Они временно перебазировались к дому Коргана. Кадок с хитрой улыбкой посмотрел на Трота. — Ну а ты чего не образумил своего брата. Вам же сказано было сидеть в лагере и ждать. — Ну, отец. Я не мог его бросить и, честно говоря, очень хотел быть здесь. Легендарное место последней охоты, о которой так много слышал. К тому Тандис прислал вестников, что идет к дому Коргана и мы решили что с такими командорами наши люди не пропадут. — Вот оно как, - Кадок задумчиво посмотрел на озеро, - Похоже собирается целая армия. Возможно, пришло время поднять стяги короля Шемра. — Какого короля, - не понял Бронт, - И где кстати лев? Трот с испугом огляделся. Воины было расслабившиеся, вновь начали озираться, взяв копья наизготовку к бою. Но Кадок лишь устало сказал: — Нет здесь больше никаких хищников. Дорг одолел эту тварь. Вон в той пещере лежит этот лев. А в той бедняга Бром. Надо вытащить его из этой пещеры. Бронт позаботься обо всем. А мы пошли. Кадок и Дорг пошли к выходу. Бронт и Трот смотрели вслед Доргу. Бронт тихо произнес: — А я сразу и не заметил. На нем королевские латы. Похоже, нам предстоит вновь сражаться под королевским стягом. — Справимся ли с амваджами, - с сомнением произнес Трот, - Даже король Карум в течение многих лет вел лишь оборонительную войну. Лишь когда ашшемры присоединились к нему, он решился выйти на равнину. — Нас пока никто не бросает на равнину, – ответил Бронт, - Пошли. Надо вытащить Брома из этой пещеры. Когда Дорг проснулся ярко светило солнце. Целебные мази сделали свое дело и он вновь был полон сил. Даже готов был биться насмерть с целой стаей львов. Впрочем, с целой стаей львов он как раз и не хотел бы встретиться. Его и один лев то едва не убил. Выбравшись из палатки он увидел свои доспехи. Они были очищены и лишь шлем был весь исполосован когтями льва. Копье и меч также были здесь. Все это одевать он не стал. Он прошел дальше, где стояли все воны пришедшие с ним на эту проклятую охоту. Оказалось они не просто так собрались. На двух ложах из сухого хвороста лежали два тела павших воина. Кадок уже сказал прощальное слово для первого воина. Теперь он говорил о Броме. — Бром ты был храбрым воином. В годы смуты ты вывел много семей из Аш-Шемра в эту землю. Ты спас мою семью, ты спас многих кто сейчас живет в Когиде и Лелории. Прощай старый друг, скоро встретимся там, где ждет нас наш король Карум. Два погребальных костра запылали. Кадок стоял и смотрел до тех пор, пока огонь не сжег полностью тела павших. Повернувшись к Доргу, он произнес: — Победитель льва людоеда принц Дорг ли Карум эль Харрумос Тагирон. По древней традиции любой человек может отдать свою жизнь на служение достойному. За короля Карума мы и без клятвы были готовы умереть. Но сейчас я видел необычайное. Юноша принц поразил льва одним ударом. Ты достоин принять наследство Карума Воителя. Я признаю тебя своим королем и отдаю свою жизнь на служение тебе мой принц. Вслед за Кадоком к ногам Дорга полетели кинжалы, топорики и мечи еще десятка воинов. Дорг целовал оружие и возвращал владельцам. Когда закончился ритуал, Кадок велел всем собираться в обратный путь.

zanq: Тринадцатая глава Измена Тандис и Бойс ходили между погребальными кострами. Шаман исполнял ритуальный обряд, провожая погибших для перехода в иной мир. Их было слишком много для такого небольшого сражения. Клем привел сотню амваджей и девять сотен ашшемров. Сегодня два десятка воинов лежали на погребальных кострах. Тандис ощущал свою вину за их смерть. Ну как можно было посылать воинов, не подумав о том, что противник может услышать шум копающих и даже предусмотреть ответную атаку. Тандис направился к погребальному ложу Уруна. Он хотел попрощаться с храбрым воином, что не побоялся пойти впереди своих воинов. Храбрый поступок или скорее желаннее сделать себе имя. Сейчас это было уже не важно. Возле тела командора стоял незнакомец. Одет он был как шемрит и Тандис направился с решительным видом устроить нагоняй. Как можно одеваться в обычную одежду в такой момент. Однако приблизившись, он заметил, как Бойс отстал. Его взгляд показал Тандису многое. Бойс узнал незнакомца. Тандис еще раз посмотрел на шемрита и понял кто перед ним. Он встал неподалеку и ждал, когда Клем повернется. Клем кивнул воину и тот поджег погребальное ложе. Клем повернулся к воинам, что стояли неподалеку и смотрели на своего хана. Клем поднялся, повыше сделав знак командорам идти за ним. Он громко заговорил: — Воины мои! Сегодня вы храбро бились и не ваша вина, что крепость до сих пор еще держится. Но я обещаю, что скоро мы будем пировать в этом храме. Мы почтим смерть наших павших товарищей кровью шемритских псов. Сегодня всем отдыхать, набирайтесь сил. Скоро мы пойдем на последний штурм этой проклятой крепости. Тандис и Бойс ожидали жесткого разговора и даже возможного публичного понижения в должности. Но Клем ничего им не сказал. Он лишь задумчиво смотрел на неприступные стены Шемрлура и произнес: — Надо отступить подальше в лес. Там поставим лагерь, а здесь оставим лишь наблюдателей. Тандис передай приказ сниматься с лагеря. Бойс организуй группу наблюдателей и место для лагеря. Тандис и Бойс склонив головы, удалились. Вскоре воины зашевелились, начали собирать палатки и вещи. К утру здесь не останется ни одного воина. А Клем все смотрел на крепость. Сколько усилий он потратил для захвата такой небольшой крепости. Клем даже начал думать насколько он бездарный полководец. Но теперь он знал, как именно захватить эту крепость. Когда сила не помогает необходимо применить хитрость. Скоро он будет сидеть на троне, и командовать этой крепостью. Он выполнит приказ хана Дуарте и возможно даже подождет, когда ханы столкнутся лбами. Вот тогда можно будет править здесь самому без всяких там ханов и каганов. Карото стоял на стене и смотрел на густые заросли джунглей. Армия амваджей убралась от стен крепости, но теперь стало еще хуже. Их отступление воспринималось по-разному. Орик призывал к терпению, от амваджей можно было ожидать еще больше гадостей. Карото был согласен с ним, Клем мог просто отступить для перегруппировки сил. А вот Зелано устранившийся от решения вопросов сейчас вновь пытался показать, что он здесь хозяин. Зелано всячески призывал открыть ворота и отправить лишние рты по домам. Он настаивал на переговорах с ханом Клемом, причем требовал предъявить ультиматум. Хан должен убраться со своими амваджами иначе сам каган будет разбираться с этим безобразием. Карото хотелось скинуть Зелано со стены и посмотреть, сколько он протянет наедине с амваджами. Старый дурак наивно полагал, что Клем успокоится. Карото был уверен, что амваджы скоро нападут, это вопрос времени. Их разъезды постоянно появлялись, напоминая, что война далеко не окончена. Но поделать он пока ничего не мог. Зелано настолько уверился, что свирепый хан смирился с поражением, что даже выдвигает требование вернуть глупого мальчишку Дори что вознамерился потягаться со львом ради короны. Бороться с Зелано у Карото не было сил. Все что он мог это заняться восстановлением стен. Карото еще раз посмотрел на рабочих, что чинили порушенные участки стены. Повернувшись он пошел вниз на очередное заседание Совета. Клем наблюдал за крепостью, скрываясь за деревьями. Шемриты на редкость упрямый народ. Они стараются восстановить стены чтобы и дальше продолжить оборону. Клем лично не сидел бы в этих стенах, а наоборот пробился бы с боем сквозь ряды противника. Но шемриты любят сидеть в крепостях и редко выходят в открытое поле. Клем направился в лагерь. Пора было решать вопрос с этой крепостью. Слишком много сил он потратил на штурм Шемрлура, пока не понял, как можно захватить ее. Он зашел в шатер, где уже сидели Тандис и Бойс. Клем сел на коврах и произнес: — Вы, конечно, хотите узнать, где я был? Я отвечу на этот вопрос так. Я искал способ взять крепость и наконец, понял как. Мы все были уверены, что шемриты все сидят в этой крепости, но оказалось что это не так. — Но наши люди прочесали все леса, - сказал Тандис. — Мы кочевники. Искать в лесу местных аборигенов трудно. Но одевшись как шемрит, я быстро нашел местных жителей. Одного сейчас приведут к нам на беседу. В шатер ввели связанного шемрита. С испуганным взором он смотрел на могучего хана, сидевшего на куче шкур и ковров. Рядом сидели еще амваджы с интересом смотревшие на пленного. Шемрит повалился на колени и заговорил: — Господин хан. Пощадите мою семью. Я буду вашим рабом навечно, но отпустите моих детей. Воин ударил шемрита по спине копьем и сурово произнес: — Хан не дозволял говорить. Молчи собака, пока великий хан Клем не велит тебе говорить. Клем поднял руку. — Довольно. Наш шемрит слабоват, нам не нужна его смерть. Итак, как тебя зовут? — Умгал, мой господин. Я прошу за своих детей, отпустите их. Я все сделаю для вас, но отпустите их. — Ты не в том положении чтобы ставить условия, - сказал Клем, - Здесь условия ставлю я. Хочешь свободы себе и детям. Тогда открой ворота этой крепости. — Открыть ворота, - Умгал с удивлением посмотрел на хана, - Но кто я таков, чтобы отворить ворота. Мой господин, верно, смеется надо мной. Я прошу, отпустите мою семью, и я пойду и упаду в ноги Зелано и Карото. Я уверен, что они послушают меня и откроют ворота. Ради детей они пойдут на уступки. Клем вскочил и схватил Умгала за горло. — Ты меня не понял, я велел тебе молчать крыса, - кричал он, - Ты здесь никто, червь под моим ногтем. Сейчас я лично займусь твоими детьми. У тебя было двое, а станет восемь. Хан сел на свое место и мрачно посмотрел на Умгала. Он демонстративно вытащил свой кривой меч и со зловещим блеском в глазах провел по лезвию рукой. Умгал пытался встать и хрипел от нехватки воздуха. Увидев меч хана, он слезливо пролепетал: — Мой повелитель, пощади мою семью. Я готов идти в крепость и умолять всех, чтобы крепость сдалась. — Нет. Ты не пойдешь никуда. Завтра мы выманим шемритов из крепости в лес, назад ты вернешься с ними. Как ты это сделаешь, меня не волнует. Тебе дадут шемритское боевое снаряжение, а дальше действуй сам. И запомни главное, если до утра ты не откроешь ворота, то днем можешь полюбоваться на кровавое зрелище. Мы развлечем твоих сородичей четвертованием твоих детей. А теперь пошел прочь. В эту ночь Умгал не мог заснуть. То, что он должен был сделать, сжигало его изнутри. Сможет ли он после этого смотреть в глаза детям. Этого он не знал, но понимал, что уже сейчас его семья отвернется от него. Утром он встал и приблизился к своей жене. Она смотрела на него осуждающе. Дети пока не знали, как поступить и просто молчали. Умгал произнес: — Это ради вас. Я не могу поступить иначе, они убьют вас, если я не открою ворота. Прошу простите меня, но я должен это сделать. — Предатель, - презрительно произнесла Алона. – Лучше убей нас сам и останься честным перед богами. Став предателем ты станешь изгоем. Если ты сейчас уйдешь, то можешь не возвращаться. Умгал мрачно посмотрел на своих детей и пошел к шатру хана. Алона сидела, опустив голову и, ждала, что он вернется и предпочтет смерть предательству. Она, конечно же, не собиралась прогонять своего мужа, пусть он станет предателем, но он ее муж. Однако она чувствовала, что все это напрасно. Алона не верила кочевому хану. Это же глупо отпустить предателя, такому человеку уже никто не поверит. Было бы лучше принять достойную смерть и не предавать тех, кто укрылся в крепости. Вскоре лагерь зашевелился. Кочевники небольшими отрядами уходили в сторону крепости. Ближе к вечеру крики и звон мечей приблизились к лагерю и, Алоне показалось, что сейчас шемриты ворвутся в лагерь. Но шемриты не смогли пробиться и шум битвы стих. Амваджы вернулись в лагерь, но ни все. Алона видела, что в лагере отсутствовали многие воины и возможно не по причине гибели. Умгал рассказал ей про приказ хана, а это значит, амваджы ждут, когда ворота откроются. — Встать. Алона посмотрела на двух воинов. Зачем понадобилась она хану, Алона понять не могла. Она встала и повела детей за собой. Однако их путь лежал за пределы лагеря. Остановившись возле оврага, Алона со вздохом произнесла: — Знала я, что так все и кончится. Жаль Умгал этого так и не понял. Один из воинов направил копье на Алону, сказав: — Это приказ хана. Но удара не последовало. Замерев с копьем в руках, воин упал в овраг. Алона успела заметить торчащую рукоять кинжала в спине амваджа. Второй воин с удивлением подошел к оврагу. Пропела смертельную песнь стрела и воин с хрипом упал вслед за товарищем. Умгал сидел у стены и смотрел на ночное небо. Проникнуть в крепость оказалось просто. Но затем чтобы не попасться он старался держаться подальше от всех. Один раз сходил в столовую и послушал разговоры жрецов и воинов. Все были полны решимости удержать крепость. Наблюдая за воротами и, подсчитывая стражу Умгал жалел, что не может остаться здесь. Но выхода у него не было. Выяснив, что всю ночь дальние ворота охраняются все лишь тремя воинами, Умгал стал ждать полуночи. Тяжело вздохнув Умгал встал и вошел в караульное помещение. Основной проход был больше похож на кривой коридор и насколько знал Умгал, наверху были бойницы для лучников. Поэтому даже если бы амваджы пробились через ворот, а здесь они могли понести большие потери. Возле внешних ворот находилось караульное помещение и, сейчас там сидел всего один воин. Он с удивлением привстал, когда появился Умгал с боевым луком амваджей. Стрела пробила грудь охраннику и, тот упал на лавку. Умгал подошел к нему и прошептал: — Прости. Я должен спасти свою семью любой ценой. Затем он вошел в соседнее помещение, где спали еще двое охранников. Для расправы с ними он взял копье. Два удара и с ними было покончено. Умгал с трясущимися руками сел на лавку и хотел биться головой об стену. Неужели кровь этих людей искупит его благие намерения. Он не знал ответа. Встав, он подошел к воротам и открыл калитку. Он стоял возле ворот и ждал. Вскоре из темноты появился Бойс с тремя воинами. Он подошел к Умгалу и тихо произнес: — Молодец, не побоялся своих убивать. — Моя семья, - пролепетал Умгал, - Я хочу их увидеть. — Увидишь, - пообещал Бойс и ударил его маканой по голове. Вскоре появилась вся армия амваджей. Клем распоряжался: — Заходим тихо, иначе запрут ворота и ударят по нам сверху стрелами. Бойс идешь на стену, а ты Тандис к казармам. Сегодня будет славный бой. Амваджы начали входить в ворота. Вскоре раздали тревожные крики и амваджы вступили в бой с шемритами внутри крепости.

zanq: Четырнадцатая глава Битва за Шемрлур Дорг прибыл в дом Коргана в полном облачении короля Шемра. Он хотел доказать упрямому полководцу что еще не все потеряно. Он даже решил оставить следы когтей льва на шлеме как доказательства этого поединка. Когда они добрались до знакомой поляны где стоял скромный дом Коргана Дорг в изумлении остановил лошадь. Теперь эта поляна была больше похожа на военный лагерь. Огромное количество походных палаток заполнили все пространство вокруг дома Коргана. Кадок усмехнулся. — Не ожидал, мой аш. Скоро здесь соберется вся армия Шемра, и мы этих амваджов прогоним прочь с нашей земли. — Очень на это надеюсь, - сказал Дорг, - Но сейчас мне надо свидеться с Корганом. Кадок повернулся к своим людям. — Все свободны. Всадники с гиканьем направились вглубь лагеря. Дорг в сопровождении Кадока и его сыновей направился в дом Коргана. И все же первым он повстречал Аграва Кингарского. Тот шел по лагерю в сопровождении нескольких молодых воинов и о чем-то весело рассказывал. Увидев Дорга он в изумлении остановился. Его глаза еще больше расширились от удивления, когда он рассмотрел доспехи и оружие Дорга. Он слегка склонил голову и весело сказал: — Принц Дорг Харрумос. Ты все-таки добыл меч Карума. Мне, конечно, хочется увидеть и голову льва, но не буду ожидать невозможного. Даже этот меч склонит всех шемритов на твою сторону. — Я удовлетворю твое любопытство, - сказал Дорг, - Но вначале я должен увидеть Коргана. — Старик будет рад тебя видеть живым, - произнес Аграв, - Но знаешь этот меч всего лишь символ. Не слишком на него надейся. Таким мечом можно руководить армией но биться им опасно. Если сломается в бою, то народ может и дрогнуть сердцем. — Я учту твои слова, - хмуро ответил Дорг и направился в дом Коргана. Корган стоял возле своего дома с еще одним человеком. И этого человека Дорг знал очень хорошо. Год назад, когда умер король Карум, на коронацию позвали даже Дорга. Зачем это было нужно Дорг не знал зато запомнил того кто его увез в столицу. Командор Тандис, один из генералов Карума. Корган после смерти Карума ушел в отставку и жил воле Когиды. А вот Тандис продолжал служить в армии Шемра и получил приказ доставить принца Дорга на коронацию. В столице Дорг чувствовал себя в ловушке и только Тандис поддерживал его. Когда же Ламенто сдал столицу, Тандис ушел с верными ему шемритами, взяв с собой и Дорга. И королева уже не смогла ему помешать. — Сао Тандис мой друг и спаситель, - Дорг с радостью обнял старого командора, - Что ты здесь делаешь? Тоже решил помочь отвоевывать Шемр. — Мой принц, - Тандис немного прослезился, - А я уж и не надеялся, что мы свидимся. А уж помочь вернуть тебе корону я и не мечтал. А ты я смотрю смог то, что не подумали совершить твои братья. Но здесь я потому что … — Об этом потом, - прервал его Корган, - Вначале мы выслушаем Дорга. Мне очень интересно как он добыл меч Карума. Они прошли в дом Коргана и сели на циновки. Кадок остался снаружи и Дорг оказался наедине с Корганом и Тандисом. Суровые генералы смотрели на Дорга с интересом. Дорг немного стушевался и начал разговор издалека. — Ну, мы отправились на запад и дошли до реки. И там я увидел эту огромную гору. Вот к этой-то горе мы и направились… Тандис и Корган молча, слушали и Дорг уже с жаром начал рассказывать про спуск в пещеру, про озеро и схватку со львом. Когда он закончил Корган посмотрел на меч и тихо произнес: — Этот меч я узнал сразу. Я лично положил доспехи и этот меч в тот тайник. Я до сих пор жалею, что не смог защитит моего короля. Король Карум не любил столицу и часто проводил время здесь. Я ушел в отставку и надзирал за крепостями в этих лесах. Когда я узнал о нападении львов, то понял, что ни один шемрит не поднимет руки на них. Религия тогравников запрещала трогать священное животное. А шемриты поклонялись львам. Тогравниками к примеру были и баланагары, они почитали оленей. А вот остальные поклонялись более интересным предметам. Амваджы почитают степной ветер, шандалы камни и валуны. Карум был из тогирцев а те почитают лишь священные деревья и рощи. Потому он и отправился на эту проклятую охоту. Корган перестал говорить. Он, молча, смотрел куда-то вдаль, вспоминая события, так тяжело отразившиеся на королевстве. Тандис и Дорг молчали и тихо ожидали, что еще поведает старый генерал. — Мы разбились на отряды и обыскивали пещеры. Король обнаружил одного льва и со своими людьми одолел его. Мы прикончили трех львиц. А этот лев прыгнул на короля сверху. Мы даже и не знали что они могут прятаться на верхних ярусах. Пока его люди пытались спасти короля, этот лев раскидал их как кукол. Когда он вернулся к телу короля в пещеру вбежал я. Мы накинули на него сеть и закололи копьями. Король был весь в крови. Он прошептал: — «Похорони меня здесь. Оружие оставишь в этой пещере, пусть мой наследник испытает себя, потому как ни всех мы тварей здесь убили. Достойный станет королем». Мы так и сделали. Конечно, мы не собирались подвергать опасности принца Карвенто. Мы бы провели его в пещеру и, даже может быть нашли этого льва. Под крики народа он бы сел на трон как герой и победитель. Но королева приказала забыть об этом. Она велела объявить иную версию смерти короля и короновала Карвенто в столице. Она навлекла беду на страну своими страхами. Но теперь ты Дорг выполнил завет короля и я сам проведу тебя в столицу. Тут Тандис решил вмешаться. — Может, для начала изгоним из Шемрлура амваджов, - спросил он, - Нехорошо оставлять нашу крепость врагу на поругание. — Что, Шемрлур пал, - Дорг схватился за меч, - Я опоздал, и они все погибли. Если это так, то я лично найду Клема и убью его. — Еще не все потеряно, - Тандис положил руку на плечо Дорга, - Мои люди освободил несколько пленных и они сообщили, что изменник откроет ворота ночью. Мои люди к твоим услугам принц Шемра. Корган встал. — Пошли. Пора нам показать этим амваджам кто здесь хозяин. — И когда лев бросился в атаку, наш храбрый принц встретил его с пылающим взором ярости и проткнул насквозь своим копьем! Дорг бросил взгляд на ряды воинов. Они стояли и слушали Кадока, недоверия он не увидел. Все были просто восхищены. А Кадок продолжал: — Это боевое копье принц достал в гробнице короля Карума Воителя. Там же он достал и меч короля. Их подделать невозможно поскольку меч и наконечники копья и стрел сделаны из синего метала. Этот метал, поражает цель в броне на дальнем расстоянии, а меч рубит наши золотистые мечи. Принц выполнил завещание короля Карума и я признаю его своим королем. Кадок вторично совершил ритуал, положив свой меч к ногам Дорга. Дорг взял меч и вернул его Кадоку. Слово взял Корган. Он сказал: — Я генерал Корган был опорой короля Карума. Я слышал его завещание и лично положил это оружие в гробницу короля. Я подтверждаю, что тот меч настоящий и готов служить своему королю. Корган поклонился Доргу и протянул ему свой меч. Дорг также вернул его, приняв службу Коргана. Тандис вышел вперед и произнес: — Я генерал Тандис служил королю Каруму и его сыновьям. Я ушел из Метурии когда ее сдал король Ламенто. Я бился с амваджами в речной битве, помогая шандалам спасти хотя бы их родину. Я присягаю на верность моему королю Доргу. Воины стали подходить к Доргу и бросать свои мечи к его ногам. Этот ритуал был не обязателен при присяге, но все желали служить до смерти храброму принцу. Конечно, Дорг мог ограничиться десятком воинов, но он уже начал понимать, что верность армии гораздо важнее. После присяги Корган вновь обратился к воинам: — Воины Шемра! Сегодня наш народ избрал своего короля, и мы больше не позволим амваджам хозяйничать на нашей земле. Мы сначала очистим крепость Шемрлур которую захватил хан Клем со своей ордой. А затем выгоним амваджов и из столицы. — Долой амваджов! — Мы с тобой король Дорг и генерал Корган! Кода воины успокоились, Корган обратился к Тандису, Кадоку и Аграву. Он сказал: — Ну и как мы попадем в крепость, если Клем уже там. Все призадумались. Аграв с сомнением произнес: — Брать крепость штурмом слишком… трудновато. — А зачем ее брать, - удивился Тандис, - Если он там, то ворота еще открыты. Этот хан явно никого не боится. И даже если он укрепился в крепости то отсиживаться он там не станет. Амваджы не любят крепости, они всегда выходят в чисто поле. — Ну, в таком случае предлагаю ворваться со всех сторон и устроить славную рубку, - сказал Аграв с блеском в глазах, - Они такой бойни долго не забудут. — Я бы предложил использовать полторы сотни воинов и идти через главные ворота, - сказал Кадок, - Они явно не ждут нас, и мы придем, но не для резни. Мы предложим им уйти или погибнуть. — Все верно, - согласился Корган, - Мы пока живем по закону и не время нам бросать вызов всей орде амваджов. А полсотни воинов мы поставим в воротах, чтобы бить тех, кто пытается бежать. Дорг слушал совет командоров и не вмешивался. Он плохо разбирался вопросах тактики но знал одно. Он должен успеть спасти крепость и все кто там находится. Когда командоры начали собираться в путь Дорг вскочил и надел броню короля. Время битвы пришло. Клем стоял посреди трапезной. Она была очень большой и могла послужить и другим целям. Например, приемной нового хана Шемра. Здесь он может управлять, пока наследники кагана Калуфа будут рвать друг друга. Он вышел во двор. Шемритов согнали всех вместе и разоружили. Среди них было много женщин и детей. Но самую большую опасность представляли командиры отрядов, те, кто держал крепость до сих пор. Карото и других командиров связали и охраняли два десятка копейщиков. Клем не собирался оставлять в своей крепости опасных воинов. Но чтобы придать своей власти официальный статус Клем решил устроить суд. Клем прошел к большому дереву, где были устелены ханские шкуры. Клем сел и грозно посмотрел на жрецов. Он сказал: — Начнем, пожалуй. Клем постарался выглядеть грозно и величественно. Он был одет в ханские одежды и свою любимую броню с позолотой. Сидя на ложе из шкур он холодно взирал на подведенного к нему жреца Зелано. — Итак, жрец, - надменно произнес он, - вернемся к тому дню, когда я велел сдать эту крепость. Я уже говорил что назначен владыкой западных земель. Меня послал сюда хан Дуарте, один из глав Амваджов. Ты осмелился не подчинится мне. За это полагается смерть. Но я сегодня готов проявить милость. Преклони колени перед своим ханом, и я оставлю тебя настоятелем в этом храме. Зелано безразлично посмотрел на Клема. — Жрец не преклоняет колени даже перед королем. Этот факт очевиден настолько что даже каган Калуф признал наше право. Он дал нам право жить в храмах и не зависеть он ханской власти. Мы имеем право обеспечивать шемритов нашей помощью. И самое главное это то, что отменить указ кагана может лишь другой каган. И насколько я знаю ни ты, ни твой хозяин не являетесь этим каганом. — Нет у меня хозяев, - закричал Клем, - Я здесь хан. На колени червь или уже сегодня я насажу твою голову на пику. — Хозяйская подстилка боится признаться, что он всего лишь червяк, - насмешливо закричал Карото, - Ты даже не воин и ни хан. Ты просто червяк. Ты можешь убить здесь всех, но когда каган узнает о твоих подвигах, то именно твою голову насадят на пику. Сразись со мной один на один и докажи что ты воин и командор которого стоит уважать. Амвадж по знаку Клема ударил Карото древком копья и тот упал на землю. Орик попытался помочь командору но его схватили и бросили на землю. Связанный он привстал и крикнул: — Это все на что ты способен. Давай выходи против меня раз боишься бить с настоящим воином. Ты просто трус. Я презираю таких как ты, я выйду против тебя без оружия. Ты увидишь, как я голыми руками положу тебя на землю. Воины начали бить копьями Орика. А Клем ухмыляясь, сказал: — Как же ты сможешь голыми руками драться когда я сегодня отрублю их и повешу тебе на шею в качестве ожерелья. Клем встал и грозно крикнул: — А теперь слушайте меня вы шемриты. Вам предложили жизнь но вы жаждете смерти. Вы сделали свой выбор. Сегодня все мужчины будут казнены. Вы лишитесь своих рук, что осмелились биться с нами и своих голов. По пути в Когиду мы развесим ваши тела, чтобы все видели, что бывает с мятежниками. Это мое решение и я хан Клем готов еще раз проявить милость. — Клем из Амваджии! Пора нам с тобой рассчитаться! Все замерли. Громкий голос казалось, поразил всех в сердце. Кто из шемритов осмелился бросить вызов Клему и его трем сотням воинов. Клем посмотрел в дальний конец двора и увидел короля! Он хорошо помнил короля Карума и, сейчас казалось, что тот вновь ожил. Взяв себя в руки, он грозно спросил: — А ты еще кто такой? — Я смерть амваджов! Я принц Дорг, сын Карума Воителя! Ты уберешься из Шемра навсегда или останешься здесь навеки. Выбирай сын степных ветров! Тут Клем ухмыльнулся и произнес: — А этот герой весьма храбр. Я твою голову отправлю кагану Мидару. Он будет рад узнать, что последний из Харрумосов погиб. А ну приведите его ко мне. Умгал схватил копье и направился к Доргу. — Мальчик я сделаю это быстро, - ехидно произнес он и атаковал Дорга ударом копья. Дорг выхватил меч и перерубил копье. Затем еще взмах и Умгал упал на землю. Затем он протянул меч в сторону Клема и крикнул: — Это наш поединок Клем. Не стоит больше губить людей. Клем приказал: — Он один и всего лишь мальчишка. Убейте его! Тут из-за спины Дорга появился еще один воин. Он громко крикнул: — А наш принц не один пришел. Я Аграв Когидсикй пришел помочь своему королю и со мной шемритская армия! В ворота начали вбегать шемриты и амваджы с киками вступили в бой. Аграв ударом меча срубил охранников и освободил Карото и Орика. Карото с криком ярости схватил копье и кинул в Клема. Тот отпрыгнул в сторону, и копье пробило насквозь его ханское ложе. Клем встал и с недоумением оглянулся. Во дворе его крепости шла битва. И тут ему стало страшно. Он увидел, что его воинов профессионально оттесняют шемритские воины. Этих воинов не видели с тех пор как пала Метурия. Его, конечно, не испугают жалкие воины Шемра но с ним всего лишь сотня амваджей против нескольких сотен шемритов. На ашшемров он и не надеялся. Эти, скорее всего, сдадутся на милость своих собратьев. Увидев шагающего сквозь ряды амваджей и шемритов грозного короля Шемра, Клем пришел в ярость. Схватив у Бойса секиру, он прицельно кинул ее в Дорга. Но тот принял секиру на вогнутый щит, отправив ее на землю. Схватив Бойса за шиворот, Клем крикнул: — Убей его. Бойс вытащил свой меч, но не успел нанести удара, как молниеносный выпад разрубил его до пояса. В это время сзади появился Тандис. Но его меч застыл в воздухе, когда Карото проткнул его насквозь копьем. Увидев спешащих амваджей на защиту хана Карото схватил меч и бросился в атаку. Дорг подошел к стоящему хану Клему. Клем медленно вытащил свой меч и глухо произнес: — Львенок нашел себе меч и хочет сразиться с волком степей. Ты всего лишь мальчишка тебе не продержаться и пары секунд. Дорг не слушал его. Он знал, насколько коварен этот Клем и потому следил за ним внимательно. Клем атаковал внезапно, из мечи заскрежетали. От удара по ногам Дорг ловко ушел и следующим ударом сломал меч Клема. Клем пришел в ярость и, схватив копье, нанес удар. Они бились долго с яростью пытаясь достать противника. В ходе поединка они ушли на стену, и никто не помог Клему. Амваджы были заняты своим собственным спасением. А ашшемры постепенно сдавались, не желая больше воевать за амваджов. Дорг пытаясь достать Клема воткнул меч в дверь одной из башен. Клем тут же подскочил и Дорг принял на щит копье и затем нанес удар щитом. Клем захлебываясь кровью упал. Когда он встал и вновь бросился в атаку Дорг отбросив щит увернулся от копья и прорубив латную куртку Клема ранил его. Клем держась за бок, медленно начал отходить от Дорга. Еще удар и копье Клем разлетелось в щепки. В следующий миг пока Клем созерцал, остатки своего копья Дорг вогнал свой меч ему в живот. Клем ударом руки отбросил Дорга и, медленно шатаясь, отошел к парапету. Прижавшись спиной к парапету, он медленно сполз вниз и посмотрел во двор. Битва почти закончилась. Его люди сидел на земле под охраной шемритов. Все было кончено. Он схватил меч и со стоном вытащил его. — Я знаю этот меч из синего металла, - хрипло произнес он, - Но чтобы победить нашего кагана тебе понадобится не он. Тут нужна армия, а пара сотен воинов тебя не спасут. Меч вывалился из его ослабевших рук, и он тихо добавил: — Сохрани мою честь король Шемра. Клем затих. Дорг подошел и взяв меч начал протирать его. Вложив меч в ножны, он увидел Аграва. Тот стоял и смотрел с удивлением на поверженного хана. — Мой принц все же одолел столь грозного противника. Но надо доделать дело до конца. Отруби его голову и пусть его люди увидят, что их вожак мертв. Дорг долго смотрел на Клема. Он вспоминал его последние слова и теперь понял, о чем тот просил. — Я сохраню ему честь, - произнес он, - Он все-таки хан и заслуживает уважения. Пошли. Мы сейчас нужнее во дворе. Аграв молчал, хотя по лицу было видно, что он думает о чести какого-то там хана. Но он подчинился и пошел за Доргом вниз по лестнице.

zanq: Пятнадцатая глава Король идет Дорг спустился во двор крепости. Повсюду сидели или лежали шемриты и амваджы. Суровые воины Клема присмирели и ожидали своей участи. Карото, Орик и Бубала сидели возле жреца Зелано что лежал на ложе Клема. Со стороны ворот входили Корган, Кадок и Тандис со своими отрядами. Дорг осмотрел всех амваджов и спросил: — Я надеюсь, никто не ушел? Аграв посмотрев на довольных воинов Тандиса, уверено ответил: — Мимо этих храбрецов точно никто не прошел. Дорг повернулся к дереву, возле которого лежал Зелано и пошел осмотреть своего настоятеля. Зелано не был ранен. Он просто лежал в полу обморочном состоянии. Увидев Дорга, он привстал и с улыбкой произнес: — А вот и Дори вернулся. Ты все-таки добыл меч Карума. Я ошибался на твой счет. Теперь ты с полным правом можешь называться Доргом, принцем Когидским. — Все ли с тобой в порядке, - участливо спросил Дорг, - Ты плохо выглядишь отец настоятель. — Со мной все в порядке, - с грустной улыбкой произнес Зелано, - За эту ночь я несколько раз взывал к богам принять меня. Но боги послали тебя и, мне придется вновь ждать, когда же они позовут меня. — Ну, хватит хандрить, - впервые улыбаясь, произнес Карото, - Мы победили амваджов и отстояли храм. Чего теперь-то хоронить себя. Зелано иронически посмотрел на Карото и, покачав головой, сказал как старый учитель молодому и глупому послушнику: — Пока мы сопротивлялись орде Клема захватить храм, мы сильно не рисковали. Но устроив эту бойню и, убив хана, мы стали мятежниками. Теперь нам всем придется столкнуться с вторжением амваджов и на этот раз крепость нас не спасет. — То есть надо было дать им нас всех поубивать, - возмутился Карото, - Мы защищали свои жизни. — Это никого не волнует, - возразил Зелано, - Дорг достал меч и повел за собой шемритов. Теперь я хочу знать, что ты намерен делать дальше? Дорг внезапно понял, что выхода у него нет. Ему придется идти путем воина и короля или все его дела по спасению этих людей исчезнут в кровавом тумане вторжения амваджов. — Я собираюсь идти в столицу. Амваджы должны увидеть, что в Шемре новый король и это охладит их пыл. Год назад они получили преимущество, разделив нас всех, но сейчас мы можем, вновь объединится. Карото, Бубала, Орик и Арум вскочили и преклонили колени. — Просим сопроводить нашего принца на королевский трон, - попросил за всех Карото, - Мы будем верны до смерти нашему королю. — Встаньте воины Шемра, - сказал Дорг, - Я беру вас в этот поход на север. Сейчас надо решить вопрос с ранеными и пленными. Идите за мной. Дорг направился к Коргану и Тандису. В присутствии грозных полководцев Шемра Карото и его капитаны стушевались. Лишь Орик обнял Коргана и Тандиса со словами: — Корган, Тандис старые вы товарищи мои. Как это вы успели спасти старика Орика. Корган рассмеялся. — Орик ты же младше меня на десять лет. И как ты здесь оказался. Мы-то думали, ты сгинул где-нибудь в Когиде или столице. — Да я был в столице, - тихо произнес Орик, - Я был с королем до самого конца. А потом наши князья ушли через тайный ход и я с ними. Я видел, как амваджы вошли в город, и после этого ушел в лес и жил до тех пор, пока не встретил славного парня Дори. Тандис положил ему руку на плечо и с участием произнес: — Я рад, что ты жив. Корган повернулся к Доргу и, склонив голову, сказал: — Мой принц. Какие будут указания? Дорг задумчиво окинул взглядом пленных и произнес: — О раненых позаботятся жрецы как и о погибших. Нам сейчас надо подумать, что делать с пленными и как отбить столицу. Аграв тут же вышел вперед и жестко сказал: — Я слышал тут как этот хан обещал всех казнить на столбах. Всех этих амваджов и изменников ашшемров казнить и повесить на деревьях вдоль дороги до Бенлура. Пусть знают, как связываться с шемритами. Тандис с удивлением посмотрел на Аграва. — Что за кровожадность. Ашшемры стали невольными изменниками из-за своих князей. Сейчас нам нужны союзники и особенно в Бенлуре. А что касается амваджов, то мы их отправим через лес в Бенлур. — Может все-таки оставить их здесь, - возразил Корган, - Зачем отпускать наших врагов. К тому же амваджы узнают о мятеже слишком быстро. — Каган все равно узнает обо всем, - ответил Дорг, - И не важно, как ему преподнесут информацию. В любом случае он будет в ярости. А вот то, что мы пощадили его людей и, проводили их до границы, снабдив припасами, может дать нам время. И сейчас мне нужно от вас одно, добудьте столицу без крови. — Но мой принц, - удивился Тандис, - Как мы отобьем столицу без крови. Там же гарнизон и возможно ашшемры. Нам придется брать столицу штурмом. — Не придется, - возразил Кадок, - Мы поднимем народ, и они сами откроют ворота. А этих амваджов народ скинет со стены. — Неужели, - с иронией посмотрел на Кадока Корган, - Я в такие чудеса не верю. Что может сделать народ против грозных воинов, сидящих за крепкими стенами. — Народ сделал Карума королем, - ответил Кадок, - Народ шел за ним на равнину и верил в него. Народ смог взять Керборон. Без народа нет и королей. — Сделай это, - решил Дорг, - Возьмешь столицу, и я не забуду этого. Западный край был известен под разными названиями: Земля Темного леса, Метурия, Шемр, Жевуния или страна Манчиков. В эпоху Феома в северной части этого края построили форт для собирания дани. Река Метура огибали этот кусочек земли с трех сторон и, потому форт был неприступен. На западе племена туземцев не желали власти короля Севера и, наместникам приходилось держать постоянную армию для ежегодных походов. Только силой оружия можно было убедить туземцев в необходимости платить дань. К закату эпохи Феома наместники обладали огромной властью и носили титулы князей. Эти влиятельные семьи обладали полной свободой в выборе действий, поскольку короли были заняты сдерживанием угрозы вторжения восточных племен. Четыре столетия назад орды амвадингов захватили Феому. Выжившие феомиты укрылись в провинции Баланагар и, провозгласили местного князя своим королем. Князь Западного края согласился помочь новому королю и соединился с князем Бенлура и королем Шандалов. На солнечных равнинах близ Бенлура союзники разгромили орды амвадингов и прогнали их за реку. По договору каждый союзник отныне правит своим королевством. Князь Карвенто Атакующий лев основал новую столицу Метулур. Поскольку северные племена метурцы уже давно были основой княжества семьи Карвенто то и королевство назвали Метурия. Метурия разрасталась в большой город и, столетие назад король Карум украсил город дворцами, стадионами и рыночными площадями. Город вымостили камнем и расширили центральные проспекты. Построили несколько пирамид и впервые провели большие игры. За столетие город не изменился. У ворот по-прежнему народ ходил на рыночную площадь в основном узнать что-нибудь новое. Вот только небольшие помосты для судий и князей пустовали. Даже князь Бенлура Уфал ли Барбедос назначенный управлять Шемром не рисковал появляться на судейском месте. — Король идет! Великую армию ведет он на врагов наших. — Это Карум Воитель вышел из мира духов! — Да не Карум это. То сын его Дорг, он не погиб в огне и идет спасать народ свой. — Скоро отомстим мы врагам нашим. Будем бить нечестивых амваджов и изменников ашшемров. Такие разговоры велись в это утро на рыночной площади. Были и более трезвомыслящие люди. Один такой шемрит возразил: — А что если народ взбаламутят, а потом придет каган и устроит здесь такое побоище после которого и города то нашего не останется. Но на него тут же накинулись с возмущением: — Что ты говоришь такое. Это же принц Дорг сын самого Карума Воителя. — Этот Дорг его любимый сын. — Мы точно знаем, что Карум завещал трон именно ему, а алчные царедворцы хотели убить его. Дорг скрывался в Когиде, пока враги его не сгинули. В ворота въехали всадники амваджы. С криками расталкивая людей, они умчались в сторону крепости. Шемриты озлоблено смотрели в их сторону, сжимая кулаки. — Придет и наше время. — Скоро принц Дорг вернется с большой армией, и мы покажем этим амваджам кто здесь хозяин. Тем временем всадники ворвались во двор крепости. Десятник сразу прошел в кабинет капитана. Тот сидел с Уфалом и смотрел на макет Шемра. Десятник, склонив голову, произнес: — Господин. — Докладывай, - велел капитан, - Весь город уже гудит от этих новостей. И откуда взялся этот принц Дорг? Наверняка уловка этих неугомонных сепаратистов. — Господин капитан, - начал говорить десятник, - Мы провели разведку и один раз натолкнулись на их отряд. На нас идут не меньше восьми сотен воинов и все шемриты. Я слышал имена предводителей. Это Тандис, Корган, Аграв, Кадок и принц Дорг. Тут Уфал поинтересовался. — И как они о нем отзывались? Как о предводителе или о человеке высокого происхождения. Например, принц или может представитель Шандала. — Они отзывались о нем как о младшем сыне Карума Воителя. И что самое главное его ставят выше его братьев за исполнение завещания Карума. Он спустился в пещеру львов людоедов и убил их. Он добыл меч Карума и идет освобождать свой город. — Что еще за пещера львов людоедов, - не понял капитан. Уфал пояснил: — Есть такая легенда, что король умер не в пути в Метулур а на охоте. Завелись львы в лесах запада и начал нападать на местных жителей. Король собрал охотников и был смертельно ранен. Его похоронили там и оставили меч и корону в гробнице. Как сказано в легенде лишь достойный возьмет меч и станет королем. — Итак, они решили, что все поверят какой-то сказке. Сам каган Калуф посетил гробницу Карума. Если бы он не нашел там тело своего врага то сообщил бы нам. — Ну не знаю. – Уфал задумчиво посмотрел на макет территории Шемра, - Я тоже был здесь, когда каган ходил в гробницу. После этого он стал задумчив и долго пребывал в таком состоянии. Мне кажется он не нашел там тело потому и просил меня рассказать эту легенду. — Он просил тебя рассказать эту легенду, - удивился капитан, - А я и не знал ничего об этом. Он что поверил, что Карум жив. — Не знаю я, во что он поверил. Но после того как он узнал о завещании то велел разыскать всех потомков Карума и предать смерти. Капитан еще раз посмотрел на макет и сказал: — В любом случае город им не взять. Запрем ворота и разгоним горожан по домам. Будем жестко наказывать всех, кто нарушит закон, а потом и войско кагана Мидара подойдет. Уфал побарабанил пальцами по столу и капитан понял, что тот не согласен. — Ты разве сао Уфал не согласен. Это наш долг отстоять Метулур. Всех мятежников мы будем бить, и предавать казни. Здесь наша земля и шемритским выскочкам пора это понять. Уфал слегка усмехнулся и сказал: — Земля это не ваша. Вы здесь всего полгода как живете и до сих пор хозяевами не стали. Я скажу, что будет, когда подойдет армия Дорга. Горожане руками разорвут любого амваджа и откроют ворота. Для них это законный наследник престола, истинный король и принц. К тому же он выполнил завет Карума Воителя и сразился ос львом людоедом. Он его одолел и уже получил имя Победитель львов. — Что за предательские разговоры, - возмутился капитан, - Ты Уфал уже изменник для них. Ты предал своего короля и перешел на сторону кагана Калуфа. Сейчас тебе не удастся новой изменой стать своим для шемритов. Уфал встал. — Может ты и прав, но я не собираюсь погибать в этот проклятом городе. Город вам не удержать и крепость тоже. Пятьдесят против восьмисот слишком мало. А каган Мидар может и не прийти. У него сейчас других проблем полно. Война с винкушитами и внутренние усобицы. Вспомни Клема. Это был человек хана Дуарте. Он увел моих людей на юг и никто не вернулся. А если бы ему удалось подчинить себе Шемр то началась бы усобица ханов. Я выжил год назад, потому что знал, Карвенто не тот король, что сможет отстоять королевство. Сейчас я уеду в Бенлур и буду выжидать, кто возьмет верх в этой новой войне. Уфал встал и пошел к выходу. — С твоими людьми мы удержим крепость, - крикнул ему в спину капитан, - Уйдешь сейчас и, дороги назад не будет. Уфал повернулся и произнес: — У меня нет дорог. Есть лишь мой путь к королевской власти над Аш-Шемром. Временно мне пришлось идти с амваджами но сейчас я пойду дальше. Я не собираюсь сидеть здесь и ждать милости от кагана. Прощай капитан. Мой тебе совет на прощание: уходи из Метулура. Крепость тебе не удержать и как оккупанту тебе вынесут смертный приговор. Уфал ушел. Капитан смотрел в окно как ашшемры, побросав все вещи, быстро собрались и начали выходить из крепости. Он ничего не мог сделать. Когда крепость опустела, он вышел во двор, где собрались его воины. Он смотрел на них и внезапно понял, что от него зависит жизнь и смерть этих людей. И если они останутся то погибнут. В конце-концов кому нужна эта крепость. Жизнь воинов кагана ценней какой-то там крепости. — Уходим, - велел капитан!

zanq: Шестнадцатая глава Триумф короля В раскрытые ворота входили воины шемриты. Горожане стояли на стенах, вдоль королевской дороги и на крышах домов. Все они радостно кричали: — Прославятся наши львы шемриты прогнавшие амваджей! — Славься принц Дорг победитель амваджей! — Лев! Лев! Лев! Дорг ехал на лошади и приветливо улыбался. Рядом ехали Аграв, Корган и Тандис. Они следили в основном за Доргом чтобы тот не полез к горожанам с объятиями. Их путь лежал на центральную площадь, где на помосте уже стояли главы города. Совет знатных лиц управлявшим городом сохранил свою власть и при амваджах. Каган Калуф не стал ставить своих людей во главе города. Он решил опереться на шемритов, оставив в городе лишь гарнизон. Формально Шемр попал под власть Бенлура но это положение изменилось сразу после смерти Калуфа. Несмотря на смену власти, совет города продолжал управлять северным Шемром. Когда город покинули ашшемры а затем и амваджы ходоны поставили в воротах своих слуг. Появление принца Дорга сильно дестабилизировала ситуацию и, ходоны опасались карательной операции и соответственно потерю власти. Горожане заполнили всю площадь, приветствуя своего короля. Большая часть войска ушла в крепость. А принц Дорг с командорами поднялся на помост. Пятеро членов городского Совета и жрецы склонили головы. Эв Наранья приветственно произнес: — Добро пожаловать в Метулур мой принц! Народ ждал своего избавителя много месяцев. Мы уже и не надеялись, что сын Карума жив. Принц Дорг примите нашу службу, мы готовы служить вам всеми нашими силами и возможностями. — Я принимаю вашу службу сао, - ответил Дорг и повернулся к народу. Люди перестали кричать и молча, смотрел на него. Дорг громко произнес: — Народ Шемра! Я почитаю за честь быть сегодня с вами. Я сын Карума Воителя из рода Харумос. Моя мать княгиня Когидская спасла меня ценой своей жизни. Я жил при храме в Шемрлуре и совсем не думал о ратных подвигах. Но амваджы нарушили закон, напав на храм. Храм священен по закону кагана Калуфа и никто не имел прав нападать на служителей богов. Я взял в руки меч Карума Воителя и прогнал амваджов. Отныне народ мой ни один кочевник не ступит на землю Шемра. Народ радостно закричал: — Дорг Спаситель! Победитель льва людоеда! Избранник богов! Когда народ немного начал успокаиваться, Дорг подняв руки, громко крикнул: — Народ Шемра мы откроем кладовые и устроим праздник. Три дня вы можете отмечать ваше спасение. В этот раз овации были еще громче. Корган тихо прошептал: — А если кладовые пусты. Может эти амваджы успели отправить все награбленное на север. Дорг повернулся к нему и сказал: — Ну вот пойдем и посмотрим что там оставили нам в наследство поработители. Дорг повернулся, чтобы уйти с помоста, когда раздался крик: — Жрецы коронуйте нашего принца! Корону Доргу! Толпа притихла. Дорг замер и с удивлением посмотрел на площадь пытаясь определить кто это мог кричать. А народ уже подхватил призыв и гул начал нарастать. — Корону! Корону! Корону! Дорг посмотрел на жрецов они отошли подальше и начали совещаться. Эв Наранья немного взволнованный от этих криков тихо произнес: — Мой сао. Народ не понимает и требует невозможного. Мы не можем отдать вам корону. Род Харрумос отрешен от власти самим каганом. Как защитника поруганных святынь каган может еще простить вас, но как короля нет. Он повернет свои несметные полчища и Шемр будет уничтожен. Дорг хмуро смотрел на Наранью и произнес сквозь зубы: — Я прибыл в Метулур не для того чтобы спрашивать позволения какого-то кочевого кагана занять мой трон. Народ просит для меня короны и, сейчас мы узнаем мнение служителей богов. Один из жрецов вышел к краю помоста и громко произнес: — Народ Шемра внимай! Вы просите корону для принца Дорга. И он достоин ее. Как вы знаете убить льва ради развлечения запрещено и нет никаких оправданий тому кто ради короны убил льва. Но это был лев людоед тот, кто противен богам. Дорг завершил охоту короля Карума и получил отметины львиных когтей. Тахус отметил его своим знаком, он желает видеть королем своих детей Дорга Харрумоса. Мы коронуем принца Дорга! Народ восторженно закричал: — Дорг! Дорг! Дорг! Наранья с решительным видом пошел к краю платформы образумить народ, но Корган его перехватил. Он взял его под локоть, уперев другой рукой, кинжал под ребра и тихо прошептал: — Давай без глупостей. Смирись с неизбежным или завтра расстанешься с головой. Наранья помрачнел и отошел в сторону. А дальше народ затаив дыхание, наблюдал, как жрецы увели Дорга и его командоров в храм. Из храма Дорг вышел в роскошных королевских одеждах и направился в сопровождении уже большой процессии жрецов в сторону пирамиды. С песнопениями процессия обошла вокруг пирамиды и начала подниматься наверх. Когда Дорг оказался на площадке, то жрецы воскурили на жертвеннике пряности и начали взывать к богам. Верховный жрец подошел к нему и когтями убитого льва провел по лицу принца. Он повернулся к народу и громко закричал: — Тахус дал свое благословение, народ радуйся. Перед вами стоит ваш новый король: да живет многие годы король Дорг Харрумос! Народ радостно закричал: — Многие лета тебе король Дорг! — Да живет король Дорг! — Дорг! Дорг! Дорг! Дорг подошел к краю площадки и громко закричал: — Сегодня день коронации и освобождения. Три дня я даю на развлечения и отдых. Сегодня будут игры, а завтра все желающие могут поучаствовать в соревнованиях. Самые лучшие участники получат возможность стать воинами и львами. Дорг медленно шел по тронному залу. Пол был выложен плитами с изображением львиного прайда. Колоны и стены были выложены мозаичными изображениями истории королевства Метурия и Шемра. Дорг помнил этот тронный зал лишь в кошмарах, когда здесь управляла всеми злобная королева Шемра. Но это было столь давно, что Дорг даже не мог вспомнить лицо этой женщины. Он просто осмотрел все изображения и подумал о том, что тронный зал надо немного реконструировать. Обретение меча Карума, схватка с львом и освобождение города достойны также быть занесенными на стену. Дорг сел на трон и представил, как перед ним стоит толпа придворных и ожидает от него, что он решит все проблемы. Угроза вторжения амваджов, натиск шандалов, упадок торговых путей. Все это должен улаживать король иначе начнутся плестись заговоры. Чем это кончилось для его братьев, Дорг хорошо запомнил. Дорг почувствовал, что этот трон не для него. Теперь он понял, почему Ламенто не справился, выдержать такое давление сможет лишь поистине сильный духом человек. Карвенто был гораздо более сильным человеком и возможно смог бы вынести бремя власти, в конце - концов, его к этому готовили. А что может сделать он, Дорг, принц из Когиды. — Ну как корона мой король, - Дорг поднял голову и увидел Коргана, - Ты выглядишь как уставший от бремени король. Не стоит выглядеть таким в присутствии своих новых поданных. Дорг выпрямился и невесело улыбнулся. — Я понял, что чувствовал Ламенто когда смотрел на советников и генералов. Они ждали от него мужественных решений, а он не знал, что сделать, чтобы сохранить всем жизнь. Он не решился начать войну и предпочел уйти в плен, но сохранить жизнь народу. — Думаешь, он поступил правильно, - спросил Корган, - Шемр потерял независимость, хотя мы могли сражаться. Погибла твоя мать, спасая тебя, разве это жертва стоило того. Сколько бедствий принесло королевству необдуманное решение просто все отдать и пусть все горит огнем. Дорг был задумчив. Он смотрел на росписи подвигов древних королей и задумчиво произнес: — Возможно, я покажусь тебе слабым королем, но думаю, что Ламенто хотел как лучше. В его ситуации решить все миром было невозможно. Он просто был не готов быть королем. Корона свалилась ему на голову внезапно вместе с вторжением амваджов. В такой ситуации растерялся бы любой человек. Я не хочу думать прав он был или нет. Сейчас у нас проблема второго вторжения и пока Мидар принимает решение, я постараюсь найти мирное решение этой проблемы. — Ваш отец не одобрил бы такого поведения, - покачал головой Корган, - Мы можем нанести удар сейчас пока все шемриты с нами. Потом будет поздно. Мидар соберет под свои знамена всех союзников, и даже шандалы не помогут нам. Ваш отец как атакующий лев кидался на врагов и побеждал. Он внушал страх всем своим врагам. Дорг помрачнел. Он выпрямился и теперь Корган увидел перед собой короля. Он жестко сказал: — Я пожалуй плохо знал своего отца но я знаю все что он делал. Если бы он, разгромив своего врага, сразу собрал народ и вторгся в пределы Аш-Шемра, то потерпел бы поражение. Он ждал одиннадцать лет пока Калуф вновь не напал на него. И в этот раз хан допустил ошибку приведшую к переходу союзников хана на сторону моего отца. Поэтому я сын своего отца и не буду торопиться. Сейчас я хочу лишь услышать каковы запасы в амбарах и складах крепости. — Запасы там вполне приличные, - ответил Корган, - Они, скорее всего не успели все отправить или же просто не знали куда оправлять. Слишком большая неразбериха творится после смерти кагана Калуфа. — Тогда иди и сделай народу праздник. Пусть порадуются, пока есть такая возможность. Корган с поклоном вышел.

zanq: Семнадцатая глава Новые беды Большие игры провели на равнине за городом. Здесь было много мест для всех желающих посмотреть на состязания. В то время как необходимо было принимать решения относительно предстоящих столкновений с амваджами, Дорг забавляет народ зрелищем. Для стороннего человека Дорг мог показаться обычным посредственным королем по ошибке получившим корону, но Корган уже хорошо его изучил и сразу повысил свое мнение о новом короле. Конечно, народ должен радоваться и не думать о предстоящих бедствиях. Скоро им предстоит столкнуться со всей ордой амваджей и королю понадобятся все силы Шемра. А верность порой достигается тем, насколько король успел внушить любовь своему народу. Таким был Карум Воитель. Он внушал любовь своему народу и страх своим врагам. Его боялись и ненавидели, любили и обожали. Да, конечно же, Карум ждал многие годы, но это все, потому что тогда он был не готов к войне. Победить амваджей на поле боя было столь тяжело, что победы Карума сделали его королем. Но Карум всегда знал, что на равнинах Аш-Шемра чуда не будет и потому ждал. А вот каким был Карум на самом деле, не знал никто. Для Коргана самым ярким воспоминанием все его жизни было вовсе не падение Керборона а Красная битва. Он умер там, на поле сражения, когда ашшемры погибали под мечами амваджев, когда князья стояли и смотрели на гибель своего народа. Шандалы опоздали к месту сражения и не вступили в бой. И все же присутствие шандалов остановило побоище и дало шанс на спасение. Однако амваджы перехитрили всех. Они предложили сохранить власть князьям в обмен на ежегодную дань. И князья согласились. Шандалы не только ушли, но и вынуждены были покинуть Аш-Шемр навсегда. С того времени Корган и Тандис решили бороться против продажных князей и алчных амваджей. Пять лет они боролись и не достигли ничего. Но с появлением Карума все пошло по-другому. Но мало кто знал, что Карум во время Красной битвы был одним из командоров шандальской армии. Карум никогда бы не вернулся в Аш-Шемр, если бы не смена власти. Новый король стал бороться со старыми командорами и Карум оказался одним из людей основного противника новой власти. Он бежал при помощи друзей своего покровителя и единственным путем к свободе был Аш-Шемр. Карум не собирался вновь становиться наемником и начинать сначала. Он уже бы в не том возрасте для таких приключений. Все что он хотел это переждать бурю и вновь присоединится к своему покровителю. Однако произошло недоразумение послужившее причиной его заточения. После своего позорного пленения Карум стал жаждать амваджской крови и, попав к повстанцам, повел их на открытое противостояние. Выбитый из Аш-Шемра Карум попал в Метурское королевство. Ему удалось объединить всех князей, опираясь на южные области населенные беженцами, шандалами, шемритами и др. Сильный правитель, контролирующий опасный юг нужен был в Метурии и князья короновали Карума королем Метурии. Так Карум пошел своим путем, но с Шандалом продолжал поддерживать хорошие отношение. А вот к амваджам испытывал только ненависть, но никогда не пытался нападать на них до тех пор, пока амваджы контролировали Аш-Шемр. Нет, Карума настоящего не знал никто. Корган хорошо узнал своего короля и уважал его как настоящего властителя. Корган стоял, прислонившись к колоне на галерее королевского дворца и думал о короле Каруме. Сможет ли его сын взять на себя всю ответственность за все королевство. Был, конечно, еще сын княгини Ринны Ренстон но он пропал во время Красной битвы. И Рина отдав свою дочь замуж за Карума, передала весь юг Метурии новому вождю повстанцев. Какой цели служили игры никто так и не понял. Знатные лица, ходоны, считали, что это всего лишь подачка черни. Король развлекает и кормит народ и становится весьма популярным. Это необходимо если хочешь укрепиться у власти. Некоторые считали что это доказательство наивности молодого короля предающегося развлечениям вместо того чтобы решить вопрос с амваджами. Сам Корган и Тандис считали, что король весьма умен и хитер. Он развлекает народ привлекая его на свою сторону. Кроме того он высматривал наиболее способных бойцов и брал себе на постоянную службу. А вот Аграв не думал о таких глупостях, он просто вышел на поле боя и показал свою удаль. Народ был восхищен таким храбрым и сильным воином. После игр короля захлестнули приемы послов, просьбы просителей, решения вопросов и дальнейшей организации королевства. Пришлось восстанавливать систему эпохи Карума и отыскивать тех, кто служил судьями, распорядителями и секретарями. Кроме того, из провинции, потянулись выжившие ходоны. Они также интересовались дальнейшими планами короля и часто просили выступить судьей именно короля в их земельных спорах. И Дорг подозревал, что не разреши он их вопросы или если они решат что, он слаб то начнется усобица. Наиболее примечательным событием было прибытие посольства из восточной земли Винкуш. Дорг прошел в тронный зал, где уже собрались ходоны Шемра и пошел по ступенькам к трону. Трон в эпоху королей представлял собой мягкое ложе балдахином над головой. Сев на мягкие ковры Дорг выпрямился и, поджав ноги под себя, произнес: — Пусть сао послы войдут. Корган, Тандис и Аграв встали рядом с троном. Они с интересом смотрел на чужаков из далекой восточной земли. Наверное, лишь Карум видел хоть раз винкушитов а они нет. Винкушиты были одеты очень просто: простые юбки и небольшие ожерелья. Присмотревшись к ожерелью, Дорг содрогнулся и перевел взгляд на посла. Немолодой мужчина, гладко выбритый или просто полысевший с небольшим чубом на темени завязанную узлом. В узел волос были воткнуты большие перья птиц. Для отличия от своих спутников он носил плащ сотканный из перьев птиц. На его лице он заметил удивление и хмыкнул. Да не ожидал он, что королем окажется семнадцатилетний мальчишка. Посол отвесил поклон и его примеру последовали его спутники. Приложив руки к сердцу, он произнес: — Приветствую тебя король Дорг Харрумос, сын Карума Воителя Харрумоса из дома Тогирус. Шлет тебе приветствия мой король Ренстон. — Ренстон, - удивился Дорг, - А из какого он клана? Представь своего короля господин посол и себя тоже. Посол еще раз склонил голову и произнес: — Меня зовут Брехан сын Миала. Для нас не так важен клан или род. Наши короли не всегда бывают из одной семьи. Если один воин показал себя на поле боя настоящим предводителем, то мы ставим его на щит, и он правит нами. Так неизвестный воин по имени Ренстон когда король приказал отступить и с приближенными бежал, остался и продолжил бой. Мы тогда победили шандалов и не дали им пройти в наши земли. Мы подняли его на щит и провозгласили королем. — Даже боюсь спрашивать, что они сделали со своим бывшим королем, - пробормотал Дорг и, Аграв услышав это, весело произнес: — А эти скальпы вы сдираете и со своих королей тоже? — Это наши награды и скальп короля может, носит только его приемник. Дорг улыбаясь, сказал: — Спасибо сао Брехан ли Меалос, - произнес Дорг на шемритский манер имя и род посла, - Мы многое узнали о ваших обычаях за короткое время. Ваши традиции с избранием короля весьма мудры, хотя могут и подвести. Но это уже мое мнение. Так с какой целью вы приехали рискуя своей жизнью. Кстати как вы пробрались сквозь амваджские кордоны. — Степи востока мы знаем лучше этих амваджей. Эти кочевники уже давно не такие как при Вортигирне. Это уже третье поколение и выросли они на севере. Поэтому мы легко прошли даже не на толкнувшись на конные разъезды. Мы прибыли сюда, чтобы предложить союз. — Союз, - удивился Дорг, - Какой еще союз и против кого. Мы сейчас ни с кем не воюем и не собираемся. А если вы намекаете на амваджей то мы всего лишь требуем независимости для Шемра. Мы показали свою силу амваджам и пусть только сунутся, в это раз мы встретим их достойно. — И все же наше предложение остается в силе, - ответил Брехан, - Вы недооцениваете амваджов, не думайте, что они просто так стерпят ваш мятеж. Вы отобрали у них весь запад, убили или прогнали их лучших воинов. Такое не прощается. Каган Калуф будь он жив уже бы мчался сюда. Но у его сына нет такой стремительности. Тем не менее, будет новая война. И война эта будет долгой. — Мы сможем встретить их достойно, - произнес Дорг, - В прошлый раз наша армия была оставлена без руководства, но теперь мы готовы к встрече. — Вы в этом уверены, - тут посол саркастически усмехнулся, - Подумайте вот о чем, амваджы соберут своих поданных с севера и востока. Они приведут воинов с Аш-шемра. Сможете вы устоять против такой армии? Речь посла смутила Дорга. После того как посольство вышло Дорг сидел с мрачным выражением лица. Корган уже хотел обратиться к нему, когда Дорг вдруг произнес: — Как же мы были глупы. Я надеялся отделаться от амваджов малой кровью, но этого не будет. Корган необходимо собирать ополчение и готовить их к битвам с амваджами. Сао Наранья выберете лучшего из вашего совета. Он поедет послом к кагану. — Все исполним мой сао аш Дорг, - с поклоном произнес Наранья. — И с послом поедут наши воины для охраны из людей Кадока. Аграв возглавишь их. В случае напряженной ситуации уходите в Винкуш. Аграв положил руку на рукоять меча и произнес: — Всегда мечтал побывать на востоке. Дорг покинул тронный зал и, пройдя во внутренний двор сел на берегу озера. Он надеялся что все эти предосторожности излишни. Но он и сам в это не верил.

zanq: Восемнадцатая глава Бенлур Пять советников собрались в гостиной у Нараньи. Посидев и поспорив, они остановили свой выбор на советнике Умгале. Умгал был человеком пожилым и весьма опытным в переговорах. В годы смуты и власти амваджей не раз Умгал спасал город от массового побоища. Но для Нараньи был важен не просто человек, умевший красиво говорить. Он собирался исправить ошибку Дорга, вернуть мирным путем Шемр под руку кагана. Потому что он понимал, Шемр все равно падет, но прольется много крови и поэтому нужен человек, который бы склонил кагана на их сторону. Городской Совет Метулура был создан еще в период основания Метурского королевства. Поначалу это был лишь юридический орган для управления городом. Обычно младшие сыновья оров (глава общины) вступали на эту должность. Это еще делалось по причине того что первые короли велели переселить в столицу ремесленников из общин. Все это привело к появлению кварталов полностью заселенных выходцами из определенной общины. Именно по этой причине главой такого квартала становился свой человек для общинников, сын их ора. Долгое время ремесленники жили семьями и передавали свое знание по наследству. Те, кто не мог овладеть знаниями, выселялись обратно в свою общину. Вся эта система пала с появлением баланагаров. Общины перестали контролировать кварталы, а главы кварталов окончательно присвоили свои посты себе в собственность. А верховным государственным органом Совет стал после смерти короля Арума. В период, когда эвы дрались, друг с другом за землю молодой Наранья защитил столицу. Его Совет стал настолько силен, что эвы начали собираться и договариваться. Он стал самым сильным из эвов и уже планировал надеть корону, когда внезапно появился Карум Воитель. Карум был воином в первую очередь, но не только воином. Он позволил Совету и дальше править, но при этом подчинил его воле короля. Наранья стал обычным придворным и сильно ненавидел за это Карума. Именно из ненависти он стал поддерживать интриги королевы и добился своего. Встав возле слабого короля Ламенто, он убедил его сдать город. Калуф наградил своего верного человека и поставил Наранью управлять городом. Но теперь этот Дорг опять потеснил его. Конечно, Наранья не был предателем, он просто верил в силу амваджей и не желал пролития лишней крови своего народа. Поэтому он говорил Умгалу: — Добейся встречи наедине с каганом Мидаром и обрисуй ситуацию. Скажи о предложенном союзе Винкушитами. Эх, если бы еще сдать этих послов амваджам.… Скажешь кагану, что советники Метурии по-прежнему на его стороне и готовы сдать Метурию. И опасайся Аграва, он человек короля. — Не беспокойся Наранья-сай, - спокойно произнес Умгал, - Все сделаем как надо. А что качается Аграва, то я думаю, что его больше волнуют ратные подвиги. Он к тому же близкий родич самого кагана. Возможно, он тоже станет нашим орудием. Наранья задумался. — Нет. Слишком опасно, - с тревогой произнес он, - Аграв верный внук Эльведа, этого ашшемрского предателя. Будь осторожен. Они обнялись. Советники встали и начали расходиться. Наранья смотрел им вслед и почему-то чувствовал, что в этот раз дело опасней и возможно они проиграют. Потом вспомнил мальчишку короля и усмехнулся. Мидар не таков как Калуф может получиться выбить эту корону для себя. Путь от Метулура до ставки кагана занял несколько дней. За дневной переход дошли до Юлелура, пограничного города Аш-Шемра. Пограничные патрули, узнав о цели путешествия каравана, пропускали послов. Впрочем, Умгал был уверен, что весть об их прибытии уже послана в Бенлур. В Бенлур послы прибыли на второй день и удостоились торжественной встречи. Их расположили в одном из дворцов, а посол Умгал был приглашен на ужин к эву Уфал ли Барбедосу. Урун и Барбедо, бенлурские эвы возглавляли Совет эвов и стремились к политике миролюбия. Они сталкивали могучие племена либо искали союза с одним из них. Именно на Барбедо лежит ответственность, когда он, будучи молодым эвом принял решение бросить ополчение во время Красной битвы. Ополчение столкнулось с амваджами но оказало сильное сопротивление. Они отступали, теряя своих товарищей, пока не встретились с шандалами. Но в тот момент, когда шемритам была дана возможность соединиться с шандалами, амваджы сделали предложение Барбедо о полунезависимой власти. Барбедо выбрал подданство кагана и окончательно стал предателем. Шандалы, увидев, что шемриты объединились с амваджами, отступили. Ополчение вынуждено было сложить оружие и позднее выбивать шандалов с южных земель Аш-Шемра. Аран Эльвед бежал, но через несколько лет по просьбе эвов вернулся и стал наместником кагана. За Уфалом тоже тянулся след предателей его предков. Именно Уфал перешел на сторону амваджей после гибели Карвенто. Он ходил с каганом Калуфом на Шемр и Шандал. Формально он являлся араном Шемра. Поэтому Умгал решил, что ужин с таким человеком моет принести пользу его миссии. - Так зачем вы все-таки направляетесь к владыке, - вновь спросил Уфал, - Если Дорг полагает что аш ашей Мидар смириться с его захватом Метулура, то он ошибается. Лучше вернитесь и передайте своему ашу чтобы он сам ехал в Амвалур. - Аш Дорг желает мира, - задумчиво произнес Умгал, - Разгромив орду Клема и захватив Метулур, он больше не желает проливать кровь. Народ считает его законным наследником, и в случае прихода амваджей будет защищать его. - Что-то я не припоминаю, чтобы народ так защищал своего аша Ламенто, - усмехнулся Уфал, - Я был там с Калуфом. Они открыли ворота и сдали город. Когда Мидар окружит город, все будет также. Народ переменчив в своем настроении, и увидев свою погибель, отвернется от избранного ими аша. - Не этот ли народ заставил вас покинуть город, - напомнил Умгал, - Кто бежал из Метулура, оставив ворота открытыми. Владыке будет интересно узнать, как его аран оставил город, не попытавшись даже защитить его. - Голова твоя так и просится на кол, - хмуро произнес Уфал, - У меня во дворе есть хорошее место, где я буду любоваться на твою голову. Скажи мне что-нибудь такое чтобы я передумал. Я как узнал о вашем посольстве, сразу решил отправить ваши головы в дар владыке. - Думаю, владыка сам решит, кого и как казнить, - ответил Умгал хладнокровно, - Что касается моей головы, то о нашем посольстве владыка знает. Весть об этом была послана заранее. Поэтому оставьте ваши разговоры и давайте поговорим более важных делах. - О каких, - хмуро спросил Уфал? - В прошлом Совет Метурии много помогал тому же Калуфу, - спокойно ответил Умгал, - И сейчас мы намерены продолжить наше сотрудничество. Мы по-прежнему считаем, что нам нужна власть амваджей. Мы готовы вернуться под руку нашего владыки. Необходимо лишь разобраться с той партией военных, что сейчас у власти. - В этом случае погибнет ваш новый аш, - произнес Уфал и внимательно посмотрел на Умгала, - Что скажет народ, когда вы вновь сдадите город. - После смерти Дорга и его командоров народ уже ничего не скажет, - уверено произнес Умгал. Уфал был не согласен с этим. Но возражать он не стал. Он поднял чашу и произнес: - За погибель наших врагов! Когда Умгал ушел Уфал налил себе пульке и долго сидел в задумчивости. Тихо вошел седовласый мужчина. Он сел напротив и налив себе пульке произнес: - А этот Умгал умеет убеждать. Я уже было, сначала поверил в его преданность Доргу. Хитер, ничего не скажешь. - Доргу не выдержать против амваджей, - хмуро произнес Уфал, - Ты разве не слышал. Его окружают предатели. Ламенто не выстоял из-за них. Дорг ничем не лучше. Когда вся орда амваджей хлынет на запад, шемриты сами сдадут своего аша. - А мне кажется все наоборот, - возразил незнакомец, - Совет Метулура состоит из предателей и это следовало ожидать. Но Дорг окружил себя верными людьми. Эти люди возглавляют всю оборону королевства. Что могут советники? У них нет власти над Доргом. Если мы все объединимся, то власть амваджей рухнет. - Но хочет ли Дорг этого союза, - спросил Уфал, - Особенно со мной. Я для него предатель. Его командоры ненавидят меня. Мне бы не хотелось остаться один на один против Шемра. - Союз трех ашов вот о чем ты должен думать. Когда мы свернем шею этим амваджам, ты будешь героем для всех. Не предатель, а тайный союзник. - И как мы заключим союз, когда эти послы едут к Мидару? - Я возвращаюсь в свою землю, а ты направь нужного мне человека ко мне. Хотя нет. Я уверен тебя они не послушают. Пожалуй, я сам все сделаю. И помни, не упусти свой шанс стать ашом. Упустишь шанс и навсегда останешься бенлурским эвом. Незнакомец встал и вышел из комнаты. Аграв шел по улицам Бенлура чувствуя восхищение. Он всегда любил этот город а, теперь вернувшись, ощущал себя как дома. Он шел по центральной площади и любовался древними пирамидами, святилищами, дворцами и особняками. Аграв вырос в горах Кингара и почти не видел своего отца. В раннем возрасте дед отправил его в Бенлур на обучение, с тех пор он и полюбил этот город. Позднее Аграв попал ко двору аша Карума в Шемре. Не желая возвращаться в Кингар, он вступил в гвардию аша Шемра и участвовал в захвате Керборона. В последующие годы он состоял в свите Карвенто и даже достиг положения арана Аш-Шемра. Впрочем, тот период его жизни Аграв не любил вспоминать. Он теперь вновь здесь и не желает уезжать. Как жаль, что посольство отправится уже завтра утром в путь. Мимо проходили люди не обращая на него внимания. Аграв вспоминал как год назад все эти люди кланялись ему и выкрикивали его имя. Впрочем, тогда он был окружен большим количеством слуг, которые выкрикивали его имя. Сейчас он выглядел обычным ходоном либо благородным пантаном. - Нахлынули воспоминания сао Аграв Кингарос? Аграв обернулся и увидел незнакомого ему человека. Седовласый сао был ровесником Коргана но с властным взором. Этот человек привык командовать, но в Бенлуре Аграв его не встречал. Хотя в свое время он знал всех сайо Аш-Шемра. - Ты кто таков? - Это не важно. Сейчас ты направляешься к амваджскому владыке просить мира. Помнится, Аграв Аш-Шемр прославился на поле боя за то, что не отступил и сдержал натиск амваджской конницы. Что же сейчас ты едешь к этим амваджам на поклон. - Люди часто говорят то чего не знают, - угрюмо произнес Аграв, - О той битве ходит немало легенд хотя многие забывают что мы все таки ее не выиграли. Нас прогнали и предали. Битву при Метуине бы также продули и взяли реванш лишь в союзе с шандалами. - А не пора ли взять реванш и разгромить амваджей так чтобы они больше не смогли править в землях Шемра! Аграв внимательно посмотрел на незнакомца. - Прежде чем такое говорить ты сао должен представиться. Я должен знать от кого исходят такие речи. Кто же ты таков? Или ты служишь амваджам и проверяешь нас? Так вот передай своим хозяевам особенно этому лизоблюду Уфалу что мы здесь с мирными целями. Незнакомец усмехнулся и сказал: - Я не служу амваджам храбрый Аграв. Я скажу одно, если хочешь спасти своего аша и народ Шемра то следуй на восток. Только союз с восточным народом спасет вас. Подумай об этом, пока будешь ехать к амваджам. Незнакомец повернулся и пошел прочь. Аграв стоял и смотрел ему вслед. Но он не стал его догонять. Следовало многое обдумать. Он медленно пошел по улице в сторону постоялого двора, где расположились его люди. Пока он шел уже совсем стемнело. Он дошел уже до приворотной площади, когда увидел паланкин и несколько воинов охраны державшими в руках горящие факелы. Один из воинов направился к нему. Спокойным голосом он произнес: - Аграв кингарский? - Чего надо, - угрюмо спросил Аграв? - С тобой хотят поговорить. - А если я откажусь, - с интересом спросил Аграв? Воин с усмешкой осмотрел Аграва. - Слушай парень. Не создавай всем проблем. Ты в конце-концов в чужом городе и сейчас совсем один. С тобой просто хотят побеседовать. Аграв медленно пошел к паланкину и зло бросил: - Когда то это был мой город и такие как ты ели с моих рук. Воин не остался в долгу. Аграв услышал вслед: - А еще презирали одного молокососа получившему пост арана исключительно целованием августейшей задницы. Аграв сжав кулаки пошел к паланкину. Он дал себе обещание запомнить нахала и при случае вернуться к этому разговору. Когда он подошел к паланкину, носильщики раздвинули дверцы и Аграв согнувшись, сел внутрь. Темноту внутри паланкина освещал небольшой масленый светильник. Но его было достаточно чтобы увидеть того кто так бесцеремонно пригласил его. Аграв покачал головой и сухо произнес: - Знал же что увижу тебя, но надеялся на остатки порядочности. - Когда ты шел со своим новым ашом в Метулур я отдал его вам. Но думаю, что оставшись в городе, никакая моя порядочность не спасла бы меня. - Любишь ты поговорить сао Уфал Барбедос, но сейчас я просто хочу дойти до постоялого двора и поспать. Если у тебя все, то я пошел. - Не спеши сао Аграв, - Аграв почувствовал, что Уфал не в духе и остался сидеть, - Год назад ты отдавал мне приказы, но теперь положение изменилось. Я, как и мой отец возглавляю Совет эвов Аш-Шемра и до недавнего времени присматривал и за Шемром. Мне пришлось выступить на стороне амваджей поскольку я не верил в Карвенто. Теперь я не верю в Мидара. - Ага, опять предаешь своего сао, - заметил Аграв усмехаясь, - Боишься, что он снимет тебе голову за потерю Шемра. Ну, так я с удовольствием бы посмотрел на это. - Есть предложение получше. Я предлагаю союз Шемру. Когда амваджы придут, я выступлю на стороне твоего сао. Мы покончим с амваджами. - А почему ты говоришь это мне, - осторожно спросил Аграв, - Я не посол и не имею прав на переговоры. Пошли послов в Метулур или переговори с Умгалом. - Я говорил с Умгалом, - тяжело произнес Уфал, - Он выступил от имени Совета с предложением вернуть Шемр под руку амваджей. Они предадут твоего сао. - Ложь, - Аграв хотел даже вскочить на ноги, - Ты наговариваешь на благородных людей. Зачем иначе мы едем в Амвалур. - Думаю, что твои советники хотят выторговать себе хорошие условия. Предатели возле аша в таких условиях это немедленная гибель. Подумай чего хочешь ты? Год назад ты мог отступить и уйти в сторону но ты бился в отступающем войске. Ты прошел путь до Шандала где дал последний бой противнику. Я не смог так поступить и поэтому сейчас говорю именно с тобой. Боюсь такие как Корган меня не послушают. - Я бы тоже слушать не стал, - тихо произнес Аграв, - Я и сейчас тебе не доверяю. Но даже если ты прав и действительно выступишь на стороне Шемра то что это даст. Амваджы гораздо сильнее нас. Дорг и его командоры не доверяют тебе, и это уже ослабляет наши силы. Уфал твердо посмотрел на Аграва и произнес: - Винкушиты предлагают союз трех народов. Только так мы сможем победить. Поезжай к винкушитам и добудь договор о союзе. Ты спасешь Шемр и получишь свой реванш за прежние поражения. Что скажешь командор? Аграв был весь в сомнениях. Он не доверял тому, кто беспринципно лгал и предавал. Он чувствовал, что здесь кроется очередная интрига, но понять ее он не мог. - Я подумаю обо всем, что ты сказал сао Уфал, - произнес он, - И все же лучше бы ты послал послов в Метулур. Я в конце-концов всего лишь один из командиров. Времена, когда я был фаворитом давно прошли. - Я верю, что ты сделаешь все как надо, - произнес Уфал и постучал в дверцу. Носильщики открыли обе дверцы, а Уфал продолжил, - Не упусти свой шанс стать вновь героем Аграв Воитель. Аграв молча, вышел из паланкина. Поклонившись на прощание, он направился на постоялый двор. Уфал посмотрел ему вслед и велел: - Во дворец.

zanq: Девятнадцатая глава Степи востока На следующий день караван вышел из ворот города рано утром. Они направлялись туда, где, когда то проходили ожесточенные бои с амваджами. Аграв вспоминал об осаде Керборона где он получил свой первый боевой опыт. То были славные дни, когда он знал что надо делать. Сейчас он не знал ничего. Кому верить? Умгалу или Уфалу. Если Умгалу тогда все просто: они едут на поклон к владыке, который пожелает наказать убийцу своих воинов. Но возможно он помилует их на условиях полного подчинения. А вот если верить Уфалу то войны не избежать. Советники будут настаивать на подчинении амваджам и тогда все осложнится. Корган желает войны, как и войско. Народ также жаждет окропить свои леса своей и амваджской кровью. Так кому же верить и как поступить? В Кербороне решили остановиться. Восстановил крепость еще Карум, поставив там гарнизон. За несколько лет Керборон стал центральным постом по связи с восточными племенами. Купеческие караваны обогатили город и он расцвел. Там селились люди из разных мест, и Аграв с удивлением понял, что в этот раз Керборон так просто не возьмешь. В прошлый раз здесь было гнездо амваджей откуда они выходили в свои грабительские походы. А сейчас это был настоящий город, контролирующий торговые пути с восточными степями. Как повел бы себя Карум в этот раз, Аграв даже не представлял. Впрочем, у любого аша всегда находился разумный довод в пользу истребления населения соседнего города. Посольство решило заночевать в Кербороне перед переходом через степи, и Аграв вышел вечером прогуляться. Здесь их никто не звал на ужин и не предлагал союзов. Это был обычный город живущий торговлей с кочевниками. Степняки гнали сюда отары овец, тюки с войлоком и даже рабов захваченных в соседних племенах. Но были здесь и другие жители востока. Аграв заинтересовался мечом очень страной работы. Мечи шемритов были похожи на тесаки, а этот был заострен для колющих ударов. Аграв спросил у лавочника: - Откуда этот меч, я не припомню у степняков такого оружия. - О сао это оружие из далеких южных земель. Винкушиты очень грозные воины и делают очень хорошее оружие. Он огляделся и тихо произнес: - Даже наш повелитель Мидар не может их покорить. Аграв взял меч и сделал несколько взмахов. - Хороший меч, но я бы не стал на него полагаться. Хороший меч нужен в ближнем бою, и я не раз убеждался, что надо больше полагаться на доброе копье. - Я вижу вы мой сао бывалый воин. Возможно, вы даже бывали в нашем славном городе и знаете каковы наши добрые сайо амваджы. Сколько добра они принесли нашему народу. - Да знаю, - хмуро ответил Аграв, - Я был здесь, когда этот город полыхал в огне. Мы очистили гнездо грабителей амваджей но теперь их превозносят в этом самом городе. Здесь содержали в цепях, не покорившихся шемритов, здесь ходили в кандалах дети заложники. Зря Карум восстановил эту поганую крепость. Торговец вновь оглядел торговую улицу и тихо произнес: - Вам мой сао надо в Винкуш, там есть надежда на победу над амваджами. Возьмите этот меч и покажите винкушитам. Они поймут от кого он. Аграв взял меч и, не много подумав, произнес: - Как же я их найду, я же и степи не знаю. - Идите на юг и вас встретят. Керборон предоставил проводника и послал вестников, дабы послов встретили, а не убили. Караван направился дальше на юг в земли, где Аграв никогда не был. Они шли по степи вдоль горной цепи на юг чтобы, обогнув его выйти в великую степь и Аграв в который раз подумал, что проще было идти речным ходом. Он подъехал к проводнику и спросил: - А купеческие караваны тоже идут этим путем? Мне кажется мы делаем слишком большой крюк и теряем время. Речным путем куда быстрее. - Мой сао прав, - ответил керборонец, - Здесь путь наиболее прямой до Амвалура, главного города амваджей. Купцы идут дальше на юг и по пути вдоль реки винк проходят через две горные цепи и попадают в Винкуш. Других дорог здесь нет. Аграв обдумывал полученную информацию. По всему выходило, что попасть в Винкуш можно речным путем. Но сделать это надо одному иначе все посольство бросят в колодки. Он решил еще немного поговорить и спросил: - А эти винкушты в чем их сила. Амваджы стольких покорили, а этих не могут. Наверное, они такие же кочевники или просто очень сильные воины… - Мой сао, - начал проводник, - Я бывал в земле Винкуш но ничего сказать не могу. Они не похожи на кочевников. Конечно большинство их поданных кочевники, но в самом Винкуше все по другому. Процветающие города, удобные дороги и неприступные крепости. Видел я и их воинов. Помимо кочевой конницы там грозная пехота копейщиков и блистающая панцирная конница. - То есть они сильней амваджов, - переспросил Аграв, - У них такое войско и значит, амваджов они разбивали на полях сражений. - Не знаю мой сао, - покачал головой проводник, - Там за рекой Винк идет горный хребет, который охраняет их от нападений. Но все степи под контролем амваджов. Сами винкушиты держат территорию между горными цепями и гористыми кряжами южных земель. Там в союзе с шандалами они часто одерживали победу над амваджами. Аграв больше не спрашивал, ясно, что уходить надо по реке иначе его схватят. Но пока он решил посмотреть, что будет в Амвалуре и каков будет Умгал. Если он предатель, то без союза с Винкушом им не выстоять. Вскоре Аграв вновь увидел горные кряжи. Первую горную цепь он видел в Кербороне. Холмистое нагорье южнее Керборона переходило в горную цепь и уходило на север вдоль Ашемуина. Керборон таким образом служил заслоном от атак с востока хотя в данный момент скорее был заслоном от шемритов. Вторая горная цепь шла с северо-востока переходя в холмистую и каменистую местность в районе Амвалура а затем вновь переходила в горную цепь и уходила вдоль реки винк на юг. Обогнув горную цепь с юга караван поапал в долину устья реки винк. Именно здесь и располагалась столица империи амваджов Амвалур. Город Аграву не понравился, большой и шумный, повсюду караваны с товарами или данью покоренных народов. Множество людей носили тюки, несли поклажу либо прокладывали дорогу для важного амваджа. Здесь переплелись судьбы многих народов, которых поработили амваджы и привели сюда. Именно здесь шла торговля живым товаром и в основном шандальским купцам. Послов проводили на постоялый двор, где им предстояло жить пока владыка не примет их. Умгал высказал мысль, что надо бы просить постоянное представительство в столице чтобы не жить среди народа. Но Аграв подумал об этом как о глупости. Лично он предпочел бы вообще больше не приезжать сюда. Ходоны поужинав заперлись у Умгала и начали совещаться. Аграв сел поближе к Кадоку и поинтересовался. - Что думаешь? Будет ли польза от этой поездки? Кадок отхлебнул пульке и не спеша ответил: - Я об этом думал весь путь. Когда то я горел огнем мести, после Красной битвы. Спустя годы я присоединился к Каруму и служил в его войске. Я помню много битв, где нам приходилось отступать и терять друзей. Я понимаю, что Дорг хочет избежать нового вторжения, но боюсь войны не избежать. Мы хотим независимости, а амваджы этого не допустят. Это посольство всего лишь попытка оправдаться, что мы сделали все для мира. - А что если наши ходоны предатели и желают отдать Шемр в руки амваджей, как тогда нам поступить. Кадок задумчиво повертел кружку в руках и произнес: - Ходоны предателями быть не могут. Все что они делают, оправдывается интересами королевства. Они могут бросить ополчение под стрелы врага. Отдать своего правителя или даже город на разграбление ради жизни остальных жителей. Вернее ради выживания этого самого ходонства. Поэтому меня не удивит, если наши послы решат предложить Шемр на подносе, сдав Дорга с его сторонниками. - И как они это сделают, - спросил Аграв, - Что мы можем сделать, чтобы помешать им? - Много лет назад мы делали что могли, нападая на амваджей и спасая ваздонов. Теперь мы такого уже не сделаем но, по крайней мере, будем защищать своего аша Дорга даже если ходоны выступят против нас. Аграв огляделся и тихо произнес: - На меня вышли представители винкушитов и предложили встретиться. Они хотят предложить нам союз. Но времени нет обмениваться посольствами. Необходимо предпринять срочные действия либо нас просто уничтожат. Кадок удивлено посмотрел на Аграва. - А теперь с самого начала рассказывай, а потом подумаем, что мы можем сделать. Кто предложил союз, что говорил и так далее.

zanq: Двадцатая глава Повелители степей Эв Дуарте остановил свою лошадь и с вершины холма наблюдал за передвижениями своих войск. Дуарте бы очень строг в дисциплине и его отряды считались одними из лучших в армии Повелителя Амваджей. За свою долгую жизнь Дуарте повидал многое и выжил, несмотря на угрозы старшего брата. Вечно быть в тени брата раздражало и бесило Дуарте но такова традиция что младший брат становится хранителем семейных традиций. Он наставник и отец для новых поколений в семье Ангусов. Но Дуарте хотел сам быть главой и не смотреть на старшего брата. А Дуарте не повезло в двойне у него было два старших брата. Налин не всегда был согласен с действиями Калуфа и даже бывал из-за этого в темнице. Но проявив верность Калуфу, после смети отца, он стал его правой рукой. Скоро минует столетие с тех пор как один из предводителей амваджов Эрам Ангус, в связи с усиливающимся давлением шандалов объединил племена в единую орду. В течение двадцати лет он успешно проводил как набеги, так и союзнические походы как с баланагарами против шандалов, так и наоборот. В ожесточенной борьбе уничтожив всех конкурентов, победил племянник Эрама Вортигин. Совет ходонов провозгласил Вортигина Ангуса гандом гандов, Повелителем степей. С его приходом политика орды изменилась. Он больше не заключал союзы с империей, а обрушил свои войска на провинции Баланагарии. Через двадцать лет баланагары потерпели поражение и покинули северные земли. Они укрепились на северо-западе и не могли помочь своим южным провинциям. Вортигин начал проверять силу шемритов и столкнулся с настоящим гением в военном и политическом деле, принцем Эльведом. Принц Эльвед был сыном правителя Баланагарии Тхара и шемритской принцессы. Он мог претендовать на корону Аш-Шемра но ни сделал этого поскольку был верен империи. Эльвед в союзе с шандалами разгромил амваджей и изгнал их в восточные степи. Если бы империя была сильна то вернула свои провинции. Но ходонам Баланагарии было не до этого, они сражались за власть над троном. Амваджы вернулись, а Эльвед осознав глупость обороны империи, сосредоточился на защите своей провинции. Эльвед вступил в союз с амваджами и изгнал шандалов. Но как только амваджы закрепились в Аш-Шемре, он в союзе с шандалми изгнал и их. Вортигин пошел другим путем, он захватил Керборон. То была пограничная крепость Аш-шемра для отражения кочевников, но Эльвед забросил ее, совершив ошибку. Постоянно ожидая нападения с севера, он не ожидал вторжения с востока. С этого времени началось покорение Аш-Шемра завершившееся Красной битвой. Вортигин смог перехитрить всех но многое не предусмотрел. Эльвед устроил большую охоту в степях и пока все веселились его люди выкрали заложников. Так он смог поднять восстание, призвав на помощь шандалов. Вортигин пустил слух о сговоре шемритов с амваджами и шандалы не решились идти дальше южной границы, но храбрые шемриты встали стеной, прикрывая отход основных сил. Когда амваджы нагнали копейщиков, те уже соединились с бежавшими с поля боя эвами и шандалами. Вортигин не решился на битву и предложил договор. Шемриты получают частичную независимость и должны лишь платить небольшую дань. Каждый эв отныне отвечал лишь за свои земли и отчитывался лично перед Повелителем. Впрочем, Эльвед ушел и через несколько лет эвы настояли на возвращении своего наместника. Эльвед больше не бунтовал и смирился с властью амваджей. Дуарте был еще мальчишкой, когда был назначен одним из предводителей. В самый разгар борьбы с Аш-Шемром он уже руководил своей дружиной и взял к себе оруженосцем храброго паренька Клема. Во время Красной битвы Клем был одним из командоров и отлично себя проявил. Клем стал любимцем Дуарте и прославился свой жестокостью. Много раз Дуарте спасал его от гнева Калуфа но не смог спасти его от меча шемритов. Дуарте часто вспоминал, как Вортигин уехал на север, оставив своим наместником Калуфа. В это время появился еще один предводитель похуже Эльведа Карум Воитель. Он не испытывал никаких чувств к империи кроме презрения и поднял шемритов на бунт. Выбитый из всех городов он ушел в Метурию и смог объединить их. Метурцы после побед над амваджами сделали его своим правителем. Дуарте и Налин пытались не допустить союза с империей, но не смогли. Им пришлось бежать к Вортигину. Отец долгое время не верил, что его дело пропало, пока не услышал это от очевидцев. Тогда он вызвал Калуфа и лишил его всех титулов и земель. Дуарте должен был его заменить но брат вновь обошел его. Калуф похитил отца и увез в восточные степи. Налин поддержал Калуфа и Дуарте решил вызволить отца сам. Однако он не успел, Вортигин умер. Новым повелителем степей стал Калуф и вновь продолжил войну с шемритами. Когда Керборон пал Калуфа увезли в степи, где он медленно умирал. Дуарте взял всю власть в свои руки, однако Калуф вскоре вернулся. Вернув себе свою власть над степями, Калуф больше и не помышлял о новых походах, пока не услышал о смерти Карума. Его последний поход был триумфом амваджского меча, когда пали Шемр и Метурия. Он погиб в сражении с шандалами и не было большей радости для Дуарте. Но вернуть себе земли завещанные ему отцом он не смог. о Мидар и был в гневе за его выходку, но против завещания он не пошел. Дуарте должен получить Запад по завещанию, а мятежные шемриты убили Клема и его людей. Теперь прибыли послы этого нахального принца Дорга и обходят ходонов. Они дарят подарки и надеются на милость. Сегодня они будут задабривать его, Дуарте, того кого они лишили его лучших людей. Дуарте стиснул кулаки и посмотрел в сторону приближающейся кавалькады шемритов. Он добьется своего и еще увидит на своем копье голову Дорга. На равнине всадники на всем скаку поражали мишени, попадая в узкие кольца с огромного расстояния. На холме за этими играми наблюдал седовласый эв Дуарте. Он пил кумыс и с довольным видом смотрел на своих воинов. Умгал решил, что лучшего способа обрести милость в глазах владыки Мидара, нет, кроме одного. Он решил посетить вначале его близких родичей и задобрить их подарками. Первым стал дядя Мидара Дуарте хорошо известный шемритам как один из влиятельнейших ходонов. Калуф многое изменил в жизни амваджей. Они изменили свои титулы и звания на шемритские. Они понастроили дворцы и крепости и даже начали использовать латы для защиты во время боя. Но то, что Дуарте решил принять их за городом, говорили о том, что тот остался диким кочевником. Дуарте сидел и смотрел на игры своих воинов. Он пил кумыс и ел вареное мясо, беря его руками из глиняного сосуда. Аграв сидевший неподалеку видел в нем настоящего амваджа старой школы. Для таких как он нет слов о перемирии. Он из тех, кто знает лишь войну и для него Шемр лишь страна добычи. - Хороши мои воины, - спросил Дуарте, - разве есть такие воины, что могут так стрелять. Стоит мне приказать, и они обрушатся на любую из ваших стран и потекут вновь девичьи слезы. Мы приведем сюда ваших женщин, мужчин, детей. Ваше золото и ваши меха станут нашими. Умгал со страхом смотрел на Дуарте, его хищный взгляд внушал ужас. Он хотел задобрить великого эва но ничего не выходило. И тут вступил в разговор Аграв. - Было уже такое. Приходили амваджы и мы их остановили вместе с шандалами. И этого горе вояку Клема мы убили а его воинов прогнали прочь. Не досталось ему наших женщин и нашего жалкого богатства. Умгал побледнел и умоляюще произнес: - Мой сао эв Дуарте ли Ангус простите моего человека. Он из ходонов и здесь просто сопровождающий. Иногда болтает лишнее… - Я вижу, ему есть что сказать, - хмуро произнес Дуарте, - Так это ты убил моего Клема, я много слышал, но вот очевидца еще не имел возможности допросить. - Вашего Клема убил в поединке Дорг наш правитель, - угрюмо произнес Аграв, - Его похоронили с почестями, а жаль. Я бы лучше повесил трупы ваших вояк вдоль пути до Бенлура. - Трупов бы не хватило, - угрюмо ответил Дуарте и вновь повеселев, продолжил, - Значит Дорг убил Клема а я и не знал. Но Шемр мой и никто его у меня не заберет. Моих воинов здесь тьма и еще столько же в степях. Мы обрушимся на вас как гром среди ясного дня. Наши стрелы затмят солнце, и вы все будете умолять о пощаде. Посещение Дуарте эва показало, что угроза тотального нашествия столь сильна, что никакие подарки не помогут. Умгал пришел на постоялый двор в подавленном настроении и заперся у себя. Аграв остался внизу и решил обсудить все с Кадоком. Беседа с Кадоком не привела к определенному решению. Ясно было одно, амваджы не желают мирного решения и войны не избежать. Аграв еще долго сидел с бутылкой кумыса, подарком эва Дуарте, но так и не пришел какому-то решению. Встав, он пошел прогуляться по вечернему городу. Он вышел из квартала и направился в район проживания амваджской знати. Он шел мимо роскошных дворцов, особняков и храмов. Безусловно, амваджы уже многое переняли от покоренных народов. Амваджы старого поколения еще соблюдают традиции, проживая лето в степях, но эти обычаю уйдут. Это и станет крахом могущества амваджей. Они станут обычным народом, проживающим на севере и востоке. Впрочем, до этого события еще много лет пройдет. А сейчас он шел и смотрел на символику каждого дворца. У шемритов все было просто. Они верили, что произошли от великого льва и изображали его на своих штандартах. Ниже шли изображение личного рода и связанных с ним родов. Фон штандартов у шемритов был голубым, а у ашшемров зеленым. А вот амваджы верили, что они дети степного волка. Фон их штандартов всегда был серым, но с недавнего времени Мидар сменил фон на желтый. На его штандарте матерый волк готовился к нападению. Аграв также видел фиолетовый штандарт Дуарте эва, где матерый волчара оскалил пасть и наносил удар когтистой лапой. Аграв остановился перед очередным дворцом. Его стены были раскрашены в желтый фон с изображением гривастого волка в выжидательной позе. Он постоял, размышляя и осматривая могучие стены, а затем подошел и постучал в ворота. Окошко в воротах творилось и там показался амваджский воин. С недовольством в голосе он спросил: - Кто там шляется в поздний час? Сао уже спит, так что если ты не от аша ашей то иди своей дорогой. Аграв спокойно произнес: - Я Аграв ли Санту ли Эльвед эль Наваорра, эв Аш-шемра и Кингара, командор Шемра. Объяви это своему сао или сразу обоим. Охранник всмотрелся в Аграва и сомнением произнес: - Не похож ты на шемрита только если одеждой и нахальством. Заявиться в такой поздний час без сопровождения может только шемрит. Я, конечно, доложу и посоветую выпороть тебя и вышвырнуть пинком под зад. Охранник ушел. Аграв стоял и ждал. Через некоторое время ворота отворились, и охранник с неприязнью на лице произнес: - Пожалуйте мой сао Аграв и простите за грубость. Не люблю я шемритов и все тут. Сао Санту ожидает вас. Аграв прошел во дворец и попал в приемную. Там уже сидели двое знатных ходонов. Один был уже в преклонном возрасте, а другой помоложе. Последний встал и обнял Аграва. - Добро пожаловать домой, мой сын!

zanq: Двадцать первая глава Отцы и дети Аграв однажды уже говорил что имеет отношение как к правящему дому Баланагар так и к семье Ангус правящей ордой амваджов. Однако он никогда не был на приемах оза Баланагар в легендарном Алуре и тем более впервые оказался среди кочевников. Его дед Эльвед оказался наместником Аш-Шемра по причине того что империи необходим был представитель в дальней провинции которого бы народ принял как своего. Как сын принцессы шемритской он был своим для народа шемритов. Аш-Шемр где вырос Аграв всегда нравился ему. Он любил Бенлур, город в котором он вырос. Он любил его площади и мостовые, скверы и парки. Когда аш Карвенто назначил его наместником Аш-Шемра он с гордостью въехал в любимый им город. Карум Воитель совершил ошибку, переименовав Метурию в Шемр. На самом деле метурцы никогда не были шемритами и сами они это помнили. Шемриты еще в древние времена заселили плодородные долины Зеленой страны и возвели там города и крепости. Еще в дофеомскую эпоху там стояли уже храмы, площади и стадионы. Во главе таких небольших сообществ стояли жрецы, но уже в период становления королевства Феома происходило много войн и из среды шемритов выделились военачальники. Аши Феома всячески выделяли таких эвов и оров чтобы иметь опору на военных. К моменту падения Феома в Шемре городами управляли могучие эвы и именно они остановили орду амвадингов. В Шандалии военные так и не добились превосходства, поскольку жрецы прочно держали власть в своих руках. Они управляли торговлей и армией. Аш непременно являлся еще и жрецом, совмещая эти функции в своих руках. А вот в Метурии все было куда хуже. Многочисленные племена западных лесов феомиты пытались покорить многократно. Однако для жителей лесов было очень легко биться с воинами долин. Они просто ухолили в чащу, леса и начинали наносить удары по тылам. Феомиты вынуждены были постоянно уходить, не добившись результата. В конце-концов удалось подчинить частично несколько племен подкупив их вождей. Предводители получили земли и власть. Однако власть феомитов в этом регионе была символична. Все изменилось, когда орда амвадингов уничтожила Феому, и наместник повел метурцев на помощь шемритам. Эвор Метурии заключил различные союзы с эвами племен и всячески укреплял их власть. Эвы и оры строили крепости и держали дружины для защиты. Аш Метурии правил в единственном городе на Западе и создал систему, при которой эвы были заинтересованы в поддержке аша. Все кварталы были населены ремесленниками из союзных племен и управляли ими младшие сыновья эвов и оров. Ремесленники передавали свое искусство по наследству, а если сыновья мастера не желали заниматься ремеслом, сао отправлял их обратно в общину. К моменту появления империи Баланагар Метурия опираясь на шесть эвств управляла всем западом, но по-прежнему была скорее аграрной страной. Поэтому систему подчинения каждого эва лично озу привела к полной раздробленности государства. Усиление власти Совета и городского ополчения не устраивала эворов и они поддержали стремления Карума Воителя стать ашом. Он был чужак и не ущемлял ничьих интересов. Эльвед посетивший Метурию в поисках союзников столкнулся с усобицами эвов и эворов. Однако в Кингаре он нашел старого эва предложившему ему свою дочь. Позднее когда амваджы вернули Эльведа наместником, то Налин женил своего сына Санту на дочери Эльведа. Санту жил по договору в Кингаре но когда Аграву было восемь лет началась новая война с Метуро-Шемритским ашством и он покинул семью. Аграв больше не видел отца и вскоре Эльвед забрал его в Бенлур. Однако Аграв всегда знал, где найти отца и лишь теперь решился на это. Аграв вспоминал эти события, держа в руках кружку с кумысом. Эльвед его дед как то рассказывал, что его поразило больше всего в Метурии. Вроде бы и ходоны есть и живут в больших крепостях, но тут же рядом стоят поселения метурцев которые живут так же как до феомитов. А ведь амваджы такие же, они живут, так как жили их предки. Конечно, знать строит себе дворцы, но тут же сам Мидар уезжает в степи, так как это делал Калуф, Вортигин и другие кочевые вожди. Он смотрел на своего отца Санту и деда Налина и думал о том, что ему делать. Что он может им сказать. Для него они никто и пришел он сюда лишь из-за Дорга. Умгал не может ничего добиться, поскольку очень влиятельные амваджы не желают мира. Так что он-то может предложить. - Слышали мы о вас, - говорил Санту, - Но мы даже и подумать не могли что Аграв это мой сын. Я бы сразу же послал за тобой. Но теперь ты здесь и я надеюсь, что ты не покинешь нас. - Сложно все это, - произнес Аграв, - Я не знал отца и не хотел ехать сюда. Наше посольство подходит к концу, и скоро я вновь уеду в Шемр. Я много раз представлял нашу встречу, но сейчас я не знаю что сказать. Налин посмотрел на Санту и тихо произнес: - То были тяжелые времена, и мы не могли вернуться. Я бы конечно забрал тебя, но Эльвед запретил мне. Он решил стать тебе отцом, и я вижу, что он справился. Но теперь я предлагаю тебе унаследовать все то, что твое по праву. Решай Аграв. - Что я могу унаследовать, - горько усмехнулся Аграв, - Шатер доброго коня и вольные степи. Я шемрит и это уже ничего не изменит. Я пришел просить тебя отец о милости к моему народу. Шемр в опасности и мы хотим мира. - А ты знаешь, что твой Умгал привез предложение отдать всех повстанцев в наши руки в обмен на корону для вашего главного советника и с обязательствами платить дань. Аграв покачал головой и сказал: - Это все слова… Налин порывисто встал и подошел к Аграву. - Ты правда не понимаешь, вы подняли бунт против власти. Да конечно Дуарте поступил, своевольно послав своих людей в Шемр. Но эти земли по завещанию Вортигина принадлежат Дуарте и его роду. Здесь Дуарте уважают многие ходоны как защитника прав и привилегий знати. Вы убили его людей и, несмотря на весь гнев Мидара все согласны, что он действовал в своем праве. Тут Аграв не выдержал и возмутился. - В своем праве. Да вы бы видели что они творили. Эти головорезы захватили храм, нарушив Закон Калуфа и поправ святыни шемритов. Мы защищали Закон амваджов а не бунтовали. - А потом пошли против законной власти в Метулуре, - мягко произнес Налин, - Вот это уже был мятеж и вам никак не оправдаться. Для Мидара вы мятежники, напавшие на мирных амваджов, шедших устанавливать власть Владыки, в самых далеких уголках Запада. - Оставайся с нами Аграв, - тихо произнес молчавший до этого Санту, - Ты мне сын и я готов принять тебя в семью. Что тебе этот Шемр, его скоро не будет. Мидару не нужен хитроумный советник на троне и потому он просто отправится со всем войском против Шемра. - И я буду сражаться в первых рядах, - угрюмо произнес Аграв, - Я буду защищать свой народ, как защищал его прежде. Вместе с шандалами мы уже побили ваших людей, побьем снова. Налин сурово посмотрел на Аграва и грозно произнес: - Ты что действительно не понимаешь, что здесь происходит. Вы восстали против власти эвора Амваджии. Такое не прощается. И хотя вы отпустили многих воинов, но слухи уже облетели покоренные народы. Люди говорят о том, как храбрый принц Дорг в одиночку разбил всю армию амваджов. Такое не прощают, войско амваджов уничтожит твой народ как урок для остальных. - Мое место там, - твердо произнес Аграв, - Возможно нам повезет опять и от войска амваджов ничего не останется. Как сын и внук я выполню свой долг и приму вас, если вы сдадитесь. Я отвезу вас в Кингар откуда вы сможете уехать куда пожелаете. Налин усмехнулся и Санту обнял Аграва. - Когда твои шемриты побегут от нас постарайся сдаться нашим людям. После гибели этого презренного народа ты увидишь, что у тебя не осталось ничего кроме амваджов. Я уверен, что со временем ты примешь амваджов за свой народ. А пока оставайся. Я хочу побыть с тобой хотя бы несколько дней. А твоих людей мы предупредим. Аграв убедил Налина встретиться с Умгалом. Налин был на редкость тактичен и не сыпал угрозами. Они мирно посидели за трапезой но обещать он мог лишь одно. Умгала это не устраивало. Тем временем пришел вызов на прием у эвора и послы начали готовить дары для владыки. Санту взяв с собой Аграва одетого в амваджскую одежду поспешил во дворец. Они шли по галерее и Санту говорил: - Прием закрытый, но мы можем все посмотреть с галереи. Даже твоих людей впустили лишь во двор. К эвору попали лишь послы, упомянутые в грамоте. - Зачем такая секретность, - не понял Аграв, - Неужели там будут вестись переговоры особой важности. А что если кто-нибудь как мы проникнем на галерею и подслушаем. - Там везде охрана, - сказал Санту, - Но сегодня утром Налин сменил охрану и в нужном нам месте стоят наши люди. Поэтому не волнуйся. Они прошли во внутренние помещения, и вышли в тронный зал. Сверху им было видно все, а их никто не видел. Аграв видел стоящих охранников, но те делали вид, что никого не заметили. Аграв подумал, что можно убить этого Мидара посеяв смуту. Но что если к власти придет тот же Дуарте и на пике мщения шемритам за смерть Мидара поведет орду в нашествие. Отбросив глупости в сторону, он посмотрел вниз. А там Умгал произносил торжественную речь, перед троном Мидара Он говорил громким голосом: - Мой повелитель владыка Мидар эвор непобедимых амваджей! Вы оказали мне честь принять меня и моих товарищей. Мы принесли лары нашей земли и сочтем за честь, если вы примите их. - Дары ваши мы принимаем, но я хочу услышать от тебя посол, почему были убиты лучшие из амваджей а аран Уфал изгнан из Метулура. Умгал посмотрел на суровые лица амваджей и громко произнес: - Мой повелитель Мидар о восстании мы узнали в Метулуре самыми последними. Когда прибыл командор Клем мы и подумать не могли что кто-то захочет воспротивиться его власти. Потом он затребовал подкрепление, и мы впервые услышали, что народ взбунтовался. Однако люди лишь защищали храм неприкосновенный по Закону Калуфа. Командор Клем нарушил закон и народ взбунтовался. - Дело здесь не только в захвате храма, - сурово произнес Дуарте, - Вы подняли руку на амваджа а это карается по закону смертью. А уж захват столицы никак не оправдать защитой храма. Аграв с удивлением отметил, что Дуарте вмешался, совершено непочтительно к особе эвора. Мидар весь напрягся и жестко произнес: - Твои люди нарушили закон, и потому я оправдываю действия шемритов. Они поступили по закону не дав грабить священные земли. За это преступление я судить не буду, таково мой слово. Дуарте весь красный от гнева склонил голову. Мидар тем временем продолжил: - Но у нас остался вопрос в отношении захвата столицы. Это уже мятеж как и незаконная коронация. Какие условия предлагает твой аш Дорг? - Мой аш предлагает мир и союз. Он готов сотрудничать с амваджами но поскольку народ сделал его своим ашом он не намерен больше платить дань. Шемриты свободный народ и больше мы ошибок прежних ашей не допустим. Мидар оглядел суровые лица своих советников. Все они давно вынесли приговор шемритам, и сейчас требование Дорга лишь подливало масло в огонь. - Вот значит как, - произнес Мидар угрожающе, - Мой поданный требует, чтобы я сидел здесь и был доволен тем, что нахал Дорг не объявил мне войну. И что таково мнение всего народа? - Мой повелитель Мидар Наранья твой раб предлагает головы все мятежников, а взамен просит лишь корону Шемра. Он клянется в вечной верности вашей милости. Аграв весь побледнел, и хотел было обозвать Умгала предателем, но Санту удержал его. А Мидар некоторое время думал о том, что сказал Умгал. Наконец он объявил: - Я ценю дары твои и проявлю милость. Шемриты совершили преступление и будут примерно наказаны. Когда мои воины сожгут все города и крепости остаток народа будет выселен из этой проклятой земли. Там больше не будет аша или арана. За смерть амваджа мы покараем весь народ. Те, кто не желают общей участи, могут уехать в Бенлур, и мы пощадим их. Что касается предложения нашего друга Нараньи, то мы его отвергаем. Вой сао многое сделал для амваджей и мы ценим это. Но нам не нужен еще один аш на троне Шемра. А вот Дорг может спасти свой народ. Еще до осени он должен приехать сюда и сложить корону. На этом все, посол. Умгал стоял ошарашенный приговором всей своей стране. Он хотел было сказать еще что-нибудь, но передумал. Все что он мог он уже сделал. Он поклонился и вместе с шемритами покинул тронный зал. - Ну, вот и все, - печально произнес Аграв, - На такое можно было и не смотреть. Теперь будет война, и никакая сдача Дорга не спасет Шемр. - Все еще проще Аграв, - заметил Санту, - Войны вам было не избежать в любом случае. Думаю, шемриты уедут уже утром, а ты как? - Мой путь с шемритами. Извини отец, но я пойду. Они обнялись на прощание и, Аграв пошел прочь из дворца.

zanq: Двадцать вторая глава Винкуш Весь путь из Амвалура Аграв был мрачен. Он, привязав лошадь к телеге, ехал весь день в фургоне и ничего не говорил. Вечером он также сидел в мрачном настроении у костра и молчал. Ходоны также были в подавленном состоянии, но от Аграва Кадок такого не ожидал. Он решил перед обходом караулов переговорить с Агравом. - Переживаешь, - спросил Кадок, усаживаясь рядом и протягивая мех с кумысом, - Я особо и не ожидал большого успеха от нашего посольства. Не бери в голову эти амваджы варвары, и жаждут крови. Аграв взял мех и глотнул кумыса. - Я княжич и принц по крови, - хмуро произнес он, - Из-за политических союзов я по крови происхожу от благородных домов Баланагарии и Амваджов. Но своего отца я не видел с восьми лет и не хотел даже видеться с ним. Аграв замолчал и Кадок участливо положил руку ему на плечо и сказал: - Ты виделся с отцом… - Да. Я видел отца и, хотя это все ради нашего дела, но я почувствовал себя впервые дома. Отец хотел, чтобы я остался с ним, но я не смог. Мой дом это Шемр и не надо мне другого. Отец помог мне увидеть прием у эвора и я окончательно понял что войны не избежать. - Но мы же этого ждали, - заметил Кадок, - К чему так убиваться, встретим врага во всеоружии. - Все куда сложнее, - покачал головой Аграв, - По всем землям уже ходят легенды о храбром принце Дорге что голыми руками свернул шею свирепому льву демону ночи. Народы подняли головы в сторону Шемра и надеются на освобождение от гнета Амваджии. Кадок хмыкнул. - Ну, голыми рукам это конечно преувеличение, - Я там был и до сих пор содрогаюсь от страха. Я дрожал как осиновый лист на ветру. Меня всего сковало от страха. Я готов был выйти на бой против тысячи амваджов но только бы не встречаться с блеском зеленых глаз этого демона. Я много думал об этом нашем приключении я думаю, что было бы нормально, если бы ты или Корган прятались где-нибудь, и убили этого льва сделав Дорга героем. Но он сделал все сам, убил его копьем, одного удара хватило, и Дорг стал героем. - А теперь весь народ приговорен к истреблению, - мрачно проговорил Аграв, - Амваджы собираются показать на шемритах всю свою силу, чтобы имя Дорга исчезло и сменилось грозным именем амваджов. Кадок и Аграв долго сидели и молчали. Наконец Кадок сурово произнес: - Я не боюсь этих кочевников. Я был молодым парнем во время Красной битвы и не испугался. Надо будет, сложу голову, но не опозорю своего имени. Никто не посмеет сказать, что Кадок из Бенлура бежал с поля боя. - А эти ходоны готовы предать своего аша Дорга, - сказал Аграв, - Этот Умгал предлагал от имени Нараньи головы Дорга и всех его сторонников. Интересно как он собирается это сделать. Яд отпадает, слишком многих надо убить. Скорее всего, они просто отсидятся в городе, а когда амваджы все сделают, откроют ворота. Именно эти советники стоят за тем, как Ламенто сдал столицу, даже не попытавшись дать бой. - Может убить его. – предложил Кадок, - Убьем всех в лагере и никто не доставит письмецо этому Наранье. Потом устроим суд всем предателям. - Это не выход, - покачал головой Аграв, - Этот Умгал всего лишь посыльный, да и эвор Мидар отказал ему. Амваджам не нужен аш который может восстать. Им нужна провинция желательно хорошо разграбленная. Калуф пощадил Шемр но Мидар не обладает таким характером. Ходоны требуют грабежа, и он вынужден будет отдать им Шемр. Тут Кадок поднял голову и произнес: - А что если обратится за помощью к Винкушитам. Они же всю дорогу намекали на союз, все эти торгаши, случайные прохожие и даже сам Уфал мерзкий предатель говорил об этом. - Дорг уже отвергал их предложение, да и не понятно, зачем им именно я, - с сомнением сказал Аграв, - Что во мне такого важного. Им надо было слать людей к Коргану, уж тот бы смог повлиять на Дорга. А я мелкая сошка и Дорг не станет слушать меня. - Сказал это принц баланагарский, княжич кингарский, и царевич амваджский. Думаю они обратились к тебе именно поэтому. Ты тот, кто может говорить со многими на равных и значит, сможешь повлиять на мнение многих ходонов. Аграв задумался. - Там правит Ренстон, не знаю кто он такой. Я даже не знаю где этот Винкуш, еще и сопровождающие амваджы не дадут нам свернуть в сторону. Кадок встал и произнес: - Все хватит болтать. Лошадь я тебе достану и припасы положу. Я даже знаю где тебе выйти незаметно, ну а дальше сам. И скажу честно, я бы не решился на такой поступок. Аграв встал и обнял Кадока. - Спасибо друг, жив буду обязательно выпью с тобой за победу. Аграв удалившись от костров лагеря погрузился в темноту ночи. Ему, почему то казалось, что и здесь должны быть разъезды кочевников. Но, однако, его никто не окрикнул, и он направился на юг или, по крайней мере, он так думал. В конце - концов, Аграв решил остановиться, поскольку совершено не представлял, где находится и куда идти дальше. Проснулся он запаха жареного мяса и поначалу подумал, что все еще в лагере. Он открыл глаза и увидел троих незнакомцев, что жарили на его костре пойманного зверя. Пока Аграв размышлял, что ему предпринять один из кочевников повернулся к нему и сказал: - Мы уже думали, ты так и не решишься уйти от своих людей. Мы следовали за тобой весь путь, как вы пересекли степи. Наш аш Ренстон очень ждет тебя в Винкуше. Аграв сел и подозрительно осмотрел троих кочевников. Они не были похожи на амваджей скорее простые кочевники без опознавательных расцветок в одежде. Для тех, кто был послан с особой миссией, они были одеты соответствующе. - И зачем вам понадобился именно я, - спросил Аграв, - Я всего лишь сопровождающий, вам бы лучше обратится к Коргану или кому из советников. Мое мнение или слова мало что значат для наших ходонов или даже Дорга. - И это говорит тот, кто является принцем Баланагарии и Амваджии, благородным господином и наследником Кингара. Ко всему прочему бывший эв и наместник Аш-Шемра и командор шемритского войска. Я ничего не упустил? Аграв с удивлением посмотрел на кочевников. - Вот значит как, - сказал он, - Интересная у вас осведомленность. Значит, вы думаете, что принц может что-то сделать лучше, чем приближенный советник. Ну что ж поехали, но сразу предупреждаю, что наш аш ценит в людях не происхождение, а дела. Хорошо перекусив перед дальним путешествием, винкушиты и Аграв направились к горной цепи разделяющий степи на север и юг. Пробравшись по одной из горных троп, они вышли к глубокому ущелью. На другой стороне Аграв увидел точно такие же горы. Дальнейший путь они проделали вдоль глубокого ущелья и Аграв слыша в черной глубине шум воды чувствовал себя не по себе. Он задумывался о том, почему здесь нет охраны, все-таки граница с враждебным королевством. Впрочем, итак ясно было, что здесь никакая армия не одолеет это ущелье. К вечеру винкушиты все больше останавливались и проверяли горные склоны. Очень осторожно они продвигались вперед пока старший не объявил привал. Он сказал Аграву: - Скоро мы выйдет на торговый тракт и мне не хотелось бы угодить в ловушку. Там этих амваджей не так много, но по сигналу из тайных крепостей появится вся сотня воинов. Сегодня мы проведем разведку, а утром двинемся дальше. - И как же мы пройдем на ту сторону, - спросил Аграв, - Если вы говорите что там много охраны. Нас не пропустят, а уж ночью мы точно не пройдем. - Есть способы, - уклончиво произнес старший. Наутро винкушиты обсудив ситуацию вокруг прохода через ущелье, решили остаться здесь. Если приблизиться еще ближе, то был риск напороться на разъезд. Аграв изнывал от бездействия и постоянно фехтовал. Он хотел действовать и даже почти желал встречи с амваджами. Через день винкушиты вновь пошли дальше. Они ночью подобрались к проходу и сели в ожидании. Как, оказалось, ночью подошел караван и стоял в ожидании открытия ворот. Ближе к утру, когда амваджы начали проверку всех обозов старший винкушит приказал приготовиться. Вскоре караван начал продвигаться к проходу и отряд винкушитов присоединился к каравану. Аграв пребывал в полной прострации. Вся эта авантюра была и выглядела глупой. Он ожидал грозных выкриков и готовился к смертельной схватке. Но все обошлось. Они прошли по бревенчатому мосту и оказались на другой стороне. Винкушиты поставили здесь самую настоящую крепость. Мост упирался в ворота обитые железом. Аграв задрал голову и осмотрел могучую цитадель. Такую крепость тяжело взять с наскоку. Ворота приоткрылись, и караван прошел через ворота и Аграв увидел еще несколько линий укреплений. Воины винкушиты одетые в полное боевое облачение начали осмотр всех повозок. На стенах Аграв разглядел лучников, и стало понятно, что в случае атаки этот двор станет погибелью для многих. Старший винкушит показал какой-то значок командиру отряда и их тут же пропустили к воротам. Миновав крепость, отряд вышел из ворот и Аграв вздохнул полной грудью. Он все-таки и не надеялся выйти живым из этого горного прохода. Он осмотрелся. На юге вновь вздымались горы, но на востоке и севере простирались бесконечные степи. Но здесь уже были владения винкушитов и ни одного амваджа. - Почти прибыли, - радостно сказал старший, - Думаю, нас уже заждались. Они повернули на запад и направились к Винколуру. Винколур располагался возле гор и был хорошо защищен благодаря гористой местности. Аграв быстро оценил возможность бить противника с верхних укреплений, пока они пересекают нагорье. Позднее Аграв увидел огромную равнину, зажатую между горными кряжами, именно здесь и жили винкушиты. Но помимо них здесь также были огромные степные равнины, где кочевали различные племена степняков и они входили в состав Винкуша. Они ехали на колеснице с ашом Ренстоном и тот говорил: - Все эти земли наши и никто нам не указ. Когда то на этих степняков охотились шандалы, но теперь мы их защита. Мы били шандалов, и они больше не суются в эти земли. Аграв с интересом слушал этого странного человека. При первой встрече он с удивлением узнал того самого незнакомца из Бенлура. Стало окончательно ясно что его вели всю дорогу именно сюда. Но вот зачем? Что в нем особенного, его происхождение мало поможет при решении важных вопросов. - Все это понятно мой аш Ренстон, - произнес Аграв, - Но зачем я тебе нужен. У меня, конечно, есть происхождение и даже определенные титулы, но при дворе я всего лишь командор. Вам надо было посылать послов к Коргану и теперь-то уж точно сможете его убедить. Ренстон лишь усмехнулся и сказал: - Корган суровый полководец и имеет много ненависти к тем же ашшемрам. А они могут стать союзниками, несмотря на свое предательство. Нужно всего лишь дать им то, что они хотят. Калуф им дал безопасность, а теперь они примкнут к сильнейшему. Ты скажешь, что видел и я уверен, что Дорг прислушается к мнению молодого и храброго воина. Ты сам знаешь что амваджы не оставят вас в покое. Они могут, конечно, согласится на полную покорность, но для этого Доргу необходимо со своими сторонниками предстать перед эвором Мидаром. - Где их предадут суровой казни под крики амваджей. - И такое, может быть, - согласился Ренстон, - В этом случае они будут передавать корону тому, кто их устраивает. Любой оговор, ошибка или возможно подкуп станет предлогом для казни такого правителя. - Тогда у нас нет выхода, - уверено произнес Аграв, - Мы будем драться, но вот доверять бенлурцам не могу. Даже если я смогу доверять то Корган и его командоры не смогут. И как мне убедить Дорга в этом. Этот Уфал своим предательством обрек огромное королевство на гибель, погибли многие люди. Его мать сожгла себя лишь бы дать шанс Доргу выжить. Его братья погибли, а земля разорена. Такое не прощают, и Дорг не похож на доброго парня способного простить такое. - Я понимаю, что ты хочешь сказать, но дело здесь вовсе не в доверии. Здесь вопрос в выживании, только в союзе с нами и ашшемрами вы сможете победить. Вам одним не одолеть орду амваджов. Аграв задумался, доводы конечно у Ренстона были весьма вескими, но он многого не мог понять. Зачем именно он Аграв понадобился им? Корган или Тандис могли бы прислушаться к этим доводам и принять правильные решения. - А может обойдемся без бенлурцев, - спросил Аграв, - Они предатели и будут всегда угрозой для нашего союза. Дорг скорее прислушается к моим доводам, если бенлурцы вообще не будут упомянуты. Потому что в случае победы их участь в любом случае незавидная. Ренстон опять рассмеялся. - Ты говоришь о союзе как о состоявшимся факте и это хорошо. Но без бенлурцев этот союз невозможен. Наш путь в сторону Шемра пойдет по земле Бенлура и потому нам бы не хотелось столкнуться с врагом прямо у границы. Союз с бенлурцами необходим нам для полной победы над амваджами. Аграв смотрел на Ренстона и почувствовал, что он ему лжет. Все его доводы были неубедительны, и потому он не был уверен в том, как поступит Дорг. Впрочем, в данной ситуации, возможно, стоит все же принять помощь ради выживания. Поэтому склонив голову, он тихо произнес: - Аш Ренстон, я верю тебе и в твое желание помочь. Я сделаю все, чтобы Дорг послушал меня и принял твою помощь.

zanq: Двадцать третья глава Посол империи - А потом мы поехали в какой-то тренировочный лагерь, где он показал лишь часть винкушитских войск. Одетые в броню они проезжали перед нами бесконечным потоком. Ренстон объяснил мне, что непостоянные союзы против шандалов и амваджей он лично сменил на не просто союз. Степняки вошли в состав Винкуша как граждане винкушиты. Дорг слушал внимательно Аграва и думал о том насколько можно доверять новым союзникам. Лето подходило к концу и скор настанет пора сбора урожая. В этот период до наступления сезона дождей все предводители вели войны, а кочевники особенно любили эту пору, разграбляя амбары с зерном. Пока послы путешествовали в Амваджию Дорг не сидел сложа руки. Вместе с командорами он посетил самые глухие леса, в своем королевстве приводя к покорности различных владетелей. Вскоре суровую руку молодого аша почувствовали все и потекли в столицу припасы и люди. Амбары заполнялись зерном для пропитания все прибывающих людей. Лагеря близ столицы заполнялись людьми из дальних общин, и капитаны постоянно гоняли их на плацу. И все Корган сомневался в том, что шемриты смогут выстоять против амваджов. Прибытие посольства отвлекло Дорга от постоянных дум об обороне. Впрочем, результат посольства его не обрадовал. Либо голова с плеч и рабство для народа либо полное истребление. Люди надевали на головы шлемы с львиными масками и клялись истребить амваджов с лица земли. И вот теперь пропавший во время посольства Аграв вернулся и не один. С ним прибыли винкушиты с предложением создать великий союз народ Шемра и Винкуша. Перед лицом страшной угрозы вторжения Дорг готов был пойти на такой шаг, но вот мириться с бенлурцами он не желал. - Я готов пойти на союз с винкушитами, - сказал Дорг, - Но союз с бенлурцами невозможен. Они предали своего аша, и нет им прощения. - Мой сао, я и сам предлагал такой выход и убеждал, что вы все будете против такого союза но, к сожалению все напрасно, - Аграв осмотрел всех командоров и вновь посмотрел на Дорга, - Без бенлурцев винкушиты не выступят против амваджей по крайней мере вместе с нами. Дорг молчал, он думал и не находил выхода из сложившейся ситуации. А Тандис тем временем спросил: - А кто этот Ренстон, из какого он рода. Может он как то связан с бенлурскими правящими кругами. Если мы будем знать информацию, то будем представлять цели этого Ренстона и Уфала. - Я мало что могу сказать вам, меня не подпустили даже к тому, чтобы осмотреть город. Большую часть времени я был в пути либо в военном лагере. Но одно я скажу точно для них род не имеет значения. Любой представитель племени из южных степей может выдвинуть свою кандидатуру и драться до смерти. Победитель становится новым ашом. Так завещал первый аш Винкуша Шуах Пернатый Змей и все следуют этому завету до сих пор. - Я не знаю, что ответить этому Ренстону, - тяжело вздохнул Дорг, - Мы готовы к отпору любого войска, что вторгнется в наши земли. Наши стены выдержат любой штурм, и ни одно войско не сможет вновь покорить Шемр. - Простите мой сао, - вновь заговорил Аграв, - Но я кое, что видел там при дворе эвора Мидара. Этот Умгал предлагал от имени Нараньи вашу голову в обмен на корону для себя. Мидар ему отказал, но я бы не стал доверять стенам, имея такого противника рядом. Корган воскликнул: - Знал я, что он предатель, мой сао только прикажи и головы всех предателей скатятся к вашим ногам. Дорг ответил не сразу: - Легко казнить но что это даст. Мы так долго объединяем племена, а теперь раз и казним людей из своего окружения. Это может подорвать доверие к нам. Подождем, когда они себя проявят, а пока необходимо готовиться к войне. Командоры были не согласны с решением Дорга но спорить не стали. Они встали и с поклоном покинули тронный зал. Аграва Дорг задержал и когда все ушли, спросил: - А теперь изложи все в подробностях. Все что видел в Амвалуре и в Винкуше. Особенно меня интересует этот Ренстон, откуда он такой и что за птица? Через несколько дней прибыло посольство из Баланагарии. Посольство сопровождал принц Тевальто но послом все же выступил важный сановник Антренно. Дорг весьма заинтересовался такими гостями, оз Баланагар негласно до сих пор считался главой всех шемритских территорий. Даже сам Карум для закрепления своих прав ездил ко двору оза и каждый год отправлял дары в Баланагарию. Дорг устроил гостей во дворце и в течение дня на некоторое время забыл о них. Лишь к вечеру он решил принять их в неформальной обстановке. Дорг принял их даже не в кабинете, а в своем саду на берегу озера. Сао Антренно чувствовал себя неловко, поскольку видимо ожидал большого приема с соблюдением строго церемониала. - Мой сао управляющий провинцией Метуро, - произнес он, - Наш владыка шлет тебе свои приветствия. Он очень обеспокоен мятежами против законной власти мы прибыли сюда навести порядок. Рука оза сурова и вам не стоило бунтовать против поставленной власти арана. - Я коронованный аш Шемра и Метуро, - строго прервал Дорг, - Если вы сюда приехали сыпать угрозами то можете убираться. Я законный принц и наследник и занял трон по праву. - Вы не совсем правы, мой сао,- вновь заговорил Антренно, - Вы сын наложницы и потому не имеет никаких прав. Ваш отец получил право на корону но только для себя. После смерти вашего отца узурпаторы ваши братья были наказаны за небрежение законами. Эвор Мидар является вашим владыкой и другого правителя в империи Баланагар не признают. Дорг задумался. Без поддержки империи Баланагар он мало что сможет сделать. А без признания со стороны империи своего титула он всего лишь очередной авантюрист захвативший трон путем грубой силы. - Завтра будет прием при дворе, и я дам вам ответ достойный аша Шемра. Отпустив посла с молчавшим все это время принцем Тевальто, Дорг отправился искать Коргана. Корган недавно вернувшись с полигона, где он устроил смотр ополченцам сейчас сидел и осматривал макет страны Шемр. Увидев Дорга, он привстал, но тот махнул рукой и сел на софу. - Ну как там наши храбрые воины, смогут они стать настоящими черногривыми львами? - Трудно сказать, - Корган с сомнением покачал головой, - Все они конечно храбрые мужи и воевали не один раз. Но это всего лишь ополченцы, их призывают лишь в случае больших войн. Даже Карум предпочитал пользоваться лишь постоянными отрядами, от ополчения мало толку. Дорг молчал, не зная, что еще сказать и Корган спросил: - Вас что то беспокоит мой сао? - Я тут побеседовал с послом, и оказалось, амваджы для них представляют реальную законную власть. Даже то, что я наследник Карума для них ничего не значит, корону он, видите ли, получил лишь для себя по особой милости оза. А меня и вовсе они записали в бастарды. И зачем только мой отец вообще ездил ко двору этого оза, он получил корону из рук народа и кто ему после этого указ. - Тогда была ситуация похуже чем сейчас, - мягко произнес Корган, - Негласно все мы были вассалами империи Баланагар и для пустой формальности необходимо было закреплять право на корону. Например, правивший номинальный аш Арум в Метурии получил эту корону из рук оза Баланагар, и его наследник должен был сделать тоже самое. Конечно, Карум стал главой Метурии в условиях ожесточенной войны с амваджами но только лишь опираясь на повстанцев. Когидцы и Лелорцы стали его опорой и для враждующих эвов он стал выходом покончить с усобицами. Но для закрепления своих прав он поехал в Баланагарию, необходимо было стать законным правителем, чтобы амваджы не могли выдвигать обвинения в узурпаторстве. - А теперь эти баланагары считают законной властью амваджов. Сильно же их прижали там, на севере, чтобы так заставить говорить все, что повелит эвор Мидар. Ну, ничего, Черногривый Лев еще скажет свое слово! На следующее утро был устроен прием во дворце и посол пожаловал ко двору аша Дорга. Проезжая по центральному проспекту Антренно с интересом осматривал город. Конечно, в основном горожане строили закрытые дома с глухими стенами. Но зато центральные районы изобиловали различными постройками особого типа. Центральная часть была вымощена плитами и была просто огромной. Несколько пирамид и храмовых комплексов, стадион, различные святилища местным духам и дворец правителя. Дворец властителей Метурии располагался на холме, куда вели парадные лестницы. За центральным зданием располагался целый комплекс жилых дворцов, большой парк и озеро. Он уже был здесь на приватном разговоре с Доргом но сейчас все было куда торжественней. Паланкин опустили у входа и Антренно с Тевальто вышли наружу. Принц опасливо взирал на дворец Метурских ашей и боязливо произнес: - И что нас здесь ждет? Этот Дорг хоть и ровесник мне, но уже носит корону, которую добыл своим мечом. Он нам головы снимет и отправит отцу моему. И знаешь, что сделает мой отец, да ничего он ни сделает. Мы кичимся нашим прошлым, но пора посмотреть реальности в глаза империя давно уже потеряла все и скоро вот такой вот аш наденет корону на себя. - Не болтай чепухи принц, - жестко произнес Антренно, - Ты принц великой империи и помни об этом. То как ты себя представишь и поведешь перед этими жалкими людьми так тебя и примут. Говори как можно меньше, я все сам сделаю. В сопровождении своих слуг они направились по парадной лестнице во дворец. Они поднялись до больших арочных ворот украшенных статуями львов. Пройдя через открытые ворота они увидели два прямоугольных здания а между ними лестницу уходящую еще выше. Поднявшись по парадной лестнице, они оказались во внутреннем дворе, где просители ожидали приема у правителя. С двух сторон на крыше нижних административных зданий была устроена галерея, видимо для защиты от солнца, и с этой же целью был устроен водоем в центре двора. Сегодня просителей во дворе не было. Смотрители служб ходили вдоль галереи, и больше никого не было. Центральное здание для приемов стояло в дальней части двора и возле главного входа стояли два воина. Послы прошли в главный зал для приемов и оказались в тронном зале. Здесь уже собралось много народа одетого в праздничные одеяния. Антренно это понравилось, по крайней мере, если Дорг и авантюрист, то ходоны остались прежние, соблюдают этикет как во времена ашей. Распорядитель церемоний провозгласил: - Посол Баланагара сао Антренно и принц Тевальто. Антренно и Тевальто подошли на положенное расстояние к трону и поклонились. Впрочем, Антренно лишь склонил голову лишь приветствуя Дорга а Тевальто как принц империи развел руки в знак добрых намерений. Корган и Тандис сжали ладони на рукоятях мечей, но Дорг ничего не сказал. Он ждал, и посол начал говорить: - Сао Дорг арат Метулура и вы народ Шемра и Метуро приветствую вас от имени оза Баланагар. Ваш добрый сао и повелитель прослышал о беспорядках в столь отдаленной провинции. Вы восстали против законной власти эвора амваджов которому сам оз вручил право на управление и защиту ваших земель. Вы избрали свои предводителем Дорга, возможного бастарда аша Карума, получившего власть на небольшой период времени. Карум и его сыновья силой удерживали Метурию в своей власти и лишь доброта вашего повелителя оза не позволила ввергнуть наши народы в кровавую междоусобицу. Эвор Калуф наказал преступника, и весь его род, а теперь вы вновь обратились к одному из сыновей Карума, к его бастарду чье происхождение ставилось под сомнение самим Калуфом. Вы объявили его ашом но этот титул может носить лишь тот кто происходит из рода Метус либо тот кто получит это право от самого оза. Но никто не признает самозванца Дорга ашом и сыном Карума. Он мятежник, как и его соратники. Уже идет тот, кто покарает вас, но по милости оза эвор Мидар готов проявить милость. Уйдите в свои земли и распустите войско. Эвор помилует вас и дарует вам мир. Здесь больше не будет ашей но лишь назначенный аран. А вы мятежники если желаете спасти народ, то немедленно ступайте в Керборон, эвор ждет вас. Он готов проявить милость к вам иначе будет война. Придворные молчали. Речь посла в основном была направлена на подрывание верности Доргу. Теперь все ждали, что скажет Дорг. Тевальто смотрел в глаза Доргу и медленно покрывался холодным потом. - Много лет назад аш Феомы издал указ о неприкосновенности послов. Но за оскорбление правителя и его рода вы заслужили сегодня четвертования. Отныне посол Антренно и принц Тевальто вам запрещается посещать Шемр. Если вы появитесь в моей земле, вас казнят на главной площади. Я сын Карума и многие кто стоит здесь сегодня знают меня с малых лет, мой отец получил право править этой землей и у меня есть указ твоего доброго оза. Там в частности есть такая фраза, что род Харрумос сменил род Метус на веки. Этот твой эвор никогда не получал право править чужим королевством более того твой оз сам отказался от Метурии поскольку давно потерял всякую власть над ним. Он признал право моего отца, и я его законный наследник Дорг принял корону Шемра. Эвор амваджов обычный завоеватель и наша война вас не касается. Любой кто придет к нам с оружием станет нашим врагом. Пусть приходит твой сао эвор Мидар и мы встретим вас достойно. - Я послан не эвором арат… - Ты послан эвором поскольку говоришь от его имени, - жестко прервал его Дорг, - И обращайся ко мне правильно, мой титул аш Шемра и Метуро. А не желаешь этого, то убирайся вон из моего королевства. Антренно весь красный от гнева хотел было еще сказать об угрозе войны, необходимо было посеять сомнение в эвов и оров. Но увидев повсюду лишь гнев и ярость, повернулся и, уходя, бросил: - Оз будет в гневе и вы все пожалеете… Корган в ярости закричал: - Позволь сао я отрублю его поганую голову такие оскорбления не простил бы и сам Карум Воитель. - Сао я могу вырезать ему язык и отправить в Керборон, пусть эвор видит, что бывает с нахалами. - Не стоит так торопиться с наказанием, - спокойно произнес Дорг, - Моего отца тоже не сразу признали достойным короны. Мы получили вызов и я готов воевать. Но что скажете вы сайо? Эвы и оры вскочили и закричали: - Мы с тобой аш Дорг! - Война псам амваджам! - Дорг! Дорг! Дорг! Дорг посмотрел на того кто был его главным соперником, на Наранью советника. Тот, увидев его взгляд, принял вызов и прервал приветственные крики суровым вопросом: - Вы бросаете вызов могучему народа сао метурцы. Что если они уничтожат вас и тогда на этой земле не будет больше ваших потомков. Я всегда отстаивал мир с амваджами и вновь я призываю вас одуматься. Эвор Мидар предлагает мир вам мои собратья сайо ходоны. Вы избрали своим ашом Дорга чье происхождение и право править вами ставят под сомнение сам оз и эвор амваджов. Да я уверен, что никто не признает вашего аша законным правителем даже пресловутые шандалы. Сам Карум Воитель склонил голову перед озом и тот дал ему право править, а кто этот Дорг я не знаю? Оз дарует право править роду Метус потому как род Шемрус исчерпал свои права на власть. Из этого рода оз выберет нового аша и я призываю вас одуматься и подумать о вашем народе. Пусть Дорг со своим товарищами воюет с амваджами, вы же уйдите в сторону и мир будет на ваших землях. Корган, Тандис, Орик и остальные офицеры стояли с яростными лицами, сжимая до боли руки на рукоятях мечей. Эвы и оры переглядывались, но видно было, что они ждут слово Дорга, потому как только он мог оправдаться либо просто отдать приказ разрубить своего врага. - Хорошая речь советник, - сказал Дорг, - Но я заметил, что вы забыли именовать меня моим титулом. Избран я на трон ашей по старинному обычаю метурцев и ни один древний аш не бегал к сильному соседу за утверждением своих прав. Мой отец Карум ездил за этим правом в связи с особыми обстоятельствами но даже если бы оз не дал на это право мой отец все равно остался бы ашом. О своем происхождении я не стану говорить потому, как ты Наранья знаешь меня хорошо с малых лет и ни тебе утверждать обратное. Ты предатель Наранья и будешь наказан судом ходонов. - Кто обвиняет меня, - с вызовом крикнул Наранья, - Ты молодой аш или твои псы. Я чист перед законом и все что я делаю, направлено на благо народа. - Ты ведь не из королевского рода, - заметил Дорг, - Но ты служил ашу Аруму и даже за большой вклад в объединение королевства стал зятем Арума. Ты набрал свору наемников и перессорил всех сильных эвов. Но у тебя были соперники в виде сыновей Арума, после смерти последнего его сыновья, разбежавшиеся по разными эвствам погибли. Только тебе было выгодно убрать их. Но вот тут-то тебя и отвергли. Эвы собрались и избрали новым правящим родом Шемрус. Думаю старую Рину тоже ожидал нож убийцы, но она была там, где твоим людям было трудно пройти незамеченными. А вскоре Рина передала право на трон Каруму Воителю и ты окончательно проиграл. Впрочем, твой человек Умгал ездил к эвору с предложением передать корону тебе. Ты жалкий интриган и убийца, и ты виновен в пролитии королевской крови. Скольких ты еще предал, почему мой брат Ламенто сдал город, как враги смогли обойти все ловушки и подойти к городу. Очень мне хочется отдать тебя Орику на допрос, но я этого делать не буду. Убирайся вон из столицы я лишаю тебя прав на членство в совете. После войны не попадайся мне на пути, иначе я вспомню обо всех твоих преступлениях, и тогда голова твоя падет к моим ногам. Наранья немного поколебался, но затем гордо вышел из тронного зала. Умгал дождавшись ухода Нараньи, обратился к Доргу с вопросом: - Мой сао, какая великая потеря для нас такого замечательного руководителя как Наранья. Больше тридцати лет он возглавлял Совет Метулура и теперь нам предстоит выбрать другого распорядителя Совета. Можем ли мы выбрать нового распорядителя из своей среды по древней метурской традиции. Этот закон давно уже не работал, поскольку то баланагары сами решали, кто будет распорядителем, то сам Арум назначил Наранью на этот пост. Дорг с интересом посмотрел на Умгала. Понятно было, что вся речь была направлена с единственной целью назначить, например, Умгала за выявление предателя, распорядителем Совета. Но Дорг не желал видеть всех этих продажных советников у власти. - Ни время сейчас думать о новых должностях. Занимайтесь пока своими обязанностями, по всем вопросам обращайтесь к Орику. Дорг встал и обратился к ходонам. - Вы все слышали сайо. Перед вами два пути: один путь приведет вас к неизвестности, а другой под управление марионетки амваджей. Одно могу обещать мы возьмем свой реванш за прошлогоднее поражение. Мы знаем наши леса лучше чем амваджы и потому сможем победить. Я уверен в победе, но те, кто решат пойти за Нараньей могут не опасаться. Сегодня никто не потеряет своей головы, однако после победы вам придется покинуть Шемр. Дорг направился к выходу из тронного зала под крики ходонов: - Дорг! Дорг! Дорг! - Мы с тобой наш аш! - На кол предателей! Дорг с командорами вышел на галерею и, остановившись, долго смотрел в сторону севера. Несмотря на всю уверенность, которую он вселял в других, сам он был не так уверен в победе и сейчас пытался собраться с мыслями. - Мой сао позволь я догоню этого предателя и сниму его поганую голову, - весь дрожа от негодования, спросил Тандис. - Надо было казнить его публично, - жестко произнес Корган, - Почему эта продажная тварь еще ходит по земле. Казнь лишит надежды наших врагов на то, что тут будет, кто-то править из метурцев. Люди воспрянут, духом увидев конец предателя. Дорг не глядя на них, произнес: - Не о том вы сайо думаете. Вам бы только утолить свою жажду крови и что делать мне. Вы знаете, сколько сторонников у Нараньи? Не знаете, вот и я не знаю. Вы должны думать так как лучше будет для вашего народа. Пусть Наранья покажет, на что способен и может тогда все увидят каков он на самом деле. А мы будем продолжать нашу игру с амваджами. Жаль только баланагары с ними в союзе или даже хуже. Дорг повернулся и посмотрел встревожено на Орика. - Орик пусть твои люди проводят послов и тихо посмотрят, что там на границе. Что-то мне тревожно. Проведите разведку тщательно. - Все исполним, - пообещал Орик. Следующие несколько дней Дорг в основном был занят подготовкой ополчения. Необходимо было разместить и вооружить. Также Дорг позаботился и о постоянных тренировках, поскольку сражение с амваджами обещает быть очень ожесточенным. В этот день он сидел у себя и перебирал бумаги, когда появился Орик. Он был очень возбужден и попытался заговорить: - Э мой сао, аш Шемра… - Да говори так ты чего такой взбудораженный? - Амваджы будут здесь утром. - Чего, чего, - не понял Дорг, - Какие амваджы они же в Кербороне. Ты чего-то напутал. - Амваджы идут! Они идут со стороны Баланагарии.

zanq: Двадцать четвертая глава Аш Наранья Дорг спокойно смотрел на Орика. - Ты утверждаешь, что амваджы на подходе. Ну что ж садись и говори все с самого начала. Мне нужна информация, а не эмоции. Орик сел и начал говорить. Он несколько запинался, но постепенно и сам успокоился и поведал следующее: - Мои люди проводили послов ненавязчиво так. Еще на границе у них появилось подозрение, что здесь, что-то происходит. На границе они ни встретили никого из наших пограничников. Поэтому они разделились. Одни продолжали, следит за посольством, а другие проверили все заставы. В результате обнаружилось, что все заставы уничтожены, а на границе стоит лагерь амваджов. Дорг сидел и молчал. Вот и настал час битвы но он не чувствовал какого-то одухотворения. Казалось бы, он должен вскочить на коня и повести войско против захватчиков, но вместо этого он чувствовал страх. Враг оказался хитрее, они ловко отвлекли его внимание этим посольством. Если бы прибыли послы от амваджов возможно они бы были более осторожными, но к ним послали баланагар и сбили с толку. - Позови на совещание командоров, - распорядился Дорг. Орик выскочил из комнаты и криками погнал слуг выполнять приказы. Он весь жаждал действия, враг у ворот и пора выводить все войско на бой. Чего ждет Дорг, Ламенто тоже ждал и в результате сдался врагу. На совещание к Доргу пришли лишь те, кому аш мог доверять. Корган, Тандис, Орик и Аграв. Дорг вспомнил своих знакомых из Шемрлура Карото и остальных героев отстоявших крепость. Они остались там, в лесах Шемра не захотели идти в столицу. Этого Дорг не понимал, казалось цель каждого из них вернуть былое величие Шемра а они остались там. Ему сейчас очень хотелось бы услышать мудрый и строгий выговор Зелано, трезвый совет Карото, шутки Бубалы. Еще ему не хватало мудрого Мидара. Как много он рассказывал о славных временах прошлого. Победа над амваджами подняла его как морская волна и бросила в самый разгар событий, где уже нет места, таким как его прежние знакомые. - Дело сайо очень серьезное амваджы на пороге, а мы не готовы их встретить, - начал Дорг, - Я не уверен, что там все амваджы, возможно, что там лишь передовой отряд. Но если они собрали дополнительные отряды союзников, то перед нами действительно сильное войско. Все повернулись к Орику, тот лишь пожал плечами и сказал: - Мои люди спешили сообщить об угрозе, но они утверждают, что войско действительно большое. К тому же кроме амваджских штандартов они заметили еще и другие. У амваджов много союзников из степняков и горцев. Поэтому я бы советовал принимать меры по отражению угрозы в кратчайшие сроки. - Прекрасно амваджы здесь, что же мы обсуждаем пора действовать, - жестко произнес Корган, - Мы этого ждали долго теперь пора показать этим кочевникам кто такие шемриты. В этот раз мы не побежим мы отстоим свой город, и нет нам прощения, если мы струсим. - Мы встретим противника на стенах, измотаем ночными вылазками, - с энтузиазмом произнес Тандис, - Пошлем отряды в лес, чтобы уничтожать обозы. А затем нанесем удар и будем гнать их до самых степей. Я готов мой сао лично руководить этой операцией. Командоры начали громко обсуждать какие лучше отряды задействовать в лесных атаках, а кого придержать для главного сражения. А Дорг внезапно вновь почувствовал себя мальчишкой среди взрослых умудренных годами мужей. Он посмотрел на Аграва, тот молчал и явно был не согласен с мнением Совета. - Что скажет наш командор Аграв? Аграв с удивлением посмотрел на Дорга и, склонив голову, сказал: - Мнение Совета для меня ценно и поэтому я молчал, внимая мудрым речам более старших моих братьев. Я молод и понимаю, что не я должен был ехать послом к амваджам. Я лишь смирено прошу принять во внимание, что победить одним будет трудно. Нас предали наши братья шемриты и мы не смогли противостоять амваджам в одиночку. Сейчас у нас есть союзник крайне заинтересованный в победе над амваджами. Только совместными действиями мы сможем одолеть противника. Амваджы действуют всегда хитростью, разделяют и уничтожают поодиночке. На нас идет передовой отряд и его цель явно не захват города. Мы не готовы еще к битве и пока нас будут держать в осаде подойдет и все войско эвора. - Ты обратился вновь в амваджскую веру, - хмуро произнес Корган, - Знал же я, что ты будешь защищать своих родичей и вот результат. Мой аш уберите Аграва из столицы, он говорит предательские вещи. Разделяй и уничтожай этот девиз, я наблюдаю сейчас, когда нас сталкивает этот амваджский пес. Аграв вскочил и, потянувшись к мечу закричал: - Я не посмотрю на твой возраст Корган за оскорбление моего рода и обвинение в предательстве я вызываю тебя на дуэль. Корган усмехнулся. - Я разделаю тебя своим мечом на потеху амваджам. Твоему деду Налину я пошлю твою голову… - Дуэль! Сейчас же в любом месте и любым оружием! Орик вскочил и схватил бросившего вперед Аграва. Корган тоже встал и Тандис положил ему руку на плечо, видимо тоже стараясь удержать от глупостей. Ситуацию разрядило медленное хлопанье в ладоши. - Ну, прям дети, - устало произнес Дорг, - Один бывалый хоть и молодой воин, и предводитель, а другой старый полководец. И что же слышит юный аш наверное мудрые советы. Нет, он слышит, как двое детишек решили поиграть в песочнице, опустились до оскорблений и надуманных обвинений. А теперь сядьте и запомните одно, я ваш аш и сао. Любые обвинения и оскорбления вы должны подкреплять неоспоримыми фактами. Я верю Аграву и готов изгнать тебя Корган за такие оскорбительные выражения. Но все ваши проблемы будем решать после войны. Мудрый полководец сам выбирает место, и время битвы, а нам его пытаются навязать. Поэтому мы уходим, собирайте всех кто с нами и отправляйте в Шемрлур. - Опять бежать, - непонимающе спросил Корган, - Твой брат Карвенто слушал таких как Аграв и других молодых и в результате сложил голову в битве. Ламенто испугался и сдал город, народ в третий раз уже не простит такого предательства. Мы должны сражаться и доказать что мы больше не отступим. - Ты все хорошо сказал Корган но какова цена, - ответил Дорг, - Сколько жизней ты готов принести в жертву своей победы. Где был ты, когда Карвенто неопытный полководец вышел против амваджей? Теперь ты толкаешь меня на битву, в которой погибнет много воинов, а победа нам не достанется. Аграв которого ты оскорбил, сражался с амваджами впереди своих воинов. Он вместо того чтобы сидеть в лесу сражался с амваджами в союзе с шанолами. А что сделал ты? Ничего. Сейчас ты жаждешь реванша, но ты готов принести нас всех в жертву. Я этого не позволю. Слишком много еще предателей в нашей среде, мы уйдем и возможно все те, кто сочувствуют амваджам останутся здесь. Даже мой отец не рисковал биться в открытом поле до тех пор, пока ашшемры не встали рядом с ним. Я поступлю также, мы лучше подготовимся и выберем место для битвы. Дорг встал и вышел. Аграв также встал и пошел к выходу. - Этот разговор еще не окончен изменник, - услышал он Коргана и, повернувшись, ответил: - Всегда к твоим услугам, ты оскорбил мой род и меня. Я докажу кто из нас изменник. Наранья стоял во дворе зала приемов и смотрел как люди в большой спешке покидают дворец. Командоров здесь не было видно, видимо в такой неразберихе они поспешили бежать первыми. Вскоре двор опустел и лишь Кадок остался с отрядом воинов. Кадок презрительно смотрел на Наранью и наглядно поглаживал рукоять своего меча. Наранья особо не боялся этого пса Дорга но, учитывая хаос и, безвластие все могло случиться. Он развернулся и пошел в Зал приемов. Наранья смотрел на вожделенный трон и предвкушал свою победу. Сколько лет ушло на то чтобы извести поганое семя Харрумос. Этот ненавистный аш Карум всегда видел опасность и избегал ее. Но вот Карвенто и Ламенто оказались несостоятельными правителями они сами дали возможность Наранье избавиться от них. Наранья смотрел на трон и вспоминал старого аша Арума. Окруженный шпионами оза тот приближал к себе незнатных слуг, таких как Наранья. Когда баланагары ушли, и рухнула их власть, началась борьба эвов. Наиболее сильные подчиняли своей власти слабых эвов, отряды эвов врывались в столицу и изгоняли своих противников. Арум несмотря на то что теперь был полновластным монархом не знал что мог сделать. И тогда Наранья предложил все сделать сам. Он набрал наемников из дальних племен и заключил договоры с дальними эвами. Очистив столицу от эвов и их отрядов, Наранья одержал ряд побед и вынудил эвов сесть за стол переговоров. В течение десяти лет Наранья постепенно привел к полной покорности всех эвов и разоружению их отрядов. Все вопросы решал Совет Метурии где отныне заседали и эвы. Наранья стремился заменить на троне Арума но из ненависти к нему эвы мешали ему во всем. Когда умер Арум, Наранья был не готов еще взять власть в свои руки. Эвы вновь устроили усобицу пытаясь посадить своего претендента на трон. Наранья ликвидировал всех принцев, причем, так что никто и не подумал на него. Затем пользуясь своей властью, женился на дочери Арума и заявил о своих правах на трон. Однако Совет долго не соглашался с его доводами, эвы не желали прихода к власти Нараньи. В тот год, когда вопрос был решен, появился Карум и Совет решил отдать корону победителю. Наранья ничего не смог сделать. Много лет ушло у Нараньи на борьбу с узколобостью эвов и стальной волей Карума. Он понимал, что лишь амваджы способны усмирить нрав упрямых эвов. Но Карум одолел амваджов и добился того о чем Наранья мог лишь мечтать. Шанс добиться трона появился лишь годы спустя при Карвенто когда именно с руки Нараньи Бенлур перешел на сторону амваджов. Оставшись один на один с амваджами, Ламенто по совету Нараньи сдал город. Наранья не получил своей короны но жалел он сейчас лишь о том что пожалел юного Дорга когда он был в его руках. Надо было уничтожить его еще тогда, а корона всегда придет на его голову. - Я же велел тебе убираться из города, - услышал Наранья голос Дорга, - А впрочем, оставайся, встретишь своего хозяина, может он даже подарит тебе корону. - Я останусь, потому что тот, кто обещал защищать теперь трусливо бежит, - ответил Наранья презрительно, - Ты коронован короной Метурии, вот он, враг которого вы ждали. Где же теперь ваше хваленое войско. Я единственный кто оставался во все времена здесь, какие бы ничтожества не занимали этот трон. - Оставайся и думай что хочешь. Хозяин приласкает тебя, а затем вновь выкинет. Вот только я больше прощать, не намерен. Когда я вернусь в этот город, я надеюсь, что ты больше мне не попадешься на глаза. Иначе я все-таки велю отрубить тебе голову как изменнику. Дорг развернулся и пошел прочь из дворца. В тронный зал вошли члены Совета. Умгал, Антренно и Урфин встали в стороне. Наранья посмотрел на них и спросил: - Вы уходите с этим авантюристом в тот день, когда все чего мы добивались, наконец, успешно исполняется. Амваджы идут и наведут здесь порядок. Гнилое семя они вырвут с корнем, и больше никто не вспомнит и Каруме и его сыновьях. Умгал покачал головой. - Мы были там и слышали многое. Корона так вожделенная тобой окропится кровью. Ты так жаждешь власти что не видишь очевидного. Амваджы оденут корону на тебя чтобы потом ее снять. Им не нужен здесь правитель, за мятеж народ будет уничтожен. Это будет показательная акция дабы устрашить другие народы. Поэтому мы уходим с Доргом. Прощай Наранья. Три советника вышли из тронного зала. Наранья сел на трон и посмотрел на Тандиса, Тхуна и капитана личного войска Нараньи Италда. Они склонили голову. А вечером все четверо встретили Налина с офицерами. Налин вошел в тронный зал и склонив голову поприветствовал Наранью: - Приветствую аша Шемра, я привез тебе корону и милость эвора Мидара. Отныне ты аш Шемра, да живет аш Наранья!

zanq: Двадцать пятая глава Бремя власти Отряд воинов амваджов шел по узкой городской улице. Капитан отряда с беспокойством оглядывал высокие стены домов. Как же он ненавидел этот проклятый богами город. Давно надо было его сжечь дотла и прочь отсюда в родные так хорошо знакомые степи. Капитан остановился и поднял руку. Воины начали оглядываться. Глухая тишина просто оглушала, но капитан был уверен, что слышал звук металла. Баланагарский офицер вяло подошел к капитану и спросил: - Крысу испугались капитан, пошли дальше. Сколько можно слушать того чего нет. - Молчи дурак, - прошипел капитан, - Я слышал то, что ты не услышишь никогда. В скольких сражениях ты побывал? Я вот побывал во многих и поверь, я знаю, что такой звук может издавать лишь меч. Офицер хотел возразить но, вскинув руки, упал убитый стрелой в спину. Капитан закричал: - Щиты! Два горных лучника упали следом. И тогда капитан понял, что это ловушка и работают здесь профессионалы. - Отступаем, держать щиты, из строя не выбиваться! Отряд под обстрелом с крыш начал отступать. Капитан, оглянувшись, закричал: - Воины в копье! С другой части улицы наступали копейщики. Два отряда столкнулись в схватке на копьях. По другой части улицы уже спешил еще один отряд, и не было возможности уйти в переулок. Амваджов было мало, и схватка закончилась быстро. Кортеж правителя Метурии Нараньи-аша Метус двигался по главной дороге города. Наранья окружил себя полусотней телохранителей, что шли впереди и трубили в рог. За паланкином аша следовала кавалькада всадников, и каждый из них держал наготове боевой лук. Жители города собрались в большую толпу и вопреки традиции не кричали приветствия не падали ниц и даже не кланялись. Их угрюмые лица говорили об одном, и вскоре Наранья понял, что не ошибся. В паланкин и воинов полетели камни и раздались крики: - Самозванец! - Долой Наранью! - Амваджский прихлебатель! Когда метко пущенная стрела со звоном пролетела мимо Нараньи и воткнулась в опору паланкина, Наранья закричал: - Быстрее во дворец, здесь стрелки! Кортеж начал быстро удалятся в строну дворца. На призыв рога из крепости направился еще один отряд но жители разбежались а стрелков так и не нашли. Наранья отбросил очередной лист с донесением о ситуации в городе. Как же он устал от постоянных докладов и донесений. Там грабеж, тут насилие, то отцы приходят жаловаться на насилие со стороны амваджов, то купцы на расхищение запасов. А как сделать, чтобы все были довольны и прославляли своего мудрого аша. За насилие амваджы не платят, они берут свое. Отцы недовольные таким поведением уходят к Доргу за справедливостью. И вот уже находят трупы насильников и недоволен Налин, начинают искать и хватать всех подряд. В отместку начинают, происходит нападения на отряды патрулирования. Недавно перебив всю охрану, неизвестные освободили всех заключенных шемритов и город опустел. Все бегут из этого проклятого города, и лишь аш остается на посту. - Ну, полюбуйся, - крикнул вошедший Налин, - Десять моих воинов просто патрулировали город и были убиты без причины. Их просто перебили как котят. Что это? Вызов? Тогда от кого и почему ты поставленный здесь править не справляешься с ситуацией? - А как мне справится с ситуацией, когда вы ведете себя как в завоеванной провинции, - закипел Наранья, - Насилуете девиц, грабите купцов, расхищаете имущество граждан. Народ взял в руки оружие и мстит вам. Я как аш могу усмирить народ, но вы мне мешаете своим присутствием. - Не обольщайся по поводу своей власти, - угрюмо произнес Налин, - Без нас ты и дня не проживешь. Сегодня на тебя напали твои же поданные, сколько ты протянешь здесь один. В ночной схватке видна рука профессионалов. Здесь либо Дорг либо один из его командоров. Ну, ничего мы еще наведем порядок в этом городе. После ухода Налина Наранья тяжело сел на софу. Как же тяжело носить столь вожделенную корону. Он надеялся на наемников, которых собирал все эти годы и поставил над ними бывшего линга Италда. Но надежды было мало поскольку наемник идет за своим сао лишь пока это ему выгодно. Он глухо произнес: - Ты тоже не обольщайся, такими методами ты тоже не добьешься успеха. Дорг объезжал лагеря ополченцев и проверял, как идут тренировки бойцов. Также он проверял, как снабжается войско и остался доволен. Несколько метурских лагерей, шемритский лагерь когидцев и лелорцев, кингарский лагерь. Лишь алагорцы и тогирцы не прислали своих воинов, несмотря на все просьбы Дорга. Ну, с тогирцами было понятно они всегда или отдельно от большой политики и брались за оружие лишь, когда враг появлялся у порога. А вот алагорцы предпочитали прикрываться империей, чтобы не подчинятся никому. Дорг подозревал, что алагорцы могут выйти на стороне баланагар. Кингарцы прислали тысячу воинов, оставив свои земли без охраны, и Аграв отослал две сотни воинов обратно. Дорг присоединил его воинов с шемритами Когиды и Лелора и отдал трехтысячный корпус Аграву. Корган и Тандис возглавил шеститысячный корпус метурцев но все равно были недовольны возвышением Аграва. Дорг прикинул сколько может предоставить оз Баланагар, население северных земель и количество степняков и выходило что силы равны. Все портил бенлурский корпус и потому союз с винкушитами был необходим. Винкушиты не просто уравнивали силы, но и единственные кто мог справиться с конницей амваджов. Много трудностей встало перед Доргом после возвращения в храм. Его охватила, какая-то ностальгия и апатия одновременно. Хотелось запереться в келье и никого больше не видеть. Хотелось также сесть вновь как раньше за стол с бывшими товарищами и поговорить о последних событиях. Но офицеры храма, с которыми он сражался плечом к плечу, вели себя отчуждено и всячески показывали, что для них он аш. Вообще он не понимал их поведения, ведь та победа была их общей. Он же ради их пошел на поиски этого проклятого меча и рисковал жизнью, забравшись в логово льва. Но кого это волновало, та битва за храм была теперь столь незначительной что многие и не помнили этой схватки. Дорг столкнулся с угрозой тотального уничтожения, и что теперь представляла та мелкая банда Клема. Сам храм возник как крепость по охране западной дороги после отражения вторжения амваджов. В крепости построили святилище со временем ставшее храмом. Когда Дуарте решили забрать западные земли под себя, то послал Клема установить свою власть. Жрец Зелано опираясь на закон неприкосновенности храмов, не пустил Клема в крепость и по наивности своей полагал, что эвор Мидар защитит его. Все понимали, что крепость долго не продержится и затем Клем устроит показательные казни. А теперь Дорг понимал также что Мидар не защитил бы их. Дуарте опирался на завещание Вортигирна и Мидар не смог бы ему помешать. В крепости было много людей но мало воинов. Чтобы поднять воинов, нужен был какой-то символ и тогда Дорг и пошел на поиски меча Карума. Однако победив, Дорг оказался во главе огромной армии и офицеры храма Карум, Арум и Бубала остались в крепости. Дорг не знал как сделать их своими соратниками однако ему помогли обстоятельства. Из столицы начали прибывать беженцы, и Дорг нашел нужные слова, чтобы эти упрямые офицеры отправились туда. Карум организовал оборону и разгромил несколько отрядов амваджов. Остановив поток грабительских отрядов, офицеры начали устраивать диверсии, на улицах столицы отвлекая амваджов от более массированного наступления. Все это дало время Доргу собрать воедино свое войско и подготовить их к сражению. Не хватало лишь одного, определится, когда и куда наступать. Дорг вернувшись в крепость, сразу же увидел гостей. Орик подошел и произнес: - Винкушиты пожаловали. Аграв от них не отходит, по-моему, он готов сам стать одним из них. Зря ты его держишь возле себя мой сао, он же амвадж, не сможет он пойти против своих. Дорг тяжело вздохнул. - Ну, сколько можно подозревать всех в грязных мыслях. Аграв хороший воин и естественно восхищается такими же храбрецами. Прекращайте уже эти наговоры, и давай к делу. Чего они хотят? Орик пожал плечами. - Кто их разберет, чего они хотят. Просят увидеться с ашом Шемра. Мы им сказали, чтобы шли в Метурию но они настаивают на встрече с вами мой сао. Неприязнь к союзу с винкушитами просто сквозило сквозь речь Орика. Как же он устал от недалеких полководцев и советников. Корган и остальные просто жаждут пролить свою кровушку, но никто не думает о победе. Все приходится делать самому. - Я их приму во дворе. Дорг прошел к раскидистому дереву, возле которого когда-то сидел Клем. Сев на циновку он дал знак Орику. Посол Винкуша немного оторопел от такого поведения, но привыкший к нравам степняков быстро взял себя в руки и подошел к Доргу. Поклонившись, он произнес: - Аш Дорг Харрумос приветствую тебя, шлет тебе приветствия брат твой аш Ренстон. Мой сао Ренстон недоумевает твоими переговорами с трусами баланагарами и нашими врагами амваджами. Мой сао просит вспомнить о твоих обещаниях вести войну до победного конца, а если желаешь заключать союзы с нашими врагами, то помни, кто разорил твою землю. Кровь твоих братьев и дух отца взывают к тебе, ты должен повести свои войска и уничтожить амваджов. Дорг задумался, что именно сказать когда услышал голос Умгала: - Сао Дорг позволь Совет рассмотрит прошение винкушитского аша и представит тебе наше решение. Так было при прежних ашах и негоже нарушать традицию. Не стоит торопиться с решением, вступить в войну, Совет может рассмотреть и приступить к переговорам. - И Совета давно нет и обычаи меняются. Зачем мне ваши рекомендации когда я сам могу принять решение. Посол передай Ренстону что я выступаю. Тут из толпы жрецов, послушников и ходонов вышел еще один посол, амвадж. Нарушая традиции, он приблизился к Доргу и громко произнес: - Что я слышу, мятежник Дорг затевает войну против своего сао с врагами нашего повелителя. Дорг мятежник выслушай слово эвора Мидара, владыку восточных степей, северных равнин, зеленых лугов Аш-Шемра и лесов запада. Ты восстал против меня, и требуешь короны, я готов тебе дать эту корону. Правь Когидой и Лелорой, присягни мне на верность и посылай десятину зерна. Выступай против моих врагов и престол твой я закреплю за тобой. Докажешь свою верность я верну тебе и Метулур. Дорг не успел ответить, как Умгал вновь влез в разговор. - Это достойное предложение мой сао, мы рассмотрим его и составим текст договора. Эвор дает нам тот мир который мы не получим вступив в войну. Мы хотя бы должны созвать Совет ходонов и там обсудить его. Дорг смотрел на своих приближенных и чувствовал, как ярость захватила его. Кровавая пелена застлала ему глаза и он, схватив копье, бросил его в Умгала. Умгал с хрипом осел на землю. Дорг посмотрел на двух советников и вопросил: - Еще будут советы как я должен поступать и с кем советоваться. Советники отступили. Посол амваджов с удивлением смотрел на эту сцену. Дорг вновь сел на циновку и произнес: - Мой ответ нет. Я законный аш Шемра, иду против губителя моего народа, и буду биться с твоим сао на поле брани. Посол отступил. - Я передам твои слова Дорг Ужасный! Налин сидел за столиком на циновке и вертел в руках свиток, послание от эвора Мидара. Прекрасный план наступления был сорван и уничтожен. Дуарте добился своего, амваджы выступают против равного им противника. А все шло так хорошо. Налин получил разрешение сковать силы Дорга, осадив его в столице. Но разведка Дорга хорошо сработала и тот ушел. Налин конечно виноват был сам, поскольку его передовые отряды попали в засаду, и он шел дольше к Метулуру. Вообще Дорг все построил так что Налин играл по его правилам. Он не мог закрепиться в столице, поскольку шемриты нападали на его отряды, грабили амбары и обозы. Также его продвижение на юг застопорилось, когда несколько его отрядов пропало без вести. Но Налин считал виновным не себя, а Наранью что не может правильно управлять своим королевством. Вошел Наранья и сел на циновку. - Налинсай, есть у меня предложение по урегулированию ситуации. У Дорга есть союзники но все можно разрушить. Например, отдать Когиду шандалам, и попросить их напасть на винкушитов. Винушиты уйдут в свои степи, а тем временем ваши амваджы в союзе с шандалами спокойно осадят Шемрлур и придет конец Доргу. А если еще объявить помилование для всех участников восстания Дорг под конец войны растеряет всех своих людей. Налин молча, смотрел в окно и тихо произнес: - Хороший план хоть и не дальновидный. Наш эвор не станет вступать в союзы с шандалами, а мое предложение лишь поможет усилению партии моих противников. Ты плохо управляешь своим народом если бы здесь был Аграв то я бы его сделал ашом. Но в любом случае всему конец. Эвор принял решение выйти на бой и я уже ничего поделать не могу. Дорг оказался хитрее, но мы сильнее и скоро ты увидишь его голову. - Вы идете на прямое столкновение, - удивился Наранья, - Но это ошибка, гибельная ошибка. Вы даете Доргу шанс одержать победу, он же этого и добивался, устраивая все эти диверсии. - Я это знаю, но здесь уже ничего не изменить. Налин встал и вышел. Наранья развернул свиток и прочитав отбросил подальше. Умгал убит, Дорг Ужасный бросил вызов Мидару, да теперь войну уже не остановить. Наранья встал и вышел во двор. Амваджы уже ушли и было ощущение, что он остался один. Два советника и Италд приблизились. - Что делать дальше мой сао, - спросил Тандис? Вот так всегда, все ждут, что решит он, а сами ничего не хотят делать. Но он так просто не сдаться, он еще увидит посрамленных амваджов и Дорга. - Амваджы скоро столкнутся с Доргом и побегут с поля боя. А мы дадим им победу. Союз с шандалами мы заключим, и они ударят по ослабленному войску Дорга. Тогда уже не будет сомнения кто должен занимать это трон, никогда Аграв или Дорг не посмеют встать рядом со мной. - Это победа окропится кровью нашего народа, - тихо произнес Тхун, - Стоит ли она того? - Победителей не судят, - жестко отрезал Наранья и повернулся, направляясь во дворец. Италд окликнул его. - Мой повелитель. Наранья повернулся с недоумением. Италд подошел и выхватив меч ударил Наранью в живот. Наранья с хрипом схватил его за тунику, а Италд произнес: - Ничего личного, но милость Дорга мы заслужим лишь твоей головой. - Глупцы, - прохрипел Наранья и упал на землю

schwarz: zanq , увидев Ваш новый пост, прочитал произведение, естественно, с самого начала. Занимательная история из "Праволшебных" эпох. Спасибо.

zanq: Двадцать шестая глава Дорг Ужасный Тандис, Тхун и Италд прибыли в Шемрлур и оценили с уважением огромное количество застав. Италд сразу понял, что любое наступление степняков просто захлебнется в попытках преодолеть лишь часть этих застав. По дорогам шли большие военные отряды, бесконечные обозы уходили на восток. Небольшой отряд Италда был окружен кольцом грозных военных, и Кадок увидев, что за гости пожаловали, послал вестника к Доргу. В Шемрлуре всех разоружили, провели во двор. Дорг обсуждал последние приготовления перед отправлением с Агравом, Тандисом и Корганом. Увидев гостей, он не поворачиваясь, произнес: - Чего хочет от меня Наранья. Говорите быстро мне сейчас не до вас. Тандис с поклоном поставил корзину на землю и произнес: - Владыка Шемра мы пришли с повинной и просим милости. Наранья изменник склонил нас на измену льстивыми словами, опорочил он имя Карума Воителя и мы поверили ему. Но жаждал он крови и склонял амваджов заключить союз с шандалами, замыслил он отдать им Когиду и Лелору. Шандалы должны были напасть на Винкуш и отвлечь их от войны. А затем амваджы в союзе с шандалами должны были взять в кольцо Шемрлур. Дорг прошел к своему месту и сев на циновку взял в руки дротик. - Это уже интересно я, пожалуй, готов найти для вас время. Продолжайте и хорошо бы привести доказательства ваших слов. Тхун вступил в разговор: - Здесь все договора, написанные Нараньей но Налин отказался от этого плана. Однако Наранья решил все таки пойти на этот союз и подождав когда вы одолеете амваджов напасть на ваше ослабевшее войско. Он бы принес победу на копье и отдал амваджам, это укрепило бы его власть. - И теперь вы пришли предупредить меня, - спросил Дорг, - Что же вы раньше не пришли. Вы изменники и прибежали лишь, когда Наранья остался один. - Мы привезли его голову, поскольку он был изменник и враг твой Дорг, - грубо произнес Италд. Дорг посмотрел на Аграва и тот пнул корзину. Голова Нараньи покатилась по земле. Дорг внимательно смотрел на нее и покачав головой произнес: - Я говорил ему, что все это путь смерти, но как жаль, что такой гениальный человек употребил свой талант на зло. Но самое ужасное это то, что убили его самые верные из его людей, подлое убийство лишь ради выгоды. Вы думали, получите много золота и почестей. Но вы подлые убийцы и нет вам прощения. Дорг смотрел на бледных советников и хмурого Италда. Как же тяжело произнести слова, которые ждут все. Дорг взял себя в руки и жестко произнес: - Советников повесить, как изменников, а Италда распять. Убийца аша не достоин быстрой смерти. Советников скрутили и поволокли прочь. Они еще долго кричали, пока воины не повесили их в ближайшей роще. Италд вступил в схватку и выхватил припрятанный нож, но Кадок лично свалил его. Италда распяли у главного входа в Шемрлур. Корган подошел и тихо произнес: - Мой сао Дорг не слишком ли жестоко так поступать. Они же принесли голову твоего врага, и теперь никто уже не воспрепятствует тебе сесть на трон. А узнав о твоем поступке, сторонники Нараньи побоятся, приходит к тебе. - Ты ошибаешься командор, - жестко отрезал Дорг, - Узнав о том, как покарали убийц благородного аша они пойдут ко мне с большой охотой. Я готов принять любого, но ненавижу предателей. - А как поступить с их людьми, - спросил Аграв, - Они все под охраной и ждут своей участи. Я бы конечно не стал рубить им головы, но и оставлять их здесь не стоит. Дорг задумался. - Воины они конечно хорошие их же сам Наранья отбирал. Аграв присмотрись к ним, хорошо проявят себя в сражении, я лично выделю им земли, станут они полноправными шемритами. Аграв склонил голову. - Все сделаю мой сао. Через несколько часов последний отряд покинул Шемрлур. Аграв забрал людей Нараньи к себе и постарался разделить их, раскидав по своим подразделениям. Дорг одобрил его действия, хотя и были опасения, как бы они не повернули свои мечи против кингарцев. Проезжая по дороге Дорг посмотрел на распятого Италда. Рядом висели два советника с отрубленными кистями рук и ног. Дорг отвернулся. Все-таки методы казни предателей очень жестокие. Италд прохрипел: - Смотри, смотри на свои злодеяния. Жалкий щенок, возомнивший себя владыкой. Ненавижу! Дорг повернулся к Кадоку и сказал: - Плохой это знак пожелание умирающего предателя. Кадок усмехнулся и дал знак лучнику. Лучник выпустил стрелу и Италд убитый стрелой в сердце затих. А войско шемритов продолжило путь на восток. Лагерь шемриты расположили близ Юлура и стали ждать винкушитов. Орик разослал разведчиков и вскоре узнал, что винкушиты подошли к Валваджеру. Увидев амваджов возле Бенлура, винкушиты направились вдоль долины, и вскоре состоялась встреча союзников. Корган шел между рядами палаток, направляясь к королевскому шатру, где уже вовсю отмечали знакомство два аша и их приближенные. Тревожные вести он получил от Орика. Эвор уже спешит и сражение не за горами. Аграв проверив посты, также шел к шатру аша и, заметив Коргана, остановился. Два командора долго смотрели друг на друга, и Корган вздохнув, развел руки. Аграв расслабился и подошел к Коргану. - Аграв ты делили со мной кров, и я не забуду этого. На Совете я позволил себе лишнее высказывание и приношу извинение. Впереди нас ждет сражение и мне бы не хотелось, чтобы между нами была вражда. - Я принимаю твои извинения Коргансай и надеюсь, что в будущем нам не придется вновь выяснять отношения. По шемритскому обычаю они обнялись и вместе вошли в шатер. В шатре было большое множество гостей: вожди и предводители степняки сидели на циновках и ели исключительно руками. Винкушиты и шемриты возлежали на коврах, пили пульке и ели фрукты. Дорг беседовал с седовласым винкушитом и, заметив Аграва, одобрительно покачал головой. То, что он вошел с улыбкой на устах в компании своего противника Коргана, было знаком для всех. Временно враждующие партии примирились. - А это мой командор Корган, - весело сказал Дорг, - Прекрасный полководец водил воинов моего отца на все битвы с амваджами. Мой лучший советник по военным вопросам. - Наслышан я о воем полководце, - весело произнес Ренстон, с интересом наблюдая за Корганом, - Рад познакомится с таким доблестным воителем. А может, пойдешь ко мне на службу, мои воины ласками и добротой аша не обижены. - Э нет, такой полководец нужен мне самому, - шутливо пригрозил Дорг, - Корган один из лучших моих воинов. Он главнокомандующий моим войском и ласками тоже не обижен. Ну а Аграва ты уже знаешь. Аграв присоединился к компании ашей и весь вечер веселил разговорами Ренстона. Корган возлежал рядом и изредка поглядывал на седовласого аша. Уже глубокой ночью гости начали расходиться. Корган пошел к себе, когда его окликнули. - Сао Ренстон приглашает тебя к себе в шатер. Корган тяжело вздохнув, пошел за слугой. Войдя в шатер, он остановился. На одеялах сидел, скрестив ноги, могучий владыка Ренстон. Посмотрев на Коргана, он спросил: - Ну, здравствуй Корган, высоко поднялся ты за эти годы. Надеюсь, ты-то меня узнал? Корган тяжело вздохнул и произнес: - Я узнал тебя сао Ренстон. Много слышал о тебе, но был против нашего союза. Я не знал, что именно ты тот Ренстон о котором все говорят и есть один и тот же человек, которого я знал как спасителя нашего войска в Красной битве. - Ах, эта битва, - покачал головой Ренстон, - Забудь ты о ней как о страшном сне. Я был молод и горяч. Отец мой единственный кто выступил за наступление, но его не подержали. И тогда он прикрыл отступление ополчения пожертвовав собой вместо того чтобы как Эльвед спрятаться. Сейчас бы он был ашом а не этот сопляк Дорг. Но мы еще возьмем реванш за то поражение. - Вы послушались своего отца и вывели войско к реке. Там были шандалы и вместе мы могли бы разбить амваджов. Все помнят о вашем поступке и славят ваше имя. - Я все помню Корган даже то, что ты дружинник Бенлура присоединился к моему отцу. Жаль ни все пошли тогда еще неизвестно кто бы вышел победителем из этой битвы. Но больше всего я ненавижу Барбедо, предатель своего народа. Ты не побоялся потерять все и встать рядом с народом. Что же ты делал после битвы? Корган сел выпил пульке и произнес: - Мы оказались предателями и потому первое время пытались жить как все. Но амваджы усиливали свой гнет над народом, и нам пришлось взять в руки оружие. Мы пришли в Метурию. К вашей матери сяо Рине и она дала добро на переселение тех кто захочет бежать. Мы многим помогли, но ситуацию это не меняло. Когда появился Карум Воитель, мы присоединились к нему. Это был гениальный полководец, он мог поднять бунт там, где мы ничего не могли добиться. Он разгромил амваджов несколько раз и метурцы короновали его. Сяо Рина отдала ему в наследование ваши земли, поскольку была уверена, что вы мертвы. - Поторопилась она с этим, - покачал головой Ренстон, - Впрочем, я не собираюсь воевать с Доргом, по крайней мере, пока. Мы будем вместе пока не прогоним амваджов а потом уже и посмотрим кто будем управлять всеми этими землями. А ты Корган пойдешь со мной? - Нет мой сао не пойду. Я уже стар и вернулся на службу только из-за того что Шемр сейчас нуждается в опытных командорах. Но после победы я уеду в свое поместье. Да и при дворе слишком много противником у меня. Молодые пытаются взять под контроль аша Дорга а он столь неопытен что совершает порой такие глупости. - Жаль. Но помни, место для тебя я всегда найду. После разговора с Ренстоном Корган еще долго стоял возле шатра. Ренстон уже не тот, что в молодости. Тот Ренстон был храбр и отважен, он вывел войско из под удара. А этот жаждет короны, причем ему не нужна корона Метурии или Шемра. Ему нужна, власть над всеми народами. Его опасения по поводу союза с винкушитами оправдались. После победы винкушиты попытаются взять под контроль шемритов а это приведет к новой войне. И еще неизвестно на чьей стороне будет Аграв. Корган посмотрел на другой берег реки и увидел множество огней. Теперь уже поздно отступать амваджы пришли и возможно уже утром начнется битва народов. Дорг мрачно смотрел на другой берег, кутаясь в плотный плащ. Две недели противостояния не принесли ничего. Амваджы чего то выжидали и никак не проявляли себя. Аграв и Кадок от долгого ожидания совсем обезумели. С молчаливого разрешения Дорга Аграв и Кадок организовали несколько отрядов и по ночам совершали нападения на лагерь амваджов. Но амваджы по-прежнему стояли на своем месте и это настораживало. Было ощущение, что они чего-то выжидают. Между тем погода портилась. Холодные ветра с мелким дождем предвестили начало наступления холодов. Скоро все разойдутся по своим землям и возможно амваджы того и ждут чтобы одолеть их по одиночке. Впрочем, и амваджы не смогут воевать во время дождей. Но самым неприятным фактом было то, что амваджы оказались умнее многих. Этой ночью отряд амваджов сжег их обоз, и пропитания осталось всего на три дня. Противник хитер и коварен, они все делают, чтобы шемриты сами напали первыми и возможно там на другом берегу для них устроены ловушки. Дорг повернулся и направился в лагерь. Предводители собрались на Совет, чтобы решить, как поступить дальше. Впрочем решить надо было лишь одно воевать или уходить. И решать необходимо сейчас иначе пойдут ливни, и любые сражения придется прекратить. В королевском шатре было душно, шумно и людно. Предводители пили пульке, ели мясо и фрукты. Обсуждали сложившуюся ситуацию в основном Ренстон. Корган и Тандис. Аграв молчал, а Кадок естественно не был допущен. Однако Карум получив за свои подвиги пост командора, сидел здесь на законных основаниях. Дорг прошел на свое место, и сев пригубил пульке. Ренстон сидевший по степному обычаю поджав ноги под себя сказал: - Дорг надо решаться. Новых припасов нам ждать придется долго, и я скажу, что следующий шаг будет прервать наше сообщение с тылами. Надо выходить на тот берег и бить противника. - И что ты предлагаешь, мы выходим на плотах или каноэ на тот берег. Нас положат стрелами еще до прибытия на тот берег. Так уже поступил эвор Калуф и погиб под обстрелом шандалов. - Ну почему же сразу лезть под стрелы, - возразил Ренстон, - Мы можем переправиться ниже по течению. Большая часть копейщиков переправится выше по течению. Остальные могут отвлечь противника притворным форсированием реки. - Я так понимаю, это предстоит мне, - вмешался Корган, - Кто кроме меня может провести притворное форсирование реки. Пока мы будем гибнуть под амваджскими стрелами, вы пойдете по земле и нарветесь на ловушку. Самый легкий путь к смерти. Я предпочитаю открытый бой, а не гибель в темной ночной реке. - Ну я умываю руки, - вздохнул со скорбью Ренстон, - Шемриты еще доказали свою трусость. Я предлагаю вам план прекрасной битвы, а вы отвергаете его, опасаясь потерять пару человек. Дело будет ночью, кто вас увидит. Да и щиты я думаю, вы носите не для украшения. Так чего вы так боитесь этой ночной атаки. Корган молчал. Тандис держался за рукоять меча и пожирал Ренстона с ненавистью во взгляде. Аграв тоже молчал и смотрел на Дорга. Дорг взглянул на Карума и тот сказал: - Я понимаю мнение нашего дорогого союзника, но этот план действительно рискованный. Амваджы осветят побережье огненными кострами и забросают реку огненными стрелами. Погибнут десятки добрых воинов а, увидев как мало их на реке, амваджы сразу же пошлют воинов прочесать побережье. Поэтому я тоже против этого плана. Тут Орик решил вмешаться. - Сайо! Я прошу внимания к свежей оперативной информации. Решать надо быстрее, поскольку вечером прибыл флот из Бенлура. Теперь противник легко переправится на наш берег, и возможно уже утром мы столкнемся с амваджами. Все молчали. Даже для реализации плана Ренстона было необходимо время гораздо большее, чем может дать противник. К тому же именно флот мог помешать форсированию реки, и это стало понятно сейчас. - Надо уходить, - тихо произнес Тандис, - Уйдем в степи и там закрепимся. Здесь без обозов нас ждет верная гибель. Ренстон тяжело вздохнул и произнес: - Возможно, вы правы. Уходим завтра на рассвете. Дорг поднял руку и сказал: - Совет решил уходить. Завтра все должны быть готовы, Корган позаботься, чтобы наши воины приготовили все уже сегодня.

zanq: Двадцать седьмая глава Битва на равнинах Юлура Мечта каждого полководца профессиональная армия. Она послушна его приказам грамотно строит лагерь, быстро строится по подразделениям, не теряется в случае потери связи со штабом. Такой армией гордится правитель и всячески одаривает своих воинов. У Дорга не было такой армии. Его воинство было собрано из разных уголков западных земель и подчинялись они лишь своим предводителям. Воины северных племен быстро собрались и ушли вслед за винкушитами. Шемриты ушли с Агравом а остальные офицеры остались помогать Доргу и Коргану. Метурцы дальних племен как и степняки дальних степей гуляли всю ночь и теперь пытались собраться в дорогу. Дорг планировавший уже утром уехать был в бешенстве. Он смотрел на своих офицеров и предводителей племен что стояли перед ним. Он кричал: - Я дал вам ясный приказ собраться еще вчера. Вместо этого все устроили прощальные гуляния. Мне стыдно за вас перед ашом Ренстоном и перед эвами северных княжеств. Их уже здесь нет, а мы ждем, когда же враг нападет на нас. Корган я хочу уже через час покинуть побережье, и я уеду один, если вы еще будете копаться. Офицеры и предводители с криками побежали собирать воинов и готовиться к отъезду. А Дорг все смотрел в сторону степей и чувствовал что время потеряно. Он посмотрел на тот берег, и ему показалось, что на реке в дальней ее части слишком большое оживление. Он хотел было позвать Орика и распорядится провести разведку, но тот уже бежал сам. Подбежав, он выпалил: - Мой сао, амваджы переправились на наш берег ниже по течению, и уже направляются в нашу сторону. Дорг посмотрел на лагерь где воины пытались собрать свои вещи. Офицеры кричали на предводителей. Было ясно, что их сейчас просто перебьют. - А ведь я предупреждал, что так все и будет, - тяжело произнес Дорг, - Пошли гонцов к Аграву и Ренстону. Скажи им, что мы приняли бой с амваджами. Дорг приказал трубить в рог, и воины, остановившись, посмотрели на него. Дорг громко сказал: - Враг на нашем берегу и уже идет к нам. Если сейчас начнете паниковать то это лишь усугубит положение. Вы все погибнете. Поэтому расположите повозки вокруг этой площади. Копейщики займете места между повозками и будете отражать натиск противника. Лучники степей вы остались с нами и для вас задача, прикрываясь повозками, не дать противнику приблизится. Офицеры помогите воинам расставить все правильно. Началась суматоха, офицеры криками сгоняли воинов в отряды. Повозки ставили тесным кольцом, и ко времени появления амваджов работа была закончена. Дорг распределил офицерам участки для обороны, а Орика поставил над степняками. Карум тихо произнес: - Вот и настал мой последний бой. Но я рад, что погибну, защищая своего аша. Дорг взглянул на Карума, Арума и Бубалу. - Громкие слова от того кто не захотел пойти со мной в столицу. Мне там вас не хватало. - Лишние мы там, в столице, - ответил Карум, - С вами были настоящие полководцы, а мы там просто бы затерялись. Вон сколько на Аграва доносов, а что было бы, если бы вы стали нас выделять. Нет, мы на своем месте и сейчас мы умираем за своего аша. Арум и Бубала преклонили колени. - Мы с тобой аш Дорг, - сказал Арум. Дорг вытащил свой меч и провел над тремя офицерами. - Давно надо было это сделать. Вы много сделали для меня, и без вас я не стоял бы сегодня здесь. Отныне вы ходоны и дети, и внуки ваши будут ходонами. Бубала весело произнес: - Ну, хоть погибнем благородными. О а вот и амваджы пожаловали. Конница амваджов уже неслась во весь опор на позицию шемритов. Дорг смотрел, как накатывается вал лошадей и их всадников в волчьих масках. Стрелы уже поднялись в небо и солнечное утро померкло. Дорг почувствовал страх и понял, что удержать воинов на месте поможет лишь чудо. А затем посыпались стрелы из лагеря. Амваджы все же докатились до повозок и, развернувшись, ушли обратно к лагерю. На некоторое время наступила тишина. А затем два отряда амваджей и бенлурцев ушли в степи. - Пошли догонять наших воинов, - тихо произнес Арум, - Сейчас за нас возьмутся всерьез. Как жаль что мы не в Шемрлуре. Там мы бы смогли обороняться дольше. - Ничего, - подбодрил Бубала, - Сейчас мы посмотрим, кто пойдет против нас. Я бы послал копейщиков. Бубала оказался прав. Вскоре из рядов амваджов выдвинулись стройные ряды копейщиков. Судя по доспехам это были баланагары и феомиты. Стройными рядами копейщики надвигались на лагерь шемритов. Вперед вырвались всадники, судя по одежде, горцы и начали обстреливать позицию шемритов. Степняки прикрываясь повозками вели прицельный обстрел и вскоре горцы отступили. Копейщики приблизились и атаковали шемритов что стояли между повозками. Воины пытались достать друг друга копьями, и главное для шемритов было не допустить проникновения противника. Тем временем горцы атаковали лагерь с другой стороны и еще два отряда пытались проникнуть в лагерь с разных сторон. Бубала закричал: - Сейчас я угощу этих вояк моим личным блюдом. Он со своими людьми достал несколько метательных машин. Зарядив их камнями, он начал обстрел копейщиков. Камни сыпались прямо на головы противнику, и копейщики начали отступать. Всадники, также увидев отступление феомитов, отступили, и наступила тишина. Дорг подошел к метательной машине и, погладив ее, произнес: - В Шемрлуре я таких не припомню. Где ты ее достал Бубала? - Мы когда устраивали диверсии в Метулуре, как-то проникли в оружейный склад и вот там я ее и увидел. Знал, что пригодится вот и тащил за собой. - Ну, теперь они не рискнут соваться на наши укрепления, - заметил Карум, - У нас есть небольшая передышка. - Интересно, что они теперь придумают, - спросил Арум. Степняки вновь пошли в атаку но близко не приближались. Рой стрел обрушился на повозки и те вспыхнули огнем пожара. Карум закричал: - Это огненные стрелы! Дорг побледнев смотрел как их защита превращается в пепел. Остановив своих людей, он тихо произнес: - Теперь уже ничего не поделаешь. Когда огонь прогорит, мы выйдем и примем бой. Впрочем, ветер дул в сторону шемритов и им пришлось растащить повозки в сторону. Они вышли, построившись к бою и стали ждать. Амваджы не заставили себя ждать. Вновь пошли вперед копейщики, а по флангам два отряда амваджей. Корган смотрел на приближающийся строй и приказал: - Построится в каре, в середине стрелки и метательные машины. По флангам винкушиты. При приближении противника угостите его стрелами. Вскоре противник приблизился достаточно, и рой стрел полетел в сторону амваджов. Аграв осмотрел поле боя. Амваджы в очередной раз откатились. Непробиваемый строй копейщиков, защищенный лучниками винкушитами, и панцирной конницей оказался не по зубам амваджам. Аграв был один, даже Тандис остался с Доргом. Он бы и сам остался, но Дорг приказал вести войско в степи. Оказаться во главе такого войска было мечтой Аграва, и он был горд и счастлив пока не услышал королевский рог. Отступать в степи было глупостью и, услышав королевский призыв, он понял, что это конец. Один отряд амваджов ушел дальше и по регалиям Аграв определил, что это сам эв Дуарте спешит разделаться с Ренстоном. Впрочем, командор амваджов, что противостоял Аграву, был из рода Дуарте-эва. Первоначально амваджы шли наскоком и растекались перед строем копейщиков, обстреливая позиции шемритов. Ответный обстрел лучников с флангов несколько поубавил прыть амваджов. Поэтому амваджы изменили тактику и пошли тремя отрядами. Два отряда попытались атаковать степняков, но панцирная конница вышла вперед и смяла атакующих. Аграв смотрел на строй амваджов и с тревогой думал о том какова будет новая тактика противника. Его тревога была не напрасной вперед вышли колесницы. Линия колесниц с грохотом неслась на позицию шемритов. Аграв с завистью смотрел на эту грозную боевую машину, на равнине ей не было равной, как и коннице амваджов. Аграв уже готов был отдать приказ стрелкам, когда рассмотрел стяги Шемрито-Метурского королевства. Лишь Карум и Карвенто использовали этот стяг, и сейчас она была на королевской колеснице. Аграв передал приказ: - Не стрелять! Колесницы подошли очень близко, но Аграв выдержал и грозные боевые машины промчались перед строем шемритов и ушли в сторону. Уфал выбрал вновь сторону того кого посчитал более сильным впрочем Аграв был уверен что в случае поражения он вновь примкнет к амваджам. Амваджы похоже не ожидали такого предательства от ашшемров и некоторое время ожидали. Затем все-таки они пошли в атаку свои излюбленным методом. Колона всадников в панцирях из толстой кожи пошла в атаку клином. Они пробили первую линию копейщиков и постепенно вклинивались все дальше в строй шемритов. Аграв уже сталкивался с такой тактиков в битве на ашшемрских полях, когда погиб Карвенто. Очень эффектная тактика когда грозные всадники прокладывают путь остальным воинам и проходят через строй противника до самого штаба где могут убить всех командоров. Также при такой тактике они разбивают построение противника и окружают его. Аграв быстро изменил построение, поставив в задние ряды тяжеловооруженных мечников из ветеранов Карума, которые и встретили амваджов. Из задних рядов лучники вели обстрел и наступление начало затихать. И Аграв нанес окончательный удар, когда панцирная конница начала охватывать амваджов с двух сторон. Амваджы опасаясь попасть в клещи, начали вырываться из капкана и бросились галопом к своим позициям. Аграв это тоже уже проходил и приказал сомкнуть ряды. На всем скаку амваджы оборачивались и стреляли по шемритам. В случае погони потери были бы большие. Амваджы вновь построились. Они увидели, что никакая тактика не прошибает строй шемритов. Затрубив в трубы, амваджы умчались в сторону реки. Аграв ожидал новой западни, но амваджы больше не появлялись. Уфал с улыбкой подъехал к Аграву и сказал: - Молодец Аграв отбил все атаки амваджов. Я даже и не ожидал, что ты выдержишь потому и поспешил к тебе на помощь. Аграв не слушал его и все смотрел в сторону реки. - Надо ехать и спасать Дорга. Он один против всей мощи амваджов. - Ну, поехали к твоему Доргу, - усмехнулся Уфал, - Спасем твоего сао и прогоним амваджов. Настрой Уфала Аграву совсем не понравился. Уфал воспринимал это сражение как игру, где можно в любой момент переметнутся к более сильному полководцу. Единственное на что можно было надеяться, так это что Уфал все же сохранит свою стойкость до конца сражения. Дуарте Вортигин Ангус окинул взглядом поле боя. Две орды амваджы и винкушиты с яростью бились друг с другом. Амваджы по своей традиции стремились рассечь позицию противника и окружить их. Но винкушиты уже не впервой сражались с амваджами и хорошо знали их методы боя. Ренстон позволял пройти противнику сквозь свои ряды, и затем его бронированные всадники окружали амваджей. Дуарте наносил удары по флангам и спал своих воинов. После очередного проваленного наступления Дуарте сидел в задумчивости. Ему нужны были воины, и он ждал своего сына Эрама. К нему приблизился всадник и с поклоном произнес: - Мой сао! Твой сын Эрам отступает к реке. Противник оказался сильнее, и бенлурцы предали нас. Дуарте сжал рукоять плетки. - Уфал предатель лично четвертую. Труби отступление. Амваджы забросив щиты за спину, бросились отступать, но винкушиты их не преследовали. Ренстон хорошо знал хитрость противника и Дуарте понял, что Ренстон реально опасный противник. Сражение было в самом разгаре. Шемриты стояли в сомкнутом строю, отбивая все атаки амваджов. Баланагары и феомиты напирали на передовой полк, в то время как амваджы пытались напасть то с флангов, то с тыла. Бубала изредка запускал снаряды из своей баллисты и затем прятался со своими людьми за щитами. Дорг видел как все больше копейщики вклиниваются в его ряды и ждал того момента когда он лично возьмет меч и дорого продаст свою жизнь. По полю промчался большой корпус амваджов и Карум сказал: - Похоже, наших воинов разметали по полю а винкушиты наверное бежали. Но амваджы не присоединились к атакующим и умчались в штаб. Вскоре по полю разнеся звук шемритских труб, и на равнину выехали колесницы. - А вот и предатели, - не весело произнес Корган, - Мне бы сейчас хороший отряд всадников и я бы точно достал бы своим мечом гнилое сердце Уфала. Однако колесницы промчались мимо амваджей, поражая их стрелами, и столкнулись с феомитами. Феомиты не ожидая такой подлости, начали поспешно отступать. Амваджы попытались вновь атаковать, но на поле появились всадники шемриты и накинулись на амваджей. На поле боя появились еще всадники амваджы а следом за ними винкушиты. Две орды под штандартами эва Дуарте Вортигин Ангуса соединились и атаковали колесничий корпус Бенлура. Винкушиты атаковали амваджей эва Дуарте и всадники перемешались, сражаясь на мечах. Уфал смог вывести свой корпус из гущи сражения и затем направил атаку по флангам. Колесничие отряды мчались сквозь разрзненые ряды амваджей и стреляли по воинам из лука. Часть амваджей пошла в погоню, стреляя стрелами, бенлурцы не оставались в долгу. Корган внимательно следил за передвижением амваджей. Аграв также стоял рядом и ждал приказа выступать. Корпус копейщиков был сильно увеличен шемритскими отрядами Аграва. Феомиты продавив ряды копейщиков, натолкнулись на строй тяжеловооруженных мечников и атака захлебнулась. На помощь копейщикам из лагеря амваджей устремились всадники амваджы. Корган повернулся к Доргу и произнес: - Пришло время показать амваджам силу шемритов. Я сам поведу конницу, это мой долг полководца. Дорг был не согласен. - Корган ты полководец над всем войском. Тебе ли лезть под копья амваджей. Пусть Тандис или Аграв пойдет вместо тебя. - Мой сао аш Дорг, я был полководцем и давно уже в отставке. И вышел я сегодня против амваджей потому что должен искупить свою вину. Я виноват в том, что не защитил ваших братьев и оставил столицу на расхищение врагу. Ваша мать пожертвовала собой, а я как последний трус сидел в лесу и даже не поверил, что вы способны потягаться с амваджами. Сегодня я разгромлю амваджей и с чистой совестью уйду в отставку. Дорг спорить не стал, хотя все равно считал все доводы надуманными старым мнительным командором. Корган и Тандис сев на коней устремились во главе панцирной конницы навстречу противнику. Две лавины встретились и под треск копий столкнулись в ожесточенной схватке. Корган стремился добраться до полководца и, сражаясь, высматривал его. Увидев командора и узнав в нем Налина Корган протрубил вызов. Они столкнулись сломав копья и схватившись за мечи. Налин щитом оглушил Коргана и занес меч для удара. В этот миг стрела пробила защиту Налина, и тот упал на землю. - Отец! Амвадж начал собирать воинов вокруг себя. - Не отступать, держитесь вместе, отомстим за нашего эва Налина. Еще одна срела пролетела мимо Коргана и лошадь под эвом Санту пала. Амваджы лишившись руководства, начали отступать и Тандис грамотно начал окружать противника. Мидар наблюдал за сражением с холма. К нему подлетел Дуарте и закричал: - Надо уходить. Мои люди отступают. Налин и Санту погибли. Необходимо срочно выводить войско к реке и оборонятся. - Никаких отступлений, - грозно произнес Мидар, - Бери резерв и уничтожь бенлурцев. Я вывожу своих людей, и мы атакуем их конницу. - Это самоубийство, Калуф бы так не поступил. - Я не Калуф и я сделаю то, что Калуфу было не под силу. Дуарте с сомнением посмотрел на Мидара и, стегнув лошадь, умчался к своим людям. Мидар ждал атаки, но ничего не происходило. Затем под звуки труб корпус эва Дуарте галопом ушел в степи. Поначалу шемриты ожидали очередного маневра амваджов но, поняв, что Дуарте попросту бежал, начали обхват позиций амваджов. Бенлурцы начали обстрел копейщиков, а винкушиты обошли позиции амваджов и столкнулись с конницей Налина. Эвор Мидар наблюдал, как его войска постепенно окружают, и в бессилии сломал плеть. Королевская конница тем временем во главе с Доргом врезалась в позиции копейщиков, и Мидар понял, что это конец. - Дуарте ты мне заплатишь за это поражение, - пообещал Мидар и закричал, - Уходим в степи. По полю протрубила труба, и амваджы бросились галопом в степи. Уходя от погони, они часто оборачивались и пускали стрелы. Это помогло им уйти. Но копейщики вынуждены были сдаваться на милость победителя. Аграв скинул шлем и увидел Дорга что также отбросил шлем и смеялся. - Победа. Мы все-таки одолели амваджов. Но Аграв не радовался и Дорг положив ему руку на плечо произнес: - Не грусти. Твой отец сражался до конца и если он жив я освобожу его и дам ему возможность уйти. - Спасибо, мой сао. Но я не верю что он жив. Так была такая рубка, что живым уйти без лошади он бы не смог. - Ты только не вини Коргана или еще кого. Это было сражение и не было времени изображать благородство. - Я все понимаю, - тихо произнес Аграв, с неприязнью глядя на гордого полководца. Дорг уехал с командорами организовать охрану военнопленных, выслать разведку убедится, что амваджы уже не вернутся и устроить празднование в разграбленном лагере амваджов. А Аграв смотрел на Коргана, сжимая рукоять меча, и прошептал: - Узнаю, кто убил пусть даже это ты Корган, не побоюсь окропить меч, отомщу!

zanq: Двадцать восьмая глава Сыновний долг Аграв шел по лагерю в мрачном настроении. До самого вечера собирали тела павших и готовили погребальные костры. Но он так и не нашел тела Налина и Санту. Как они погибли, он также не знал. Одни говорили, что Корган убил обоих в честном бою, другие, что Корган был в другом месте сражения. Он посмотрел на королевский шатер. Там сейчас было шумно, победители праздновали сейчас победу чрезмерным поеданием шемритских яств и безмерным питьем пульке и кумыса. Но Аграв не желал идти к радующимся, все чего он хотел это похоронить своего отца и деда. Он даже не осуждал Дорга и совсем ему не завидовал. Все эти владыки сейчас празднуют, а завтра будут строить козни, выторговывая себе новые преимущества из сложившейся ситуации. Аграв уже представлял, как уже в этот вечер новые владыки будут выторговывать себе лучшие условия в предстоящем союзе. Аграв собирался поддержать Дорга и стать верным мечом Шемра. Будут, конечно, и сложности, например Корган и старые военные. Но с этим он разберется позднее. Сейчас он желал лишь совершить тризну чтобы дух отца и деда покоились в мире в сырой земле. Дорг вновь проявил великодушие и повелел собрать тела амваджей и похоронить их рядом с шемритами дабы в мире ином они брели мир и покой. Аграв оценил этот шаг и то, что Корган был против этого и настаивал оставить тела врагов на съедение волкам степным и стервятникам. Аграв шел мимо костров, возле которых отдыхали воины. Шемриты и винкушиты пили пульке и кумыс и хвастливо рассказывали о своих подвигах. Большинство уже были настолько пьяные что, не договорив падали на землю. Аграв лишь покачал головой осуждающе. Он с одиннадцати лет рос под суровым воспитанием деда и хорошо знал, что такое порядок. Уже через два года дед Эльвед возглавил оборону Бенлура и он Аграв вошел в штаб как его оруженосец. Еще через три года Аграв уже в составе бенлурской дружины осаждал Керборон и после этого попал в королевскую гвардию. Он хорошо помнил войско старого аша Карума Воителя. Он требовал от всех, даже от Коргана или Эльведа полного подчинения и четкого порядка. А что теперь… все воины напились и если бы вернулись амваджы то без особых усилий повернули свое поражение в победу. На его глазах баланагары и феомиты уходили из лагеря, поскольку их просто некому было охранять. Аграв порадовался за них, понадеявшись, что его отец или возможно кто-то из его людей уйдут и останутся в живых. Больше всего Аграва удивляло то, что Корган много лет, прослуживший под началом Карума, допустил такой разлад и беспорядок. Жаль, здесь нет его деда Эльведа, уж он-то не допустил бы такого беспорядка. Видимо лишь сам Карум мог грамотно управлять своими людьми, а без него начался беспорядок. Аграв шел мимо очередного костра, где молодой воин хвастался своими подвигами. Аграв уже хотел пройти мимо, когда услышал имя своего деда и остановился послушать. Воин хвастливо говорил: - Я лично поразил этого амваджа и спас сао Коргана. Скоро все узнают об этом и особенно то, как я этого Санту скрутил веревкой как барана. - Я бы не советовал хвастаться такими подвигами, - произнес пожилой воин, - Ты спас командора Корана, но при этом вмешался в поединок благородных. Многие станут презирать тебя, даже если Корган отметит твой подвиг публично, но мне кажется, что Дорг не позволит такого. Кстати то, что ты герой здесь, а не возле Кораган в его шатре говорит о многом. - Ты не прав, - упрямо возразил воин, - Я спас Коргана и скоро стану рядом с ним. Этот Налин готов был убить его, и моя стрела решила исход поединка. Поэтому уже завтра вы услышите мое имя, и сам Дорг отметит мой подвиг. - Дорг не отметит твой подвиг в этом твой товарищь прав. Говоривший молодой воин резко обернулся и, увидев Аграва, недовольно покачал головой. Он хмуро произнес: - Я не знаю, кто ты такой, но вмешиваться в разговор верх бестактности. Поэтому иди куда шел. Аграв подошел ближе и пожилой воин расмотрев его удивленно округлил глаза. Между тем Аграв продолжил говорить: - Как я уже сказал ты не получишь почестей и славы. Ты помешал сразиться двум командорам и отнял победу у Корана. Если тебя и отметят то скорее тайно. Может, поставят над десятком воинов. А большего не жди… но меня больше интересует где находится Санту? - Много болтаешь, незнакомец может, сначала представишься. И с какой это стати тебе нужен Санту, это пленник мой и так просто я его продавать, не намерен. - Я его сын и хочу освободить его. - Что-то я не понял амвадж одетый как шемритский офицер ходит с оружием в руках по лагерю. Ты что же замыслил еще кого-нибудь убить. Похоже, сегодня я вновь стану героем… - Тиво постой это же … - Подожди Сангав не мешай. Сейчас вы увидите, как еще один амвадж будет повержен моей рукой. Уж в этот раз я точно заслужу почестей от самого аша. Тиво вытащил меч и приблизился к Аграву. - Стой Тиво вложы меч в ожны. Это же Аграв княжичь Кингарский, командор Шемра! Окрик Сангава подействовал, Тиво остановился. Он недоумевающее смотрел на Аграва. А тот усмехнулся и сказал: - И что ты будешь делать герой. Да я сын Санту и внук Эльведа эва Кингара. Поднимешь руку на ходона или струсишь. Тиво опустил голову и мрачно изрек: - За такое голову снимут, я приношу свои извинения, поскольку не знал всей информации и сделал поспешные выводы. - Красиво говоришь, - презрительно произнес Аграв, - однако я здесь не ради опединков. Меня интересует, где находится Санту. Ты веро уже продал его хотя мог получить такой выкуп что до конца дней своих ходил бы в золоте. Тиво от досады сжал кулаки. - Я не знаю где он… Аграв ударом кулака свалил тиво на землю и приставив кинжал к его горлу жестко произнес: - Давай по-хорошему или я убью тебя. По закону кровия имею прво убить убийцу своего родича и сам Дорг дал мне на это право. Поэтому я буду очень долго пытать тебя, и ты скажешь мне то, что я хочу знать. Ну а если ты заупрямишься, я отдам тебя воином моего деда и буду наблюдать как ни раделаются с тобой. Тиво все же был слишком молод и не хотел умирать. - Мне скрывать нечего иди к шатрам Коргана. Все равно Санту тебе не выкупить, сын Коргана очень хотел стать покорителем эва амваджского. Разве я мог отказать. Аграв выпрямился. - Дурак ты Тиво, имея на руках такого пленника, отдал его ради милости коргановцев. Глупо. Керген возвращался в свой шатер. Бронт шел рядом и говорил: - Мы теперь победители и скоро будем править всеми народами. Я бы советовал этого Санту держать в клетке и показывать на потеху людям в самом Бенлуре. - Я так и сделаю. Он станет неприменым атрибутом моих пиров, как и чучело Налина. Об это будет прекрасно, особенно когда Аграв узнает обо всем. - А не боишься разозлить Аграва, с него станется объявить тебе войну. Он парень суровый и как бы из тебя ни сделал чучело. Он кингарец, а эти варвары очень чтят своих родичей и до сих пор свято соблюдают кровную месть. - Аграв сейчас здесь среди шемритов и никогда не осмелится поднять руку на меня. А потом если захочет отомстить то ему потребуется много воинов. Я уверен, что сам Дорг запретит ему вершить месть. Бронт был не согласен с Кергеом но решил больше не спорить. Керген попрощавшись с Бронтом, пошел к себе. Охраны нигде не было, и Керген пошел искать капитаны охраны но, заглянув к военопленым, застыл на месте. Амваджы стояли освобожденные и с оружием в руках. Воины Коргана сидели в оковах и сааме главное здесь были кингагрцы. Аграв подошел к Кергену и сурово произнес: - Это был хорший план, но если бы он удался Дорг все равно бы забрал у вас Санту. Он дал мне слово и сейчас я, пользуясь своим правом, освободил своего отца. - Ты пожалеешь об этом… - Птенец угрожать вздумал, - Аграв вытащил меч, - По закону крови я могу убить тебя, ты не Корган и никогда им не станешь. Не вставай у меня на пути иначе я убью тебя. Аграв отвернулся но Керген так и не решился что-либо сделать. Все амваджы вышли из лагеря и направились в степи. Санту обнял Аграва и сказал: - Поехали со мной. Зачем тебе эти шемриты там в степях ты будешь свободен. Там нет владык и даже эвор нам не указ. Аграв покачал головой. - Прощай отец, может еще свидемся. Аграв возвращался к своим шатрам. Он много думал о степях, но в тоже время понимал, что все это глупо. Здесь у него есть все, а там он никто. А владыки есть везде, тем более что сейчас начнутся войны между степняками и воевать за чуждую ему культуру Аграв не желал. Быстрая реакция не подвела Аграва. Он упал с лошади подуав лишь одно: это была стрела. Неужели поганец Керген решился на месть. Убийца, пошатываясь, шел к лошади намереваясь добить Аграва. Услышав сзади шорох, убийца резко повернулся и Аграв рубанул его мечом. Аграв наклонился над убийцей и узнал Тиво. Несмотря на все что он думал, ему было искренне жаль молодого глупого парня. Он с досадой поизнес: - Ну как же так, я-то думал это Керген. А ты-то, куда полез молодой и глупый Тиво. Аграв добил Тиво, и устало поднявшись, увидел своих воинов. - Похороните его с павшими воинами.

zanq: Двадцать девятая глава Галинорские интриги Наутро Корган и Тандис были вызваны к Доргу в королевский шатер. Дорг пил мутную жидкость и выляжел очень плохо. Похоже, пить, так как может Ренстон он не умел. Хриплым голосом он говорил: - Вы старые офицеры моего отца, вы водили войска на поле боя и хорошо знаете, что такое порядок и организованность. Сегодня вы доказали свою полную неспособность управлять чем либо если над вами нет сильной руки. - Мы не можем контролировать всех, - начал оправдываться Корган, - В лагере было много степняков и шемритов. Если бы стали всех контролировать, то начались бы конфликты и сам Ренстон или Уфал пришли бы с негодванием именно к вам мой сао. Дорг от удивления привстал на ложе. Даже сам Тандис опасливо посмотрел на Коргана. Дорг тихо произнес: - Значит, я виноват в том, что все наши воины перепились, дрались за добычу либо проигрывали ее на месте. Ты назначен моим отцом на пост главнокомандующего и знаешь, как усмирять пыл воинов. Но ты сейчас нагло винишь меня в том, что я допустил такую ситуацию. Объясни свою позицию либо убирайся с глаз долой, чтобы я даже не слышал о тебе. Корган понимал, что сейчас лучше извиниться, но упрямство толкнуло его на дальнейший спор, который мог привести к плачевной ситуации. - Вы мой сао держите возле себя этого недобитого амваджа Аграва и, между прочим, это он освободил всех пленных. Мой сын пострадал, пытаясь воспрепятствовать этому преступлению. Поэтому вина не ваша мой сао, а этого преступника. Пропал также герой, что спас мне жизнь во время сражения, и я уверен, что это дело рук Аграва. Мой сао призываю, удалите его от себя или предайте суду. - Значит, ты решил поговорить об этом, - тихий сдержанный тон пугал Тандиса больше чем крик, - Почему не сообщил, что ты пленил Санту? Это очень важный пленник, а ты его скрыл от меня. Я мог отпустить его или даже обменять на множество лингов томящихся в неволе. А ты решил сделать из него насмешку и клоуна. Твоя неприязнь к Аграву поражает меня, ты же жил с ним все это время пока не появился я. Что такого случилось, что ты возненавидел его и даже готов был развязать усобицу ради прихоти. Я благодарен Аграву за то, что он решил дело, так, быстро не доводя его до клановой войны. Корган был мрачнее тучи. Он не знал, что сказать и просто молчал, иногда крепко сжимая рукоять меча. Наконец он глухо произнес: - Там в изгнании он был просто человеком, а здесь он амвадж и ничто этого неизменит. А что касается Санту то это мое дело кого я пленил и зачем… - Устал я от тебя и твоих оправданий. Иди и собери воинов. Необходимо трогаться в путь до Галинора. Надеюсь, с этим ты справишься? Оба командора поклонились и покинули шатер. Тандис шел рядом с Корганом. Его друг был очень мрачен и Тандис не знал что сказать. Он тихо произнес: - Не надо было так с Доргом разговаривать. Ты его посадил на трон, но владыки редко бывают благодарны. Сейчас у него в любимчиках Аграв и любое твое слово против него лишь усугубит твое положение. Но самое ужасное это то, что ты вздумал спорить с Доргом. Это уже не тот мальчик, что пришел к тебе с глупым вопросом, где же ему достать меч, что охраняет свирепый лев. - Да согласен он уже не мальчик. Но этот Аграв раздражал меня и раньше. Он смог стать фаворитом при правлении Карвенто, и многое сделал перед войной. А затем поражение и бегство. Я пытался создать новый плацдарм для обороны, но эва Кики взяла с меня слово, что я отвезу пацана в храм и не стану использовать его. Я это сделал, а после гибели кагана Аграв пришел ко мне и рассказал о той битве. Он был сломлен и я не увидел в нем ни тщеславия, ни гордыни. И я решил, что парень не безнадежен. Он остался со мной, и все шло хорошо пока, не появился Дорг. - Что делать будешь? Дорг явно тобой не доволен и возможно отправит в отставку. Утаить важного пленника и строить интриги против отважного офицера слишком серьезно. Тебе сейчас необходимо сделать что-то такое, чтобы сохранить свое положение ради своих сыновей. Иначе и они попадут в опалу. Корган это хоршо понимал, но сейчас не знал что предпринять. Поэтому промолчал. Они расстались с Тандисом и начали собирать шемритов. Уже через час лагерь был снят, и войско отправилось в Аш-Шемр. Галинор был городом в самой северной части Теплого озера. В древние времена здесь обитали племена Галинитов. Уже в эпоху создания королевства Феома здесь уже был городок Галиния. Позднее Галиния разрослась и стала Галинлуром, здесь встречались владыки и вели переговоры о войне и мире. Галинлур никогда не претендовал на гегемонию над долиной и потому стал центром мира и гармонии. Здесь строились храмы и школы. Большинство ходонов проходили обучение в школах именно Галинлура. Все храмы были ориетированы на богов знаниямудрости, знаний и мастерства. Покровителем Галинлура считался Гуррикап, бог творец, бог всякого знания и умения. После падения власти империи Баланагар владетели городов начали борьбу за гегемонию, и эв Галинлура переименовал город в Галинор. Галинор несколько раз захватывали шандалы и амваджы, разоряя город и сжигая его дотла. Но с приходом к власти аша Карума Воителя город был восстановлен командором Тандисом. В благодарность горожане нарекли Тандиса эвом Галинорским и построили для него отдельный дом. Галинор вновь стал городом для переговоров и мире и войне. Союзники, сокрушив амваджов на поле боя прибыли в Галинор. Городской Совет расположил в дворцовом комплексе трех владык и их свиту. Остольные воины расположились лагерем за пределами города. Глава Совета старый Тевальто зашел вечером к Доргу. Они долго беседовали о положении Галинора и затронули тему правления в Галинии. Тевальто говорил: - Вы не представляете, как много для нас значит эта победа. Амваджы в последнее время совсем озверели. Наши владыки всегда держались нейтралитета в делах политики. Мы мирный народ и молим богов о мире. Наш город всегда был в этом вопросе нейтральным, и даже ваш отец это понимал. - Я это тоже понимаю, но почему я не вижу здесь вашего эва, почему он не выразил нам почтение. Даже молитвы не могут отнимать столь много времени. - Это слишком печальня история мой аш Дорг. Амваджы расположившись в Кербороне, велели явиться в ставку всех эвов с их семьями и приближеными. Отказаться они не могли. Это означало бы что эв задумал измену. Эвор Мидар потребовал воинов от каждого эва, каждого ора, каждого города. Наш благородный эв Урун отказал и объяснил, что Галинор никогда не участвовал в войнах городов и не будет. Через два дня его заковалы в цепи и казнили. Убиты были все, кто был с ним… Дорг налил пульке и выпил. - Жаль этот эвор не попал мне в руки. Я бы ему припомнил, как убивать благородных эвов. Значит у вас нет теперь эва и управляет всем городской Совет. И что никто не претендует на положение главы Галинии? - Большинство претендентов были казнены, а остольные дальние родичи боятся. Мы долго обсуждали, что предпринять в такой ситуации и пока решили ожидать, чем окончится война. Победитель сам решит, как поступить с мирным городом. Но я уверен, что такой мудрый правитель не станет ставить здесь простого арана. Дорг был задумчив. Ему предстоял долгий разговор с Ренстоном и Уфалом и любая возможность найти союзников, была очень мала. Но сейчас Дорг очень долго размышлял над этой ситуацией, поставить своего человека было бы удачей. Но вот примут ли его здесь своим владыкой, вот что было важно… - Вам конечно нужен свой правитель, и я уверен, что вы сделаете правильный выбор. Однако я уверен, что после завтрешнего заседания будет создан союз по борьбе с амваджской агрессией. Ваш эв должен быть очень сильным человеком, а не просто святым наставником. Настали новые времена и вам нужен настоящий воин эв. Вспомни, сколько раз ваш город разоряли эти степняки, и я уверен, что тот же Уфал не даст вам спокойной жизни. - Уфал, - Тевальто сжал кулаки едва сдерживая гнев, - Будь я моложе то лично бы вызвал его на поединок. Этот поддонок был среди тех, кто полностью поддержал эвора. На этом поддонке лежит вина за кровь наших людей. Но у нас нет таких сильных воинов, они все боятся как амваджов, так и союза Бенлура с Винкушом. Даже жаль что вы Дорг нашли свое место под солнцем. Вы бы смогли стать нашим владыкой, но как шемрит вы не сможете взять контроль над Галинором. Уфал поднимет такую волну протеста, что вам придется оставить нас и тогда здесь точно станут заправлять бенлурцы. - А что если кандидатом в эвы станет галинорец? Храбрый и сильный воин, офицер давно уже завоевавший уважение самых высокородных сайо. Я говорю о Тадисе. Тевальто от удивления даже вскочил. - Тандис, как я сразу его не вспомнил. Это же самый известный человек у нас в городе. Сам эв пожаловал ему титул эв Галинорский. Народ его примет здесь все знают кто такой эв Тандис. Хотя в последнее время мы его не видели, но это и понятно. Я вынесу сегодня вечером на Совете это предложение, и я уверен, что они примут его. - Я пришлю к вам Тандиса и лично поговорю с ним. Он конечно не политик, и уже не молод, но я уверен, что он примет это предложение. Этим вечером состоялся еще один разговор, но уже в другом дворце. Ренстон и Уфал понимали, что союз против амваджов необходим, но при этом хотели возглавить его. Дорг в качестве правителя их не устраивал, но заменить его было пока невозможно. Молодой и неопытный Дорг не имел поддержки ходонов и, пожалуй, лишь Корган был его единственной опорой. Иначе Наранья уже давно бы сидел на троне. Поэтому Ренстон решил поговорить с Корганом и по возможности перетянуть его на свою сторону. В идеале он бы лучше подержал Коргана в борьбе за трон, но Ренстон сомневался, что он пойдет на это. Корган насторожено смотрел на двух владык и размышлял о своем будущем. Его сюда позвали не просто так. Сейчас многое зависит от того как хорошо сработает секретная служба Орика. Орик очень быстро восстановил свою службу и теперь легко может узнать о посещении Коргана двух союзников. - Садись Корган ты я думаю, понимаешь, что разговор будет у нас очень серьезный. Ты человек здравый и мне незачем обхаживать и ублажать тебя. Как ты расцениваешь дальнейшый ход войны с амваджами? Корган ответил не сразу. Его больше всего напрягало присутствие Уфала и то, что он теперь союзник. Он понимал, что Уфал при поддержке Ренстона попытается подчинить своей власти весь Аш-Шемр и тогда он действительно станет очень важным для союза человеком. - Наши совместные усилия привели к победе и такой союз необходимо закрепить и продолжить войну с амваджами до полной победы. - Ты много сделал для этой победы и поэтому как ты расцениваешь свое будущее в этом союзе? - Я давно уже выбрал свое будущее. После смерти Карума я ушел в отставку и если бы враг не появился у наших ворот, то я бы уже давно писал мемуары о службе у самого лучшего из владык. Поэтому я планирую оставить службу при дворе и удалиться в свое поместье. Ренстон явно не ожидал такого поворота и, покачав головой, сказал: - Я мог бы предложить тебе место у себя в Винкуше. Мы с самого начала планировали договор именно с тобой. Пришлось звать к себе Аграва и затем уже ждать нашей встречи. Как аш Шемра ты устраиваешь нас. У тебя есть сыновья, которые при дворе сейчас имеют очень призрачные шансы на карьеру. Но они могут стать наследниками Шемра. Если бы ты не поддержал этого Дорга, то уже сидел бы на троне. Но еще не поздно. Мы можем поддержать тебя. Ты самый авторитетный из полководцев и достаточно нам задержать здесь Дорга корона будет твоей. Дорг всего лишь юнец получивший корону благодаря тебе. Сейчас он оттесняет тебя, опираясь на Аграва и других молодых ходонов. Но ты еще можешь сделать ход и получить корону для себя. - Даже если бы я попытался это сделать, то помимо Дорга наиболее авторитетным лицом являлся Наранья. Он проиграл именно потому, что не имел прав на трон. Я вижу другое развитие событий в такой ситуации. Многие лидеры начали бы рвать страну на части. Я да Наранья еще Аграв и многие именитые эвы. - Но сейчас никто тебе не мешает. Ты вернешься и отдашь все Доргу. Твоих сыновей отлучат от двора за тот случай с Налином. К тому же нападение на Аграва могут также приписать твоему сыну как автору. Сегодня ты можешь сделать, так что Дорг исчезнет, а твое имя станет самым великим. Ты оставишь трон своему сыну, а навеки оставишь имя свое как правителя Шемра. Корган думал, как выйти из этой ситуации. Его приперли к стене, но вот цели ловушки он не мог понять. Зачем им на троне старый командор. Он уже не водит войска на поле боя, значит здесь цель другая. Если бы он был с самого начала их целью, то Аграв не понадобился бы им. Значит, этот план возник внезапно. Корган расслабился и представил, что будет, если во главе союза встанет один человек. По сути, эта цель заманчива для Ренстона. Уфал выступил как союзник Ренстона и, конечно же, возникал вопрос, почему он это сделал. Цель могла быть лишь одна – корона Аш-Шемра. Ренстон может оказать помощь в подчинении владык городов Аш-Шемра. Совместными усилиями они смогут прижать и Дорга. Ну а чтобы избежать войны, конечно же, лучше, если на троне сидит верный и уставший от преключений старик. Корган, наконец, понял, куда тянет его Ренстон и устало поглядел на своих собеседников. Как мог этот человек чести герой Красной битвы предлагать ему измену. Наранья изменил своему сао и имя его обесчещено. Неужели он полагает, что Корган может пойти на предательство. Уфал и Ренстон переглянулись, когда молчание Коргана затянулось. Уфал решил вступить в разговор, но в этот момент Корган произнес: - Что такое честь долг перед своим сао. Вся система управления королевством построена по принципу честь и долг. Ваздоны служат своему сао и платят подати и любой мятеж это измена и лишение чести. У каждого сао есть свои слуги, которые служат ему и не могут уйти к другому сао потому как это тоже измена. Вы можете оправдывать ваши действия благими намереньями но, потеряв честь ты уже ее не вернешь. Уфал меня не поймет поскольку, как и его отец, он давно потерял свою честь. Он предал своего сао Карвенто, а теперь и своего нового сао Мидара. Но как вы могли сао Ренстон пойти на такое. Я Корган из Бенлура служил сао Барбедо как мой отец и мой дед. Для ваздона выслужившегося до пантана это было не просто служба а сама жизнь. Мы передавали нашу службу по наследству чтобы наши дети могли жить лучше чем большинство ваздонов. Но тридцать лет назад сао Барбедо предал своих людей. Ваш отец сао Ренстон единственный из эвов кто поступил по чести и мы предали своих сайо и выступили против амваджов. Вы сао Ренстон вывели ополчение в безопасное место тав героем для нас. Мы поступили как изменники и больше не могли жить в своих домах. Но если бы у меня вновь был выбор, я бы поступил также. Мы ждали вас сао Ренстон но вы ушли своим путем и теперь стали таким же как этот Уфал. Не предлагайте мне вновь предательство иначе я забуду кто был ваш отец и вы станете для меня врагом а с врагами я всегда поступаю одинаково. Уфал сидел весь побагровевший от гнева. - Довольно оскорблений я вызываю тебя на поединок… - Я не буду драться с тобой. Ты червь человек без чести. Я просто сломаю тебе хребет и брошу твое тело стервятникам. Довольно говорить о том на что я не пойду. Я человек чести и призываю вас сао Ренстон больше не предлагать мне предать моего сао. Корган встал и пошел к выходу. Ренстон усмехнувшись бросил вслед: - Я думал ты храбрый человек а ты трусливый старик. Забудь о моем предложении ты не тот кто нам нужен. И на твоем месте я бы не бежал все расказывать Доргу он тебе не поверит потому как твой сао несмышленый и глупый мальчишка. - Этот несмышленый мальчишка в одиночку одолел свирепого льва и собрав войско одолел банду Клема, захватил Метулур и именно он противостоял орде Мидару пока вы сао Ренстон пытались сбежать в степи. Подумайте об этом поскольку победитель битвы с амваджами не вы а мой сао Дорг. И у него много верных полководцев и много воинов. Никто не даст вам сместить его с трона. Вспомните судьбу Нараньи поскольку затеяв это глупое дело вы ввергните нашу землю в зятяжную войну. Никто не признает вас владыками пока свое слово не скажет Дорг. Корган ушел и Уфал возмещено произнес: - Как он смеет так говорить с вами. Я прикажу своим людям, и сегодня же он окажется в колодках. - Не спеши Уфал он прав во многом и потому мы должны спешить. Необходимо прямо сейчас схватить всех шемритов и срочно отправить в степи. Там их никто не найдет. Старика мы не тронем, пусть все думают, что это он все спланировал. От него все отвернутся, и тогда он точно встанет на нашу сторону. Однако Уфала и Ренстона ожидал сюрприз. Кроме десяти воинов охраны во дворце никого их винкушитов и ашшемров не было. Шемриты заняли все посты, и даже передвижение союзников ограничили до заседания союзников. На все вопросы был лишь один ответ – приказ аша. - Дорг нас опередил, - тревожно спросил Уфал, - Этот Корган, на которого вы так полагадись сдал нас, и я уверен, что скоро за нами придут. - Не торопись с выводами. Даже если бы Корган побежал к Доргу, то все равно заменить наших воинов мог лишь приказ местного руководства. Только если Дорг надел на себя корону Галинии, но на это у него просто не было времени. В любом случае придется обождать с нашими планами. Посмотрим, кто стоит за этим беспределом, а затем разберемся со всеми нашим врагами. - Я, конечно, подожду, но хочу напомнить, что за измену столь могучему владыке как Мидар ты обещал мне корону Аш-Шемра. Что-то я ее не вижу. Мидар был могуч, и было глупо так покидать его. А все идет к тому, что я останусь один на один с Доргом и его сворой. И все они жаждут моей крови. - Не паникуй раньше времени. Скоро все разрешится надо просто ждать. Я ждал тридцать лет создавая войско из вонючих кочевников. Могу подождать еще несколько часов. Они ожидали несколько дней. В это время они могли выходить на прогулки, устраивали охоту и турниры, но все это под охраной галинорских воинов. Ренстон в любой момент мог уехать в свой лагерь но, пробыв там целый день, он все же вернулся. Он хотел посмотреть, чем все это закончится. По возвращении они застали у себя Тевальто главу городского Совета. Тевальто сообщил, что на следующее утро Ренстон и Уфал приглашены на утренюю трапезу к новому владыке Галинии. Ренстон понял, что теперь придется решать проблемы с еще одним владыкой. - Вот кто нас лишил наших воинов, - протянул Ренстон, - А как зовут достопочтенного владыку. Уж не Доргом ли? В таком случае хочу напомнить вам сао Тевальто, что Дорг не имеет права на этот трон потому как не Галинорец. К тому же твой владыка Уфал и именно он решает, кто может претендовать на трон Галинии. - Уфал эв Бенлура и прав на Аш-Шемр ему никто не вручал. Титул владыки Аш-Шемра носит по праву Дорг и ему не нужно становится нашим владыкой в Галинии, поскольку он им уже является. Завтра наш владыка Антренно примет вас. Тевальто ушел, а Уфал тихо произнес: - Плакала моя корона. - Терпение мой друг завтра узнаем, кто этот Антренно и тогда уже будем решать, как нам поступить.

zanq: Тридцатая глава Галинорский союз Утром появился распорядитель приемов и пригласил важных господ проследовать в трапезную. Шемритские воины провели двух владык длинными галереями внутрь дворцового комплекса. Они вошли в небольшую трапезную, где уже сидели Дорг и Тандис. Не увидев здесь обещанного владыку, Ренстон ухмыльнулся и обратился к Тевальто: - Я так и знал что все это ложь. Вы отдали корону Доргу, но я еще раз напоминаю, что сейчас владыкой Аш-Шемра является Уфал эв Бенлура. Именно он решает вопрос о короне, а не вы ходоны. Посмотрим, что на это скажут владыки городов Аш-Шемра. А ты Дорг что скажешь. Разве союзники так поступают. Короновался тайно, запер нас в клетке, и окружил своими головорезами. И как это ты еще не отдал приказ о нашей ликвидации. - Ты все сказал, - спокойно спросил Дорг, - Ну тогда присаживайтесь и послушайте меня. Я не надевал корону Галинии и не собираюсь. Вот ты говоришь про Уфала, но хочу спросить, кто его назначал владыкой Аш-Шемра? Я и так знаю что это амваджы. Эти титулы сейчас не значат ничего, а вот мой титул правитель Аш-Шемра перешел ко мне от отца и братьев. Только я решаю вопросы в Аш-Шемре, и мне нет нужды короноваться в Галинии. - Эти титулы не подтверждены озом Баланагар. - Ренстон мы с тобой союзники и не надо сомневаться в том, что я законный правитель Метурии, Шемра и Аш-Шемра. Если ты продолжишь говорить об этом, то я расторгаю наш договор. Мне ничего не стоит пойти на соглашение с амваджами. Мидару сейчас нужен мир и он пойдет на договор. Ренстон был повержен. Все его планы рушились, и он ничего не мог сделать. Тут решил вмешаться Уфал. Он спросил: - Ну и когда же этот новый эв осветит это место своим присутствием. Мне просто интересно с ним познакомится. Дорг показал на Тандиса. - Он перед вами. Бывший командор моего войска, а ныне избранный эвом Галинии под именем Антренно. Ренстон с интересом посмотрел на Антренно и ехидно произнес: - Вот оно что. Теперь все понятно. Своего офицера ты посадил на трон Галинии. Наверное, в спешке женил его, чтобы он стал галинорцем. - Ну, зачем сразу в спешке. Тандис родом из Галинии и за многое добро для своего города был пожалован землей титулом и женой самим эвом Галинии. Поэтому он стал вполне естественным выбором в эвы. И если все вопросы решены, то давайте начнем обсуждение нашего договора. Тандис смотрел, как Дорг решает все вопросы и ожидал разрыва союза. Но как не странно Ренстон и Уфал смирились. Они признали Тандиса равным себе и приступили к обсуждению. А сам Тандис начал вспоминать недавний разговор с Доргом. Дорг его вызвал поздно вечером и Тандис ожидал очень многого. В последнее время отношения Коргана и Дорга накалились. Корган привел его к власти и ожидал определных решений, но Дорг шел своим путем. Поэтому Тандис ожидал предложения стать на место Коргана. - Ты родом из Галинии, - говорил Дорг, - И я слышал, что ты породнился с правящей семьей. Как так получилось, что тебе незнатному человеку отдали принцесуу в жены и даровали титул эва Галинорского? Тандис был удивлен таким вопросом. - Я же галинорец и участник Красной битвы. Наш народ редко когда участвует в войнах, а в тот поход они пошли. Галинорский эв остался пркрывать наш отход, и его сын был мною лично выведен из боя. Эв Урфин запомнил меня и никогда не изгонял из княжества, но я все же присоеденился к остольным повстанцам. После того как Карум Воитель стал править в Метурии мы совершили нападение на Керборон и освободили пленных и рабов. Среди пленников было много заложников, и там я узнал дочь эва Урфина. Я ее вернул отцу и тот в благодарность сделал меня ходоном. Он сам предложид мне свою дочь и я не стал отказываться, тем более что она сама хотела этого. - Красивая история, - произнес Дорг, - Но мне кажется, ты все упрощаешь и огрубляешь. Думаю, что за все этой историей стоит любовь. Ты любил ее еще до этого спасения и возможно она об этом знала. Совершив подвиг, ты стал героем и эв вынужден был отдать тебе твою принцессу. - Вы как всегда видите суть мой повелитель. Да я любил ее всегда. Я сын и внук воина. Мой дед выслужился до командора и поэтому я был вхож во дворец. Я был приставлен охранять семью эва и, полюбив принцессу начал за ней ухаживать. Когда эв узнал об этом, то пытался через моего отца надавить на меня. Когда же ничего не вышло, то он принял решение участвовать в Красной битве, и я был отправлен в войско. Наверное, он не желал просто изгонять меня и решил убить мечом амваджей. Но я уцелел но мой отец и дед погибли. Принцессу забрали в Керборон заложницей, а я присоеденился к повстанцам. Но я ждал тот день, когда смогу освободить ее из цепей и после этого эв Урфин уже не смог отказать мне. - Интересно как ты ей сказал, что ее отец и вся семья убиты. Не сомневаюсь это большое горе для нее. Не хотел бы я быть на твоем месте. Простой военный живет с принцессой. Это могут выдержать не многие. - Любовь помогла нам все пережить. За годы прожытые в Метурии она порастеряла всю свою спесь. Но смерть своих близких она пережила тяжело. Я привезу ее сюда, чтобы мы вместе почтили ушедших. - Что если я скажу, что у тебя есть возможность сорвать планы тех, кто стоял за убийством семьи твоей жены. Что ты сделаешь? Как отрегируе твоя жена, узнав о том, что ты мог сделать, но не решился? - А что я могу сделать? Пойти и вырезать всех союзников. Этого Уфала и его подручных. Я не убийца и поэтому не стану этого делать. Дорг встал и вышел на галерею. Он смотрел на ночной город. Тандис встал чуть позади. Он молчал, не решаясь что-либо говорить. - Я не кровожаден и мне не нужна жизнь этих убийц. Но сейчас в городе нет правителя. Воины разных племен и народов ходят по городу устраивают ссоры и драки. Стоит только дать сигнал и по улицам польется кровь. - Я могу, лишь усилит наряды мой владыка… - Ты можешь изгнать из города всех вооруженных воинов и выделить свою охрану для владык из союзников. - Я не могу это же в компетенции правительства, а я ваш командор. - Ты зять и последнего эва Урфина и законный наследник Галинии. Сегодня Тевальто выставит твою кандидатуру на совете ходонов. - Меня в эвы, - тут Тандис совсем опешил, - Я же просто обычный военный офицер. Я не правитель. Я не хочу сидеть на троне в короне. - Думаешь, я стремился к короне. Я считался бастардом и стал наследником только потому, что моих братьев больше нет. Ты хороший офицер и сможешь руководить народом. Или ты отдашь свой народ на пожирание бенлурцам. Тандис смотел на город и думал. Он понимал, что его жена не простит ему, если он откажется. Но как же ему не хотелось носить корону. - Хорошо я согласен. Но я это делаю только потому, что не хочу потерять свою жену. Она мне не простит такого отказа. - Я рад, что ты согласился. Этот Ренстон собирается возглавить союз, и поэтому ему нужен Уфал. Мы разрушим его планы и не дадим винкушитам властвовать здесь. Между тем Ренстон говорил: - Столицей союза естественно будет Бенлур. Здесь мы расположим кассу союза и, здесь же будем собирать войска для войны с амваджами. - Бенлур столица союза, - протянул Дорг. Уфал посмотрел на него с подозрением. – Нет, не пойдет. Владыки городов Аш-Шемра готовы в любой момент выступить против узурпатора и тирана Уфала. А мы тут расположим столицу. Наш союз развалится очень быстро. - Что за чушь, - не выдержал Уфал, - Кто это не желает моего правления. Мне не важно, какие титулы присвоил этот бастард, но я единственный владыка Аш-Шемра. И неважно кто дал мне это право, но все шемриты вышли за мной на этот бой. Они готовы были биться за меня и неважно против кого. - После того как с вашего одобрения были казнены все члены правящего дома Галинии никто и не выступил бы против вас. Но сейчас за вами нет грозной руки амваджов, и никто больше не желает вас видеть своим владыкой. Узнав о моем избрании эвом Галинии, владыки собрались вместе и потребовали совместного похода против Бенлура. Уфал был в бешенстве. Этот Антренно посмел еще и возражать ему. - Что. Вы объявляете мне войну. Да ни одно войско не сможет взять Бенлур. Мой город стоял еще до Феома, пережил баланагар и амваджей. Вы можете простоять там десять лет, но ни добьетесь ничего. - У вас очень короткая память эв Уфал. Бенлур захватывали много раз и поверте когда мы окружим город и потребуем вашу поганую голову горожане поднимутся против вас. Вы тиран и народ ненавидит вас. - Значит война, - угрюмо спросил Уфал, - Это конец нашего союза. Без Бенлура вы будете слабее и не выстоите против амваджей. - Именно так и будет, - согласился Дорг, - Поэтому я и мой друг Антренно предложили оставить вас в покое. Но с условием, что вы станете рядовым членом союза. А для этого столицу союза установим здесь. Галинлур город мира и подходит для столицы союза. Ну и самое важное каждый из эвов Аш-шемра ставится полноправным членом союза. - Глупости какие-то, - произнес недовольный Ренстон, - Давайте еще и всех ходонов запишем в члены союза. Союз трех владык будет куда лучше. Как нам контролировать всех этих эвов. Мы втроем сможем подчинить эвов Аш-Шемра и не нужно их пускать во владыки. - Я бы предложил еще ввести в союз всех вождей племен, что пришли с вами. Не сомневаюсь, что им это понравится. Будем обсуждать все вопросы и касательно степей. Там я уверен тоже немало амваджей теснят ваших союзников и вассалов. Ренстон посмотрел на спокойного Дорга. Он впервые увидел в нем достойного соперника. Уже давно над ним никто не одерживал победу. Но теперь он увидел такого человека перед собой. Львенок становится львом, хитрым и безжалостным. - Со своими проблемами я сам разберусь, - холодно произнес он, - Хотите этих эвов сделать членами союза, ваше право. Я согласен на эти условия. - Ну, тогда сейчас обсудим еще некоторые вопросы, и окончательный текст договора представим на собрании эвов. Уфал мрачно посмотрел на Ренстона. Ренстон молчал. - В вашем союзе для меня нет выгоды. Но мне придется согласиться на ваши устовия. Но я еще докажу что именно я истинный владыка Аш-Шемра. Но у меня остался вопрос, кто будет главнокомандующим союзных войск? Ренстон с интересом посмотрел на Дорга. Дорг остался спокоен и Ренстон еще раз убедился, насколько Дорг стал опасен. Ренстон затевая этот план союза, был уверен, что все пойдет по его плану. Но сейчас он видел, что Дорг переиграл его. - Аграв Кингарский. Он возглавит войско от имени Метурии и Шемра. От Винкуша поставите своего человека. В военный совет войдут офицеры союзных городов. Вместе они будут решать все военные вопросы. - Аграв, - Уфал был удивлен, - Но он же молод и наполовину амвадж. Как можно доверять ему войско. Я, конечно, понимаю ваше доверие к нему и он хорошо себя показал во время сражения. Но доверять ему, командовать союзным войском мне кажется это слишком рискованно. - Я согласен с Уфалом, - подержал друга Ренстон, - Аграв слишком молод и ненадежен. У вас есть неало достойных офицеров. Тот же Корган или еще кто-нибудь. Что скажут старые генералы, когда вы поручите войско молодому и неопытному Аграву. - Очень странно слышать от вас такие слова сао Ренстон, - ответил Дорг, - Совсем недавно вы все сделали, чтобы через Аграва добиться соглашения со мной. А теперь оказывается что он юн и неопытен. Аграв принял свой первый боевой опыт при осаде Керборона. Он был наместником в Аш-Шемре и после гибели аша Карвенто удержал войско от панического бегства. Во время сражения с амваджами он отбил все атаки противника и вместе со мной сражался с амваджами. Он мог в любой момент предать меня но ни сделал этого. Вы же сами его использовали, вели очень осторожно в свой Винкуш. Хотя можно было просто, обратится к Коргану. - С Корганом все сложно, не верит он нам. А Аграв молодой и еще не нахватал той злобы, что несет в себе Корган. Он нам нужен был тогда, но в качестве командующего мне кажется, он будет вашей ошибкой. - Аграв справится. Корган вообще не на службе и вернется в свое поместье, как только окончится эта война. Он ушел в отставку еще при Каруме и вернулся лишь от того что амваджы появились в Метурии. Другие офицеры мне нужны в столице, поэтому только Аграв и остается. - Ваше право. Но я лично от Винкуша поведу войска, и если вы желаете отправить Аграва, пусть будет так.

zanq: Эпилог Дорг сидел перед камином и пил пульке. Совет союзников прошел спокойно. Все вопросы были утверждены и сразу выбраны казначеи. Дорг больше всего удивлялся, как ему удалось переиграть амваджей и винкушитов. Несколько месяцев назад он больше всего желал спасти людей в храме от банды Клема. Но в результате он столкнулся с амваджами и пришлось воевать. Но война это непросто столкновение двух войск, это игра владык. Перетянув на свою сторону винкушитов, он знал, что те желают сменить Дорга на более послушного человека. Дорг не только опередил их, но и вынудил играть по своим правилам. Однако он знал, что теперь Ренстон не успокоится, пока не вернет удачу себе. Самым слабым звеном был, конечно, Уфал. Этот изменник готов всегда предать ради выгоды. И если многие оправдывались изменой ради благ народа, то этот Уфал все делал лишь ради себя. Если придет время, когда надо будет одолеть винкушитов, то у Дорга был еще один козырь в рукаве. Уфал больше всего жаждет корону Аш-Шемра, но Дорг решил приберечь ее на черный день. Старший воин охраны громко произнес: - Аграв Кингарский командор Шемритский к повелителю! - Проси. Откинув полог на входе появился Аграв. Кроме юбки на поясе и амулета он надел на себя красный боевой плащ. Оружия при нем не было, поскольку по древней традиции правитель имел право требовать оставлять оружие на входе у охраны. - Мой сао аш Дорг ли Карум эль Харрумос-Тогирус. Я пришел поблагодарить вас за особую честь, командовать союзными войсками. Я не ожидал такого назначения и до сих пор не верю в это. - Садись Аграв выпей пульке. Поговорим о твоем назначении. Аграв пригубил из кружки пульке. - Твое назначение вполне заслужено. У тебя много врагов при дворе. В Аш-Шемре твою семью считают неблагонадежной. Твой дед Эльвед считается среди знати предателем. Отец твой амваджский ходон из семьи эвора. Но, тем не менее, мой брат Карвенто ценил тебя и даже назначил наместником Аш-Шемра. Ты многое сделал на этом посту, провел разведку в степях и даже смог определить направление удара. - К сожалению, ваш брат был не столь умен как вы мой сао. Он отверг мои советы и доводы. Он предпочел выступить против врага и даже предложил кочевнику незнающему, что такое честь поединок. - Карвенто был близорук насталько, что оставил мне жизнь, - тихо произнес Дорг, - Королева считала меня опасным и держала в столице под надзором. Карвенто не верил в это, считая меня глупым бастардом. Тем не менее, ты многого достиг в качестве наместника, и я думаю, все это стало возможным благодаря тому, что ты не сидел в Бенлуре. Ты перенес свою штабквартиру в совершено пустынное место, построил там крепость. Ходонам пришлось приспосабливаться и положение Бенлура уже тода стало ослабивать. - Это место было не таким уж и пустынным. Многие шемритские общины переселялись в такие земли, поскольку все враги приходят по обычному пути, держась больших рек. В такие земли враг редко заходит. Эти шемриты строят свои поселения как настоящие крепости, и именно там я набрал самые лучшие свои отряды воинов и разведчиков. Я назвал крепость городом Данолов по названию местного племени. - Надо будет посетить этот город, насколько я знаю, они до сих пор живут там. Крепость устояла по простой причине, ее никто не защищал и амваджы прошли мимо. Бенлурцы ставили там гарнизон, но когда началась война, данолы захватили свой город. Необходимо заключить с ними союз, как и с другими владетелями и это уже твоя обязанность Аграв. - Но это лишь дикари. Из них вышли хорошие воины, но вводить их в состав Совета слишком опасно. Этот Уфал держится Ренстона и в любой момент они могут пойти против нас. Этот союз с дикарями может стать искрой, что столкнет наши народы. Эти люди формально принадлежат Бенлуру как королевскому городу. - Они не принадлежат Бенлуру и не будут его владением никогда. Эти люди живут отдельно и давно уже показали, что они свободны от власти господ. Мы дадим им возможность стать полноправными членами союза. - Я много раз убеждался уже, что вы мудры не по годам мой сао. Я все исполню и приведу этих дикарей в наш Совет. Но Уфал будет в гневе. - С Уфалом я разберусь, против него поднялись все города. Если он рассчитывал возглавить союз ашшемрских городов, то другие эвы скинув амваджское ярмо, имели на этот счет свое мнение. Ты отправляешься в поход против амваджей в следующем году. Винкушиты не смогли получить одобрения, поэтому ты будешь главным военачальником. Однако винкушиты получили право поставить твоего заместителя из своей среды. Я понимаю, что тебе могут нравиться их обычаи, но призываю к осторожности. Винкушиты опасны они жаждут власти и могут стать более опасными, чем амваджы. - Я учту ваше предостережение и еще раз благодарю за оказанную честь. Корган стоял на крепостой стене и смотрел вниз на дорогу. Отряды шемритов, метурцев и степняков покидали город. Договор был заключен и до следующей весны нет нужды держать все войско в боевой готовности. Но один отряд все же привлек внимание Коргана. Большое подраздление уходили на север. Во главе войска он узнал Аграва Кингарского. Опять этот Аграв любимчик Дорга. Свое отношение к Аграву Корган объяснить не мог. Аграв был известен при дворе и в войске, его уважали и любили. Но Карум по какой-то причине недолюбливал его. К его деду Эльведу Карум относился с большим вниманием и потому не прогонял Аграва. Без Эльведа Карум бы никогда не смог подвести Аш-Шемр под свою руку. Эльвед сохранил положение наместника до смерти Карума и затем передал титул Аграву с согласия нового аша Карвенто. Аграв всегда был удачлив и смог многого достичь на посту наместника, но Карвенто не стал слушать своего фаворита. Аграв и Корган вместе много воевали против амваджей и в те месяцы они сблизились. Поэтому они жили вместе в лесу и не думали о борьбе. Лишь появление Дорга все изменило, они вновь начали борьбу против амваджей. Однако сближение Дорга и Аграва сильно не понравилось Коргану. Пока был жив Карум, Корган был уверен в будущем своих детей. Но пока Аграв в фаворитах не видать его сыну высоких и почетных долженостей. Корган пошел по стене и через некоторое время увидел Дорга. Аш Дорг стоял у парапета крепостной стены и тоже смотрел на уходящий, на север отряд Аграва. Тревожный взгляд показал Коргану, что сейчас возможно хороший повод поговорить с ашом. - Мой сао. Дорг посмотрел на Коргана. - Тоже решил проводить наших доблестных воинов. - Я видел Аграва он весьма рад командовать войсками. Но вы явно тревожитесь за него. Он молод и слишком самонадеян. Я знаю его давно и могу сказать, что вы проявили слишком много доброты к нему. А он еще молод и неопытен. То что он сделал с моим сыном и отпустил пленных вместо того чтобы передать их вам уже говорит о его юной глупости. Есть более достойные кандидаты на его место и мне тяжело видеть, как тебя мой мальчик используют алчные лицемеры. Дорг побагровел от такого нахальства. - Что ты можешь знать о том, насколько Аграв достоин этого назначения. Пока вы старые генералы моего отца сидели в лесах, Аграв организовал оборону королевства. Он смог поступить мудро перенеся свою ставку за пределы власти озерных владык. Он провел разведку и узнал об угрозе нашествия. Если бы мой брат был умнее и не слушал таких как ты, то смог бы отразить удар. Этот пацан смеет ему указывать. Корган был просто в бешенстве. Он ему дал все, а этот юнец смеет ему указывать. Но, тем не менее, он сдержал себя. - Дорг, я был с тобой все это время и если и говорю против этого Аграва, то лишь потому, что он слишком опасен. Это не Наранья. У Аграва есть полное право на трон Аш-Шемра и Метурии. И многих может устроить правитель имеющий право на трон империи Баланагар и белую шкуру эвора Амваджов. Он может соеденить три народа в единое целое. - Красиво говоришь, - поизнес спокойно Дорг, - Но не только члены правящих домов представляет угрозу. Бывает, что удачливый генерал плучает поддержку от сильного владыки и поднимает мятеж против своего государя. Скажи, зачем ты тайно встречался с Ренстоном и Уфалом и не один раз? - Орик узнал все-таки. Я презираю его за то, чем он занимается. Я знаю его с детства, часто вытаскивал из неприятностей. Но исправить его я так и не смог. Его способность видеть и слышать то что многим не под силу и оставаться незамеченным поставил себе на службу ваш отец. Самый искусный вор стал главой разведки. Добывать информацию он мог мастерски, но вот то, что он стал шпионить за своими, я считаю ошибкой. Дорг смотрел на Коргана с непониманием. - Я, кажется, задал вопрос о твоих отношениях с моими союзиками. Твои тайные встречи с Ренстоном многие воспримут как сговор за моей спиной. - Не было никакого сговора, - устало произнес Корган, - Ваша служба ошиблась и уже, поэтому я настаиваю на ее роспуске. Поставьте других людей заниматься разведкой. Орик потерял остроту зрения и обвил меня в том, чего я не совершал. Ваша служба должна прекратить шпионить за своими гражданами. Я как главнокомандующий и верховный регент подниму этот вопрос по приезду в Метулур. - Ты ничего ни сделаешь хотя бы, потому что я роспускаю регентский совет. А теперь я жду ответа, почему ты встречался с Ренстоном? - Он предложил мне трон Метурии. Я отказался и объяснил что предательство немыслимо для меня. Больше они меня не звали и не говорили о своем предложении. Дорг не ожидал такой откровенности и потому сказал удивлено: - Отказался от короны, какая верность. Но встречался ты несколько раз с Ренстоном. К тому же я не понимаю, зачем им понадобился отставной генерал. Я думаю, ты не все сказал. Объясни, зачем ты встречался несколько раз с Ренстоном, зачем им понадобился генерал Корган. - Я не знаю, зачем я им понадобился. Но я верен своему сао, как верен был вашему отцу. Мой дед поднялся с низов и всегда внушал мне уважение к своему сао. Прежние владыки ценили его верность, и во время Красной битвы мой дед возглавлял войско Бенлура. Я как мой дед и мой отец служил Барбедо Бенлурскому, Каруму Воителю и вам мой сао. Лишь однажды я предал своего сао, но я верил чтопостцпаю по чести. Сао Барбедо бросил своих людей на истребление амваджами, и я не мог поступить иначе. Что касается моего посещения Ренстона то это лишь мой почтение к тому, кто спас наш народ. Пока его отец сдерживал амваджов, Ренстон вывел нас к лагерю шандалов. Спустя столько лет Ренстон увидев меня узнал и позвал к себе. Возможно, поэтому он и предложил именно мне стать ашом. Думаю, он понял, что поступать, так как ему напел Уфал это нарушение чести и потому он согласился со всеми вашими условиями. Дорг долго смотрел на Коргана пытаясь понять, все ли сказал этот генерал. - Вот значит как, Ренстон наследник Когиды и Лелории. Он же наследник и владык Аш-Шемра, что свергли озы Баланагар. Интересно, почему он не потребовал себе короны? Учитывая, сколько он провел интриг, совместно с Уфалом было бы вполне естественно просить или требовать короны. - Ренстон человек чести и лишь Уфал плохо на него влияет. - Твое мнение об этом Ренстоне слишком преувеличено. В любом случае ты подвел меня Корган. Где же твоя верность, почему не предупредил своего сао о замыслах Ренстона и Уфала? Насколько я понимаю, именно из таких действий должна состоять верность. - Я должен ему он же спас нас тогда. К тому же он законный наследник тех земель, что так легко отдала сяо Ринна вашему отцу. Он имеет право претендовать и без всяких интриг на эти земли. А поскольку он человек чести то и ни разу не задал вам вопрос о своем наследии. Дорг отвернулся и долго смотрел на запад. Он прошел хорошую школу интриг, когда сидел во дворце по приказу королевы матери. Чтобы выжить там пришлось стать змеей: молчать и убеждать всех в своей покорности, не грубить и не угрожать, и ждать своего шанса. Корган слишком прямой и не поймет, какой коварный человек этот Ренстон. Уфал рядом с ним простой слуга. Ренстону не нужна земля его матери. Он жаждет создать империю и потому он хотел посадить на трон Коргана. Дорг еще раз убедился в правильности своего решения поставить ашом Тандиса. Ренстон мог легко убрать всех лидеров союза, и Корган радея за свой народ, принял бы корону. Корган очень авторитетный человек и учитывая его отношение к Ренстону понятно, почему именно его выбрали своей целью Ренстон и Уфал. Ренстон не желает требовать короны, ему нужен свой человек на троне. - Корган ты хотел в отставку я принимаю ее. На должности главнокомандующего мне не нужен сентиментальный человек, испытывающий непонятные добрые чувства к моему союзнику. А сейчас прикажы моим людям собираться. Завтра утром мы покинем этот город. Пора ехать домой. Обратный путь оказался легче и приятней. Корган сделал все чтобы Дорг видел его усилия. Войско шло, соблюдая все меры предосторожности, но нкаких нападений не произошло. Дорг решил остановиться в Шемрлуре. Приближался холодный дождливый сезон и Дорг занял одну из комнат. Слуги разожгли камин, и Дорг выпив пульке, позвал Коргана. Корган пришел в дорожной одежде и поклонился ашу. - Я вижу ты уже готов уехать. Передашь все дела Каруму и можешь быть свободен. Твое место в Совете остается за тобой. Захочешь служить при дворе, я рад буду дать тебе любую должность. Ты хорошо служил и мне жаль расставаться с тобой. Но как я говорил, на такой должности мне нужен суровый человек без симпатий к моим союзникам. - Мой сао я рад был служить вам и жалею лишь о том, что послушал вашу мать. Надо было забрать вас в Шандал и не прекращать борьбы. Я сложил оружие в то время как другие продолжили борьбу. Но у них не было принца чтобы бороться и если бы не Клем вы бы так и сидели в этом храме. Сейчас я предлагаю вам моего сына на мою должность. Вы хотите поставить Карума, но это лишь проявление ваших симпатий. Он человек военный и управлять не сможет. Мой сын был всегда рядом и давно готов для такой должности. - Это решать ни тебе, ты свободен Корган. Дорг вышел на галерею и смотрел на начавший капать дождик. Он любил этот храм и лишь, поэтому защищал его. После пленения он жил здесь и полюбил тишину и покой этого храма. Сейчас он стоял и думал, что делать по возвращении в столицу. Королевство разорено и необходимо много работать, чтобы поднять королевство. Отмена податей на три года, раздача земель разорившимся или изгнанным ваздонам. Зерно из амбаров в столице Наранья сберег от амваджов и это пригодится для помощи бедным. Такую работу надо поручить верному человеку и именно поэтому он остался здесь. Зелано человек щедрый и он справится. Дорг стоял под дождем и не знал, получиться ли у него стать хорошим правителем. Сможет ли он вновь одолеть амваджов или винкушитов. Но одно он знал, точно: он будет бороться с противниками и не даст им больше вступить в пределы своего королевства.

zanq: Послесловие На следющий год союзное войско высадилось в дельте бывшей Феомы, и начали освобождение городов. Поскольку амваджы в то время разделились на два лагеря, союзникам удалось закрепиться на этом участке. Но дальнейший ход операции был затруднен как незнанием местности, преимуществом амваджов, что воевали на своей территории. Также существенно мешал конфликт внутри генерального штаба. Ренстон требовал предоставить ему единоличное право решать все вопросы, но Аграв не соглашался. Поэтому союзники частно действовали врозь и не согласовано. Это вело к поражениям. Через шесть лет прозябания в дельте Феомы произошло несколько важных событий. Дорг востановив королевство изнутри обратил внимание на север и потребовал от Аграва победы. Аграв используя закон, отстранил Ренстона от командования, поскольку правитель не может лично руководить войском. Эвор Мидар одолел Дуарте и его сторонников. После победы он начал подготовку к операции против шемритов. Уже через год Мидар привел по реке и по суше огромное войско в дельту, но Аграв разгромил амваджов. Мидар был вынужден заключить долгожданный мир. После заключения мира винкушиты вышли из союза, но, тем не менее, Дорг оказывал им помощь, стремясь не допустить конфликт. Через тринадцать лет после заключения мира винкушиты развязали войну за гегемонию в союзе и начались шемрито-винкушитские войны. Корган уехал в Галинор по просьбе Тандиса и создал из горожан войско. Керген активно помогал отцу и получил предложение стать Главнокомандующим военных сил Галинора. Галинорский корпус показал себя, когда Керген привел его к Аграву. Разгром амваджов Керген приписывал себе, а не Аграву. Аграв своими победами на поле боя создал империю для Дорга. Завистливые придворные постоянно искали повод оклеветать удачливого полководца. Неудачи в помощи винкушитам подавления восстания кельситов привели к отставке знаменитого генерала. Начавшийся конфликт винкушитов с шемритами дал шанс Кергену отомстить за все обиды со стороны Дорга. Керген со сврими братьями участвовал на стороне Винкуша во всех сражениях. Керген добился, чтобы Тулор не участвовал в сражении и Шемр потерпел поражение. Дорг в бешенстве разорил Тулор, разгромил бенлурцев и подчинил своей воле Аш-Шемр. Также он разорил Кельские степи и вторгся в Винкуш. Лишь гибель флота шемритов в Феомии остановила этот мстительный ураган, и наступил мир. Через шесть лет мира винкушиты вновь нарушили перемирие. Керген ли Коргинус захватил галинор и эв Бронт ли Тандисус с шемритским гарнизоом бежал. Дорг нанес несколько поражений винкушитам и освободил Галинор. Тулор выступил на стороне Винкуша и вторгся в Когиду. Дорг вновь призвал себе на службу Аграва. Аграв освободил Когиду и вторгся в Тулор. Тяжелораненый при штурме он все же добился покорности и откупа от тулорцев. Аграв не доехал до столицы и умер на обратном пути. Через два года конфликта при Бенлуре винкушиты были разгромлены и бежали. Керген с братьями был выдан бенлурцами Доргу. За предательство Керген и его братья были осуждены и казнены. Младший брат Кергена Урфин все это время возглавлявший войско Галинора был отправлен в отставку. Амваджы воспользовались усобицами и осадили Керборон. Шемриты отбили натиск но с большим трудом. Стремясь удержать Аш-Шемр, Дорг короновал Уфала Бенлурского ашом Аш-Шемра. Винкуш отказался продолжать войну, и вновь был заключен мир. Дорг многое сделал ради мира в своем королевстве. Часто облегчал или отменял подати. Выкупал рабов шемриов и выделял им земли. В народе его прозвали Дорг Добрый. Прозвище Ужасный бытовало среди его противников, за слишком суровый подход к делу. Казни советников в начале правления, казнь почти всех сыновей Коргана за измену, стремительный натиск в ответ на нападение Винкуша и разорение земель все это способствовало его славе сурового и жестокого владыки. Позднее в летописях в эпоху правления Хемалов Дорг был представлен как завистливый и жестокий правитель сын Карума Узурпатора. И лишь летописи гномов-мангупов открыли для многих, кем были Карум Воитель, Дорг Ужасный и Аграв Завоеватель.



полная версия страницы