Форум » Фанфики » Радость моя » Ответить

Радость моя

Siverius: Решила выложить начало своего фика про вторую встречу Урфина и Эми, как пойдёт, не знаю)) надеюсь, что хватит времени довести его до ума. Автор: Siverius Название: Радость моя Жанр: гет, драма, повседневность Персонажи: Урфин Джюс, Эми Ниммер (экс-невеста ЖД), Гуамоко, жители Когиды в массовке) Пейринг: Урфин/Эми Рейтинг: R Таймлайн: небольшое AU "Жёлтого тумана", то же самое, что и в "Пробуждении". Саммари: О том, как Урфин Джюс попросился на ночлег и что из этого вышло. ...Вместо валежника- ласка постели, Женские руки, вспыхнувший свет... Встань и иди! Ты не видишь цели? Сам виноват, если цели нет! Ты с пьедестала шагаешь в бездну. Первое горе, последняя нежность... Бог и бродяга, король и нищий, Перед концом, на руинах жизни Кто так отважно тебя целует, Грязные космы убрав со лба?.. Аsteya (c) Часть 1. Женщина со свечой. [more] …Собственно, свечи, свечи как таковой, не было – был старый, оставшийся ещё от тётки медный фонарь, местами изрядно позеленевший. Однако соседи называли Эми Ниммер не иначе, как «Женщиной со свечой» - почему со свечой, никто толком не знал. Эми усмехнулась. Когда-то давно, больше чем десять лет назад, её называли «Девушкой со свечой». А теперь… что ж, время не стоит на месте. Всё течёт, всё меняется… Кроме одного… Этот ритуал привязался к ней ещё в те давние времена, когда в сердце её теплилась надежда на возвращение Ника и когда она, при их последней встрече, сказала ему, что на веранде её дома будет всегда гореть огонь. Увидев его, он будет знат, что его здесь помнят, любят и ждут. Даже странно вспомнить сейчас, подумала Эми с грустной улыбкой. Как он стоял передо мной в последний раз – уже, собственно, и не человек даже, а диковинное существо из металла, склёпанное деревенским кузнецом, и убеждал меня в том, что гораздо разумее было бы растрогнуть помолвку, а я в ответ возражала, что он говорит глупости и что я его дождусь. И он ушёл. а я начала ждать. Год ждала. Два ждала. Десять лет… Постепенно ожидание превратилось в привычку, любовь стала воспоминанием, а заверения Ника в бессмысленности этого ожидания стали звучать куда весомее, чем раньше. Замуж Эми так и не вышла, а после смерти тётки и вовсе осталась одна. Однако давняя условленность с Ником оставалась в силу по сей день – как только на Когиду опускались сумерки, Эми вывешивала на веранде наполенный маслом фонарь и зажигала его. Это была привычка, обыденная вещь, которая странным образом дарила ей некоторое подобие душевного покоя, которого, по правде говоря, не было на её сердце уже много лет. Иногда она до глубокой темноты сидела на веранде, вглядываясь в ровный огонёк фонаря, а потом отправлялась спать. Среди односельчан она пробрела неоднозначную репутацию старой девы с причудами, живущей воспоминаниями прошлого и не ждущей от будуего никаких радужных вестей. Невеста Железного Дровосека, правителя далёкой Фиолетовой страны. Который, разумеется, уже никогда к ней не вернётся. Она сама прекрасно это понимала – и, по правде сказать, совершенно не жалела об этом. Ещё лет шесть назад эта мысль показалась бы ей кощунственной. А теперь… Теперь долгими тёмными вечерами она ловила себя на мысли, что всё чаще вспоминает другого. Того, кто был ещё до Ника и с которым… Нет, лучше не надо об этом. Больная тема, нехорошая… …Ночь намечалась бурная, дождливая. Жевуны боялись гроз, ещё с той поры, как была жива вздорная старуха Гингема, и возможность встретить кого-то на улице в такую ночь казалась, разумеется, смехотворной. Однако, подумав немного, Эми всё равно вывесила фонарь. Полюбовавшись какое-то время на жёлтую звёздочку, ярко вспыхнувшую среди ночного мрака, она взглянула в тёмное грозовое небо, поёжилась от налетевшего ветра и поспешила укрыться в доме. Что побудило её снова зажечь фонарь – многолетняя привычка или странное, необъяснимое предчувствие – она и сама не могла толком сказать. Но, исполнив свой привычный ритуал, Эми не легла спать, а осталась сидеть на кухне, вглядываясь в дождливый мрак за окном. И, как выяснилось, не зря… …Дождь хлестал поникшие ветви деревьев, размывая дороги и ручьями вспениваясь в водосточных трубах, словно вознамерившись навсегда смыть маленькую деревеньку с лица Земли. В этой мокрой темноте нельзя было различить ничего, кроме чёрных силуэтов древесных крон и остроконечных крыш, вырисовывавшихся на фоне густо-фиолетового неба. Иногда небо прорезалось ослепительными вспышками молний, и тогда становился виден силуэт высокого мужчины, бредущего сквозь ночную тьму. Со стороны он мог показаться просто бездомным бродягой, нищим , заросшим оборванцем, ищущим пристанища на ночь. Однако если бы кто-нибудь пригляделся к нему внимательней, то смог бы заметить, что грязная, изорванная одежда его была на самом деле дорогого красного сукна - такого, пожалуй, нигде в округе достать было нельзя. Ещё более внимательные, вглядевшись в его лицо – исхудавшее, заросшее неопрятной щетиной и облепленное грязными чёрными космами – узнал бы в нём знакомые черты… пожалуй, даже слишком знакомые едва ли не каждому жителю Волшебной Страны. Суховатое смуглое лицо с большим, с горбинкой носом, густыми чёрными бровями, придававшими этому лицу мрачноватый вид, и пронзительные чёрные глаза – этого человека, единожды узнав, уже сложно было забыть. Урфин Джюс. Столяр, диктатор, полководец, волшебник, огненный бог и ещё невесть кто… Урфин усмехнулся. Нет, всё это явно в прошлом. Теперь я – просто грязный оборванец без крыши над головой… …До Когиды уже было рукой подать – вон они, её крыши, виднеются совсем рядом… Сколько же дней он провёл в пути? Неделю? Две? Месяц?.. Урфин принялся было считать, но понял, что сбился со счёта. Ну, да это неважно. Ещё немного пройти… чуть-чуть… а там, может, найдётся кто-то, кто пустит его на ночлег. Плевать на гордость. Давно уже плевать… Пошатнувшись от слабости, путник прислонился к стволу дерева и приложил руку ко лбу. Против всех его ожиданий, лёгкая простуда, которую он подхватил неделю назад, ночуя на мокрой траве, не желала уходить, а напротив, изо дня в день становилась всё сильнее. Урфин мрачно ухмыльнулся. Сколько он себя помнил, он почти никогда не болел, а теперь что случилось? Много дней пути почти впроголодь – коренья и поды с деревьев, натурально, не в счёт, ночёвки на сырой земле, дождь, ветер, от которого не всегда скроешься? Сильные потрясения, поштанувшие его здоровье? Или… Размышления прервал новый приступ кашля – жестокого, изнуряющего кашня, мучившего его в последние дни. Лёгкие обожгло огнём; Урфин почувствовал, как его бросило в жар. Остаться бы здесь, под деревом, посидеть, перевести дыхание… Урфин мрачно стиснул зубы. Нет, нельзя. Ночевать в лесу, под деревом, в грозу – хуже не придумаешь. Всего-то ничего осталось… добраться до деревни… а там… -…Ну что, хозяин, как себя чувствуешь? – услышал он знакомый голос из темноты. Крылатая тень бесшумно скользнула во мраке, и бывший король ощутил знакомую тяжесть на плече. -Гуамоко, ты здесь?.. Старый филин с сомнением покачал головой. -Что-то ты совсем плох в последнее время. Совсем расклеился. Раньше я что-то за тобой такого не замечал… Урфин в ответ лишь скептически хмыкнул. Собрав в кулак остатки воли, он двинулся вперёд, туда, где чернели остроконечные крыши Когиды. -…Врачу бы тебе показаться, хозяин – заметил филин, с прищуром глядя в исхудавшее лицо хозяина. -Без тебя бы не догадался. – мрачно заметил Урфин; больше всего ему хотелось спихнуть старого болтуна со своего плеча, но сил его хватило лишь на резкий взмах рукой в воздухе. – И будь добр, слезь с моего плеча, мне и так идти тяжело… -Как желаешь. – отозвался филин, снялся с плеча хозяина и полетел рядом. – Ты, главное, не вешай нос. Придёт время, и они у нас снова запяшут под нашу… -Гуамоко! -Ладно, ладно, молчу… …Слова филина слышались всё менее отчётливо, словно теряясь в какой-то глухой тишине. Урфин брёл вперёд, уже не разбирая дороги и стараясь не упускать из виду остроконечные силуэты крыш. Реальность расплывалась перед глазами, его бросало то в жар, то в холод, приступы кашля изматывали, и временами он чувствовал, что проваливается в какое-то странное забытье, но тут же брал себя в руки и выныривал обратно. Ещё совсем немного… Вот и деревня… знакомые штакетники, скрытые цветущим кустарником. Запах зелёной листвы и каких-то пряных ночных цветов, пробивавшийся сквозь холодную сырость… и вдруг, на секунду – ясный, отчётливый запах яблочного пирога… что-то безмерно далёкое, почти бессознательное, ещё из глубокого детства… когда ещё живы были родители, которых он едва помнил… Нет. Бред. Галлюцинация… Слабость становилась сильнее, однако Урфин ещё шагал вперёд, силясь высмотреть в темноте хоть один огонёк. Хоть один дом, где не испугались грозы. Хоть один, где можно будет… Нет, бесполезно. Кругом была темнота, все двери были крепко заперты. И вдруг… Урфин не поверил своим глазам. На веранде одного из домов, будто маяк в бушующем море, светился жёлтым огоньком фонарь. Сиял в темноте, словно приглашая подойти поближе… И кажется… кажется, в доме ещё светилось окно. Возможно… возможно… Надежда придала Урфину сил. Ускорив шаг, он направился к этому спасительному жёлтому огоньку. Главное, чтобы силы его не оставили, повторял он себе. Прежде, чем он дойдёт до этого дома. Главное… -Ещё немного, - прогудел над ухом филин. Рука коснулась деревянной калитки… Ещё совсем чуть-чуть… Пошатываясь, он зашагал по каменистой дорожке к крыльцу. Окружающий мир проваливался в темноту и выплывал обратно, с каждым шагом Урфин чувствовал, что силы оставляют его. Он уже не заметил, как оказался на веранде и как постучал в дверь – в надежде, что его услышат… Дверь распахнулась, обдав его мягким светом и теплом. На пороге возник силуэт женщины, однако лица её Урфин разобрать не смог. -Пожалуйста… пустите… переночевать… А затем всё поглотила тьма…[/more]

Ответов - 39, стр: 1 2 All

Donald: Любопытно. Заинтересовано жду, что дальше будет.

Siverius: Donald пишет: Любопытно. Заинтересовано жду, что дальше будет. Спасибо)) Прода обязательно будет, как только возможность её писать появится))

Asteya: Вдохновения тебе и времени! Ибо проект обещает быть сильным и впечатляющим.

Siverius: Asteya пишет: Вдохновения тебе и времени! Ибо проект обещает быть сильным и впечатляющим Спасибо)))) Я надеюсь, что хоть этот фик я до конца допишу)

Джюс-Джулио: Asteya пишет: обещает быть сильным и впечатляющим Уверенна в этом. Так как очень профессионально.

Siverius: Выкладываю проду)) Часть 2. Гость. -…Пожалуйста… пустите… переночевать… Эми не поверила своим глазам. На пороге её дома стоял, грязный, оборванный и исхудавший… -Урфин? – изумлённо произнесла она, однако он её, похоже, уже не слышал: исчерпав последние силы, он потерял сознание и рухнул на неё всей своей тяжестью. Растерянная Эми едва успела подхватить его и уложить на пол. Какое-то время она с опаской вглядывалась в лицо своего нежданного гостя – непривычно худое, заросшее щетиной и пылавшее нездоровым румянцем… -Ну что смотришь? – донёсся до неё глухой ворчливый голос. Сквозь дверной проём в комнату бесшумно метнулась крылатая тень. – Никогда не видела его, что ли? Я бы на твоём месте шевелился, да побыстрее… Эми присмотрелась ко воторому своему гостю – это оказался большой старый филин, кажется, из тех, что когда-то населяли пещеру Гингемы. Избрав для себя вешалку в качестве насеста, филин важно взгромоздился на неё и отряхнул перья, обдав Эми брызгами. -Ну и гроза. – проворчал филин. – Дверь-то прикрой, хозяйка… Никому из нас сырость на пользу не пойдёт… Эми поймала себя на том, что стоит и изумлённо таращится то на Урфина, то на филина. Прикрыв входную дверь, она осторожно обратилась к птице: -А ты… -Гуамоколатокинт, с вашего позволения. – важно произнёс филин. – А он вот… -Урфин Джюс… - машинально докончила за него Эми. -Он самый. – подвердил Гуамоко. – И бы на твоём месте не стал держать его на полу – состояние у него, как видишь, не самое лучшее… Только теперь Эми начала припоминать этого фиилина. Да, кажется, так и было… он и вправду всюду таскался за Урфином, когда тот объявил себя повелителем голубой страны… Но тогда,к ажется, с ним было ещё двое… Куда же подевались остальные? и что всё-таки произошло с Урфином?.. Впрочем, об этом позже… Кое-как дотащив его до кровати, Эми перевела дух, отвела мокрые пряди со лба бывшего короля и вгляделась в его лицо. Сколько же времени прошло с тех пор, как она в последний раз его видела? Десять? Пятнадцать?.. Однако, какой он бледный и измождённый… Эми приложила лаодонь к его лбу – лоб оказался неождианно горячим. -У него жар?.. Уже неделю или около того, кажется. – заметил филин. – Причём в последнее время он что-то совсем раскис, никогда его раньше таким не видел… У вас в вашей деревне есть доктор? -Конечно, есть! – Эми с готовностью поднялась на ноги и чуть не бегом направилась к двери, за которой бушевала гроза…. -Эй, стой, ты куда собралась? – окликнул её филин. – А мокрую одежду кто с него снимет? Услышав это, Эми замерла на месте, как вкопанная: -Мокрую… одежду?.. -Ну да, а ты как думала? – мрачно отозвался филин. – Если он будет лежать в этих мокрых лохмотьях, ему точно конец. Я, конечно, не слишком разбираюсь в вашей,ч еловеческой медицине, но, по-моему, с него надо снять мокрую одежду и растереть…. -Расте… - Эми почувствовала, что краснеет. -Да, да. И нечего тут глазки отводить, скромница! Если он помрёт, куда хуже будет!.. Разумеется, Эми не могла не признать его правоту. Однако вот так вот просто взять и снять с него одежду…. Великий Гуррикап, он же мужчина, в конце концов!.. Прекрати молоть глупости, Эми, одёрнула она сама себя. Прежде всего он сейчас – заболевший человек, которому нужна помощь. Так что отбрось все стеснения и… Краснея, как маков цвет, Эми принялась расстёгивать его красный камзол… ...-Кхем… кто там? -Это я , Эми Ниммер! Откройте, пожалуйста. За дверью послышались торопливые шаги; вскоре в дверном проёме показалась заспанная физиономия доктора. -Эми… добрый вечер. – произнёс он, слегка прокашлявшись, и окинул её слегка тревожным взглядом. Эми пекрасно его понимала. Она прекрасно осознавала,к ак должна выглядеть со стороны – растрёпанная, мокрая женщина с горящими глазами, возникшая на пороге дома деревенского врача. В такое позднее время, да ещё в эдакую погоду, с добром обычно не приходят… Эми мрачно усмехнулась: хорошо, что хоть филина она оставила приглялывать за хозяином. Большая птица, бесшумно вылетевшая из ночной тьмы, довершила бы общую картину… -Простите, что беспокою вас в столь позднее время – начала она, поёжившись от холода. Эх, как бы самой простуду не подхватить, вслед за Урфином… - У меня дома… -Что? Эми запнулась и закусила губу. «Пожалуй, имён ему лучше сейчас не называть…» -Мой старый знакомый… в очень тяжёлом состоянии. Доктор на мгновение задумался. Затем, прокашлявшись и пробромотав себе что-то под нос, принялся натягивать кафтан. -Кхм… показывайте, где он, ваш знакомый?.. …Весь дальнейший путь был проделан в какой-то неприятной атмосфере. Эми торопливо шагала по лужам, укрывшись от дождя ветхим докторским зонтиком; сам доктор, маленький и не менее ветхий, чем его зонтик,шёл тут же, пристроившись сбоку и постоянно задавая вопросы, от которых Эми почему-то бросало в дрожь: -У него был жар? -Говорите, он был без сознания, когда вы нашли его? Это нехорошо… -Вы, надеюсь, не оставили его в мокрой одежде? -Нет. – коротко ответила Эми – и от всей души порадовалась, что в темноте не видно, как она зарделась, будто спелое яблоко. Проклятый филин был вполне прав насчёт одежды, разумеется… но всё же, стягивая с Урфина мокрую одежду, Эми сотню раз смутилась и прокляла всё на свете. Между прочим, он таки, кажется, сильно исхудал в своих странствиях, хотя… Фу ты, ну что за ерунда в голову лезет!.. Да, а потом ещё, пыхтя от натуги, пододвинула кровать поближе к камину и, раздобыв у соседей полбутыли самогона, принялась, по совету филина же, растирать бывшего узурпатора от простуды… Проклятый филин!.. …Наконец, они очутились на пороге её дома. Эми вернула доктору зонтик и открыла дверь. Из-за растопленного камина в комнате было сумрачно и жарко. В тёмном углу, у платяного шкафа, сидел филин и щурил жёлтые глаза то на Эми, то на своего хозяина, по-прежнему лежавшего без сознания. Взглянув на своего пациента, доктор изменился в лице. -Но это же… Эми мрачно улыбнулась. Что ж, ход мыслей доктора предугадать было несложно… -Да, это Урфин Джюс. – твёрдо докончила она. – Тот самый. Он болен, и, возможно, при смерти… Вы что, отказываетесь его лечить? -Разумеется, нет, но… Эми строго взглянула на него: -Так в чём же тогда дело? Вы же врач, в конце концов… -Сию секунду. – торопливо отклинклуся доктор и принялся ракладывать свои инструменты… -Что ж, могу вас поздравить. – заключил доктор минут через пятнадцать, откладывая инструменты в сторону и вытирая лоб. – У него воспаление лёгких. Одностороннее… (Эми бросило в холодный пот) Онако всё далеко не так плохо, как я думал вначале – у него крепкий организм, несмотря даже на истощение… да и первая помощь была оказана вовремя (Эми зарделась повторно). Если не пренебрегать лечением, через неделю он придёт в себя. -Через неделю… - Эми устало опустилась на стул. -Я выпишу вам кой-какие рецепты. – продолжал доктор. – Зайдёте ко мне завтра, я дам вам лекарства… А пока что всё, что я могу посоветовать, это покой, тепло и хороший уход… Сказав это, доктор вздохнул и снова взглянул на своего пациента. -Я лечу жителей этой деревни уже пятьдесят с лишним лет. – произнёс он. – И на моей памяти Урфин Джюс ни разу не обращался ко мне за помощью. Я всё не мог понять, то ли он вообще никогда не болеет, то ли просто считает ниже своего достоинства обращаться за помощью… А тут… Между нами говоря, хорошо ещё, что вы не спали в это время… ведь если бы он остался ночевать на улице в такую погоду, то рисковал бы уже больше не проснуться… -Не говорите так… – Эми вдруг почувствовала, как серце стиснула холодная рука. Глаза доктора улыбнулись на стёклами очков: -Вам его жаль? Эми нахмурилась: -А вам разве нет? -Сложно сказать. – доктор задумчиво почесал переносицу. – Потому что, знаете ли, одно дело – диктатор, и совсем другое – человек, которому требуется помощь. Я же врач, в конце концов. Но вот то, что он успел сделать… -Давайте сейчас не будем трогать эту тему. – отрезала Эми. – Да и вам, думаю, уже пора… Доктор смерил Эми подозрительным взглядом, но всё-таки промолчал. -Да, да… поздно уже, да и супруга моя, наверное, беспокоится… Что ж, желаю вам удачи и скорейшего выздоровления… С этими словами доктор взял свой чемоданчик, натянул шляпу на глаза и, шагнув за порог, скрылся в мокрой темноте. Эми осталась наедине со своим нежданным гостем. Дождь барабанил о стекло, в камине трещали дрова. Эми подбросила в огонь ещё поленьев и, подсев поближе к кровати, вгляделась в лицо Урфина. Сколько же лет она его всё-таки не видела? Десять? Или чуть больше? Кажется, с тех пор, как он въехал в Когиду верхом на медведе. В деревне болтали, что Урфин перенял колдовство Гингемы и оживил издохшего медведя; медведь и вправду был очеь похожий, но окончательно Эми поверила в эти россказни тогда, когда в Когиду вступили деревянные солдаты. Тут уже нельзя было ошибиться – хоть Урфин, создавая их, и не гнался за внешней отделкой, но добротная, на совесть работа мастера, знающего своё дело, сразу бросалась в глаза. Солдаты были творением Урфина, и тут уж оставалось только гадать, каким волшебством они были призваны к жизни. Видимо, Урфин всё же был волшебником… Эми отвела грязные космы с его лица. Да, время, полное лишений, затронуло и его. В уголках губ залегли морщины, в чёрных волосах серебрились седые волоски, а лицо, и в прежние времена суховатое и строгое, теперь неприятно поражало своей худобой. Впрочем… Эми горько усменулась собственным мыслям. Никто ведь из нас не молодеет, верно? Всё-таки десять лет прошло… А если так вспомнить, когда они всё-таки впервые заговорили друг с другом по-настоящему?.. Ох, давно же это было… То ли пятнадцать лет назад, то ли больше. Мы тогда были ещё совсем молодыми и глупыми… -…Итак, что же от вас требует наша госпожа? – Урфин обвёл взглядом жевунов, собравшихся на деревенской площади, и породолжил, смакуя каждое слово. – Можно сказать, самую малость, безделицу. Две корзины лягушек… две – пиявок, и две.. нет, пожалуй, одной вполне хватит… да, одну корзину мышей. На лицах жевунов отразился неподдельный ужас; заметив его, Урфин не без удовольствия улыбнулся. Что ж, пожалуй, это было даже слишком просто… сегодня был первый день, когда он взимал дань с жевунов на правах гингеминого слуги, а они его уже, кажется, боялись. Даже неинтересно как-то… Ну да ладно – всё равно, наблюдать за реакцией соплеменников на лягушек и пиявок (сам Урфин никогда не понимал, как можно бояться подобной мелюзги, и панический страх соплеменников неизменно смешил его) было отдельным удовольствием. -Всё это нужно принести мне к вечеру. И учтите, если не досчитаюсь хоть пол-корзины, госпожа не обрадуется. Так что будьте добры, работайте на совесть… Реакция на это сообщение тоже оказлась вполне предсказуемой: собравшиеся на площади жевуны сняли шляпы и раразились горькими слезами. Урфин рассмеялся: эх, ведь взрослые мужчины, а как дети малые… Смех, да и только!.. -…И это всё, что ты можешь нам сказать? Женский голос, посмевший возразить Урфину Джюсу, и для жевунов, и дял самого Урфина прозвучал как гром среди ясного неба. Урфин удивлённо обернулся – и увидел. Впереди толпы стояла высокая светловолосая девушка лет двадцати, и смело глядела в чёрные глаза ведминого слуги. По рядам жевунов прокатился испуганный шёпот; какие-то девицы в ужас попытались втянуть девушку обратно в толпу, но та лишь отмахнулась. Эми Ниммер… Урфин хорошо её знал. Она жила на окраине деревни, вместе со своей склочной тёткой, и, воде бы, и раньше не отличалась слездливостью. Но такого… таокого Урфин не мог ожидать даже от неё. -Думаешь, если ты стал слугой Гингемы, это даёт тебе право насмехаться над нами? – смело продолжила Эми, и лишь величайшее самообладание не позволило Урфину выказать удивление. – А что ты, ты сам можешь нам предъявить?.. Наконец, несколько крепких мужиков схватили Эми за подол платья и в ужасе втянули обратно в толпу. Но Урфину хватило и того, что он услышал. На его памяти это, пожалуй, впервые кто-то из жевунов сделал попытку выступить против Гингемы… А ещё… ещё она, оказывается , была очень красива. Почему же он раньше этого не замечал?.. …Весь следующий день Урфин провёл в раздумьях. А ещё через двое суток в дверь дома, где жила Эми, раздался стук. -Кто там? Ответом ей было молчание. Тогда Эми решителньо открыла дверь – и отшатнулась назад. У порога её дома стоял Урфин Джюс собственной персоной. Эми почувствовала на себе внимательынй, словно изучающий взгляд чёрных глаз. -Урфин?.. Что тебе нужно?.. Вместо ответа Урфин сунул ей в руку маленькую деревянную коробочку. -Вот. Это тебе, подарок… -Но… -Но Урфина уже и след простыл. Растерянная Эми взглянула на коробочку. Любопытно, что за подарок мог остаивть ей Урфин Джюс, который всегда и на всех смотрел сверху вниз? Эми открыла коробочку – и едва не лишилась дара речи. В коробочке лежала пара деревянных серёг. Изрезанное замысловатыми узорами красное дерево, покрытое светлым лаком. Каждым из этих узоров можно было любоваться бесконечно – адже не верилось, что такое чудо могло быть создано человеческим руками. Какое-то время Эми просто смотрела на них, затаив дыхание. Потом вспомнила, что изделия Урфина Джюса часто преподносили нерпиятные сюрпризы, перенимая характер мастера. Что, если… Она осторожно вынула серьги из коробочки и подержала в руке. Затем острожно вдела одну серьгу в ухо. Ничего плохого не происходило – и даже напротив, Эми вдруг почувствовала, как по всему телу разливается тепло. Изделия Урфина Джюса перенимают отношение мастера к покупателю, осенило её. Если он ненавидит клиента, изделие будет клиенту вредить. А если… Впрочем, об этом она решила подумать чуть попозже… …Первым, что почувствовал Урфин, едва только придя в себя, было тепло. Он ещё не открыл глаза и не мог понять, где он находится. Но вот это тепло, которое, казалось, струилось отовсюду, оказалось для него в новинку. Значит, я всё-таки не замёрз под дождём, понеслось у него в голове… Нет, не замёрз. Вначале он почувствовал, что лежил на чём-то мягком, приятно пахнущем свежестью. Затем ощутил, как на лоб ему легла рука. Женская рука, мягкая, тёплая… В памяти всплыли смутные вспоминания из детства, когда мать, которую он помнил довольно плохо, будила его по утрам: «Урфин, просыпайся, пора завтракать!» А на столе его ждал стакан яблочного сока и яичница с ветчиной… Откуда-то вдруг повеяло ароматом жареной ветчины. И ещё что-то… кофе?.. Наверное, я умер и попал на тот свет, пронеслось у Урфина в голове. С некоторым трудом он открыл глаза. И первым, что он увидел, была… Эми?.. Да, это была она. Слегка уставшая, с раскрасневшимися глазами – от бессонной ночи? – но всё такая же красивая,к ак и много лет назад. Светлые волосы выбились из причёски, лицо побледнело, но глаза её улыбались. -Урфин?.. Наконец-то ты пришёл в себя… -Эми? – произнёс он – и был неприятно удивлён, услышав собственный голос, глухой и осипший. – Я что, умер? -Нет, хотя был очень близок к этому, – ответила Эми. – Я нашла тебя на своём пороге, без сознания, пришлось звать врача… -Погоди… – к Урфину постепенно возвращалось понимание происходщего. – Тот дом, с фонарём на веранде… Это что е я, выходит, к тебе постучал?.. -Выходит, что так. – улыбнулась Эми. – Пришёл на огонёк, так сказать… -Иесли бы ты знал, сколько суеты тут было из-за тебя, – донёсся откуда-то знакомый голос, и на спинку кровати слетел Гуамоко. – И, по правде сказать, я должен признать: если бы не она, тебя бы уже… -Гуамоко!.. – воскликнула Эми. Филин нахмурился. -Гуамоколатокинт, если вам будет угодно… -Гуамоко, старый плут, ты не меняешься, – с усмешкой произнёс Урфин – и закашлялся. Через минуту он снова почувствовал, как на грудь ему легла рука, и вздрогнул от прикосновения. Давно уже к нему так никто не прикасался… Урфин сделал попытку приподняться на руках – и только сейчас обнаружил, что, оказывается, раздет до белья. -Где моя одежда? – растерянно спросил он у Эми. -Постирала. – с улыбкой ответила она, кивнув на таз, стоявший в углу. – Потом ещё штопать придётся… где ты только умудрился так изорваться… Урфин улыбнулся в ответ: -Да так, было дело… -Потом придётся найти тебе новую одежду… а пока полежи, отдохни хорошенько. Тебе сейчас необходимо как следует отдохнуть.. Урфин взглянул в её лицо. Только сейчас он обнаружил, что сквозь улыбку проступает усталость – наверное, не спала полночи, заботясь о нём… стирала его одежду, бегала за доктором… и всё ради него? -Эми… – произнёс он. – Я не заслужил такой заботы… Я… я отлежусь немного – и…. -Не говори глупости. – решительно ответила Эми, мягко укладывая его обратно на постель. – Ты останешься здесь до полного выздоровления. Сколько дней ты был в пути? Урфин задумался. -Около месяца, кажется… От самой Фиолетовой страны… -Ну вот… а говоришь «отлежусь»… Тут уж улыбнулись оба: и он,и она. Уже не пытаясь сопротивляться, Урфин лёг на подушку, втайне наслаждаясь солнечным светом, запахом чистых простыней и теплом ладоней Эми, которые легли ему на лоб. Великий Гуррикап, как, оказывается, могут изумлять самые обычные вещи… -Кофе готов, – спросила его Эми. – Будешь? Урфин кивнул в ответ: -Не откажусь…

Asteya: Как прекрасно, что это макси. А то пара такая, что сколько не напиши мне все время кажется, что мало.

tiger_black: Siverius Очень хорошо, спасибо))) Только опечаток много. Вы ведь без беты работаете? К сожалению, я пока очень занята в реале, но если вы не закончите с этим фиком до конца июня, я могла бы потом просмотреть его - если вы не имеете ничего против)

Siverius: Urfin Juice Придираетесь...

Siverius: Urfin Juice А если вам такое не нравится, зачем читать? Вас ведь никто не заставлял. А фик этот вообще о том, что логике слабо поддаётся...

Siverius: Urfin Juice пишет: А мне как раз понравилось, только не все И что же именно вам тут не понравилось?

Siverius: Urfin Juice пишет: По-моему, ему под стать такая женщина, как шашка, инкрустированная дамасской сталью, которая, выхваченная из ножен в бою, сливается с рукой бойца воедино и готова в мгновенном неуловимом сверкании первой поразить любого врага! Делать парой Урфину Мэри-Сью - это моветон))) Тут как раз на контрасте: "огненный" Урфин и мягкая, женственная, но при случае вполне себе твёрдая Эми. Они уравновешивают друг друга)

tiger_black: Siverius Помнится, Льюис жаловался на то, что никто не пишет того, что ему хотелось бы прочитать, так что он взял и сам написал "Хроники Нарнии") Я думаю, что, если читателя что-то не устраивает, он либо все же найдет себе что-то по своему вкусу, либо напишет то, что ему нравится, сам. Пишите, пожалуйста, вашу славную пару дальше, очень хочется узнать, как у них все сложится, раз уж они нашли друг друга)

Siverius: tiger_black Спасибо)))) Как только работу подразгребу - обязательно продолжу)))

Siverius: Urfin Juice пишет: Лично мне не хотелось бы только прочитать, как они потом вдвоем начнут, к примеру, выгрызать дырки в ветчине на кухне или спотыкаючись о мелких ночных животных блуждать в тумане, ударяясь о стволы деревьев. Так, замечание. Можете быть спокойны, этого точно не будет)) Не думаю, что Урфину вздумается угостить Эми отваром из нух-нух (а больше не с чего таким глюканам появиться И вообще, когда рядом любимый человек, можно найти занятия и поинтересней))

Darth Schneider: Siverius Пишите дальше! Пожалуйста!! И картиночки нарисуйте, обязательно) а критика - вполне естественная составляющая восприятия Читателем любого акта творения. я вот избегаю публиковаться, так как болезненно воспринимаю критику. Профессиональное.

Солнечный Зайчик: Siverius Эх.... *с грустью смотрит и ждет, когда же появится продолжение этой симпатичной вещи*

tiger_black: Солнечный Зайчик я тоже жду.

Джем: Замечательный фанфик, хотелось бы продолжения.

Siverius: Солнечный Зайчик, tiger_black, Джем Спасибо большое))) Продолжение обязательно будет, как только с работой разберусь)



полная версия страницы