Форум » Фанфики » Миниатюры от Annie, по миру "Принцессы Изумрудного города" и не только » Ответить

Миниатюры от Annie, по миру "Принцессы Изумрудного города" и не только

Annie: Миниатюры, написанные не на форумные фесты или конкурсы, а по собственному желанию (либо на конкурсы с других ресурсов). Основание - чаще всего это мир моего же фанфика "Принцесса Изумрудного города", иногда - просто декалогия Сухинова или кроссовер с ней. Рейтинг везде детский. Содержание: Стр. 1 Детское чтение Детское чтение - 2 Велосипед не взрывается Сказки в Волшебной стране Размышления на астероиде Ирония судьбы (Прабабушка) Нашли виноватого Срочно требуется принцесса Стр. 2 Парочка Бойкот писателю! Стр. 3 Козёл отпущения всея фандома Стр. 4 Поразительное невнимание Для счастья Фея без волшебства Вместе Женские фокусы И.О. Гудвина Стр. 5 Я не герой... Шанс Скромные планы Дочкин папа Защитник Неправильная мечта Никто не погиб Ученик волшебницы Локасты Сила слова Проблемы стереотипов Страшные сказки Чехарда времени

Ответов - 99, стр: 1 2 3 4 5 All

Annie: Шанс Заявка: 35. Декалогия Сухинова. Постканон. Элли, Ланга. "Я приведу тебя к свету". IC, А+ Персонажи: Элли, Ланга Ланга смотрит в полутёмное окно своего дворца. За стеклом – вечные сумерки. Своего дворца… Да, теперь это её дворец. Даже непонятно, радует её это или нет. С одной стороны, она теперь тут полновластная хозяйка, а с другой – она в растерянности, потому что абсолютная власть – это нечто новое для неё. В стекле возникает еле заметное отражение невысокой человеческой фигуры. Не оборачиваясь, Ланга хмуро произносит: - Даже и не уговаривай. - Почему? – спрашивает Элли своим наивным голосом. Да, это она. Юная Хранительница уже не первый раз приходит к принцессе Тьмы – или всё-таки бывшей принцессе Тьмы?.. – чтобы уговорить её выйти наверх, к людям. - Потому что я уже сказала «нет», - цедит Ланга сквозь зубы. – У меня и тут прекрасная компания. - Но ведь ты человек, ты не можешь всю свою жизнь прожить среди чудовищ, - возражает Элли. - Я уже прожила её, - огрызается Ланга. – Ты можешь не лезть в чужую жизнь, Хранительница? - Ты так говоришь, как будто твоя жизнь кончилась, - качает головой Элли. Ланга досадливо морщится и наконец поворачивается. Выражение на её лице далеко не доброе. - Тебе не надоело всем кругом читать светленькую мораль? – говорит она с крайним раздражением. Элли опускает глаза, мельком замечая, что от плётки за поясом Ланга не избавилась. Принцесса Тьмы никуда не делась… - Светленькая мораль всё же лучше, чем тёмная, - спокойно замечает она, внутренне сжимаясь: Ланга вполне может её хлестнуть… И похоже, с удовольствием бы сделала уже это, но сейчас ситуация немного не в её пользу. Элли не лишена магической силы, как раньше, и вполне способна дать отпор… Ланга закатывает глаза. - Элли. Если мне захочется, как ты говоришь, жить с людьми, я приду сама. Хватит уже давить мне на нервы. Смотри, как бы тебе хуже не было. – Это не угроза, просто констатация факта. Просто, если Лангу разозлить, то она и сама не успеет остановиться. - Но почему ты не хочешь нормально общаться с людьми? – с лёгким отчаянием спрашивает Элли. – Почему ты думаешь, что тебе будет хуже? Там, между прочим, и твоя мама, - добавляет она. Как утопающий хватается за последнюю соломинку. Ланга кривится в горькой усмешке: - Мама счастлива и без меня. У неё есть Железный Дровосек. Я его ненавижу. - И ты собираешься всю жизнь сидеть здесь, всех тихо ненавидя и повелевая монстрами, которые сами тебя ненавидят, - говорит Элли устало. Это не вопрос. Это то, что понятно без вопросов. - Хватит копаться в моей душе! – срывается на крик Ланга. – Это моя жизнь, и тебя никто не просит давать мне добрые советы! Элли молчит, спокойно и чуть печально глядя на Лангу. Взгляд у Хранительницы настолько обезоруживающий, что Ланга невольно успокаивается. - Я не выйду наверх, - отрывисто говорит она и вновь отворачивается. – Никогда. - Почему? В зале повисает долгая пауза. - Мы слишком разные, - наконец произносит Ланга и снова кривится в невесёлой усмешке. – У тебя светленькая компания друзей, мне достаточно тёмных монстров вокруг. Я к ним привыкла. Ты служишь Свету, я всю жизнь служила Тьме. Элли подходит к ней почти вплотную. Ланга отворачивается ещё сильнее, чтобы Элли не видела её лица. Юная Хранительница и не смотрит на её лицо. Она точно так же задумчиво смотрит в полутёмное окно, на вечные сумерки Подземного царства. Там красиво… И мрачно. Как-то давяще. Можно ли прожить здесь всю жизнь?.. - В том-то и дело, что ты служила Тьме, - тихо говорит она. Говорит спокойно и естественно, но Ланга морщится. Опять проповеди… - Ведь Пакира теперь нет. Над тобой никто не властен. Ты можешь занять место Пакира – а можешь стать волшебницей Света. Это ведь возможно. - Не для меня, - жёстко усмехается Ланга. - И для тебя тоже, - пожимает плечами Элли. – Если ты захочешь, конечно. Ланга снова злится. - А ты изобразишь из себя наставницу и будешь бесконечно читать мне унылую мораль, чтобы привести меня к Свету? - Это нужно в первую очередь тебе, - качает головой Элли, глядя на Лангу своими обычными наивными глазами. – И если больше некому… То я постараюсь привести тебя к Свету – насколько могу. Ланга косится на Элли, а затем смеётся. Смех у неё какой-то неестественный, как будто испуганный. Видимо, в Подземном царстве редко можно повеселиться от души. - Нет, Элли, - говорит наконец принцесса. – Это моя жизнь. И я никого не прошу мне помогать. Особенно вести меня к Свету. Можешь уходить, - резко бросает она напоследок. Элли грустно вздыхает и отходит. Готовясь к перемещению в пространстве, она вдруг оглядывается и спрашивает: - А что же я скажу твоей маме? - Я не маленькая, чтобы нуждаться в её одобрении, - с досадой отзывается Ланга, но задумывается. Элли ждёт. Минуту, другую. Наконец принцесса тяжело машет рукой: - Лучше ничего не говори… - Хорошо, - печально кивает Элли. – До свидания, Ланга. Ланга не отвечает. Через мгновение она в зале одна, но ещё долго стоит в той же позе, безучастно глядя в окно. Мысли её далеко. - «Я приведу тебя к Свету», - наконец с иронией повторяет она и усмехается – но с горечью, смешанной с… жалостью к себе?.. – Какая самонадеянность… Какая наивность. Наивность и самонадеянность, но… Если хотя бы кто-нибудь верит, что у Ланги ещё есть шанс… Может, он действительно ещё есть?

Annie: Скромные планы Заявка: 32. Декалогия Сухинова, AU, постканон. Том выжил в битве на Болотах. "Планы бывшего медвежонка на дальнейшую жизнь". H! Персонажи: Энни (сестра Элли) и Том-бывший медвежонок Примечание автора: этот фанфик можно рассматривать как приквел к фанфику "Парочка" (см. выше) Раннее утро – это какое-то особое время для Изумрудного города. Как правило, именно ранним утром здесь случается что-нибудь очень незначительное, что потом по каким-то таинственным причинам попадает в историю. Или начинает историю. Или заканчивает. Именно ранним утром Том сидел на городской стене и болтал ногами. Несмотря на то, что он стал человеком, у него сохранилась потребность везде лазать, а также феноменальный талант отовсюду падать. Но его это не смущало. Элли, впервые после битвы увидев бывшего плюшевого медвежонка, а ныне мальчишку, сказала, что если уж он тогда выжил, то ему уже больше ничто не страшно. Сказала она это, разумеется, отчасти в шутку, но Том верил, что так оно и есть. Поэтому, даже если б он сейчас сверзился с городской стены, он бы не испугался. Более того, не испугались бы и все остальные. И это было бы абсолютно обоснованно. Том был удивительно «живучим». Видимо, это свойство осталось у него от плюшевой игрушки. Кроме поразительной «живучести», из своего прежнего образа он вынес способность к внезапным предсказаниям будущего, болтливость, неунывающий характер и разные глаза: один карий, а другой чёрный. Поначалу это всех немного смущало, но потом друзья перестали замечать такую странность, как и раньше не обращали внимания на то, что пуговицы на мордочке игрушки разного цвета. - Привет, - сказала Энни, садясь рядом с ним и крепко вцепляясь в бортик стены. В отличие от друга, девочка боялась высоты. - Ты не в медпункте? – удивился Том. - Ещё со вчерашнего дня, - ответила она. В медпункте Энни ухаживала за ранеными – волшебницы, конечно, старались изо всех сил, но обеспечить магической помощью всех и сразу было невозможным даже для них. Том, кстати, сам отлежал в больнице два дня, а потом заявил, что здоров. Правда, отпустили его только под Эннину ответственность. - А остальные? – спросил Том. - И остальные тоже. Всё, отстрелялись, - гордо сообщила Энни. – Элли сказала, что сегодня можно отдыхать, а завтра уже посмотрим. Она сама измучилась больше всех, - обеспокоенно добавила девочка. Это и в самом деле было так – Элли, со своей обычной жертвенностью и безотказностью, проводила с ранеными дни и ночи напролёт. Это только так со стороны кажется, будто исцелить рану – пара пустяков. Оно тоже требует и сил, и времени. А когда таких ран сотни? - А Аларм где? – снова задал вопрос Том. Энни скривилась. - Ждёт, - кратко и выразительно сказала она. - Чего ждёт? – фыркнул Том. – Свадьбы? - Чего? – удивилась Энни и тут же рассмеялась. – А-а! Да нет, этого он пока что не дождётся. - Да уж, они ещё долго будут думать, - поморщился бывший медвежонок. А так как предсказателем он всё-таки оставался не бывшим, то Энни не стала комментировать. - Кстати, о свадьбе, - вспомнила она. – Дровосек с Весой женятся через три недели. - О, уже? – неопределённо отозвался Том. - А что тут такого? - А как же Ланга? - А что Ланга? Чего ещё от них можно ждать? Том согласился, что нечего. Тем более что Ланга и сама приложила немало усилий для счастья своей мамы. В частности, вернула ей молодость. - Они хотя бы не в Изумрудном городе будут свадьбу праздновать? – поинтересовался он. - Нет, конечно! – воскликнула Энни. – Корина же на Фиолетовую страну больше не претендует – у неё наследие бабушки Гингемы. Жевуны как-то не против… Хотя я не поняла, это они её выбрали правительницей или она их заставила выбрать её правительницей. Да и до ущелья драконов там ближе, чем от Фиолетового дворца. Короче, Дровосек так правителем Мигунов и остаётся. Стоило всё это затевать! - Действительно, - поморщился Том. – Жалко только, я думал, что Дровосек ещё будет путешествовать… Аларм, значит, тоже будет вроде правителя… А Страшила? - Первый советник королевы, - пожала плечами Энни. – Элли же без него никуда. - Ну ещё бы, - кивнул Том. – Значит, и он отпадает… - А ты чего хотел? – отозвалась девочка. - Я? – Том мечтательно запрокинул голову. – Да у меня-то планов много… - Ну например? Том развёл руками. Энни осторожно придержала его за плечо – ещё свалится ненароком от неосторожного движения. - Для начала обойти всю Волшебную страну. А там видно будет. Энни от души рассмеялась. - Хорошее начало! А главное, скромное и целенаправленное. Ну допустим, а что потом? - Потом? – удивился бывший медвежонок. – Есть ещё куча мест. - В Большой мир ты уже не попадёшь, - заявила Энни. – Стелла говорит, что они с Элли посоветуются и придумают, как его закрыть от всех путешественников. Чтобы больше ни сюда никто не приходил, ни отсюда… Только вот весь Сказочный народ переселится, и тогда можно смело закрывать. Только это будет сложно. - А я не говорил про Большой мир, - возразил Том. – Есть Невидимая Земля, есть Мир Облаков, Подземная страна… В конце концов, можно и в прошлое отправиться. А если найти способ и попасть, например, в страну Оз – ты представляешь, сколько там интересного? - Я даже не представляю, что такое страна Оз, - ответила Энни. – Впервые про неё слышу. - Я тоже, - с серьёзным видом кивнул Том, как будто не он произнёс эти слова несколько секунд назад. Его предсказания были настолько внезапными даже для него самого, что он и сам их не замечал и как будто не слышал. Энни немного подумала. - Ну хорошо. Допустим, ты обойдёшь все эти земли. Но ты подумал, сколько времени тебе на всё это понадобится? - Зачем? – с искренним недоумением пожал плечами мальчик. – Мне это совсем неинтересно. Если бы я думал о времени, я бы никуда не пошёл. Энни критически посмотрела на него. Дружба дружбой, но иногда понимать Тома становилось попросту невозможным. - Но ты и так никуда не пошёл, - терпеливо сказала она. - Но я же пойду. Главное – идти, а время – это уже второй вопрос. Мне спешить некуда, у меня, к счастью, свадьбы не будет, - засмеялся он. Энни решила не сомневаться в его словах. Во всяком случае, Тому лучше знать своё будущее. - И зачем тебе всё это путешествие? – спросила она. - Ну как зачем? Узнавать что-то новое. Можно составить карту. А то в Волшебной стране все только и знают, что Жёлтую Дорогу да Изумрудный город. Ну ещё там пару мест. Нам ещё Виллина говорила об этом, но тогда времени не хватило. А сейчас никакой меч искать не надо, Пакир на нас уже не нападёт… Энни кивнула, опять-таки решив не сомневаться. - Я бы тоже хотела попутешествовать по стране, - вздохнула она, глядя вдаль. - Так что тут сложного? Давай вдвоём, - предложил Том. - А ты думаешь, меня отпустят? - Не знаю, - неожиданно ответил Том. Энни уже хотела удивиться, но он продолжил: - Но, думаю, пока спешить не стоит. Пусть ОНИ сначала определятся, а потом уже можно будет уходить. - Ну нет, на свадьбе я бы всё-таки хотела побывать, - возразила Энни. - Так к свадьбе вернёмся. Невозможно же будет бродить непрерывно. Только карту Виллины надо вернуть, а то ведь Корина тогда отняла её у Страшилы. Энни прищурилась, соображая. - Значит… - глубокомысленно протянула она. – Сначала надо подружиться с Лангой. Карту она наверняка потом у Корины забрала. Потом выпросить у неё эту самую карту. А дальше самое простое. - Ага, - кивнул Том. – Отправиться в путешествие. Хороший план – на всю дальнейшую жизнь. Мне нравится, а тебе? - И мне тоже, - согласилась Энни. – По крайней мере, это лучше, чем сидеть во дворце.

Annie: Дочкин папа Заявка: 38. Декалогия Сухинова. Постканон. AU. Гуд/Веса, Ланга. "Мне что, его теперь папой звать???" Н! Персонажи: Ланга, Дровосек, Веса - Ланга, доченька, ты как раз вовремя, - говорила Веса, нежно глядя на дочь – хмурую, напряжённую и постоянно оглядывающуюся по сторонам. – Я хотела… - Вовремя, да? – рассеянно отозвалась сереброволосая принцесса. – У вас тут какой-то милый праздник… Может, я загляну позже? - Нет, - решительно заявила Веса, и Ланга узнала в её голосе прежние мамины нотки в стиле «никаких «гулять», пока не съешь суп». – Я тебя сто лет не видела! Как время летит… Да и вообще, я как раз хотела… - Пятьдесят, - возразила Ланга вредным голосом. – Даже меньше. - Ну хорошо, хорошо, даже меньше. В общем, я хотела бы… Ланга в очередной раз оглянулась, и её лицо стало мрачнее тучи. - Ой, мама, - затеребила она Весу за рукав (только сейчас заметив, что платье вообще-то белоснежное), - давай отойдём в сторонку. Я его видеть не могу. - Кого? – удивилась Веса. - Этого! – прошипела Ланга, втаскивая Весу за угол коридора. - Этого? – повторила Веса, тоже оглядываясь. – Это первый министр Изумрудного города, между прочим. Прибыл в гости. Не слишком приятный человек, тут ты права, но, надеюсь, Элли его найдёт кем заменить… - Да причём тут какой-то министр! – рассердилась Ланга. – Я об этом твоём женихе! - О женихе? – недоумённо повторила Веса. - Ну да! Вон он идёт! - Ах да, - Веса улыбнулась и выглянула из-за угла. – Гуд, дорогой, мы здесь! - Мама, не надо! – в ужасе зажмурилась Ланга, но было уже поздно. Железный Дровосек уже подошёл к повороту и остановился рядом с Весой. Ланга скрестила руки на груди, вскинула голову и приняла независимый вид, не глядя на Дровосека. - Вот, - гордо сообщила Веса, сияя от счастья. – Это моя дочь, Ланга. - Очень рад познакомиться, - приветливо кивнул Дровосек, протягивая руку. Ланга кинула на неё презрительный взгляд. - А я нет, - сообщила она в пространство. - Ланга, Ланга, доченька, - успокаивающе заворковала Веса, кладя руку ей на плечо. Ланга схватила руку матери и уставилась на неё. - Минутку, мама… Потом она взяла-таки протянутую (до сих пор) руку Дровосека и так же пристально рассмотрела её. - Это что такое? – грозно вопросила бывшая принцесса Тьмы. – Вы что, теперь?.. - Ну я же как раз хотела тебе об этом сказать, - спокойно объяснила Веса. – У нас сегодня свадьба. Так что ты очень вовремя. Ланга сникла. Подойдя к ближайшему подоконнику, она взгромоздилась на него с совершенно убитым видом. Похоже, ноги её не держали. Новость была слишком неожиданной. Хотя, с другой стороны, почему неожиданной? Мама об этом сто лет мечтала. Ну, чуть меньше. Дровосек тоже. Так чего тут особенного? - Милый семейный праздник, - уныло прокомментировала девушка в пространство. – Заранее нельзя было предупредить? - Можно, - согласилась Веса. – Но мы боялись, что ты обидишься и не придёшь… - И поэтому поставили меня перед фактом! Замечательно! – рявкнула Ланга. – Спасибо, мама! Что ещё меня ждёт? Человек пять сестёр и братьев? - Э-э… - смущённо кашлянул Дровосек. – Вообще-то шесть. Все приёмные. Их родители погибли во время войны, и мы подумали… - Я за вас рада, - оборвала его Ланга. Она уже пришла в себя, встала и прошла несколько шагов. – Ещё какие сюрпризы? - Ланга, не груби! – возмутилась Веса. - Я тебе не грублю, - заметила Ланга. – А он ещё не заслужил того, чтобы не грубили ему. В конце концов, ты моя мама, а он кто? Или мне теперь его папой звать? Веса заинтересованно взглянула на мужа. Тот задумчиво посмотрел на разбушевавшуюся Лангу. Перспектива иметь такую доченьку его как-то не очень устраивала, но всё-таки… По крайней мере, это не совсем приёмный ребёнок. Только наполовину приёмный. - Зови, - разрешил он. – Только учти, что я на правах отца буду тебя воспитывать и наказывать за плохое поведение. - Тогда я тебя так называть не буду! Ещё чего… - «Буду, не буду»… - строго произнесла Веса. – Никаких капризов. Ты, конечно, не маленькая, но отцовская твёрдая рука тебе не помешает в любом возрасте. Тем более что в детстве ты её недополучила! Ланга критически оглядела твёрдые железные руки новообретённого папочки. - Да уж, - согласилась она. – Ну здравствуй, папа. Если ты, конечно, не против, что твоя дочь была принцессой Тьмы, а теперь королева Подземного царства, то так и быть, можешь меня воспитывать. Если получится. Дровосек тяжело вздохнул. - Я очень-очень постараюсь, - кивнул он.

Annie: Защитник Заявка: 34. Декалогия Сухинова. Постканон. Аннушка, другие персонажи. "Не того ребенка вы назвали в честь героической игрушки". Н- Персонажи: Анни, Корина, Элли Анни стоит, прислонившись к двери. Дверь закрыта, за ней – тронный зал. Анни старается не дышать, чтобы не пропустить ни одного слова – хотя всё равно ничего не может разобрать, кроме интонаций. Она не должна сейчас находиться здесь, но она не может иначе. В зале Корина и Элли. Анни прекрасно знает, зачем Корина приходит сюда и долго ведёт с Элли «дружеские» беседы. Анни видит, что мама устаёт от этих визитов. Ведь Корина использует малейшую её слабость, чтобы унизить Элли. Это со стороны незаметно. Но Анни знает, как мама переживает. Конечно, Аларм утешает её, как может, но противостоять Корине в этой тихой войне он не в силах. Ей нужен не Белый Рыцарь. Ей нужна власть. И все свои силы она вот уже пятнадцать лет прилагает к тому, чтобы доказать: Элли не может быть королевой. Возможно, если бы не это противостояние, Элли бы действительно не могла быть настоящей королевой. Но она не собиралась уступать Корине. Не из властолюбия, трон её тяготил. Но она не могла отдать его Корине. При всех своих талантах Корина была слишком эгоистичной и даже злобненькой. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы такой человек правил Изумрудным городом. Поэтому Элли знала: она должна превзойти Корину в умении править страной. Корина была очень упрямой, и это было заметно всем. Но никто не замечал, насколько упорно добивается своего Элли. И на протяжении пятнадцати лет она вполне успешно побеждала в этом негласном соревновании. А Анни её в этом поддерживала. Нельзя сказать, что Анни была идеальным ребёнком, и с ней были проблемы – особенно начиная лет с двенадцати. Она могла быть своевольной, капризной, могла выкинуть какой-нибудь неожиданный неприятный сюрприз. Она могла нагрубить, могла не слушаться родителей. Но у неё был своеобразный пунктик. Если только кто-то разговаривал с её же родителями (которым она минуту назад нагрубила) недостаточно почтительно, она просто взрывалась. Искры летели иногда и в буквальном смысле. Том был спокойнее. То ли он был лучше воспитан (Аларм, как отец, больше времени уделял сыну, а Анни в детстве чаще оказывалась без присмотра – когда оба родителя были заняты), то ли меньше вникал во всё это, то ли действительно у него был совсем иной характер, чем у сестры. А может, он был просто дальше от Элли. Начиная лет с восьми, Анни проводила рядом с мамой целые дни напролёт, вникая в управление страной. Она ведь должна была стать её преемницей. Разговор в зале внезапно переходит на повышенные тона. Анни замирает, вцепившись в дверной косяк так, что пальцы побелели. Непонятно, кто сорвался первым – Элли или Корина, но виновата в любом случае Корина. Никто её сюда не приглашал. На лестнице слышны шаги, и Анни с досадой морщится, не оборачиваясь. Это её брат, она и так знает. Медлительный, задумчивый, даже немного неуклюжий мальчишка. Нет, брата она тоже любит, он для неё лучший друг. Но иногда ей кажется, что он мог бы вести себя по-другому… Более живо. Более смело. В зале раздаются резкие шаги по направлению к двери. Анни едва успевает отбежать на безопасное расстояние и теперь делает вид, что она только что пришла вместе с Томом. Дверь распахивается, и оттуда выходит Корина. Её лицо мрачнее тучи, на детей, попавшихся ей навстречу, она смотрит высокомерно, со злостью – но бессильной. Анни через дверь видит Элли, неподвижно стоящую возле трона. - Мама! – кричит девочка и, бросив на Корину убийственный взгляд, бросается в зал. Том замирает в нерешительности на лестнице. Корина равнодушно пожимает плечами. Нет, ничего не случилось. Это был просто разговор. - Мама, всё хорошо? – тревожно спрашивает Анни. Элли чуть улыбается. Нет, всё в порядке, она просто переволновалась. - Всё в порядке, - повторяет она и садится на трон. Но руки её дрожат. Анни понимает без слов: Элли сдерживалась изо всех сил. - Ладно, - кивает Анни и, прищурившись, неожиданно бегом мчится к выходу. По пути она наталкивается на Тома. - Анни… - растерянно тянет брат. Она хватает его за плечи. - Куда пошла Корина? - Э-э… Анни издаёт короткий стон, полный досады, и мчится дальше. Том озадаченно застывает наверху лестницы. Внизу, за поворотом коридора, Анни и догоняет Корину. - Корина, стой. Корина оборачивается. Анни стоит в такой позе и с таким выражением лица, что Корине поначалу хочется засмеяться, а потом… насторожиться? - Корина, - спокойно говорит Анни. – Если ты ещё раз придёшь сюда и будешь мучить мою маму… - Никто её не мучил, - пожимает плечами Корина. Анни делает шаг к ней. - Я повторяю. Если ещё раз ты ей что-то скажешь, то… знаешь, я тоже волшебница. И я не позволю тебе обижать маму. Корина снисходительно смотрит на девочку, застывшую перед ней, как фурия. Синие глаза прищурены, из них почти ощутимо вылетают молнии. Руки напряжены. Боевая стойка. Только меча не хватает. Сверху в этот момент свешивается через перила Том. - Анни, ты идёшь? – снова тянет он. - Девочка, иди к своему братику, - усмехается Корина. – У нас с твоей мамой взрослые разговоры, тебе ещё рано… Молния ударяет о пол рядом с Кориной и рикошетом отражается вверх, в потолок. На мгновение все ослеплены. Потом Корина с изумлением смотрит на два чёрных пятна – одно на полу, другое на потолке. Анни спокойно смотрит ей в глаза. Разворачивается… и уходит. Молча. Корина смотрит ей вслед: как девочка проходит мимо растерянного брата, как смотрит на него рассерженно… Том стоит, как будто ничего не понимая, и одинаково недоумённо смотрит на сестру, на Корину, на Элли в зале. И невольно Корина думает, что вот Анни бросилась на защиту матери, зная даже, что она Корину максимум может напугать, а Том, при всём своём рыцарском воспитании – нет… И у неё невольно мелькает мысль: «Не того ребёнка они назвали в честь героической игрушки».

Annie: Неправильная мечта Рейтинг G Размер: мини (хотя скорее драббл, учитывая отрывочность сцены) Жанр: AU (на тему "Том выжил") Персонажи: Энни и Том (бывший медвежонок). Энни находит Тома после битвы в Лунной стране. Примечание автора: противоречия между какими-то фактами этого фика и остальных с той же идеей в моём исполнении - это не ляпы, это автор перебирает вариации в поисках того, как будет лучше. Было мокро, холодно и темно. Том лежал, закрыв глаза. Чувство реальности возвращалось постепенно, и одновременно усиливалась боль. Ему казалось, что буквально только что он упал сюда, на узкую тропинку на берегу болота в Лунной стране. Всё, что он помнил сейчас – это битву, страшных чудовищ, воинов Тьмы, наваливающихся со всех сторон, и Дровосека, торопливо уходящего к берегу реки, оглядывающегося на каждом шагу. А затем Том упал… И что же было потом? Куда всё делось? Куда ушли все враги – и друзья тоже? Он наконец нашёл в себе силы открыть глаза и сесть. Кругом была тишина. Ни единого живого существа, ни единого звука – только ветер свистит в ушах. Рядом валялись обломки оружия – и его, и вражеского. Смотреть на убитых врагов было жутко, Том постарался отвернуться и отползти подальше. Это удалось, хотя и не без труда. Болело всё тело, непривычные ещё до боя доспехи сейчас как будто стали в десять раз тяжелее. Запёкшиеся раны снова стали кровоточить. Значит, вот что чувствуют люди. А он-то мечтал стать человеком. Ну почему ему не жилось плюшевой игрушкой, которой не нужно есть, пить, спать, которая не чувствует боли? Была заветная мечта – вот к чему привела. Впрочем, оборвал свои размышления Том, как человек он, наверное, всё-таки больше полезен Волшебной стране, чем как игрушка. А ещё подумал, что надо как-то действовать дальше. Битва здесь явно закончилась. Наверняка его сочли мёртвым. Сейчас, скорее всего, все уже далеко отсюда. Сколько времени он тут провёл? Час? День? Может, друзья ещё вернутся – хотя бы для того, чтобы найти его тело? А он тут вот, живой. Том слабо улыбнулся, подумав, что, наверное, все будут рады. Если только, конечно, они не полегли уже в какой-нибудь другой битве похуже этой. … Том сидел неподвижно, экономя силы и думая, как же теперь он будет добираться «до своих». Хотя бы до границы Лунной страны, а там уже можно будет передать в Изумрудный город сообщение по птичьей почте – о том, что он жив. Или Элли увидит его в волшебном зеркале. Впрочем, как она его увидит? Ведь для этого надо сначала захотеть увидеть. Внезапно какой-то звук, похожий на человеческий голос, а потом и непонятное движение в полосе тумана вдали, на тропинке, привлекли его внимание. *** Энни выскочила из лодки и оттолкнула её в реку. Так ей сказали волшебники из таинственной деревни-призрака – лодка сама вернётся назад. Главным сокровищем девочки сейчас были серебряные туфельки, найденные на берегу моря. Энни могла бы, конечно, воспользоваться ими сразу по возвращении из Невидимой земли, но что-то подтолкнуло её пройти немного пешком. К тому же Лунную страну она ещё не видела. На берегу реки было по-своему красиво, но чем дальше от неё, тем становилось более мрачно, мёртво и тягостно. Энни не знала, что за Лунную страну Пакир уже многие века борется со Светом – в основном безрезультатно, но кое-какие места уже принадлежат ему. Свету придётся немало потрудиться, чтобы вернуть их обратно. И конечно, большая часть подобных забот ляжет на плечи Хранительницы. Её сестры… Минут через десять быстрой ходьбы Энни поняла, что попала в какое-то болото. Под ногами часто хлюпало. К холоду добавилась сырость и туман. «Пора бы уже перенестись в Изумрудный город, и дело с концом», - подумала девочка. Ведь она должна ещё отдать туфельки сестре, пока не случилось чего-нибудь… страшного. Какое-нибудь нападение Пакира на Изумрудный город. Или ещё что-нибудь в этом духе. Сейчас Энни шла по узкой тропинке между замшелыми валунами и мёртвыми деревьями. Девочка уже сомневалась, что выберется из этого болота, и уже твёрдо вознамерилась воспользоваться силой серебряных башмачков, как вдруг, после очередного поворота тропинки, её глазам представилось невероятное и жуткое зрелище, и она невольно вскрикнула, застыв на месте в потрясении. Здесь была битва. Видимо, не так уж давно. Битва с воинами Пакира – а кем же ещё могли быть эти отвратительные создания? И не приходилось гадать, кто был второй стороной. Значит, пока она там бегала по Невидимой земле и искала туфельки, здесь уже всё кончилось?! Энни опустилась на дорожку. Смотреть на это всё было выше её сил. Глаза застилали слёзы. Упрямо девочка отвернулась, приказав себе не плакать, пока всё не разъяснится. Не верю, не верю, твердила она себе. Нет, ещё не всё потеряно. Она ничего не знает. К чему делать поспешные выводы? Она будет искать. Она всё равно отправится в Изумрудный город, даже если Пакир уже сравнял его с землёй. И вообще, кто сказал, что Пакир победил? Ведь здесь тела только его воинов. Вот я глупая, обругала себя Энни. Давно пора стать внимательнее. И чего я так разволновалась? Конечно же, воины Пакира битву проиграли. А значит, надо как можно скорее отправляться дальше. Она уже хотела щёлкнуть каблучками и исчезнуть отсюда, как вдруг ей пришла в голову мысль проверить повнимательнее, что тут вообще произошло. Вдруг она что-нибудь поймёт? Ведь не зря же она тут оказалась. В последнее время Энни убедилась, что в Волшебной стране вообще ничего не происходит зря. Случайностей в мире не бывает, даже если нам и кажется, что всем вокруг управляет «его величество Случай». Раз уж она здесь… Энни осторожно прошла чуть дальше и остановилась. *** Том поднял голову. Что-то в тумане двигалось к нему, а потом застыло на месте. Он попробовал выпрямиться, поднять руку. Это плохо удалось. Рука бессильно упала, и голова закружилась от резкого движения. В тумане невозможно было понять, кто к нему приближается. Враг это или друг? Добьют его или спасут? Мальчик попытался отползти в сторону, за валун, хотя там и лежали убитые. Павшие от его рук воины Тьмы. Как же это всё-таки мерзко… Ну почему ему не жилось плюшевым медвежонком?.. Вот уж точно: всегда хочется того, чего нет, но если тебе это не дано, значит, тебе это неполезно. Попытавшись двинуться, он невольно издал стон, и тут же со стороны фигуры в тумане раздался ответный возглас. Том вгляделся. Фигура не двигалась. - Кто здесь? – попытался спросить он. Голос звучал совсем слабо, но, очевидно, его услышали. - А кто спрашивает? – осторожно (и похоже, даже испуганно) спросили в ответ после некоторого раздумья. Голос показался Тому очень знакомым. Он снова дёрнулся, но подняться не смог. - Я из Изумрудного города, - еле выдохнул он. Фигура быстро двинулась в его сторону, и изумлённый Том рассмотрел силуэт девочки. Ещё два шага – и он безошибочно узнал её – она же его, похоже, не заметила. - Энни, - позвал он. *** Энни вздрогнула. Она не сразу сообразила, откуда исходит голос. Стала оглядываться, торопливо всматриваясь в окружающую её жуткую картину. И наконец, разглядела того, кто её звал. В нескольких шагах от неё лежал на земле светловолосый мальчишка лет четырнадцати. В доспехах, как взрослый. У него был совершенно беспомощный взгляд и какое-то очень знакомое выражение лица. Энни совершенно точно была уверена, что она его никогда и нигде не видела, но вместе с тем она не менее точно знала, что они уже встречались. - Я Том, - сказал мальчик. - Что? – она потрясённо отступила на шаг назад. - Плюшевая игрушка, - коротко пояснил Том. На длинные фразы у него не было сил. Энни ахнула и бросилась к нему. - Ты стал человеком… - Ага. Энни торопливо опустилась на холодную землю рядом с ним. Надо же. Значит, заветная мечта медвежонка всё-таки исполнилась… И вот какой он стал. Очень похож сам на себя, подумала девочка. Приглядевшись, она заметила ещё кое-что: один глаз у Тома остался чёрным, а другой – карим. Точно так же, как раньше, когда плюшевой игрушке вместо глаз были пришиты разноцветные пуговицы. - Ты ранен! Том не стал отвечать. Вместо этого он спросил: - А ты откуда тут? - Из Невидимой земли, я вернулась по Лунной реке на лодке, - сказала Энни. – Я нашла серебряные туфельки. Чем тебе помочь? Что здесь было? Где все? Нет, стой, - прервала она его, заметив, как болезненно он поморщился, собираясь заговорить. – Тебе очень плохо? Давай вместе отправимся в Изумрудный город. Я думаю, туфельки перенесут двоих. Энни говорила быстро, суетливо, ей было страшно, но она старалась этого не показывать. Правда, вот насчёт Изумрудного города… - Ты не знаешь, что с городом? – задала она вопрос. - Когда мы улетали… всё было нормально, - ответил Том, прикрыв глаза. - И давно это было? Или ты уже не знаешь? Том отрицательно качнул головой. Энни встала и протянула руку: - Давай. Если там что-то не так, будем искать другое место. Тебе здесь нельзя оставаться. Как хорошо, что я пошла сюда! – словно в лихорадке продолжила она торопливо. – Я думала перенестись сразу, но почему-то захотелось пройти по тропинке. И вот – нашла тебя. Ты можешь встать? Ты серьёзно ранен или просто слабость? - Не знаю, - ответил мальчик, цепляясь за её руку и делая попытку встать. Энни поддержала его под локоть. - Лучше б ты оставался медвежонком, - пробормотала она чуть слышно, но он понял и слабо усмехнулся: - Да уж. *** Изумрудный город, вопреки опасениям Энни, был на месте, но там она не застала никого из друзей. Не было и армии – в городе вообще остались только дети, женщины и старики. Значит, битва будет в другом месте. Энни внутренне порадовалась – Пакир не разрушит чудесный город… Пока не разрушит, напомнила она себе, и радость померкла. И неизвестно, где её сестра. Был поздний вечер, совсем стемнело, и город уже затих. Прежде чем что-то предпринимать дальше, следовало позаботиться о Томе. Энни нашла старичка-врача, который не ушёл с армией. При взгляде на Тома тот пришёл в ужас: - Вы выжили лишь чудом. - Живёте в Волшебной стране и ещё говорите о чудесах, - вполголоса прокомментировала эту реплику Энни. Жизни её бывшего плюшевого друга (бывшего плюшевого, а не бывшего друга) теперь ничто не угрожало. Теперь следовало найти сестру и передать ей серебряные туфельки. С этими туфельками пусть попробует тронуть её Пакир! Элли, конечно, и сама по себе сильная волшебница, но у туфелек какая-то своя, особая защитная магия, которая не зависит от того, на ком они надеты.

Darth Schneider: Annie Круто! я не фанат Сухинова....Но ... эмм...Вас интереснее читать!.. :)

Annie: Darth Schneider, спасибо И вы не первый, кто мне это говорит )

Annie: Никто не погиб Персонажи: Элли, Энни, Аларм и другие Рейтинг: G Тип: джен, намёки на гет Жанр: AU Размер: мини Таймлайн: после битвы с Пакиром на Горе Трёх Братьев Примечания автора: здесь АУ во многих смыслах плюс нагромождение авторского фанона. Также автор воспользовался идеей «Том выжил». …Небо стремительно светлело, и только сейчас можно было заметить, что уже наступает утро. Шум внизу, у подножия горы, всё не утихал, но лязг оружия давно сменился голосами, где одни радовались, другие печалились… Победа пришла – но для каждого принесла своё… Для кого-то она и не наступила. Да нет, наступила, конечно. Тем, которые уже в этой жизни ничего не почувствуют, сейчас намного лучше, чем тем, которые сейчас остались здесь, раненые, уставшие, измученные. Аларм это точно знал. …- Идёмте вниз! – крикнула Энни и первая побежала, подпрыгивая, по тропинке. Пару раз она оглянулась на сестру и рыцаря рядом с ней, и её взгляд стал слишком уж понимающим. - Идём, - сказал Аларм и взял Элли за руку. Она кивнула. Внизу, на площадке, где они оставили Виллину, уже царила радостная суматоха. Там, кроме Энни, Страшилы и Стеллы, рядом со старой волшебницей уже стояли Корина, Эльг, Рохан и даже Юргод – гриф занял почти всю площадку, а Варагу вообще было на ней не поместиться, так что он приземлился неподалёку. При виде Аларма и Элли все дружно повернулись к ним. А дальше Элли уже не могла различить, кто что говорил, кто их обнимал, облегчённо восклицая «живы»… Даже Корина, бледная, неулыбчивая, пожала руку сначала Аларму, потом Элли и сразу отошла, предпочитая наблюдать за общей радостью со стороны. А когда через пятнадцать минут к ним поднялись ещё и Дровосек, Лев, Людушка и маршал Магдар, все начали говорить чуть ли не одновременно, и на площадке получилось такое столпотворение и шум, что Корина уже подумала, не пора ли ей уходить. В этот момент с ней рядом оказалась Энни. - Эй, - окликнула девочка волшебницу. – Ты куда собралась? Корина обернулась. Энни смотрела на неё с лёгким осуждением. Повисло недолгое молчание, а потом Энни пожала плечами: - В общем, там все собираются идти к раненым. Если захочешь помочь – присоединяйся. Во взгляде Корины мелькнуло облегчение. - А… - сказала она. – Да, конечно. Энни улыбнулась. - И между прочим, ты очень вовремя появилась. Тогда, во время битвы. Корина тоже изобразила улыбку. - Спасибо, Энни. Энни хотела ещё что-то сказать ободряющее, но не придумала и только взмахнула рукой: - Ну, увидимся. Вернувшись в компанию друзей, она встала рядом с Элли. Сестра была смертельно бледной, но бодрой. Аларм тоже стоял поблизости. Виллина сказала, глядя на всех троих: - Наконец-то дети смогут жить спокойной жизнью!.. Энни сначала даже испугалась – о каких таких детях она говорит, – а потом догадалась, что волшебница имеет в виду их: её, Аларма и Элли. И не сдержавшись, шепнула сестре, когда Виллина отвернулась к Стелле: - Последний раз я слышала в свой адрес «дети» лет так семьдесят назад. - Сравни себя с Виллиной, - так же шёпотом ответила Элли. Энни сравнила и кивнула. Даже если бы они с Элли сейчас выглядели на свой настоящий возраст, Виллина бы и тогда имела бы полное право назвать их детьми, потому что была старше обеих раз в пять. Аларм, однако, радости сестричек не разделял. - Нам ещё с королём Тогнаром разбираться. - Ну, знаешь, по сравнению с Пакиром… - Энни не закончила фразу, но все её поняли. - Да и вообще проблем ещё будет достаточно, - вздохнула Элли. – Сейчас в Волшебной стране столько всего случилось, что много времени пройдёт, прежде чем мы действительно сможем пожить спокойно. - Но хотя бы Пакира уже не будет, - влез в беседу Страшила, подошедший сзади. – А это уже хорошо. Времени и поводов для радости будет больше. Элли кивнула. Некоторое время она ещё стояла, прислушиваясь к тем впечатлениям, которыми обменивались друзья. Каждый спешил рассказать другим, было ли ему страшно, что он сделал, о чём думал в тот или иной момент; они стояли толпой и говорили все разом, а отдельно собрался «кружок молчания»: Элли, Аларм, Виллина, Рохан, Стелла. Им не нужны были слова, они и так понимали друг друга и всех остальных… Потом Элли встрепенулась. Жестом попросив немного подождать сестру, которая в этот момент что-то начала воодушевлённо рассказывать, она шагнула ближе к друзьям. - Простите, что прерываю вас, но мне кажется, у нас ещё будет время порадоваться друг за друга, - тихо сказала она. – Пора идти вниз. Мы должны помочь людям. Все снова засуетились и начали спускаться разными способами – кто-то пешком, а кто мог – на крыльях. Энни подстерегла момент, когда Элли оказалась на достаточном расстоянии от Аларма, которого задержал Железный Дровосек, и легонько тронула её за плечо: - Как ты? - Ничего, - устало улыбнулась Элли. – Не беспокойся, Энни, всё хорошо. - О да, я вижу, - хмыкнула девочка. – Ты бы видела себя со стороны. Такое впечатление, что в стране Подземных рудокопов родилась ты, а не Аларм. Элли только головой покачала. - Всё-таки мы молодцы, - рассуждала девочка дальше. – Мы справились, и даже никто из наших друзей не погиб! Элли печально опустила глаза. Ей не хотелось пока говорить сестре о Томе. Ведь они так дружили… - Кстати, - Энни хитренько заглянула сестре в глаза. – У меня есть одно подозрение. - Выкладывай, - кивнула Элли. Энни слегка подразнила её загадочным выражением лица и молчанием, а потом «выложила»: - Ты, похоже, нравишься Аларму. Элли сперва растерялась. Она ещё помнила то время, когда в Большом мире Энни не раз намекала, что тот или иной молодой человек проявляет к Элли повышенное внимание. Неужели здесь это снова повторится? Поэтому она сочла наилучшим невозмутимо пожать плечами: - Ну да. Я знаю. - И? – не отставала Энни. Элли серьёзно посмотрела на неё. - Ты против? - Что ты, - возразила Энни. – Я за тебя рада. Правда. Элли отвернулась, чуть помолчала, а потом решила немного объяснить: - Мы ещё ни о чём не договаривались. Так что можешь пока подождать с подозрениями… - Хорошо, - легко согласилась Энни и помчалась вперёд догонять Льва. У подножия горы вся компания снова собралась в одну кучу, и Элли пришла в голову мысль. Она снова подозвала сестру: - Энни, у меня к тебе будет небольшое поручение. - Давай, - сразу кивнула девочка. - Отправляйся, пожалуйста, в Изумрудный город и скажи, что сегодня к обеду мы отправим туда раненых. Всех сразу исцелить здесь мы не можем, сама понимаешь, так что врачебная помощь будет не лишней. - Может, я потом сюда вернусь и вам помогу? – немедленно предложила Энни. - Нет, - возразила Элли. У неё снова проснулось чувство, что сестра – маленькая девочка, которую от всего надо ограждать. И хотя это давно уже было не так, ей всё равно не хотелось, чтобы Энни видела те ужасы, которые война делает с людьми. – Я тебе верну серебряные туфельки, и ты отправляйся немедленно. Энни пожала плечами: немедленно так немедленно. В конце концов, так она скорее увидит Тома. Через пять секунд она поняла, что все на неё странно смотрят, и осознала, что высказала мысль вслух. - Энни… - осторожно начал Дровосек. Элли с отчаянием посмотрела на друга, но он не понял. – Прости, но, боюсь, Тома ты там не увидишь. Девочка весело хмыкнула. - Это ещё почему? Стало тихо. Никто не решался объяснить страшную вещь. Элли об этом знала от Страшилы, а Страшила – от Дровосека *; Аларму уже тоже кто-то сказал, в неведении оставались только Виллина со Стеллой – но им просто не успели всё рассказать. А Энни рассказывать никто не хотел. Наконец Дровосек всё же нарушил молчание. - Энни, Том… он… В Лунной стране была слишком жестокая битва. - Я знаю, - кивнула девочка. – И вы его там бросили. Дровосек опустил голову. - Нам пришлось слишком быстро оттуда уходить. Искать… кого-то уже не было времени. Энни протянула сестре руку. - Элли, ты мне даёшь туфельки или нет? – произнесла она совершенно спокойным тоном. И снова обратилась к остальным друзьям: - Так вот я вам говорю: я там была и его нашла. И помогла отправиться в Изумрудный город.** - Правда? – воскликнули сразу три или четыре голоса. - Я, по-вашему, выдумщица? – рассмеялась Энни. – С Томом всё в порядке. В последний раз, когда я его видела, он был под присмотром Весы и спокойно выздоравливал от ран. Так что не спешите делать выводы, - озорно тряхнула она косичками. – Я же говорила: никто не погиб! Все только головами закачали от удивления, не сразу обретя возможность поверить в эту радостную новость. А когда Энни наконец, стукнув каблуком о каблук, исчезла в серебристой вспышке, Аларм тихонько шепнул Элли: - Как она умудряется так много знать и везде успевать? - Я иногда бы предпочла, чтобы она знала чуть меньше, - так же шёпотом ответила Элли. Аларм понял и улыбнулся, но ничего не сказал. Элли чуть сжала его руку и торопливо пошла к остальным волшебницам, которые уже ушли вперёд. Ещё ничего не закончилось. Ей предстоял трудный день. И всё же радости в нём больше, чем печали. Всё-таки они победили. ___ *Предположим, что Страшила не получал богатырскую силу и, как следствие, в битвах не участвовал. ** Отсылка к моему фанфику "Неправильная мечта" (см. выше)

Annie: ФАНФИКИ С ЗФБ-2014 Ученик волшебницы Локасты Бета: victory_vitt Персонажи: Локаста (волшебница Севера), Глинда, Озма, Алмар (Аларм) Рейтинг: G Тип: джен Жанр: AU, ретеллинг Таймлайн: конец книги "Чудесная страна Оз" Баума, начало книги "Секрет волшебницы Виллины" Сухинова Аннотация: Если бы в мире Баума у волшебницы Севера тоже был воспитанник, и как бы произошло его знакомство с той, которая должна стать самой могущественной феей страны. Локаста, Добрая Волшебница Севера, была самой старой и самой мудрой чародейкой страны Оз. Никто не знал дорогу к её дворцу, хотя она сама частенько наведывалась к людям. Это она встретила девочку Дороти, когда та приземлилась в своём фургончике на голову Злой Колдунье Востока. Теперь же волшебницу занимала другая проблема. До Фиолетовой страны все новости доходили с некоторым опозданием, но, тем не менее, Локаста знала: Изумрудный город захвачен армией наглых девиц под предводительством генерала Джинджер. Соломенное чучело Страшила изгнан. Локаста бы и не вмешивалась — пусть сами разбираются. Ведь не вмешалась же она при том давнем конфликте между королём Пасторией и неким Озом, который прилетел откуда-то с неба и объявил себя чародеем, а потом ещё и захватил власть в Зелёном городе (но зато именно благодаря Озу город стал Изумрудным: самозваный волшебник постарался на славу украсить свою столицу). Итак, Локаста бы и не вмешивалась, но слишком уж удачный выходил случай. Она знала, что ни Оз, ни Страшила, ни тем более Джинджер законными правителями не были. А законный правитель, или, вернее, правительница где-то спрятана, и не исключено, что в заколдованном виде. Хорошо бы её найти… И Локаста отправилась к Глинде. — Позволь мне взглянуть в твою Книгу Событий, — попросила она, когда закончились взаимные приветствия. — С радостью, — ответила Глинда. — Но что ты хочешь там увидеть? — Хочу взглянуть на некоторые дела многолетней давности, — задумчиво проговорила Волшебница Севера. — Видишь ли, я сама ещё ни в чём не уверена. Разреши мне сначала разобраться в этом самостоятельно, а после, обещаю, я расскажу тебе всё. Глинда уже привыкла к таинственности Локасты, поэтому не стала задавать новых вопросов. А между тем — прояви она чуть больше настойчивости, и история могла бы кончиться быстрее и намного благополучнее. Или намного скучнее, это уж как посмотреть. В общем, Локаста в одиночестве полистала Книгу Событий, ни о чём не сказав Глинде, и улетела обратно в свой дворец, где взялась уже за свои магические книги и инструменты. — Итак, — бормотала она, — Оз навещал Момби. Я так и знала, что из этих трёх сестёр кто-нибудь да остался жив! А недавно от Момби сбежал какой-то мальчик. Откуда у Момби мог вообще появиться мальчик? Она же терпеть не может детей. Как, впрочем, и её сёстры. Почему она его воспитывала? Только потому, что он на неё работал? — Локаста вскинула голову с некоторой гордостью. — Вот я своего воспитанника работать за себя не заставляю. Мальчика надо учить, развивать его таланты и умения, следить за его поведением, готовить к взрослой жизни, а не использовать только как рабочую силу. Тогда он станет достойным человеком и ещё принесёт стране пользу! Уж кто-кто, а Локаста могла это сказать без ложной скромности. Её воспитанник обещал стать одним из лучших воинов страны Оз. А воины здесь ещё пригодятся, учитывая, что творится в Подземной стране. — Жаль, что книга Глинды не может передать все подробности, — огорчённо заметила про себя Локаста. — Ну да это можно объяснить. В стране Оз и за её пределами слишком много событий. Она всё листала свои магические книги. Потом стала читать заклинания, проводя по страницам волшебной палочкой. Она не выходила из своей комнаты три дня, и слуги уже начали беспокоиться, хотя, в общем-то, это было не таким уж редким делом. Но наконец Локаста распахнула двери и позвала к себе всех. — Слушайте меня, — объявила она, глядя на своих подданных. — Сегодня я нашла законную правительницу страны Оз. Это принцесса Озма, дочь короля Пастории — мага и первого правителя Изумрудного города, и Лурлины — одной из фей, создавших страну Оз в давние времена. Сейчас Озма заколдована и пребывает в обличии мальчика. В данный момент она, то есть мальчик по имени Типпетариус, сокращённо Тип, и её друзья находятся возле Изумрудного города. Я должна расколдовать её. Озма — могущественная фея, она сильнее Глинды и сильнее меня. Или, по крайней мере, должна ею стать, но для этого мне необходимо встретиться с ней. Сама я не могу лететь к людям, это слишком тяжело для меня, да и Озма, то есть Тип, меня может не послушать. — Тогда что же делать? — спросил кто-то. Локаста подумала немного. — Позовите ко мне Алмара. Пусть он отправится в Изумрудный город и найдёт там мальчика. И вместе с ним вернётся ко мне. Думаю, он с этим справится лучше всех, ведь они почти ровесники — по крайней мере, внешне, а значит, быстрее подружатся. Воспитанника Локасты — того самого мальчика, о котором она говорила как о будущем воине страны Оз, — позвали, и она вкратце объяснила ему свою просьбу: найти рядом с Изумрудным городом мальчика по имени Типпетариус. — Что ж, я готов, — согласился Алмар. Он нечасто покидал пределы дворца и привык к этому, но повидать Изумрудный город было его давней мечтой. — Но как я его узнаю? — Просто, — сказала Локаста. — Это будет единственный мальчик среди нескольких странных существ. А чтобы ты не ошибся, я покажу тебе его портрет в волшебной книге. Локаста была мудрой волшебницей, но не могла знать всё и сразу. И она не знала, что Глинда её ненадолго опередила. Поэтому, когда Алмар на летающем облачке приблизился к Изумрудному городу, он был разочарован. Никакого мальчика он не увидел, и как ни силился разглядеть в толпе, не смог. Он узнал волшебницу Глинду, и узнал даже колдунью Момби, хотя никогда раньше её не видел (но тут догадаться было нетрудно). Увидел и многих странных существ (и тоже узнал среди них Страшилу и Железного Дровосека), но мальчика среди них не было. «Может быть, он где-нибудь в одном из этих шатров», — подумал будущий воин и рыцарь страны Оз. Облачко снизилось, и все посмотрели на гостя. — Здравствуйте, — сказал он, слегка растерянный от такого внимания. — Я от волшебницы Севера, Локасты. Я ищу мальчика Типа. Повисло молчание. Все начали переглядываться между собой, при этом большинство смотрели куда-то назад, на Глинду. Потом странные существа и люди расступились, и Алмар оказался лицом к лицу с волшебницей Розовой страны. А рядом с ней стояла девочка. — Это я, — робко сказала она. — Кто — я? — не понял Алмар. — Тип — это я, — пояснила девочка. — Только я Озма. Алмар совсем растерялся. — Как это? — Я была мальчиком, но теперь меня расколдовали, — сказала Озма. Алмар задумался. Что же теперь делать? И что он скажет волшебнице Севера? Он ведь не знал всего, что знала она — Локаста почему-то не сочла нужным его предупредить, что он ищет на самом деле Озму, законную правительницу страны Оз. И теперь мальчик совершенно не представлял, как выбраться из этой странной ситуации, а главное — что он скажет Локасте. Что Типа он не нашёл? Волшебница не так уж часто просила его о чём-нибудь, и в таких случаях он всегда старался выполнить её просьбу — хотя бы в знак благодарности за всё то хорошее, что она для него сделала. А теперь не смог. Или, раз уж такое дело… — Ты полетишь со мной к Локасте? Она хотела встретиться с тобой, — нерешительно произнёс Алмар, глядя на девочку. Озма обернулась к Глинде, и та кивнула. — Конечно, полечу, — сказала Озма, светло улыбаясь. Алмар невольно улыбнулся в ответ. — Только ненадолго, потому что мне надо будет скорее вернуться в Изумрудный город — ведь я теперь его правительница. — Ты — правительница Изумрудного города? — изумился мальчик. — Локаста мне ни о чём таком не говорила. — Я и сама не знала раньше, — ответила юная фея. — Но мне пришлось. А ещё пришлось стать феей, чего я тоже не хотела. Если бы я оставалась обыкновенным мальчиком, то мне было бы легче и спокойнее жить. Но не могу же я бросить свою страну и друзей, которые на меня надеются. — Да, думаю, ты права, — согласился Алмар. — Так ты летишь, Озма? Озма ступила на облачко, и за ней немедленно последовал верный Тыквоголовый Джек. Алмар сначала было хотел возразить, но потом передумал. Пусть этот странный человечек тоже полетит, ему-то что. На прощание Озма оставила своим временным заместителем Страшилу. — Пусть он ещё немного побудет правителем, — сказала она. — А потом я вернусь…

Annie: Сила слова Бета: victory_vitt Персонажи: Элли, Рамина Рейтинг: G Тип: джен Жанр: кроссовер, AU, пропущенная сцена Таймлайн: книга Сухинова "Фея Изумрудного города", перед главой "Главное заклинание Торна" Написано по заявке с Инсайда "Что-нибудь про Рамину в книгах Сухинова" Предсказание не сбылось. Рамина выслушала своих гонцов с огромным изумлением. Много лет назад она предсказала фее Элли, что та не вернётся в Волшебную страну. Но девочка вернулась. Хотя по логике — люди не феи! — Элли давно должна была состариться, а может, и умереть. В чём же дело? «Я не могла ошибиться, — растерянно — и с восторгом — думала королева-мышь. — Я ясно это видела…». Так или иначе, стоило проверить. Рамина закрыла глаза и попыталась найти Элли с помощью магии. Если всё правда, эта ошибка её только порадует. Волшебной стране давно нужны перемены. И такие люди, как Элли… …Дональд оказался предателем. Он лгал ей, добровольно отдал её в руки Корине, оставив одну, совершенно беспомощную. Даже медвежонка Тома — и того нет. А через несколько часов она станет старухой. Элли села на пень под высокой елью, опустила голову и замерла, сгорбившись. На душе было пусто, не хотелось даже двигаться. Никого нет. Друзья либо исчезли, либо попали под власть Корины — тем или иным образом. Хотя Элли и не винила их. Дональд мечтал обрести здоровье и красоту, и просто не повезло, что с Кориной этот мальчик встретился раньше, чем с другими волшебницами. Да и Дровосек не виноват. Здесь даже не летали птицы — настолько глухое и мрачное было место. Лучше Корина и придумать не могла — запереть беспомощную девочку в лесу, подальше от людей, от животных — которые не глупее людей, — чтобы никто её не видел и не слышал. Что колдунья будет с ней делать, интересно? Убьёт, как и хотела давно? Сумка соскользнула с плеча и тяжело упала на землю. Элли вздрогнула и покосилась на объёмистый свёрток. Книга Торна. «Зачем я ношу её с собой? От неё никакого толку. Три непонятных слова». Элли открыла книгу на первой странице. Одно-единственное заклинание, всего три слова без пояснений. Но они должны что-то значить… Должны. Она уже пыталась что-нибудь сотворить, но всё было безуспешно. Может, тут мало слов, нужна волшебная сила? В детстве Элли с помощью волшебных слов Виллины пыталась колдовать над Священным источником Усыпительной воды у Подземных рудокопов, но там тоже ничего не получилось. Но получилось с Золотой шапкой Летучих обезьян и серебряными башмачками. Нет, всё-таки магия — самая непонятная вещь в мире. А Корина? Она назвала Гингему своей матерью, однако потом Элли с Дональдом узнали, что Дровосеку она представилась дочерью его бывшей невесты. Понятно, почему он так легко поддался её чарам — наверняка во всём ей доверял. Но волшебству Корина научилась не только от колдуньи. Когда-то давно Элли уничтожила Гингему и Бастинду. Что теперь? Время расплаты за нечаянные смерти? «Но я не хотела этого! — чуть не плача, подумала она. — Я ведь не знала!». Надо взять себя в руки, иначе Корина победит. Элли не должна бояться её, не должна быть слабой. Она сильнее, потому что поступает честно и не идёт через чужое предательство. Элли сосредоточенно уставилась на страницу. Нет, не надо думать о Корине. Она не позволит себя сломить какой-то ведьме, пусть даже и очень могущественной. Прошло полчаса, затем час, а Элли всё так же сидела с книгой на коленях. До вечера ещё много времени. Неизвестно, когда явится Корина. Девочка настолько задумалась, что даже вздрогнула от неожиданности, услышав тонкий голос: — Приветствую вас снова, моя дорогая фея. Элли вскочила и огляделась. На поляне никого не было. — Прошу прощения, я не хотела вас пугать, — мягко засмеялся голос откуда-то снизу. Элли опустила взгляд и ахнула. — Это вы?.. Она поспешно встала на колени. Не может быть! — Вы, должно быть, помните меня, — царственно кивнула Рамина. — Конечно… ваше величество, — опомнилась Элли. Рамина! Фея полевых мышей! Маленькая королева не раз выручала девочку и её друзей из беды в далёком прошлом — вдруг и теперь поможет? Ведь не зря она явилась, хотя Элли её и не звала. — Рада вас видеть вновь в Волшебной стране, — церемонно склонила голову Рамина. Она всегда отличалась исключительной вежливостью. — Признаюсь, ваше возвращение явилось для меня большим сюрпризом — приятным сюрпризом, смею заметить. — Я тоже рада вас видеть, — проговорила Элли. — Но как вы узнали, что я вернулась? — Мыши знают о многом, — заметила Рамина. — Вы наверняка даже не обратили внимания на наши ходы и норы в том доме, где жили целых два дня. Элли смутилась. Мышь-фея была права. — Честно говоря, я об этом не думала, — призналась девочка. Ей было неловко говорить, что она вообще не надеялась встретиться с Раминой. Ведь мышиный век короток. Хотя, с другой стороны, Рамина — фея. — Мы с Дональдом прятались от птиц и людей, надеясь, что нас никто не узнает и не донесёт Корине. А друзей мы пока не встретили. — Понимаю, — сочувственно кивнула Рамина. И, помедлив, добавила: — Надеюсь, вы не сердитесь на меня за то давнее предсказание. — Почему я должна на вас сердиться? — удивилась Элли. Рамина грустно опустила взгляд. — Я не могу предвидеть будущее настолько далеко… И никак не предполагала, что вы вернётесь спустя столько лет. Возможно, вас бы тут ждали не только враги, если бы не я. Элли серьёзно покачала головой. — Что вы, я уверена — ваше предсказание здесь совершенно ни при чём. Друзья и так давно ждали меня, мне рассказывала сестра. А я и сама вам верила — всю жизнь. В детстве мне хотелось домой, и ваши слова были для меня не только огорчением, но и благом. А теперь меня ничто с домом не связывает. Видимо, поэтому я и смогла вернуться сюда. — В любом случае, я рада, что много лет назад ошиблась, — решительно проговорила Рамина. — И если вы вернулись, значит, в Волшебной стране грядут большие перемены. А добрые перемены всегда необходимы… Девочка смутилась. Рамина явно её переоценивает, к тому же королева-мышь знает не все. — Боюсь, теперь я ничего не смогу сделать для Волшебной страны, — грустно сказала Элли. — Почему вы в этом так уверены, милая сестра? — спокойно осведомилась Рамина. Элли глубоко вздохнула. Рамина — фея, и не зря же она явилась сюда, презрев магические барьеры и прочие козни Корины. — Я не могу уйти с этой поляны, — медленно проговорила девочка, тщательно подбирая слова. — Корина поставила тут такой же барьер, как вокруг Жёлтой страны и Розовой. Я её пленница, и боюсь, она всё-таки убьёт меня за то, что мой домик упал на Гингему. Но даже если и нет, то я сегодня вечером снова стану старой, потому что Стелла мне уже не успеет помочь. Элли старалась говорить спокойно и бесстрастно, не жалуясь, — Рамина и так поймёт, и обязательно поможет, если это будет для неё выполнимым. Фея-мышь выслушала девочку и ненадолго задумалась. — Расскажите мне всё по порядку, моя дорогая, — наконец решительно попросила она. И Элли начала рассказывать. Всё с самого начала — как она вернулась в родной дом, куда неожиданно прилетели эльфы, как ей снилась страшная колдунья, как она встретилась с игрушками, Дональдом, как Корина напала на них… Было в этом что-то исцеляющее — вот так сидеть и рассказывать всё кому-то, кто тебя понимает. Да, она считала своими друзьями и Тома, и Дональда, но… Элли сейчас нужен был кто-то сильнее духом. Рамина внимательно слушала, не перебивая, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Когда повествование коснулось волшебной трубы Торна и книги, Рамина особенно заинтересовалась. — Где они сейчас? — коротко спросила она. Элли положила руку на сумку: — Книга здесь, а труба у Дональда. — Вы позволите мне взглянуть? — деликатно склонила головку мышь-фея. Элли с готовностью развернула книгу, положила на землю и открыла первую страницу — с единственным заклинанием. Рамина взглянула на него — и Элли показалось, что на мышиной мордочке отразилось невероятное изумление. Однако она не высказала его вслух и только попросила продолжить историю. Элли не вдавалась в особые подробности — Рамине это вряд ли было бы интересно, — но попытки наколдовать что-нибудь с помощью непонятного заклинания всё же описала. Закончила рассказ она на том, как Дональд привёл её сюда и исчез, а вокруг поляны в ту же минуту оказался непроходимый невидимый барьер. — Итак, — заговорила Рамина после недолгой паузы, — У вас, насколько я поняла, осталось всего несколько часов — до появления первых звёзд… — Или до прихода сюда Корины, — вздохнула Элли. — Да, возможно, это случится раньше. Но, насколько я понимаю её характер, она вряд ли удержится перед тем, чтобы лично наблюдать ваше унижение, и вполне может явиться незадолго до вечера. Но не беспокойтесь, дорогая, — добавила королева-мышь. — Я этого не допущу и сделаю всё, что в моих силах. В частности, я могу немедленно отправиться к Стелле и сделаю это. Надеюсь, она мне поверит, — добавила мышь чуть озабоченно. — Ведь раньше мы ни разу не встречались. Я предпочитаю не вмешиваться в дела людей, но вы — особый случай. Элли покраснела от смущения. — Да, но как же магические барьеры? — вспомнила она. Рамина развела маленькими лапками. — Для меня они не являются существенной помехой — как видите, сюда я смогла явиться. Корина, хотя и продумала очень и очень многое, кое-чего не учла — а именно, мышиные норы. Похоже, жизнь с Гингемой её не научила уважению к нашему народу, — гневно прибавила фея. — Очень надеюсь, что когда-нибудь ей всё же выдастся случай задуматься над этим… — Я не имела в виду вас, — пробормотала Элли. — Стелла ведь не смогла разрушить барьер вокруг своей страны… Как она сможет прийти ко мне? Рамина с любопытством взглянула на девочку. — Думаю, я кое-что смогу подсказать и ей, и вам. Вы ведь не пробовали ещё ваше единственное заклинание применить сегодня, на этой поляне? — Нет, — удивилась Элли такому вопросу. — У меня ведь всё равно ничего не получается. — Возможно, — загадочно сказала маленькая фея, — для того, чтобы что-то подействовало, необходимо направить действие на что-либо конкретное. Элли смотрела на Рамину с изумлением, а потом вдруг догадалась: — Оно разрушит барьеры?! Королева мышей мягко рассмеялась: — Торн был на самом деле величайшим чародеем на Земле. Все заклинания хороши, но есть совершенно уникальное. Как вы думаете, почему в книге записано только одно заклинание? Элли нерешительно пожала плечами. — Ну… Я не знаю. Мало ли почему… — Видите ли, моя дорогая фея, если бы вы были настоящей волшебницей, то знали бы и то, в каком строгом порядке заклинания записываются в чародейских книгах — ни одно из них не должно мешать или противоречить соседнему. Слова — любые, но тем более магические — обладают мощной силой, даже если просто записаны на бумаге, — серьёзно объяснила Рамина. — И возможно, для одного-единственного заклинания не просто так потребовалась отдельная книга… Рамина склонила голову на прощание и исчезла. Элли осталась на поляне одна. Заклинания не должны мешать друг другу… Может, это заклятие вредит всем остальным? Противодействует?! Элли бегом бросилась к тропинке, где впервые была остановлена невидимой преградой. Но теперь это её не испугало. Коснувшись магической стены обеими руками, Элли уверенно проговорила слова заклинания. И тихонько ахнула, когда ощутила свежее дуновение ветра с тропинки. «Спасибо вам, дорогая Рамина. Без вашей подсказки я бы никогда не догадалась». — А теперь верни, как было, пожалуйста, — прошептала девочка, снова представляя под своими ладонями недавнее ощущение гладкой холодной поверхности. Ведь заклинание может отменить само себя? А потом Элли вернулась поляну и стала ждать. Нет, не Рамину. Сможет ли фея-мышь помочь или нет — теперь это зависит только от неё. И Элли сейчас многим ей обязана. Но кто знает, что случится в будущем? Как всё-таки хорошо, что именно Рамина явилась к ней в эту трудную минуту — друзей у Элли было здесь когда-то много, но фея, со своими знаниями и волшебным искусством, среди них одна. Элли ждала Корину. Больше она всё равно ничего не могла сделать. Колдунья скоро узнает, что победила не всех её друзей, и беспомощная девочка на самом деле не бессильна. Ведь на любое колдовство найдется противостоящее.

Annie: Проблемы стереотипов Персонажи: Озма Рейтинг: G Тип: джен Жанр: пропущенная сцена Таймлайн: после книги Баума "Чудесная страна Оз" или её конец Аннотация: размышления о минусах жизни девочек. Озвучка фанфика здесь: http://pleer.com/tracks/9292638fq9l , читает автор Наверное, если бы все девочки хотя бы немного могли в своей жизни побыть мальчиками - они бы уже никогда не захотели превращаться обратно в девочек. Судите сами. Вы когда-нибудь лазали по деревьям? По крышам? По заборам? Если нет, то вы не поймёте. Если да – вспомните это ощущение: когда земля – далеко внизу под тобой, а ветер бьёт в лицо, и перед глазами открываются новые просторы – с высоты ведь видно дальше… И ты качаешься на тоненькой ветке, и знаешь, что она не сломается под твоим весом – просто чувствуешь. А если и сломается, что с того? Повиснешь на руках, или схватишься за другую. Вспомните радость от осознания своей ловкости, храбрости, силы… А теперь сравните: сколько девочек качается на верхушках деревьев и сколько мальчиков. Потому, что мальчики смелее и сильнее. Бывает, конечно, что и девочка влезет на дерево. Но потом она никогда не забудет посокрушаться по поводу испорченного платья или расцарапанных ног. А то ещё и ныть начнёт… Хотя, конечно, это смотря ещё какая девочка. Примерно об этом (только более эмоционально) думала Озма, оставшись одна. Придворные, гуляя по парку, внезапно узрели свою правительницу, мирно сидящую на ветках метрах в четырёх над землёй. Естественно, поднялся переполох, Озму сняли с помощью лестницы (несмотря на бурные протесты) и торжественно препроводили в её покои. И теперь юная правительница Изумрудного города бегала по комнате и размахивала руками, возмущённо пытаясь доказать что-то (мысленно, правда, а не вслух) воображаемым собеседникам. «Ваше высочество, у вас грязные туфли! Ваше высочество, у вас помятое платье! Вам какое дело? Моё же платье, не ваше! Почему-то раньше никому не было дела до моего платья». Минуту спустя Озма вспомнила: «Ну да, конечно… У меня же не было раньше платьев. У меня были рубашки и брюки…» Вечно заштопанные и в заплатках. Что было, между прочим, очень удобно. Какая разница, сто дыр на одежде или сто одна – смело лезь куда хочешь. А ещё у неё не было лакированных туфелек. Тип вообще любил ходить босиком. Озма устала бегать по комнате и плюхнулась в кресло. - Ваше высочество, вы упадёте! Раньше почему-то не падала, а теперь обязательно должна? Раньше Озма влезала… то есть Тип влезал на самые высокие деревья в лесу. И действительно не падал. Да и Озма бы теперь не упала. Но придворные решили – упадёт, значит, упадёт. А придворным виднее. - Скажите пожалуйста – девочка! Ну и что с того, что девочка! – в сердцах крикнула Озма, стукнув кулаками по коленкам. – Меня почему-то вообще не спросили, хочу я быть девочкой или нет! «И вообще, я же сразу сказал, что не хочу», - закончила она уже мысленно. Иногда она продолжала говорить о себе в мужском роде. По привычке. Она разглядывала свои руки. Какие они тонкие и слабые. Если с такими кулаками полезть в драку – засмеют. Да и много ли ими подерёшься? «Ах да. Девочкам и драться нельзя». А что же девочкам можно?! А если девочка вышла на улицу погулять, то что ей делать? Это был очень даже интересный вопрос, и Озма попыталась вспомнить. Как гуляют девочки? Мальчики – известно как: они дерутся, бегают, кричат, везде лезут. А девочки? «Кажется, они играют в дочки-матери», - с трудом всплыло в памяти. Ну что ж, это ещё не самая нелепая игра. А игрушки у девочек какие? Куколки, бантики, с ума сойти. А занятия? Вышивки-кружева! То ли дело у мальчишек – они берут нож, вырезают из дерева всякие разные поделки… Озма невольно улыбнулась, вспомнив свою последнюю «поделку» - Тыквоголового Джека. Тоже ведь её творение. С большим трудом потом удалось объяснить простодушному созданию, что теперь она не «папаша», а скорее «мамочка». В общем-то, хорошо, что принцессе страны Оз, правительнице Изумрудного города не пристало играть в куклы. Да и вообще она уже вышла из этого возраста… ну, вообще-то, никогда в него и не входила. К сожалению, почему-то строгать, пилить и забивать гвозди правительнице тоже нельзя. - И что теперь? Вертеться у зеркала, как эти придворные фифы? Или сплетничать? То и другое ей было просто смешно и нелепо. Как хорошо, что она всё-таки правительница. У неё есть дела поважнее. А то она бы и в самом деле не знала, чем заняться… - Вот можно подумать, мальчик правил бы страной хуже, чем девочка! «Хотя дело ведь не в том, мальчик я или девочка, а в том, что раньше у меня не было магических способностей», - тут же поняла она. Тип не был волшебником. Озма была. «А может, им имя не понравилось?» - уныло подумала она. Имя – это было самое хорошее в её новом состоянии. Всё же «Типпетариус» (и уж тем более «Тип») звучит намного хуже, чем «Озма». «А может, им просто нужно было, чтобы я был… то есть была получше воспитан… воспитана. Девочки более вежливо себя ведут, чем мальчики. Но кто сказал, что я был хулиганом? Я бы могла себя вести очень-очень хорошо…». - Вот возьму и стану мальчиком обратно, - сердито сказала она своему отражению в стеклянной вазе, которая стояла на столе. Тип давно бы выкинул из комнаты цветы. Но если бы так поступила Озма, то её бы не поняли. И с цветами пришлось мириться. Правда, Озма не знала, как стать обратно мальчиком. Глинда же сразу сказала, что это не в её власти. Во всём виновата только Момби. А Момби теперь не умеет колдовать. «Вот влип!...ла». Пожалуй, сейчас принцесса как никто понимала тех мужчин в городе, которым за недолгое время владычества Джинджер пришлось срочно переквалифицироваться в домохозяек – то есть поменяться местами со своими жёнами. Впрочем, саму Джинджер она тоже понимала. Интересно, а Джинджер когда-нибудь была мальчиком? И как только девочки так живут? И ведь живут же. Скажи сейчас кому-нибудь из них «стань мальчиком» - ещё и откажутся. «Чтоб я ещё хоть раз согласилась на такое!» - с досадой подумала Озма и осеклась. Этого ведь больше не повторится. Если, конечно, она не найдёт способа стать обратно мальчиком, а её не застанут на месте преступления и не превратят обратно в девочку насильно. А она снова. А они опять. И так до бесконечности. Абсурд. - Ладно. Поживу пока девочкой. А там посмотрим. Может, ещё удастся привыкнуть.

Annie: Страшные сказки Персонажи: Кащей Бессмертный, Элли, Страшила, Аларм, Парцелиус Рейтинг: G Тип: джен Жанр: AU Таймлайн: книга Сухинова "Алхимик Парцелиус" и после неё … — Нет! Я не смогу этого сделать! — взвизгнул Парцелиус. — Воскрешение мёртвых — это не по моей части. Я учёный, а не какой-нибудь религиозный пророк! Элли опустила голову. — Что же нам тогда делать? Нам больше не к кому обратиться. — Ничем не могу помочь, — буркнул алхимик. Элли переглянулась со Страшилой и встала. — Что ж. Тогда мы не будем больше вас отвлекать. Извините за беспокойство. Алхимик, стараясь ещё быть вежливым, проводил гостей до двери. А в дверях произошла неприятная встреча. Дорогу перегородил Кащей. У Парцелиуса мороз прошёл по коже от его взгляда, Элли вздрогнула от отвращения. Один Страшила остался более-менее невозмутим. — До свидания, — сказала Элли, обернувшись к Парцелиусу. Кащей не ушёл. Он стоял в проёме двери, из-под капюшона глядя на Элли горящими недобрым огнём глазами. Алхимик что-то пробурчал на прощание, и облачко взлетело, унося Страшилу и Элли в Изумрудный город. — Кто это был? — спросил Страшила по пути. — Кащей Бессмертный, — ответила Элли. — Насколько я знаю, он — известный злодей из сказок в России. Вроде бы даже маг. — Маг? — задумчиво переспросил Страшила. Элли рассеянно кивнула. Ей сейчас было не до Кащея. — Что же нам теперь делать? Парцелиус был последней надеждой. Но если и он нам не может помочь… Страшила не ответил. Он сосредоточенно думал, глядя на удаляющийся «дворец» Парцелиуса. На берегу озера неуклюже маршировали големы. Вокруг башенки вилась сорока. Из двери показалась тёмная фигура в плаще с капюшоном и остановилась — Страшила был уверен, что Кащей смотрит им вслед. — Если он был магом… — пробормотал он про себя. — Что? — не поняла Элли. Страшила снова надолго задумался. — Я не знаю… — наконец неохотно сказал он. — Просто подумал… А если нам попробовать обратиться к Кащею? Безмолвно расширив глаза, Элли повернулась к нему. А потом решительно замотала головой. — Только не к этому скелету. Тем более он ведь всё-таки злодей, не забывай. — Парцелиус тоже не слишком-то добр. И лично я не вижу разницы, обратиться к нему или к Кащею, если они всё равно, похоже, работают вместе. Не зря же Кащей там бродит. Элли молчала. — Это наш последний шанс, — добавил Страшила. — Тогда давай, — согласилась девушка. Элли не читала русских сказок. Если и читала, то в глубоком детстве и изредка, если вдруг в каких-нибудь сборниках попадалось. Поэтому она и знала о Кащее так мало. Если бы она знала о нём больше, то тысячу раз бы подумала, прежде чем решиться обратиться за помощью к нему. Кащей выслушал просьбу друзей молча. Он вообще даже не сразу снизошёл до того, чтобы обратить на них внимание. Только глаза, как два тёмных уголька, периодически мерцали под капюшоном. Наконец Элли закончила говорить и в ожидании ответа уставилась на черноту под капюшоном. — Хорошо, — услышала она свистящий голос, пробирающий до костей. — Я помогу тебе, Хранительница. С одним условием. У Элли тревожно сжалось сердце. Ей стало страшно, и захотелось отказаться. Но она пересилила себя. Это единственный шанс. — С каким? — спросила она, и голос её дрогнул. Кащей откинул капюшон, и девушка в ужасе отшатнулась. — Ты выйдешь за меня замуж, — прошелестел он. Элли отступала, глядя, как загипнотизированная, в горящие чёрным огнём глаза страшного тёмного мага. У неё не хватало мужества согласиться — и отказаться она тоже не могла. Это был последний шанс оживить её друзей. Страшила же стоял, оцепенев от ужаса, и даже не мог ничего придумать, что ответить на это невероятное требование. О, если бы герои читали русские сказки… Мало ли в них говорится о том, как Кащей обманом заманивал к себе в замок красавиц, пытаясь их заставить выйти за него замуж? К счастью, тех девиц всегда выручали женихи — добры молодцы. Элли выручить некому. Никто не будет идти за ней три года, за тридевять земель. Ещё, кстати, неизвестно, оставит ли Кащей её здесь, в Изумрудном городе. С него станется захватить дворец Пакира или построить свой где-нибудь рядышком, и… юную Хранительницу Волшебной страны ждёт поистине страшная участь. А если она скажет «нет», то Аларм и Дровосек навсегда останутся мертвы, а без них… Без них может погибнуть вся страна. И это тоже будет страшно. Представив себе друзей, Элли наконец смогла отвести глаза от страшного лица-черепа, выглядевшего без капюшона особенно пугающе. Судорожно сжала руки в кулаки и сказала, собрав всё своё мужество: — Я могу подумать? Кащей кивнул, по-прежнему буравя её своими жуткими глазами. Дрожа всем телом, Элли схватила Страшилу за руку и потащила по берегу озера, подальше от тёмного мага. Тот презрительно ухмыльнулся, вновь набрасывая капюшон… — Элли согласна выйти за вас замуж, господин Кащей, — угрюмо объявил Страшила, — но с тем условием, что свадьба состоится минимум через год. А за это время мы… — он подумал «найдём способ от вас избавиться», но вынужден был тактично сказать совсем другое: — Лучше узнаем вас и решим окончательно, достойны ли вы руки нашей Хранительницы или нет. Кащей издал звук, который можно было бы принять за смех, если бы он не был таким... замогильным. — О, меня меньше всего волнует оказаться недостойным. Решать мне, а не вам. Я ведь могу и передумать. И ваши друзья погибнут снова. Ну так что же? Элли смотрела в сторону. Её лицо было смертельно бледным, но в глазах горела решительность… и обречённость. Что сказала бы Виллина на это? — Через год, — тихо, но твёрдо проговорила девушка. Кащей снова презрительно усмехнулся. — Что ж. Тогда летим к вашим друзьям, — свистящим шёпотом ответил он. И Элли опять обуял ужас… Но отступления не было. — Ты согласилась выйти замуж… — Аларм с отчаянным недоверием смотрел на подругу, не в силах договорить. — За Кащея, — бесцветным голосом закончила она. — Но ведь он… — Он страшный тёмный маг, да, — горько усмехнулась Элли. — И вообще, возможно, второе лицо после Пакира в Подземном царстве Тьмы… Но я всё надеюсь, что, может быть, всё ещё кончится как-нибудь… получше. Она отвернулась, чтобы Аларм не видел блеснувших в её глазах бессильных слёз. Она надеялась… и знала, что будет надеяться до последнего. Возможно, они смогут победить Пакира раньше, чем через год, и заодно с ним и Кащея. Но Кащей — бессмертный… Вдруг его убить невозможно? И тогда… Элли обречена. Аларм с трудом мог поверить, что Элли согласилась на такое. Ради них с Дровосеком… — А может, можно как-нибудь отменить?.. — начал он, но девушка покачала головой: — Тогда он снова убьёт вас. Юный рыцарь сердито нахмурился. — Что же ты натворила… — Я знаю! — крикнула Элли. — Но у меня не было выхода… Это был единственный шанс. Аларм кивнул, сосредоточенно думая о чём-то. Кащей Бессмертный. Пришёл в Волшебную страну вместе со Сказочным народом и сразу куда-то делся. Скорее всего — отправился прямиком к Пакиру и принялся помогать тому в его чёрных делах. Кащей Бессмертный, маг, страшный злодей… — Он из каких сказок? — спросил Аларм у Элли. — Из русских. Россия — это такая страна в Большом мире. — И что, в этих сказках он тоже всегда бессмертный? — деловито спросил Аларм. Элли грустно улыбнулась: — Кажется, не всегда. Но я тех сказок не знаю. Рыцарь внимательно посмотрел на неё. — Будем искать того, кто знает. Среди сказочного народа наверняка ещё кто-нибудь из русских сказок найдётся. У них и спросим. — И что будет? — вздохнула Элли. Аларм развёл руками. — Будем искать смерть Кащея. Не допущу, чтобы ты вышла замуж за этого жуткого… за этот скелет. — Спасибо, — улыбнулась Элли. На душе у неё стало намного легче. — Ты настоящий друг… Аларм смущённо улыбнулся. Мало ли в русских сказках говорится о том, как Кащей обманом заманивал к себе в замок красавиц, пытаясь их заставить выйти за него замуж? К счастью, тех девиц всегда выручали женихи. Аларм об этом знал ещё меньше, чем Элли. И женихом её он не был. Пока. Но первый шаг был сделан…

Кастальо: Прелестный фанфик про Элли и Кащея!

Ильсор: Annie , Замечательные фанфики, особенно последний - про Элли и Кащея. Очень оригинальная идея. Пишите еще, будет очень интересно прочесть. После этих фанфиков даже жалко, что не удалось прочитать Сухинова. Надо наверстывать...

lazerix-man: Супер

Annie: Чехарда времени Рейтинг: G Тип: джен Жанр: юмор, "пропущенная сцена" Размер: мини, ~ 1000 слов Персонажи: Тёмный отряд, Корина, автор канона, упоминаются Светлый отряд Таймлайн: четвёртая и пятая книга канона Сухинова Аннотация: персонажи ругаются с автором из-за путаницы в хронологии. Примечание: не во осуждение автора канона, а токмо для всеобщего развлечения «Ну кто так строит?». (К/ф «Чародеи») - А дальше у нас по плану встреча с отрядом противника, - бубнил Дональд, уткнувшись в неизвестную остальным членам отряда рукопись, - пафосная беседа между мною и Белым рыцарем, драка и всякая прочая карусель. Ну и где? – он поднял голову и сделал широкий жест. - Что где? – не понял Аргут. – Озеро вот, меч, как вы сказали, там. - Да, но, - Дональд ткнул сначала в рукопись, а потом по направлению к берегу озера, - там никого нет! - А кто там должен быть? – удивился Людушка. - Балда, - сердито сказал Дональд. – Где вражеский отряд, я спрашиваю? – Последняя реплика была уже произнесена в сторону Эльга. Тот только крыльями развёл. И руками заодно. - Их нет, господин. - Тем лучш-ше, - прошипела Карряга. – Заберём меч-ч-ч и уйдём! Но Дональд так не мог. - Карряга, ты читать умеешь? Коряга презрительно отвернулась. На самом деле она вряд ли умела читать. - Во всех нормальных приключениях должна быть войнушка в конце, - наставительно сказал Дональд. – Так не бывает – пришёл, увидел, забрал. Правильно – пришёл, увидел, победил! А побеждать тут кого? – он снова указал на берег озера, девственно-пустынный и тихий, с торчащей вдалеке одинокой древней статуей. - Правильно, - поддержал его Аргут. – Шли-шли, а драться не с кем. А где же Дровосек? Кому я мстить буду? – он пихнул локтем в живот Людушку, и тот поспешно поддакнул: - Вот именно! А я кому мстить буду? Дональд ещё раз оглядел свой отряд, потом берег озера, а потом решительно скомкал рукопись в своих руках и засунул в карман. - Так, всё ясно. Ребята, пошли разбираться. - Куда? – опешил Людушка. - К автору всего этого хронологического безобразия! Между Северной Америкой и Россией есть определённая разница в часовых поясах. Так что героям было очень удобно. Они пришли к автору во сне. - Что это такое? – грозно вопросил Дональд, потрясая рукописью над носом несчастного, сладко спящего автора. - Это? – обалдел автор, то ли проснувшись, то ли не проснувшись – он и сам не понял. – Это моя книга! Я её пишу! - Ага! Пишешь, значит, - потёр руки Дональд. - Да, пишу, и… - автор отнял рукопись у Дональда, - не смейте критиковать! - А вот возьмём и посмеем, - заявил Аргут. – Где наши враги? - Какие враги? - Которые Светлый отряд! – вскипел Дональд. Разговаривать с автором, которому ты снишься, не слишком удобно технологически. - Светлый отряд? – удивился автор и начал быстро листать рукопись с весьма обиженным видом. С каждым перевёрнутым листом вид из обиженного всё сильнее превращался в возмущённый. – Нет, я не понимаю! Приходят, будят меня ночью всякие персонажи недописанные, и ещё чего-то от меня требуют! Вот вы сами сначала что-нибудь сделайте, а потом уже… - Он отбросил рукопись в сторону, стащил с тумбочки какие-то ещё листы бумаги и принялся рыться в них. – Я тут надрываюсь… - И эти листы тоже полетели на пол. – Пишу, стараюсь для вас же… - Новую порцию листов, обнаруженную на письменном столе, протянул автору Аргут. – А вы для меня хоть что-нибудь сделали? А? - Если ты сейчас не скажешь, где Светлый отряд, тогда мы точно что-нибудь сделаем, но уже с тобой! – рявкнул кузнец. Автор развёл руками. - Ну не вышел ещё Светлый отряд в поход. Подождите немного, нетерпеливые какие. Всё спрашивают, когда, да где, да как, не могу же я один за всех всё делать! - Это нормально? – завопил Людушка. – То есть мы что, должны сидеть голодными на берегу озера и ждать, пока они ещё дойдут? - А зачем вы так быстро туда притащились? – не выдержал и автор. – Вот кто тебя дёрнул из Ущелья бежать? – обратился он к Дональду. Тот нимало не смутился. - Ты же сам и дёрнул! Ты же у нас Автор. Великий и Ужасный. - Пока только Ужас-сный, - буркнула Карряга. - Великим я ещё стану, - презрительно пожал плечами автор. – Всё, все свободны. Погуляйте где-нибудь. И не мешайте мне! Когда гости сгинули с глаз долой, автор задумчиво почесал в затылке. - И как это я забыл, что там Светлый отряд должен быть? – обратился он к потолку. – Эти уже пришли, а те ещё не вышли… Ну да ладно. И так сойдёт! Запихну как-нибудь. И на следующий день Светлый отряд благополучно вышел из Жёлтого дворца, а в ту же ночь к автору явилась Корина. - Где Страшила? – требовательно обратилась она к своему создателю и повелителю, даже не дав ему толком осознать, что к чему. - А? – снова так же обалдело, как вчера, спросил он. – Страшила? Зачем тебе Страшила? - Затем, что, - Корина потрясла в воздухе очередной рукописью, - у меня с ним встреча в Городе Теней! Автор развёл руками. - Страшила только вышел из Жёлтого дворца со Светлым отрядом. Через две недели у них битва, а потом и в Город Теней попадёт, не волнуйся. - Не волнуйся? – вскипела Корина. – Мне что, в Городе Теней две недели сидеть? У меня встреча со Страшилой сейчас по плану! А битва у них была вчера! - Как это была вчера, если они сегодня только что вышли из Жёлтого дворца? – потряс руками в воздухе автор. - Это не мои проблемы. Как хочешь, а Страшилу доставь в Город Теней немедленно! Я не намерена ждать! - Ты сама виновата, - возмутился автор. – Кто тебя просил столько у Виллины сидеть? - Какая прелесть, - с сарказмом развела руками Корина. – Я, что ли, сама про себя повесть пишу? Ты же автор! - Я автор, - гордо вскинул голову автор. – А ты мне подчиняешься, потому что ты мой персонаж. Сколько можно меня критиковать? Сначала эти всей компанией, потом ты. А потом кто? Читатели претензии начнут предъявлять? - Я твой любимый персонаж, между прочим. Так что изволь сам распутаться во всех своих хронологических лабиринтах, как хочешь, а битва у отрядов была вчера! А сегодня у меня встреча со Страшилой. Пусть он хоть ещё неделю не выходит в поход, меня эти проблемы не касаются! – Корина повелительно взмахнула рукой и исчезла. Автор раздражённо повторил жест Корины. - «Изволь», - передразнил он её. – Ну любимый персонаж, и что? Кому указывать взялась? Мне? Своему автору? Можно сказать, создателю и повелителю! Может, мне ещё и самому в походы отправляться? Писать книги – дело тонкое, это вам не… не на троне сидеть. Обнаглели. Ну и что теперь мне с этим Страшилой делать? – возмущённо вопросил он в пространство. – Если он сегодня только вышел, а вчера уже пришёл? Две недели впихнуть… в один день назад! Он встал и забегал по комнате из угла в угол. - А, шут с ними, - махнул он рукой наконец. – Пусть сами разбираются, кто когда и куда пришёл. Это не мои проблемы! Я в этой чехарде с их временем копаться не намерен. В конце концов, кто там будет проверять? Автор с честью вышел из трудного положения. Уж что-что, а придумывать приключения и расставлять повествование в правильной последовательности он умел. Светлый отряд вышел из Жёлтого дворца вовремя и встретился с Тёмным отрядом вовремя. С Кориной Страшила тоже встретился вовремя. И вовремя случилось всё остальное. Ну, как будто вовремя. И трудно было заподозрить всю ту чехарду времени, через которую пришлось пройти всем персонажам.

Захар: Это еще присказка. Сказка будет впереди.

Захар: Это что-то необыкновенное и интересное. Так держать! Творческих успехов!

Захар: День открылся на заре Золотистым ключиком, Чтоб досталось на Земле Каждому по лучику. Чтобы пальмы подросли И берёзки с ёлками, Чтоб весною соловьи На ветвях защёлкали. Светит солнышко для всех, Чтоб звенел весёлый смех, Детвора не плакала. Светит солнышко для всех, Чтоб звенел весёлый смех, Светит одинаково. День открылся на заре Золотистым ключиком, Чтоб досталось на Земле Каждому по лучику. Чтоб звенел весёлый смех, Детвора не плакала, Светит солнышко для всех, Светит одинаково.



полная версия страницы