Форум » Фанфики » Миниатюры от Annie » Ответить

Миниатюры от Annie

Annie: Миниатюры, написанные не на форумные фесты или конкурсы, а по собственному желанию (либо на конкурсы с других ресурсов). Основание - чаще всего это мир моего же фанфика "Принцесса Изумрудного города" "Возвращение Энни" и сопутствующих ему (проще говоря, это мир, где Энни Смит из книг Волкова введена в мир Сухинова), иногда - просто декалогия Сухинова или кроссовер с ней. Рейтинг везде детский. Содержание: Стр. 1 Детское чтение Детское чтение - 2 Велосипед не взрывается Сказки в Волшебной стране Размышления на астероиде Ирония судьбы (Прабабушка) Нашли виноватого Срочно требуется принцесса Стр. 2 Парочка Бойкот писателю! Стр. 3 Козёл отпущения всея фандома Стр. 4 Поразительное невнимание Для счастья Фея без волшебства Вместе Женские фокусы И.О. Гудвина Стр. 5 Я не герой... Шанс Скромные планы Дочкин папа Защитник Неправильная мечта Никто не погиб Ученик волшебницы Локасты Сила слова Проблемы стереотипов Страшные сказки Чехарда времени Тьма не прощает

Ответов - 102, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Асса Радонич: Annie пишет: Через минуту старичок вполне уяснил себе смысл сразу двух заповедей, которым в одной из религий Большого мира придаётся большое значение, и поспешил убраться куда подальше. Имелись в виду шестая и десятая? Не-ет, все-таки лучше у тебя выходит, когда ты пишешь что-то абсолютно свое...

Donald: Да... Как Аларм с Дональдом Парцелиуса пугали - здорово. Как Тома пытались в человека превратить - ещё лучше. А вот как речь зашла о принцессе, я подумал, что сейчас притащат Дороти, которая как две капли воды похожа на Элли. Но это оказалось опять Энни. Зато теперь понятно наконец стало, откуда она взялась в сухиновской Волшебной стране.

Annie: Асса Радонич пишет: Имелись в виду шестая и десятая? Ну... Вообще-то седьмая и десятая. Шестая как-то там не в тему, вроде он никого убить не собирался. Да тут вроде особо "не своего" нет... Разве что мотив "медведь - принцесса", ну и отдельные моменты из канона (про Корину-мышь и того же Парцелиуса), только перевранные. Но в целом согласна, это не самый лучший фик из моих. Я не знала, как кончить, чтобы не смазать финал. Donald пишет: я подумал, что сейчас притащат Дороти, которая как две капли воды похожа на Элли. Но это оказалось опять Энни. Зато теперь понятно наконец стало, откуда она взялась в сухиновской Волшебной стране. Дороти всё-таки "из другой вселенной", а Энни как-никак вроде имеет отношение... Но это АУ сильное не только от канона, но и от моего фанона. Естественно, Энни у меня "на самом деле" вернулась в ВС не поэтому.

Асса Радонич: Annie пишет: Вообще-то седьмая и десятая. А да, забыла... У меня почему-то мелькнула мысль, что тут могло бы подразумеваться следующее: если алхимик не угомонится, то Аларм живо нарушит шестую заповедь. Да тут вроде особо "не своего" нет... Разве что мотив "медведь - принцесса", ну и отдельные моменты из канона (про Корину-мышь и того же Парцелиуса), только перевранные. Я вообще-то намекала на то, что было в закрытке, а не на этот.

Donald: Annie пишет: седьмая и десятая. "Не прелюбодействуй", а ещё одна какая? Я не помню порядок заповедей. Annie пишет: Дороти всё-таки "из другой вселенной", а Энни как-никак вроде имеет отношение... Но если притащили бы Дороти, то Аларм и Дональду не пришлось бы Элли делить.

Annie: Асса Радонич пишет: если алхимик не угомонится, то Аларм живо нарушит шестую заповедь. *посмеявшись* у меня действительно такое немного подразумевалось. Но как видим, всё решили мирным путём. Но всё-таки заповеди касались алхимика. Асса Радонич пишет: Я вообще-то намекала на то, что было в закрытке, а не на этот. А. Но просто ты написала здесь, поэтому я и испугалась... Donald пишет: а ещё одна какая? Я не помню порядок заповедей. Ну, если коротко - "не завидуй". Donald пишет: Но если притащили бы Дороти, то Аларм и Дональду не пришлось бы Элли делить. *задумчиво* Дональд-таки перед серебряными косами не устоял... Что же касается Дороти, то, мне кажется, она вовсе не близнец Элли, во-первых, а во-вторых, у неё всё-таки своя страна... Да и поклонники ей не нужны. Элли они в общем-то тоже не очень нужны, но раз уж так случилось... Сложный вопрос, однако. Да не, мне кажется, Дороти совсем другая.

Aranel: Фанф великолепный! Корина, Ланга и Парцелиус очень колоритны. Да и Том тоже.

Annie: Aranel, спасибо. Рада, что понравилось.

Annie: Вы не удивляйтесь - я не два фанфика за день написала. Этот был начат ещё позавчера, а закончен сегодня... Парочка Рейтинг G Таймлайн: сухиновский постканон Персонажи: Энни, Том – медвежонок (ставший человеком), Аларм, Элли Предупреждение: немного AU от десятой книги (Том не погиб). Тихие, мирные будни. Война кончилась. Все радуются, все довольны, все занимаются своими делами, старыми и привычными, как и до войны. Элли занимается делом, которое для неё совсем новое и непривычное. Она управляет страной. Она раньше не подозревала, как это сложно. К счастью, в Большом мире она была учительницей истории. Это дало ей некоторые теоретические знания о том, как управляли странами те короли и правители, у которых страны были примерно на таком же уровне развития. Правда, существовала проблема: у тех правителей Большого мира в странах не было магии. Если и появлялись какие-то колдуны или ведьмы, то их тащили на костёр. В Волшебной стране же никого на костёр не тащили, да и вообще смертная казнь тут отсутствует как таковая. И тюрем нет. И вообще непонятно, как они тут живут. А ведь как-то живут. Элли свою страну знает ещё слишком плохо, потому что она всё-таки тут совсем недавно… Поэтому она пытается привлечь к делу управления страной Аларма. Аларм для неё… Ну, смотря у кого спрашивать. Если у Страшилы – то лучший друг. Если у Железного Дровосека – тоже лучший друг. Если у Тотошки – просто друг. Если у самой Элли – то вслух она ответит одно, а подумает другое. Если у самого Аларма – тоже. Если у Тома – то он скажет одно, подумает другое (к делу совершенно не относящееся), а потом вдогонку ляпнет третье, которое введёт вас в шок и долгие гадания, к чему оно было и почему оно вообще было. Если у Энни, то жених. Энни всегда выражается чётко, прямо и правдиво, чем от деликатной и сдержанной сестры очень отличается. А вообще-то Аларм – рыцарь. Белый Рыцарь Волшебной страны, владелец магического меча чародея Торна. Аларм на самом деле знает об управлении Волшебной страной не больше Элли. Он большую часть своей жизни прожил «суровым отшельником», как дразнит его Энни. Он жил с Виллиной, которая страной не управляла, так как управлять ей было некем. У неё было всего четверо придворных. Ещё у неё было четверо слуг, и это были те же самые люди. Сколько у неё было подданных – трудно сказать. Наверное, ненамного больше. Поэтому Аларм в управлении страной не особо разбирается. Поэтому они вдвоём с Элли назначили Страшилу главным королевским советником и привлекают его к решению любого вопроса, даже самого мелкого. Страшила – правитель как-никак заслуженный. Столько лет на троне Изумрудного города сидел, пока его Корина не прогнала. Фактически сейчас страной правят трое: Страшила, Элли и Аларм. В такой примерно последовательности. Элли постепенно выходит на первый план, смещая Страшилу на третье место. Но если спросить у Энни, то на третьем месте Аларму сидеть ещё лет сто, не меньше, потому что Страшила всё равно опытнее. Да Аларму это и самому не надо. Если спросить у Энни, то можно много чего узнать. Но спрашивать её не любят. Особенно не любит спрашивать её Аларм. Уж неизвестно, чего они там не поделили, но почему-то они не ладят. Причём самое интересное: если спросить у Энни в мирной обстановке, считает ли она Аларма другом или врагом, то она выберет второй вариант. Если в военной обстановке – первый. Аларм тогда сливается с основной массой «друзей», за которых Энни готова в огонь и в воду. В мирной же обстановке друзья начинают приобретать индивидуальные черты, и вот эти черты чем-то у Аларма девочке не понравились. И если спросить у Энни, что именно ей не понравилось – она ни за что не ответит, потому что сама не знает. Если уж Энни не знает, то никто не знает. Даже Том. Том – это бывший плюшевый медвежонок. В Невидимой земле он стал человеком, но своей плюшевой жизнерадостности не утратил. По-прежнему рвался в бой, и по-прежнему его никуда не брали. Потому что – ну куда возьмёшь мальчишку? А Том превратился именно в мальчишку, болтливого, шустрого, вездесущего и бесстрашного, лет десяти-двенадцати. Когда его не взяли в Лунную страну, он спрятался среди знакомых солдат и проник-таки на место битвы вместе с ними. Там его, как всегда, отчитали друзья, но неунывающий бывший медвежонок не обиделся и никуда не ушёл вопреки всем приказам. Когда начался бой, он влез и в него, несмотря на полное отсутствие боевого опыта. И то, что там случилось, можно назвать только исключительным везением. Все думали, что он погиб. Но он каким-то образом сумел не только выжить, но и выбраться самостоятельно из Лунной страны, когда все уже её покинули. А потом его нашла Энни. Сначала девочка, вернувшаяся в то время из Невидимой земли, не узнала бывшего плюшевого друга. Зато когда они во всём разобрались, то Энни немедленно отправила Тома в Изумрудный город, несмотря на его ворчания, а сама помчалась на серебряных туфельках спасать сестру и всех остальных под размытым определением «друзья». И даже вовремя успела. Главный талант Тома – это предсказания. Ещё будучи медвежонком, он случайно упал в волшебное Озеро Снов. Его вовремя поймали за лапу, но голову он успел намочить, видимо, она на него и подействовала так, что теперь он нередко нёс чепуху, которая впоследствии оказывалась правдой. Аларма до сих пор бросало в дрожь от его стишков, но почему – Энни, при всей своей назойливости, узнать не могла. Сам же Том, по всей видимости, давно забыл, чем так напугал Аларма – а может, просто не понял, что напугал. Чаще всего он излагал свои мысли в стишках. Стишки были не слишком высокопоэтические и не обладали большим литературным достоинством, но для Тома главное было вложить в них побольше смысла. Откуда он брал этот смысл – не знал даже сам Том. Он хоть и знал о воде и о том, что его называли предсказателем, но то ли постоянно забывал об этом, то ли просто ему было всё равно. В основном Том дружит с Энни. Они являются друг другу достойными противниками в игре «кто кого переболтает». Не то чтобы Энни болтливая. Но если спросить Аларма – то это самая ехидная и вредная девчонка на свете. Она одним словом может вывести из себя даже такого сдержанного человека, как Аларм, да так, что в ответ он и десятью фразами не оправдается. Если же спросить Тома, то Энни – очень весёлый и жизнерадостный товарищ, с которым никогда не скучно. Энни с Томом тоже не скучно. Он сочиняет стишки и болтает глупости, которые она не слушает, а она тоже болтает о чём угодно (и он её тоже не слушает), лишь бы было весело. Смех дуэтом раздаётся то в одном коридоре дворца, то в другом, то в саду, то вообще за городом. Вдвоём они одним своим видом доводят Аларма до белого каления. Причём по отдельности Аларм с Томом даже дружит, а с Энни более-менее может сохранить мирные отношения. Но когда они собираются вдвоём, то он спешит уйти. Элли и остальные тоже предпочитают видеть их по отдельности, потому что когда Энни и Том вдвоём – то они переговорят всех и сведут всю беседу к вниманию исключительно к своим персонам. А собеседники потом будут два часа приходить в себя. А так в общем-то их все любят. И Энни все любят и Тома, и обоих вместе. Но любят так, как любят чересчур игривых котят: пока коготки не выпустят. Если спросить у Аларма, то он бы с удовольствием отправил Энни куда подальше. Если спросить Энни, то она бы с радостью куда подальше отправилась. Ей в городе немного скучно, хотя тут и много друзей. Но Энни больше хочется путешествовать. Аларм всеми силами поддерживает в ней это желание. А Энни на то же самое настраивает Тома. Том не против. Хотя у него ещё с тех времён, когда он был медвежонком, осталась вредная привычка лениться. Он не любит ходить, он любит летать, ездить верхом, путешествовать с помощью чего угодно, только не пешком. Энни же хочет именно так. Хотя и у неё нет привычки бродить пешком по лесам и дорогам, как у остальных друзей, но именно поэтому она им немного завидует. А если спросить у Элли, то она отпускать младшую сестру в компании одного только Тома не хочет. Мало ли что может случиться. А если спросить у Страшилы, то он может рассказать один поучительный случай. *** Однажды Энни совсем замучила Аларма, и он пришёл к Элли. - Слушай, я так больше не могу. Или ты уймёшь свою сестру, или я возвращаюсь к Виллине, - заявил он. Элли задумалась. С одной стороны, она слишком любила свою сестру и склонна была немного потакать ей в маленьких слабостях. С другой стороны, младшие сёстры склонны отравлять старшим жизнь, застукивая их вечерами на балконах или в саду в самые трогательные моменты беседы с товарищем по управлению страной, а потом растрезвонивая об этом всем друзьям. Ну сами посудите: разговор только-только перешёл на самые задушевные интонации, а тут из-за куста сирени за вашей спиной (или из-за шторы на балконной двери) высовывается нахальная физиономия с наивными глазами и невинно так интересуется: «А чего это вы тут делаете, а?». А если Энни рассказала Тому, то это всё равно что всем. Том не умеет хранить тайны. Даже если учесть, что в общем-то никакой тайны тут нет, но всё же вам не кажется, что правительнице лучше знать, с кем, где и когда именно обсуждать вопросы государственного управления? Не обязательно же посвящать в это всех подряд, не так ли? Поэтому сейчас Элли вынуждена была подумать. А на следующий день она сказала сестре: - Энни, помнишь, ты давно рвалась путешествовать? - Ага, конечно, - кивнула Энни. - Э… Я тут подумала… Может, тогда тебе завтра и отправиться? Возьмёшь Тома с собой, и гуляйте… - Ну, если с Томом, то можно, - согласилась девочка, и тут её охватило подозрение: - А чего это ты меня сплавить хочешь? - Ну, мне показалось, ты немного засиделась в городе, и тебе необходим свежий воздух, - твёрдо сказала Элли. - Не быть тебе дипломатом! – торжествующе заявила Энни. – Так бы и сказала, что мы с Томом вконец достали твоего жениха и он мечтает от нас избавиться. - Энни, - Элли залилась краской. - Молчу-молчу. Ладно уж, отдыхайте, - милостиво разрешила Энни. – Пойду Тома искать. Только свадьбу без меня не устраивайте, ладно? - Ну Энни! - Молчу. Том уже сказал, что вы ещё долго будете думать… - Энн! - Да молчу я. Эх, Элли, Элли, кто теперь будет следить за твоим хорошим поведением?.. - !.. - Молчу. Да ладно, я пошутила. Не пойму только, что ты в нём нашла… - Ещё одно слово, и ты отправишься сейчас же, - твёрдо сказала Элли. - Ну нет. С меня прощальные пожелания твоему рыцарю печального образа, а с Тома ещё какой-нибудь стишок вам в напутствие. Так что не торопись. - При чём тут рыцарь печального образа? – не поняла Элли. - Не знаю, но он мне почему-то сервантесовского Дон Кихота напоминает, - заявила Энни, уходя. - Ничего похожего не вижу, - пробормотала Элли и ушла в другую сторону. Уходили Энни и Том без лишнего шума. В конце концов, ну что тут особенного? Пошли дети на прогулку. Несмотря на то, что Энни официально считалась принцессой Изумрудного города, всё же она выглядела и вела себя как ребёнок, и друзья её таковым и считали. О Томе можно и не говорить. Тотошка хотел было отправиться с ними, но потом передумал и остался с Элли. - Ну и куда мы пойдём? – поинтересовался Том. - А не знаю, куда хочешь, - беспечно отозвалась Энни. – Слушай, и чего мы, правда, раньше не отправились путешествовать? Здесь так здорово. - Карта у тебя? – деловито спросил бывший медвежонок. - Не, я к тебе в рюкзак сунула. Ребята уселись на обочине дороги, и вскоре направление было выработано. Энни захотела навестить все места, где побывала ещё в детстве, а Тому было всё равно, куда идти, и теперь они отправлялись в Голубую страну и за ней – в лисье государство. Наверняка там уже всё совсем по-другому, ведь лисья жизнь короче человеческой, но посмотреть интересно. Потом Энни хотела навестить гномов – она уже была у них, но совсем немного, а теперь можно будет погостить подольше. А потом пройти в разрушенный замок, где когда-то приземлились пришельцы с другой планеты, и посмотреть, что осталось там… - Вот лет через десять можно будет путешествовать вчетвером, - заявил Том. – Только как-то несуразно получится… - Чего так? – рассеянно отозвалась Энни. - Вдруг в именах будут путаться, - разъяснил Том. – Надо будет какие-то различия придумать, либо в произношении, например, Энни и Анни, либо ещё как-нибудь. Энни остановилась и развернула друга лицом к себе. - Так-так, друг плюшевый. А ну-ка подробнее! - Чего? – заморгал глазами Том. - Кто такая будет Анни? - Какая Анни? - Ты только что сказал… - протянула Энни и махнула рукой. – Ну вот, опять забыл. Что за память у тебя! - Так я ж тебя просил, чтобы ты за мной записывала, а ты всё не хочешь, - обиженно отозвался Том. - Не могу же я на ходу записывать. Пошли уже. Знаешь, Изумрудный город, конечно, красивый, но природа лучше… Том, сочини какую-нибудь песенку, а? - Только ты её запомни, - потребовал Том. - Обязательно. Первые дни после того, как Энни и Том отправились в путешествие, Аларм прожил просто как в раю. Никто не прыгает из-за куста, никто не язвит, никто не даёт шокирующих предсказаний и не хихикает в два голоса за спиной. Бедный рыцарь и не подозревал, что его судьба уже была решена на десять лет вперёд, причём его самого спрашивать никто и не собирался. Послушал бы он диалоги Энни и Тома – наверное, поседел бы в ранней юности он переживаний, но, к счастью, он их не слышал. Элли каждый день связывалась с сестрёнкой мысленно и наблюдала за её приключениями в волшебном зеркале. Приключений особых у Энни не наблюдалось, опасностей никаких не происходило, причин беспокоиться не было, и Элли была рада, что у сестрёнки всё хорошо. Сестрёнка тоже была довольна. И Том был доволен. И Аларм был доволен. Вроде. Тихо стало во дворце. Никто не визжит в парке. Никто не хохочет в коридоре. Никто не поёт песенок. Днём никто не опаздывает на обед, а вечером – на ужин. По вечерам можно спокойно обсуждать вопросы государственного управления. Но всё-таки в этой тишине и спокойствии чего-то не хватало. Наконец Аларм понял, чего. За последние полгода он так привык к постоянным подколкам Энни и милым глупостям Тома, что теперь без них стало действительно тоскливо. Элли тоже это ощутила. Не надо беспокоиться и переживать за неуёмную сестру, что она опять поссорилась с Алармом, но именно этого ей сейчас не хватало, как и туманных предсказаний Тома, над которыми ломали голову всей компанией. Не сразу, постепенно, она начала склоняться к одной мысли… - Слушай, Аларм, - сказала она как-то вечером, - может, Энни с Томом уже пора возвращаться? Я что-то уже волнуюсь. Запутешествовались они. В крайнем случае я постараюсь, чтоб Энни тебя не трогала… - Да ладно, мне-то что, - пожал плечами Аларм, - пусть возвращаются, конечно. «В конце концов, Энни не такая уж и вредная, - думал Аларм. – Просто она немного слишком активная… Да и Том – всё-таки столько путешествовали в одной компании, и ничего. Просто они оба немного шумные». Элли тем же вечером посоветовала Энни возвращаться скорее, потому что как-никак она, Элли, - её старшая сестра, она волнуется, переживает и всё такое прочее, да и по Тому уже все скучают. - Что, правда, все-все? – усомнилась Энни. - Все. - Да-а? А твой рыцарь тоже? - Энни, - Элли покраснела. К счастью, при мысленном общении лица собеседника не видно. - Ясно, короче, он против. Слушай, может, тогда мы ещё тут посидим? - А вы вообще где сейчас? - Мы? Ну, в данный момент мы тут нашли одно чудесное местечко, короче, тут есть одно озеро, над ним скала отвесная, ну метров так тридцать, прямо в воду обрывается. Мы на неё забрались и сидим, закатом любуемся. Вид – чудо. А так вообще мы по Розовой стране бродим. А чего? - Вы там не упадите, - содрогнулась Элли. - Ой, да не переживай ты. Всё нормально. Кстати, Уорра тебе привет передаёт. - Спасибо, - машинально ответила Элли. – В общем, Энни, вы там как-нибудь закругляйтесь в вашем путешествии… Аларм за те два месяца, что Энни с Томом где-то бродили, успел совсем отвыкнуть от их компании. Поэтому, когда они вернулись, ему пришлось привыкать заново. Бедный Аларм. Он настраивал себя на дружеское общение. Он был полон самых светлых намерений и планов. Что они всей компанией будут нормально общаться и дружить. Что они все будут жить в мире, спокойствии и согласии. Как же жестоко он ошибался. Поначалу всё шло хорошо. Энни с Томом вернулись, пришли во дворец. Рассказали, где были, что видели. Но уже на следующий день Аларм понял свои заблуждения… - Не-е-ет, - устало сказал он, когда Энни с Томом направились дальше по коридору, оглушив его звонким смехом. – Эта парочка меня с ума сведёт. - Это вы с Элли – парочка, а мы отдельно! – донеслось издали. - Что-то незаметно, - ехидно заявил Аларм, догоняя их. – Везде носитесь вместе, как приклеенные. Энни, оставила бы ты ребёнка в покое. - Во-первых, - сказал Том, - ты сам от Элли почти не отходишь… - Во-вторых, - сказала Энни, - нечего тут нам лекции читать. Вот будут у тебя свои дети, их и будешь воспитывать… - Элли, - заявил Аларм, - знаешь, по-моему, Энни с Томом друг на друга плохо влияют. - Это как? – удивилась Элли. - Заразились друг от друга… Слушай, на каком там озере они сидели? Энни в него не упала, случайно? Второй предсказательницы нам не надо… - Да нет, они вроде в Розовой стране были, - успокоила его Элли, - а Озеро Снов – в Фиолетовой… - В общем, я не знаю. Что мне с ними делать… - Терпи, - наставительно заявила Энни, выглядывая из-за куста. За её спиной маячила насмешливая физиономия Тома. - Придётся, - вздохнул Аларм. – Что ж с вами сделаешь…

Donald: Вторая миниатюра интересная, но чего-то в ней не хватает. Наверно оттого, что она о повседневности.

Aranel: А по-моему - милая! Про повседневность тоже бывает интересно!

Annie: Бойкот писателю! Продолжение на «Нашли виноватого» (см. предыдущую страницу) Рейтинг: G Персонажи: я, Аларм, упоминаются Энни, Элли. От автора: фанфик возник в ответ на эту фразу одного из форумчан и в результате моего ответа на неё... …В другой раз мы с Алармом сидели вдвоём. Девочки побыли недолго и ушли, так как Элли, по своему обыкновению, заторопилась на очередное какое-то высокоправительственное совещание (понятия не имею, о чём и кто там совещался, но подозреваю, что опять по поводу очередного велосипедопаровоза). А Энни ушла вместе с ней, потому что недавно начала проводить опыты со Сказочным народом. Я предупреждала подругу, чтобы она там поосторожнее, а то как бы не стать вторым Парцелиусом. Энни отмахивалась и просила только притащить ей из моей городской библиотеки «Сказки народов мира». Читала она эти сказки уже без моей помощи. Я долгое время гадала, как она понимает русский язык (да и вообще каким образом они все со мной разговаривают), пока не прочла «Чернильное сердце», где говорилось: книжные персонажи (а Элли, Энни и Аларм именно к книжным персонажам и относились) понимают и говорят на любом языке, на котором написана (или переведена) книга о них. То есть, рассудила я, если бы книги об Изумрудном городе были переведены на язык африканского племени мумбу-юмбу, то Энни бы и на нём заговорила. А само племя мумбу-юмбу (если такое вообще существует) наверняка отлично знает русский, потому что о нём написали в книге «Двенадцать стульев»… В общем, девочки попрощались и исчезли. Аларм бы тоже исчез, если бы в последний момент не заглянул в мой открытый ноутбук. Как водится, я сидела на Изумрудном форуме, и страница осталась на экране. Пожелав подругам удачи, я повернулась к Аларму поинтересоваться, чего он тут застрял. Аларм стоял возле стола, напряжённо вглядываясь в экран. Глаза у него стали совсем огромные. Лицо, и без того достаточно бледное, теперь было белее мела. - Ты чего? – с изумлением спросила я. Он молча ткнул в экран. Я прочла. О Боже. Только этого не хватало. Я почувствовала, как у меня глаза тоже лезут на лоб. И решительно захлопнула крышку. - Не обращай внимания, - твёрдо сказала я, глядя на Аларма. - Это правда? – тихо спросил он. Я поморщилась: - Да брось! Мало ли… - Нет, - перебил он меня. – Он правда так напишет? Я вздохнула. - Пока ещё это только планы. Может, и не сбудутся… - Но я этого не хочу! – он едва не сорвался на крик. И тихо добавил: - И не сделаю. Это же… - Ну знаю, знаю, знаю, полный бред, - нетерпеливо прервала его я. – И я в это тоже не верю. - А остальные? - Кто как, - мрачно сказала я. Он сел и обхватил голову руками. Мне стало его жалко. - Да не обращай ты внимания, - нерешительно сказала я снова. – Мало ли что он напишет… Ты же сам знаешь: он уже столько глупостей написал, но ведь это неправда… - Что они все ко мне прицепились? – с отчаянием спросил Аларм. – Один убить хочет, другой отправляет куда подальше, да ещё вместе со Стеллой… Она-то тут причём? Я вообще не понимаю… - Да это всё переселение душ дурацкое… - поморщилась я. - Час от часу не легче… Из-за какого-то переселения душ я страдать должен? И остальные заодно! Замечательно, нечего сказать. Он снова замолчал. А я открыла ноутбук и снова начала просматривать – уже сама – ту страницу, где Аларма угораздило увидеть о себе шокирующую новость. Интересно, как он её увидел? А, ну да, я её открыла. И не успела прочитать. Если б успела – ни за что не оставила бы открытой. - Мне вот только интересно, - мрачно подал голос Аларм. – Если о нас пишут всякий бред, как это на нас отражается? - Никак, - рассеянно отозвалась я. – Как будто ты сам не видишь. - Да, но одно дело, когда такое пишут всякие… Типа того, как его там, который ещё меня убить хочет. Кстати, как у него дела? - Пока без изменений, - хмыкнула я, вспомнив последнюю «Чепуху». Это я вписала в очередной тур нашей весёлой форумной игры фразу о том, как пришёл Дмитрий и стал всех убивать, после того, как сам Дмитрий в очередной раз напомнил, что он хочет убить Аларма. И со вздохом добавила: – И, похоже, у него даже есть сторонники… - Делать им нечего, - буркнул Аларм. - Угу, - согласилась я. - Но на мне же это никак не отразится? – с сомнением спросил рыцарь. - Я думаю, что никак, - заверила его я. Он задумался. - Ну хорошо, - наконец сказал он совсем мрачным тоном. – Это всё они пишут… А если сам писатель? Вдруг… подействует? И что тогда? Я буду вынужден отправиться невесть куда вместе со Стеллой?! - Если хочешь, - усмехнулась я, - можешь, конечно, не отправляться. - А меня спросят? – уныло поинтересовался он. - Слушай, - возмутилась я, - хватит переживать! В конце концов, ты самостоятельная личность или нет? В крайнем случае у вас всех есть я, - и я гордо выпрямилась. - А тебя спросят? – вздохнул он. - Боюсь, что нет, - озабоченно призналась я. – А если и спросят, то всё равно не послушают. Ты же знаешь, какие у нас сейчас люди. Им чем хуже, тем лучше. Им надо, чтобы всё было «реалистично», - передразнила я кого-то из форумчан. – Только вот почему-то эта реалистичность у них всё мрачнее и мрачнее. Когда я говорю, что всё должно быть хорошо, то меня попросту снисходительно обзывают оптимисткой и всё равно пишут по-своему. Никому же не запретишь. Правда, мне тоже никто не запретит, - гордо закончила я. Аларм, похоже, мой монолог пропустил мимо ушей. - Но это ведь автор! Он же все эти книги написал. Вдруг я буду вынужден?.. - Мало ли что скажет Пилюлькин, - хихикнула я. - Кто? – не понял Аларм. - Да это из «Незнайки»… Сказка такая есть. Короче, неважно. Мало ли кто что скажет и напишет. Хочет – пускай пишет, если ему нравится. Ты не обязан делать всё так, как в книге. В конце концов, переселение душ тоже было написано, а толку с того… - Но это ведь автор! – повторил Аларм убитым голосом. – Он напишет, и мне придётся… А я не хочу! В конце концов… он же пишет обо мне, значит, я всего лишь его персонаж… Я поморщилась: - Ой, Аларм, я тебя умоляю, не начинай. Не надо трагедий. Для него ты персонаж, а для меня нет. Вот я тебе и говорю: ты не обязан подчиняться всем его глупостям. Мало ли что скажет Сухинов. Не всё ж его слушаться. - И что? – мрачно спросил Аларм. – Предлагаешь мне взбунтоваться против своего же писателя? - А почему бы и нет? – оживилась я. - И как ты себе это представляешь? – грустно усмехнулся он. - Никак, - честно призналась я. – Но, по крайней мере, ты можешь не делать того, о чём он пишет. - А остальные читатели ему поверят! И мне придётся. - Да… - я смешалась, так как хотела посоветовать «плюнь ты на этих читателей», но, во-первых, это было бы невежливо с моей стороны, а во-вторых, как написала однажды Лидия Чарская, «девушка, которая плюёт, не получает двенадцать за поведение». И я выразилась более мягко: - Да мало ли, кто чему поверит! В конце концов, если ты не хочешь этого делать, ты не должен идти у него на поводу! Будь самостоятельной личностью! - Наверное, это будет первый случай в истории, - засмеялся Аларм. – Персонаж взбунтовался против своего же писателя, да ещё втянув в это дело посторонних читателей. - Не считай себя персонажем! – возмутилась я. – Если ты так будешь думать, то тогда действительно будешь совершать все те дурацкие поступки, которыми тебя наградит и Сухинов, и Дмитрий, и все прочие. И кстати, это не первый случай. - Да? – заинтересовался Аларм. – А какой ещё был? - Ну, есть такая книжка, «Чернильное сердце» называется… Долго рассказывать, но, в общем, там был персонаж, который должен был в конце книги умереть. Ему об этом сам писатель говорит, а персонаж возмущается. Ну и он так и не умер. - Интересно, - кивнул Аларм. - А если тебе так нравится быть чьим-то персонажем, то переходи ко мне, - в шутку предложила я. Аларм шутку понял и засмеялся. Несмотря на то, что мы с Энни периодически подкалывали его на предмет отсутствия чувства юмора, оно у него всё-таки было, и очень даже неплохое. Иногда. - Кстати, если вздумаешь что-то творить против Сухинова, то можешь Энни к этому тоже привлечь, - посоветовала я. - Энни? – удивился он. – А почему? - Ну у него же её не существует, - пояснила я. – Ей, я так думаю, это не очень приятно – думать, что у кого-то тебя не существует. Страшилу тоже можешь задействовать, а то Сухинов его каким-то старым деревенским дурачком сделал. Кого б ещё… Да, Лангу. Он с ней много напутал, вот пускай и разбираются. И Дровосека, а то он ему всё детство испортил. - Короче, всех подряд, - усмехнулся Аларм. - Нет, не всех. Корину, например, лучше не надо. Она у него любимица. Эльга и Дональда тоже, наверное, не трогай... А вот гномов, дуболомов и гигантских орлов – просто замечательно получится. - Их у него тоже не существует? – поинтересовался Аларм. - Гномы вроде упоминались пару раз, но и всё, - вздохнула я. – Но зато он на них все свои ошибки списывает. Типа это они напутали. - Они-то чем провинились? – изумился Аларм. – Это уже вообще нечестно! Сам напутал, а на малышей… - Угу, - кивнула я. - Организованный бойкот писателю Сергею Сухинову, - засмеялся рыцарь. - Вот именно. - А ты? Я растерялась: - А что я? Я к нему никакого отношения не имею. - Ну, поддержишь нас, в случае чего. - Но учти, - строго заметила я, - ссориться с Сухиновым я не собираюсь. - А тебя никто и не заставляет. - И вообще, - продолжала я более уверенно, - если хочешь знать, я всегда считала, что персонажи живут в полной власти писателя. А тут бойкот, восстание, бунт… Что про меня форумчане подумают? - А ты им скажи, что писатели разные бывают, - усмехнулся Аларм. – И если писатель пишет плохо, то герои от него уйдут рано или поздно. К кому-нибудь другому. - Парадокс получится, - сказала я. – Ему же хочется, чтобы ты ушёл от Элли… - А я уйду от него, - со смехом кивнул Аларм. – И пусть, действительно, пишет что хочет… Когда Аларм ушёл, я снова открыла ноутбук и торжественно написала в тему ответ: «Мало ли что скажет Сухинов». «Вот только, - с улыбкой подумала я при этом, - вряд ли кому-то придёт в голову, что это значит…». Значит, надо рассказать...

Donald: Annie, это уже чересчур.

Ellie Smith: Ничего себе рассказ.

tiger_black: Живо и интересно) Только поправьте вот здесь: Annie пишет: Эльга и Дональда тоже. Лучше добавить: "Эльга и Дональда тоже не трогай". А то впечатление сбивается из-за путаницы в падежах.

Donald: tiger_black пишет: Живо и интересно Нравится не фанатам Сухинова...

Annie: Donald, а что такого? ) Это же фанфик. Фанфик имеет право быть каким угодно tiger_black, спасибо ) Сейчас поправлю.

Donald: Annie пишет: Это же фанфик. Не уверен, что это фанфик. Это какой-то особый ехидный жанр.

Annie: Donald, надо ему название придумать. У меня же этот фик не один такой )))

Donald: Annie пишет: надо ему название придумать. Может, оно уже есть, а мы просто не знаем.



полная версия страницы