Форум » Фанфики » Миниатюры от Annie, по миру "Принцессы Изумрудного города" и не только » Ответить

Миниатюры от Annie, по миру "Принцессы Изумрудного города" и не только

Annie: Миниатюры, написанные не на форумные фесты или конкурсы, а по собственному желанию (либо на конкурсы с других ресурсов). Основание - чаще всего это мир моего же фанфика "Принцесса Изумрудного города", иногда - просто декалогия Сухинова или кроссовер с ней. Рейтинг везде детский. Содержание: Стр. 1 Детское чтение Детское чтение - 2 Велосипед не взрывается Сказки в Волшебной стране Размышления на астероиде Ирония судьбы (Прабабушка) Нашли виноватого Срочно требуется принцесса Стр. 2 Парочка Бойкот писателю! Стр. 3 Козёл отпущения всея фандома Стр. 4 Поразительное невнимание Для счастья Фея без волшебства Вместе Женские фокусы И.О. Гудвина Стр. 5 Я не герой... Шанс Скромные планы Дочкин папа Защитник Неправильная мечта Никто не погиб Ученик волшебницы Локасты Сила слова Проблемы стереотипов Страшные сказки Чехарда времени

Ответов - 99, стр: 1 2 3 4 5 All

Annie: Детское чтение Рейтинг: G Таймлайн: через десять лет после сухиновской декалогии Персонажи: Энни, Аларм, Элли, Анни и Том От автора: Вдохновило меня вот это коллективное творчество. Соответственно, права на некоторых персонажей принадлежат коллективу авторов творчества... - Энни, можно у тебя эту книжку взять? – спросила Анни, прощаясь с тётей в её библиотечном закутке. - Мм… Да, конечно, - пробормотала Энни, не глядя. Через полчаса Аларм, проходя мимо детской, услышал из-за двери странные звуки. Как будто кто-то кого-то душил. Вообразив самое ужасное, он распахнул дверь и увидел Анни и Тома, склонившихся над очень потрёпанной книжкой в яркой нелепой обложке. Правда, при ближайшем рассмотрении можно было заметить, что от книги уцелело всего несколько листков, остальное было отодрано очень давно. Дети стонали и хрипели от смеха. - Это что такое? – оторопело спросил Аларм. – Вы что делаете? - Кни… книжку… чи… таем, - сгибаясь, пояснила Анни. - А ну-ка, дай-ка, - с подозрением произнёс Аларм. – Я тоже почитаю. Без единой улыбки, с комментариями «чушь какая», «бред», «это что ещё за гадость» и тому подобными он внимательно прочёл всю книгу… Через десять минут Аларм с потрёпанной, порванной книжкой в руках возмущённо и горячо доказывал Элли, что нельзя давать детям что попало и она совершенно распустила свою сестру, которая держит в библиотеке такой бред и позволяет его читать детям. Элли отмахивалась и говорила, что ей сейчас не до детей, не до сестры и не до книжек, потому что в Фиолетовой стране опять изобретают велосипед, Страшила придумывает лазерную пушку, алхимик Парцелиус сливает ядохимикаты в Большое озеро, а в Подземной стране строят новый завод, вредный дым которого может серьёзно повредить Волшебной стране, выйдя наружу через Конический вулкан или через ущелье Чёрных драконов. - Да ты почитай, что тут пишут! И про тебя в том числе! – Аларм сунул ей под нос книгу. Элли взглянула на обложку и пожала плечами. - Ну и что? Я знаю. Очень смешная детская сказочка. Абсурд, конечно, но не могу же я на каждый абсурд обращать внимание! К тому же это всё-таки действительно исторические личности. - Вот эти?! - Эти. - С таким именем? Да об него язык сломаешь! - Ну да, с таким. - А кто они такие? - Слушай, мне некогда! – возмутилась Элли. – Возьми мою книгу и сам разберись. А ко мне сейчас опять велосипедисты придут. Через пять минут Аларм сидел с волшебной книгой в руках и недовольно смотрел на страницу. Книга эта была для Элли (а иногда и для всех её близких) своего рода энциклопедией по прошлому, настоящему и в редких случаях даже будущему Волшебной страны. Аларму она повиновалась неохотно, но всё же подпускала его к себе – как-никак он был Белым Рыцарем, владельцем меча Торна, к тому же с этой книгой он был знаком с семи лет. Хмурясь и морщась, он читал: «Статус: теоретически разумные существа. Класс: 1. Человек. 2. Неопределяемое животное. Возраст: не определён. Место рождения: неизвестно. Место жительства: непостоянное. Род занятий: …» Здесь книга ненадолго задумалась, а потом выдала: «… к сожалению, это не поддаётся никакому определению! Магические воздействия: были неоднократно подвергнуты заклятиям, возможно, сработавшим неправильно. Усыплены, но безрезультатно. Вредные привычки: лень, обжорство. Девиз: …» Девиз Аларм дочитывать не стал «Кошмар какой! – содрогнулся он, захлопывая книгу. – О ком читают наши дети! Нет, надо с этим разобраться». Через полчаса он яростно размахивал книжкой перед носом у Энни. - Что это за бред, я спрашиваю?! Как ты можешь давать такое читать детям?! - Это? – Энни явно была озадачена. – А-а! Ой, да ладно тебе, это же просто сказка. - «Сказка»! – передразнил её Аларм. – Чтоб я больше её не видел! И не смей больше такое им давать! - Да там ничего такого нет. Просто смешно, - пожала плечами девочка. - Вот и я о том же! Там ничего нет, только смешно! Зачем читать книги, где ничего нет? Книги должны делать детей умнее, а не оглуплять их до умопомрачения! - Я-то тут причём? – равнодушно отвернулась Энни. – Скажи это тем, кто всё это сочинил! - И скажу! Кто автор? - А там их целая компания. Только, наверное, ты их теперь уже не найдёшь… - Найду, - зловеще пообещал Аларм. – Где бы то ни было. И почему она порвана? Ты бы хоть за порядком следила! - Как только у меня будет конец – сразу подклею, - отозвалась Энни. Аларм ещё немного помолчал, остывая, а потом положил книгу на стол. - Кстати, совсем она не смешная, - сообщил он. – И авторы от меня ещё получат. - Значит, у тебя нет чувства юмора, - сказала ему вслед Энни. Аларм ушёл из библиотеки, прошёл к себе в комнату и снял со стены меч Торна, который там висел уже десять лет. «Найти бы надо этих авторов», - подумал он и вспомнил, что забыл поинтересоваться у Энни, кто же они. Энни тем временем свалила всё со стола в свой уникальный шкаф и с удовольствием открыла потрёпанную книжку. Хихикая через каждое слово, она принялась её перечитывать в сотый раз. На обложке книги значилось: «Похождения Гкмнвронков».

Annie: Детское чтение - 2. (продолжение предыдущего рассказа) Написано под впечатлением от конца истории Гкмнвронков... Персонажи: Энни, Аларм и Элли - Энни, ты мне найдёшь описание Зелёной страны в период перед прилётом Гудвина? – спросила Элли у сестры, заглянув в её библиотечный закуток. - М-м… Кажется, шкаф номер двенадцать. Посмотри на третьей полке сверху, - отозвалась Энни, не вставая из-за стола. Она подклеивала последние страницы в разорванную книгу. Элли ушла, а через десять минут вернулась. - Я тут листок какой-то нашла, он там затерялся. Похоже, он вырван из какой-то детской книжки, разберёшься, а? Энни глянула на листок. - О, мне как раз его не хватало! – Она торжественно взяла его и аккуратно вклеила под обложку. – Спасибо. Ну, вот. Наконец-то я её собрала. Представь, приходилось разыскивать буквально по листочкам! - А что за книжка? - «Похождения Гкмнвронков», - без запинки выговорила юная принцесса Изумрудного города. Элли немного помолчала. - Да-а, - протянула она наконец. – Аларм будет в восторге. - Дети тоже, - безмятежно отозвалась Энни. Аларм заявился в библиотеку часа через два. Сразу после Анни и Тома. - Где эта идиотская книжонка? – с порога потребовал он. Энни поморщилась. - Что за выражения, рыцарь? Не беспокойся, она у меня. Я же тоже хочу её прочитать. Аларм чуть поостыл. - Дай её мне. - На строгую родительскую цензуру? – хмыкнула Энни. - Вот именно. Из тебя цензор, ты уж прости, никудышний. - Нормальный. Это ты постоянно ударяешься в крайности. - Лучше уж такие крайности, чем полный произвол. - Аларм, эта книга относится к детскому отделу. Зря я её, что ли, туда ставила? - Может, и не зря, но мои дети её без моего разрешения читать не будут! - А Элли разрешила. - Да рассказывай! – усомнился Аларм. - Ну, во всяком случае, она не запретила, - выкрутилась Энни. - Тогда давай её сюда. Со вздохом Энни протянула книгу Аларму, грустно подумав, что, возможно, она так её и не дочитает… На следующий день Аларм просто ворвался в библиотеку, как ураган. В руках он нервно сжимал всю ту же злополучную книгу про Гкмнвронков. Энни облегчённо вздохнула: по крайней мере, книга целая. Впрочем, увидев состояние своего так называемого родственника, она подумала, что если книга целая сейчас, то это не значит, что после разговора останутся целыми и книга, и сама Энни. Мельком глянув на Аларма, Энни порадовалась, что, по крайней мере, никакого оружия у него не видно. Хотя кто знает… - Как ты вообще смеешь держать в библиотеке эту… эту… - Аларм не мог найти подходящего определения. - Успокойся, - предложила Энни. – Дыши глубже. - Ты издеваешься?! – возмутился Аларм. - Ты испугаешь библиотекаря, - тактично ушла от прямого ответа Энни. Прямой ответ был «да». - А его нет, - ответил Аларм. – Я тебя спрашиваю… - А я тебе отвечаю, - холодно прервала его Энни. – Эта книжка имеет прямое отношение к Изумрудному городу в частности и вообще ко всей Волшебной стране в целом. Её герои – тоже личности из истории Волшебной страны. Ну и назови мне хоть одну уважительную причину, по которой я не могу держать её в библиотеке! - Но не в детском отделе хотя бы! – чуть-чуть сдался Аларм. - А почему, собственно? - Ты её читала? - Не дочитала. - Это какой-то ужас! Такое впечатление, что её сочиняла компания сумасшедших! А язык? Сплошная вульгарность, грубость… - Мне передать авторам твоё мнение? – невинно предложила Энни. - А они живы? – заинтересовался Аларм. В его голосе ясно слышалось: «А они до сих пор живы? Если да, то я готов это исправить». - А что, ты их хочешь убить? – усмехнулась Энни. – Бедные авторы. Пасть от руки Белого рыцаря Волшебной страны… Они почтут это за честь, не сомневаюсь! Аларм помолчал немного, а потом сказал уже спокойнее: - Надеюсь, ты не дашь детям эту книгу? - Дам, если попросят, - пожала плечами Энни. – Да что ты нервничаешь? Нормальная книжка. Я ж не виновата, что эти Гкмнвронки такие глупые, - их имя она опять выговорила без запинки. – Они всё равно очень милые и смешные. - Да-да. Особенно имя у них милое и смешное, - согласился Аларм. – Я минут пять его разбирал. - Чем там кончилось хотя бы? – как ни в чём не бывало спросила Энни. - Отвезли их на Рамерию, будут там этого главаря гипнотизёров доставать, - буркнул Аларм. - На Рамерию? – в ужасе подскочила Энни. – Какой ужас! - А чего ужас? – с недоумением спросил Аларм. - Ты представляешь, что они там устроят? Там же не только менвиты живут! Каково будет арзакам, когда Гкмнвронки расправятся с завоевателями? Они же глупые, Гкмнвронки в смысле, им не важно, кого с ума сводить! Хотя, - она грустно вздохнула, - всё равно сейчас уже ничего не исправишь… - Почему? - Так они уже много лет как там… Всё давно уже закончилось. Интересно, а сколько живут Гкмнвронки? - Как ты язык не ломаешь? – изумился Аларм. - Научилась. Они помолчали. Потом Энни внезапно сказала: - Бедная Рамерия, все напасти на неё. Сначала там менвиты арзаков завоёвывали. Потом арзаки восстали, неизвестно, чем всё кончилось. У нас в Волшебной стране вообще их всех считали завоевателями, теперь знаешь, как трудно убедить людей, что они нормальные люди, такие же, как мы. Теперь оказалось, что там ещё и Гкмнвронки потрудились. Если они всё-таки там. Ещё и Пакир… - Он-то там причём? – поразился Аларм. - Ты что, не знал? Он же родился там недалеко. Мне Ланга рассказывала. Она уверена, что он вернулся к себе на родину. А Рамерия – планета цивилизованная. У меня девяносто девять процентов уверенности, что Пакир нападёт на Рамерию. Аларм решил пошутить: - И встретит там Гы… гы-кы… мэ… нэ… Энни серьёзно уставилась на Аларма, широко раскрыв глаза. - Да-а, - протянула она. – Если Пакир встретит там Гкмнвронков… Интересно, кто кого? - Они его, - мрачно отозвался Аларм. – Я в этом уверен.

Annie: Велосипед не взрывается, или Как Аргут и Парцелиус строили космический корабль Персонажи: Энни, Аргут, Парцелиус. Таймлайн: постканон на Сухинова, через сколько-нибудь лет. Написано в ответ на идею Donaldа здесь. ИЗУМРУДНЫЙ ГОРОД, ДРУЖЕСКАЯ ВСТРЕЧА - Космический корабль, - сказала Энни, - это очень сложная машина. Он строится из железа. Ещё он должен быть очень крепким, чтобы в космосе его не сплющило и не разорвало. - А почему? – с интересом спросил Аргут. - Потому что в космосе нет воздуха, - пояснила Энни. Аргут ничего не понял, но с уважением кивнул. - Ну вот, - воодушевлённо продолжала девочка. – Движется он на реактивном двигателе, на топливе – оно сгорает и толкает корабль вперёд. Чтобы покинуть земную атмосферу, корабль должен иметь скорость не менее одиннадцати тысяч километров в секунду. – Она подумала и добавила: - А может, просто одиннадцати километров, я не помню. - Ух ты, - восхищённо произнёс Аргут. – А потом куда? - А потом он летит… между звёздами, - развела руками Энни. - Да, - с уважением произнёс Аргут. – Вот это магия… - Никакой магии, - возразила Энни. – Сплошная наука и техника. Аргут воззрился на девочку с интересом. - Наука и техника?.. А это сильно сложнее, чем самодвижущаяся телега? - Намного, - кивнула Энни. Аргут ушёл, задумчиво бормоча про себя: - Наука и техника… Техника… Наука… ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ. ЖЁЛТАЯ СТРАНА, СТРОЙПЛОЩАДКА НА БЕРЕГУ ОЗЕРА - Слышь, ты, учёный! Где чертежи? - Я тебе что, гном?! - Да заткнись ты! Мне нужны расчёты! И где твои обещанные пробы топлива, я не понял? - А ты мне покажи сначала свой корабль, будут тебе и пробы топлива! - Я тебя спрашиваю, где чертежи! Мне ковать надо, а я не знаю, какой формы ковать! Ты обещал сделать расчёты! - Ох… Вроде тут были… Да подожди ты, кузнец несчастный, я тебе не мальчик на побегушках! - Ничего, вот построю корабль – лучше мальчика запрыгаешь. ЧЕРЕЗ ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА ОТ НАЧАЛА РАБОТЫ, ТАМ ЖЕ - Эй, представитель науки! Куда эту штуку устанавливать? - А я откуда знаю? - Ты на чертежи посмотри! - Ну… Кажется, справа… Нет, слева от той длинной рукоятки… - Вот связался я с тобой на свою голову! А это что такое? - Очиститель кислорода. - А его куда? - Его назад! - А ты уверен, что это не огнетушитель? - Ну проверь сам! Я, что ли, всё проверять должен? - Ладно, только не ори… ПШШШ! - Ну вот, я так и знал, что это огнетушитель. Проводи меня к умывальнику, я ничего не вижу. ЧЕРЕЗ СЕМЬ МЕСЯЦЕВ, ТАМ ЖЕ - Алхимик, чтоб тебя! Где пробы топлива? - Вон в той бочке! - В какой? - В той, где написано «огурцы маринованные». - И всё? - Ну, там ещё был рецепт, но я его стёр. - Балда! Я про топливо спрашиваю! - А-а… Нет, больше нету. - Ладно, тащи сюда эту бочку. - Я тебе что, грузчик?! - О, великий Торн, с кем я связался!.. Знаешь, а оно не горит. - Да? В самом деле, не горит… А-а, понял! Я забыл туда добавить один порошок… ЧЕРЕЗ ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ, ТАМ ЖЕ - Ну как у вас дела? – поинтересовалась Энни, глядя на измученных кузнеца и алхимика. – Что это у вас там за забором? Что-то изобретаете? - Да вот… - промямлил Аргут. – Я бы сам давно справился, да вот наука подвела… - Да этот техник без меня ничего бы не сделал! – заносчиво возразил Парцелиус. - А мне покажете? – с любопытством спросила Энни. - Да с удовольствием, - кивнул Аргут. – Только завтра. Сегодня у нас последние опыты… ЗАВТРА - Заливай! Да не туда, учёный ты липовый, а в правый бак! - А почему в этот нельзя? - Потому что это не бак, а резервуар для воды. - А поменять их местами никак нельзя? - Нельзя! Слушай, у твоего топлива цвет какой-то подозрительный… - Это последний образец! - Хочешь сказать, мы его ещё не испытывали? - Именно так! Я уверен, что это самый лучший! Я взял вчерашнее и добавил в него чуть-чуть смеси… И вот настал великий миг. Вообще-то Энни настояла на том, чтобы всё держать в секрете. Даже сестре ничего не сказала и племянников тоже не привела. Поэтому при испытании нового изобретения присутствовала она одна. Ну, и изобретатели, естественно. - Настоящий космический корабль, - восхитилась Энни. – Только очень уж маленький. - Ну, мы проконсультировались тут немножко, - смущённо признался Аргут. – Поговорили со Страшилой, с Элли… - Ну вот, - расстроилась Энни. – Надо было их тоже пригласить. - Ничего страшного, ещё успеешь, - утешил девочку Аргут. - Ну что, запускать? – нетерпеливо и оттого раздражённо спросил Парцелиус. - Давайте, - обрадовалась Энни. – Только вот боюсь, вдруг он потом не сумеет вернуться. - А мы алхимика в него посадим на первую пробу, - злорадно предложил Аргут. - Ой, нет, - сказала добрая девочка Энни. – Лучше я потом попрошу Элли вернуть его с помощью магии. Просто я боюсь, вдруг он сгорит в атмосфере. Аргут и Парцелиус переглянулись. - Что ж ты сразу не сказала, что он может сгореть? – завопил алхимик. – Строили, строили, а теперь – сгорит? - Наверное, смотря какие строители, - заметил Аргут, выразительно глядя на представителя науки. И грустно добавил: - В конце концов, моя самодвижущаяся телега тоже сломалась… - Аргут, она называется автомобиль, - подсказала Энни. - Ну так что, запускать? – повторил Парцелиус. - Запускай! – разрешил Аргут. БУМММ! БАБАХ! - … Эй, алхимик, ты живой? - Кажется… А ты? - Вроде бы. Ты цел? - Думаю, да. А ты? - Тоже… Ваше высочество, вы не пострадали? - Знаете, ребята… Вы, конечно, молодцы… Но лучше бы вы изобрели велосипед. Он хотя бы не взрывается.

Annie: Сказки в Волшебной стране Персонажи: Элли, Энни, Анни и Том Таймлайн: постканон на Сухинова, лет через семь-восемь. Аннотация: Энни пытается читать племянникам "Хроники Нарнии". - Слушай, Элли, - затараторила Энни, вбегая в комнату к старшей сестре. – Мы тут с Лангой такую книжку в Большом мире откопали… - Вот делать вам нечего, - рассердилась Элли. – Прекратите уже эти нелепые опыты. - Да ты дослушай! Вот смотри, помнишь? Я её читала когда-то, мне ещё так понравилось, можно я её детям прочту? - «Хроники Нарнии»? – удивилась Элли. – Ну прочти. А может, не стоит? Ты вроде говорила, там плохой конец… - Так я не буду все серии. Я только «Волшебный шкаф» прочту. - Ну смотри, только чтобы… Вечером Энни устроилась с племянниками в их уютной детской и раскрыла книгу. - Итак, - гордо объявила она. – Книга называется «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и Волшебный шкаф». - Угу, - рассеянно кивнула Анни. И Энни начала читать. - «… Когда их вывезли из Лондона, чтобы они не пострадали во время воздушных налётов…» - Воздушных налётов кого? – перебил Том. - Немцев, - пояснила Энни. – Они в то время воевали с Англией. И вообще со многими странами. Это было в Большом мире. - А на чём они налетели? - На самолётах! - Ух ты! – глаза детей заблестели. – Энни, давай дальше! - Слушай, - сказала дня через два Анни Тому. – Какую-то совсем неинтересную книжку Энни нам читает… Давай попросим что-нибудь другое. - Давай, - согласился Том. – Сначала ведь так хорошо было… А потом что-то несуразное. - Вот именно. И эти дети такие глупые. Особенно Эдмунд. С волшебницами всегда надо осторожнее, пока не поймёшь, добрая она или злая. А он сразу поверил. - Ну, подумаешь… - поморщился Том. – Вот наш Дональд тоже сначала Корине поверил, а в итоге чуть маму не погубил. - Но ведь всё кончилось хорошо, - заметила Анни. - Ну так и там Энни говорит, что всё кончится хорошо. - А всё равно неинтересно. Можно подумать, мы сами не знаем, что бывает с теми, кто попадает в волшебные страны! - Да и кому это интересно – читать про то, что у тебя и так есть. - Ну, кому-то может быть интересно, - возразила Анни. – Только не нам. - Не хотят, - уныло проговорила Энни. – Говорят – неинтересно. - Что же им интересно? – улыбнулась Элли. – Самолёты и подводные лодки? - Ну не Жюля Верна же им читать, - пробурчала Энни. – Не доросли ещё. - Мда… - Элли задумалась. – Надо что-то придумать… Слушай, а дай-ка мне эту Нарнию… Через два дня Энни снова торжественно принесла «Хроники Нарнии» в детскую. Только теперь это была уже чуть-чуть другая книжка… - Ну Энни! – обиженно заныли дети, не разглядев толком обложку. – Мы же просили! Не надо больше Нарнию! Она неинтересная! - Подождите, - таинственно улыбнулась Энни. – Сейчас вы всё поймёте. Итак! Она раскрыла книгу и начала читать: - «Жили четверо детей-волшебников, Питер, Сьюзен, Эдмунд и Люси. Жили они в волшебной стране под названием Нарния. Но там началась война, и их вывезли из замка Кэр-Параваль, чтобы они не пострадали от воздушных налётов грифонов, драконов и иных крылатых и злобных существ, и отправили к одному старому-старому волшебнику, который жил в глухом месте Нарнии, возле одинокого фонаря, и у него жили бобры и фавны…» Дети переглянулись. - Вот это хорошая книжка, - сказала Анни через пару дней брату. – Теперь всё правильно. Если бы мы попали в Большой мир, то вели себя точно так же. - Только не надо было Люси брать с собой бобров По Ту Сторону Шкафа, - сказал Том. – Они же там перестали разговаривать, только подозрение у всех вызывали. - А эта Злая Учёная Герцогиня вообще как ведьма, - кивнула Анни. – И не надо было Эдмунду поддаваться на её механические изобретения. - А вот Правитель Мира мне понравился, - заявил Том. – Он ведь победил Герцогиню. Только смешно было, когда Люси почему-то думала, что он лев. Потому что на самом деле он человеком оказался. - Вообще эта книга лучше той, первой. Там какой-то фонарь стоял посреди леса, а тут всё-таки целое волшебное деревце посреди города. - А я и не знал, что в городе так же легко заблудиться, как и в лесу. - Хорошо, что Велосипедист показал им дорогу. Только жалко, что его Герцогиня потом наказала. - Но его же потом всё равно спасли. - А давай попросим у Энни ещё что-нибудь такое. - Давай. - Элли, - сказала Энни. – Выручай. Они от меня требуют продолжения Нарнии. - Предложи им Жюля Верна, - ответила Элли. - Думаешь, им понравится? - Ну а что делать, если они так полюбили научную фантастику? - Это для нас – научная фантастика, - сказала Энни. – А для них – самое обычное фэнтези. Как мы читали в детстве сказки про волшебников, так они читают сказки про велосипеды и самолёты. Ведь волшебство для них – обычное дело.

Annie: Размышления на астероиде Персонажи: Пакир Таймлайн: постканон на Сухинова, сразу после финала декалогии. Примечание: небольшой кроссовер с Волковым, "Тайна заброшенного замка". Напоминаю, что Пакир родился на созвездии Орион... Прилетел Пакир после поражения к себе на родину. Сидит на остывшем астероиде и рассуждает: - Торну проиграть - ещё ладно, а тут какие-то волшебнички недоделанные... Да я бы их!.. И ведь, главное, из-за чего?.. Грустно Пакиру на холодном астероиде в одиночку сидеть. Даже Чёрное пламя на земле осталось, некому утешить. - Вот вернусь - покажу им, кто на Земле хозяин! Соберусь с силами и вернусь. Пусть только попробуют мне противиться!.. Совсем плохо Властелину Тьмы. Злость чёрная его разъедает. Сердца нет, и то хорошо, а то был бы сердечный приступ... Ищет, на ком бы злость сорвать! - Ну, попадись мне ещё хоть раз, разумная раса! Камня на камне не оставлю!.. Оглядывается Пакир по сторонам и видит: вращается совсем неподалёку планетка, очень уж на Землю похожая. - Может, тут отсидеться? В себя прийти хоть немного, магическое здоровье восстановить, сил набраться... Подлетел Пакир к планетке, смотрит - а там!.. Люди - ну точь-в-точь такие, как на Земле, только повыше и бледные. Техника - куда там землянам. Развитая планетка попалась. Цивилизованная - ну просто по первому классу. - Так-так, интересненько... - призадумался Властелин Тьмы. - И что это тут у нас? Смотрит - ни единого намёка на магию на планете нету. Нигде ни одного волшебника. Даже в самых отдалённых пустынях... - Ну-ка, ну-ка... Неужели ни одного мага? Ни одного. - Ну всё. Раз уж тут волшебников нет – никто мне не помешает. Держись, Рамерия!..

Annie: Ирония судьбы (Прабабушка) Однажды victory_vitt заметила на дайри, что на рисунках Мисуно Дональд очень уж похож на Элли. Тогда-то мне и пришла в голову эта идея. Своеобразный эксперимент с каноном и фаноном... Рейтинг: G Персонажи: Энни, Элли, Дональд, в эпизодах Аларм, Кэролайн (внучка Энни). В БОЛЬШОМ МИРЕ Свадьба старшей внучки повергла миссис О’Келли в умиление. Ещё недавно Кэролайн была совсем малышка, а теперь уже взрослая замужняя дама… К сожалению, радости быстро кончились. Кэролайн с мужем постоянно скандалили. Миссис O’Келли, впрочем, была не сильно удивлена. Чего же ещё ждать, когда торопливая внучка выскочила замуж едва ли не через месяц после знакомства? И ведь вроде бы взрослая уже, разумная. Родители с женихом едва успели познакомиться, а бабушка вообще впервые увидела его только на свадьбе. Кэролайн же ни во что не вдумывалась. Вскоре миссис О’Келли узнала, что ей предстоит стать прабабушкой. Это снова повергло её в умиление. Она представляла себе будущего правнука: наверняка он будет похож на Кэролайн, такой же белокурый и голубоглазый ангелочек, каким была в детстве она. Но прошло больше года, и Кэролайн с мужем приехали к ней в гости – одни. Без ребёнка. - А где же… - беспомощно проговорила миссис О’Келли. Она так надеялась увидеть правнука… - Кто? – небрежно отозвалась Кэролайн. – А, ребёнок? Его пришлось отдать. - Как?! - Бабушка, ну не могу же я всю жизнь ухаживать за уродцем, - в сердцах заявила Кэролайн. - Уродцем?.. - Ребёнок родился неполноценным, - пояснил муж как ни в чём не бывало. – Ноги разной длины, позвоночник искривлён. Врачи сказали, что он сможет ходить только на костылях. Мы решили отдать его в приют… - Я всю жизнь мечтала о красавице-дочке, - раздражённо добавила Кэролайн. – Родился уродец-мальчишка. Мне такой не нужен. - Как же ты так можешь, Кэрри? – возмутилась миссис О’Келли. – Это же твой ребёнок! Мало ли что сказали врачи! Кто вообще может сказать, каким вырастет новорожденный? - Ой, бабушка, да хватит переживать, - отмахнулась Кэролайн. – Я лично не хочу, чтобы рядом со мной рос уродец. Ты бы видела, какой он некрасивый. Просто отвращение берёт. - Вот они, новомодные матери. Хотят из ребёнка сделать игрушку, а то, что он тоже человек, им дела нет, - резко высказалась миссис О’Келли, развернулась, хлопнув дверью, и ушла. Кэролайн пожала плечами. «Если бы мальчик был в нашей семье, я бы рассказывала ему сказки. Было бы с кем вспомнить Волшебную страну, - думала миссис О’Келли. – Неужели Кэролайн так жестока? Ведь я же в детстве столько времени с ней проводила, учила её добру, милосердию… Всё пошло прахом. Ну какое влияние может оказать бабушка, к которой привозят пару раз в неделю?». В поисках мальчика, от которого отказалась её внучка, она послала запросы в несколько приютов для новорожденных детей, но найти ребёнка оказалось практически невозможно. То ли Кэролайн предусмотрела, что бабушка будет искать правнука, то ли это произошло случайно. Наконец миссис О’Келли сдалась. Старость – не радость, годы уже начали брать своё, волнений и так хватало. Одна она внука-калеку всё равно не воспитает. И всё-таки она изредка представляла себе белокурого мальчика, который сидит возле кресла прабабушки, пока она рассказывает ему сказки… *** НА ПРАЗДНИКЕ В ЧЕСТЬ ПОБЕДЫ, В ИЗУМРУДНОМ ГОРОДЕ - О Господи, - вздрогнула Энни. – Кто это там? - А, это принцесса Ланга, - пояснила Элли. – Бывшая принцесса Тьмы. Я тебе про неё рассказывала… - Да нет, - нетерпеливо перебила Энни. – Рядом с ней! - Дональд. - А… - облегчённо вздохнула Энни. – А я что-то мало про него слышала. - А чего ты испугалась? – спросила Элли у сестры. - Да нет, просто мне показалось, что я вижу Тима, - тихонько призналась Энни. Элли молча кивнула. Муж Энни умер много лет назад… Элли помнила его в детстве: да, Дональд был чем-то на него похож – то ли цветом волос, то ли походкой, то ли осанкой… Чтобы отвлечь сестру, она начала рассказывать о Дональде: - Это он мне помог пройти в Волшебную страну, а потом предал меня Корине. Правда, потом он и её предал. Но успел выпросить у неё всё, о чём мечтал… - А о чём он мечтал? – рассеянно спросила Энни. - Стать красивым и здоровым. Он же был калекой. Мог ходить только на костылях. Пришёл в Канзас, так как верил в Волшебную страну, а там встретился со мной, - развела руками Элли. – Ладно, Эн, извини, меня там Страшила уже зовёт… - Она помахала рукой в ответ Страшиле и ушла. Энни молча кивнула. Она перешла на другое место и встала так, чтобы видеть лицо Дональда. Да, похож – отдалённо, но похож на Кэролайн, на Дженни, и на саму Энни… Какая странная ирония судьбы… Праздник шёл своим чередом, наконец Энни смогла завязать с Дональдом дружескую беседу. - А о своих родителях ты что-нибудь знаешь? – с волнением спросила она. - Нет. Даже не знаю, как их зовут. И мне имя и фамилию дали уже в приюте. - Ясно, - промямлила Энни. - Энни, ты чего задумалась? – с улыбкой спросила Элли, когда праздник кончился и все, весёлые и довольные, прощались друг с другом. - Да так, - неопределённо ответила Энни. Мимо прошёл Дональд, и она помахала ему рукой, думая о загадочной иронии судьбы. Ну как так могло получиться, что именно тот правнук, которого у неё отняли, теперь будет к своей прабабушке (правда, внезапно ставшей младше него) ближе всех остальных детей и внуков? И именно тот, которому она не могла рассказать о Волшебной стране, увидел её своими глазами? - Вы с Дональдом, случайно, не брат и сестра? – насмешливо поинтересовался у Энни подошедший Аларм. – Вы удивительно похожи. - Как ты заметил? – засмеялась Элли. - А ты не заметила? - Нет, мне и в голову это не пришло. - Эх, ты, - скривилась Энни. – Ну, вообще-то мы не брат и сестра, - обратилась она к Аларму. – Если уж совсем точно, я его родная прабабушка. - Кто? – ошарашено воскликнул Аларм. – Ещё чего не хватало! - А тебе завидно небось, - фыркнула Энни. - Кому мне завидовать? - Дональду, кому ж ещё. - Нет уж, - заявил Аларм. – Я ему совсем не завидую. Мне его жалко. Сбежал в Волшебную страну, так ты его и тут достала. Неудивительно, что он стал Чёрным Рыцарем. С такой прабабушкой и я бы им стал.

Donald: Только я все сухиновские фики по справочнику распределил, ещё один появился! А по сюжету хорошо. Только коротко слишком.

Annie: Ну уж прости, не подгадала )) А на "длинно" меня пока не хватает...

Donald: Annie, в сообществе его выложить не забудь. А то пошла новая мода - все фики в своих дневниках выкладывать.

Annie: Ага. Я его везде стараюсь выложить - и на фикбуке, и тут... А про сообщество постоянно забываю :(

Annie: Нашли виноватого Рейтинг: G Персонажи: я, Аларм, Энни, Элли, упоминается энциклопедист Дмитрий Жанр: юмор, стёб Таймлайн: ну после Сухинова точно, через сколько-то лет... А касательно нас - в настоящем времени, сегодня, 10 февраля... От автора: фанфик возник в ответ на эту фразу одного из форумчан. Кого именно – известно будет из фанфика. Просьба отнестись ко всему нижеизложенному с юмором и пониманием. - Не, я честно не знаю, чего они к вам прицепились, - мрачно заявила я, отворачиваясь от компьютера. Друзья посмотрели на меня с недоумением. - Они – это кто? – поинтересовалась Энни. - Форумцы, - ещё мрачнее отозвалась я. – Всё им не так! Одним не нравится, что Элли вернулась в Волшебную страну! Другим не нравится, что она не вернулась, а возвращалась только Энни в детстве! Третьим не нравится, что вы вернулись обе! - А они об этом знают? – удивилась Элли. – Насколько мне известно, этот писатель… - Сухинов, - подсказала я. - … мою сестрёнку проигнорировал. - Ну зато не проигнорировала я! Правда, об этом мало кто знает, - вздохнула я. Эта беседа происходила в моей комнате, в самом обычном доме самого обычного города. Единственная необычность заключалась в том, что ещё когда мне было пять лет, я сильно увлеклась сказками про Изумрудный город, а потом оказалось, что это совсем не сказки. Я понимаю, это может показаться странным, но не подумайте, что я сошла с ума. В конце концов, сплошь и рядом люди попадают в другие миры, об этом во всех книжках написано. Я не попадала – представляю ужас моей мамы, если б я вдруг исчезла, - но из Изумрудного города у меня было немало друзей. Они навещали меня – одни чаще, другие реже, - но приходили, только когда мамы не было дома. Для Элли, как для могущественной феи, это не составляло особого труда. В данном случае мамы как раз не было, и мы спокойно сидели и разговаривали. Перед этим я сидела в интернете, на своём любимом форуме. Если форум любимый, это, однако, не значит, что там все со мной соглашаются. И я пересказывала гостям последние сплетни с форума, бурно делясь впечатлениями. - А за что меня там так не любят? – поинтересовалась Энни. - Типа нечего было лезть вместо сестры… - буркнула я. – Говорю же, их не разберёшь. Странные люди вообще! А когда я начинаю говорить, что ты тоже вернулась, то это тут же обзывают кроссовером. Как будто в детстве у вас была одна страна, а теперь другая! С терминами фикрайтеров мои друзья уже были кое-как знакомы. - И чем я им не угодила, - обиженно вздохнула Энни. - Не всем же, - утешила я подругу. – А вот Аларму больше всех досталось. - Ага! – обрадовалась Энни, бросив взгляд на рыцаря, который сидел тут же и молча слушал. Он редко встревал в нашу болтовню, да и вообще в отличие от девочек редко меня навещал – у меня-то характер ещё хуже, чем у Энни, которая его достаёт непрерывно уже много лет подряд – не могу сказать, сколько именно, потому что хронологию своих приключений они от меня скрывают. И свой возраст тоже. Даже Анни, которую разговорить очень легко, не признаётся, сколько ей лет. Хотя выглядит она ровесницей Энни, но, сколько я её помню, она всегда такая была. Очевидно, эпидемия вечной юности, как я это однажды назвала, действительно оказалась заразна… - И много у меня недоброжелателей? – с интересом спросил Аларм. - Дело не в количестве, а в качестве, - развела руками я. – Вон форумский энциклопедист Дмитрий тебя вообще убить хочет. - За что?! – Аларм даже вскочил. Ого, оказывается, он действительно в шоке. Если бы на месте меня здесь сейчас оказался сам Дмитрий – ему бы не поздоровилось, однозначно. - Он забыл передо мной отчитаться, - несколько язвительно ответила я. Заметив разочарованное лицо Энни (она явно строила какие-то планы по дальнейшему «доставанию» бедного рыцаря), я немного поколебалась и ехидно добавила: - Хотя слухи ходят. - И какие же? – хмуро спросил Аларм. - Ну… разные, - уклончиво ответила я. Во-первых, я и сама не знала, насколько они правдивы, а клевета – это не для меня занятие. А во-вторых, та одна из причин, которую я узнала через третьих лиц, была, на мой взгляд, ну чересчур уж деликатна, чтобы вот так в лицо сообщать её самим виновникам. Тем более разговоры на такие темы – опять же не моё. Однако Энни моя уклончивость не удовлетворила. Характер же у неё был настойчивый. Частенько из-за этой настойчивости я оказывалась меж двух огней – когда у Энни и Аларма начиналось очередное противостояние. С одной стороны, мне хотелось поддержать лучшую подругу. С другой стороны, Аларм мне просто нравился – как человек. Хотя даже до статуса лучшего друга не дотягивал, но на уровне «нормального общения» держался. Мне не всегда приятно было его подкалывать вместе с Энни, но Энни обижалась, если я её не поддерживала… Короче говоря, сейчас Энни попыталась выяснить, какие же всё-таки были причины для того, чтобы убить Аларма. Аларму и самому было это интересно. И Элли тоже. - Чем он перед этим энциклопедистом-то провинился? – недоумевала она. Я кивнула в сторону ноутбука и пропела строчку из песенки про весёлый ветер: - Кто ищет, тот всегда найдёт… Аларм вопросительно посмотрел на меня. - Причину, - добавила я уже без музыки. – Да какая тебе разница, пускай пишут, что хотят. По правде-то это вас всё равно не затронет. - А кто их знает, - мрачно ответил Аларм. - Не-не-не, - заспорила я. – Во-первых, с вами лично знакома только я! Во-вторых, никакая писанина ни на что в прошлом не влияет. - Да, но видишь ли, нам не очень приятно, если о нас пишут неправильно, - недовольно заметила Элли. - Никому не запретишь, - философски заметила я. – Даже если ты лично придёшь на форум, все посчитают это просто весёлым розыгрышем и ни к чему не прислушаются. - Вот говорил я тебе, что надо перекрыть все магические потоки из нашего мира в этот! – Аларм сердито посмотрел на Элли. – А ты? - А причём тут это? – смутилась Элли. - А притом, что, если бы ты вовремя меня послушалась, то никакой Сухинов бы не написал о нас столько всякой ерунды, и никакому Дмитрию не захотелось бы меня убивать. И мы бы сейчас жили спокойно. И вообще, может, там магия какой-то сбой даёт – иначе почему он так пишет? Не знаю, как ты, но я подозреваю, что если бы Сухинов хотя бы написал нормально, то никто бы меня убивать не хотел… Кстати, Ань, - повернулся он ко мне, - передай этому Дмитрию при случае, что так нечестно. - Как? – засмеялась я. – В смысле, как нечестно? - Ну, лично я не вижу смысла убивать меня только на бумаге, - сердито объяснил Аларм. – Словами бросаться каждый может, а делом доказать… - Хочешь вызвать его на поединок? – усмехнулась я. - Я? Я не хочу. Но если он хочет, то пусть он и вызывает. - Прости, - я картинно развела руками. – По техническим причинам… - И к тому же поединок на пустом месте, без каких-либо обвинений… И вообще, ну в чём я перед ним виноват? Я заглянула в ноутбук. - Он утверждает, что ты во ВСЁМ виноват. И пощады не заслуживаешь. - Во всём? – не поняла Элли. – Это как? - Не знаю. И уточнять уже не буду. - Ха, здорово, - обрадовалась Энни. – Всё, Аларм, ты во всём виноват! Во всём, во всём! Похоже, у неё появился новый стимул доставать рыцаря. Я мысленно поморщилась. Да уж, Аларму не повезло с родственницей. Впрочем, когда он впервые познакомился с Элли, он ещё не знал, что у неё такая сестра, а дальше уже ничего исправить было нельзя. Как известно, любовь зла, и хотя рогатое определение из второй части поговорки к Элли никоим образом нельзя было привязать, но зато дополнительная нагрузка в виде вредной младшей сестрёнки вполне его компенсировала. - Во всём? – озадачился Аларм. Мы с Энни переглянулись и дружно рассмеялись, глядя на выражение лица Аларма, пока он пытался сообразить, как это понимать. Я ему сочувствовала. - Аларм, кажется, тебе правда давно пора задуматься над своим чувством юмора, - заявила Энни. И с ней я тоже была согласна. Нельзя же всерьёз воспринимать фразу «виноват во всём». Хотя о том, что Дмитрий уже много лет собирается убить Аларма, знал, пожалуй, весь форум, и это было абсолютно всерьёз. - Со своим чувством юмора я сам как-нибудь разберусь, - огрызнулся Аларм. – А всё равно так нечестно! - Я ж говорю – вызови его на поединок, - хихикнула я. Мы втроём – Элли, Энни и я, - снова засмеялись, а Аларм остался серьёзен, как всегда. Хотя с чувством юмора у него было всё в порядке, это я знала. Просто у Энни (да и у меня) чувство юмора многократно умножалось ещё и чувством ехидства. - И не собираюсь! – категорично заявил Аларм. – Это он поступает нечестно, а не я! Убийство исподтишка, когда я даже об этом ничего не знаю… - Ага, он забыл перед тобой ещё отчитаться, - хмыкнула я. - Короче, передай ему, что нечего тут находить виноватых, да ещё и «во всём», - рассердился Аларм. Его явно уже выводило из себя то, что мы с Энни над ним откровенно насмехаемся. - Да ладно тебе, - спокойно заметила я. – Ты же в любом случае не пострадаешь… - А мне интересно, - неожиданно сказала Энни. – Что будет, если поединок состоится? - Энни, он не состоится, - уверенно возразила я. – Это в принципе невозможно. К тому же это абсурд. - А мне показалось, ты говорила всерьёз, - озадаченно уставился на меня Аларм. - Ну и что? – я состроила невинные глаза. Аларм поморщился. - Ну… Короче, ты ему всё равно передай, что так нечестно. Я бы назвал это трусостью с его стороны. - Полегче на поворотах, - фыркнула я. - Чего? - Пафос в твоём исполнении мне ещё у Сухинова надоел. Говори по делу. Про нечестно я уже слышала. - Ты передашь? - Мне что, делать нечего? Я и так стараюсь, отстаиваю каждый раз ваши интересы, и всё равно всё бесполезно. Не буду ж я ещё с Дмитрием ругаться. Пусть пишет, что хочет, тебе что, жалко, что ли? - Мне? – возмутился Аларм. – Мне неприятно! И… - он со страдальческим видом огляделся в поисках поддержки и тут же придумал её, - и вот Элли тоже подтвердит, что так нехорошо! - Ладно, - я дипломатично подняла руку. – Что-нибудь придумаю. Только если они потом на меня все набросятся – ты будешь сам виноват. - Ну так он же у нас ВО ВСЁМ виноват, - хихикнула Энни, и мы снова рассмеялись. - Нашли виноватого, - обиделся Аларм. Но, похоже, обида была уже почти притворная… А потом я думала. Моя вечная проблема: когда я пытаюсь отстоять интересы жителей Волшебной страны – а ведь не каждому понравится, если про него всякую неправду будут сочинять, да ещё и выставлять на всеобщее обозрение, - меня поднимают на смех. Как теперь не оказаться в очередной раз посмешищем, доказывая, что так «нечестно»? «А, ладно, - подумала я. – В конце концов, что я теряю?». И я решила написать всю правду. И передать весь этот разговор. В конце концов, это не я виновата. Виноватого мы уже нашли...

Асса Радонич: Annie пишет: Он забыл мне отчитаться Он забыл передо мной отчитаться... Ну до чего же здорово! Особенно фраза: Как известно, любовь зла, и хотя рогатое определение из второй части поговорки к Элли никоим образом нельзя было привязать, но зато дополнительная нагрузка в виде вредной младшей сестрёнки вполне его компенсировала.

Annie: Асса Радонич пишет: Он забыл передо мной отчитаться... Ага, исправила. Я старалась )) Рада, что понравилось.

Donald: Annie пишет: Да уж, Аларму не повезло с родственницей. Впрочем, когда он впервые познакомился с Элли, он ещё не знал, что у неё такая сестра, а дальше уже ничего исправить было нельзя. Сама же ты, Annie, это и придумала. Мучаешь Аларма похуже Дмитрия.Annie пишет: Словами бросаться каждый может, а делом доказать… - Хочешь вызвать его на поединок? – усмехнулась я. - Я? Я не хочу. Но если он хочет, то пусть он и вызывает. Хотел бы я на это взглянуть...

tiger_black: Annie Спасибо)) очень понравилось)) Особенно вот это: Annie пишет: Аларм поморщился. - Ну… Короче, ты ему всё равно передай, что так нечестно. Я бы назвал это трусостью с его стороны. - Полегче на поворотах, - фыркнула я. - Чего? - Пафос в твоём исполнении мне ещё у Сухинова надоел. Говори по делу. Про нечестно я уже слышала. - Ты передашь? - Мне что, делать нечего? Я и так стараюсь, отстаиваю каждый раз ваши интересы, и всё равно всё бесполезно. Не буду ж я ещё с Дмитрием ругаться. Пусть пишет, что хочет, тебе что, жалко, что ли? - Мне? – возмутился Аларм. – Мне неприятно!

Annie: Donald пишет: Сама же ты, Annie, это и придумала. Мучаешь Аларма похуже Дмитрия А Аларм об этом не знает Впрочем, я могу попытаться представить ещё и реакцию Аларма вне моего фанона с Энни на то, что я его так терроризирую... tiger_black, вам спасибо )) За отзыв...

Элли: Совет. Во время чтения "Детского чтения" в двух частях - не свалитесь под стол. От смеха))) О, я представляю реакцию Аларма. На поединок, конечно, не вызовет, но...

Annie: Элли, а теперь представь: по сравнению с Похождениями Гкмнвронков - "Детское чтение" просто сама серьёзность...

Элли: Annie караул какой - то...

Annie: Срочно требуется принцесса Продолжение на фестовый фик "Рыцарь для меча". Рейтинг G. Жанр: юмор, немного стёб Персонажи: Том, волшебницы, включая Лангу, Аларм, Дональд, в эпизодах упоминаются Парцелиус и Энни. Таймлайн: AU после "Меча чародея". От автора: написано под впечатлением от воспоминания сказки Е.Шварца "Обыкновенное чудо" - Чего-то я не могу понять, - раздражённо заявила Корина. – Том, ну скажи ты на милость, почему у меня не получается? Медвежонок понуро сидел в кресле. Он устал. Уже вторую неделю вокруг него кудахтали пятеро волшебниц. Сначала его пробовала превратить в человека Стелла, заявив, что «да тут делать нечего, раз – и всё. Ну-ка, Том, закрой глаза!». Том закрыл глаза, но человеком так и не стал. Стелла тоже очень удивилась. До вечера она квохтала над ним сама, перебирая все заклинания, которые знала, а на следующий день позвала Элли, и они принялись мучить медвежонка вдвоём. Элли читала свою волшебную книгу вслух, с самого начала и до конца, но так ничего и не вычитала. Через два дня бесполезных опытов позвали Виллину. Виллина долго советовалась с Элли и со Стеллой, пыталась применить какие-то свои знания, но и у неё ничего не вышло. Медвежонка таскали из Изумрудного дворца в Розовый, а оттуда в Жёлтый и обратно по тому же маршруту, но всё безрезультатно. Том совсем захандрил. Если уж такие могущественные волшебницы не смогли его превратить в человека… Неожиданно на помощь пришёл Парцелиус, вредненький алхимик с завышенной самооценкой и вообще жуткий нахал, который потребовал, чтобы в благодарность за помощь Элли вышла за него замуж. Аларму с Дональдом это не понравилось. Они пошептались о чём-то и дружелюбно подошли к алхимику. Через минуту старичок вполне уяснил себе смысл сразу двух заповедей, которым в одной из религий Большого мира придаётся большое значение, и поспешил убраться куда подальше. Но оказалось, что за спиной алхимика стоит ещё одна волшебница, о которой до этого никто не знал и не слышал. Собственно, она и помогала ему творить чудеса. Ланга явилась во дворец разбираться, кто обидел её подопечного, и так случайно получилось, что первыми, кого она встретила, были всё те же Аларм и Дональд. Проворчав «развелось тут рыцарей» и постреляв большими синими глазками, Ланга поправила серебристые косы и заявила, что дело пустяковое. Неужели волшебницы Света такие слабенькие? Но Том оказался слишком крепким орешком даже для Ланги. Вот тут все призадумались. В чём же дело? - Заколдован ты, что ли, друг плюшевый, - задумчиво сказала Ланга. - Конечно, заколдован, - вмешалась Элли. – Он и ещё две игрушки. Их же Корина заколдовала ещё давным-давно в Канзасе. - Ну так чего ж ты молчала? – рассердилась Ланга. - А ты не спрашивала, - заявил Аларм. Ланга бросила в его сторону пронзительный синий взгляд и сказала, обращаясь опять-таки к Элли: - Ты как будто не знаешь, что заклятие снять может только та колдунья, которая его наложила! В крайнем случае та, которая при этом присутствовала. А ну давай, зови эту Корину. Корину искали долго, но не нашли, пока Ланга не вспомнила, что на днях во время дружеской разборки из-за чисто женского вопроса «Кто из нас красивее» превратила приёмную дочь Гингемы в мышь. Стали искать мышь и обнаружили, что она забралась в замок бывшего людоеда Людушки, слопала там все запасы сыра и теперь ни на что не способна, кроме как спать. Ланга попыталась отправить за мышью Аларма, но рыцарь возмутился. - Нет, Ланга, ты пойми меня правильно, - шёпотом объяснил он ей в коридоре, - если я сейчас отправлюсь за Кориной, Дональд может подумать о себе слишком много. А кто он такой, чтобы… - Ясно-ясно-ясно, - закивала Ланга. – Тогда пускай Дональд её достаёт. Дональд устоять перед синими глазищами и серебряными косами Ланги не смог и послушно отправился, куда приказано. В должное время Корина была доставлена, посажена на строгую диету и торжественно превращена обратно в человека. Моментально то же самое заклинание было испробовано на Томе, но с того всё было как с гуся вода. Ничего не действовало. Результат представили Корине. Та перепробовала все заклинания, какие приходили в голову – и Торна, и Гингемы, - но результат остался тем же. И теперь Корина сидела рядом с Томом в соседнем кресле и, схватившись за голову, монотонно раскачивалась, поминутно требуя у медвежонка объяснений, почему у неё ничего не получается. Как будто он был в этом виноват. - Может, ты как-нибудь меня неправильно заколдовала, а? – уныло спросил он. - Да кто его знает, - мрачно заявила Корина. – Думаешь, я помню? Это было давно, к тому же мало ли как заклинание в Большом мире сработало. - А как в Большом мире медведей расколдовывают? – спросил Том. - У Элли надо спросить, - сказала Корина. - Не знаю я, - замотала головой Элли. Золотистые локоны взметнулись ореолом, и Ланга насмешливо покосилась на Аларма. - У нас медведей только в сказках заколдовывали, - добавил Дональд. - Ну а расколдовывали как? – настойчиво спросил Том. Элли пожала плечами. - Мало ли как. Например, с помощью какой-нибудь девушки. - А девушка тут причём? – удивилась Корина. - Ну… - Элли отчаянно покраснела, как маковое поле. – Чаще всего она в него влюблялась, а потом он от этого расколдовывался и становился человеком… Но это не всякая девушка ещё годилась… - А какая, например? – с подозрением спросила Ланга. - Ну… - снова начала Элли. – Обычно это была принцесса какая-нибудь… Все в зале дружно уставились на Лангу. Осознав, что все на неё смотрят, Ланга в ужасе замахала руками: - Эй-эй-эй! Вы что, серьёзно? - Ты хочешь сделать доброе дело ради победы Волшебной страны или не хочешь? – наступала на неё Корина. - Ты с ума сошла? Не такое же дело! Я не собираюсь влюбляться в медведя! Тем более плюшевого. Он мне по возрасту не подходит! И по интеллектуальному развитию тоже! И вообще мы с ним характером не сойдёмся! - Да, но принцесса у нас только одна, - вздохнула Элли. Ланга затравленно огляделась по сторонам. Вокруг были участливые и сочувствующие добрые лица друзей. - А королева никакая не подойдёт? – жалобно спросила она. - Ну раз нужна принцесса, то, наверное, не подойдёт, - мрачно подал голос Том. По его виду нельзя было сказать, что он доволен перспективой романа с принцессой Лангой, даже если станет человеком. - Ясно, - уныло бросила Ланга. Все немного посидели, помолчали, а потом внезапно Ланга оживилась: - Кориночка, можно тебя на минутку? Корина с подозрением уставилась на неё: - Нельзя! - Только в коридор выйдем. Поговорить. - В кого превратишь на этот раз? - Да ни в кого. Большой секрет, понимаешь… Подозрение Корины увеличилось. - Эй! Если что, я королева, вообще-то! - Да я помню, - успокоила её Ланга. – Пойдём, есть дело. Девушки вышли в коридор. Шептались там они около часа. Потом Ланга заглянула обратно. - Стелла, извините, у нас к вам один технический вопрос… Стелла вышла. Они ещё долго совещались, а потом зашли обратно. Все трое буквально сияли от счастья. Элли даже удивилась, что это они могли такого лучезарного придумать. - Будет вам принцесса, - объявила Ланга, устало падая в кресло. – Только подождите немного. Прошла ещё неделька-другая. Всё это время Ланга, Корина и Стелла проводили втроём, не разлучаясь ни на секунду. Они постоянно что-то делали, что-то искали, куда-то летали то на облаках, то на драконах. Элли извелась от любопытства. Виллина тоже нервничала. Аларм и Дональд гадали, что же такого придумали волшебницы, а Том вообще был уже сам не свой. Наконец Корина и Стелла надолго куда-то улетели в очередной раз и вернулись только на следующий день. Ланга встретила их в коридоре, и они опять начали шептаться. Напряжение росло. Долго ждать не пришлось. Двери распахнулись, и Ланга торжественно сказала: - Ну, что я говорила? Элли, где ты там? Встречай. Нашли мы принцессу. - Кого именно? – со страхом спросила Элли. - А вот увидишь. Элли вышла в коридор. Виллина чему-то заулыбалась. Аларм и Дональд вскочили и выглянули из-за двери вслед подруге. Радостный сдвоенный вопль пронизал весь дворец снизу доверху. Аларм зажал уши. - Слушай, - шепнул он Дональду. – Я, кажется, понял, кто это. - Ну и кто? – с интересом спросил Дональд. - Смотри. Они ведь похожи, правда? К вечеру Аларм нашёл Дональда в парке. - Ну что там, какие новости? – спросил Дональд. - Уговаривают, - махнул рукой Аларм. - И как? - Да никак пока. Она, оказывается, упрямая, как шестилапый… Ну и он тоже что-то разворчался. – Было видно, что Аларм сильно чем-то недоволен. - А что случилось? – спросил Дональд. - А ничего. Ты бы слышал, что эта Энни про нас всех говорит. В частности про меня. Будет нам с ней ещё проблем. Не могла Элли вспомнить другую сказку…

Асса Радонич: Annie пишет: Через минуту старичок вполне уяснил себе смысл сразу двух заповедей, которым в одной из религий Большого мира придаётся большое значение, и поспешил убраться куда подальше. Имелись в виду шестая и десятая? Не-ет, все-таки лучше у тебя выходит, когда ты пишешь что-то абсолютно свое...

Donald: Да... Как Аларм с Дональдом Парцелиуса пугали - здорово. Как Тома пытались в человека превратить - ещё лучше. А вот как речь зашла о принцессе, я подумал, что сейчас притащат Дороти, которая как две капли воды похожа на Элли. Но это оказалось опять Энни. Зато теперь понятно наконец стало, откуда она взялась в сухиновской Волшебной стране.

Annie: Асса Радонич пишет: Имелись в виду шестая и десятая? Ну... Вообще-то седьмая и десятая. Шестая как-то там не в тему, вроде он никого убить не собирался. Да тут вроде особо "не своего" нет... Разве что мотив "медведь - принцесса", ну и отдельные моменты из канона (про Корину-мышь и того же Парцелиуса), только перевранные. Но в целом согласна, это не самый лучший фик из моих. Я не знала, как кончить, чтобы не смазать финал. Donald пишет: я подумал, что сейчас притащат Дороти, которая как две капли воды похожа на Элли. Но это оказалось опять Энни. Зато теперь понятно наконец стало, откуда она взялась в сухиновской Волшебной стране. Дороти всё-таки "из другой вселенной", а Энни как-никак вроде имеет отношение... Но это АУ сильное не только от канона, но и от моего фанона. Естественно, Энни у меня "на самом деле" вернулась в ВС не поэтому.

Асса Радонич: Annie пишет: Вообще-то седьмая и десятая. А да, забыла... У меня почему-то мелькнула мысль, что тут могло бы подразумеваться следующее: если алхимик не угомонится, то Аларм живо нарушит шестую заповедь. Да тут вроде особо "не своего" нет... Разве что мотив "медведь - принцесса", ну и отдельные моменты из канона (про Корину-мышь и того же Парцелиуса), только перевранные. Я вообще-то намекала на то, что было в закрытке, а не на этот.

Donald: Annie пишет: седьмая и десятая. "Не прелюбодействуй", а ещё одна какая? Я не помню порядок заповедей. Annie пишет: Дороти всё-таки "из другой вселенной", а Энни как-никак вроде имеет отношение... Но если притащили бы Дороти, то Аларм и Дональду не пришлось бы Элли делить.

Annie: Асса Радонич пишет: если алхимик не угомонится, то Аларм живо нарушит шестую заповедь. *посмеявшись* у меня действительно такое немного подразумевалось. Но как видим, всё решили мирным путём. Но всё-таки заповеди касались алхимика. Асса Радонич пишет: Я вообще-то намекала на то, что было в закрытке, а не на этот. А. Но просто ты написала здесь, поэтому я и испугалась... Donald пишет: а ещё одна какая? Я не помню порядок заповедей. Ну, если коротко - "не завидуй". Donald пишет: Но если притащили бы Дороти, то Аларм и Дональду не пришлось бы Элли делить. *задумчиво* Дональд-таки перед серебряными косами не устоял... Что же касается Дороти, то, мне кажется, она вовсе не близнец Элли, во-первых, а во-вторых, у неё всё-таки своя страна... Да и поклонники ей не нужны. Элли они в общем-то тоже не очень нужны, но раз уж так случилось... Сложный вопрос, однако. Да не, мне кажется, Дороти совсем другая.

Aranel: Фанф великолепный! Корина, Ланга и Парцелиус очень колоритны. Да и Том тоже.

Annie: Aranel, спасибо. Рада, что понравилось.

Annie: Вы не удивляйтесь - я не два фанфика за день написала. Этот был начат ещё позавчера, а закончен сегодня... Парочка Рейтинг G Таймлайн: сухиновский постканон Персонажи: Энни, Том – медвежонок (ставший человеком), Аларм, Элли Предупреждение: немного AU от десятой книги (Том не погиб). Тихие, мирные будни. Война кончилась. Все радуются, все довольны, все занимаются своими делами, старыми и привычными, как и до войны. Элли занимается делом, которое для неё совсем новое и непривычное. Она управляет страной. Она раньше не подозревала, как это сложно. К счастью, в Большом мире она была учительницей истории. Это дало ей некоторые теоретические знания о том, как управляли странами те короли и правители, у которых страны были примерно на таком же уровне развития. Правда, существовала проблема: у тех правителей Большого мира в странах не было магии. Если и появлялись какие-то колдуны или ведьмы, то их тащили на костёр. В Волшебной стране же никого на костёр не тащили, да и вообще смертная казнь тут отсутствует как таковая. И тюрем нет. И вообще непонятно, как они тут живут. А ведь как-то живут. Элли свою страну знает ещё слишком плохо, потому что она всё-таки тут совсем недавно… Поэтому она пытается привлечь к делу управления страной Аларма. Аларм для неё… Ну, смотря у кого спрашивать. Если у Страшилы – то лучший друг. Если у Железного Дровосека – тоже лучший друг. Если у Тотошки – просто друг. Если у самой Элли – то вслух она ответит одно, а подумает другое. Если у самого Аларма – тоже. Если у Тома – то он скажет одно, подумает другое (к делу совершенно не относящееся), а потом вдогонку ляпнет третье, которое введёт вас в шок и долгие гадания, к чему оно было и почему оно вообще было. Если у Энни, то жених. Энни всегда выражается чётко, прямо и правдиво, чем от деликатной и сдержанной сестры очень отличается. А вообще-то Аларм – рыцарь. Белый Рыцарь Волшебной страны, владелец магического меча чародея Торна. Аларм на самом деле знает об управлении Волшебной страной не больше Элли. Он большую часть своей жизни прожил «суровым отшельником», как дразнит его Энни. Он жил с Виллиной, которая страной не управляла, так как управлять ей было некем. У неё было всего четверо придворных. Ещё у неё было четверо слуг, и это были те же самые люди. Сколько у неё было подданных – трудно сказать. Наверное, ненамного больше. Поэтому Аларм в управлении страной не особо разбирается. Поэтому они вдвоём с Элли назначили Страшилу главным королевским советником и привлекают его к решению любого вопроса, даже самого мелкого. Страшила – правитель как-никак заслуженный. Столько лет на троне Изумрудного города сидел, пока его Корина не прогнала. Фактически сейчас страной правят трое: Страшила, Элли и Аларм. В такой примерно последовательности. Элли постепенно выходит на первый план, смещая Страшилу на третье место. Но если спросить у Энни, то на третьем месте Аларму сидеть ещё лет сто, не меньше, потому что Страшила всё равно опытнее. Да Аларму это и самому не надо. Если спросить у Энни, то можно много чего узнать. Но спрашивать её не любят. Особенно не любит спрашивать её Аларм. Уж неизвестно, чего они там не поделили, но почему-то они не ладят. Причём самое интересное: если спросить у Энни в мирной обстановке, считает ли она Аларма другом или врагом, то она выберет второй вариант. Если в военной обстановке – первый. Аларм тогда сливается с основной массой «друзей», за которых Энни готова в огонь и в воду. В мирной же обстановке друзья начинают приобретать индивидуальные черты, и вот эти черты чем-то у Аларма девочке не понравились. И если спросить у Энни, что именно ей не понравилось – она ни за что не ответит, потому что сама не знает. Если уж Энни не знает, то никто не знает. Даже Том. Том – это бывший плюшевый медвежонок. В Невидимой земле он стал человеком, но своей плюшевой жизнерадостности не утратил. По-прежнему рвался в бой, и по-прежнему его никуда не брали. Потому что – ну куда возьмёшь мальчишку? А Том превратился именно в мальчишку, болтливого, шустрого, вездесущего и бесстрашного, лет десяти-двенадцати. Когда его не взяли в Лунную страну, он спрятался среди знакомых солдат и проник-таки на место битвы вместе с ними. Там его, как всегда, отчитали друзья, но неунывающий бывший медвежонок не обиделся и никуда не ушёл вопреки всем приказам. Когда начался бой, он влез и в него, несмотря на полное отсутствие боевого опыта. И то, что там случилось, можно назвать только исключительным везением. Все думали, что он погиб. Но он каким-то образом сумел не только выжить, но и выбраться самостоятельно из Лунной страны, когда все уже её покинули. А потом его нашла Энни. Сначала девочка, вернувшаяся в то время из Невидимой земли, не узнала бывшего плюшевого друга. Зато когда они во всём разобрались, то Энни немедленно отправила Тома в Изумрудный город, несмотря на его ворчания, а сама помчалась на серебряных туфельках спасать сестру и всех остальных под размытым определением «друзья». И даже вовремя успела. Главный талант Тома – это предсказания. Ещё будучи медвежонком, он случайно упал в волшебное Озеро Снов. Его вовремя поймали за лапу, но голову он успел намочить, видимо, она на него и подействовала так, что теперь он нередко нёс чепуху, которая впоследствии оказывалась правдой. Аларма до сих пор бросало в дрожь от его стишков, но почему – Энни, при всей своей назойливости, узнать не могла. Сам же Том, по всей видимости, давно забыл, чем так напугал Аларма – а может, просто не понял, что напугал. Чаще всего он излагал свои мысли в стишках. Стишки были не слишком высокопоэтические и не обладали большим литературным достоинством, но для Тома главное было вложить в них побольше смысла. Откуда он брал этот смысл – не знал даже сам Том. Он хоть и знал о воде и о том, что его называли предсказателем, но то ли постоянно забывал об этом, то ли просто ему было всё равно. В основном Том дружит с Энни. Они являются друг другу достойными противниками в игре «кто кого переболтает». Не то чтобы Энни болтливая. Но если спросить Аларма – то это самая ехидная и вредная девчонка на свете. Она одним словом может вывести из себя даже такого сдержанного человека, как Аларм, да так, что в ответ он и десятью фразами не оправдается. Если же спросить Тома, то Энни – очень весёлый и жизнерадостный товарищ, с которым никогда не скучно. Энни с Томом тоже не скучно. Он сочиняет стишки и болтает глупости, которые она не слушает, а она тоже болтает о чём угодно (и он её тоже не слушает), лишь бы было весело. Смех дуэтом раздаётся то в одном коридоре дворца, то в другом, то в саду, то вообще за городом. Вдвоём они одним своим видом доводят Аларма до белого каления. Причём по отдельности Аларм с Томом даже дружит, а с Энни более-менее может сохранить мирные отношения. Но когда они собираются вдвоём, то он спешит уйти. Элли и остальные тоже предпочитают видеть их по отдельности, потому что когда Энни и Том вдвоём – то они переговорят всех и сведут всю беседу к вниманию исключительно к своим персонам. А собеседники потом будут два часа приходить в себя. А так в общем-то их все любят. И Энни все любят и Тома, и обоих вместе. Но любят так, как любят чересчур игривых котят: пока коготки не выпустят. Если спросить у Аларма, то он бы с удовольствием отправил Энни куда подальше. Если спросить Энни, то она бы с радостью куда подальше отправилась. Ей в городе немного скучно, хотя тут и много друзей. Но Энни больше хочется путешествовать. Аларм всеми силами поддерживает в ней это желание. А Энни на то же самое настраивает Тома. Том не против. Хотя у него ещё с тех времён, когда он был медвежонком, осталась вредная привычка лениться. Он не любит ходить, он любит летать, ездить верхом, путешествовать с помощью чего угодно, только не пешком. Энни же хочет именно так. Хотя и у неё нет привычки бродить пешком по лесам и дорогам, как у остальных друзей, но именно поэтому она им немного завидует. А если спросить у Элли, то она отпускать младшую сестру в компании одного только Тома не хочет. Мало ли что может случиться. А если спросить у Страшилы, то он может рассказать один поучительный случай. *** Однажды Энни совсем замучила Аларма, и он пришёл к Элли. - Слушай, я так больше не могу. Или ты уймёшь свою сестру, или я возвращаюсь к Виллине, - заявил он. Элли задумалась. С одной стороны, она слишком любила свою сестру и склонна была немного потакать ей в маленьких слабостях. С другой стороны, младшие сёстры склонны отравлять старшим жизнь, застукивая их вечерами на балконах или в саду в самые трогательные моменты беседы с товарищем по управлению страной, а потом растрезвонивая об этом всем друзьям. Ну сами посудите: разговор только-только перешёл на самые задушевные интонации, а тут из-за куста сирени за вашей спиной (или из-за шторы на балконной двери) высовывается нахальная физиономия с наивными глазами и невинно так интересуется: «А чего это вы тут делаете, а?». А если Энни рассказала Тому, то это всё равно что всем. Том не умеет хранить тайны. Даже если учесть, что в общем-то никакой тайны тут нет, но всё же вам не кажется, что правительнице лучше знать, с кем, где и когда именно обсуждать вопросы государственного управления? Не обязательно же посвящать в это всех подряд, не так ли? Поэтому сейчас Элли вынуждена была подумать. А на следующий день она сказала сестре: - Энни, помнишь, ты давно рвалась путешествовать? - Ага, конечно, - кивнула Энни. - Э… Я тут подумала… Может, тогда тебе завтра и отправиться? Возьмёшь Тома с собой, и гуляйте… - Ну, если с Томом, то можно, - согласилась девочка, и тут её охватило подозрение: - А чего это ты меня сплавить хочешь? - Ну, мне показалось, ты немного засиделась в городе, и тебе необходим свежий воздух, - твёрдо сказала Элли. - Не быть тебе дипломатом! – торжествующе заявила Энни. – Так бы и сказала, что мы с Томом вконец достали твоего жениха и он мечтает от нас избавиться. - Энни, - Элли залилась краской. - Молчу-молчу. Ладно уж, отдыхайте, - милостиво разрешила Энни. – Пойду Тома искать. Только свадьбу без меня не устраивайте, ладно? - Ну Энни! - Молчу. Том уже сказал, что вы ещё долго будете думать… - Энн! - Да молчу я. Эх, Элли, Элли, кто теперь будет следить за твоим хорошим поведением?.. - !.. - Молчу. Да ладно, я пошутила. Не пойму только, что ты в нём нашла… - Ещё одно слово, и ты отправишься сейчас же, - твёрдо сказала Элли. - Ну нет. С меня прощальные пожелания твоему рыцарю печального образа, а с Тома ещё какой-нибудь стишок вам в напутствие. Так что не торопись. - При чём тут рыцарь печального образа? – не поняла Элли. - Не знаю, но он мне почему-то сервантесовского Дон Кихота напоминает, - заявила Энни, уходя. - Ничего похожего не вижу, - пробормотала Элли и ушла в другую сторону. Уходили Энни и Том без лишнего шума. В конце концов, ну что тут особенного? Пошли дети на прогулку. Несмотря на то, что Энни официально считалась принцессой Изумрудного города, всё же она выглядела и вела себя как ребёнок, и друзья её таковым и считали. О Томе можно и не говорить. Тотошка хотел было отправиться с ними, но потом передумал и остался с Элли. - Ну и куда мы пойдём? – поинтересовался Том. - А не знаю, куда хочешь, - беспечно отозвалась Энни. – Слушай, и чего мы, правда, раньше не отправились путешествовать? Здесь так здорово. - Карта у тебя? – деловито спросил бывший медвежонок. - Не, я к тебе в рюкзак сунула. Ребята уселись на обочине дороги, и вскоре направление было выработано. Энни захотела навестить все места, где побывала ещё в детстве, а Тому было всё равно, куда идти, и теперь они отправлялись в Голубую страну и за ней – в лисье государство. Наверняка там уже всё совсем по-другому, ведь лисья жизнь короче человеческой, но посмотреть интересно. Потом Энни хотела навестить гномов – она уже была у них, но совсем немного, а теперь можно будет погостить подольше. А потом пройти в разрушенный замок, где когда-то приземлились пришельцы с другой планеты, и посмотреть, что осталось там… - Вот лет через десять можно будет путешествовать вчетвером, - заявил Том. – Только как-то несуразно получится… - Чего так? – рассеянно отозвалась Энни. - Вдруг в именах будут путаться, - разъяснил Том. – Надо будет какие-то различия придумать, либо в произношении, например, Энни и Анни, либо ещё как-нибудь. Энни остановилась и развернула друга лицом к себе. - Так-так, друг плюшевый. А ну-ка подробнее! - Чего? – заморгал глазами Том. - Кто такая будет Анни? - Какая Анни? - Ты только что сказал… - протянула Энни и махнула рукой. – Ну вот, опять забыл. Что за память у тебя! - Так я ж тебя просил, чтобы ты за мной записывала, а ты всё не хочешь, - обиженно отозвался Том. - Не могу же я на ходу записывать. Пошли уже. Знаешь, Изумрудный город, конечно, красивый, но природа лучше… Том, сочини какую-нибудь песенку, а? - Только ты её запомни, - потребовал Том. - Обязательно. Первые дни после того, как Энни и Том отправились в путешествие, Аларм прожил просто как в раю. Никто не прыгает из-за куста, никто не язвит, никто не даёт шокирующих предсказаний и не хихикает в два голоса за спиной. Бедный рыцарь и не подозревал, что его судьба уже была решена на десять лет вперёд, причём его самого спрашивать никто и не собирался. Послушал бы он диалоги Энни и Тома – наверное, поседел бы в ранней юности он переживаний, но, к счастью, он их не слышал. Элли каждый день связывалась с сестрёнкой мысленно и наблюдала за её приключениями в волшебном зеркале. Приключений особых у Энни не наблюдалось, опасностей никаких не происходило, причин беспокоиться не было, и Элли была рада, что у сестрёнки всё хорошо. Сестрёнка тоже была довольна. И Том был доволен. И Аларм был доволен. Вроде. Тихо стало во дворце. Никто не визжит в парке. Никто не хохочет в коридоре. Никто не поёт песенок. Днём никто не опаздывает на обед, а вечером – на ужин. По вечерам можно спокойно обсуждать вопросы государственного управления. Но всё-таки в этой тишине и спокойствии чего-то не хватало. Наконец Аларм понял, чего. За последние полгода он так привык к постоянным подколкам Энни и милым глупостям Тома, что теперь без них стало действительно тоскливо. Элли тоже это ощутила. Не надо беспокоиться и переживать за неуёмную сестру, что она опять поссорилась с Алармом, но именно этого ей сейчас не хватало, как и туманных предсказаний Тома, над которыми ломали голову всей компанией. Не сразу, постепенно, она начала склоняться к одной мысли… - Слушай, Аларм, - сказала она как-то вечером, - может, Энни с Томом уже пора возвращаться? Я что-то уже волнуюсь. Запутешествовались они. В крайнем случае я постараюсь, чтоб Энни тебя не трогала… - Да ладно, мне-то что, - пожал плечами Аларм, - пусть возвращаются, конечно. «В конце концов, Энни не такая уж и вредная, - думал Аларм. – Просто она немного слишком активная… Да и Том – всё-таки столько путешествовали в одной компании, и ничего. Просто они оба немного шумные». Элли тем же вечером посоветовала Энни возвращаться скорее, потому что как-никак она, Элли, - её старшая сестра, она волнуется, переживает и всё такое прочее, да и по Тому уже все скучают. - Что, правда, все-все? – усомнилась Энни. - Все. - Да-а? А твой рыцарь тоже? - Энни, - Элли покраснела. К счастью, при мысленном общении лица собеседника не видно. - Ясно, короче, он против. Слушай, может, тогда мы ещё тут посидим? - А вы вообще где сейчас? - Мы? Ну, в данный момент мы тут нашли одно чудесное местечко, короче, тут есть одно озеро, над ним скала отвесная, ну метров так тридцать, прямо в воду обрывается. Мы на неё забрались и сидим, закатом любуемся. Вид – чудо. А так вообще мы по Розовой стране бродим. А чего? - Вы там не упадите, - содрогнулась Элли. - Ой, да не переживай ты. Всё нормально. Кстати, Уорра тебе привет передаёт. - Спасибо, - машинально ответила Элли. – В общем, Энни, вы там как-нибудь закругляйтесь в вашем путешествии… Аларм за те два месяца, что Энни с Томом где-то бродили, успел совсем отвыкнуть от их компании. Поэтому, когда они вернулись, ему пришлось привыкать заново. Бедный Аларм. Он настраивал себя на дружеское общение. Он был полон самых светлых намерений и планов. Что они всей компанией будут нормально общаться и дружить. Что они все будут жить в мире, спокойствии и согласии. Как же жестоко он ошибался. Поначалу всё шло хорошо. Энни с Томом вернулись, пришли во дворец. Рассказали, где были, что видели. Но уже на следующий день Аларм понял свои заблуждения… - Не-е-ет, - устало сказал он, когда Энни с Томом направились дальше по коридору, оглушив его звонким смехом. – Эта парочка меня с ума сведёт. - Это вы с Элли – парочка, а мы отдельно! – донеслось издали. - Что-то незаметно, - ехидно заявил Аларм, догоняя их. – Везде носитесь вместе, как приклеенные. Энни, оставила бы ты ребёнка в покое. - Во-первых, - сказал Том, - ты сам от Элли почти не отходишь… - Во-вторых, - сказала Энни, - нечего тут нам лекции читать. Вот будут у тебя свои дети, их и будешь воспитывать… - Элли, - заявил Аларм, - знаешь, по-моему, Энни с Томом друг на друга плохо влияют. - Это как? – удивилась Элли. - Заразились друг от друга… Слушай, на каком там озере они сидели? Энни в него не упала, случайно? Второй предсказательницы нам не надо… - Да нет, они вроде в Розовой стране были, - успокоила его Элли, - а Озеро Снов – в Фиолетовой… - В общем, я не знаю. Что мне с ними делать… - Терпи, - наставительно заявила Энни, выглядывая из-за куста. За её спиной маячила насмешливая физиономия Тома. - Придётся, - вздохнул Аларм. – Что ж с вами сделаешь…

Donald: Вторая миниатюра интересная, но чего-то в ней не хватает. Наверно оттого, что она о повседневности.

Aranel: А по-моему - милая! Про повседневность тоже бывает интересно!

Annie: Бойкот писателю! Продолжение на «Нашли виноватого» (см. предыдущую страницу) Рейтинг: G Персонажи: я, Аларм, упоминаются Энни, Элли. От автора: фанфик возник в ответ на эту фразу одного из форумчан и в результате моего ответа на неё... …В другой раз мы с Алармом сидели вдвоём. Девочки побыли недолго и ушли, так как Элли, по своему обыкновению, заторопилась на очередное какое-то высокоправительственное совещание (понятия не имею, о чём и кто там совещался, но подозреваю, что опять по поводу очередного велосипедопаровоза). А Энни ушла вместе с ней, потому что недавно начала проводить опыты со Сказочным народом. Я предупреждала подругу, чтобы она там поосторожнее, а то как бы не стать вторым Парцелиусом. Энни отмахивалась и просила только притащить ей из моей городской библиотеки «Сказки народов мира». Читала она эти сказки уже без моей помощи. Я долгое время гадала, как она понимает русский язык (да и вообще каким образом они все со мной разговаривают), пока не прочла «Чернильное сердце», где говорилось: книжные персонажи (а Элли, Энни и Аларм именно к книжным персонажам и относились) понимают и говорят на любом языке, на котором написана (или переведена) книга о них. То есть, рассудила я, если бы книги об Изумрудном городе были переведены на язык африканского племени мумбу-юмбу, то Энни бы и на нём заговорила. А само племя мумбу-юмбу (если такое вообще существует) наверняка отлично знает русский, потому что о нём написали в книге «Двенадцать стульев»… В общем, девочки попрощались и исчезли. Аларм бы тоже исчез, если бы в последний момент не заглянул в мой открытый ноутбук. Как водится, я сидела на Изумрудном форуме, и страница осталась на экране. Пожелав подругам удачи, я повернулась к Аларму поинтересоваться, чего он тут застрял. Аларм стоял возле стола, напряжённо вглядываясь в экран. Глаза у него стали совсем огромные. Лицо, и без того достаточно бледное, теперь было белее мела. - Ты чего? – с изумлением спросила я. Он молча ткнул в экран. Я прочла. О Боже. Только этого не хватало. Я почувствовала, как у меня глаза тоже лезут на лоб. И решительно захлопнула крышку. - Не обращай внимания, - твёрдо сказала я, глядя на Аларма. - Это правда? – тихо спросил он. Я поморщилась: - Да брось! Мало ли… - Нет, - перебил он меня. – Он правда так напишет? Я вздохнула. - Пока ещё это только планы. Может, и не сбудутся… - Но я этого не хочу! – он едва не сорвался на крик. И тихо добавил: - И не сделаю. Это же… - Ну знаю, знаю, знаю, полный бред, - нетерпеливо прервала его я. – И я в это тоже не верю. - А остальные? - Кто как, - мрачно сказала я. Он сел и обхватил голову руками. Мне стало его жалко. - Да не обращай ты внимания, - нерешительно сказала я снова. – Мало ли что он напишет… Ты же сам знаешь: он уже столько глупостей написал, но ведь это неправда… - Что они все ко мне прицепились? – с отчаянием спросил Аларм. – Один убить хочет, другой отправляет куда подальше, да ещё вместе со Стеллой… Она-то тут причём? Я вообще не понимаю… - Да это всё переселение душ дурацкое… - поморщилась я. - Час от часу не легче… Из-за какого-то переселения душ я страдать должен? И остальные заодно! Замечательно, нечего сказать. Он снова замолчал. А я открыла ноутбук и снова начала просматривать – уже сама – ту страницу, где Аларма угораздило увидеть о себе шокирующую новость. Интересно, как он её увидел? А, ну да, я её открыла. И не успела прочитать. Если б успела – ни за что не оставила бы открытой. - Мне вот только интересно, - мрачно подал голос Аларм. – Если о нас пишут всякий бред, как это на нас отражается? - Никак, - рассеянно отозвалась я. – Как будто ты сам не видишь. - Да, но одно дело, когда такое пишут всякие… Типа того, как его там, который ещё меня убить хочет. Кстати, как у него дела? - Пока без изменений, - хмыкнула я, вспомнив последнюю «Чепуху». Это я вписала в очередной тур нашей весёлой форумной игры фразу о том, как пришёл Дмитрий и стал всех убивать, после того, как сам Дмитрий в очередной раз напомнил, что он хочет убить Аларма. И со вздохом добавила: – И, похоже, у него даже есть сторонники… - Делать им нечего, - буркнул Аларм. - Угу, - согласилась я. - Но на мне же это никак не отразится? – с сомнением спросил рыцарь. - Я думаю, что никак, - заверила его я. Он задумался. - Ну хорошо, - наконец сказал он совсем мрачным тоном. – Это всё они пишут… А если сам писатель? Вдруг… подействует? И что тогда? Я буду вынужден отправиться невесть куда вместе со Стеллой?! - Если хочешь, - усмехнулась я, - можешь, конечно, не отправляться. - А меня спросят? – уныло поинтересовался он. - Слушай, - возмутилась я, - хватит переживать! В конце концов, ты самостоятельная личность или нет? В крайнем случае у вас всех есть я, - и я гордо выпрямилась. - А тебя спросят? – вздохнул он. - Боюсь, что нет, - озабоченно призналась я. – А если и спросят, то всё равно не послушают. Ты же знаешь, какие у нас сейчас люди. Им чем хуже, тем лучше. Им надо, чтобы всё было «реалистично», - передразнила я кого-то из форумчан. – Только вот почему-то эта реалистичность у них всё мрачнее и мрачнее. Когда я говорю, что всё должно быть хорошо, то меня попросту снисходительно обзывают оптимисткой и всё равно пишут по-своему. Никому же не запретишь. Правда, мне тоже никто не запретит, - гордо закончила я. Аларм, похоже, мой монолог пропустил мимо ушей. - Но это ведь автор! Он же все эти книги написал. Вдруг я буду вынужден?.. - Мало ли что скажет Пилюлькин, - хихикнула я. - Кто? – не понял Аларм. - Да это из «Незнайки»… Сказка такая есть. Короче, неважно. Мало ли кто что скажет и напишет. Хочет – пускай пишет, если ему нравится. Ты не обязан делать всё так, как в книге. В конце концов, переселение душ тоже было написано, а толку с того… - Но это ведь автор! – повторил Аларм убитым голосом. – Он напишет, и мне придётся… А я не хочу! В конце концов… он же пишет обо мне, значит, я всего лишь его персонаж… Я поморщилась: - Ой, Аларм, я тебя умоляю, не начинай. Не надо трагедий. Для него ты персонаж, а для меня нет. Вот я тебе и говорю: ты не обязан подчиняться всем его глупостям. Мало ли что скажет Сухинов. Не всё ж его слушаться. - И что? – мрачно спросил Аларм. – Предлагаешь мне взбунтоваться против своего же писателя? - А почему бы и нет? – оживилась я. - И как ты себе это представляешь? – грустно усмехнулся он. - Никак, - честно призналась я. – Но, по крайней мере, ты можешь не делать того, о чём он пишет. - А остальные читатели ему поверят! И мне придётся. - Да… - я смешалась, так как хотела посоветовать «плюнь ты на этих читателей», но, во-первых, это было бы невежливо с моей стороны, а во-вторых, как написала однажды Лидия Чарская, «девушка, которая плюёт, не получает двенадцать за поведение». И я выразилась более мягко: - Да мало ли, кто чему поверит! В конце концов, если ты не хочешь этого делать, ты не должен идти у него на поводу! Будь самостоятельной личностью! - Наверное, это будет первый случай в истории, - засмеялся Аларм. – Персонаж взбунтовался против своего же писателя, да ещё втянув в это дело посторонних читателей. - Не считай себя персонажем! – возмутилась я. – Если ты так будешь думать, то тогда действительно будешь совершать все те дурацкие поступки, которыми тебя наградит и Сухинов, и Дмитрий, и все прочие. И кстати, это не первый случай. - Да? – заинтересовался Аларм. – А какой ещё был? - Ну, есть такая книжка, «Чернильное сердце» называется… Долго рассказывать, но, в общем, там был персонаж, который должен был в конце книги умереть. Ему об этом сам писатель говорит, а персонаж возмущается. Ну и он так и не умер. - Интересно, - кивнул Аларм. - А если тебе так нравится быть чьим-то персонажем, то переходи ко мне, - в шутку предложила я. Аларм шутку понял и засмеялся. Несмотря на то, что мы с Энни периодически подкалывали его на предмет отсутствия чувства юмора, оно у него всё-таки было, и очень даже неплохое. Иногда. - Кстати, если вздумаешь что-то творить против Сухинова, то можешь Энни к этому тоже привлечь, - посоветовала я. - Энни? – удивился он. – А почему? - Ну у него же её не существует, - пояснила я. – Ей, я так думаю, это не очень приятно – думать, что у кого-то тебя не существует. Страшилу тоже можешь задействовать, а то Сухинов его каким-то старым деревенским дурачком сделал. Кого б ещё… Да, Лангу. Он с ней много напутал, вот пускай и разбираются. И Дровосека, а то он ему всё детство испортил. - Короче, всех подряд, - усмехнулся Аларм. - Нет, не всех. Корину, например, лучше не надо. Она у него любимица. Эльга и Дональда тоже, наверное, не трогай... А вот гномов, дуболомов и гигантских орлов – просто замечательно получится. - Их у него тоже не существует? – поинтересовался Аларм. - Гномы вроде упоминались пару раз, но и всё, - вздохнула я. – Но зато он на них все свои ошибки списывает. Типа это они напутали. - Они-то чем провинились? – изумился Аларм. – Это уже вообще нечестно! Сам напутал, а на малышей… - Угу, - кивнула я. - Организованный бойкот писателю Сергею Сухинову, - засмеялся рыцарь. - Вот именно. - А ты? Я растерялась: - А что я? Я к нему никакого отношения не имею. - Ну, поддержишь нас, в случае чего. - Но учти, - строго заметила я, - ссориться с Сухиновым я не собираюсь. - А тебя никто и не заставляет. - И вообще, - продолжала я более уверенно, - если хочешь знать, я всегда считала, что персонажи живут в полной власти писателя. А тут бойкот, восстание, бунт… Что про меня форумчане подумают? - А ты им скажи, что писатели разные бывают, - усмехнулся Аларм. – И если писатель пишет плохо, то герои от него уйдут рано или поздно. К кому-нибудь другому. - Парадокс получится, - сказала я. – Ему же хочется, чтобы ты ушёл от Элли… - А я уйду от него, - со смехом кивнул Аларм. – И пусть, действительно, пишет что хочет… Когда Аларм ушёл, я снова открыла ноутбук и торжественно написала в тему ответ: «Мало ли что скажет Сухинов». «Вот только, - с улыбкой подумала я при этом, - вряд ли кому-то придёт в голову, что это значит…». Значит, надо рассказать...

Donald: Annie, это уже чересчур.

Ellie Smith: Ничего себе рассказ.

tiger_black: Живо и интересно) Только поправьте вот здесь: Annie пишет: Эльга и Дональда тоже. Лучше добавить: "Эльга и Дональда тоже не трогай". А то впечатление сбивается из-за путаницы в падежах.

Donald: tiger_black пишет: Живо и интересно Нравится не фанатам Сухинова...

Annie: Donald, а что такого? ) Это же фанфик. Фанфик имеет право быть каким угодно tiger_black, спасибо ) Сейчас поправлю.

Donald: Annie пишет: Это же фанфик. Не уверен, что это фанфик. Это какой-то особый ехидный жанр.

Annie: Donald, надо ему название придумать. У меня же этот фик не один такой )))

Donald: Annie пишет: надо ему название придумать. Может, оно уже есть, а мы просто не знаем.

tiger_black: Donald пишет: Нравится не фанатам Сухинова... да тут не в Сухинове дело. Просто хорошо написано. Вот будет конкурс - посмотрим еще, как по нашим текстам напишут))

tiger_black: Donald пишет: Не уверен, что это фанфик. Это какой-то особый ехидный жанр. это фанфик. а вот жанр действительно особенный - с самовведением. В других фандомах такие тоже есть.

tiger_black: Annie кстати - вы здорово придумали с содержанием в основном посте. Надо будет взять на вооружение, спасибо за идею)

Annie: tiger_black пишет: а вот жанр действительно особенный - с самовведением. С самовведением, диалогом с персонажами и яростной критикой автора канона... ) tiger_black пишет: спасибо за идею)Да не за что)

tiger_black: Annie пишет: С самовведением, диалогом с персонажами и яростной критикой автора канона... ) ну, последние два не учитываются особо: диалоги с персонажами подразумеваются, а критика опциональна, но жанр точно есть) Я бы выложила перечень жанров с пояснениями, если бы знала куда)

Ellie Smith: Donald пишет: Это какой-то особый ехидный жанр. Это нечто между стёбом и юмористическим)) Хотя отчасти не смешно, даже жалко становится и Аларма, и Сухинова, который якобы плохо написал.

Annie: tiger_black пишет: Я бы выложила перечень жанров с пояснениями, если бы знала Отдельную тему можно создать прямо в этом разделе. Давно пора бы, а то все путаются, и я в том числе... Ellie Smith пишет: даже жалко становится и Аларма, и Сухинова, который якобы плохо написал. Аларма и мне жалко. А Сухинова нет... Юмор тут скорее в ситуации. Несколько персонажей во главе с читательницей собрались объявить автору бойкот. Нелепо? нелепо. Вот и получился смешной финал. А середина - нет, она юмористической не задумывалась. Вот там, где Аларм собирался Дмитрия на дуэль вызвать - там да

tiger_black: Annie пишет: Отдельную тему можно создать прямо в этом разделе. Давно пора бы, а то все путаются, и я в том числе... я попробую.

Ellie Smith: Annie пишет: Вот там, где Аларм собирался Дмитрия на дуэль вызвать - там да Про Дмитрия да... Вот это действительно было смешно. Хоть мне и всё-равно, что он там собирается убить Аларма, но всё равно Аларма жалко.

Aranel: Персонажи, которых не устраивает выдумавший их автор, есть неблагодарные. Или здесь по задумке они реальные люди, а СС - так, летописец?

tiger_black: Aranel пишет: Персонажи, которых не устраивает выдумавший их автор, есть неблагодарные. почему?

Annie: Aranel пишет: Или здесь по задумке они реальные люди, а СС - так, летописец? Есть немного...

tiger_black: Annie я жанры выложила.

Annie: tiger_black, да, я видела. Большое вам спасибо. Но это же, я так понимаю, ещё не конец работы? Правда, их оказалось так много, что я в них совсем запуталась ))

tiger_black: Annie Это вы про цифру один? Пусть она вас не смущает. Это первый раздел - т.е. то, что нужно нам. А еще я хотела добавить размер - вот в нем как раз путаются гораздо чаще, там очень разные представления. А вот насчет рейтинга пока не знаю... наверное, добавлю тоже. Но в нем я сама путаюсь)) Annie пишет: Правда, их оказалось так много, что я в них совсем запуталась )) О, много - это как раз ничего страшного)) Можно выбрать. Гораздо хуже, когда тебе ничего из имеющегося не подходит)) Кстати - можно указывать не один жанр, а два или три. Например, "экшн, юмор". Или "вписка, юмор, интервью")) О, а еще в качестве жанра "треп" предлагали)))) У меня где-то и стоит)))

Annie: tiger_black пишет: Но в нем я сама путаюсь)) А я как раз не путаюсь, ибо редко пишу выше G ) И то - я только один раз поставила PG-13 своей "Колдунье в серебряных башмачках" за общую мрачность сюжета. Путаница в рейтинге в общем-то состоит в том, признавать ли право на существование за PG и PG-15, которые практически нигде никогда не ставятся. Кто-то их признаёт, а кто-то нет... tiger_black пишет: Гораздо хуже, когда тебе ничего из имеющегося не подходит)) О, да ) Поэтому я иногда и не ставлю жанр вообще.

tiger_black: Annie пишет: Путаница в рейтинге в общем-то состоит в том, признавать ли право на существование за PG и PG-15, которые практически нигде никогда не ставятся. Кто-то их признаёт, а кто-то нет... путаница - в границах между ними.) Annie пишет: А я как раз не путаюсь, ибо редко пишу выше G ) угу. Вот я тоже выше не пишу. Думаю, что не пишу. Отсюда и путаница во всем, что выше - ну для меня то есть. )) Annie пишет: О, да ) Поэтому я иногда и не ставлю жанр вообще. так это и бывает, когда выбора нет. А мы в этом случае придумывали свои жанры. ))

Annie: Название: Козёл отпущения всея фандома Персонажи: Аларм, автор (то есть я) Рейтинг: G, разумеется Размер: 1 727 слов Продолжение на "Нашли виноватого" и "Бойкот писателю", написано по различным фразам с форума и сообществ Довольно бессюжетная сценка с перескакивающим с темы на тему диалогом - Ну что? Я могу ещё пожить спокойно или нет? – мученически вопросил Аларм. С этого вопроса он теперь начинал почти каждую беседу. - Пока да, - ответила я. И это тоже пока что был неизменный ответ. Пока что – потому что Дмитрий, извечный враг Аларма (вот дожили, а? Самый обычный скромный дяденька-москвич для рыцаря из Волшебной страны стал опасней Пакира), обещал вернуться на форум только в июне, а сейчас у нас всего лишь конец марта. - Ну тогда хорошо, - облегчённо вздохнул вышеназванный рыцарь. – Какие ещё новости? - Да даже не знаю, - задумчиво сказала я, покосившись на закрытый (от греха подальше) ноутбук. – Вроде никаких. А… ну разве что Дмитрию наябедничали тут некоторые про твою реакцию… - А как они узнали? – с подозрением спросил Аларм. - Ну я ж написала, - покаянно призналась я. – И про Дмитрия, и про Сухинова. - Зачем ты это сделала?! – поразился Аларм. По-моему, он готов был бы накинуться на меня с кулаками, но вовремя вспомнил, что я всё-таки девочка. А он слишком благороден. - Ну а что? – пробормотала я. – Никому ж не повредило. Даже понравилось некоторым. - А другим? - Ой, ты знаешь, - я махнула рукой, - их не разберёшь. У нас на форуме такой странный народ, что я уже не знаю, что мне делать. - Так что они сказали? – с нажимом спросил Аларм. - Ну, сначала они сказали, что вроде как я тоже тебя мучаю почище Дмитрия, а на разговор про Сухинова сказали «Это уже слишком», - вспомнила я. - Чего и следовало ожидать, - наставительно сказал рыцарь. - Не трави душу, - уныло отозвалась я. Элли и Энни сегодня не пришли. Не пришла и Анни, с которой мне, в общем-то, было общаться легче. А Аларм приходил – меня терзали смутные сомнения, что он приходил только затем, чтобы удостовериться, что может ещё «пожить спокойно». Хотя я ему уже тыщу раз доказывала, что никакие чужие фантазии на развитие Волшебной страны в целом и жизнь её отдельно взятых представителей в частности не повлияют. - Ань, - попросил Аларм после паузы, - а нельзя договориться с этим Дмитрием, чтобы он меня не убивал? - Бесполезно, - засмеялась я. – Он об этом уже несколько лет мечтает. Впрочем, могу тебя обрадовать: теперь уже не тебя одного. - А кого ещё? – со страхом спросил он. - Ну-у… - протянула я. – Ты его не знаешь. Это из фильма одного. Недавно вышел. В общем-то, он вроде как по мотивам… э-э… ну как тебе объяснить… Тоже типа об Изумрудном городе, только другие сказки, не про вас. И по мотивам тех сказок сделали фильм. Он очень многим не понравился. Мне тоже, кстати. И Дмитрию. И он мечтает убить главного персонажа того фильма. - А кто он такой? - Персонаж? Ну типа вашего Гудвина, только другой. - За что же убивать Гудвина? – поразился Аларм. – Какой-то кровожадный у вас этот Дмитрий. - Это не Гудвин, - терпеливо разъяснила я. – Это совсем другой человек. Тем более что в фильме его показали совсем идиотом, - «идиот» было, пожалуй, самое оскорбительное слово, которое я могла себе позволить. - А… - хмуро кивнул Аларм. – Ну а с этим не Гудвином у меня что-то общее, что ли? Зачем нас двоих убивать? - Да ничего у вас общего нет, - рассердилась я. – И вообще, его Дмитрий пусть убивает, если ему так хочется. А насчёт тебя… Знаешь, мне самой интересно, что он скажет на то, что ты тут тогда сказал, - и я засмеялась. – Вдруг передумает… - Хотелось бы надеяться. - Ага… Знаешь, есть такое правило в ролевых играх, - вспомнила я. – Не убивать и не калечить чужих персонажей без согласия игрока… - А что такое ролевая игра? – не понял Аларм. - Ну, это типа театра, только для собственного удовольствия, - нашла понятное сравнение я. – Бывают ещё форумные ролевые игры, в интернете. Когда ты не играешь за выбранного персонажа, а просто пишешь от его лица или от третьего лица, что он делает. - Не очень понял, - признался Аларм, - но ладно. А причём тут правило? - Его бы переделать… - хихикнула я. – Например, так: «не убивать и не калечить чужих персонажей без их собственного согласия»! - А кто меня спросит? – усмехнулся Аларм. – Тем более что если Дмитрий собрался меня убивать, то он вполне может сказать, что я согласен. И кто докажет, что это не так? Ты? А тебе никто не поверит. - Это уж точно, - мрачно вздохнула я. – Ко мне однофорумцы относятся не очень-то… - Это почему? – нахмурился Аларм. - Потому что говорят: «у тебя на всё своя версия, а на авторскую ты рычишь», - вспомнила я сегодняшний комментарий к моим долгим рассуждениям. – А я от них тоже устала. «Авторская версия»!.. Можно подумать, у них всегда авторская версия. Знал бы ты, какой бред иногда им приходит в голову! Как будто вы не живые люди, а какие-то… не знаю кто! Кстати, про тебя бреда тоже много придумывают, - без зазрения совести наябедничала я на своих же однофандомцев. - А тебе-то что? – пожал плечами Аларм. – Тебе же не обязательно читать всё, что они придумывают. - Не обязательно, - кивнула я, невольно позавидовав его нелюбопытности. Мне б так. Ну я ж девчонка, что с меня возьмёшь… - Но любопытно же! Правда, потом настроение совершенно никакое, - пожаловалась я. – Ничего не пишется, не рисуется и вообще никакого вдохновения. Знаешь, как досадно. - Так не лезь туда, если досадно, - посоветовал Аларм. - Не могу! Мне же интересно, какая у других реакция. А другие и рады посмеяться над вами лишний раз. Напридумывают всякое… - я поморщилась. – Почему-то им захотелось сделать тебя китайцем, потом негром… Или наоборот, неважно, - меня передёрнуло. - Негры ж вроде сильно загорелые? – поразился Аларм. - Угу, - буркнула я. - Ну и причём тут я? – недоумевал рыцарь. Да уж, его бледности могла бы позавидовать любая институтка времён Лидии Чарской. – А китайцы какие? – спросил он. - Узкоглазые, маленькие и страшненькие, - злорадно сказала я, скорчив рожицу, похожую, по моему мнению, на китайца. - Ну и причём тут я?! – вскинулся Аларм. – Они вообще хотя бы знают, кто я такой? - А им знание никак не мешает, - махнула рукой я. - У всех рудокопов вообще-то большие глаза и бледная кожа, - буркнул Аларм с негодованием. – И мы не маленькие. Какие-то фантазии у ваших форумчан… - Только не говори «больные», - поспешно прервала его я. - Почему? - Потому что я один раз уже так сказала, и на меня все обиделись, - сообщила я. И, подумав, добавила, решив быть справедливой: – Ну, может, не все, но некоторые точно. А фантазий у нас на форуме действительно хватает самых разных. - Но я так и не понял, почему они решили меня сделать… таким, - мрачно признался Аларм. – Вообще, почему я? Пусть над Дональдом экспериментируют! А ещё лучше над Парцелиусом. - Здорово было бы, - рассмеялась я. – Не, самое лучшее – над Пакиром. - Точно! Вот уж кого мне, честно говоря, совсем не жалко, - кивнул Аларм с усмешкой. – Но всё-таки, так нечестно… У вас же есть картинки хоть какие-то?.. Портреты... - Ой, - я поморщилась, - там такие картинки, что лучше б их и не было. Я по восьми книжкам искала твой портрет и не нашла ни одного нормального! А ещё говорят, что Мисуно пытался срисовывать с Владимирского. Я, в конце концов, сама пытаюсь срисовывать с Владимирского, и мне, честно говоря, больше нравятся мои собственные картинки, чем этого Мисуно! - А кто такие Мисуно и Владимирский? – не понял Аларм. - Художники. Владимирский иллюстрировал детские путешествия Элли и Энни, а Мисуно – жизнь Корины и всю эпопею с войной против Пакира, - объяснила я. – И нарисовал он всех так плохо, что аж смотреть не хочется. И большинство персонажей на одно лицо. Дональд и Элли вообще в каком-то моменте близнецами получились. Аларма почему-то это очень развеселило. - А у меня близнеца нет, случайно? - Не знаю, это вообще не я заметила, - улыбнулась я. - А как он меня нарисовал? Можно посмотреть? - Нет! – с ужасом воскликнула я, подскакивая на стуле. - Почему? - Потому что я не хочу показывать тебе этот ужас, - категорично заявила я. - А остальных он нарисовал нормально хотя бы раз? – поинтересовался Аларм. - Ну, некоторых… Корину я нашла, Элли тоже… Страшилу не нашла. Э… Стеллу рисовал, Лангу… так себе, но ничего, сойдёт… Дональда и того нарисовал. Кто там у нас ещё… - Короче, - мрачно подвёл итог Аларм, - мне и тут не повезло. - Козёл отпущения всея форума, - хихикнула я. - Кто? – изумился Аларм. - Поговорка такая есть, - пояснила я. – Так называют того, на которого сваливают все преступления, провинности и неприятности. Как правило, он же больше всех страдает от всего этого. - Ну спасибо! – возмутился Аларм. – Теперь у меня ещё и прозвище появилось… - Я, между прочим, тут ни при чём, - ангельским тоном заявила я. – Я, между прочим, всегда стою за ваши интересы. В том числе и конкретно за твои. Но разве я виновата, что меня никто не хочет слушать? И ты меня, между прочим, тоже неправильно понял. Это не прозвище, а просто поговорка такая. И вообще, можешь радоваться: если тебя большинство не любит – значит, ты живёшь и действуешь правильно! - Это почему? – вздохнул Аларм. – У нас как-то такого нету. - У вас мир совсем иначе устроен, - развела руками я. – А у нас он стоит на голове. Это я уже сколько раз замечала. Если ты прав – обязательно тебя большинство будет изводить. Зато найдётся один-два человека, которые обязательно поддержат и помогут. И их поддержка для тебя будет значить больше, чем неприязнь всех остальных. - Умеешь ты обрадовать, Анька, - скептически усмехнулся рыцарь. – Значит, то, что надо мной на форуме Изумрудного города издеваются, для тебя нормально? - Не ты ж на форум ходишь, а я, - философским тоном заметила я. – Ты бы без меня о нём и не узнал. - Ага! И какой-нибудь Сухинов отправил бы меня куда-нибудь с кем-нибудь, неизвестно с кем и куда, какой-нибудь Мисуно изобразил чудищем, а вдобавок ещё какой-нибудь Дмитрий угробил бы втихаря где-нибудь неизвестно где, почему и зачем! - Вот поэтому у вас всех и есть я, которая всех вас защищает, никого не гробит, никуда не отправляет и не изображает чудищами, - мило улыбнулась я. - Спасибо, - уныло отозвался он. – Только немного проку от твоей защиты, если тебя всё равно никто не слушает. - А мне всё равно. Я пишу свои фанфики, и пусть попробуют мне запретить, - заявила я воинственно. – Главное, что моя совесть спокойна. А они пусть делают, что хотят. Я же всё равно знаю, что я права. В конце концов, только я вижу вас живыми. Остальные-то не могут. Сами же и виноваты.

Ellie Smith: Ничего себе.

Aranel:

tiger_black: Annie а хорошо)))

Annie: Поразительное невнимание Рейтинг: G Размер: мини, 1858 слов Персонажи: автор, Энни. Цикл: Из общения с персонажами (продолжение на "Нашли виноватого", "Бойкот писателю" и "Козёл отпущения всея фандома") Примечание: анекдоты о рамерийцах, упоминаемые в фанфике, принадлежат перу ricky_iskorka (на дайри) (разрешение получено) На следующий раз ко мне заявилась Энни. С того памятного разговора с Алармом прошло уже недели три. За это время у меня в жизни произошло много разных печальных и весёлых событий. В жизни форума – тоже. В жизни Волшебной страны в целом и Аларма в частности, насколько я могла знать, не изменилось ничего. У них всегда так: сначала буря, а потом долгое-долгое затишье. Или наоборот: сначала затишье, а потом быстрая и короткая, но очень бурная буря. В настоящий момент повода для бури вроде не было. Итак, Энни заявилась ко мне. Я сидела, как водится, за ноутбуком. Вот интересно, почему они все заявляются именно в те моменты, когда я только-только залезла в интернет? Итак, я сидела за ноутбуком и каждые несколько секунд фыркала от смеха. Внутрифандомные анекдоты по мотивам чужих фанфиков – понятное дело, не самое благородное чтиво, и далеко не всегда они оказываются приличными, но периодически среди них встречались просто бесподобные вещи. А я люблю поднимать себе настроение. Не здороваясь, Энни с любопытством поинтересовалась: - Ну и чего там весёлого? - А, ничего, - поспешно ответила я. – Привет. - Привет, - вздохнула Энни. Я прикрыла от неё экран, развернув его к себе, и рассеянно спросила: - Что так давно не приходила? - Было кому тут тебя навещать, - насмешливо прищурилась Энни. То, что я не показывала ей написанное на экране (да ещё и что-то очень весёлое), ей не понравилось. Естественно, сразу возникло соответствующее подозрение: - Что, про меня что-то написали? - Почему это про тебя? – удивилась я такому ходу мыслей. - Тогда зачем прикрываешь? - Тебе такое читать нельзя, - наставительно сказала я. Энни озадаченно уставилась на меня. Она отлично знала, что я берегу свою детскую психику и ничего «плохого» читать не буду. Тем более что она, Энни, годится мне в прабабушки (хотя выглядит даже младше меня), и в своё время жила в Америке, которая, как известно, строгостью нравов не отличается. Вывод: либо это какой-нибудь таинственный текст для «не старше 21-го» (а такие разве бывают?), либо я её обманываю. - Ну дай глянуть! – она протянула руку к ноутбуку, но я его проворно захлопнула. - Да не про тебя там, успокойся! – заявила я. – Просто лучше тебе этого не знать. Там не всегда пишут хорошее. - Тогда почему ты это читаешь? – не отставала Энни. - Потому что хорошее там тоже есть. - Так про кого это? Я мысленно застонала. Лучше объяснить, чем терпеть, когда она задаст этот вопрос ещё триста тысяч раз. - Про рамерийцев. - Ух ты! – воодушевилась Энни. – И что же про них написали? - Да это просто анекдотов о них насочиняли… - Ну… - разочарованно протянула Энни. – Я думала, что-нибудь более серьёзное. - Серьёзное тоже есть, - кивнула я. – Но просто, понимаешь, мне серьёзное чтение про них трудно даётся. Там либо про революцию пишут, либо про гипноз, и сплошные взрослые дяденьки. Ты же знаешь, мне это не особо интересно. А вот коротенькие анекдоты про тех же персонажей я глотаю сразу. Весело же. Энни обиделась и на правах старшей тут же принялась меня ругать. - Тебе только бы смеяться! А как серьёзное дело – так тебе сразу неинтересно. Что ты за человек? Им так трудно было, а ты только смеёшься… Я смутилась. В общем-то, я Энни могла понять. С жителями Рамерии она была знакома лично, в отличие от меня. Она считала арзаков и в частности Ильсора своими друзьями, переживала за них и любила о них поговорить (и о менвитах тоже). Я же ограничивалась твёрдой уверенностью – всё равно арзаки менвитов победят, - и больше меня ничто не интересовало. Несмотря даже на то, что в фандоме Изумрудного города у меня среди друзей были страстные любители Рамерии. Но разве я виновата, что с детства любила читать только про девочек? Вот если бы среди арзаков-революционеров главной фигурой (или хотя бы одной из главных) была какая-нибудь девчонка вроде Энни или Элли, тогда другое дело. Тогда хоть с головы до ног загрузите меня серьёзностью – я всё проглочу. А про «взрослых дяденек» мне читать неинтересно. И даже про взрослых тётенек. Видимо, это была главная причина, почему я предпочла Сухинова… В общем, анекдоты по мотивам мне давались легче. Посмеяться я всегда рада. Если, правда, всё прилично, что бывало не всегда. Всё это я высказала Энни, не забыв принять покаянный вид. Ну что поделаешь, если я такая?.. - Ладно, - вздохнула Энни. – Что ж с тобой сделаешь… - И, видно, любопытство пересилило: - А про меня ничего не написали? - Похоже, что ничего, - ответила я. - Ну вот… - расстроилась она. – Что ж это я никому не нужна?.. - Ты мне нужна, - успокоила я её. Уж кто-кто, а я её никогда не забывала. - Но мне хотелось бы, чтобы я была нужна не только тебе, - оскорблённым тоном заявила Энни. - Энни, я тебя умоляю, - я закатила глаза. – Поверь, чем меньше человек будет о тебе писать, тем тебе же лучше. - Ничего не лучше, - рассердилась Энни. – Мне обидно! Волков меня вставил в книги кое-как, Кузнецов разве что упомянул, может быть. Сухинов и вовсе проигнорировал. Мисуно меня не рисовал! На форуме я никому не интересна! Про меня не пишут, меня не рисуют, и вообще считают, что меня не должно было быть! Ты сама мне рассказывала. В Волшебную страну меня обратно не пускают. В индивидуальности отказывают, и всё потому, что меня угораздило родиться младшей! Но разве я виновата? Аларму вон и то больше внимания! Его, по крайней мере, твои сухиновцы не игнорируют, а меня волковцы замечать не хотят, а сухиновцы вообще уверены, что меня не существует в природе. На протяжении всей этой тирады я пыталась хотя бы слово вставить, но не могла. Наконец Энни кончила свой бурный монолог, обильно приправленный выразительной жестикуляцией и мимикой, и наступила тишина. - Понимаешь, Энни, - осторожно начала я, - внимание – это ещё не всё. Важно хорошее внимание. - А что, оно может быть нехорошее? – буркнула она. - Конечно. Тебе же не нужно, чтобы Сухинов заставил тебя произносить пафосные высокопарные монологи, вдобавок наградив переселением душ и каким-нибудь «вечным героизмом»? Или чтобы Мисуно изобразил тебя уродиной с кривым лицом и волосами, как сосульки? Или чтобы о тебе написали какой-нибудь гадкий фанфик? - Что значит гадкий? – насторожилась Энни. - А ты не знаешь, какие у нас фанфики на форуме пишутся? Про тех же твоих рамерийцев. Поверь, детям это лучше не читать. - Из-за революции и гипноза? – хмыкнула Энни. – Так дети разные бывают. - Ты наивная. Из-за другого. Так что радуйся, что про тебя в основном одна я пишу. По крайней мере, я ещё ничего выше «детям до тринадцати» не написала и не собираюсь. А кроме меня, на форуме таких, может, от силы человек пять-десять. К тому же я тебя в Волшебную страну вернула, а кроме меня, этого никто делать не собирается. Что же касается Аларма, то его популярность, во-первых, не так уж велика, а во-вторых, про него в основном тоже ерунду придумывают. Ты же сама знаешь, что Дмитрий его убить хотел. Хочешь, чтоб тебя тоже? - Меня-то за что? – возмутилась Энни и тут же сменила настроение: – А кстати, что там Дмитрий? Убил его уже или нет? - Он сказал, что может, убьёт, а может, нет. Я в прошлый раз, когда мы с Алармом разговаривали, записала ж потом тот диалог и выставила его… А Дмитрий прочитал, - поделилась я воспоминаниями. - И что, передумал убивать? – задумалась Энни и тут же возмутилась снова: - Нет уж, так нечестно! Пусть убивает, раз уж обещал. - Тебе что, Аларма не жалко? – изумилась я. - Жалко. Но мне интересно, как это будет происходить… - Кровожадный ты человек, Энни, - вздохнула я. - Ну, есть немного, - усмехнулась она. – Но можно подумать, ты всегда пишешь только правду… - Ну, не всегда, - согласилась я. У меня в самом деле тоже было несколько альтернативок. – Но всё равно. Я могу тебе немного переделать характер, что-то придумать, чего не было, но у меня всегда всё в рамках приличия. И я никого не убиваю. - И на том спасибо, - отозвалась Энни с сарказмом в голосе. - Всегда пожалуйста, - беззаботно отозвалась я. – Так что живи и радуйся, пока не пришёл какой-нибудь Дмитрий и не убил тебя в придачу к Аларму. - У меня с Алармом ничего общего нет! – окрысилась Энни. Я заверила её, что я в курсе. А Энни тут же заинтересовало другое. - Слушай, а ты этот разговор тоже запишешь? Я вздохнула. С записыванием у меня в последнее время были проблемы. В компьютере свято хранились пять недописанных фанфиков, из них три – крупной формы (один застрял на начале, другой на середине, а третий на пятьдесят девятой странице в прострации, ибо я не знала, где будет конец), ещё три надо было переработать. В интернете мне грустно подмигивали две ролевые игры по Изумрудному городу, но с ними я кое-как справлялась. А недавно вдруг осознала, что писать что-то мне вообще не хочется. Напрягать фантазию, потом укладывать её в связные предложения – и это затем, чтобы прочли пять человек, из которых трое скажут «фи», а остальные двое незнакомы с каноном, по которому это пишется. Хотя, возможно, с «фи» я преувеличила. Но в общем-то чужое невнимание и непризнание меня не сильно волновало. Намного больше меня волновало качество, которое медленно, но верно съезжало вниз. Хотя иногда мне очень хотелось вернуться к творчеству, но к чему плодить низкое качество?.. - Я больше не пишу, - твёрдо сказала я. Энни уставилась на меня. - Ты? – поразилась она. – Ты с ума сошла! Почему ты больше не пишешь? - Не хочу. У меня плохо получается! - Ну так старайся, чтоб было хорошо! – сердито заявила Энни. – Нашла решение проблемы! - У меня вдохновения нет! - Появится. «Аппетит приходит во время еды», знаешь такое? - Знаю, но это совсем другое дело. К тому же разговоры я тем более не хочу записывать. Меня за них только ругают! - Кто? – воинственно спросила Энни. – А ну давай сюда тех, кто ругает! - Натравишь на них Аларма с мечом Торна? – усмехнулась я. - А хоть бы и так! Что им не нравится в наших разговорах? - Говорят, что не нравится сама идея… Зачем я ругаю Дмитрия и Сухинова? И ладно бы один раз, а то это уже вошло у меня в привычку, - пересказала я с лёгкой ехидцей фразу своего однофорумчанина, прочитанную в чужом дневнике. - Можно подумать, Дмитрий с Сухиновым из-за этого так сильно страдают, - заявила Энни. - Насчёт Сухинова не знаю, а вот Дмитрий… Он всё-таки это читал, - с сомнением пожала плечами я. - Тебе кто дороже: Дмитрий или я? – сурово потребовала ответа Энни. Я растерялась. - Что за допрос? - А ещё говоришь, что всегда защищаешь наши интересы, - презрительно поморщилась Энни. – Защитница тоже мне. Вдохновения у неё нет! Я тебе буду лично диктовать. Пиши! - У меня, между прочим, ещё куча недоработок лежит! – попробовала защититься я. - Вот и прекрасно. Недоработки твои тоже проверим! - Не надо! - Почему не надо? - Ну не надо… - я вздохнула. – Ладно уж, буду писать. - Вот и отлично, - удовлетворённо кивнула Энни. – А если кто опять что-нибудь скажет – я сама с ними разберусь. - Много ты им сделаешь, - улыбнулась я. - Ничего, что-нибудь придумаю. В страшных снах к ним буду являться… А то про меня и так никто не пишет, так ещё ты! - Угу, бедняжка ты, - с притворным сочувствием кивнула я. – Даже анекдотов про тебя не сочинили. Подумать только! - Да вообще, - буркнула Энни. – Поразительное невнимание к моей персоне. Ты пиши-пиши. Не отвлекайся.

Annie: Для счастья Цикл «Из общения с персонажами». Рейтинг G Персонажи: Аларм и я. По фанфику "Вместо завещания", а вдохновила реплика здесь. Упоминается фанфик "Вопреки всему: 13 дней" (с дайри) и другие реплики с дневника. Как мало человеку нужно для счастья. Например, Элли не раз говорила мне, что для счастья ей надо только быть среди родных и друзей. Когда-то, очень давно, это было для неё большой проблемой: там, где была её семья, не было настоящих друзей. Туда, где были её друзья, семья переселиться не могла. Теперь же её друзья и семья наконец-то оказались в одном месте. Хотя семья чуть-чуть изменилась. Энни говорила, что она счастлива тогда, когда вокруг всем радостно. Ну и ей заодно. Впрочем, тишину и красоту природы она тоже понимает. В этом она согласна со мной: мне для счастья в последнее время нужен тихий лес, речка и птички кругом. Хотя всё равно иногда ощущается, что чего-то не хватает. Что нужно для счастья Аларму, я могла только предполагать (и снисходительно посмеиваться). Но предполагала я с высокой точностью. Оказалось, я была не совсем права. Кое-чего ему в последнее время для счастья не хватало. Или, по крайней мере, для душевного спокойствия. Несмотря на то, что я ему много раз говорила, что ему нечего бояться, его очередное посещение меня началось с традиционного вопроса: - Ну как? Что там на форуме? Я уже знала, что он имеет в виду. - У меня для тебя печальные новости, - весело сказала я, приветственно кивая головой. Он расширил глаза. - Ну давай. - Тебя самоубили, - сказала я и фыркнула, не сдержавшись – такое у него стало лицо. - Чего? – ошарашено спросил он. - Ну чего-чего! Написали, будто ты окончил жизнь самоубийством, и все дела. Аларм посмотрел на свои руки. Потом поднял глаза – на стене у меня висело зеркало. Дотронулся рукой до лба. - И давно это случилось? – без выражения поинтересовался он. - Сегодня, - сообщила я. Аларм молчал, неподвижно глядя в зеркало. По его лицу можно было догадываться, что он о чём-то усиленно думает и пытается что-то сообразить, но никак не может. - Ну, - не выдержала я. – Теперь ты убедился, что на тебе на самом деле ничего не отразилось? Аларм ещё немного посидел в той же позе, а затем глубоко вздохнул и глянул на меня. - Да, - произнёс он, но это не было ответом на мой вопрос. – Интере-е-есно… И что мне теперь?.. - А что? – пожала плечами я. – Какие-то проблемы? - Д-да нет, собственно… - неуверенно ответил он. – А… А что мне теперь делать? - Живи дальше спокойно, как жил, - теряя терпение, посоветовала я. - И меня больше никто не… не самоубьёт? - Гарантировать не могу. Аларм несколько минут посидел молча, а потом неожиданно вскинулся: - Это подло! Мало того, что меня убили, так ещё и наврали, будто это я сделал сам! Если б я знал, что этот Дмитрий так поступит, то давно бы… ну, что-нибудь бы я ему точно сделал. - А это не Дмитрий, - замотала головой я. - Как не Дмитрий? – опешил он. - Это у нас на форуме есть такой саль… - пояснила я. – Он давно говорил, что если Дмитрий ничего не напишет, то он напишет сам. Недавно стало ясно, что Дмитрий ничего не напишет. Поэтому он и решил… Аларм мрачно прищурился. - И много ещё на форуме людей, которые жаждут моей трагической гибели? - Не знаю, - чистосердечно призналась я. – Но в любом случае, рассказ многим понравился. А я сначала не поняла, что он про тебя. Потом только по отзывам догадалась. А он ещё и, между прочим, от твоего лица, - с улыбкой закончила я. Улыбка вышла слегка ехидная. - Как от моего? – возмутился Аларм. – Вот ещё новости! А кто ему разрешал вообще писать от моего лица? - Я сомневаюсь, что он у кого-то спрашивал, - ответила я. – Но в любом случае у нас на форуме уже много таких фанфиков… Даже целый конкурс был на эту тему. И ничего, никто не пострадал. Аларм убито… нет, стоп, это слово к нему не подходит… уныло вздохнул, опустив голову. Потом внезапно поднял её и снова посмотрел на меня. - Мне вот только интересно, - с сарказмом начал он. – Чем ты занимаешься в то время, пока на нас там кто-то где-то строчит клеветнические тексты? - Я-а? – протянула я и задумалась, поспешно соображая, чем оправдаться. – Я организовываю конкурс «Герои-критики»! - Это я знаю. Про меня там всё равно ничего нет. Меня интересует, почему ты ничего не пишешь! - Как ничего? – обиделась я. – Я только вчера начала новый рассказ! И про тебя, между прочим, там тоже будет! А до этого ещё на конкурс критиков писала! - А там от лица кого? – ехидно спросил Аларм. - Так я тебе и сказала! Это секрет. До окончания голосования нельзя раскрывать авторство – ни своё, ни чужое. А голосование закончится через неделю. Что-то они слабо голосуют, - пожаловалась я, пользуясь случаем. – За неделю всего четыре человека оценки прислали. Аларм не обратил на мою жалобу никакого внимания. - А до этого ты взахлёб зачитывалась чьим-то чужим жутким сочинением про Рамерию, а про нас совсем забыла, - безжалостно заявил он. – Сколько ты раз его перечитала? Пять? Семь? - Здрасьте! – возмутилась я. – С чего это оно «жуткое»? Нормальное произведение. - Страшное и мрачное. И герои какие-то сомнительные. Хотя я его не читал, Энни так говорит. Но она тоже не читала, а ориентируется по твоим впечатлениям. А ей Элли сказала. - «Я, конечно, Бродского не читал, но считаю», - язвительно отозвалась я. – И эффект испорченного телефона. Я надеюсь, ты не мстишь его создателям, а то мне вместе с ними будет очень обидно. - Зачем мне им мстить? – не понял Аларм. - За Сухинова… - Всю жизнь мечтал мстить за писателя, который мне хочет испортить жизнь!.. Да и вообще я никому мстить не собираюсь. Я только не могу понять, чем тебе так понравились эти инопланетяне, что ты забыла про нас. Я погрозила пальцем. - Инопланетяне тоже хорошие, не обижай инопланетян… А вы тоже никуда не денетесь от меня, и не надейся. Кстати, хочешь посмеяться? Аларм с подозрением посмотрел на меня и молча пожал плечами. - Меня недавно хотели наградить званием самого опасного антисухиновца, - поделилась я. - Анти… кого? – удивился рыцарь. - Антисухиновца. Против Сухинова, короче. Это звание раньше принадлежало не мне, но есть такая поговорка: с кем поведёшься, от того и наберёшься. Это про меня. Я человек хоть и упрямый, но в целом очень мягкий. Ты же знаешь. Плюс я очень люблю изобретать языки и алфавиты. С этого и началось, - вспомнила я. - С языка? - Ну да. Я увидела разработки рамерийского алфавита и не смогла пройти мимо. И поехало дальше… У меня ведь тоже есть шрифт. Ну тот, ваш, древний. - Который даже мы не все знаем, а ты пытаешься распространить его по всем своим знакомым, - кивнул Аларм. - Ну да. - Так а я не понял… Как это тебя хотели записать в антисухиновцы? Я засмеялась. - Это для меня самое забавное. Потому что, знаешь, с одной стороны это правда, я его постоянно ругаю. А с другой стороны, я же по нему и больше всех пишу. Во всяком случае, просто рассуждаю. - И единственная со всего форума общаешься с нами, - добавил Аларм. – Опасный член общества, нечего сказать… - А как же! Ведь я всем навязываю своё мнение. И ваше в том числе, но все его принимают за моё. Если я им буду доказывать, что всё, что я пишу – правда, то меня сочтут свихнувшейся окончательно и посоветуют лечь в психушку. А мне оно как-то не очень-то надо… - Если бы ты ещё действительно писала то, что надо, - слегка ядовито заметил Аларм, - и поменьше бы читала про этих инопланетян с их фокусами, то цены б тебе не было. А то вот из-за тебя меня самоубили. - И на тебе это никак не отразилось, - парировала я. – И вообще, что ты прицепился к рамерийцам? Они тебе мешают? - Они тебе мешают. Ты из-за них ничего не пишешь. - Я не пишу потому, что мне некогда. - Да, потому что ты всё время убиваешь на чтение. - Слушай, - рассердилась я. – Это моё личное дело, что читать и что писать. К тому же в лесу у меня ноутбука нету, зато с телефона читать удобно! И потом, сейчас я вообще-то пишу. - Ну так а сколько ты собиралась? - Ну так собралась же! Спорить с девчонкой бесполезно, это Аларм уже понял давно. Поэтому он увидел, что меня не переубедить, и замолчал. Однако на его лице ясно читалось: я прав, а ты виновата. Я повесила на лицо то же самое выражение и стала ждать, что он ещё скажет. Так, рамеристов уже обвинили, форумный фанфик уже поругали, меня уже пожалели, и обвинили, и всё высказали, что обо мне думают… О чём ещё не поговорили? Аларма, по-видимому, продолжал терзать злободневный для него вопрос. - А как остальные читатели отреагировали на тот фанфик, где меня самоубили? - Э-м… - Я задумалась. – Я точно не помню. Говорю же, кому-то понравилось. Но я не помню, кому. А кто-то сказал, что кому-то для счастья только этого рассказа не хватало, - хихикнула я. - О, - изумился Аларм. – Ничего себе заявочки… Им, значит, не хватает, а обо мне они подумали? - Боюсь, что нет, - демонстративно развела руками я. - Вот и мне так кажется… Он вздохнул и неожиданно признался: - Вот чего мне не хватает для счастья, особенно в последнее время, так это если б обо мне не писали убивающих рассказов. Как мне бы было хорошо!.. Но, видимо, не суждено мне жить спокойно. - Я тебе сколько раз говорила: живи спокойно и не обращай на них внимания, - тоскливо сказала я. - Не получается, - грустно сказал Аларм. – Как я могу жить спокойно, если где-то меня самоубивают?.. Да ещё и для счастья. - Я за тебя заступлюсь, - пообещала я. На лице Аларма ясно отобразилось ироническое «всю жизнь мечтал, чтобы за меня заступалась девчонка», но он кивнул. - Главное, ты не напиши какую-нибудь глупость. - Постараюсь, - вздохнула я.

Ellie Smith: Annie, Ого, офигеть! Как всегда сильно и здорово получилось!

Donald: Ждал такого отзыва с первой минуты, как увидел рассказ Саля. В общем-то, ни нового ничего не сказано в отзыве, ни интересного. Зато видны внутренние противоречия автора.

Ellie Smith: То, что присутствуют противоречия, это да. К примеру, убивание времени на чтение, необращание внимания на жестокие фанфики об Аларме и желание меньше времени уделять на Рамерию) Donald, вижу, что тебя это больше не задевает.

Annie: Автор уже привык к своим противоречиям, к тому же он любит ругать сам себя и сам с собою спорить )

tiger_black: Annie а мне хотелось бы почитать про персонажей, а не что они думают про чужие фики. Тот же Аларм наверное, мог бы многое рассказать о себе, о своем прошлом, о своих планах на будущее, о своих друзьях... разве у вас мало белых пятен в каноне?)

Annie: tiger_black, в каноне-то пятен много, но у меня до них как-то руки доходят с трудом ) И потом, это ведь так, на тему "пошутить-посмеяться", пишется быстро, на скорую руку, а над каноном надо думать...

Ellie Smith: А еще удивительно, насколько у людей разные ценности. У кого-то они "убийственные", а кому-то для счастья надо совсем другое.

tiger_black: Ellie Smith пишет: а кому-то для счастья надо совсем другое. по мне, если автор не прикончил героя - уже счастье) Слишком многие прибегают к этому выходу, когда не знают, что делать с персонажем дальше. Вот и мне больше хочется спасать тех, кто для своих авторов оказался "отработанным материалом"(( Я уж молчу о том, чтобы не добивать тех, до кого у авторов не дошли руки.

Ellie Smith: tiger_black, Угу) А кому-то вообще всё равно. Но Дима уж слишком долго тянул, со своим убийством.

tiger_black: Ellie Smith пишет: Но Дима уж слишком долго тянул, со своим убийством. мне кажется, это лучше, чем спешить)

Annie: Фея без волшебства AU от "Феи Изумрудного города". Написалось внезапно. Вполне вероятно, что это только первая часть. Персонажи: Элли, Страшила, Виллина, Аларм Размер: 1 057 слов - Я не хочу быть королевой, - сказала Элли. – Я не для того много лет мечтала вернуться в Волшебную страну, чтобы кем-то править и кому-то что-то приказывать. Ведь я – самая обычная девочка. Я не хочу жить во дворце. Пусть вами правит Страшила, как раньше… - А что же будешь делать ты? – с недоумением спросил Страшила. - Я?.. – Элли задумчиво посмотрела вдаль. – Я буду жить где-нибудь неподалёку от города… И каждое воскресенье приходить к тебе в гости. - А где же ты будешь жить? – спросил медвежонок Том. - Я знаю, - сказала Элли. – Когда я была маленькая, я жила в фургончике. Его потом ураганом унесло в Волшебную страну. Он теперь где-то здесь. Если его найти, его можно будет перевезти и поставить куда угодно. Я буду жить в нём. А вы будете меня навещать. *** Фургончик привезли трудолюбивые помощники-дуболомы. Когда-то они его уже возили. Правда, тогда были другие обстоятельства… - Вот ты и снова Фея Убивающего домика, - с грустью сказал Страшила. – А я так надеялся, что ты станешь Феей Изумрудного города. Элли обняла соломенного друга. - Не переживай. Изумрудный город – это, конечно, здорово, но я хочу жить, как в детстве. Мне тогда было так хорошо… У меня была собака и лошадка. Я бегала где хотела. Только Волшебной страны у меня тогда не было. А теперь всё есть. - Только собаки и лошадки нет, - рассудительно заметил Том. Он уже твёрдо решил жить с девочкой в фургончике. - Ну, это дело поправимое, - сказала Элли. – Скоро придут Полкан и Джердан. Вот они и поселятся у меня. *** Элли казалось, что она никогда в жизни не была так счастлива. Фургончик стоял неподалёку от реки, на краю небольшого поля. Девочка даже развела огородик. Полкан и Джердан оказались прекрасными компаньонами, сопровождали Элли повсюду, куда бы она ни шла, но вели себя ненавязчиво. Джердан больше молчал, чем говорил, а Полкан любил убегать далеко вперёд. Элли, правда, беспокоилась, что он попусту распугает всех зайцев. К Страшиле в гости она ходила строго раз в неделю. Тот вновь стал правителем Изумрудного города, читал мудрые книжки день и ночь и разговаривал с девочкой вдумчиво и серьёзно на самые разные темы. Она делилась с ним своими учительскими воспоминаниями и рассказывала ему о Большом мире, он, в свою очередь, вспоминал, как он правил Изумрудным городом до Корины и что делал во время её правления… А потом они вместе принимались вспоминать о тех временах, когда Элли всего лишь три раза посетила Волшебную страну… Когда шёл дождь, девочка любила сидеть на пороге фургончика и смотреть на струи низвергающейся воды. Они очень успокаивали её. Полкан забирался под фургончик, Джердан уходил под навес, где Элли складывала хворост и сухие ветки для костра. Том, Родни и Роза (они тоже поселились здесь) тоже тихонько сидели где-нибудь. Становилось тихо-тихо. А после дождя Элли бежала на поле, чтобы полюбоваться на двойную радугу… А по вечерам возле порога фургончика тихо шуршали листьями ёжики и приходили попрошайничать еноты. Получив кусок хлеба, они застенчиво убегали в темноту. Несколько раз приходила мама-енотиха с двумя детишками. Строго и заботливо разделяла угощение пополам между сыновьями и уводила их домой… *** - Я не хочу быть волшебницей, - тихо сказала Элли. Тихо, но твёрдо. Виллина даже удивилась. Она-то надеялась, что девочка обрадуется… Ведь магия открывает перед человеком безграничные возможности, и разве не мечтают многие дети стать волшебниками? Но Элли, видимо, не мечтала… - Я просто хочу быть обычной девочкой. Без всякого волшебства. - Я надеялась, что ты будешь моей преемницей, - с грустью проговорила Виллина. – У Волшебной страны начинаются нелёгкие дни… А я уже не могу противостоять Пакиру. - Разве для того, чтобы противостоять злым волшебникам, надо владеть магией? – пожала плечами Элли. – Мне кажется, что есть на свете вещи и сильнее… *** Никто не знал, что Хранительницей Волшебной страны стала девочка, живущая в лесу, в фургончике. И ещё – не владеющая магией. Виллина, правда, оставила девочке свою книгу. Но Элли только смотрела на неё с задумчивостью и не трогала. Сознательно не трогала, потому что – зачем ей это было нужно? Если на Волшебную страну нападёт Пакир… Ну и что? У них будет, что противопоставить его могуществу, и без чародейства. В детстве у Элли был период, когда она любила сочинять песенки. В одной из этих песенок говорилось: «Сильнее дружбы, видно, нет оружия». Элли в это твёрдо верила. *** - Ты живёшь здесь? – удивился Аларм. Воспитанник Виллины после отлёта волшебницы отправился вместе с друзьями Элли на поиски меча Торна. Поход длился долго, но увенчался успехом. После этого компания путешественников опять разбрелась кто куда, а Аларм остался временно вместе со Страшилой в Изумрудном городе. И как-то Элли пригласила друзей в гости. С того момента, как она поселилась в фургончике, прошло уже полгода. - Да, здесь, - со спокойной улыбкой кивнула она. – Ты просто не представляешь, как тут здорово, - добавила она, увидев недоверчивое выражение лица юноши. - Я и не спорю, - ответил он. – Но как же ты одна?.. - Я не одна. У меня есть друзья. - И волшебную книгу Виллины ты даже не открывала, - усмехнулся Аларм, слегка касаясь лежащего на столе фолианта. - Я не хочу быть волшебницей, - ответила Элли. – Мне больше нравится быть обычной девочкой. В Волшебной стране и без меня волшебства хватает. Здесь должны быть свои волшебники, а не пришлые. А хочешь, забери её себе? – вдруг предложила она, указывая на книгу. – Мне она всё равно не нужна. А ты столько лет прожил с Виллиной, вдруг тебе пригодится. К тому же меч Торна у тебя уже есть. - Но ведь Хранительница – ты, - возразил Аларм. - Ну и что? – пожала плечами Элли. – Я могу и не быть Хранительницей… - Но я же тоже не могу. - Ты будешь просто волшебником. А охранять Волшебную страну мы будем все вместе… *** - Ты не Хранительница, не волшебница вообще, - рассуждал Страшила. – Не фея Изумрудного города… И домик у тебя никого не убивает уже давно… - Я самая обычная девочка, - развела руками Элли. - Не такая уж ты обычная, - улыбнулся Аларм. – Ты фея, только без волшебства… - Почему? – спросила девочка. - Просто ты не видишь себя со стороны. Я бы тоже хотел жить вот так, как ты. Но у меня не получится. У тебя волшебная жизнь, и чудеса ты творишь безо всякой магии. Хорошо, что ты не стала волшебницей по-настоящему. Тебя бы это, наверное, испортило. - Я тоже рада, что я не волшебница, - сказала Элли. – Иначе я бы сейчас зазналась и всем бы указывала, что им делать. А так я просто девочка. Без волшебства.

dumalka: Annie пишет: Хорошо, что ты не стала волшебницей по-настоящему. Тебя бы это, наверное, испортило Здоровый такой кирпич в огород Сухинову... Можно я сохраню это себе на компьютер? Для релаксации. Просто тут такая тишина и мир, что я как будто отдохнула.

Annie: dumalka пишет: Здоровый такой кирпич в огород Сухинову... Ага. Случайно причём выскочило, но подумалось - почему бы и нет? Ведь правда же. А вообще я люблю кирпичи покидать. Сохраняй, конечно. Может, продолжение будет.

Annie: Название: Вместе Персонажи: Аларм/Элли, Виллина, Энни Рейтинг: G Тип: джен, гет Жанр: AU Размер: мини Таймлайн: последняя битва с Пакиром на Горе Трёх Братьев Примечания автора: здесь АУ во многих смыслах плюс нагромождение авторского фанона: трогательного объяснения Элли и Аларма в тронном зале не было. Пара сцен поменялись местами. В Мире Сухинова живёт и здравствует Энни, она искала серебряные туфельки и нашла. dumalka очень хотела узнать, как же в моём исполнении будет выглядеть сцена признания в любви Аларма и Элли, так что это для неё. Ну а я тут ещё добавила много своих идей… Предупреждение: с романтикой у меня отношения не самые лучшие. К тому, что это бред, готова. …Аларм коротко рассказал о том, что случилось в Подземной стране. - Дром ценой своей жизни закрыл Врата Тьмы, - мрачно закончил он. – Но всё равно из туннеля успели вырваться много звёздных чудовищ. Не знаю, как скоро они будут здесь, скорее всего, прибудут сразу же вслед за Пакиром. - Надеюсь, их как-нибудь можно… - начала Элли и не закончила. Над узкой площадкой пронёсся лёгкий порыв ветра. Элли ахнула, потрясённая, глядя куда-то мимо Аларма, а потом возмущённо закричала: - Ты с ума сошла? Ты что тут делаешь?! Все повернулись в ту сторону и увидели Энни. Девочка с невозмутимым видом стояла в двух шагах от остальных. На восклицание Элли она только развела руками. - Ну не могла же я вас всех тут бросить. - Как ты тут оказалась? – с недоумением спросил Аларм. Энни пожала плечами и показала пальцем вниз, на свои ноги. На них тихо поблёскивали серебряные туфельки с золотыми пряжками. - Где ты их взяла? – потрясённо выговорила Элли. Энни нетерпеливо махнула рукой. - Так, Элли, - деловито сказала она. – Быстро переобувайся. Я не фея, в магии ничего не понимаю, но думаю, тебе они помогут. По крайней мере, защитят, если что вдруг. - Немедленно отправляйся… - попыталась начать Элли, но Энни её перебила: - Ты меня знаешь? Знаешь. Я не уйду и не брошу вас тут всех, и не надейся. Слушай, ну некогда спорить! Для твоего же блага. Энни оттащила сестру чуть в сторонку, и они поменялись обувью. Элли вполголоса сердилась, но понятно было, что это от страха за младшую сестру. Сама Элли предпочла бы, чтобы Энни отсиделась где-нибудь в безопасном месте, на войне от неё всё равно пользы немного… Хотя всё же, принеся серебряные туфельки, Энни заслужила не только её благодарность. Даже Аларм стал смотреть на девочку приветливее. - Что теперь нас ждёт? – осведомилась Энни через минуту. Пожалуй, из всех, кто был сейчас здесь, на скалистой площадке на склоне горы, она была самая спокойная и смотрела бесстрашно и без напряжения. Да и понятно: от неё не зависели жизни сотен людей, она не была ни волшебницей, ни воином… Просто девочка. Которая, однако, не струсит в нужный момент и не будет прятаться ни за чьей спиной. - Энни, я тебя прошу, - негромко проговорила Элли. – Ради моего спокойствия, никуда не убегай. Здесь кругом смертельно опасно. Ты понимаешь? Раз уж я не могу отправить тебя в Изумрудный город, то хотя бы не отходи от меня далеко. - Конечно. Я буду сидеть здесь, - кивнула Энни. Она действительно отошла в сторону, чуть за выступ скалы, и села там на камень. Больше она не проронила ни слова. Общее тревожное настроение наконец передалось и ей. Она время от времени бросала взволнованные взгляды то на всех остальных, то вниз. Но внизу почти ничего не было видно. Только нарастал шум. - По тропе сюда поднимаются два отряда, - неожиданно сказала Виллина, прикрыв глаза. – Элли, ты что скажешь? - Пакир что-то готовит, - отозвалась девушка. Её лицо было бледным от напряжения, и она не сводила взгляда с тёмного провала в земле. – По-моему, нас просто хотят отвлечь… Аларм посмотрел на Рохана. Тот кивнул и спокойно взялся за меч. - Мы с ними разберёмся. Он развернулся и ушёл на другую сторону скалы, к спуску. Виллина отошла в другую сторону, на край площадки. Энни (на её лице отразился ужас) прижалась к скале. Аларм шагнул вслед за своим наставником, но остановился и обернулся. - Элли, - негромко позвал он. – Можно тебе кое-что сказать? Элли оглянулась. За последние дни она не раз думала, когда же это случится. Когда она наконец точно будет знать, значит ли её дружба для Аларма хоть что-нибудь… Или же это всего лишь дружба. Она-то успела осознать, что для неё он не просто друг… Они и так будут часто видеться – конечно, если выживут, но она поняла, что ей этого мало. А ему? Но в любом случае, она твёрдо решила: она не будет навязываться… А вдруг это не тот разговор?.. - Понимаю, что время не самое удачное, но другого может уже не быть, - спокойно проговорил Аларм, когда Элли торопливо отошла к нему под обрыв скалы. Рыцарь держал руку на эфесе меча, синие глаза внимательно смотрели на девушку. Но его волнение было всё же заметно. Элли замерла, растерянно глядя на него. А он смотрел ей в глаза и понимал, что это самое трудное. Он не привык выражать мысли словами, он привык доказывать их делами. Если бы сейчас надо было ещё раз погибнуть вместо Элли* – для него это было бы легче, чем сказать три простых слова. Три стандартных, штамповых слова, которые слышит и говорит хотя бы раз в жизни, наверное, каждый человек на земном шаре. Но всё же это надо было сделать, ведь нам всегда нужны словесные подтверждения… - Я просто хочу, чтобы ты знала, - тихо, но решительно произнёс он. – Я люблю тебя. Ты для меня стала самым близким человеком. Постарайся не погибнуть. Хорошо? - Хорошо, - пролепетала Элли. И глубоко вздохнув, добавила: - Ты тоже. Она смотрела на него с отчаянием, не зная, что ещё сказать. С отчаянием и радостью. И тревогой. - Удачи, - коротко улыбнулся он и быстро сжал её руку. И тут она не сдержалась, бросилась к нему и крепко обняла. Молча… А что ещё сказать? Он и так должен понимать… Должен ведь. - Тебе тоже, - прерывисто проговорила она и отступила на шаг. А теперь им обоим надо развернуться и уйти – каждый в свою сторону, каждый будет сражаться сам… Аларм ещё раз улыбнулся – печально, но с надеждой, - и ушёл первым. Если воины Пакира уже близко, то Рохан их один не удержит, и они нападут на волшебниц… Оглянувшись перед поворотом, он увидел, как Элли опять стоит на краю площадки, всматриваясь вниз, а Виллина и даже Энни – рядом с ней… Элли тоже обернулась. Он будет сражаться не только за всю Волшебную страну. Он обязан защитить не только всех жителей, которых даже по именам не знал. Он защитит эту девушку, фею, королеву, а она защитит его. Это он твёрдо знал. И кто знает, кому из них теперь придётся смело встать перед Пакиром, защищая другого… Но они не имеют права погибнуть. Вместе их не победить… И всё-таки хорошо, что Энни принесла сестре волшебные туфельки. Виллина тоже обернулась и успокаивающе взмахнула рукой. Иди, Белый рыцарь. Не беспокойся. Мы все вместе будем бороться и защищать друг друга. Только вместе. Уже за поворотом тропинки Аларм услышал, как Элли выкрикивает слова заклинания… Чудовища Пакира всё-таки вырвались наверх, и Элли сдерживает их – а значит, ему скоро придётся противостоять Пакиру… Энни, Виллина, Стелла, Элли, Аларм, Рохан, все их друзья – они сейчас как единая сила. В разных концах поля боя они будут чувствовать друг друга, как будто стоят все рядом, плечом к плечу. _____ * - отсылка к "Пленникам Теней", где Аларм погибает не просто так, а закрыв Элли собой.

Annie: Сюда скину Название: Женские фокусы Автор: Annie Бета: Асса Радонич, tiger_black Размер: мини Персонажи: Гуррикап, Арахна, Торн, Пакир Категория: джен Жанр: юмор, стёб, кроссовер Рейтинг: G Примечания: канон - декалогия Сухинова и гексалогия Волкова. На ФБ-2013 работа была значительно отредактирована капитаном команды Tadanori и опубликована под названием "Квартирный вопрос". Здесь выставляется изначальный вариант. - Ну вы и создали страну, тоже мне, чародеи, - пробурчала Арахна, оглядывая пустынные поля и леса. - А что такого? – рассеянно спросил Гуррикап. – Страна как страна. В самый раз для чародеев. - И сказочного народа, - заикнулся Торн. Гуррикап обернулся к коллеге и окинул его хмурым взглядом. Величайший звёздный маг всех времён и народов мгновенно стушевался: Гуррикап был старше, строже, и кто знает: вдруг ему придёт в голову заявить что-нибудь вроде: «А ну-ка, катись отсюда в свою Атлантиду»?.. Хотя нет, конечно, Гуррикап бы так не сказал. Это было бы ниже его достоинства. Вот Арахну урезонивать – как раз для него занятие. Четверо магов прибыли сюда все вместе не так уж давно. Торн с Гуррикапом взялись за создание страны, в то время как Пакир и Арахна принялись ссориться и с ними, и между собой. Оба обладали далеко не сахарным характером, и Торн с Гуррикапом неоднократно задумывались: зачем они вообще связались с этой буйной парочкой? - «Сказочного народа, сказочного народа…» - пробурчала Арахна. – Понабежит сюда всякая волшебная малышня… У меня гномы есть, мне и с ними хлопот полон рот. Нет, вы лучше скажите: где тут жить? - Жить? – пожал плечами Гуррикап. – Да места сколько угодно. Где хочешь, там и поселяйся. - На голой равнине? – ехидно уточнила Арахна. - Ну построй себе домик, в конце концов, - нетерпеливо сказал Торн. - «Домик»! – саркастически передразнила мага Арахна. – Вот чародеи пошли! Никакого уважения. - Да что тебе нужно? – не вытерпел даже Пакир. - Во-первых, я не хочу домик. Я хочу замок! – капризно притопнула ножкой Арахна. – А во-вторых, ты что же, думаешь, я его сама буду строить? - А кто, мы, что ли? – возмутились Торн и Гуррикап чуть ли не одновременно. - Ну вы же белые маги, в конце концов! – поджала губки Арахна. – Должны же вы помогать слабым женщинам или нет? Чародеи переглянулись. - А я не белый маг, - радостно заявил Пакир. – Значит, мне можно не помогать слабым женщинам. Ну, я пошёл, да? - Ку-уда?! – рявкнула Арахна и так дёрнула тёмного мага за рукав, что он не удержался на ногах и сел на землю. – Ты чего это? Вознамерился бросить меня одну с этими беленькими? А в страхе их держать, чтоб не разбежались? - Слушай, ты, слабая женщина! – возмутился Пакир. – Мы тебе не работники! Это… несправедливо, в конце концов! Мы будем строить, а ты будешь жить? - Ну ладно, - нехотя разрешила Арахна. – Будем там все вчетвером жить. - Это если уживёмся, - пробурчал тёмный маг. - Чтобы построить нормальный замок, - командовала Арахна, - надо сначала сделать проект! - А не проще ли создать замок магическим способом? – вздохнул Торн. - У тебя всё магическим способом, - поморщилась Арахна. – Тебе два километра до ручья прошагать лень! Или телепортируешь, или создаёшь воду из воздуха. А надо вести здоровый образ жизни! А в здоровый образ жизни входит тяжёлый физический труд! Вот и трудись! Торн тоскливо переглянулся с Гуррикапом. - Между прочим, Арахна, - тут же вспомнил он, - за водой изначально посылали тебя. - А мне будто делать нечего, как бегать вам за водой! У меня, между прочим, ноги болели! Я слабая женщина, а не ломовая лошадь! Пакир поморщился и потёр плечо. Слабая женщина недавно так дружелюбно хлопнула по нему, что там до сих пор темнел огромный синяк. - Значит, так, - заявила Арахна. – Вот это, - она нарисовала кончиком срубленной берёзы на земле неровный квадрат, - будет наш замок. Вот такой он будет формы, - она пририсовала к квадрату ещё несколько не менее неровных квадратов и прямоугольников с разных сторон. Пакир протянул руку и отнял у неё берёзу. - Сиди, слабая женщина! – прикрикнул он, когда Арахна с возмущённым видом открыла рот. – Тебе только художником и быть! Я сам нарисую. Пакир живо стёр ногой то, что она изобразила, и нарисовал примерно то же самое, но немного ровнее. - Значит, так, - глубокомысленно изрёк он. – Начнём рассуждать. Что вообще должно быть в замке? - Комнаты, - подала голос Арахна. – Чур, мне три на верхнем этаже. Спальня, гардероб, личный кабинет. Можно ещё гостиную. Хотя в общем-то, можно её совместить с кабинетом. И главное – балкон. Пакир равнодушно поглядел на неё, и она тут же попыталась спрятаться за спину Гуррикапа. Ей это неплохо удалось, так как он был в два раза её выше. - Что кроме комнат? – поинтересовался Пакир. - Библиотека, - сказал Торн. – Лаборатории для магических экспериментов и зал для приёма гостей. Зал, думаю, надо сделать на первом этаже, лаборатории в подвале. Столовая и кухня тоже на первом… В крайнем случае на втором… - Ещё помещения для слуг, - задумчиво добавил Пакир, водя берёзой по песку, - им надо будет пониже потолки сделать… - Особенно для гномов моих, - снова влезла Арахна, выглядывая из-за плеча Гуррикапа. - Зачем нам слуги? – возмутился Гуррикап. - Если тебе не нужны слуги, можешь не заводить, - огрызнулся Пакир, продолжая рисовать. – Итого получается четыре этажа плюс подвал. - Чего-то многовато, - сказала Арахна. – Это что же, мне аж на четвёртый этаж каждый раз топать? А гномы мои? Да я ж их сто лет дожидаться буду, пока они туда залезут! - А кто сказал, что тебя вообще пустят на четвёртый этаж? – удивился Пакир. - Ну я же сказала, что хочу комнату на верхнем этаже! И с балконом! Всю жизнь мечтала… - А мы, можно подумать, всю жизнь мечтали, чтобы ты у нас над головами прыгала!.. Жирафа… - Это я жирафа? – Арахна начала подниматься во весь свой внушительный рост. – Да я по сравнению с некоторыми доисторическими динозаврами просто колибри! - Подождите, - остановил их Гуррикап, поморщившись при упоминании доисторических динозавров. – Мне тоже кажется, что четыре этажа – слишком много. Самое большее – два. Мы с Арахной поселимся на первом, потому что мы не умеем менять рост, как вы. Ну а вы везде поместитесь и ничего не проломите. Мне как-то тоже не очень хочется, чтобы я во время очередного магического эксперимента провалился в комнату этажом ниже… Так что двух этажей вполне хватит. - Как было бы просто построить замок с помощью магии, - вздохнул Торн. – Всё представил, как следует – и готово. - Так ты сначала представь! – язвительно посоветовала Арахна. – А то построишь такой замок, который не только Гуррикапа нашего, но и меня не выдержит. И потом, какая разница, каким способом построен замок – главное, чтоб он был пригоден для жизни! Просто строить самим, своими руками, интереснее и полезнее… Из чего, кстати, строить будем? - Из камня, конечно, - сказал Торн. - Это почему? – надулась Арахна. – Из дерева было бы гораздо красивее. - А дерево тебя не выдержит, - сказал Пакир. – Так, всё, не сбивайте меня с мысли! Два этажа… Рисовали-рисовали, теперь всё перерисовывать! - А мне так хотелось пожить на верхнем этаже, - вздохнула Арахна. – Чтобы мне никто не мешал… - Чему ж мы можем такому помешать, интересно? – поинтересовался Торн. – Никак ты в великую магию податься собралась? - А что же? – высокомерно подняла голову колдунья. – Я, между прочим, тоже волшебница, и не намного слабее некоторых прочих! - А никто с тобой и не спорит, - вздохнул Гуррикап. – Только если б ещё ты сама никому не мешала – цены б тебе не было. - Значит, так, - глубокомысленно бормотал Пакир. – Здесь будет библиотека, здесь кухня, здесь… э-м… здесь, наверное, придётся тебе, Гуррикап, поселиться… А вот тут, Арахна, тебе. - Рядом с кухней? – удивилась Арахна. - А почему нет? - Ага, чтоб все мимо меня бегали готовить! - Готовить будешь ты одна, - снисходительно пояснил Торн. – На всех. - Это почему я? – возмутилась колдунья. - Потому что ты женщина! – хором заявили все трое мужчин. Аргумент был убийственный. Арахна открыла рот и долго соображала, как бы ответить поядовитей, но тут же вспомнила один, не менее убийственный, факт… - Кстати, готовить я не умею, - спокойно заявила она троим магам. Те уставились на неё. - Это почему же? – нахмурился Гуррикап. - А ты что думал? – фыркнула она. – Что я тебе, служанка какая? Мне всегда гномы готовили! И моей маме тоже! - А бабушке? – едко спросил Торн. - Насчёт бабушки не знаю, - озадаченно отозвалась Арахна. - Вы меня сбиваете! – рявкнул Пакир и стукнул кулаком по песку. Попал он по берёзе, служившей им карандашиком. Старая берёза разлетелась в щепки, одна из которых едва не попала в лоб Арахне. - Ну ты! – накинулась она на Пакира. – Поосторожнее нельзя?! - А ты не суйся, куда не надо! Но Арахна уже завелась. - Размахался тут кулачищами! Чародеи тоже мне! То страну какую-то нелепую сочинили, теперь дворец нормальный построить не могут! Тьфу на ваш проект! – и она топнула по песку ногой. Попала она, к несчастью, по пальцам Пакиру. Пакир взревел и накинулся на Арахну с кулаками, в гневе позабыв про магию. Торн с Гуррикапом переглянулись и бросились защищать самого слабого члена их дружной компании. Но слабый член компании оказался настолько шустёр, что успел надавать тумаков более сильному, так что защищать пришлось уже Пакира. Гуррикап оттащил Арахну в сторонку, пока Торн утихомиривал тёмного мага, вбивая ему в голову ту прописную истину, что на женщину поднимать руку по меньшей мере неблагородно. - А когда женщина поднимает руку на тебя? – огрызался Пакир. – Это, по-твоему, как называется? Торн подумал и сказал: - Это называется «женские фокусы». И вообще… Оставь ты её в покое, успеешь ещё за свою жизнь с женскими выкрутасами намучиться… - Ох, чувствую, доведут меня эти женские выкрутасы до могилы на холодном диком астероиде… - уныло вздохнул Пакир. - Ну так чего? – мрачно вопросила Арахна, когда, кое-как помирившись, они вновь принялись за дело. – Строим или как? - А знаете, у меня идея, - тихонько предложил Гуррикап. – Может, построим два разных замка, а? - Я за! – поспешно сказал Торн. - А что? – кивнул Пакир. – Идея хорошая. Кто с кем живёт? - Предлагаю разделяться по роду магии, - сказал Торн. – Так нам будет проще сотрудничать. Мы с Гуррикапом в одном замке, вы с Арахной в другом… - Лучше по размерам, - возразил Пакир. – Тогда меньше строить придётся: мы с тобой в одном, маленьком замке, а Гуррикап с Арахной в другом, повыше. - Я с Арахной под одной крышей не уживусь, - возразил Гуррикап. – Она слишком буйная. Вот тебе бы она в самый раз подошла. - Эй! – возмутилась Арахна. – Вы чего это? За меня, значит, всё решаете? - Ну хорошо, хорошо, успокойся, - замахал руками Гуррикап. – Выбирай сама. - Между прочим, я слабая… - Женщина, - хором закончили волшебники. - Вот именно! – заявила Арахна. – Поэтому я хочу жить одна! Вдруг кто из вас меня обидит? - А что? – пожал плечами Торн. – Пускай, в самом деле, живёт отдельно. Нам же лучше. - Действительно, - кивнул Пакир. – Надо было её сразу отделить, меньше было бы хлопот. - Согласен, - кивнул Гуррикап. - Только вы мне постройте замок недалеко от вашего, - капризно потребовала Арахна. – А то мне будет неуютно жить в глуши… - Подожди-ка, - не понял Пакир. – Что значит «мы построим»? Мы будем строить, а ты будешь жить? Это… несправедливо, в конце концов! Все четверо переглянулись. - Да ну вас, - неожиданно рассердилась Арахна. – Не нужно мне вашего замка! Буду жить в пещере, как дикарка! А вы меня жалеть будете! Всё! Эй, гномы! За мной! Пакир пожал плечами. - Ну и пусть уходит, - вздохнул он. – Без неё как-то потише стало. - А ты зато один с белыми магами остался, - злорадно донеслось издалека. Пакир посидел молча некоторое время, а потом тоже встал: - Знаете, - вздохнул он. – Пожалуй, вы тут и впрямь сами устраивайтесь как-нибудь… А я пошёл… - Тоже в пещеру? – усмехнулся Торн. - Ну, в пещеру – не в пещеру… А что-нибудь подыщу. Не обижайтесь, но мне правда с вами неуютно как-то. Пакир ушёл. Торн с Гуррикапом долго смотрели на полустёртые каракули на песке. - Я же говорил, - сказал наконец Торн. – Надо было строить замок магическим способом. - При чём тут магический способ? – вздохнул Гуррикап. – Просто если в мужскую компанию попадает женщина, то вот такое всегда начинается. - Это точно, - кивнул Торн. И вдруг засмеялся. - Ты чего? - Да так… Подумал, что Пакир так и не понял, что с женщинами связываться – себе дороже. Будет ему ещё неприятностей из-за их выкрутасов свыше головы… - И могила на холодном диком астероиде? – усмехнулся Гуррикап. - Ну, до могилы, возможно, дело не дойдёт, - пожал плечами Торн, - а вот до астероида… Знаешь, я вот тут подумал… - Что? – насторожился Гуррикап. - Надо бы за ними последить. Ещё ведь натворят чего. Оба ведь такие… - И как ты предлагаешь это сделать? - Давай разделимся, - предложил младший маг. – Один из нас поселится где-нибудь недалеко от Пакира, а другой – поближе к Арахне. И они всегда будут у нас на виду. Гуррикап подумал. Вот так, значит – собирались жить вчетвером, а теперь разделились все по одному. Однако кивнул: - Хорошая идея. Давай ты поближе к Арахне, а я к Пакиру. Торн искренне вознегодовал: - Я? К Арахне? Да я к этой нервной дамочке на пять миль не подойду. Вот Пакира терпеть согласен. Гуррикап вздохнул. Как старший и самый мудрый в этой поистине сумасбродной компании, он вынужден был терпеть все капризы и перепады настроения младших. - Ну договорились, - неохотно согласился он. Гуррикап долго смотрел, как Торн уходит куда-то вслед Пакиру. Где-то там, в той стороне, было сквозное ущелье, своеобразный вход в огромную подземную пещеру. Пакир, очевидно, намеревался поселиться там. А Торн вполне может построить себе что-нибудь там рядышком. Наконец старый чародей остался один. Надо было искать Арахну. А потом можно будет и о замке подумать. Ну кто ж, в конце концов, виноват. Значит, будет два замка. Один у Торна, другой у Гуррикапа. Маг ещё не знал, что через пять с лишним тысяч лет это обернётся полнейшей путаницей на картах. И всё из-за одной шумной и капризной особы, которая изначально не могла ни с кем согласиться.

Annie: Название: И.О. Гудвина Автор: Annie Размер: мини Персонажи: Элли, Элли-двойник, Ланга Категория: джен Жанр: юмор, AU Рейтинг: G Краткое содержание: "Из-за глупой ошибки Ланги в Волшебной стране могло появиться сразу две Элли!" (с) В Волшебной стране сияло раннее утро. Природа в очередной раз дарила людям моменты, когда возникает непреодолимое желание отойти от всех проблем и просто посидеть в саду и послушать пение птичек. К сожалению, не у всех эта возможность есть. Например, у Элли, Хранительницы Волшебной страны, и Ланги, бывшей принцессы Подземного царства, ближайшей помощницы (а по факту – первой вредительницы) Властелина Тьмы Пакира (сбежавшего с Земли под напором компании волшебниц и их друзей) её не было. Они сидели в тронном зале Изумрудного дворца и яростно спорили. Спор, в общем-то, был вполне дружеский, но очень уж бурный. Начался он с вопросов государственного значения, но очень быстро съехал на биографию принцессы, её магические способности, интересы и вообще дальнейшие личные планы, а потом уже вообще непонятно на что. - Ну да, - раздражённо говорила Ланга. – Я, конечно, не добрая волшебница. Я не буду вам мешать, делайте, что хотите. Но вмешиваться в мои дела я не дам! - А никто и не вмешивается, - мягко возражала Элли. – Просто я, как Хранительница, обязана знать… - Ты Хранительница Волшебной страны, а не Подземной. - Ну и что? Разве Подземная страна не входит в область Волшебной? - Не входит. Это отдельный мир, и волшебницам Света там, поверь, совершенно нечего делать! - Там действуют те же законы магии, - не очень уверенно возразила Элли. - Может быть, и те же, - согласилась Ланга. – Но всё равно там всё по-другому. Даже животные не разговаривают. - Магия Торна там действует, если её не подавить и не перекрыть магией Тьмы! – упрямо стояла на своём Элли. – Значит, это тоже часть Волшебной страны. Ланга не сразу нашла, что возразить, и как раз в это время спор был прерван деликатным стуком в дверь. - Войдите, - разрешила Элли. Дверь открылась, и в зал заглянул Дин Гиор. - Элли, можно тебя на минутку? – солдат выглядел очень смущённым и растерянным. - Заходите, - пригласила Элли. – Ланга, ты не могла бы… Принцесса поморщилась и вышла в коридор. И тут же пулей влетела обратно, как будто увидела там нечто очень страшное. Глаза у неё были широко распахнуты, руки сжаты в кулаки. Видно было, что она очень разволновалась. Дин Гиор тем временем уже говорил Элли: - Я ничего не понимаю, и Фарамант тоже не может понять. В общем, решили проводить её к тебе, а ты уж тут разберёшься… - Ланга, что случилось? – удивлённо спросила Элли. Ланга глубоко вздохнула и направилась к трону. - Сейчас увидишь! - Так что? – нерешительно спросил Дин Гиор. - Ну, впускайте, кого вы там привели, - растерянно развела руками Элли. Дин Гиор слегка склонил голову и вышел. Ланга проводила его взглядом, а потом неожиданно схватила Элли за локоть, подтащила к трону – девочка даже сказать ничего не успела, - и попыталась усадить на него. Не понимая, что это значит – Элли вообще не особо привыкла к трону и не часто на нём сидела, - юная волшебница попыталась упираться, но у неё не получилось. - Садись на трон, - командовала Ланга, буквально вминая Элли в спинку кресла, - и изображай Гудвина! - Чего?! – ошарашено уставилась на неё Элли. - Гудвина! Ну типа «Я Гудвин, Великий и Ужасный», ну что – мне тебе рассказывать? Как Гудвин тебя впервые встречал, помнишь? Вот и повтори! - Зачем? – заморгала глазами Элли. - Тьфу, - рассерженно бросила Ланга. – Вставай тогда. Быстро! Прячься в каморку, туда, за стену! И молчи, ради всего святого. Придётся мне быть Гудвином. Ланга спихнула Элли с трона и сама взгромоздилась на него. Элли открыла рот, чтобы возразить против такого наглого захватничества – да и вообще она совершенно не понимала, какая муха укусила её недавнюю знакомую и к чему ей срочно потребовался Гудвин, но в это время дверь снова открылась. И в зал вошла девочка. В серебряных башмачках. В белом платьице в красный горошек, с двумя забавными светлыми косичками. Робкая, растерянная и одинокая. Ей было лет восемь, не больше. Элли озадаченно уставилась на неё, пытаясь понять, кого же девочка ей напоминает. На кого-то она была поразительно похожа. Где-то Элли её видела. Но вот только где?.. А вот башмачки точно были знакомыми. Их-то Элли помнила твёрдо. И платье тоже… Прежде чем она успела глубоко задуматься, девочка огляделась, поморгала голубыми глазёнками и нежным голоском спросила: - Скажите, пожалуйста, можно ли видеть великого Гудвина? - Я – Гудвин, Великий и Ужасный, - торопливо затараторила Ланга хорошо поставленным загробным басом – к вящему удивлению Элли, которая окончательно перестала что-либо понимать. – Кто ты… - неожиданно принцесса поморщилась и поспешно сказала: - Впрочем, я и так знаю, кто ты. Э-э… Она выразительно скосила глаза на Элли, но та продолжала пребывать в ступоре. Не дождавшись от неё подсказки, Ланга поднапрягла память и обошлась-таки без суфлёра: - Зачем ты беспокоишь меня? Девочка, однако, тоже явно была удивлена встречей. Она с интересом таращилась на Лангу, но с ещё большим интересом разглядывала Элли, застывшую у трона. Видимо, девочку никто не предупредил, что Гудвин может менять внешность. А может, она просто понятия не имела, что он давно умер. - А почему вы – Гудвин? – резонно спросила она у Ланги. Ланга досадливо стукнула кулаком по трону (Элли вздрогнула) и превратилась в Гудвина. - Потому что я могу принимать разные обличия! Превращение гостью явно впечатлило. Она ошеломлённо поморгала глазёнками, - ну точь-в-точь Элли минуту назад, - однако вскоре перевела взгляд на саму Элли. Почему-то юная Хранительница заинтересовала гостью больше «Гудвина». Она неотрывно смотрела на неё, а потом нерешительно спросила: - А вы кто? - Я Э… - начала Элли, но Ланга-Гудвин вскочила с трона и чересчур громко, но с претензией на величественность гаркнула: - А это моя помощница! Мне всё ясно, девочка. Подожди здесь, мы сейчас придём. Пошли, - прошипела она на ухо Элли и, схватив её за локоть, потащила в каморку за залом. Там она первым делом крепко захлопнула двери, а потом приняла свой истинный облик. Потом вздохнула: - Ну я же говорила, что тебе надо сразу спрятаться. Что, трудно слушать, что тебе говорят? - Я ничего не понимаю, - решительно объявила Элли. Ланга кивнула, показывая, что догадывается о её непонятливости. - Всё этот идиот Людушка виноват, - мрачно пояснила она, усаживаясь на недоделанную куклу. Кукла не выдержала веса принцессы и сплющилась, подняв при этом тучу пыли. Ланга вскочила и стала отряхиваться. - Это, между прочим, реликвия, - сердито заметила Элли. – Они же хрупкие! - А Коринушка, значит, даже убрать тут не удосужилась… Ну-ну. Но ты-то могла догадаться? – кисло огрызнулась Ланга. - Это музей! – холодно сказала Элли. - Да хоть библиотека, мне-то что… Раз музей, почему так пыльно? - Слушай! – рассердилась Элли. –Ты мне объяснишь, что вообще происходит? Что это за личность там стоит в тронном зале? - Та, с бантиками? – ухмыльнулась Ланга. И снова перешла на ругательный тон: - Я ж говорю: это всё людоед виноват! Нечего было карету делать такую, что она никуда не проходит, и ничего её не держит! Да ещё коней-скелетов придумал, балда… Элли внезапно осенило. Она вспомнила, как появился Тотошка… - Так это ты? – едва не закричала она, указывая пальцем на закрытую дверь, за которой в тронном зале осталась одна-одинёшенька маленькая девочка в серебряных башмачках. - Нет! – пожала плечами Ланга, взглянув на Элли, как на полоумную. – Это ты. - Я спрашиваю: это ты сделала?! - Ну я. Я ж тебе говорю: во всём этот дурак Людушка виноват… - И ты молчала и ничего мне не говорила? – сердито наступала на неё Элли. - Откуда ж я знала? – уныло огрызнулась Ланга. – Я вообще об этом не думала. Меньше твоему Тотошке бегать и прыгать надо было! И потом, откуда ж я знала, что ты такая упрямая? - А что я? – обиделась Элли. – Я-то тут причём? - А притом. Кто тебя просил идти в Изумрудный город? Ты же видишь: друзей нет, никого нет, всё вокруг другое. Зачем тебя в город понесло?! - Почему меня? – хмуро спросила Элли. – Это ты вот у неё спроси. Которая там стоит, - она кивнула на дверь. Ланга вздохнула. - Тебе сколько лет-то тогда было? Восемь? - Ну восемь. А что? - Ну а что возьмёшь с восьмилетней девчонки? Никакой ответственности за свои поступки… - Извини! – гордо вскинула голову Элли. – Я в восемь лет уже была вполне самостоятельным и ответственным человеком! - Оно и видно, - буркнула Ланга, тоже кивнув на дверь. – Подарочек тоже мне ещё… Что делать-то с тобой… с ней будем, а? … Одной рукой Элли держала Тотошку, другой – хваталась за ветки, чтобы не упасть. Наконец ствол кончился, они были на другом краю оврага… И в этот момент Лев зарычал. Сзади шли саблезубые тигры. Элли пошатнулась и выпустила Тотошку. Тот, к счастью, не упал, а прыгнул на землю и отбежал подальше к лесу. Элли тут же бросилась за ним, но пёсик уже куда-то спрятался – видимо, от страха. А потом она оглянулась… - Ой… - шепнула девочка. Всё изменилось. Всё было не так, как минуту назад. Возле оврага стояли какие-то совершенно незнакомые люди, а друзья исчезли, как будто их и не было. Элли зажмурилась, надеясь, что сейчас всё вернётся. Может, это кошмарный сон? Нет. Всё так и было. И самое главное – куда-то исчез Тотошка. Выждав некоторое время, чтобы незнакомцы убрались подальше от оврага (саблезубых тигров и в помине не было), она принялась звать Тотошку, Страшилу, Дровосека… Никто не отзывался. Элли готова была заплакать, она совершенно не понимала, что происходит. Потом она решилась наконец обратиться к птицам. Но те несли совершеннейшую ерунду. Ни Страшилу, ни Дровосека, ни Льва никто не видел. Тотошка тоже исчез без следа. Долго Элли думала, что же ей теперь делать. Как ей теперь идти к Гудвину? Ведь с ней теперь нет трёх существ с самыми заветными желаниями. И рядом нет Виллины, которая посоветовала бы ей, что делать. Поразмыслив и даже немного поплакав, Элли всё же решилась. Она пойдёт к Гудвину и всё ему объяснит. Ведь не могли же друзья совсем потеряться, в самом деле. Дальнейший путь к Гудвину оказался совсем нетрудным и не опасным. Элли благополучно перешла Большую реку по широкому мосту, увидела на горизонте маковое поле. На ночлег попросилась к одной очень старенькой, полуслепой старушке, которая явно не признала фею Убивающего домика и вообще жила новостями пятилетней давности. Но долго беседовать им как-то не случилось, так что Элли «повезло» - она так ничего и не поняла. И только у ворот, когда Фарамант с крайним удивлением уставился на девочку, заявившую, что она пришла к Гудвину, она начала беспокоиться. Беспокойство возрастало по мере продвижения к дворцу, а Длиннобородый солдат, ещё не успевший как следует заняться своей бородой, смотрел на девочку ну просто как на привидение. Попав же в тронный зал и увидев там вместо Гудвина двух девушек королевского вида, Элли совсем растерялась. - Что с ней будем делать-то? – спросила Ланга. - Назад вернём, - решительно предложила Элли. - Не выйдет. Она же раздвоилась. И потом, если она сейчас вернётся назад, то весь ход истории может оказаться разрушенным. К тому же она увидела тебя, - ухмыльнулась Ланга. – Представь себе её ощущения. - А она что, знает, что это я? – с подозрением спросила Элли. - Ну, насколько я заметила, она девочка внимательная и способна уловить сходство между собой и кем-то другим, - насмешливо прищурилась Ланга. – Очевидно, к старости у тебя внимание немного притупилось… Элли сердито вздохнула, не найдя, что ответить. - Ну так что делать с ней будем? – вернулась к злободневному вопросу Ланга. Элли уныло пожала плечами. - Две Элли на один Изумрудный город – согласись, многовато, - рассуждала Ланга. – Ещё подерётесь… - Я не дерусь, - тихонько поправила Элли. - Ну поссоритесь. Неважно… С другой стороны, тебе не скучно будет… - Мне и так не скучно, - язвительно заверила её Элли. – Без дубля. Ланга не обратила на её подколку никакого внимания. - А может, её правда в Большой мир отправить? Назвался груздем, как говорится… Назвался Гудвином – выполняй желания… А? Как тебе идея? – Ланга подтолкнула задумавшуюся Элли локтем. - А к кому она в Большом мире попадёт? – с сомнением спросила Элли. – Родителей там нет. Знакомых тоже уже не осталось. - А если к родственникам? – предложила Ланга. – Скажем: мол, ураган был таким сильным, что родителей твоих – увы – унесло вслед за домиком. Зато у тебя есть добрая-добрая двоюродная тётя, с которой ты раньше не была знакома. Будешь жить у неё. - Только попробуй так сделать! – гневно вскинулась Элли. – Это же враньё! Она же надеется! - А что ты предлагаешь? – насмешливо прищурилась Ланга, отступая, однако, под напором рассерженной юной феи. – Сказать ей правду? «Понимаешь, Элли, ты теперь в будущем, а твои папа и мама давно умерли. А вот это, понимаешь, Элли, это ты сама, только тоже будущая. Но ты не переживай, ты просто раздвоилась. Просто ты папу с мамой больше не увидишь, и домой тоже не вернёшься, а вернётся другая ты, которая в прошлом осталась». Мило, да? Элли смотрела на Лангу, недобро нахмурившись. - Я тебе не позволю так издеваться надо мной, пусть даже я и маленькая, - тихо, но решительно сказала она. - Да ладно, в чём проблема-то? – как ни в чём не бывало развела руками принцесса. – Но с девочкой надо что-то делать. - Значит, скажем правду, - тяжело кивнула Элли. И наставила на Лангу указательный палец: - Но скажешь ей ты! И только попробуй хоть в чём-то её обидеть! - Успокойся, - лениво отмахнулась Ланга. – Всё будет в порядке. Только что ты дальше с ней делать-то будешь? - Пускай сама выбирает, - тихо вздохнула Элли. – Но врать я самой себе не стану. Ланга подумала ещё немного. - Слушай, а что там с твоими родителями? Они же в этой, как её… Ну где ты там была? В Невидимой земле, да? Ты же их там видела? - Ты что, хочешь отправить меня… то есть её туда? – ледяным тоном уточнила Элли. - Да зачем обязательно её туда? Можно и наоборот… Элли поморгала. - Ты серьёзно? – недоверчиво уточнила она. - Абсолютно, - заверила её Ланга. – Не обещаю, что у меня получится, но попробовать можно. С твоей помощью, разумеется! Ну, как тебе идея? И девочке хорошо, и тебе хорошо, и родителям хорошо. А там что-нибудь придумаем. Сейчас скажем ей, что домой вернуться нельзя, но вот папу с мамой попробуем сюда перенести – а там уж она пока пускай подождёт, а мы займёмся технической стороной проблемы… - А ты не задумывалась, что она всё-таки хочет именно домой, а не просто к маме с папой? – ехидно напомнила Элли. – А дом всё-таки в Канзасе, а не здесь. - Слушай, я тебя не понимаю, - рассердилась Ланга. – Если ты решила рассказать ей всю правду – то чего тогда хочешь от меня? - А кто это всё натворил? Ты. Вот ты и старайся теперь! Ланга обречённо вздохнула, подходя к двери. - Ладно уж. Значит, идём рассказывать. А потом уже будем разбираться с родителями… - Один вопрос, - остановила её Элли. - Да? - Ты вернёшь родителей. Но это не только её родители, но и мои родители тоже! Ланга наставительно подняла палец. - Честность – это самое лучшее человеческое качество. Разберётесь как-нибудь! Главное, чтоб все друг друга поняли! - Я, кажется, придумала, кого тебе ещё вызвать из прошлого, - сказала ей в спину Элли. - И кого же? – поинтересовалась Ланга, готовясь приоткрыть дверь. - Вызови саму себя! – жизнерадостно предложила Элли. - Это ещё зачем? – нахмурилась Ланга, оборачиваясь. - А чтоб тебе тоже не скучно было одной, - сказала Элли с милой улыбкой, выделив слово «одной». – Тоже будешь ей всё объяснять. А потом я, пожалуй, тебе запрещу колдовать… - Мне и так не скучно, без дубля!.. Нашла средство от скуки, тоже мне… А запретишь-то почему? - Да кто тебя знает… - вздохнула Элли. – Вдруг тебе в следующий раз придёт в голову вызвать из прошлого какого-нибудь злодея. Хватит с нас и тех, что были, в одинарном размере. Ланга глубоко вздохнула, махнула рукой и вышла из каморки. - В общем, так, Элли, - грустно начала она. – Понимаешь, тут такое дело… Младшая Элли внимательно смотрела на неё. Старшая Элли сидела на троне и удивлялась самой себе. А больше всего она удивлялась тому, что не могла уже понять, какой из самих себя она удивляется сильнее… Ей казалось, что она бы в восемь лет такого удара бы не выдержала. Но ведь эта Элли слушает абсолютно спокойно… А она сама? Тоже спокойна… Может, всё к лучшему. В конце концов, что-то хорошее в этом точно есть.

Annie: Пять миниатюр с "Осеннего феста-2013" в сообществе "Изумрудная страна" на дайри. Во всех: Рейтинг G, размер драббл. Я не герой... Заявка: 48. Декалогия Сухинова. Постканон. Аларм. "Я не герой. Просто так сложилось" Персонажи: Аларм, Элли В Изумрудном городе праздник Победы. Пакир больше не угрожает Волшебной стране, Тьма повержена, все друзья снова вместе… Никто больше не погибнет. Волшебницы, естественно, в центре внимания. То ли из-за того, что именно их силами изгнан враг, то ли из-за того, что они теперь, на радость людям, совершают мелкие чудеса в течение всего праздника. Особенно в восторге дети. Свою долю похвал и восторженных восклицаний получают и остальные друзья: Железный Дровосек, Страшила, Смелый Лев… И Аларм тоже, разумеется. Ведь он Белый Рыцарь, он – владелец легендарного меча Торна, он – победитель. Он – герой. Аларм улыбается всем этим людям, приветственно поднимает руки. Девушки забрасывают его цветами, стараются поймать его взгляд… Но он смотрит поверх их голов. Ему всё это непривычно. Не то чтобы неприятно, но непривычно. Он смотрит на Элли – она улыбается детям, собравшимся рядом с ней, кажется, что-то им дарит. Поднимает голову и встречается взглядом с Алармом. Ободряюще кивает, и Аларм смиряется. В конце концов, Элли же выдерживает как-то весь этот блеск славы. И в детстве выдерживала. «Как же они любят праздники», - с каким-то неодобрением думает Аларм. У него в детстве было не слишком много подобных мероприятий… Точнее, их совсем не было. Впервые на такой шумный праздник он попал уже в Изумрудном городе. Интересно, долго ли это ещё будет продолжаться… Аларм пробирается к Элли. Вокруг гомонит народ. Дети рядом с Элли в восторге и откровенно таращатся на Аларма. Одна девочка что-то тихонько шепчет на ухо другой, та кивает с важным видом всезнайки-сплетницы. Аларм старается улыбнуться и им. - Тебя совсем оккупировали, - замечает он Элли. - Ну да, - соглашается она со счастливой улыбкой. - Как ты от них не устаёшь? - тихонько вздыхает он. Элли пожимает плечами. - Знаешь, в последнее время я так редко… Тут её кто-то отвлекает, и она не заканчивает фразу, но Аларм понимает, что она хотела сказать. Она редко может побыть среди такого количества людей, искренне порадоваться и забыть обо всех проблемах и горестях – а в последнее время их немало. - Всё-таки, мне кажется, они могли бы нам уделять внимания и поменьше, - с лёгким смехом замечает рыцарь, когда Элли снова поворачивается к нему. Их обоих только что чуть не сбили с ног, и не имеет значения, что они такие важные особы. Правда, извинения сыпались долго. Элли беспечно машет рукой: - Да пусть порадуются. Тебе жалко, что ли? Всё-таки ты для них герой. - Я герой? – изумляется Аларм. То есть он понимает, конечно, что он герой, но… - Никакой я не герой, я обычный человек… Просто… - Ну да, ну да, - серьёзно кивает Элли. – Я тебе верю. Но, знаешь, мне легче оказалось стать настоящей феей, чем убедить их всех, что я обычная девочка. Так что если в тебе один раз увидели героя, поневоле придётся им стать, даже если ты этого не хочешь, - она разводит руками, в этот момент рядом оказывается Страшила. - Элли, ты здесь! Пойдём-ка, там… - и утаскивает её куда-то в сторону. Аларм смотрит им вслед и старается тоже уйти, пока его не окружила толпа с вопросами и радостными поздравлениями. «Не хочу быть героем», - мрачно думает Аларм, но невольно улыбается. Элли в чём-то права… Кроме одного: он не герой. Ну… просто так сложилось, что ему пришлось быть героем. Он, в конце концов, вообще не хотел нападать на Пакира. Он только хотел освободить своего отца. Кто ж виноват, что к этому пришлось идти таким сложным путём – мимо меча Торна, мимо дворца Пакира? На его месте мог оказаться любой. Он не искал ни подвигов, ни славы… ни этих праздников… Всё это ему не нужно. Но кто же виноват, что так произошло. Аларм ещё раз слегка улыбается – чтобы подбодрить себя, - и снова выходит в эту радостную толпу. К друзьям, к людям, которые его ждут. Ждут героя. Похоже, действительно будет легче быть героем на самом деле, чем переубеждать людей, которые в это верят.

Annie: Шанс Заявка: 35. Декалогия Сухинова. Постканон. Элли, Ланга. "Я приведу тебя к свету". IC, А+ Персонажи: Элли, Ланга Ланга смотрит в полутёмное окно своего дворца. За стеклом – вечные сумерки. Своего дворца… Да, теперь это её дворец. Даже непонятно, радует её это или нет. С одной стороны, она теперь тут полновластная хозяйка, а с другой – она в растерянности, потому что абсолютная власть – это нечто новое для неё. В стекле возникает еле заметное отражение невысокой человеческой фигуры. Не оборачиваясь, Ланга хмуро произносит: - Даже и не уговаривай. - Почему? – спрашивает Элли своим наивным голосом. Да, это она. Юная Хранительница уже не первый раз приходит к принцессе Тьмы – или всё-таки бывшей принцессе Тьмы?.. – чтобы уговорить её выйти наверх, к людям. - Потому что я уже сказала «нет», - цедит Ланга сквозь зубы. – У меня и тут прекрасная компания. - Но ведь ты человек, ты не можешь всю свою жизнь прожить среди чудовищ, - возражает Элли. - Я уже прожила её, - огрызается Ланга. – Ты можешь не лезть в чужую жизнь, Хранительница? - Ты так говоришь, как будто твоя жизнь кончилась, - качает головой Элли. Ланга досадливо морщится и наконец поворачивается. Выражение на её лице далеко не доброе. - Тебе не надоело всем кругом читать светленькую мораль? – говорит она с крайним раздражением. Элли опускает глаза, мельком замечая, что от плётки за поясом Ланга не избавилась. Принцесса Тьмы никуда не делась… - Светленькая мораль всё же лучше, чем тёмная, - спокойно замечает она, внутренне сжимаясь: Ланга вполне может её хлестнуть… И похоже, с удовольствием бы сделала уже это, но сейчас ситуация немного не в её пользу. Элли не лишена магической силы, как раньше, и вполне способна дать отпор… Ланга закатывает глаза. - Элли. Если мне захочется, как ты говоришь, жить с людьми, я приду сама. Хватит уже давить мне на нервы. Смотри, как бы тебе хуже не было. – Это не угроза, просто констатация факта. Просто, если Лангу разозлить, то она и сама не успеет остановиться. - Но почему ты не хочешь нормально общаться с людьми? – с лёгким отчаянием спрашивает Элли. – Почему ты думаешь, что тебе будет хуже? Там, между прочим, и твоя мама, - добавляет она. Как утопающий хватается за последнюю соломинку. Ланга кривится в горькой усмешке: - Мама счастлива и без меня. У неё есть Железный Дровосек. Я его ненавижу. - И ты собираешься всю жизнь сидеть здесь, всех тихо ненавидя и повелевая монстрами, которые сами тебя ненавидят, - говорит Элли устало. Это не вопрос. Это то, что понятно без вопросов. - Хватит копаться в моей душе! – срывается на крик Ланга. – Это моя жизнь, и тебя никто не просит давать мне добрые советы! Элли молчит, спокойно и чуть печально глядя на Лангу. Взгляд у Хранительницы настолько обезоруживающий, что Ланга невольно успокаивается. - Я не выйду наверх, - отрывисто говорит она и вновь отворачивается. – Никогда. - Почему? В зале повисает долгая пауза. - Мы слишком разные, - наконец произносит Ланга и снова кривится в невесёлой усмешке. – У тебя светленькая компания друзей, мне достаточно тёмных монстров вокруг. Я к ним привыкла. Ты служишь Свету, я всю жизнь служила Тьме. Элли подходит к ней почти вплотную. Ланга отворачивается ещё сильнее, чтобы Элли не видела её лица. Юная Хранительница и не смотрит на её лицо. Она точно так же задумчиво смотрит в полутёмное окно, на вечные сумерки Подземного царства. Там красиво… И мрачно. Как-то давяще. Можно ли прожить здесь всю жизнь?.. - В том-то и дело, что ты служила Тьме, - тихо говорит она. Говорит спокойно и естественно, но Ланга морщится. Опять проповеди… - Ведь Пакира теперь нет. Над тобой никто не властен. Ты можешь занять место Пакира – а можешь стать волшебницей Света. Это ведь возможно. - Не для меня, - жёстко усмехается Ланга. - И для тебя тоже, - пожимает плечами Элли. – Если ты захочешь, конечно. Ланга снова злится. - А ты изобразишь из себя наставницу и будешь бесконечно читать мне унылую мораль, чтобы привести меня к Свету? - Это нужно в первую очередь тебе, - качает головой Элли, глядя на Лангу своими обычными наивными глазами. – И если больше некому… То я постараюсь привести тебя к Свету – насколько могу. Ланга косится на Элли, а затем смеётся. Смех у неё какой-то неестественный, как будто испуганный. Видимо, в Подземном царстве редко можно повеселиться от души. - Нет, Элли, - говорит наконец принцесса. – Это моя жизнь. И я никого не прошу мне помогать. Особенно вести меня к Свету. Можешь уходить, - резко бросает она напоследок. Элли грустно вздыхает и отходит. Готовясь к перемещению в пространстве, она вдруг оглядывается и спрашивает: - А что же я скажу твоей маме? - Я не маленькая, чтобы нуждаться в её одобрении, - с досадой отзывается Ланга, но задумывается. Элли ждёт. Минуту, другую. Наконец принцесса тяжело машет рукой: - Лучше ничего не говори… - Хорошо, - печально кивает Элли. – До свидания, Ланга. Ланга не отвечает. Через мгновение она в зале одна, но ещё долго стоит в той же позе, безучастно глядя в окно. Мысли её далеко. - «Я приведу тебя к Свету», - наконец с иронией повторяет она и усмехается – но с горечью, смешанной с… жалостью к себе?.. – Какая самонадеянность… Какая наивность. Наивность и самонадеянность, но… Если хотя бы кто-нибудь верит, что у Ланги ещё есть шанс… Может, он действительно ещё есть?

Annie: Скромные планы Заявка: 32. Декалогия Сухинова, AU, постканон. Том выжил в битве на Болотах. "Планы бывшего медвежонка на дальнейшую жизнь". H! Персонажи: Энни (сестра Элли) и Том-бывший медвежонок Примечание автора: этот фанфик можно рассматривать как приквел к фанфику "Парочка" (см. выше) Раннее утро – это какое-то особое время для Изумрудного города. Как правило, именно ранним утром здесь случается что-нибудь очень незначительное, что потом по каким-то таинственным причинам попадает в историю. Или начинает историю. Или заканчивает. Именно ранним утром Том сидел на городской стене и болтал ногами. Несмотря на то, что он стал человеком, у него сохранилась потребность везде лазать, а также феноменальный талант отовсюду падать. Но его это не смущало. Элли, впервые после битвы увидев бывшего плюшевого медвежонка, а ныне мальчишку, сказала, что если уж он тогда выжил, то ему уже больше ничто не страшно. Сказала она это, разумеется, отчасти в шутку, но Том верил, что так оно и есть. Поэтому, даже если б он сейчас сверзился с городской стены, он бы не испугался. Более того, не испугались бы и все остальные. И это было бы абсолютно обоснованно. Том был удивительно «живучим». Видимо, это свойство осталось у него от плюшевой игрушки. Кроме поразительной «живучести», из своего прежнего образа он вынес способность к внезапным предсказаниям будущего, болтливость, неунывающий характер и разные глаза: один карий, а другой чёрный. Поначалу это всех немного смущало, но потом друзья перестали замечать такую странность, как и раньше не обращали внимания на то, что пуговицы на мордочке игрушки разного цвета. - Привет, - сказала Энни, садясь рядом с ним и крепко вцепляясь в бортик стены. В отличие от друга, девочка боялась высоты. - Ты не в медпункте? – удивился Том. - Ещё со вчерашнего дня, - ответила она. В медпункте Энни ухаживала за ранеными – волшебницы, конечно, старались изо всех сил, но обеспечить магической помощью всех и сразу было невозможным даже для них. Том, кстати, сам отлежал в больнице два дня, а потом заявил, что здоров. Правда, отпустили его только под Эннину ответственность. - А остальные? – спросил Том. - И остальные тоже. Всё, отстрелялись, - гордо сообщила Энни. – Элли сказала, что сегодня можно отдыхать, а завтра уже посмотрим. Она сама измучилась больше всех, - обеспокоенно добавила девочка. Это и в самом деле было так – Элли, со своей обычной жертвенностью и безотказностью, проводила с ранеными дни и ночи напролёт. Это только так со стороны кажется, будто исцелить рану – пара пустяков. Оно тоже требует и сил, и времени. А когда таких ран сотни? - А Аларм где? – снова задал вопрос Том. Энни скривилась. - Ждёт, - кратко и выразительно сказала она. - Чего ждёт? – фыркнул Том. – Свадьбы? - Чего? – удивилась Энни и тут же рассмеялась. – А-а! Да нет, этого он пока что не дождётся. - Да уж, они ещё долго будут думать, - поморщился бывший медвежонок. А так как предсказателем он всё-таки оставался не бывшим, то Энни не стала комментировать. - Кстати, о свадьбе, - вспомнила она. – Дровосек с Весой женятся через три недели. - О, уже? – неопределённо отозвался Том. - А что тут такого? - А как же Ланга? - А что Ланга? Чего ещё от них можно ждать? Том согласился, что нечего. Тем более что Ланга и сама приложила немало усилий для счастья своей мамы. В частности, вернула ей молодость. - Они хотя бы не в Изумрудном городе будут свадьбу праздновать? – поинтересовался он. - Нет, конечно! – воскликнула Энни. – Корина же на Фиолетовую страну больше не претендует – у неё наследие бабушки Гингемы. Жевуны как-то не против… Хотя я не поняла, это они её выбрали правительницей или она их заставила выбрать её правительницей. Да и до ущелья драконов там ближе, чем от Фиолетового дворца. Короче, Дровосек так правителем Мигунов и остаётся. Стоило всё это затевать! - Действительно, - поморщился Том. – Жалко только, я думал, что Дровосек ещё будет путешествовать… Аларм, значит, тоже будет вроде правителя… А Страшила? - Первый советник королевы, - пожала плечами Энни. – Элли же без него никуда. - Ну ещё бы, - кивнул Том. – Значит, и он отпадает… - А ты чего хотел? – отозвалась девочка. - Я? – Том мечтательно запрокинул голову. – Да у меня-то планов много… - Ну например? Том развёл руками. Энни осторожно придержала его за плечо – ещё свалится ненароком от неосторожного движения. - Для начала обойти всю Волшебную страну. А там видно будет. Энни от души рассмеялась. - Хорошее начало! А главное, скромное и целенаправленное. Ну допустим, а что потом? - Потом? – удивился бывший медвежонок. – Есть ещё куча мест. - В Большой мир ты уже не попадёшь, - заявила Энни. – Стелла говорит, что они с Элли посоветуются и придумают, как его закрыть от всех путешественников. Чтобы больше ни сюда никто не приходил, ни отсюда… Только вот весь Сказочный народ переселится, и тогда можно смело закрывать. Только это будет сложно. - А я не говорил про Большой мир, - возразил Том. – Есть Невидимая Земля, есть Мир Облаков, Подземная страна… В конце концов, можно и в прошлое отправиться. А если найти способ и попасть, например, в страну Оз – ты представляешь, сколько там интересного? - Я даже не представляю, что такое страна Оз, - ответила Энни. – Впервые про неё слышу. - Я тоже, - с серьёзным видом кивнул Том, как будто не он произнёс эти слова несколько секунд назад. Его предсказания были настолько внезапными даже для него самого, что он и сам их не замечал и как будто не слышал. Энни немного подумала. - Ну хорошо. Допустим, ты обойдёшь все эти земли. Но ты подумал, сколько времени тебе на всё это понадобится? - Зачем? – с искренним недоумением пожал плечами мальчик. – Мне это совсем неинтересно. Если бы я думал о времени, я бы никуда не пошёл. Энни критически посмотрела на него. Дружба дружбой, но иногда понимать Тома становилось попросту невозможным. - Но ты и так никуда не пошёл, - терпеливо сказала она. - Но я же пойду. Главное – идти, а время – это уже второй вопрос. Мне спешить некуда, у меня, к счастью, свадьбы не будет, - засмеялся он. Энни решила не сомневаться в его словах. Во всяком случае, Тому лучше знать своё будущее. - И зачем тебе всё это путешествие? – спросила она. - Ну как зачем? Узнавать что-то новое. Можно составить карту. А то в Волшебной стране все только и знают, что Жёлтую Дорогу да Изумрудный город. Ну ещё там пару мест. Нам ещё Виллина говорила об этом, но тогда времени не хватило. А сейчас никакой меч искать не надо, Пакир на нас уже не нападёт… Энни кивнула, опять-таки решив не сомневаться. - Я бы тоже хотела попутешествовать по стране, - вздохнула она, глядя вдаль. - Так что тут сложного? Давай вдвоём, - предложил Том. - А ты думаешь, меня отпустят? - Не знаю, - неожиданно ответил Том. Энни уже хотела удивиться, но он продолжил: - Но, думаю, пока спешить не стоит. Пусть ОНИ сначала определятся, а потом уже можно будет уходить. - Ну нет, на свадьбе я бы всё-таки хотела побывать, - возразила Энни. - Так к свадьбе вернёмся. Невозможно же будет бродить непрерывно. Только карту Виллины надо вернуть, а то ведь Корина тогда отняла её у Страшилы. Энни прищурилась, соображая. - Значит… - глубокомысленно протянула она. – Сначала надо подружиться с Лангой. Карту она наверняка потом у Корины забрала. Потом выпросить у неё эту самую карту. А дальше самое простое. - Ага, - кивнул Том. – Отправиться в путешествие. Хороший план – на всю дальнейшую жизнь. Мне нравится, а тебе? - И мне тоже, - согласилась Энни. – По крайней мере, это лучше, чем сидеть во дворце.

Annie: Дочкин папа Заявка: 38. Декалогия Сухинова. Постканон. AU. Гуд/Веса, Ланга. "Мне что, его теперь папой звать???" Н! Персонажи: Ланга, Дровосек, Веса - Ланга, доченька, ты как раз вовремя, - говорила Веса, нежно глядя на дочь – хмурую, напряжённую и постоянно оглядывающуюся по сторонам. – Я хотела… - Вовремя, да? – рассеянно отозвалась сереброволосая принцесса. – У вас тут какой-то милый праздник… Может, я загляну позже? - Нет, - решительно заявила Веса, и Ланга узнала в её голосе прежние мамины нотки в стиле «никаких «гулять», пока не съешь суп». – Я тебя сто лет не видела! Как время летит… Да и вообще, я как раз хотела… - Пятьдесят, - возразила Ланга вредным голосом. – Даже меньше. - Ну хорошо, хорошо, даже меньше. В общем, я хотела бы… Ланга в очередной раз оглянулась, и её лицо стало мрачнее тучи. - Ой, мама, - затеребила она Весу за рукав (только сейчас заметив, что платье вообще-то белоснежное), - давай отойдём в сторонку. Я его видеть не могу. - Кого? – удивилась Веса. - Этого! – прошипела Ланга, втаскивая Весу за угол коридора. - Этого? – повторила Веса, тоже оглядываясь. – Это первый министр Изумрудного города, между прочим. Прибыл в гости. Не слишком приятный человек, тут ты права, но, надеюсь, Элли его найдёт кем заменить… - Да причём тут какой-то министр! – рассердилась Ланга. – Я об этом твоём женихе! - О женихе? – недоумённо повторила Веса. - Ну да! Вон он идёт! - Ах да, - Веса улыбнулась и выглянула из-за угла. – Гуд, дорогой, мы здесь! - Мама, не надо! – в ужасе зажмурилась Ланга, но было уже поздно. Железный Дровосек уже подошёл к повороту и остановился рядом с Весой. Ланга скрестила руки на груди, вскинула голову и приняла независимый вид, не глядя на Дровосека. - Вот, - гордо сообщила Веса, сияя от счастья. – Это моя дочь, Ланга. - Очень рад познакомиться, - приветливо кивнул Дровосек, протягивая руку. Ланга кинула на неё презрительный взгляд. - А я нет, - сообщила она в пространство. - Ланга, Ланга, доченька, - успокаивающе заворковала Веса, кладя руку ей на плечо. Ланга схватила руку матери и уставилась на неё. - Минутку, мама… Потом она взяла-таки протянутую (до сих пор) руку Дровосека и так же пристально рассмотрела её. - Это что такое? – грозно вопросила бывшая принцесса Тьмы. – Вы что, теперь?.. - Ну я же как раз хотела тебе об этом сказать, - спокойно объяснила Веса. – У нас сегодня свадьба. Так что ты очень вовремя. Ланга сникла. Подойдя к ближайшему подоконнику, она взгромоздилась на него с совершенно убитым видом. Похоже, ноги её не держали. Новость была слишком неожиданной. Хотя, с другой стороны, почему неожиданной? Мама об этом сто лет мечтала. Ну, чуть меньше. Дровосек тоже. Так чего тут особенного? - Милый семейный праздник, - уныло прокомментировала девушка в пространство. – Заранее нельзя было предупредить? - Можно, - согласилась Веса. – Но мы боялись, что ты обидишься и не придёшь… - И поэтому поставили меня перед фактом! Замечательно! – рявкнула Ланга. – Спасибо, мама! Что ещё меня ждёт? Человек пять сестёр и братьев? - Э-э… - смущённо кашлянул Дровосек. – Вообще-то шесть. Все приёмные. Их родители погибли во время войны, и мы подумали… - Я за вас рада, - оборвала его Ланга. Она уже пришла в себя, встала и прошла несколько шагов. – Ещё какие сюрпризы? - Ланга, не груби! – возмутилась Веса. - Я тебе не грублю, - заметила Ланга. – А он ещё не заслужил того, чтобы не грубили ему. В конце концов, ты моя мама, а он кто? Или мне теперь его папой звать? Веса заинтересованно взглянула на мужа. Тот задумчиво посмотрел на разбушевавшуюся Лангу. Перспектива иметь такую доченьку его как-то не очень устраивала, но всё-таки… По крайней мере, это не совсем приёмный ребёнок. Только наполовину приёмный. - Зови, - разрешил он. – Только учти, что я на правах отца буду тебя воспитывать и наказывать за плохое поведение. - Тогда я тебя так называть не буду! Ещё чего… - «Буду, не буду»… - строго произнесла Веса. – Никаких капризов. Ты, конечно, не маленькая, но отцовская твёрдая рука тебе не помешает в любом возрасте. Тем более что в детстве ты её недополучила! Ланга критически оглядела твёрдые железные руки новообретённого папочки. - Да уж, - согласилась она. – Ну здравствуй, папа. Если ты, конечно, не против, что твоя дочь была принцессой Тьмы, а теперь королева Подземного царства, то так и быть, можешь меня воспитывать. Если получится. Дровосек тяжело вздохнул. - Я очень-очень постараюсь, - кивнул он.

Annie: Защитник Заявка: 34. Декалогия Сухинова. Постканон. Аннушка, другие персонажи. "Не того ребенка вы назвали в честь героической игрушки". Н- Персонажи: Анни, Корина, Элли Анни стоит, прислонившись к двери. Дверь закрыта, за ней – тронный зал. Анни старается не дышать, чтобы не пропустить ни одного слова – хотя всё равно ничего не может разобрать, кроме интонаций. Она не должна сейчас находиться здесь, но она не может иначе. В зале Корина и Элли. Анни прекрасно знает, зачем Корина приходит сюда и долго ведёт с Элли «дружеские» беседы. Анни видит, что мама устаёт от этих визитов. Ведь Корина использует малейшую её слабость, чтобы унизить Элли. Это со стороны незаметно. Но Анни знает, как мама переживает. Конечно, Аларм утешает её, как может, но противостоять Корине в этой тихой войне он не в силах. Ей нужен не Белый Рыцарь. Ей нужна власть. И все свои силы она вот уже пятнадцать лет прилагает к тому, чтобы доказать: Элли не может быть королевой. Возможно, если бы не это противостояние, Элли бы действительно не могла быть настоящей королевой. Но она не собиралась уступать Корине. Не из властолюбия, трон её тяготил. Но она не могла отдать его Корине. При всех своих талантах Корина была слишком эгоистичной и даже злобненькой. Ни в коем случае нельзя было допустить, чтобы такой человек правил Изумрудным городом. Поэтому Элли знала: она должна превзойти Корину в умении править страной. Корина была очень упрямой, и это было заметно всем. Но никто не замечал, насколько упорно добивается своего Элли. И на протяжении пятнадцати лет она вполне успешно побеждала в этом негласном соревновании. А Анни её в этом поддерживала. Нельзя сказать, что Анни была идеальным ребёнком, и с ней были проблемы – особенно начиная лет с двенадцати. Она могла быть своевольной, капризной, могла выкинуть какой-нибудь неожиданный неприятный сюрприз. Она могла нагрубить, могла не слушаться родителей. Но у неё был своеобразный пунктик. Если только кто-то разговаривал с её же родителями (которым она минуту назад нагрубила) недостаточно почтительно, она просто взрывалась. Искры летели иногда и в буквальном смысле. Том был спокойнее. То ли он был лучше воспитан (Аларм, как отец, больше времени уделял сыну, а Анни в детстве чаще оказывалась без присмотра – когда оба родителя были заняты), то ли меньше вникал во всё это, то ли действительно у него был совсем иной характер, чем у сестры. А может, он был просто дальше от Элли. Начиная лет с восьми, Анни проводила рядом с мамой целые дни напролёт, вникая в управление страной. Она ведь должна была стать её преемницей. Разговор в зале внезапно переходит на повышенные тона. Анни замирает, вцепившись в дверной косяк так, что пальцы побелели. Непонятно, кто сорвался первым – Элли или Корина, но виновата в любом случае Корина. Никто её сюда не приглашал. На лестнице слышны шаги, и Анни с досадой морщится, не оборачиваясь. Это её брат, она и так знает. Медлительный, задумчивый, даже немного неуклюжий мальчишка. Нет, брата она тоже любит, он для неё лучший друг. Но иногда ей кажется, что он мог бы вести себя по-другому… Более живо. Более смело. В зале раздаются резкие шаги по направлению к двери. Анни едва успевает отбежать на безопасное расстояние и теперь делает вид, что она только что пришла вместе с Томом. Дверь распахивается, и оттуда выходит Корина. Её лицо мрачнее тучи, на детей, попавшихся ей навстречу, она смотрит высокомерно, со злостью – но бессильной. Анни через дверь видит Элли, неподвижно стоящую возле трона. - Мама! – кричит девочка и, бросив на Корину убийственный взгляд, бросается в зал. Том замирает в нерешительности на лестнице. Корина равнодушно пожимает плечами. Нет, ничего не случилось. Это был просто разговор. - Мама, всё хорошо? – тревожно спрашивает Анни. Элли чуть улыбается. Нет, всё в порядке, она просто переволновалась. - Всё в порядке, - повторяет она и садится на трон. Но руки её дрожат. Анни понимает без слов: Элли сдерживалась изо всех сил. - Ладно, - кивает Анни и, прищурившись, неожиданно бегом мчится к выходу. По пути она наталкивается на Тома. - Анни… - растерянно тянет брат. Она хватает его за плечи. - Куда пошла Корина? - Э-э… Анни издаёт короткий стон, полный досады, и мчится дальше. Том озадаченно застывает наверху лестницы. Внизу, за поворотом коридора, Анни и догоняет Корину. - Корина, стой. Корина оборачивается. Анни стоит в такой позе и с таким выражением лица, что Корине поначалу хочется засмеяться, а потом… насторожиться? - Корина, - спокойно говорит Анни. – Если ты ещё раз придёшь сюда и будешь мучить мою маму… - Никто её не мучил, - пожимает плечами Корина. Анни делает шаг к ней. - Я повторяю. Если ещё раз ты ей что-то скажешь, то… знаешь, я тоже волшебница. И я не позволю тебе обижать маму. Корина снисходительно смотрит на девочку, застывшую перед ней, как фурия. Синие глаза прищурены, из них почти ощутимо вылетают молнии. Руки напряжены. Боевая стойка. Только меча не хватает. Сверху в этот момент свешивается через перила Том. - Анни, ты идёшь? – снова тянет он. - Девочка, иди к своему братику, - усмехается Корина. – У нас с твоей мамой взрослые разговоры, тебе ещё рано… Молния ударяет о пол рядом с Кориной и рикошетом отражается вверх, в потолок. На мгновение все ослеплены. Потом Корина с изумлением смотрит на два чёрных пятна – одно на полу, другое на потолке. Анни спокойно смотрит ей в глаза. Разворачивается… и уходит. Молча. Корина смотрит ей вслед: как девочка проходит мимо растерянного брата, как смотрит на него рассерженно… Том стоит, как будто ничего не понимая, и одинаково недоумённо смотрит на сестру, на Корину, на Элли в зале. И невольно Корина думает, что вот Анни бросилась на защиту матери, зная даже, что она Корину максимум может напугать, а Том, при всём своём рыцарском воспитании – нет… И у неё невольно мелькает мысль: «Не того ребёнка они назвали в честь героической игрушки».

Annie: Неправильная мечта Рейтинг G Размер: мини (хотя скорее драббл, учитывая отрывочность сцены) Жанр: AU (на тему "Том выжил") Персонажи: Энни и Том (бывший медвежонок). Энни находит Тома после битвы в Лунной стране. Примечание автора: противоречия между какими-то фактами этого фика и остальных с той же идеей в моём исполнении - это не ляпы, это автор перебирает вариации в поисках того, как будет лучше. Было мокро, холодно и темно. Том лежал, закрыв глаза. Чувство реальности возвращалось постепенно, и одновременно усиливалась боль. Ему казалось, что буквально только что он упал сюда, на узкую тропинку на берегу болота в Лунной стране. Всё, что он помнил сейчас – это битву, страшных чудовищ, воинов Тьмы, наваливающихся со всех сторон, и Дровосека, торопливо уходящего к берегу реки, оглядывающегося на каждом шагу. А затем Том упал… И что же было потом? Куда всё делось? Куда ушли все враги – и друзья тоже? Он наконец нашёл в себе силы открыть глаза и сесть. Кругом была тишина. Ни единого живого существа, ни единого звука – только ветер свистит в ушах. Рядом валялись обломки оружия – и его, и вражеского. Смотреть на убитых врагов было жутко, Том постарался отвернуться и отползти подальше. Это удалось, хотя и не без труда. Болело всё тело, непривычные ещё до боя доспехи сейчас как будто стали в десять раз тяжелее. Запёкшиеся раны снова стали кровоточить. Значит, вот что чувствуют люди. А он-то мечтал стать человеком. Ну почему ему не жилось плюшевой игрушкой, которой не нужно есть, пить, спать, которая не чувствует боли? Была заветная мечта – вот к чему привела. Впрочем, оборвал свои размышления Том, как человек он, наверное, всё-таки больше полезен Волшебной стране, чем как игрушка. А ещё подумал, что надо как-то действовать дальше. Битва здесь явно закончилась. Наверняка его сочли мёртвым. Сейчас, скорее всего, все уже далеко отсюда. Сколько времени он тут провёл? Час? День? Может, друзья ещё вернутся – хотя бы для того, чтобы найти его тело? А он тут вот, живой. Том слабо улыбнулся, подумав, что, наверное, все будут рады. Если только, конечно, они не полегли уже в какой-нибудь другой битве похуже этой. … Том сидел неподвижно, экономя силы и думая, как же теперь он будет добираться «до своих». Хотя бы до границы Лунной страны, а там уже можно будет передать в Изумрудный город сообщение по птичьей почте – о том, что он жив. Или Элли увидит его в волшебном зеркале. Впрочем, как она его увидит? Ведь для этого надо сначала захотеть увидеть. Внезапно какой-то звук, похожий на человеческий голос, а потом и непонятное движение в полосе тумана вдали, на тропинке, привлекли его внимание. *** Энни выскочила из лодки и оттолкнула её в реку. Так ей сказали волшебники из таинственной деревни-призрака – лодка сама вернётся назад. Главным сокровищем девочки сейчас были серебряные туфельки, найденные на берегу моря. Энни могла бы, конечно, воспользоваться ими сразу по возвращении из Невидимой земли, но что-то подтолкнуло её пройти немного пешком. К тому же Лунную страну она ещё не видела. На берегу реки было по-своему красиво, но чем дальше от неё, тем становилось более мрачно, мёртво и тягостно. Энни не знала, что за Лунную страну Пакир уже многие века борется со Светом – в основном безрезультатно, но кое-какие места уже принадлежат ему. Свету придётся немало потрудиться, чтобы вернуть их обратно. И конечно, большая часть подобных забот ляжет на плечи Хранительницы. Её сестры… Минут через десять быстрой ходьбы Энни поняла, что попала в какое-то болото. Под ногами часто хлюпало. К холоду добавилась сырость и туман. «Пора бы уже перенестись в Изумрудный город, и дело с концом», - подумала девочка. Ведь она должна ещё отдать туфельки сестре, пока не случилось чего-нибудь… страшного. Какое-нибудь нападение Пакира на Изумрудный город. Или ещё что-нибудь в этом духе. Сейчас Энни шла по узкой тропинке между замшелыми валунами и мёртвыми деревьями. Девочка уже сомневалась, что выберется из этого болота, и уже твёрдо вознамерилась воспользоваться силой серебряных башмачков, как вдруг, после очередного поворота тропинки, её глазам представилось невероятное и жуткое зрелище, и она невольно вскрикнула, застыв на месте в потрясении. Здесь была битва. Видимо, не так уж давно. Битва с воинами Пакира – а кем же ещё могли быть эти отвратительные создания? И не приходилось гадать, кто был второй стороной. Значит, пока она там бегала по Невидимой земле и искала туфельки, здесь уже всё кончилось?! Энни опустилась на дорожку. Смотреть на это всё было выше её сил. Глаза застилали слёзы. Упрямо девочка отвернулась, приказав себе не плакать, пока всё не разъяснится. Не верю, не верю, твердила она себе. Нет, ещё не всё потеряно. Она ничего не знает. К чему делать поспешные выводы? Она будет искать. Она всё равно отправится в Изумрудный город, даже если Пакир уже сравнял его с землёй. И вообще, кто сказал, что Пакир победил? Ведь здесь тела только его воинов. Вот я глупая, обругала себя Энни. Давно пора стать внимательнее. И чего я так разволновалась? Конечно же, воины Пакира битву проиграли. А значит, надо как можно скорее отправляться дальше. Она уже хотела щёлкнуть каблучками и исчезнуть отсюда, как вдруг ей пришла в голову мысль проверить повнимательнее, что тут вообще произошло. Вдруг она что-нибудь поймёт? Ведь не зря же она тут оказалась. В последнее время Энни убедилась, что в Волшебной стране вообще ничего не происходит зря. Случайностей в мире не бывает, даже если нам и кажется, что всем вокруг управляет «его величество Случай». Раз уж она здесь… Энни осторожно прошла чуть дальше и остановилась. *** Том поднял голову. Что-то в тумане двигалось к нему, а потом застыло на месте. Он попробовал выпрямиться, поднять руку. Это плохо удалось. Рука бессильно упала, и голова закружилась от резкого движения. В тумане невозможно было понять, кто к нему приближается. Враг это или друг? Добьют его или спасут? Мальчик попытался отползти в сторону, за валун, хотя там и лежали убитые. Павшие от его рук воины Тьмы. Как же это всё-таки мерзко… Ну почему ему не жилось плюшевым медвежонком?.. Вот уж точно: всегда хочется того, чего нет, но если тебе это не дано, значит, тебе это неполезно. Попытавшись двинуться, он невольно издал стон, и тут же со стороны фигуры в тумане раздался ответный возглас. Том вгляделся. Фигура не двигалась. - Кто здесь? – попытался спросить он. Голос звучал совсем слабо, но, очевидно, его услышали. - А кто спрашивает? – осторожно (и похоже, даже испуганно) спросили в ответ после некоторого раздумья. Голос показался Тому очень знакомым. Он снова дёрнулся, но подняться не смог. - Я из Изумрудного города, - еле выдохнул он. Фигура быстро двинулась в его сторону, и изумлённый Том рассмотрел силуэт девочки. Ещё два шага – и он безошибочно узнал её – она же его, похоже, не заметила. - Энни, - позвал он. *** Энни вздрогнула. Она не сразу сообразила, откуда исходит голос. Стала оглядываться, торопливо всматриваясь в окружающую её жуткую картину. И наконец, разглядела того, кто её звал. В нескольких шагах от неё лежал на земле светловолосый мальчишка лет четырнадцати. В доспехах, как взрослый. У него был совершенно беспомощный взгляд и какое-то очень знакомое выражение лица. Энни совершенно точно была уверена, что она его никогда и нигде не видела, но вместе с тем она не менее точно знала, что они уже встречались. - Я Том, - сказал мальчик. - Что? – она потрясённо отступила на шаг назад. - Плюшевая игрушка, - коротко пояснил Том. На длинные фразы у него не было сил. Энни ахнула и бросилась к нему. - Ты стал человеком… - Ага. Энни торопливо опустилась на холодную землю рядом с ним. Надо же. Значит, заветная мечта медвежонка всё-таки исполнилась… И вот какой он стал. Очень похож сам на себя, подумала девочка. Приглядевшись, она заметила ещё кое-что: один глаз у Тома остался чёрным, а другой – карим. Точно так же, как раньше, когда плюшевой игрушке вместо глаз были пришиты разноцветные пуговицы. - Ты ранен! Том не стал отвечать. Вместо этого он спросил: - А ты откуда тут? - Из Невидимой земли, я вернулась по Лунной реке на лодке, - сказала Энни. – Я нашла серебряные туфельки. Чем тебе помочь? Что здесь было? Где все? Нет, стой, - прервала она его, заметив, как болезненно он поморщился, собираясь заговорить. – Тебе очень плохо? Давай вместе отправимся в Изумрудный город. Я думаю, туфельки перенесут двоих. Энни говорила быстро, суетливо, ей было страшно, но она старалась этого не показывать. Правда, вот насчёт Изумрудного города… - Ты не знаешь, что с городом? – задала она вопрос. - Когда мы улетали… всё было нормально, - ответил Том, прикрыв глаза. - И давно это было? Или ты уже не знаешь? Том отрицательно качнул головой. Энни встала и протянула руку: - Давай. Если там что-то не так, будем искать другое место. Тебе здесь нельзя оставаться. Как хорошо, что я пошла сюда! – словно в лихорадке продолжила она торопливо. – Я думала перенестись сразу, но почему-то захотелось пройти по тропинке. И вот – нашла тебя. Ты можешь встать? Ты серьёзно ранен или просто слабость? - Не знаю, - ответил мальчик, цепляясь за её руку и делая попытку встать. Энни поддержала его под локоть. - Лучше б ты оставался медвежонком, - пробормотала она чуть слышно, но он понял и слабо усмехнулся: - Да уж. *** Изумрудный город, вопреки опасениям Энни, был на месте, но там она не застала никого из друзей. Не было и армии – в городе вообще остались только дети, женщины и старики. Значит, битва будет в другом месте. Энни внутренне порадовалась – Пакир не разрушит чудесный город… Пока не разрушит, напомнила она себе, и радость померкла. И неизвестно, где её сестра. Был поздний вечер, совсем стемнело, и город уже затих. Прежде чем что-то предпринимать дальше, следовало позаботиться о Томе. Энни нашла старичка-врача, который не ушёл с армией. При взгляде на Тома тот пришёл в ужас: - Вы выжили лишь чудом. - Живёте в Волшебной стране и ещё говорите о чудесах, - вполголоса прокомментировала эту реплику Энни. Жизни её бывшего плюшевого друга (бывшего плюшевого, а не бывшего друга) теперь ничто не угрожало. Теперь следовало найти сестру и передать ей серебряные туфельки. С этими туфельками пусть попробует тронуть её Пакир! Элли, конечно, и сама по себе сильная волшебница, но у туфелек какая-то своя, особая защитная магия, которая не зависит от того, на ком они надеты.

Darth Schneider: Annie Круто! я не фанат Сухинова....Но ... эмм...Вас интереснее читать!.. :)

Annie: Darth Schneider, спасибо И вы не первый, кто мне это говорит )

Annie: Никто не погиб Персонажи: Элли, Энни, Аларм и другие Рейтинг: G Тип: джен, намёки на гет Жанр: AU Размер: мини Таймлайн: после битвы с Пакиром на Горе Трёх Братьев Примечания автора: здесь АУ во многих смыслах плюс нагромождение авторского фанона. Также автор воспользовался идеей «Том выжил». …Небо стремительно светлело, и только сейчас можно было заметить, что уже наступает утро. Шум внизу, у подножия горы, всё не утихал, но лязг оружия давно сменился голосами, где одни радовались, другие печалились… Победа пришла – но для каждого принесла своё… Для кого-то она и не наступила. Да нет, наступила, конечно. Тем, которые уже в этой жизни ничего не почувствуют, сейчас намного лучше, чем тем, которые сейчас остались здесь, раненые, уставшие, измученные. Аларм это точно знал. …- Идёмте вниз! – крикнула Энни и первая побежала, подпрыгивая, по тропинке. Пару раз она оглянулась на сестру и рыцаря рядом с ней, и её взгляд стал слишком уж понимающим. - Идём, - сказал Аларм и взял Элли за руку. Она кивнула. Внизу, на площадке, где они оставили Виллину, уже царила радостная суматоха. Там, кроме Энни, Страшилы и Стеллы, рядом со старой волшебницей уже стояли Корина, Эльг, Рохан и даже Юргод – гриф занял почти всю площадку, а Варагу вообще было на ней не поместиться, так что он приземлился неподалёку. При виде Аларма и Элли все дружно повернулись к ним. А дальше Элли уже не могла различить, кто что говорил, кто их обнимал, облегчённо восклицая «живы»… Даже Корина, бледная, неулыбчивая, пожала руку сначала Аларму, потом Элли и сразу отошла, предпочитая наблюдать за общей радостью со стороны. А когда через пятнадцать минут к ним поднялись ещё и Дровосек, Лев, Людушка и маршал Магдар, все начали говорить чуть ли не одновременно, и на площадке получилось такое столпотворение и шум, что Корина уже подумала, не пора ли ей уходить. В этот момент с ней рядом оказалась Энни. - Эй, - окликнула девочка волшебницу. – Ты куда собралась? Корина обернулась. Энни смотрела на неё с лёгким осуждением. Повисло недолгое молчание, а потом Энни пожала плечами: - В общем, там все собираются идти к раненым. Если захочешь помочь – присоединяйся. Во взгляде Корины мелькнуло облегчение. - А… - сказала она. – Да, конечно. Энни улыбнулась. - И между прочим, ты очень вовремя появилась. Тогда, во время битвы. Корина тоже изобразила улыбку. - Спасибо, Энни. Энни хотела ещё что-то сказать ободряющее, но не придумала и только взмахнула рукой: - Ну, увидимся. Вернувшись в компанию друзей, она встала рядом с Элли. Сестра была смертельно бледной, но бодрой. Аларм тоже стоял поблизости. Виллина сказала, глядя на всех троих: - Наконец-то дети смогут жить спокойной жизнью!.. Энни сначала даже испугалась – о каких таких детях она говорит, – а потом догадалась, что волшебница имеет в виду их: её, Аларма и Элли. И не сдержавшись, шепнула сестре, когда Виллина отвернулась к Стелле: - Последний раз я слышала в свой адрес «дети» лет так семьдесят назад. - Сравни себя с Виллиной, - так же шёпотом ответила Элли. Энни сравнила и кивнула. Даже если бы они с Элли сейчас выглядели на свой настоящий возраст, Виллина бы и тогда имела бы полное право назвать их детьми, потому что была старше обеих раз в пять. Аларм, однако, радости сестричек не разделял. - Нам ещё с королём Тогнаром разбираться. - Ну, знаешь, по сравнению с Пакиром… - Энни не закончила фразу, но все её поняли. - Да и вообще проблем ещё будет достаточно, - вздохнула Элли. – Сейчас в Волшебной стране столько всего случилось, что много времени пройдёт, прежде чем мы действительно сможем пожить спокойно. - Но хотя бы Пакира уже не будет, - влез в беседу Страшила, подошедший сзади. – А это уже хорошо. Времени и поводов для радости будет больше. Элли кивнула. Некоторое время она ещё стояла, прислушиваясь к тем впечатлениям, которыми обменивались друзья. Каждый спешил рассказать другим, было ли ему страшно, что он сделал, о чём думал в тот или иной момент; они стояли толпой и говорили все разом, а отдельно собрался «кружок молчания»: Элли, Аларм, Виллина, Рохан, Стелла. Им не нужны были слова, они и так понимали друг друга и всех остальных… Потом Элли встрепенулась. Жестом попросив немного подождать сестру, которая в этот момент что-то начала воодушевлённо рассказывать, она шагнула ближе к друзьям. - Простите, что прерываю вас, но мне кажется, у нас ещё будет время порадоваться друг за друга, - тихо сказала она. – Пора идти вниз. Мы должны помочь людям. Все снова засуетились и начали спускаться разными способами – кто-то пешком, а кто мог – на крыльях. Энни подстерегла момент, когда Элли оказалась на достаточном расстоянии от Аларма, которого задержал Железный Дровосек, и легонько тронула её за плечо: - Как ты? - Ничего, - устало улыбнулась Элли. – Не беспокойся, Энни, всё хорошо. - О да, я вижу, - хмыкнула девочка. – Ты бы видела себя со стороны. Такое впечатление, что в стране Подземных рудокопов родилась ты, а не Аларм. Элли только головой покачала. - Всё-таки мы молодцы, - рассуждала девочка дальше. – Мы справились, и даже никто из наших друзей не погиб! Элли печально опустила глаза. Ей не хотелось пока говорить сестре о Томе. Ведь они так дружили… - Кстати, - Энни хитренько заглянула сестре в глаза. – У меня есть одно подозрение. - Выкладывай, - кивнула Элли. Энни слегка подразнила её загадочным выражением лица и молчанием, а потом «выложила»: - Ты, похоже, нравишься Аларму. Элли сперва растерялась. Она ещё помнила то время, когда в Большом мире Энни не раз намекала, что тот или иной молодой человек проявляет к Элли повышенное внимание. Неужели здесь это снова повторится? Поэтому она сочла наилучшим невозмутимо пожать плечами: - Ну да. Я знаю. - И? – не отставала Энни. Элли серьёзно посмотрела на неё. - Ты против? - Что ты, - возразила Энни. – Я за тебя рада. Правда. Элли отвернулась, чуть помолчала, а потом решила немного объяснить: - Мы ещё ни о чём не договаривались. Так что можешь пока подождать с подозрениями… - Хорошо, - легко согласилась Энни и помчалась вперёд догонять Льва. У подножия горы вся компания снова собралась в одну кучу, и Элли пришла в голову мысль. Она снова подозвала сестру: - Энни, у меня к тебе будет небольшое поручение. - Давай, - сразу кивнула девочка. - Отправляйся, пожалуйста, в Изумрудный город и скажи, что сегодня к обеду мы отправим туда раненых. Всех сразу исцелить здесь мы не можем, сама понимаешь, так что врачебная помощь будет не лишней. - Может, я потом сюда вернусь и вам помогу? – немедленно предложила Энни. - Нет, - возразила Элли. У неё снова проснулось чувство, что сестра – маленькая девочка, которую от всего надо ограждать. И хотя это давно уже было не так, ей всё равно не хотелось, чтобы Энни видела те ужасы, которые война делает с людьми. – Я тебе верну серебряные туфельки, и ты отправляйся немедленно. Энни пожала плечами: немедленно так немедленно. В конце концов, так она скорее увидит Тома. Через пять секунд она поняла, что все на неё странно смотрят, и осознала, что высказала мысль вслух. - Энни… - осторожно начал Дровосек. Элли с отчаянием посмотрела на друга, но он не понял. – Прости, но, боюсь, Тома ты там не увидишь. Девочка весело хмыкнула. - Это ещё почему? Стало тихо. Никто не решался объяснить страшную вещь. Элли об этом знала от Страшилы, а Страшила – от Дровосека *; Аларму уже тоже кто-то сказал, в неведении оставались только Виллина со Стеллой – но им просто не успели всё рассказать. А Энни рассказывать никто не хотел. Наконец Дровосек всё же нарушил молчание. - Энни, Том… он… В Лунной стране была слишком жестокая битва. - Я знаю, - кивнула девочка. – И вы его там бросили. Дровосек опустил голову. - Нам пришлось слишком быстро оттуда уходить. Искать… кого-то уже не было времени. Энни протянула сестре руку. - Элли, ты мне даёшь туфельки или нет? – произнесла она совершенно спокойным тоном. И снова обратилась к остальным друзьям: - Так вот я вам говорю: я там была и его нашла. И помогла отправиться в Изумрудный город.** - Правда? – воскликнули сразу три или четыре голоса. - Я, по-вашему, выдумщица? – рассмеялась Энни. – С Томом всё в порядке. В последний раз, когда я его видела, он был под присмотром Весы и спокойно выздоравливал от ран. Так что не спешите делать выводы, - озорно тряхнула она косичками. – Я же говорила: никто не погиб! Все только головами закачали от удивления, не сразу обретя возможность поверить в эту радостную новость. А когда Энни наконец, стукнув каблуком о каблук, исчезла в серебристой вспышке, Аларм тихонько шепнул Элли: - Как она умудряется так много знать и везде успевать? - Я иногда бы предпочла, чтобы она знала чуть меньше, - так же шёпотом ответила Элли. Аларм понял и улыбнулся, но ничего не сказал. Элли чуть сжала его руку и торопливо пошла к остальным волшебницам, которые уже ушли вперёд. Ещё ничего не закончилось. Ей предстоял трудный день. И всё же радости в нём больше, чем печали. Всё-таки они победили. ___ *Предположим, что Страшила не получал богатырскую силу и, как следствие, в битвах не участвовал. ** Отсылка к моему фанфику "Неправильная мечта" (см. выше)

Annie: ФАНФИКИ С ЗФБ-2014 Ученик волшебницы Локасты Бета: victory_vitt Персонажи: Локаста (волшебница Севера), Глинда, Озма, Алмар (Аларм) Рейтинг: G Тип: джен Жанр: AU, ретеллинг Таймлайн: конец книги "Чудесная страна Оз" Баума, начало книги "Секрет волшебницы Виллины" Сухинова Аннотация: Если бы в мире Баума у волшебницы Севера тоже был воспитанник, и как бы произошло его знакомство с той, которая должна стать самой могущественной феей страны. Локаста, Добрая Волшебница Севера, была самой старой и самой мудрой чародейкой страны Оз. Никто не знал дорогу к её дворцу, хотя она сама частенько наведывалась к людям. Это она встретила девочку Дороти, когда та приземлилась в своём фургончике на голову Злой Колдунье Востока. Теперь же волшебницу занимала другая проблема. До Фиолетовой страны все новости доходили с некоторым опозданием, но, тем не менее, Локаста знала: Изумрудный город захвачен армией наглых девиц под предводительством генерала Джинджер. Соломенное чучело Страшила изгнан. Локаста бы и не вмешивалась — пусть сами разбираются. Ведь не вмешалась же она при том давнем конфликте между королём Пасторией и неким Озом, который прилетел откуда-то с неба и объявил себя чародеем, а потом ещё и захватил власть в Зелёном городе (но зато именно благодаря Озу город стал Изумрудным: самозваный волшебник постарался на славу украсить свою столицу). Итак, Локаста бы и не вмешивалась, но слишком уж удачный выходил случай. Она знала, что ни Оз, ни Страшила, ни тем более Джинджер законными правителями не были. А законный правитель, или, вернее, правительница где-то спрятана, и не исключено, что в заколдованном виде. Хорошо бы её найти… И Локаста отправилась к Глинде. — Позволь мне взглянуть в твою Книгу Событий, — попросила она, когда закончились взаимные приветствия. — С радостью, — ответила Глинда. — Но что ты хочешь там увидеть? — Хочу взглянуть на некоторые дела многолетней давности, — задумчиво проговорила Волшебница Севера. — Видишь ли, я сама ещё ни в чём не уверена. Разреши мне сначала разобраться в этом самостоятельно, а после, обещаю, я расскажу тебе всё. Глинда уже привыкла к таинственности Локасты, поэтому не стала задавать новых вопросов. А между тем — прояви она чуть больше настойчивости, и история могла бы кончиться быстрее и намного благополучнее. Или намного скучнее, это уж как посмотреть. В общем, Локаста в одиночестве полистала Книгу Событий, ни о чём не сказав Глинде, и улетела обратно в свой дворец, где взялась уже за свои магические книги и инструменты. — Итак, — бормотала она, — Оз навещал Момби. Я так и знала, что из этих трёх сестёр кто-нибудь да остался жив! А недавно от Момби сбежал какой-то мальчик. Откуда у Момби мог вообще появиться мальчик? Она же терпеть не может детей. Как, впрочем, и её сёстры. Почему она его воспитывала? Только потому, что он на неё работал? — Локаста вскинула голову с некоторой гордостью. — Вот я своего воспитанника работать за себя не заставляю. Мальчика надо учить, развивать его таланты и умения, следить за его поведением, готовить к взрослой жизни, а не использовать только как рабочую силу. Тогда он станет достойным человеком и ещё принесёт стране пользу! Уж кто-кто, а Локаста могла это сказать без ложной скромности. Её воспитанник обещал стать одним из лучших воинов страны Оз. А воины здесь ещё пригодятся, учитывая, что творится в Подземной стране. — Жаль, что книга Глинды не может передать все подробности, — огорчённо заметила про себя Локаста. — Ну да это можно объяснить. В стране Оз и за её пределами слишком много событий. Она всё листала свои магические книги. Потом стала читать заклинания, проводя по страницам волшебной палочкой. Она не выходила из своей комнаты три дня, и слуги уже начали беспокоиться, хотя, в общем-то, это было не таким уж редким делом. Но наконец Локаста распахнула двери и позвала к себе всех. — Слушайте меня, — объявила она, глядя на своих подданных. — Сегодня я нашла законную правительницу страны Оз. Это принцесса Озма, дочь короля Пастории — мага и первого правителя Изумрудного города, и Лурлины — одной из фей, создавших страну Оз в давние времена. Сейчас Озма заколдована и пребывает в обличии мальчика. В данный момент она, то есть мальчик по имени Типпетариус, сокращённо Тип, и её друзья находятся возле Изумрудного города. Я должна расколдовать её. Озма — могущественная фея, она сильнее Глинды и сильнее меня. Или, по крайней мере, должна ею стать, но для этого мне необходимо встретиться с ней. Сама я не могу лететь к людям, это слишком тяжело для меня, да и Озма, то есть Тип, меня может не послушать. — Тогда что же делать? — спросил кто-то. Локаста подумала немного. — Позовите ко мне Алмара. Пусть он отправится в Изумрудный город и найдёт там мальчика. И вместе с ним вернётся ко мне. Думаю, он с этим справится лучше всех, ведь они почти ровесники — по крайней мере, внешне, а значит, быстрее подружатся. Воспитанника Локасты — того самого мальчика, о котором она говорила как о будущем воине страны Оз, — позвали, и она вкратце объяснила ему свою просьбу: найти рядом с Изумрудным городом мальчика по имени Типпетариус. — Что ж, я готов, — согласился Алмар. Он нечасто покидал пределы дворца и привык к этому, но повидать Изумрудный город было его давней мечтой. — Но как я его узнаю? — Просто, — сказала Локаста. — Это будет единственный мальчик среди нескольких странных существ. А чтобы ты не ошибся, я покажу тебе его портрет в волшебной книге. Локаста была мудрой волшебницей, но не могла знать всё и сразу. И она не знала, что Глинда её ненадолго опередила. Поэтому, когда Алмар на летающем облачке приблизился к Изумрудному городу, он был разочарован. Никакого мальчика он не увидел, и как ни силился разглядеть в толпе, не смог. Он узнал волшебницу Глинду, и узнал даже колдунью Момби, хотя никогда раньше её не видел (но тут догадаться было нетрудно). Увидел и многих странных существ (и тоже узнал среди них Страшилу и Железного Дровосека), но мальчика среди них не было. «Может быть, он где-нибудь в одном из этих шатров», — подумал будущий воин и рыцарь страны Оз. Облачко снизилось, и все посмотрели на гостя. — Здравствуйте, — сказал он, слегка растерянный от такого внимания. — Я от волшебницы Севера, Локасты. Я ищу мальчика Типа. Повисло молчание. Все начали переглядываться между собой, при этом большинство смотрели куда-то назад, на Глинду. Потом странные существа и люди расступились, и Алмар оказался лицом к лицу с волшебницей Розовой страны. А рядом с ней стояла девочка. — Это я, — робко сказала она. — Кто — я? — не понял Алмар. — Тип — это я, — пояснила девочка. — Только я Озма. Алмар совсем растерялся. — Как это? — Я была мальчиком, но теперь меня расколдовали, — сказала Озма. Алмар задумался. Что же теперь делать? И что он скажет волшебнице Севера? Он ведь не знал всего, что знала она — Локаста почему-то не сочла нужным его предупредить, что он ищет на самом деле Озму, законную правительницу страны Оз. И теперь мальчик совершенно не представлял, как выбраться из этой странной ситуации, а главное — что он скажет Локасте. Что Типа он не нашёл? Волшебница не так уж часто просила его о чём-нибудь, и в таких случаях он всегда старался выполнить её просьбу — хотя бы в знак благодарности за всё то хорошее, что она для него сделала. А теперь не смог. Или, раз уж такое дело… — Ты полетишь со мной к Локасте? Она хотела встретиться с тобой, — нерешительно произнёс Алмар, глядя на девочку. Озма обернулась к Глинде, и та кивнула. — Конечно, полечу, — сказала Озма, светло улыбаясь. Алмар невольно улыбнулся в ответ. — Только ненадолго, потому что мне надо будет скорее вернуться в Изумрудный город — ведь я теперь его правительница. — Ты — правительница Изумрудного города? — изумился мальчик. — Локаста мне ни о чём таком не говорила. — Я и сама не знала раньше, — ответила юная фея. — Но мне пришлось. А ещё пришлось стать феей, чего я тоже не хотела. Если бы я оставалась обыкновенным мальчиком, то мне было бы легче и спокойнее жить. Но не могу же я бросить свою страну и друзей, которые на меня надеются. — Да, думаю, ты права, — согласился Алмар. — Так ты летишь, Озма? Озма ступила на облачко, и за ней немедленно последовал верный Тыквоголовый Джек. Алмар сначала было хотел возразить, но потом передумал. Пусть этот странный человечек тоже полетит, ему-то что. На прощание Озма оставила своим временным заместителем Страшилу. — Пусть он ещё немного побудет правителем, — сказала она. — А потом я вернусь…

Annie: Сила слова Бета: victory_vitt Персонажи: Элли, Рамина Рейтинг: G Тип: джен Жанр: кроссовер, AU, пропущенная сцена Таймлайн: книга Сухинова "Фея Изумрудного города", перед главой "Главное заклинание Торна" Написано по заявке с Инсайда "Что-нибудь про Рамину в книгах Сухинова" Предсказание не сбылось. Рамина выслушала своих гонцов с огромным изумлением. Много лет назад она предсказала фее Элли, что та не вернётся в Волшебную страну. Но девочка вернулась. Хотя по логике — люди не феи! — Элли давно должна была состариться, а может, и умереть. В чём же дело? «Я не могла ошибиться, — растерянно — и с восторгом — думала королева-мышь. — Я ясно это видела…». Так или иначе, стоило проверить. Рамина закрыла глаза и попыталась найти Элли с помощью магии. Если всё правда, эта ошибка её только порадует. Волшебной стране давно нужны перемены. И такие люди, как Элли… …Дональд оказался предателем. Он лгал ей, добровольно отдал её в руки Корине, оставив одну, совершенно беспомощную. Даже медвежонка Тома — и того нет. А через несколько часов она станет старухой. Элли села на пень под высокой елью, опустила голову и замерла, сгорбившись. На душе было пусто, не хотелось даже двигаться. Никого нет. Друзья либо исчезли, либо попали под власть Корины — тем или иным образом. Хотя Элли и не винила их. Дональд мечтал обрести здоровье и красоту, и просто не повезло, что с Кориной этот мальчик встретился раньше, чем с другими волшебницами. Да и Дровосек не виноват. Здесь даже не летали птицы — настолько глухое и мрачное было место. Лучше Корина и придумать не могла — запереть беспомощную девочку в лесу, подальше от людей, от животных — которые не глупее людей, — чтобы никто её не видел и не слышал. Что колдунья будет с ней делать, интересно? Убьёт, как и хотела давно? Сумка соскользнула с плеча и тяжело упала на землю. Элли вздрогнула и покосилась на объёмистый свёрток. Книга Торна. «Зачем я ношу её с собой? От неё никакого толку. Три непонятных слова». Элли открыла книгу на первой странице. Одно-единственное заклинание, всего три слова без пояснений. Но они должны что-то значить… Должны. Она уже пыталась что-нибудь сотворить, но всё было безуспешно. Может, тут мало слов, нужна волшебная сила? В детстве Элли с помощью волшебных слов Виллины пыталась колдовать над Священным источником Усыпительной воды у Подземных рудокопов, но там тоже ничего не получилось. Но получилось с Золотой шапкой Летучих обезьян и серебряными башмачками. Нет, всё-таки магия — самая непонятная вещь в мире. А Корина? Она назвала Гингему своей матерью, однако потом Элли с Дональдом узнали, что Дровосеку она представилась дочерью его бывшей невесты. Понятно, почему он так легко поддался её чарам — наверняка во всём ей доверял. Но волшебству Корина научилась не только от колдуньи. Когда-то давно Элли уничтожила Гингему и Бастинду. Что теперь? Время расплаты за нечаянные смерти? «Но я не хотела этого! — чуть не плача, подумала она. — Я ведь не знала!». Надо взять себя в руки, иначе Корина победит. Элли не должна бояться её, не должна быть слабой. Она сильнее, потому что поступает честно и не идёт через чужое предательство. Элли сосредоточенно уставилась на страницу. Нет, не надо думать о Корине. Она не позволит себя сломить какой-то ведьме, пусть даже и очень могущественной. Прошло полчаса, затем час, а Элли всё так же сидела с книгой на коленях. До вечера ещё много времени. Неизвестно, когда явится Корина. Девочка настолько задумалась, что даже вздрогнула от неожиданности, услышав тонкий голос: — Приветствую вас снова, моя дорогая фея. Элли вскочила и огляделась. На поляне никого не было. — Прошу прощения, я не хотела вас пугать, — мягко засмеялся голос откуда-то снизу. Элли опустила взгляд и ахнула. — Это вы?.. Она поспешно встала на колени. Не может быть! — Вы, должно быть, помните меня, — царственно кивнула Рамина. — Конечно… ваше величество, — опомнилась Элли. Рамина! Фея полевых мышей! Маленькая королева не раз выручала девочку и её друзей из беды в далёком прошлом — вдруг и теперь поможет? Ведь не зря она явилась, хотя Элли её и не звала. — Рада вас видеть вновь в Волшебной стране, — церемонно склонила голову Рамина. Она всегда отличалась исключительной вежливостью. — Признаюсь, ваше возвращение явилось для меня большим сюрпризом — приятным сюрпризом, смею заметить. — Я тоже рада вас видеть, — проговорила Элли. — Но как вы узнали, что я вернулась? — Мыши знают о многом, — заметила Рамина. — Вы наверняка даже не обратили внимания на наши ходы и норы в том доме, где жили целых два дня. Элли смутилась. Мышь-фея была права. — Честно говоря, я об этом не думала, — призналась девочка. Ей было неловко говорить, что она вообще не надеялась встретиться с Раминой. Ведь мышиный век короток. Хотя, с другой стороны, Рамина — фея. — Мы с Дональдом прятались от птиц и людей, надеясь, что нас никто не узнает и не донесёт Корине. А друзей мы пока не встретили. — Понимаю, — сочувственно кивнула Рамина. И, помедлив, добавила: — Надеюсь, вы не сердитесь на меня за то давнее предсказание. — Почему я должна на вас сердиться? — удивилась Элли. Рамина грустно опустила взгляд. — Я не могу предвидеть будущее настолько далеко… И никак не предполагала, что вы вернётесь спустя столько лет. Возможно, вас бы тут ждали не только враги, если бы не я. Элли серьёзно покачала головой. — Что вы, я уверена — ваше предсказание здесь совершенно ни при чём. Друзья и так давно ждали меня, мне рассказывала сестра. А я и сама вам верила — всю жизнь. В детстве мне хотелось домой, и ваши слова были для меня не только огорчением, но и благом. А теперь меня ничто с домом не связывает. Видимо, поэтому я и смогла вернуться сюда. — В любом случае, я рада, что много лет назад ошиблась, — решительно проговорила Рамина. — И если вы вернулись, значит, в Волшебной стране грядут большие перемены. А добрые перемены всегда необходимы… Девочка смутилась. Рамина явно её переоценивает, к тому же королева-мышь знает не все. — Боюсь, теперь я ничего не смогу сделать для Волшебной страны, — грустно сказала Элли. — Почему вы в этом так уверены, милая сестра? — спокойно осведомилась Рамина. Элли глубоко вздохнула. Рамина — фея, и не зря же она явилась сюда, презрев магические барьеры и прочие козни Корины. — Я не могу уйти с этой поляны, — медленно проговорила девочка, тщательно подбирая слова. — Корина поставила тут такой же барьер, как вокруг Жёлтой страны и Розовой. Я её пленница, и боюсь, она всё-таки убьёт меня за то, что мой домик упал на Гингему. Но даже если и нет, то я сегодня вечером снова стану старой, потому что Стелла мне уже не успеет помочь. Элли старалась говорить спокойно и бесстрастно, не жалуясь, — Рамина и так поймёт, и обязательно поможет, если это будет для неё выполнимым. Фея-мышь выслушала девочку и ненадолго задумалась. — Расскажите мне всё по порядку, моя дорогая, — наконец решительно попросила она. И Элли начала рассказывать. Всё с самого начала — как она вернулась в родной дом, куда неожиданно прилетели эльфы, как ей снилась страшная колдунья, как она встретилась с игрушками, Дональдом, как Корина напала на них… Было в этом что-то исцеляющее — вот так сидеть и рассказывать всё кому-то, кто тебя понимает. Да, она считала своими друзьями и Тома, и Дональда, но… Элли сейчас нужен был кто-то сильнее духом. Рамина внимательно слушала, не перебивая, лишь изредка задавая уточняющие вопросы. Когда повествование коснулось волшебной трубы Торна и книги, Рамина особенно заинтересовалась. — Где они сейчас? — коротко спросила она. Элли положила руку на сумку: — Книга здесь, а труба у Дональда. — Вы позволите мне взглянуть? — деликатно склонила головку мышь-фея. Элли с готовностью развернула книгу, положила на землю и открыла первую страницу — с единственным заклинанием. Рамина взглянула на него — и Элли показалось, что на мышиной мордочке отразилось невероятное изумление. Однако она не высказала его вслух и только попросила продолжить историю. Элли не вдавалась в особые подробности — Рамине это вряд ли было бы интересно, — но попытки наколдовать что-нибудь с помощью непонятного заклинания всё же описала. Закончила рассказ она на том, как Дональд привёл её сюда и исчез, а вокруг поляны в ту же минуту оказался непроходимый невидимый барьер. — Итак, — заговорила Рамина после недолгой паузы, — У вас, насколько я поняла, осталось всего несколько часов — до появления первых звёзд… — Или до прихода сюда Корины, — вздохнула Элли. — Да, возможно, это случится раньше. Но, насколько я понимаю её характер, она вряд ли удержится перед тем, чтобы лично наблюдать ваше унижение, и вполне может явиться незадолго до вечера. Но не беспокойтесь, дорогая, — добавила королева-мышь. — Я этого не допущу и сделаю всё, что в моих силах. В частности, я могу немедленно отправиться к Стелле и сделаю это. Надеюсь, она мне поверит, — добавила мышь чуть озабоченно. — Ведь раньше мы ни разу не встречались. Я предпочитаю не вмешиваться в дела людей, но вы — особый случай. Элли покраснела от смущения. — Да, но как же магические барьеры? — вспомнила она. Рамина развела маленькими лапками. — Для меня они не являются существенной помехой — как видите, сюда я смогла явиться. Корина, хотя и продумала очень и очень многое, кое-чего не учла — а именно, мышиные норы. Похоже, жизнь с Гингемой её не научила уважению к нашему народу, — гневно прибавила фея. — Очень надеюсь, что когда-нибудь ей всё же выдастся случай задуматься над этим… — Я не имела в виду вас, — пробормотала Элли. — Стелла ведь не смогла разрушить барьер вокруг своей страны… Как она сможет прийти ко мне? Рамина с любопытством взглянула на девочку. — Думаю, я кое-что смогу подсказать и ей, и вам. Вы ведь не пробовали ещё ваше единственное заклинание применить сегодня, на этой поляне? — Нет, — удивилась Элли такому вопросу. — У меня ведь всё равно ничего не получается. — Возможно, — загадочно сказала маленькая фея, — для того, чтобы что-то подействовало, необходимо направить действие на что-либо конкретное. Элли смотрела на Рамину с изумлением, а потом вдруг догадалась: — Оно разрушит барьеры?! Королева мышей мягко рассмеялась: — Торн был на самом деле величайшим чародеем на Земле. Все заклинания хороши, но есть совершенно уникальное. Как вы думаете, почему в книге записано только одно заклинание? Элли нерешительно пожала плечами. — Ну… Я не знаю. Мало ли почему… — Видите ли, моя дорогая фея, если бы вы были настоящей волшебницей, то знали бы и то, в каком строгом порядке заклинания записываются в чародейских книгах — ни одно из них не должно мешать или противоречить соседнему. Слова — любые, но тем более магические — обладают мощной силой, даже если просто записаны на бумаге, — серьёзно объяснила Рамина. — И возможно, для одного-единственного заклинания не просто так потребовалась отдельная книга… Рамина склонила голову на прощание и исчезла. Элли осталась на поляне одна. Заклинания не должны мешать друг другу… Может, это заклятие вредит всем остальным? Противодействует?! Элли бегом бросилась к тропинке, где впервые была остановлена невидимой преградой. Но теперь это её не испугало. Коснувшись магической стены обеими руками, Элли уверенно проговорила слова заклинания. И тихонько ахнула, когда ощутила свежее дуновение ветра с тропинки. «Спасибо вам, дорогая Рамина. Без вашей подсказки я бы никогда не догадалась». — А теперь верни, как было, пожалуйста, — прошептала девочка, снова представляя под своими ладонями недавнее ощущение гладкой холодной поверхности. Ведь заклинание может отменить само себя? А потом Элли вернулась поляну и стала ждать. Нет, не Рамину. Сможет ли фея-мышь помочь или нет — теперь это зависит только от неё. И Элли сейчас многим ей обязана. Но кто знает, что случится в будущем? Как всё-таки хорошо, что именно Рамина явилась к ней в эту трудную минуту — друзей у Элли было здесь когда-то много, но фея, со своими знаниями и волшебным искусством, среди них одна. Элли ждала Корину. Больше она всё равно ничего не могла сделать. Колдунья скоро узнает, что победила не всех её друзей, и беспомощная девочка на самом деле не бессильна. Ведь на любое колдовство найдется противостоящее.

Annie: Проблемы стереотипов Персонажи: Озма Рейтинг: G Тип: джен Жанр: пропущенная сцена Таймлайн: после книги Баума "Чудесная страна Оз" или её конец Аннотация: размышления о минусах жизни девочек. Озвучка фанфика здесь: http://pleer.com/tracks/9292638fq9l , читает автор Наверное, если бы все девочки хотя бы немного могли в своей жизни побыть мальчиками - они бы уже никогда не захотели превращаться обратно в девочек. Судите сами. Вы когда-нибудь лазали по деревьям? По крышам? По заборам? Если нет, то вы не поймёте. Если да – вспомните это ощущение: когда земля – далеко внизу под тобой, а ветер бьёт в лицо, и перед глазами открываются новые просторы – с высоты ведь видно дальше… И ты качаешься на тоненькой ветке, и знаешь, что она не сломается под твоим весом – просто чувствуешь. А если и сломается, что с того? Повиснешь на руках, или схватишься за другую. Вспомните радость от осознания своей ловкости, храбрости, силы… А теперь сравните: сколько девочек качается на верхушках деревьев и сколько мальчиков. Потому, что мальчики смелее и сильнее. Бывает, конечно, что и девочка влезет на дерево. Но потом она никогда не забудет посокрушаться по поводу испорченного платья или расцарапанных ног. А то ещё и ныть начнёт… Хотя, конечно, это смотря ещё какая девочка. Примерно об этом (только более эмоционально) думала Озма, оставшись одна. Придворные, гуляя по парку, внезапно узрели свою правительницу, мирно сидящую на ветках метрах в четырёх над землёй. Естественно, поднялся переполох, Озму сняли с помощью лестницы (несмотря на бурные протесты) и торжественно препроводили в её покои. И теперь юная правительница Изумрудного города бегала по комнате и размахивала руками, возмущённо пытаясь доказать что-то (мысленно, правда, а не вслух) воображаемым собеседникам. «Ваше высочество, у вас грязные туфли! Ваше высочество, у вас помятое платье! Вам какое дело? Моё же платье, не ваше! Почему-то раньше никому не было дела до моего платья». Минуту спустя Озма вспомнила: «Ну да, конечно… У меня же не было раньше платьев. У меня были рубашки и брюки…» Вечно заштопанные и в заплатках. Что было, между прочим, очень удобно. Какая разница, сто дыр на одежде или сто одна – смело лезь куда хочешь. А ещё у неё не было лакированных туфелек. Тип вообще любил ходить босиком. Озма устала бегать по комнате и плюхнулась в кресло. - Ваше высочество, вы упадёте! Раньше почему-то не падала, а теперь обязательно должна? Раньше Озма влезала… то есть Тип влезал на самые высокие деревья в лесу. И действительно не падал. Да и Озма бы теперь не упала. Но придворные решили – упадёт, значит, упадёт. А придворным виднее. - Скажите пожалуйста – девочка! Ну и что с того, что девочка! – в сердцах крикнула Озма, стукнув кулаками по коленкам. – Меня почему-то вообще не спросили, хочу я быть девочкой или нет! «И вообще, я же сразу сказал, что не хочу», - закончила она уже мысленно. Иногда она продолжала говорить о себе в мужском роде. По привычке. Она разглядывала свои руки. Какие они тонкие и слабые. Если с такими кулаками полезть в драку – засмеют. Да и много ли ими подерёшься? «Ах да. Девочкам и драться нельзя». А что же девочкам можно?! А если девочка вышла на улицу погулять, то что ей делать? Это был очень даже интересный вопрос, и Озма попыталась вспомнить. Как гуляют девочки? Мальчики – известно как: они дерутся, бегают, кричат, везде лезут. А девочки? «Кажется, они играют в дочки-матери», - с трудом всплыло в памяти. Ну что ж, это ещё не самая нелепая игра. А игрушки у девочек какие? Куколки, бантики, с ума сойти. А занятия? Вышивки-кружева! То ли дело у мальчишек – они берут нож, вырезают из дерева всякие разные поделки… Озма невольно улыбнулась, вспомнив свою последнюю «поделку» - Тыквоголового Джека. Тоже ведь её творение. С большим трудом потом удалось объяснить простодушному созданию, что теперь она не «папаша», а скорее «мамочка». В общем-то, хорошо, что принцессе страны Оз, правительнице Изумрудного города не пристало играть в куклы. Да и вообще она уже вышла из этого возраста… ну, вообще-то, никогда в него и не входила. К сожалению, почему-то строгать, пилить и забивать гвозди правительнице тоже нельзя. - И что теперь? Вертеться у зеркала, как эти придворные фифы? Или сплетничать? То и другое ей было просто смешно и нелепо. Как хорошо, что она всё-таки правительница. У неё есть дела поважнее. А то она бы и в самом деле не знала, чем заняться… - Вот можно подумать, мальчик правил бы страной хуже, чем девочка! «Хотя дело ведь не в том, мальчик я или девочка, а в том, что раньше у меня не было магических способностей», - тут же поняла она. Тип не был волшебником. Озма была. «А может, им имя не понравилось?» - уныло подумала она. Имя – это было самое хорошее в её новом состоянии. Всё же «Типпетариус» (и уж тем более «Тип») звучит намного хуже, чем «Озма». «А может, им просто нужно было, чтобы я был… то есть была получше воспитан… воспитана. Девочки более вежливо себя ведут, чем мальчики. Но кто сказал, что я был хулиганом? Я бы могла себя вести очень-очень хорошо…». - Вот возьму и стану мальчиком обратно, - сердито сказала она своему отражению в стеклянной вазе, которая стояла на столе. Тип давно бы выкинул из комнаты цветы. Но если бы так поступила Озма, то её бы не поняли. И с цветами пришлось мириться. Правда, Озма не знала, как стать обратно мальчиком. Глинда же сразу сказала, что это не в её власти. Во всём виновата только Момби. А Момби теперь не умеет колдовать. «Вот влип!...ла». Пожалуй, сейчас принцесса как никто понимала тех мужчин в городе, которым за недолгое время владычества Джинджер пришлось срочно переквалифицироваться в домохозяек – то есть поменяться местами со своими жёнами. Впрочем, саму Джинджер она тоже понимала. Интересно, а Джинджер когда-нибудь была мальчиком? И как только девочки так живут? И ведь живут же. Скажи сейчас кому-нибудь из них «стань мальчиком» - ещё и откажутся. «Чтоб я ещё хоть раз согласилась на такое!» - с досадой подумала Озма и осеклась. Этого ведь больше не повторится. Если, конечно, она не найдёт способа стать обратно мальчиком, а её не застанут на месте преступления и не превратят обратно в девочку насильно. А она снова. А они опять. И так до бесконечности. Абсурд. - Ладно. Поживу пока девочкой. А там посмотрим. Может, ещё удастся привыкнуть.

Annie: Страшные сказки Персонажи: Кащей Бессмертный, Элли, Страшила, Аларм, Парцелиус Рейтинг: G Тип: джен Жанр: AU Таймлайн: книга Сухинова "Алхимик Парцелиус" и после неё … — Нет! Я не смогу этого сделать! — взвизгнул Парцелиус. — Воскрешение мёртвых — это не по моей части. Я учёный, а не какой-нибудь религиозный пророк! Элли опустила голову. — Что же нам тогда делать? Нам больше не к кому обратиться. — Ничем не могу помочь, — буркнул алхимик. Элли переглянулась со Страшилой и встала. — Что ж. Тогда мы не будем больше вас отвлекать. Извините за беспокойство. Алхимик, стараясь ещё быть вежливым, проводил гостей до двери. А в дверях произошла неприятная встреча. Дорогу перегородил Кащей. У Парцелиуса мороз прошёл по коже от его взгляда, Элли вздрогнула от отвращения. Один Страшила остался более-менее невозмутим. — До свидания, — сказала Элли, обернувшись к Парцелиусу. Кащей не ушёл. Он стоял в проёме двери, из-под капюшона глядя на Элли горящими недобрым огнём глазами. Алхимик что-то пробурчал на прощание, и облачко взлетело, унося Страшилу и Элли в Изумрудный город. — Кто это был? — спросил Страшила по пути. — Кащей Бессмертный, — ответила Элли. — Насколько я знаю, он — известный злодей из сказок в России. Вроде бы даже маг. — Маг? — задумчиво переспросил Страшила. Элли рассеянно кивнула. Ей сейчас было не до Кащея. — Что же нам теперь делать? Парцелиус был последней надеждой. Но если и он нам не может помочь… Страшила не ответил. Он сосредоточенно думал, глядя на удаляющийся «дворец» Парцелиуса. На берегу озера неуклюже маршировали големы. Вокруг башенки вилась сорока. Из двери показалась тёмная фигура в плаще с капюшоном и остановилась — Страшила был уверен, что Кащей смотрит им вслед. — Если он был магом… — пробормотал он про себя. — Что? — не поняла Элли. Страшила снова надолго задумался. — Я не знаю… — наконец неохотно сказал он. — Просто подумал… А если нам попробовать обратиться к Кащею? Безмолвно расширив глаза, Элли повернулась к нему. А потом решительно замотала головой. — Только не к этому скелету. Тем более он ведь всё-таки злодей, не забывай. — Парцелиус тоже не слишком-то добр. И лично я не вижу разницы, обратиться к нему или к Кащею, если они всё равно, похоже, работают вместе. Не зря же Кащей там бродит. Элли молчала. — Это наш последний шанс, — добавил Страшила. — Тогда давай, — согласилась девушка. Элли не читала русских сказок. Если и читала, то в глубоком детстве и изредка, если вдруг в каких-нибудь сборниках попадалось. Поэтому она и знала о Кащее так мало. Если бы она знала о нём больше, то тысячу раз бы подумала, прежде чем решиться обратиться за помощью к нему. Кащей выслушал просьбу друзей молча. Он вообще даже не сразу снизошёл до того, чтобы обратить на них внимание. Только глаза, как два тёмных уголька, периодически мерцали под капюшоном. Наконец Элли закончила говорить и в ожидании ответа уставилась на черноту под капюшоном. — Хорошо, — услышала она свистящий голос, пробирающий до костей. — Я помогу тебе, Хранительница. С одним условием. У Элли тревожно сжалось сердце. Ей стало страшно, и захотелось отказаться. Но она пересилила себя. Это единственный шанс. — С каким? — спросила она, и голос её дрогнул. Кащей откинул капюшон, и девушка в ужасе отшатнулась. — Ты выйдешь за меня замуж, — прошелестел он. Элли отступала, глядя, как загипнотизированная, в горящие чёрным огнём глаза страшного тёмного мага. У неё не хватало мужества согласиться — и отказаться она тоже не могла. Это был последний шанс оживить её друзей. Страшила же стоял, оцепенев от ужаса, и даже не мог ничего придумать, что ответить на это невероятное требование. О, если бы герои читали русские сказки… Мало ли в них говорится о том, как Кащей обманом заманивал к себе в замок красавиц, пытаясь их заставить выйти за него замуж? К счастью, тех девиц всегда выручали женихи — добры молодцы. Элли выручить некому. Никто не будет идти за ней три года, за тридевять земель. Ещё, кстати, неизвестно, оставит ли Кащей её здесь, в Изумрудном городе. С него станется захватить дворец Пакира или построить свой где-нибудь рядышком, и… юную Хранительницу Волшебной страны ждёт поистине страшная участь. А если она скажет «нет», то Аларм и Дровосек навсегда останутся мертвы, а без них… Без них может погибнуть вся страна. И это тоже будет страшно. Представив себе друзей, Элли наконец смогла отвести глаза от страшного лица-черепа, выглядевшего без капюшона особенно пугающе. Судорожно сжала руки в кулаки и сказала, собрав всё своё мужество: — Я могу подумать? Кащей кивнул, по-прежнему буравя её своими жуткими глазами. Дрожа всем телом, Элли схватила Страшилу за руку и потащила по берегу озера, подальше от тёмного мага. Тот презрительно ухмыльнулся, вновь набрасывая капюшон… — Элли согласна выйти за вас замуж, господин Кащей, — угрюмо объявил Страшила, — но с тем условием, что свадьба состоится минимум через год. А за это время мы… — он подумал «найдём способ от вас избавиться», но вынужден был тактично сказать совсем другое: — Лучше узнаем вас и решим окончательно, достойны ли вы руки нашей Хранительницы или нет. Кащей издал звук, который можно было бы принять за смех, если бы он не был таким... замогильным. — О, меня меньше всего волнует оказаться недостойным. Решать мне, а не вам. Я ведь могу и передумать. И ваши друзья погибнут снова. Ну так что же? Элли смотрела в сторону. Её лицо было смертельно бледным, но в глазах горела решительность… и обречённость. Что сказала бы Виллина на это? — Через год, — тихо, но твёрдо проговорила девушка. Кащей снова презрительно усмехнулся. — Что ж. Тогда летим к вашим друзьям, — свистящим шёпотом ответил он. И Элли опять обуял ужас… Но отступления не было. — Ты согласилась выйти замуж… — Аларм с отчаянным недоверием смотрел на подругу, не в силах договорить. — За Кащея, — бесцветным голосом закончила она. — Но ведь он… — Он страшный тёмный маг, да, — горько усмехнулась Элли. — И вообще, возможно, второе лицо после Пакира в Подземном царстве Тьмы… Но я всё надеюсь, что, может быть, всё ещё кончится как-нибудь… получше. Она отвернулась, чтобы Аларм не видел блеснувших в её глазах бессильных слёз. Она надеялась… и знала, что будет надеяться до последнего. Возможно, они смогут победить Пакира раньше, чем через год, и заодно с ним и Кащея. Но Кащей — бессмертный… Вдруг его убить невозможно? И тогда… Элли обречена. Аларм с трудом мог поверить, что Элли согласилась на такое. Ради них с Дровосеком… — А может, можно как-нибудь отменить?.. — начал он, но девушка покачала головой: — Тогда он снова убьёт вас. Юный рыцарь сердито нахмурился. — Что же ты натворила… — Я знаю! — крикнула Элли. — Но у меня не было выхода… Это был единственный шанс. Аларм кивнул, сосредоточенно думая о чём-то. Кащей Бессмертный. Пришёл в Волшебную страну вместе со Сказочным народом и сразу куда-то делся. Скорее всего — отправился прямиком к Пакиру и принялся помогать тому в его чёрных делах. Кащей Бессмертный, маг, страшный злодей… — Он из каких сказок? — спросил Аларм у Элли. — Из русских. Россия — это такая страна в Большом мире. — И что, в этих сказках он тоже всегда бессмертный? — деловито спросил Аларм. Элли грустно улыбнулась: — Кажется, не всегда. Но я тех сказок не знаю. Рыцарь внимательно посмотрел на неё. — Будем искать того, кто знает. Среди сказочного народа наверняка ещё кто-нибудь из русских сказок найдётся. У них и спросим. — И что будет? — вздохнула Элли. Аларм развёл руками. — Будем искать смерть Кащея. Не допущу, чтобы ты вышла замуж за этого жуткого… за этот скелет. — Спасибо, — улыбнулась Элли. На душе у неё стало намного легче. — Ты настоящий друг… Аларм смущённо улыбнулся. Мало ли в русских сказках говорится о том, как Кащей обманом заманивал к себе в замок красавиц, пытаясь их заставить выйти за него замуж? К счастью, тех девиц всегда выручали женихи. Аларм об этом знал ещё меньше, чем Элли. И женихом её он не был. Пока. Но первый шаг был сделан…

Кастальо: Прелестный фанфик про Элли и Кащея!

Ильсор: Annie , Замечательные фанфики, особенно последний - про Элли и Кащея. Очень оригинальная идея. Пишите еще, будет очень интересно прочесть. После этих фанфиков даже жалко, что не удалось прочитать Сухинова. Надо наверстывать...

lazerix-man: Супер

Annie: Чехарда времени Рейтинг: G Тип: джен Жанр: юмор, "пропущенная сцена" Размер: мини, ~ 1000 слов Персонажи: Тёмный отряд, Корина, автор канона, упоминаются Светлый отряд Таймлайн: четвёртая и пятая книга канона Сухинова Аннотация: персонажи ругаются с автором из-за путаницы в хронологии. Примечание: не во осуждение автора канона, а токмо для всеобщего развлечения «Ну кто так строит?». (К/ф «Чародеи») - А дальше у нас по плану встреча с отрядом противника, - бубнил Дональд, уткнувшись в неизвестную остальным членам отряда рукопись, - пафосная беседа между мною и Белым рыцарем, драка и всякая прочая карусель. Ну и где? – он поднял голову и сделал широкий жест. - Что где? – не понял Аргут. – Озеро вот, меч, как вы сказали, там. - Да, но, - Дональд ткнул сначала в рукопись, а потом по направлению к берегу озера, - там никого нет! - А кто там должен быть? – удивился Людушка. - Балда, - сердито сказал Дональд. – Где вражеский отряд, я спрашиваю? – Последняя реплика была уже произнесена в сторону Эльга. Тот только крыльями развёл. И руками заодно. - Их нет, господин. - Тем лучш-ше, - прошипела Карряга. – Заберём меч-ч-ч и уйдём! Но Дональд так не мог. - Карряга, ты читать умеешь? Коряга презрительно отвернулась. На самом деле она вряд ли умела читать. - Во всех нормальных приключениях должна быть войнушка в конце, - наставительно сказал Дональд. – Так не бывает – пришёл, увидел, забрал. Правильно – пришёл, увидел, победил! А побеждать тут кого? – он снова указал на берег озера, девственно-пустынный и тихий, с торчащей вдалеке одинокой древней статуей. - Правильно, - поддержал его Аргут. – Шли-шли, а драться не с кем. А где же Дровосек? Кому я мстить буду? – он пихнул локтем в живот Людушку, и тот поспешно поддакнул: - Вот именно! А я кому мстить буду? Дональд ещё раз оглядел свой отряд, потом берег озера, а потом решительно скомкал рукопись в своих руках и засунул в карман. - Так, всё ясно. Ребята, пошли разбираться. - Куда? – опешил Людушка. - К автору всего этого хронологического безобразия! Между Северной Америкой и Россией есть определённая разница в часовых поясах. Так что героям было очень удобно. Они пришли к автору во сне. - Что это такое? – грозно вопросил Дональд, потрясая рукописью над носом несчастного, сладко спящего автора. - Это? – обалдел автор, то ли проснувшись, то ли не проснувшись – он и сам не понял. – Это моя книга! Я её пишу! - Ага! Пишешь, значит, - потёр руки Дональд. - Да, пишу, и… - автор отнял рукопись у Дональда, - не смейте критиковать! - А вот возьмём и посмеем, - заявил Аргут. – Где наши враги? - Какие враги? - Которые Светлый отряд! – вскипел Дональд. Разговаривать с автором, которому ты снишься, не слишком удобно технологически. - Светлый отряд? – удивился автор и начал быстро листать рукопись с весьма обиженным видом. С каждым перевёрнутым листом вид из обиженного всё сильнее превращался в возмущённый. – Нет, я не понимаю! Приходят, будят меня ночью всякие персонажи недописанные, и ещё чего-то от меня требуют! Вот вы сами сначала что-нибудь сделайте, а потом уже… - Он отбросил рукопись в сторону, стащил с тумбочки какие-то ещё листы бумаги и принялся рыться в них. – Я тут надрываюсь… - И эти листы тоже полетели на пол. – Пишу, стараюсь для вас же… - Новую порцию листов, обнаруженную на письменном столе, протянул автору Аргут. – А вы для меня хоть что-нибудь сделали? А? - Если ты сейчас не скажешь, где Светлый отряд, тогда мы точно что-нибудь сделаем, но уже с тобой! – рявкнул кузнец. Автор развёл руками. - Ну не вышел ещё Светлый отряд в поход. Подождите немного, нетерпеливые какие. Всё спрашивают, когда, да где, да как, не могу же я один за всех всё делать! - Это нормально? – завопил Людушка. – То есть мы что, должны сидеть голодными на берегу озера и ждать, пока они ещё дойдут? - А зачем вы так быстро туда притащились? – не выдержал и автор. – Вот кто тебя дёрнул из Ущелья бежать? – обратился он к Дональду. Тот нимало не смутился. - Ты же сам и дёрнул! Ты же у нас Автор. Великий и Ужасный. - Пока только Ужас-сный, - буркнула Карряга. - Великим я ещё стану, - презрительно пожал плечами автор. – Всё, все свободны. Погуляйте где-нибудь. И не мешайте мне! Когда гости сгинули с глаз долой, автор задумчиво почесал в затылке. - И как это я забыл, что там Светлый отряд должен быть? – обратился он к потолку. – Эти уже пришли, а те ещё не вышли… Ну да ладно. И так сойдёт! Запихну как-нибудь. И на следующий день Светлый отряд благополучно вышел из Жёлтого дворца, а в ту же ночь к автору явилась Корина. - Где Страшила? – требовательно обратилась она к своему создателю и повелителю, даже не дав ему толком осознать, что к чему. - А? – снова так же обалдело, как вчера, спросил он. – Страшила? Зачем тебе Страшила? - Затем, что, - Корина потрясла в воздухе очередной рукописью, - у меня с ним встреча в Городе Теней! Автор развёл руками. - Страшила только вышел из Жёлтого дворца со Светлым отрядом. Через две недели у них битва, а потом и в Город Теней попадёт, не волнуйся. - Не волнуйся? – вскипела Корина. – Мне что, в Городе Теней две недели сидеть? У меня встреча со Страшилой сейчас по плану! А битва у них была вчера! - Как это была вчера, если они сегодня только что вышли из Жёлтого дворца? – потряс руками в воздухе автор. - Это не мои проблемы. Как хочешь, а Страшилу доставь в Город Теней немедленно! Я не намерена ждать! - Ты сама виновата, - возмутился автор. – Кто тебя просил столько у Виллины сидеть? - Какая прелесть, - с сарказмом развела руками Корина. – Я, что ли, сама про себя повесть пишу? Ты же автор! - Я автор, - гордо вскинул голову автор. – А ты мне подчиняешься, потому что ты мой персонаж. Сколько можно меня критиковать? Сначала эти всей компанией, потом ты. А потом кто? Читатели претензии начнут предъявлять? - Я твой любимый персонаж, между прочим. Так что изволь сам распутаться во всех своих хронологических лабиринтах, как хочешь, а битва у отрядов была вчера! А сегодня у меня встреча со Страшилой. Пусть он хоть ещё неделю не выходит в поход, меня эти проблемы не касаются! – Корина повелительно взмахнула рукой и исчезла. Автор раздражённо повторил жест Корины. - «Изволь», - передразнил он её. – Ну любимый персонаж, и что? Кому указывать взялась? Мне? Своему автору? Можно сказать, создателю и повелителю! Может, мне ещё и самому в походы отправляться? Писать книги – дело тонкое, это вам не… не на троне сидеть. Обнаглели. Ну и что теперь мне с этим Страшилой делать? – возмущённо вопросил он в пространство. – Если он сегодня только вышел, а вчера уже пришёл? Две недели впихнуть… в один день назад! Он встал и забегал по комнате из угла в угол. - А, шут с ними, - махнул он рукой наконец. – Пусть сами разбираются, кто когда и куда пришёл. Это не мои проблемы! Я в этой чехарде с их временем копаться не намерен. В конце концов, кто там будет проверять? Автор с честью вышел из трудного положения. Уж что-что, а придумывать приключения и расставлять повествование в правильной последовательности он умел. Светлый отряд вышел из Жёлтого дворца вовремя и встретился с Тёмным отрядом вовремя. С Кориной Страшила тоже встретился вовремя. И вовремя случилось всё остальное. Ну, как будто вовремя. И трудно было заподозрить всю ту чехарду времени, через которую пришлось пройти всем персонажам.

Захар: Это еще присказка. Сказка будет впереди.

Захар: Это что-то необыкновенное и интересное. Так держать! Творческих успехов!

Захар: День открылся на заре Золотистым ключиком, Чтоб досталось на Земле Каждому по лучику. Чтобы пальмы подросли И берёзки с ёлками, Чтоб весною соловьи На ветвях защёлкали. Светит солнышко для всех, Чтоб звенел весёлый смех, Детвора не плакала. Светит солнышко для всех, Чтоб звенел весёлый смех, Светит одинаково. День открылся на заре Золотистым ключиком, Чтоб досталось на Земле Каждому по лучику. Чтоб звенел весёлый смех, Детвора не плакала, Светит солнышко для всех, Светит одинаково.



полная версия страницы