Форум » Фанфики » Копилка минификов » Ответить

Копилка минификов

totoshka: Тема для различных минификов (драбблов, виньеток, однострочников и т.п. мини-форм) не объединенных в большие циклы.

Ответов - 87, стр: 1 2 3 4 5 All

Джюс-Джулио: Siverius, прекрасная зарисовка!

Захар: Здесь должна быть шапка, само стихотворение лучше переместить в отдельный пост. Как проводят свое свободное время Энни и Тим, живущие в штате Канзас, что в США? По всякому. Например, утро они начинают с обливания и зарядки. И конечно, друзья делают все с песней: Тим.( вылив на себя ведро воды). Поздно утром только сони спят, свернувшись в кулачок, Мы встаем лишь солнце тронет нас косым своим лучом! Рассчитайся по порядку, снова солнцу улыбнись! На зарядку, на зарядку становись! На сверкающей лужайке блестки утренней росы, Вспыхнет ярче птичьей стайки наши майки и трусы! Энни (облившись водой). Любо утречком размяться, и нырнуть поглубже в пруд, А потом с друзьями взяться за учебу и за труд! На зарядку, на зарядку становись! Чтобы тело и душа были молоды, были молоды, Ты не бойся ни жары и не холода, Закаляйся как сталь! После такого начала дня, включая закаливание и зарядку, можно смело приниматься за дела. В том числе и совершать путешествия в Волшебную Страну.

Ильсор: Захар , как замечательно и светло у Вас получилось написать! Так весело и оптимистично!

Захар: Спасибо большое, Ильсор, рад, что вам понравилось!

Felis caracal: Интересно, откуда Энни и Тим, живущие в штате Канзас, что в США, так хорошо знают советские песни? И если продолжения не будет, то что-то сомневаюсь, что три строки и компиляцию двух песен можно назвать фанфиком. Может, это куда-то в другой раздел стоило запостить?

Захар:

Глория Джюс: Решила перенести сюда один из своих минификов, выложенных в Контакте.:)) Немного похожие судьбы День стоял солнечный, но время от времени дул прохладный ветерок. Урфин, выбравшийся на главный рынок Изумрудного города с новенькими красивыми игрушками из сосны и красного дерева, стоял в своей палатке за прилавком. Трое покупателей среди горожан у столяра сегодня уже нашлось, но он ждал, чтобы подошёл кто-нибудь ещё, так как был в хорошем настроении и хотел пообщаться. Вот наконец Джюс заметил, что к палатке приближаются двое низеньких коренастых мужчин - один весьма пожилого вида, другой помоложе и постройнее фигурой. Одеты оба были в ярко-розовые кафтаны (у пожилого на голове ещё была такая же шляпа) - национальный костюм Болтунов, но Урфину показалось, что они больше походят на Марранов. Когда незнакомцы подошли совсем близко, у столяра не осталось сомнений - и крупные головы, и черты лиц, и тип телосложения выдавали в маленьких крепышах Прыгунов. Но почему же они одеты, как жители Розовой страны? И почему у Джюса вдруг возникло чувство, что он смутно помнит этих двоих? Желая первым заговорить с новыми покупателями, Урфин с приветливой улыбкой обратился к ним: - Добрый день, уважаемые господа! Игрушки ннтересуют? Могу показать вам что-нибудь - здесь у меня всё новое, свежее. - Добрый день! - ответил один из подошедших, тот, что был попухлее. - Спасибо большое, мы обязательно всё посмотрим. Нам с кузеном, - он кивнул на попутчика, - подарки нужно выбрать для племянников моих. - То есть для моих сына и дочки, - уточнил Прыгун помоложе. - И мы решили, что ваши чудесные игрушки отлично подойдут. Это вы сами мастерите? Урфин кивнул. Ему было очень приятно слышать такие хорошие слова о своих игрушках. - Сам, - отвечал он, - я столяр, сам мастерю и продаю свои изделия. Кстати, - решил он задать интересовавший его вопрос, - а вы откуда в столицу прибыли? Вы Марраны? - Верно; вы очень наблюдательны, - отвечал пожилой крепыш. - Хотя на нас с Лаксом, как вы видите, традиционная одежда Болтунов. - Мы стали её носить с тех пор, как переселились с семьями в Розовую страну, - добавил тот, которого звали Лакс. "Интересно, интересно, - подумал Джюс, - в связи с чем эти парни покинули долину Прыгунов?... И ведь в самом деле - голоса их мне до боли знакомы, и имя Лакс, да и лица тоже... Я с ними знаком хорошо, это точно". - Скажите, - вновь обратился он к Марранам, когда те уже принялись разглядывать товары, - а как вы полагаете, мы с вами раньше не встречались? Знаете, вы напоминаете мне двух хорошо знакомых мне Марранов. (В ту же минуту столяр наконец сообразил, кого именно напомнили ему эти мужички - князя Торма и его двоюродного брата-старейшину, которого действительно звали Лаксом). Старший покупатель обернулся и пристально вгляделся Урфину в лицо. Было очевидно, что и сам он увидел в глазах продавца игрушек что-то знакомое. - Возможно, встречались, - ответил Прыгун, - и вы представляете... у меня тоже какое-то странное чувство... - Минутку... Знаю, кого вы мне напомнили. Марранского князя Торма. А ваш друг - старейшину-вдовца Лакса. Марран кисло улыбнулся и сказал Урфину: - Да, меня зовут Торм. И я в самом деле князь, только... бывший, - вздохнул он. - А я - бывший старейшина, его кузен, - добавил Лакс. - После исчезновения псевдо-бога огня Урфина Джюса мой народ сверг меня как правителя, - продолжал свой рассказ Торм. - А их новые выборные старейшины-вояки Бойс, Харт и Клем при этом выдвинули мне и моим соправителям, включая родственников, обвинение в том, что мы активно поддерживали режим "бога"-захватчика. Я был глубоко возмущён. - Я тоже! - снова вставил кузен бывшего князя. - Можно подумать, они сами не поддерживали! Последние слова Лакс произнёс довольно сердито, но спокойно, без особого гнева. Тут вдруг Торм ещё раз внимательно взглянул на Урфина и многозначительно произнёс: - А знаете что, сударь? Вы, по-моему, очень похожи на... Свергнутый князь не закончил фразу, видимо, обдумывая, как это получше сделать, но джюс понял, куда он клонит, и сказал: - Да-да, вы попали в точку, милейший. Я - тот самый Урфин Джюс, ваш бывший Огненный бог. Пожилой Прыгун (а следом и его кузен) действительно узнал в высоком черноволосом столяре их бывшего покровителя и владыку. Решив сыронизировать, он спросил продавца: - Что, вы правда больше не бог и не король? - Стали простым смертным? - добавил Лакс. Урфин оценил юмор и также усмехнулся в ответ. - Я простой смертный и всегда им был. А эта игра в бога была просто моей авантюрой, и все вы теперь это знаете. Так, а подарки-то вы выбрали уже? - Ага, возьмём вот эту красную белочку и зелёного зайчика. Цена? - Десять золотых, пожалуйста. Торм и Лакс, подумав, решили воспроизвести оплату покупки совместно. Пока они скидывались и считали, чтобы в общей сумме вышло десять золотых монет, Урфин продолжал расспрос: - Значит, говорите, после того, как вас свергли, вы со всеми родными в Розовую страну, к Болтунам перебрались? И давно там живёте? - Года четыре почти; и скажу за обоих, - улыбнулся Торм, - живётся нам там очень даже неплохо. А переехать мы решили буквально через день после переворота. Сами посудите: зачем нам оставаться там, где мы уже не нужны? - Ну а среди Болтунов у нас много хороших знакомых и друзей, - важно произнёс бывший старейшина. Тут они наконец насобирали десять монет, и бывший князь протянул их Джюсу, а тот, взяв их, протянул Марранам деревянных зверюшек, которых аккуратно завернул в бумагу. Продавец и покупатели поблагодарили друг друга, и Торм поинтересовался у столяра, где и как тот сейчас живёт. Урфин рассказал ему, что уже три года живёт в скромном домике в долине Кругосветных гор, женат на давней возлюбленной - Жевунье Эми, и у них уже есть дети - двухлетние двойняшки, сын Марвин и дочь Глория. Занимается столярным ремеслом и огородничеством. И что самое главное, именно в нынешний период жизни он впервые чувствует себя по-настоящему счастливым. Пока половину выложила, закончу завтра.

Shadow: Глория Джюс Мне понравилось, очень мило! Жду продолжения.

Shadow: Еще мне очень понравились зарисовки мыслей Урфина от Siverius. Вообще интересно, что многие знаковые персонажи - Жевуны по происхождению - ЖД, Урфин, Страшила тоже вроде как из Голубой страны)).

Глория Джюс: Shadow, большое спасибо! По поводу Голубой страны - да, я тоже это заметила, и ещё тот факт, что именно с неё в большинстве книг у Волкова и начинаются приключения гостей из Большого мира в ВС. Или с ближайших к ней территорий (Подземная страна, Лисье королевство). Ладно, продолжаю историю.) - А не жалеете об утраченной власти? - спросил у Джюса Лакс. - Честно говоря, нет, совсем уже не жалею. Я давно разочаровался во власти, в политике, вообще во всех этих делах. Ничего хорошего мне это не принесло, к тому же власть - огромная обуза. Простая мирная жизнь гораздо лучше. Кстати, а вы как, почтенный Торм, не сожалеете о случившемся? Сложив покупки в небольшой красный мешочек, который он держал в правой руке, бывший князь отвечал: - Как сказать... Сначала нам с Юмой было, разумеется, очень неприятно выслушивать оскорбления и обвинения в наш адрес от людей своего же народа. Вот неблагодарные, думали мы - ведь до вашего, господин Джюс, прибытия (простите, пожалуйста, если что) мы жили практически без конфликтов с нашими подданными. Мы столько лет ими правили, много для них делали! Но потом... - Появились вы и, откровенно говоря, разбаловали нас, аристократов, научив нас большему обогащению за счёт непосильного труда простых ребят, - помог Торму закончить его мысль кузен. Урфин, вздохнув, смущённо опустил голову - он знал, что Лакс говорит правду, и не отрицал этого. - Да... И первое время после отъезда мы с горечью вспоминали былые дни - я даже выпивал частенько по вечерам, чтобы заглушить печаль... А со временем тоже привыкли к простой жизни в стране Стеллы и вполне счастливы. Юма, по-прежнему увлекающаяся модными нарядами и причёсками, полюбила носить розовые платья и нашла себе среди Болтуний трёх хороших подруг - таких же домохозяек. Они обожают устраивать девичники, и сегодня моя милая также в гостях. И оба сына неплохо ужились с местной молодёжью. Старшенький, Грон, стал фермером и женился недавно на хорошенькой Болтунье Сельме. Ну а что до меня, то я работаю на почте Розовой страны - письма и газеты разношу. - А вы, Лакс? - Я теперь сапожник, чиню и мастерю обувь всевозможных оттенков розового - от самого бледного до почти красного. И зарабатываем оба неплохо - правда, брат? - Он похлопал бывшего князя по плечу, и тот добродушно хихикнул в ответ. Джюс умиротворённо улыбнулся. - Хорошо хоть, что вы все живы и здоровы, - сказал он, - это самое главное. - Увы, не всем после революции так повезло, - вздохнул Торм. - Помните, у нас был ещё такой друг - знатный старейшина Венк? Так вот, его уже нет, наверное, в живых - группа повстанцев разрушила и разграбила его дом, а потом заколотила беднягу дубинками. Когда мы покидали долину, он неподвижно и без сознания лежал на земле. - Но может быть, он всё-таки жив и очнулся потом, - предположил Лакс. - Тогда он либо тоже эмигрировал куда-нибудь, либо остался на родине обычным гражданином. Мы ведь точно ничего о нём не знаем. Эта новость неприятно удивила Урфина. - Кошмар! - воскликнул он. - Да уж, вы, Марраны, в самом деле народ очень необузданный. Хотя в то же время и не жестокий, и даже великодушный в каком-то смысле. И знаете, мне ужасно совестно - и перед вами, и перед вашими бывшими подданными... ведь всё это по моей вине случилось. Право, мне очень жаль. Свергнутые князь и вельможа взглянули в глаза бывшему Огненному богу. Увидев в них искреннее сочувствие и раскаяние, Торм подбадривающе сказал ему: - Всё в порядке, почтенный Урфин, вашей вины здесь нет. Вы ведь хотели всё сделать как лучше - устроить нам цивилизованную жизнь, отучить бояться огня, и вам это удалось. К тому же в нашей вынужденной эмиграции вы не виноваты вовсе. - Ваша вина лишь в том, пожалуй, что слишком... избаловали нас и обострили наши отношения с народом. Особенно его, - иронично произнёс Лакс и чуть скосил глаза на кузена. Тот вяло махнул на бывшего вельможу рукой - мол, и так знаю, не напоминай лишний раз. Столяр же в ответ лишь вздохнул. Он понимал, что уж у кого-кого, а у княжеской семьи и другой марранской знати претензий к нему особых быть не могло. Ведь больше всего он для них и постарался - уютные дома, роскошные пиршества! Но всё же он повторил: - Может, конечно, и так... Но мне всё равно очень совестно перед всем народом Марранов, и я от всего сердца прошу у всех вас прощения за принесённые вам беды. Торм и Лакс сказали, что прощают ему всё от имени всего своего народа, и у Джюса на душе отлегло. Тут пожилой Прыгун вдруг спохватился: - Заболтались мы здесь с вами - видимо, заразились от нынешних сограждан любовью поболтать! А ведь нам пора идти! Было очень приятно пообщаться! - И спасибо за игрушки ещё раз! - добавил Лакс. - Они действительно прекрасны, вы замечательный мастер. Урфин слегка покрылся румянцем, но Марраны почувствовали, что столяру были очень приятны последние слова. Джюс оправил чуточку помявшийся зелёный кафтан и, улыбнувшись, сказал покупателям: - Очень надеюсь, что вашим малышам они понравятся. - О, обязательно понравятся, я в этом не сомневаюсь! - воскликнул бывший князь. Взглянув ещё раз Урфину в его доброе лицо с умиротворённым выражением, он добавил: - Знаете, вот когда я смотрю на вас сейчас, мне трудно поверить, что вы когда-то были суровым диктатором. - Того сурового диктатора и завоевателя больше нет, друг мой Торм, - ответил ему Джюс. - Можно считать, что он умер, а вместо него родился новый Урфин Джюс - добрый и мирный трудяга-гражданин. - Здорово сказано! - отметил Лакс. После этого продавец и покупатели пожелали друг другу всего наилучшего и распрощались. Прыгуны неторопливо зашагали прочь, а Урфин остался в палатке, ожидая новых посетителей, поскольку рабочий день ещё продолжался. На душе у него после откровенной беседы с бывшими князем и вельможей остались приятные ощущения - ему было очень интересно узнать новости из жизни Марранов, и он в принципе был рад за большинство из них. А главное, что они с Тормом фактически нашли взаимопонимание - оба сумели достойно пережить своё падение и потерю власти и впоследствии неплохо зажить простой жизнью, так, что жалеть об уходе из политических дел не приходилось. Бывший Огненный бог видел, что Торм и Лакс прекрасно осознавали его долю вины в разрыве правящей верхушки Марранов с народом и последствиях этого, но вслух открыто обвинять не стали, так как не хотели теперь неприятных разговоров, воспоминаний и ссоры. Как и сам Джюс. Внезапно раздумья Урфина были прерваны громким восклицанием моложавого мужского голоса: - Ой, это вы, господин Джюс? Добрый день, очень рады вас видеть! Как ваши жизнь и работа? Очнувшись от глубоких размышлений, столяр оглянулся и увидел, что к палатке подошла пара - Марран в зелёном костюме и женщина изместных. Видимо, это был один из оставшихся жить в Изумрудном городе бывших солдат-дезертиров и его жена-урождённая изумрудогородка. Немного подумав, Урфин вспомнил этого солдата, даже по имени. - Здравствуйте, здравствуйте, Орп, - поспешно обратился он к Прыгуну, - и вам, сударыня, день добрый! Извините, что не сразу вас заметил, просто задумался слегка. - Орп понимающе кивнул. - Итак, чем я могу быть вам полезен? У меня большой выбор новеньких игрушек. - Очень хорошо, - сказал Марран, - мы с Ловисой хотим ребёнку купить какую-нибудь зверюшку или куколку. - Дочке нашей, лет шести, - добавила Ловиса. - Смотрите и выбирайте, пожалуйста, - улыбнулся Джюс новым покупателям. Супруги принялись рассматривать товары Урфина (надо сказать, что Страшила с недавних пор изменил закон о зелёных очках, сделав их ношение не обязательным, а добровольным), а тот в ожидании выбора продолжил свои мысли о Марранах и о превратностях жизни и судьбы. Да, нелегко всё же пришлось бывшему марранскому князю с семьёй, как и ему самому, но они смогли со всем справиться и решить свои проблемы. И теперь никто из Марранов - ни бывшая знать, ни простолюдины вроде его бывших воинов (в этот же день, как ни удивительно, ему повстречалась ещё одна пара - бывший солдат, оставшийся в Фиолетовой стране, с женой-Мигуньей) - на него совершенно не сердится, все ему всё простили и общаются с низвергнутым "божеством", как ни в чём не бывало. Что же касается его самого, бывшего грозного завоевателя Урфина Джюса, то тут он в очередной раз поймал себя на мысли, что по-настоящему счастливым и довольным жизнью он стал ощущать себя именно в последние годы, когда женился, завёл семью, занялся мирным трудом и зажил спокойно. Конец.

Shadow: Очень добрый конец, тепло на душе.

schwarz: Глория Джюс , классно, прочитал с удовольствием, душа действительно с теплотой воспринимает такие сочинения. Спасибо!

Глория Джюс: Shadow, schwarz, большое спасибо! Всегда рада, когда мои творения кому-то нравятся. А вот ещё один мой минифик. Дедушкина внучка или Что меня ждёт Внучка бывшего подземного короля Ментахо Альгида в детстве была очень активной и весёлой девочкой - обожала танцевать, в том числе на школьных уроках танцев, гулять со своим питомцем-Шестилапым Снежком, играть с друзьями в разные подвижные игры. И в то же время Альгида рано стала серьёзной и ответственной - в возрасте семи лет она уже обрела двух младших братиков Асфейо и Бергано, плюс двух младших сестрёнок Кармеллу и Маньяну. И довольно быстро приучилась помогать дедушке с бабушкой присматривать за ними, когда родители уходили на работу. Очень любила девочка своих родителей Просперо и Ленару, так же, как и братьев с сёстрами. Но особенно привязалась она к своему дедушке с отцовской стороны - ткачу Ментахо. Это было связано с тем, что именно с ним и с его женой, тихой бабушкой Эльвиной, будущая правительница Изумрудной страны, как и другие дети Просперо и Ленары, проводила в детстве больше всего времени. Удавалось это очень легко, поскольку жили папины родители совсем рядом с семьёй Просперо, и соседи навещали друг друга практически ежедневно. Старики, особенно дедушка, были очень добры и веселы с внуками, придумывали много занимательных игр и историй; с Ментахо же Альгида, судя по всему, обнаружила и некоторую душевную близость (в таких качествах, как активность, упорство, находчивость) и потому во многом старалась подражать ему. И вот однажды вечером, пока папа был в гостях у друга, мама готовила дома ужин, а братья и сёстры были с мамой, девятилетняя будущая королева сидела дома у стариков рядом с дедушкой, увлечённо работавшим за ткацким станком, и, внимательно наблюдая за Ментахо, долго раздумывала. Станок тихо пел, ткач мурлыкал какую-то песню ему в такт. Наконец после длительного молчания Альгида спросила: - Дедушка, а кто сейчас правит нами, рудокопами? - Мы живём в Голубой стране, которой, когда ты родилась, правил Жевун Прем Кокус, - отвечал старик, не отрываясь от работы, - а теперь, после его смерти, правит Урфин Джюс, мой друг и папа твоей подружки Глории. Следовательно, сейчас нами и Жевунами правит Урфин. - А Ружеро? - спросила девочка. - Ружеро является советником Джюса по делам нашего народа. Но слияние наше под властью одного правителя произошло уже при Урфине, а при Кокусе мы ещё были как бы автономны друг от друга. Тогда Ружеро был официально правителем рудокопов, с самого момента нашего переселения из Пещеры сюда, на поверхность... Кстати, а что это ты вдруг заинтересовалась нашими правителями, малышка? - С этими словами Ментахо оглянулся к внучке и с улыбкой взглянул на неё. Альгида немного помялась, а затем сказала: - Знаешь, дедуль, просто мне тут что-то подумалось, - её карие со слабым зеленоватым отливом, как у дедушки, глаза заблестели, - что ты мог бы быть для нашей страны неплохим правителем. - Я? - удивился ткач. - С чего это ты так решила? - Ну, ты такой добрый, умный, активный, решительный. И вообще что-то в тебе такое есть, как бы это сказать... Ты влиять умеешь, подавать толковые идеи, и тебя часто слушают. И ещё когда ты какую-нибудь торжественную речь произносишь, ты с таким видом стоишь, стакой красивой осанкой... В тебе будто величие какое-то открывается, словно ты не простой деревенский ткач. Эти слова внучки сильно смутили Ментахо -давно уже никто не говорил ему подобного. Знать, конечно, знали об этих его качествах, это само собой, всегда благодарили за помощь и общественную деятельность,,но комплиментов по этому поводу не делали. Впрочем, он этого и не требовал, но всё же... - Что такое, дедушка? Тебя... смущают мои слова? - удивилась внучка. - Разве тебе никто этого не говорит? - Да вот ты первая за все последние годы, что я помню. Спасибо тебе, конечно, милая, но право же, ты меня переоцениваешь! - И с этими словами старик слегка усмехнулся. - Наверное потому, что любишь. - Люблю, - улыбнулась девочка, - и считаю, что ни капельки не переоцениваю. Ты правда молодец! Ментахо ещё раз поблагодарил Альгиду и со словами "ты у меня тоже умница!" ласково потрепал её по чёрным локонам. После дедушка с внучкой распрощались до следующего дня, и девочка побежала домой. Когда она помогла уложить всех младших и сама легла спать, в её голову закралась мысль, что её любимый дедушка не очень похож на обычного сельского мужчину. И с мыслью "Интересно, а кто он вообще на самом деле, кем был в молодости?" она и заснула. Окончание следует. Допечатаю завтра.)

Глория Джюс: *** На другое утро Альгида сразу после завтрака снова отправилась к дедушке и бабушке, так как день был выходной и в школу идти было незачем. На пороге её встретила голубоглазая Эльвина, одетая, как обычно, в зелёный халат и белый чепчик. Старики, как и почти все члены семей их четверых детей (включая и Просперо с Альгидой) предпочитали в одежде разные оттенки зелёного цвета, порой в сочетании с белым. - Привет, бабуль! - сразу сказала девочка старушке. - Привет, дорогая, - ответила бабушка, расцеловав внучку в лицо, - очень кстати ты пришла! К нам с дедушкой гостей несколько пожаловало на чай, и я приготовила очень вкусный фруктовый пирог. На твою долю тоже хватит. - Здорово! А кто к вам пришёл? - Барбедо, пятиюродный брат Ментахо, и его жена Эльмара с двумя внуками-близняшками. В общем, дальние родственники наши, ты их знаешь. Альгида обрадовалась и побежала на кухню, где как раз сидел дедушка Ментахо с гостями. Их девочка всех сразу узнала - невысокого седого толстяка дедушкиных лет, повара Барбедо, его такую же старенькую и плотненькую жену и двух мальчиков-близнецов с рыжими волосами, голубыми глазами и веснусчатыми лицами - их внуков. Все они были в оранжевой одежде - их семья, сколько помнила Альгида, всегда почему-то отдавала предпочтение именно этому цвету. Поздоровавшись со всеми, девочка присоединилась к чаепитию. А когда наугощалась и вдоволь наболталась с рыжими близнецами (их, кстати, звали Гильермо и Пампуро), начала с любопытством слушать разговор двух дедушек, близкородного и дальнего. Как выяснилось, вчерашние слова Альгиды крепко засели в мозгах у Ментахо, и тот делился впечатлениями с кузеном, как он называл Барбедо. - Понимаешь, вроде как она права, - говорил он, - и я поймал себя на мысли, что сам не знаю, откуда у меня всё это идёт - влиятельность, краснобайство, дар убеждения. Я ведь, как всем известно, потомственный ткач, а в такие минуты выгляжу, наверное, точно... король какой-нибудь или что-то в этом роде. - Это верно, братец, - отвечал толстый Барбедо, облизываясь после очередного куска пирога, - я и сам, если честно, удивляюсь некоторым твоим манерам и наклонностям. Любопытно, в кого ты такой уродился... Хотя твоё умение красиво и в то же время дельно говорить мне очень нравится - поучиться бы этому у тебя! Маленькая Альгида слушала эту беседу, и всё больше начинали одолевать её смутные сомнения. "Что-то здесь явно не так", - думала девочка, внимательно наблюдая за обоими стариками, - "у меня такое чувство, что кто-то из них что-то скрывает, либо оба они что-то скрывают друг от друга, либо кто-то что-то скрывает от них обоих, чего они не знают или не помнят. И не только они, но и все их близкие, в том числе и мои родители. Интересно, а что меня в будущем ждёт, если я открою все тайны, связанные с моей семьёй? Вдруг будет что-нибудь неприятное... Ну ничего, как бы там ни было, однажды я до правды всё равно, обязательно докопаюсь!" И с этим твёрдым (и осуществлённым спустя несколько лет) решением она встала из-за стола и, поблагодарив дедушку с бабушкой за приглашение и угощение, отправилась гулять на свежем воздухе вместе с дальними "кузенами" Гильермо и Пампуро, давно звавшими её поиграть в салочки. Конец:))

schwarz: Глория Джюс , очень тёплая сказка, спасибо!

Глория Джюс: Вот ещё одна мини-работа. Правда, пока без названия (я его ещё не придумала), но со временем она его тоже приобретёт. Этим прохладным после дождливой ночи утром отставной фельдмаршал Дин Гиор вставал и вообще всё делал, как и любил, неспеша. У него был выходной в его новой работе - проведении воинских учений с молодыми новобранцами-рекрутами, которые по указу королевы Альгиды были набраны для будущей армии Зелёной страны, которая, как решили правительница и её советники, будет необходима на случай нападения какого-либо нового врага. Нужно сказать, что профессиональный воин Гиор ещё после двух войн с Урфином Джюсом высказывался при дворе Страшилы за создание института регулярной армии для обороны Изумрудного города, однако Премудрый правитель, рассчитывая в основном на помощь друзей из Большого мира, медлил с этим делом, хотя и взял идею на рассмотрение. И теперь знаменитый длиннобородый солдат был очень рад, что новая правительница помыслила так же практично (не всегда же у загорских друзей может быть время и возможность), как и он; к тому же это дало ему работу и на мирное время. После завтрака Дин вышел погулять по главной городской улице и подышать с пользой для здоровья свежим воздухом. Встретив по дорогк Кабра и Голду Гвин - одной рукой пожилой купец держался за руку жены, а в другой держал трость, на которую всё чаще стал опираться при ходьбе, - он поздоровался с супругами и спросил, как у них дела. - И вам доброго дня, господин Гиор! - отвечал с поклоном Гвин-старший. - У нас, спасибо, всё нормально. У вас-то как? Выходной сегодня, как я понимаю? Лично у меня вот сегодня дел нет, а сын поехал на базар в Когиду. - Да тоже неплохо, слава великому Гуррикапу! И у меня в самом деле сегодня выходной от работы с молодёжью. А как Дарел с супругой? - О, у них с Эвночкой тоже всё отлично! - заулыбалась Голда. - Похоже, у нас скоро внучок или внучка появится. И честное слово, я так жду этого! - Не только ты, дорогая, я тоже! - важно добавил Кабр Гвин. - Что ж, поздравляю вас с ожидаемым прибавлением в семье, - сказал, вздохнув, фельдмаршал, Вскоре после этого он попрощался с супружеской парой, и они разошлись в разные районы города. Присев на скамейку, коих вдоль аллеи стояло немало, Дин Гиор вдруг задумался над тем, почему он за всю свою жизнь, в отличие от своего лучшего друга Фараманта, Према Кокуса, Лестара, Урфина Джюса и даже Кабра Гвина, так и не нашёл себе жену. Много встречалось ему интересных девушек и женщин - красивых, умных, смелых, но ни с одной из них у бравого солдата не сложилось ничего серьёзного. "Возможно, это потому, что я сам особо не стремился к женитьбе и не пытался кого-то заинтересовать"? - размышлял он почти вслух, благо никто его не слышал. - "А может быть, так уж предначертано мне одиночкой всю жизнь прожить?" Тут неожиданно Гиор, обернувшись к ближайшей тропинке, увидел медленно идущих в его сторону двух девушек. Одну из них, высокую шатенку в бордовом платье с зелёными узорами, он сразу узнал - это была сестра министра Торрино (мужа Альгиды) Оливия, приехавшая в столицу навестить брата два дня назад. Другая же, рыжеволосая представительница народа Марранов, одетая в национальный спортивный костюм, была ему абсолютно незнакома. Солдат поспешил встать и затем сразу же слегка поклонился девушкам. - Добрый день, дамы! - учтиво сказал он. - Здравствуйте, уважаемый фельдмаршал, - отвечала Оливия, делая книксен, - мы с Норой очень рады, что встретились с вами сегодня. Окончу попозже:))

Захар: Отличное начало истории, ждем продолжения!

Глория Джюс: Захар, спасибо! - Здравствуйте! - с каким-то робким, но нескрываемым восхищением произнесла Марранка. - Вы, стало быть, и есть знаменитый Дин Гиор? А я именно таким вас себе и представляла, вот здорово! - А вы, милочка, кто такая будете? - полюбопытствовал солдат. - Ой, простите, я ещё не успела вам представиться! - весело тряхнув огненно-рыжими кудрями, воскликнула незнакомка. - Меня зовут Нора. Ну а о причине моего визита в Изумрудный город вам Оливия сейчас объяснит, а то я стесняюсь немного. Поможете? - обратилась она к спутнице. - Хорошо, моя дорогая, постараюсь, - ответила дочь Эльяны и рассказала, что Марранка двадцати пяти лет по имени Нора приехала день назад в столицу Волшебной страны (поселилась у родного дяди) с целью попробовать вступить в армию Изумрудного города. Глаза у фельдмаршала округлились от изкмления. - Я... не ослышался? - растерянно спросил он. - Вы, Нора, хотите... служить в армии? Но ведь вы девушка, а мы берём в войско только мужчин. - Да, я понимаю, что моя идея кажется вам несколько странной. Однако у меня прекрасная физическая подготовка, плюс я всегда отличалась боевым характером, как большинство Марранов и Марранок. И мне бы очень хотелось бороться с врагами родной Волшебной страны. - Так ты специально уехала из родного края в Изумрудный город, чтобы записаться в бойцы? - решила уточнить у недавней приятельницы Оливия. - С этой лишь целью или зачем-то ещё? Нора снова немного смутилась, а затем кивнула и сказала: - Да, а заодно, может, и познакомиться с каким-нибудь интересным мужчиной. - При этих словах она не без интереса осмотрела Гиора. Тот также внимательно оглядел удивительную девушку и после недолгой паузы кивнул. - Ну что ж, хорошо, тогда завтра приходите на дворцовую площадь к девяти утра. Как раз будут тренировки, и вы себя покажете. Если вы меня не разочаруете и сами не разочаруетесь в военной службе, оставлю вас в учениках - я совсем не буду против. Ведь насколько мне известно из истории, девушка-боец всегда представляет собой неординарную картину. Нора засияла от радости, поблагодарила Дина и пообещала на следующий день непременно прийти. Оливия тоже поблагодарила фельдмаршала за добрый приём и заинтересованность; тот ответил, что всегда рад помочь таким же, как сам, патриотам. После девушки попрощались с солдатом и ушли по своим делам, а Дин Гиор неспеша побрёл домой, чтобы получше отдохнуть и подготовиться к завтрашней работе. Конец.

Захар: Отличный фанфик, очень понравилось насчет марранки Норы. Надеюсь, что военная служба не разочарует ее.

Felis caracal: Однострочник со старого феста в сообществе "Мир Волкова". Заявка: «После СПК. Элли и предчувствие Рамины, что она не вернется в Волшебную страну. Фред строит предположения о причинах». — О чем задумалась, сестрёнка? — Фред уселся на крыльцо рядом с Элли. Из дома слышался негодующий рёв трёхлетней Энни, но брат с сестрой даже не повернулись, зная, что малышка всего лишь опять не хочет идти спать. Элли подняла на него глаза: — Знаешь, Фредди, я вспоминала предсказание Рамины. Ты помнишь? Фред изумился: сестра уже давно не говорила при нём о Волшебной стране. — Конечно, Элли. А почему ты... Девочка не дала ему договорить: — Я часто так сижу и вспоминаю. Увидела вон то облако, похожее на дракона, и снова вспомнила. Фред... Как ты думаешь, почему я не смогу вернуться? — Ну, сестрёнка, — фыркнул Фред, — ну ты и спросила! Откуда же мне-то знать, почему ты не вернёшься? Может, Рамина ошиблась или чего-то не знала. Отправила же тебя Виллина через всю страну, когда надо было только каблуками щёлкнуть! — Нет, Фредди, — тихо ответила Элли. — Это совсем другое. Рамина говорила так, будто знала точно. Фред почесал в затылке. — Точно, говоришь... Вообще-то ты изменилась, выросла, я тебя даже не сразу узнал, когда приехал. Может, взрослым нельзя в Волшебную страну? Хотя был же там твой дядя Чарли, и ничего. Значит, не то. — Выросла, — повторила Элли. — Нет, это ни при чем. Гудвин тоже не был ребёнком. — Гудвин! — У Фреда загорелись глаза. — Элли, да ведь это то, что нам нужно. Достанем воздушный шар, если надо, подлатаем и попробуем перелететь пустыню. Раз он смог, то сможем и мы! И никакого предсказания не получится! — Фредди, не надо, — грустно улыбнулась Элли. — Это же дорого. Да и когда? Через три недели мне возвращаться в школу, тебе — в колледж... Пойду посмотрю, не надо ли помочь маме с Энни. Девочка поднялась и скрылась в доме. «Она и правда изменилась, — подумал Фред. Прежняя Элли загорелась бы его идеей сразу. — Может, дело в этом? Просто Элли сама поверила, что ей не вернуться? Но я всё-таки найду способ попасть в Волшебную страну! Пусть даже к этому времени мы уже станем совсем взрослыми. Не будь я Фред Каннинг!»



полная версия страницы