Форум » Фанфики » Уголок Рамерии: помечтаем о звездах? » Ответить

Уголок Рамерии: помечтаем о звездах?

арна: Уважаемые изюмчи и гости столицы! Предлагаю объединить разрозненные ссылки на страницы с рамерийской тематикой. Скидывайте сюда Ваши ссылки на фанфики (не только с других сайтов, но и с нашего, чтобы людям искать проще было), литературоведческие тексты по ТЗЗ, просто рассуждения на эту тему, арт, в общем, что есть, с миру по нитке, кто сколько сможет) Не найдем - напишем свои:). И ссылки - сюда. Сами тексты выкладывать не рекомендуется, в целях облегчения поиска по странице и во избежание проблем с авторским правом.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

арна: Нашла в интернете 2 юмористических фика о Рамерии. Не знаю, давать ссылку или не давать - может, я этим сетевой этикет нарушу. Ну а как тогда люди их найдут?

арна: Причем фики без всякого рейтинга - даже не надеялась)

арна: Просмотрела книгу Волкова "След за кормой". В принципе, даже само по себе интересно. Там костяк сюжета как в ТЗЗ - племя захватило рабов из другого племени. Среди рабов выделяется самый главный - Фаттар, который обманывает своего хозяина- купца. Племя господ строит невиданный корабль и выходит в Большую Соленую воду. Кормщик Кнот уговаривает товарищей не стрелять в дельфинов (ничего не напоминает?) В одном месте корабль перетаскивают волоком, и рабы угоняют корабль и возвращаются к себе на родину. А господа тоже возвращаются домой, только пешком. В принципе, у Волкова много на тему рабства написано. На тему космоса - меньше. По-моему, только "Путешествие Пети Иванова на внеземную станцию". Но скачать, по-моему, его нигде нельзя. Я это к чему: если собрать все произведения Волкова, можно будет вычислить истинный сюжет Тзз?


Лайла: Думаю, это вряд ли возможно, ведь даже если принять, что сюжет ТЗЗ перекликается с другим творчеством Волкова, сюжеты разных произведений сложатся в огромное количество разных комбинаций и решить, какая из них ближе к истине, можно только наугад. арна пишет: Там костяк сюжета как в ТЗЗ - племя захватило рабов из другого племени. Среди рабов выделяется самый главный - Фаттар, который обманывает своего хозяина- купца. Племя господ строит невиданный корабль и выходит в Большую Соленую воду. Кормщик Кнот уговаривает товарищей не стрелять в дельфинов (ничего не напоминает?) А вот это интересно. Появляется надежда, что всё же сюжет ТЗЗ - целиком (или почти целиком) волковский. Правда, возможен ещё вариант, что кто-то решил взять за основу книгу Волкова, чтобы дописать ТЗЗ, но, по-моему, звучит маловероятно.

mage-demi-savant: Сюжет без сомнения его , вот если бы еще черновики достать , тогда ... Тот кто дописывал нанизывал на каркас сюжета материал- общий каркас скорее всего уже был,как пишет Арна Честно говоря жила бы я в Москве , если черновики сохранились давно бы их достала . Там просто контакты надо навести аккуратненько и поверьте получиться , только на это время надо потратить

Чарли Блек: mage-demi-savant Черновики, говорят, в Томске.

mage-demi-savant: У кого это известно

арна: Как мне в других разделах форума сказали, черновики возможно частично у внучки Калерии Вивиановны в москве, частично в музее в Томске, но там, как у всех музейщиков, не выцыганишь, мне мама сказала, она сама музейщик. Но я давно уже дала себе слово, что съезжу в Томск, когда смогу ездить куда хочу. Как я уже писала, законченная Волковым рукопись существует. Кстати, имена через черточку тоже взяты из "следа за кормой".

арна: Это новый фанфик о Рамерии: Читать:ПОСЛЕ БАЛА. На углу площади, недалеко от дворца Гван-Ло, стоял на своем посту солдат-гвардеец. Гвардейцы были выставлены по всему городу потому, что был особенный день - правитель во дворце собирался принять несколько тысяч иностранных гостей. Интересующий нас гвардеец поступил на службу совсем недавно. Для мужчины он был недостаточно стар, для мальчика - недостаточно молод. Его внимательные и еще немного детские темные глаза обозревали этот новый для него мир спокойно и открыто. Красивая сиреневая форма, сшитая навырост, висела немного странно на худой и нескладной фигуре. Солдат переговаривался с напарником, когда к ним подошли три девушки-арзашки, в платьях в полосочку, горошек и клеточку. - Добри дэнь, - сказала одна их них (в платье в полосочку) с сильным акцентом, - извинитэ, эщэо плохуо сказаваэм по-мэнвитски, , ви нэ подскажетэ, гдэ здэсь домо с часами? - Дом с часами? Вам прямо, чуть-чуть дальше. Первый раз в наших краях? - Ми приэхали по обмэну студэнтами, - улыбнулась девушка. - Какой курс? - Пэрвый. - А нас учат гипнотизировать, но еще больше стрелять учат. Со ста шагов я попадаю... - Проститэ ми очэнь спэшимь, в другой раз поговоримь. - мило улыбнулась девушка. Они отвернулись и не очень-то спеша пошли по дороге. Солдат снял форменную шапочку и провел рукой по бритой голове. Было жарко. - Что сделать, чтобы они меня заметили? - подумал он. Его взгляд упал на шланг, лещащий на клумбе. Из шланга текла вода. Дворника уже давно не было. Гвардеец подобрал шланг пустил в арзашек широкую, щедрую струю воды.А в это время, по той же дороге, что только что подошли девушки, но быстрее, чем они, к гвардейцу подошел молодой арзак, у которого была назначена встреча с этими деушками под часами. Он подоспел как раз в тот момент, когда солдат поднял шланг, а девушки звонко завизжали на всю округу. Конечно же, арзак кинулся на защиту своих дам и однокурсниц. Не долго думая, он взял метлу, которую дворник здесь же оставил, и со всей силы огрел гвардейца по спине. Тот резко повернулся, и ловко схватился за ветви метлы. Непродолжительное перетягивание метлы закончилось тем, что у арзака в руках осталась одна палка, но менвит пошел на него. Арзак попятился, вскочил на сгруженные у подъезда ящики с овощами и фруктами, предназначенные дворцовой кухне, для сегодняшнего пира. Менвит попытался поймать арзака, но тот все время норовил ткнуть в него палкой. Тогда гвардеец ногой выбил один из нижних ящиков, и вся конструкция посыпалась на него. Дальше пошла рукопашная схватка среди раздавленных фруктов. Посмотреть пришли двое соседних гвардейцев. Они начали скандировать: - Кау-Рук, Кау-Рук! Подошли те три арзашки. - Ой, какой кошмар! - воскликнула арзашка в полосочку и бросилась было их разнимать, но две другие удержали ее: - Они один на один дерутся. И тоже стали скандировать: - Ильсор!Ильсор! И Ильсор даже начал побеждать, но тут подошел дворник, все затихли, испуганно глядя на него. Так же глядели на дворника и враги, лежавшие во фруктовом пюре, не ослабляя смертельной хватки. Но дворник не задумываясь начал скандировать: - Кау-Рук! И это прозвучало как команда к продолжению боя. Он становился все ожесточеннее, а крики болельщиков - все сильнее. Никто не уступал. Конечно, взрослые менвиты всегда побеждали невысоких арзаков, но Кау-Рук был чуть моложе Ильсора, и силы были равны. Наконец, арзашка в полосочку сказала по-арзакски: - Мы опоздаем на пир. Да Ильсору еще придется переодеться. - Может быть, продолжим после бала? - спросил Ильсор у гвардейца по-менвитски совсем без акцента. - Идет! Они, еще не вставая с земли, пожали друг другу руки. - Только моя в полосочку, - тихо сказал Ильсор, благо, арзашки стояли далеко, - Ее не трогать, а с остальными общайся сколько хочешь, хоть с обоими сразу. - Идет! *** Кау-Рук возвращался с дежурства во дворец. - Зачем это во внутреннем дворе столько грузовиков с надписью "люди"? - подумал он. В коридоре было полутемно и прохладно. За дверями большого зала слышался голос Гван-Ло: - Сегодня знаменательный день. Впервые контакт между нашими странами так близок... А Ильсор в это время сидел между арзашкой в полосочку и капитаном Баан-Ну. Капитан расточал арзашке комплименты и завершил их словами: - Я вас вставлю в следующий роман. - О, вы пишете! - сказал Ильсор. Баан-Ну начал рассказывать о своих сюжетах, Ильсор понимающе кивал и поддакивал. Это полодолжалось довольно долго, и Баан-Ну сказал Ильсору: - Вы исключительно интересный собеседник. - Можнэ Ильсора на минутку, капитан? - сказала арзашка в полосочку. - Мы с вами когда-нибудь еще встретимся, - сказал Баан-Ну, - чтобы продолжить наш разговор. Тут арзашка наклонилась к Ильсору и прошептала ему на ухо: - Мне что-то нехорошо. Вино какое-то странное, что ли? У меня будто нет своей воли.Чувствую, что сейчас в обморок упаду. Кажется, здесь медпункт какой-то есть. Пожалуйста, где-нибудь достань мне лекарство, - и она прошептала ему название. А Баан-Ну про себя подумал: - Надо будет заполучить эту парочку. Нарожают детей, и друг без друга никуда не убегут - Ильсора с поручениями можно будет даже в командировки отправлять... И как раз в тот момент, когда одна из маленьких дверей зала приемов открылась, и из нее быстро прокрался Ильсор, тогда и вернулся со службы солдат гвардии Кау-Рук. Он видел, как Ильсору преградил путь офицер охраны: - Не положено никого выпускать. - Почему? - Смотри мне в глаза. Повинуйся мне, раб. Кау-Рук подскочил к ним: - Ильсор, не смотри! Не имеете права гипнотизировать человека без его согласия! - Приказ начальства, - сказал офицер. - Не может быть таких приказов! - Рядовой, вы забываетесь! - Ильсор, беги! Вас в грузовиках увезти хотят! - сказал Кау-Рук, хватая за грудки офицера. На крик сбежалась охрана. Ильсора посадили на грузовик, а Кау-Рука - на гауптвахту. Через несколько дней, когда его вели отчитываться к начальнику, в коридоре он увидел, как в обратную сторону ведут арзашку в полосочку. Когда она поравнялась с Кау-Руком, то одарила его таким леденящим взглядом, что Кау-Рук остановился, хотел что-то сказать. Остановилась и она. - Иди, иди, - толкнул ее конвойный, - будешь знать, как капитанам носы царапать. Кау-Рук еще долго оглядывался, когда его повели дальше. У дверей начальника Кау-Рук расслышал разговор на повышеных тонах, явно не предназначенный для его ушей: - ...Кау-Рук? Да вы знаете, кто у него отец?.. чтобы избежать скандала, надо его отправить на что-нибудь престижное, но далекое...авиация?.. После разноса, Кау-Рук, сидя в одиночке и время от времени пытаясь залезть на стенку, думал: - О серебристые горы! Неужели всеми своими успехами я обязан не себе, а тому, кто у меня папа! А эта в полосочку ненавидит меня, как бы ей сказать... Бедный Ильсор! И вдруг Кау-Рук сел и успокоился. - Мы пойдем другим путем, - сказал он себе.

mage-demi-savant: Арна спасибо за очередной шедевр продолжай получается блеск

арна: Спасибо, очень-очень-очень приятно Только я не поняла, что именно продолжать: именно этот фик или вообще? на меня в реале три дела свалились одно за другим, сейчас только вот окно выдалось

mage-demi-savant: И этот фик и вобще пиши

арна: Я просто думала, что это драбл. Мне, кажется, нечего добавить, все акценты расставлены, разве что характер Гван-Ло не раскрыт. А ты думаешь, стоит развить этот сюжет? Да, конечно, тема с захватом арзаков темная - всех пригласить во дворец (даже если это был Дворец Советов) невозможно, потому что дома останутся дети, старики и те, кто за ними ухаживает, останутся рабочие, следящие за непрерывными технологическими процессами - уже очаг сопротивления - не представляю, какая была заварушка! Непонятно, было ли у арзаков свое государство или "китайский квартал" у Серебряных гор, или они там жили вперемежку с менвитами. Но, если арзаков было так мало, что они в один дворец поместятся, зачем же Гван-Ло отправил их на черновые работы? Ведь для него основную ценность представлял их талант! Еще довольно странная вещь: Гван-Ло наследует гипнноз под Страшным секретом, который хранили многие поколения. И вдруг он раскрывает семейный секрет всей стране! Ну, допустим, раз он стал президентом, так ему и семейного секрета не жалко. Кстати, наверняка он из-за этого поругался с родителями-колдунами. Но раз Гван-Ло пошел на такие жертвы ради таланта арзаков, зачем же он его тратил на черновые работы???

саль: Уж, к слову сказать (не стоит сейчас излагать всю мою полную гипотезу о задуманном, но измененном сюжете ТЗЗ) я считаю, что гипноз сам по себе добавлен потом. И неизвестно кем. Мне кажется, рабство арзаков было замешано на запрете говорить на родном языке. У менвитов был гипнотическим НЕ взгляд, а язык. Недаром его не понимали в Волшебной стране - он тоже волшебный, элемент злого колдовства. И обрести свободу арзаки могли только вспомнив и вновь овладев своим языком. (То есть никакой усыпительной воды в сюжете и изумрудов тоже). Но переписывать на свой манер появление в волшебной стране арзаков и менвитов - боюсь очень неблагодарное занятие.

mage-demi-savant: Тема темная но крайне интересная я ей тоже немножко занимаюсь и развивать ее стоит

арна: Спасибо Салю, ура, у нас появилась первая самодостаточная версия настоящей ТЗЗ! Как бы там ни было, два благодарных слушателя гарантированы)

mage-demi-savant: А вот здесь картинки по слешу тема -Кау Рук и Ильсор http://slashfiction.ru/newslash/gallery_a.php?author=391 а вот еще картинки http://pda.diary.ru/~morram/

арна: Выкладываю первую часть фика "Дочь Ильсора" Ильсор и Кау-Рук шагали в ногу по полированной поверхности ячеек. Первый попирал вчерашних повелителей, второй - опасного врага. Но чувство затишья перед бурей не оставляло их обоих. - Ильсор, а вам не кажется, что лучше сейчас проверить, как подействовала усыпительная вода на моих соотечественников? А то ждать 17 лет, тратить энергию на просчет лишних вариантов…- говорил Кау-Рук, в последний раз перед возвращением осматривая анабиозный отсек, заполненный, как соты. Штурман беспокоился. Потеряют ли память менвиты - для арзаков невелика разница, они все равно будут обманывать господ до победного. А вот для Кау-Рука!.. Длина жизни полковника теперь, похоже, находилась в обратной зависимости от длины памяти генерала. - Да я бы рад, - отвечал Ильсор, - но тогда мы можем получить врага, который слишком много знает. - Поставьте эксперимент на мне! - предложил Кау-Рук. - Заманчиво, - на невозмутимом лице Ильсора едва заметно сверкнуло чисто арзакское любопытство исследователя. - Но мне бы очень не хотелось, чтобы пропал ваш опыт навигации. - Я не могу упрекнуть себя в недобросовестном ведении бортжурнала. - А вы не боитесь навсегда забыть что-то очень важное? - Человеческая мудрость, говорят, заключена в двух словах: «ждать и надеяться», - отшутился штурман. - А не страшно забыть что-то дорогое для вас? Скажем, вы вспомните человека, но забудете, как его любили, как с ним вместе пуд соли съели, и он перестанет быть вам дорог? - Вождь испытующе глядел на смутившегося Кау-Рука. - Я сделаю все, чтобы не забыть, - решительно ответил он. *** Никто не знал, сколько будет спать Кау-Рук. Поэтому постель ему выделили самую мягкую - ту самую, на которой первую ночь на Беллиоре провел Баан-Ну. А то мало ли, еще пролежни появятся. Подопытного регулярно переворачивали, измеряли давление и пульс, брали анализ крови - кто знает, как могут пригодиться эти данные? …Разметанные рыжие волны обрамляли бледное, привыкшее к напряжению лицо, на которое теперь проникло что-то детское. А Ильсору это лицо казалось таким же простым и холодным, как ночное небо, усеянное точками звезд. Рядом, на тумбочке, лежала толстая тетрадь, которую Кау-Рук по настоянию Ильсора исписал своей биографией. Арзак вспоминал, как Кау-Рук поднес к губам стакан с усыпительной водой и сказал насмешливо: - Семнадцать лет мечтал об отпуске, но этот уж больно смахивает на смерть… Ильсор смотрел на простое, почти детское выражение лица Кау-Рука, чуть склоненный набок точеный профиль, а вокруг - чистые, белые простыни, воротник белой рубахи. Ильсора даже немного пугало это выражение беззащитности - он тут же начинал думать о своей дочери. Она была совсем маленькая, когда он в последний раз видел ее. Тогда был вечер, уже темнело. Ильсор возвращался с работы. - Здравствуй, Ильсор! - сказала его соседка, сидящая перед домом на лавочке (дальше этой лавочки она уже сто лет не ходила). - Здравствуйте! - Что нового? - Да вот, ни с того, ни с сего в командировку посылают. Срочно. - Это куда же? - В Бассанию. На симпозиум. Не знаю, с кем оставить Оники. - Так я ж с ней посижу. - Сможете? - Конечно. - Ну, за это вам огромное спасибо. Да, Ильсору часто бывало не с кем оставить дочь, потому что мать ее умерла при родах. Ильсор в своей жене души не чаял, и назвал ребенка в честь матери - Оники, что значит надежда. Ильсор торопливо собирался. Соседка пыталась уложить спать Оники, а девочка плакала и не хотела отпускать Ильсора к менвитам. - Ну ты отец, ну хоть на руки ее возьми! А отец уже опаздывал на поезд. Он бросил на пол чемодан и побежал в детскую. Он поцеловал Оники и спросил: - Почему ты не хочешь, чтобы я уезжал? - Тут привидения. - А кто тебе сказал, что они сильнее тебя? Оники задумалась. И тогда Ильсор вынул ее из кровати и поднес к окну. - Привидения - нормальные ребята, я даже одного привиденчика знаю. Он каждую ночь летает по небу, и через нашу квартиру пролетает тоже. И мимо вон той звездочки, видишь? - Да. - Однажды привиденчик не увидел звездочки, потому что она была закрыта тучами. Звездочка задыхалась, а привиденчик не знал, как ей помочь. Он подумал, я маленький, и не успею разогнать тучи. И тогда он вспомнил, что тучи больше всего любят пить воду. И привиденчик сказал: «Тучи, тут неподалеку есть вкусное озеро». И тучи улетели. А когда ты увидишь, что звездочка мерцает, это значит, она с привиденчиком танцует вальс или играет во что-нибудь. Оники заснула. Ильсор тихо положил ее в кровать и ушел… Когда за него торговались на невольничьем рынке, когда его призывали к ответу за невыполнение взаимоисключающих требований не очень хороших руководителей, когда на нем срывали зло и компенсировали свои комплексы, он думал: « Где-то сейчас Оники? Старуха не могла ее спрятать… Может быть, даже в Бассании, даже за стеной, в соседней квартире… Самое ужасное - она проходит все это, а может быть, и что похуже». И конечно, сейчас, глядя на безмятежное лицо Кау-Рука, Ильсор думал об Оники. Она сейчас уже взрослая, и, наверное, красивая женщина. Если, конечно, с ней ничего не случилось. Вдруг веки Кау-Рука задергались, а кончики пальцев зашевелились. - Он просыпается? - спросил Ильсор у арзака, который делал анализы крови. - Возможно, ему просто снятся сны. - Если сны, значит, память сохраняется, - сделал Ильсор неутешительное предположение, хотя казался бесстрастным и даже безучастным, и так же привычно задал вопрос, который задавал каждый день, - Как анализы? - Без изменений. Скучища. Ильсор взял тетрадь Кау-Рука и, листая ее, прошелся по комнате. Шумела надуваемая манжета (арзак возился с давлением). И тут Ильсор услышал слова, от которых тетрадка выпала из его рук. - Оники, душенька, сколько времени? - Это ты сказал!? - чуть не закричал Ильсор на арзака. Тот молча указал на Кау-Рука. Штурман оглядывался. “Нет, зачем я волнуюсь - вероятность, что это та Оники, одна на миллион. Зачем, зачем я волнуюсь?» - думал Ильсор. В тот момент у него в глазах бушевала сила, способная, казалось, остановить время. - Оставь нас, пожалуйста, вдвоем, - сказал Ильсор медику. - Хорошо, - сказал тот, слегка недоумевая, - только дай Кау-Руку сердечные капли. Десять дней без движения - сердце ослаблено. Когда медик ушел, Кау-Рук успел окончательно проснуться, а Ильсор - снова овладеть собой. - Кто такая Оники? - Во-первых, с добрым утром. - улыбнулся Кау-Рук, усаживаясь поудобней. - Во-вторых, эксперимент провалился. А я, признаться, уже начал скучать без причуд Баан-Ну. В-третьих, Оники - это моя экономка. В-четвертых… - Как она выглядит? - Особых примет нет, глаза карие…на вас похожа…да-да, именно на вас! Тут в дверь постучали, и из-за нее выглянуло несколько араков. - Это правда, что Кау-Рук проснулся? Вода подействовала? - спрашивали они. - Друзья, пожалуйста, чуточку попозже, ладно? - попросил Ильсор. - Расскажите, где и как вы познакомились с Оники? - В то время, как космические корабли, как вы знаете, бороздят… - На сей раз обойдемся без литературных красот. Это я уже читал в вашем журнале, - сказал Ильсор и про себя добавил: «Я им еще покажу, всем этим любителям «бороздить» где не просят.» И Кау-Рук начал длинный рассказ: “- Служил я тогда старшим лейтенантом, полк квартировался в районе Серебряных гор. Мой товарищ привел меня в гости к какому-то своему знакомому, что отмечали - не помню, объединение Рамерии, что ли? Народу в гостях было много, под конец, когда все уже поели, выпили, пошумели, заходит в комнату служанка и начинает убирать со стола. Я как на нее посмотрел, сразу почувствовал, что она чем-то не похожа на других арзаков. А потом пригляделся, и заметил, что она плачет - а ведь арзаки никогда не плачут, потому что загипнотизированы! Я подумал - вот человек, который умеет не поддаваться гипнозу, я бы на ее месте, наверное, покончил с собой, - говорил Кау-Рук, наблюдая за Ильсором. Только по его неровному дыханию полковник догадался, в чем дело, и решил не травмировать его психику излишними подробностями. «- Она собрала часть приборов и ушла на кухню. Я тоже взял какую-то посуду и пошел за ней. К счастью, на это никто не обратил внимания. На цыпочках захожу на кухню, а она тарелки моет и плачет вслух. Я подхожу, протягиваю ей тарелку и спрашиваю: “- Он груб с тобой? « Я видел ее лицо в профиль, но заметил на нем панику (поняла, что я раскрыл ее тайну). За мгновение она овладела собой, обернулась ко мне и резко вырвала из моих рук тарелку, просверлив таким взглядом, что я, честно говоря, испугался. И опять начала мыть посуду, будто ничего не произошло. Говорю: «- Я тебя выкуплю! «А она в ответ р-р-раз тарелку об пол! Несчастную мою тарелку, - улыбнулся Кау-Рук. « - Продайте мне вашу служанку, - сказал я хозяину, но тот наотрез отказался.

mage-demi-savant: Арна продолжение просим оччень здорово - на одном дыхании

арна: Иллюстрация 1 к фику "Дочь Ильсора". Извините, получилось бледно, но если обводить, все испортится. Так что прошу рассматривать близко. http://s004.radikal.ru/i208/1009/3d/c67af6e97a66.jpg



полная версия страницы