Форум » Фанфики » Уголок Рамерии: помечтаем о звездах? » Ответить

Уголок Рамерии: помечтаем о звездах?

арна: Уважаемые изюмчи и гости столицы! Предлагаю объединить разрозненные ссылки на страницы с рамерийской тематикой. Скидывайте сюда Ваши ссылки на фанфики (не только с других сайтов, но и с нашего, чтобы людям искать проще было), литературоведческие тексты по ТЗЗ, просто рассуждения на эту тему, арт, в общем, что есть, с миру по нитке, кто сколько сможет) Не найдем - напишем свои:). И ссылки - сюда. Сами тексты выкладывать не рекомендуется, в целях облегчения поиска по странице и во избежание проблем с авторским правом.

Ответов - 300, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

саль: Agni пишет: Вы правда не любите ТЗЗ? Когда-то, давным-давно невзлюбил заочно, не читая, а только по слухам, самым общим. Прочитал много лет спустя, лишь с намерением ознакомиться. Неприятие осталось. Стал относиться легче после того, как узнал (уже здесь, на форуме) что авторство Волкова сомнительно. Все непонравившиеся места списал на дописывателей. А сейчас могу сказать, что вариант, проглянувший из газетных публикаций, обнародованных Чарли Блеком, мне нравится больше. (Но следует честно признать, что многие моментики, которые я относил на редакторский счет оказались Волковскими). Agni пишет: Я бы не стала судить о численности менвитов по количеству способных сражаться землян. А мне кажется, что эта одна из самых объективных оценок. Как же судить о числе менвитов, если не из их действий. А действия определяются и обстановкой, в которую они попали. И это, в том числе, противостоящий им противник.

саль: Чарли Блек пишет: Во времена Урфина не было Тилли-Вилли и арсенала Фреда Каннинга. Насколько я помню, Тилли-Вилли никто не рискнул бросить в открытую против инопланетян. А Марранов он конечно же, разогнал бы. Про бойцов Каннинга ничего не могу сказать, они не проявили себя в деле. (могли и убежать от единственной бомбы или снаряда, или стоять насмерть, но определенно мы не знаем)

арна: Agni пишет: Придумала одного мужчину - менвита и двух менвиток. Они у меня крутые.)))) Agni, скажите пожалуйста, где можно прочитать ваши фанфики? саль пишет: Я стою на цифре - 200 менвитов, причем добавляю - максимум. А скорее только 120. И арзаков - 300, либо соответственно 200. Cаль, признаю, скорее всего, вы правы, 200 менвитов, и 100-200 арзаков, не больше. Но при таком маленьком десантно-походном варианте тащить с собой золотые рамы...не понимаю.


арна: ...Или они по дороге на Беллиору еще какую-то планету захватили, и оттуда трофеи везут?

саль: Арна, золотым рамам может быть одно объяснение (независимо 200 менвитов или 600). Прилетели навсегда и в обратный рейс не собираемся. Ждем прибытия новых сил.

арна: Увеличить (арзак)

Agni: Романтишный))) Только почему весь в формулах?

арна: Спасибо) Почему - потому мне приспичило рисовать во время ретросинтетического анализа)

арна: На иллюстрациях ЛВ сначала идут арзаки с фиолетовыми лицами, а потом - с бежевыми. Если мне не изменяет память, в тексте ТЗЗ-82 не упоминается, что у арзаков были фиолетовые лица, зато это упоминается в ТЗЗ-76 (Морни). Значит, ЛВ читал некий промежуточный вариант ТЗЗ между 76 и 82, из которого много чего не успели выкинуть редакторы, и, возможно, помнит что-то еще...

Парцелиус: Уважаемая а вашими соотечествениками вы считаете талантливых арзаков или избраных рептилоидов-менвитов?

Парцелиус: А у меня они асоциируются с понаехавшими сюда примерно 5771 лет клювоносыми.

Парцелиус: В космосе летают астериоды. Норовят куда-нибудь упасть. А на них летают менвитоиды. Что бы на кого-нибудь напасть.

Железный дровосек: арна пишет: (арзак) Не существует вещества с формулой N3

Чарли Блек: Железный дровосек Это ж только часть вещества, а не вся молекула. Мне вот программка подсказывает такую версию:

арна: Парцелиус пишет: вашими соотечествениками вы считаете талантливых арзаков или избраных рептилоидов-менвитов? Хоть и невежливо отвечать вопросом на вопрос, но... уважаемый, а вы сами как думаете? ))

арна: Парцелиус пишет: 5771 лет клювоносыми Это кто? (похоже, я в танке) Есть еще стих (про людей, вообще-то, но для читавших ТЗЗ и Кузнецова приобретает совсем иной смысл): С губами, от крови солеными, Руками отирая пот, Шли бесконечными колоннами Под сень торжественных ворот. Они с надеждой очи вперили В тень изумрудного дождя, Они и впрямь во что-то верили, Как и в бессмертие вождя. Чарли Блек пишет: программка ACD/LAB? ))

Чарли Блек: арна пишет: ACD/LAB? )) ChemOffice ))

арна: Библиотека Мировеги по старой ссылке не грузится, а переместилась сюда: Библиотека Мировеги В библиотеке есть новые поступления.

Седьмая Вода: Эх, никак я это всё в свою таблицу фанфиков по ВС не запихну, добавляю туда только то, что здесь на Изюме вешают... v_v А еще вчера несколько драбблов появилось в одной ТЗЗ-шной теме на АЧ. http://www.diary.ru/~anonimnoe-chtyvo/p152298659.htm#554823382

арна: Процедура была одна и та же: в подвал приходил арзак, приносил еду и терпеливо ждал, пока Кау-Рук не пообедает. Когда кто-то входил, штурман всегда закрывал свою тетрадь. В первый раз он спросил, не думает ли Баан-Ну, что тут можно сделать подкоп ложкой или отточить ее и порезать себе вены. Потом Кау привык. Но на этот раз еду принес Ильсор собственной персоной. Штурман был заинтригован. Но Ильсор, как и другие арзаки, поставил миску на стол и сел рядом, на кровати. Притронувшись к супу, Кау-Рук вопросительно смотрел на Ильсора, но тот лишь кивал и улыбался в ответ. И штурман понял, что разговор придется начать самому. - Я... давно приглядываюсь к вам, Ильсор, и все больше уважаю вас. Когда я бродил здесь, в тиши, без всяких занятий, пока мне не принесли мои бумаги и беллиорско-рамерийский словарь, я подумал, не не всегда же вы будете в положении слуги, очевидно, это вам нужно... И теперь пришло время перемен? - В свою очередь, должен признать,что ваш поступок, за который вы, собственно, - тут Ильсор виновато усмехнулся, - здесь находитесь, вызвает невольное уважение. Это правда, что вас могут приковать в Рамерийской пустыне? "В свою очередь? - удивился Кау-Рук, - преданный Ильсор общается с менвитом на равных?!Что же, разорви меня Гван-Ло, произошло?" - На 90% я уверен, что оправдаюсь перед трибуналом. Ведь любой здравомыслящий человек поступил бы также на моем месте. "Похоже, мои шансы на бесплатный солярий взлетают до небес", - подумал Кау. Дальше надо было действовать осторожно. Ильсор взял паузу, боясь дышать слишком громко: что, если менвит откажется? Подождав, пока тот хлебнет супа, Ильсор сказал: - Все менвиты усыплены и погружены в анабиоз. Кау-Рук поперхнулся и ошалело уставился на Ильсора. "Неужели!? - Кау почувствал тяжелое биение собственного сердца. - Гван-Ло не мог свернуть экспедицию...Я должен был догадаться! Никогда до конца не верил в этот гипноз. Арзаки могли и яд нам подсыпать в любой момент. А что, если Ильсор вовсе и не собирается сотрудничать, а полюбоваться пришел, что, если в этом супе?.." Лицо штурмана постепенно приобретало кисло-горькое выражение. Он смотрел на куриную кость с отломанным хрящом и думал: "А ведь когда-то это все жило, летало, мыслило. А когда-нибудь и от меня такая же кость останется, и слава Гван-ЛО еще, если сустав будет выломан не при жизни. И если тот, кто посмотрит на мою кость, будет достаточно сыт, чтобы философствовать, он скажет над ней: "Бедный Йорик. А ведь когда-то это все жило, летало, мыслило" И припишет мне несуществующие достоинства, как я сейчас приписываю ум этой курице. Так... Из-за аантюры кучки недовольных арзаков терять мою жизнь, мои мечты, непрочитанные книги... Как жаль, ничто не вечно. Этот, как его... Лу-Кар?...говорит, что смерти нет, потому что смерть - это дифференциально малый момент, которым можно пренебречь, а есть жизнь до и, возможно, после смерти. Неправда. Смерть - не миг, апроцесс. Так или иначе, смерть начинается с того, что кровь перестает быть кровью. А потом человек теряет сознание и видит сны, ужасные видения - это и есть смерть. Наверное, голова, падающая с плахи, тоже их видит. Но, похоже, мне удастся избежать публичной казни, значит, мне еще повезло. Тем более, что запечься заживо в пустыне, пожалуй, лучше, чем умирать дряхлым, параличным, немытым и необстиранным. Пустыня - это еще курорт по сравнению со средними веками, когда поджигали волосы, выпускали кишки, сажали на кол. Нет, пожалуй, смерть можно пережить. Ничто не вечно, так и жалеть нечего. Но ради чего я тогда живу, летаю, мечтаю, страдаю? Счастлив Ильсор: он верит, и другого состояния не знает, и не задумывается. А другим, задумывающимся, материалистам, что мешает одним ударом ножа прекратить свое существование? Если, по их мнению, после смерти ничего нет? Боятся. Значит, материалистов нет... Но вот парадокс: Кар, добровольно ушедший из жизни во цвете лет на теплом берегу Италии, и тут же одержимые волей к жизни рабы? Может быть, философу жизнь казалась такой прекрасной, что и умереть не жаль? А почему не идут на самоубийство подгоняемые ударами кнута, голодные, обессиленные, невыспавшиеся, везущие тачки с горной породой? Может быть, на что-то надеятся, как и Ильсор, поставивший на карту жизнь против свободы. Но все же, замкнутый круг, зачем Ильсору вся эта заварушка, если ничто не вечно? Пожалуй, только слово "игра" этот круг и разрывает. Ну честное слово, как дети... Жизнь - игра, а играть надо по правилам. А кто бы сел в карты с тем, кто двойку тузом называет? И Ильсор будет играть по правилам своей религии. Значит, не выдаст, и за ним можно не следить... Жизнь - игра, и ставка в ней смерть. Жизнь - игра, и смысл ее - играть по правилам... Но мне-то по каким правилам играть? Арзак скажет "играй по моим", менвит скажет "играй по моим", а там, где неизвестно, по чьим, можно вообще не играть, и никто не осудит. Ужас, как просто - простая детская игра! И, возможно, так я выиграю свою награду, - горько усмехнулся Кау-Рук, - смерть". - Мой полковник, - металлически отчеканил вождь, - согласны ли вы помочь арзакам? - Согласен, - сказал Кау, не задумываясь, - В конце концов, это не средние века. Целых несколько минут понадобилось штурману, чтобы изменить свою судьбу. - Я предлагаю вам быть среди нас, арзаков. А задание такое - вместе со мной вести звездолет на Рамерию. Но там рассказывать о событиях, которые вы знаете, лишь так, как скажем мы. - Охотно выполню все ваши поручения, однако не могу обещать быть с вами, я... как-то привык сам по себе. - Сам по себе? По вашим отношениям с летчиками так не скажешь. - Все-то вы знаете. Тогда давайте назовем вещи своими именами. Вам нужен лоцман, подопытный гипнотизер и засланный казачок. Я идеально подхожу для этой роли, потому что у арзаков на меня есть компромат. Но не ждите от меня, что пойду так далеко, как вы захотите. Разве вы не допускаете, например, что среди вас есть арзак-особист? А если смотреть шире, не кажется ли вам, что борьба между арзаками и менвитами уже сейчас превращается в гонку психических вооружений? В борьбе за умы простого народа менвиты будут совершенствоать ментальныые техники, арзаки - наращивать мощности усыпительной воды. А что дальше? Менвиты разовьют эзотерику, экстрасенсорные способности, а арзаки - вид усыпительной воды, при одном вдыхании которой избирательно гибнут участки мозга, отвечающие за гипноз, тепепатию, ясновидение? Но в этой, казалось бы, бескровной гонке, будут свои жертвы. Я сто раз слышал истории, как арзаки сходили с ума, не выдержав гипноза, и их оставалось только застрелить, как раненую лошадь. И я не удивлюсь, дорогой Ильсор, если когда-нибудь стану жертвой ваших химических опытов. Сумасшествие - чем не смерть: такие же видения потерявшего управление мозга. - Вы все таких черных красках нарисовали. Вот пока так думают все ваши соотечественники, мы и не договоримся. - Сегодня я вам нужен? - Нет, много хлопот с анабиозом. - Отлично, тогда не беспокойте меня до завтра. С этими словами Кау-Рук взглянул на книгу Гуррикапа, прислоненную к стене, и открыл свою тетрадь, на которой было написано: "Лукреций Кар". У Ильсора вытянулось лицо. Он не знал, что сказать. Стараясь не шуметь, встал и ушел, оставив дверь открытой. Буду благодарна за любые помидоры в мой адрес, поскольку еще буду это переписывать. Что смогу, постараюсь исправить.



полная версия страницы