Форум » Игротека » Представьте... » Ответить

Представьте...

totoshka: Вот представьте, что вы все таки реально очутились в Волшебной стране (и не забыли все что вы читали о ней, и все это оказалось правдой). Куда бы вы направились в первую очередь и, предполагая что большенство ринеться в Изумрудный город, куда во-вторую? Как бы представились, что говорили бы... Пока выношу это отдельной темой для обсуждения, хотя потом не исключено, что тема переползет в задачки, которые у нас что-то не очень любят решать И в дополнение: если бы оказалось что вы не можете вернуться (или вынуждены задержаться надолго) где бы вы остановились на пожить?

Ответов - 283, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 All

Пантера: смотря у кого...

Гоустрайтер: Всё началось как обычно. Я шла по довольно дикому лесу и вдруг сообразила, что в местах, где я живу, никакого дикого леса нет. И тем более нет гор. А здесь они были. Эти самые горы выглядели красиво до обалдения, и я немного побалдела — за сны в нашей наркоманской цивилизации еще, слава богам, не сажают в тюрьму. Постаралась запомнить получше, как они выглядят, — вдруг получится когда-нибудь вспомнить и вернуться сюда. Больше запоминать было нечего — не буду же я рисовать карту расположения деревьев в лесу! Если и попробую, всё равно не получится. Через сколько там ручейков я переступила? Два или три? Ну вот, уже забыла… От нечего делать решила полетать. С этим у меня проблем никогда не было — подпрыгиваю, зависаю в воздухе и вперед. Правда, сейчас это почему-то не сработало. Вместо элегантной левитации я более чем реалистично плюхалась обратно на землю, даже чуть ногу не подвернула. Тогда я попробовала вызвать силой мысли какую-нибудь летающую метлу, летающий пылесос или, на худой конец, летающую табуретку. Чёрта с два. Ничего у меня не получалось. Это был какой-то до неприличия реалистичный сон. Даже деревья оставались на своих местах, сколько я ни отворачивалась. Даже на руках было по пять пальцев. Стабильно. Это настораживало. И тут, совершенно неожиданно (честное слово, я не пыталась создать эту поляну силой мысли, «погулять по отражениям» или вызвать из небытия одного из самых любимых моих литературных героев) я вышла из леса к какому-то мелкокалиберному домику, рядом с которым был большой огород, а за огородом, кажется, сад, но этого я, разумеется, уже не помню. На огороде копался какой-то мужик в зеленой безрукавке. — Опаньки, — сказала я вслух. Товарищ в зеленом повернулся в мою сторону, отступил на пару шагов и на всякий случай заслонился лопатой. Но это я понять могу. Не каждый день из лесу выходят гигантские тетки в оранжевых халатиках и синих шлепанцах. Кроме того, я, когда его увидела, еще раз на всякий случай пересчитала пальцы, попробовала взлететь и — моя фирменная проверка реальности — попробовала сломать ближайшую сосну. Потому что теперь было ясно, что это может быть только сном, а проверки почему-то не работали, и вот сейчас-то мне стало по-настоящему страшно. — Приветствую вас в Волшебной Стране, — сказал, наконец, человек в безрукавке. — А это что, в натуре Волшебная Страна? — спросила я жалобно. — До вчерашнего дня так и было, — ответил он, немного подумав. — А может, это всё-таки сон, а? — продолжала я с надеждой. — Смотря чей, — сказал он, еще немного подумав. — Значит, это мой сон? — Если честно, надеюсь, что нет. Довольно обидно было бы прожить на свете сорок пять лет и узнать, что это чей-то там сон. А почему это обязательно должен быть сон? Если у вас, в Канзасе или откуда вы там взялись, не бывает волшебства, это не значит, что его нигде не бывает, правда? — Понятно, — сказала я и еще раз пересчитала пальцы. — Да нет, пожалуйста, пусть тут будет волшебство. Это еще не самое худшее, что могло случиться. — А что случилось-то? — Не знаю, но, наверное, я где-то проломила башку и лежу сейчас в коме. Потому что на руках у меня по пять пальцев, хоть убейся. Человек в безрукавке озадаченно посмотрел на меня, а потом осторожно сказал: — Вообще-то по вашему виду не скажешь, что у вас голова проломлена. Может, вы, конечно, и в коме, но есть и другой подходящий диагноз. Гораздо более распространенный. В просторечии называется «крыша уехала». — Тоже возможно, — сказала я. — Но, так или иначе, я здесь уже минут сорок, и меня до сих пор не выбило обратно, и всё здесь абсолютно реальное, так что, наверное, придется мне принять как рабочую гипотезу, что всё тут по-настоящему. Ну а если я, несмотря на это, таки проснусь — тем лучше. — Да, пожалуй, это будет наилучший вариант, — согласился человек в безрукавке, хотя явно до сих пор считал меня за идиотку. И, чего темнить, совершенно справедливо. — А вы… — начала я, сообразив, что теоретически самые разные люди могут смахивать на иллюстрации к детским книжкам. — Не хочу вас обидеть, но вы — Урфин Джюс? Правда? — Обидеть вы никого не обидели… Только ударение, пожалуйста, переставьте. На первый слог. Если можно. — Извините… — сказала я. — Так в книжке было написано. Я не виновата. — Ладно, это ерунда всё. Вы из Канзаса, правда? — Нет… — ответила я уныло. — Из Приднестровья. — А это еще что за место? — Да уж такое место… Тоже не совсем существующее. — А волшебство там бывает? — Бывало бы, я бы не думала, что всё вокруг — глюки. Вряд ли он знал, что означает слово «глюки», но, кажется, понял.

Гоустрайтер: — Судя по всему, вы не по делам? Просто случайно занесло? Ураганом или еще что-нибудь в этом роде? У нас так иногда бывает. — Я знаю, — торопливо ответила я. — Я про всё это читала. Про Гудвина, и про Элли, и всё остальное. Только меня не ураганом занесло, я просто вот так вот очутилась здесь, и всё. — Просто вот так вот? — Джюс почесал в затылке и огляделся по сторонам, будто опасался, что сейчас со всех сторон нагрянут орды приднестровских туристов. — Но вы, наверное, хотите вернуться домой? Или так здесь и останетесь, пока обратно не проснетесь? — Наверное, надо попробовать вернуться, — вздохнула я. — Кто знает, когда я обратно проснусь. И проснусь ли вообще. — Ну, тогда вам надо у волшебниц спросить. Их у нас две. — Я знаю. — Тем лучше. Правда, до сих пор у них такие вещи не получались, но занесло вас сюда, скорее всего, по какому-то волшебству, может, и получится развернуть его в обратную сторону — ну, я не волшебник, но мне почему-то кажется, что это возможно. А если нет, то мой вам совет: идите к рудокопам, они одолжат вам дракона и вперед. Один день — и вы в Канзасе. А уж оттуда до этого… как его… Приднестровья как-нибудь да доберетесь. Это уже не в нашей компетенции. — Да, наверное, надо к волшебницам обратиться, — сказала я в нерешительности. — Но Стелла ведь, кажется, ужасно далеко живет? — Зато Виллина близко, — засмеялся Джюс. — Странно, как это она до сих пор здесь не объявилась. Когда кто-нибудь приезжает из-за гор, она всегда тут как тут. — А если она не объявится? — Ох, сударыня, сколько можно придумывать себе проблем? Есть такая вещь, как почта. Между прочим, очень даже неплохо работает. — Ах да, точно. Ладно. Пойду к волшебницам. Как можно быстрее. — Ну вот. Я тут как раз новый сорт слив вывел. Не попробуете? — Извините, но… Я сладкого вообще не ем. У меня от него зубы болят. — Мда, — только и сказал Джюс. — А вы… извините… не покажете мне дорогу? — Дорогу? Хорошо, покажу. В Приднестровье знают, в чём разница между верхом и низом? — Конечно. — Так вот, идите вниз, там и будет Голубая Страна. И всё остальное. Диких зверей можете не бояться: они у нас людей не трогают, а ваша одежда и вовсе их распугает. — А вы меня не проводите? Извините, конечно, за нескромную просьбу… — Во те на, — пробормотал Джюс. — Еще пара извинений, и мне придется самолично везти вас в Канзас в собственной тачке. Да нет, я бы с удовольствием, но у меня дела. Честное слово. Огород и всё такое. Он сам собой не перекопается. — А это что, далеко? — Под гору не очень. Но мне же еще и возвращаться придется. Дня три убью, это точно. — Ладно, — махнула я рукой. — Оставайтесь со своими сливами. Честное слово хакера, я сказала это совершенно машинально и без всякой задней мысли. Но он на несколько секунд замолчал, сосредоточенно глядя на свою лопату, как будто она представляла невесть какое интересное зрелище, а потом сказал печальным голосом (хотя, кажется, он просто прикалывался… а там кто его знает?): — Разумеется, нет ничего проще, чем обидеть бывшего узурпатора… Кто угодно можно прийти, сказать что угодно и уйти… — Я дура, — сказала я, опустив голову. — Я этого не говорил. — Знаете, у нас за горами есть такая поговорка… «Если женщина перед вами виновата — извинитесь!» — Здорово, — сказал Джюс. — Ладно, ну его, этот огород, ничего с ним за три дня не случится. Я тут недавно такую поливалку построил — обалдеете… Разумеется, если вы хоть что-то понимаете в поливалках. — Ничего не понимаю, — призналась я. — Так я и знал. Только вы б всё-таки чего-нибудь поели перед дорогой. Не так уж это и близко. Честно.

Гоустрайтер: Это действительно было не так уж близко. Мы шли уже часа два, а вокруг по-прежнему был лес. Поначалу я трепалась без умолку (надо отдать должное Джюсу: он ни разу не попытался меня заткнуть — ужасно терпеливый человек), но потом выдохлась и на какое-то время замолчала. За эти первые полчаса я успела рассказать ему, что я давний фанат всех книг Волкова и только что с форума, где таких много. Потом, хотя он ничего и не спрашивал, я почему-то начала объяснять, что такое интернет и почему я не хожу гулять в обеденные перерывы. Он и на это ничего не сказал. Потом я начала рассказывать, что именно он, Урфин Джюс (кажется, я опять спутала ударение, но он уже не стал меня поправлять) — мой любимый персонаж и я даже написала про него свою собственную книгу. Он и это стерпел. Только когда я сказала что-то вроде «Только я вас как-то совсем по другому представляла», — он вставил: — А я вас, например, вообще никак не представлял. Так что же вам теперь, исчезнуть, что ли? — Я бы с удовольствием, — вздохнула я. — То есть здесь, конечно, здорово, но меня же, наверное, дома ждут. Волнуются. На это он ничего не сказал. Наверное, боялся услышать в ответ перечисление всех моих родственников, их подробную характеристику и подробности биографии. Надо заметить, что я терпеть не могу, когда меня называют на «вы» (хотя ко всем остальным я именно так и обращаюсь, нравится это им или не нравится). Но когда я заговорила об этом с Джюсом, он наотрез отказался называть меня на «ты». Почему, не знаю. В качестве отмазки он выбрал то обстоятельство, что я знаю о нём довольно много, а он обо мне вообще ничего не знает. Так и пришлось мне до конца дороги оставаться во множественном числе.

Гоустрайтер: Местность постепенно становилась более веселой, и, хотя красотами природы я способна восхищаться только в том случае, если они являются плодами моего же больного воображения, сейчас мне подумалось, что всё не так уж плохо. Я стала размышлять о том, что, может быть, время здесь течет с другой скоростью и, возможно, у нас дома сейчас прошло всего часа полтора. И тут мне пришла в голову ужасная мысль. — Подождите-ка, — сказала я. Джюс остановился, ожидая очередных глупостей. — Какой сейчас год? — В смысле? — Ну, по календарю? — Смотря по какому календарю. По рудокопскому пятнадцатый надземной эры. Или тысяча пятый или что-то вроде того подземной. По календарю Зеленой Страны — сорок шестой со дня основания Изумрудного Города. А других я не знаю. — А за горами, за горами какой год? — Да мне-то откуда знать? Я в их календари не заглядывал. — Да ладно, какая разница. Если вам сорок пять лет, значит, все это происходило недавно. То есть в начале двадцатого века. А я живу в начале двадцать первого. Через сто лет отсюда. — Это как? — Не знаю. Получается, я не просто на другую сторону земного шара и в другой мир перенеслась, а еще и в прошлое попала. То есть даже если я как-то отсюда выберусь, на драконе или еще как, я все равно окажусь в прошлом. Я даже еще не родилась. И мои родители. И даже бабушка, — кажется, когда я это говорила, голос у меня задрожал. Никогда не умела управлять своим голосом. Чего нет, того нет. — Да, дела, — пробормотал Джюс. — Только не надо плакать, хорошо? От этого никому легче не будет. Когда он это сказал, я уже по-настоящему разревелась. Он зачем-то порылся в карманах — наверное, в поисках носового платка — но ничего не нашел. Я прислонилась лицом к ближайшему дереву и начала рыдать. Это я умею. Вот этого у меня не отнимешь. — Да хватит уже выть! — сказал Джюс раздраженно. — Я придумал. — Что, правда? — я обернулась. Можно написать, что глаза у меня сияли надеждой, но я этого видеть не могла и за точность не ручаюсь. — Идите к тем же рудокопам. У них такая штука есть — Усыпительная Вода. Слыхали про такое? — Еще бы! — Ну вот, они усыпляют вас лет на сто, потом вы просыпаетесь, летите в ваше родное, тьфу ты, опять забыл, как называется, короче, на милую родину, и обнимаете бабушку через пять минут после того, как исчезли. Они даже не заметят, что вы исчезали. Здорово я придумал, а? Не хуже Страшилы! — Правда, здорово! — восхитилась я и несколько минут шла молча под впечатлением, но потом у меня вновь зародились сомнения. Конечно, можно заснуть лет на девяносто. Но кто может обещать, что через эти самые девяносто лет мне удастся отсюда свалить? Может, Волшебную Страну опять захочет завоевать какая-нибудь злая волшебница или… Да мало ли что может случиться! Может, Пещера обвалится. Может, конец света наступит. Я тут же поделилась этими тревогами с Джюсом. — А разве вы не знаете, что будет дальше? — спросил Джюс. Соображал он быстро. Быстрее, чем в книгах. — Вы ж читали всё о нашей стране. А раз живете вы через сто лет, то и знать вы должны всё, что произойдет за эти сто лет. Я грустно покачала головой. — В книгах рассказывается только до этого момента, про меня там уже нет. Есть какие-то продолжения, но я их не читала. И они точно не тянутся аж до нашего времени. — Ну, не знаю, — устало сказал Джюс. — Думайте сами. Какой-нибудь выход всё равно найдется. И потом, может, феи еще смогут вернуть вас прямиком в момент отправки. А я не волшебник. Вот. Если честно, в книгах, которые писала я, он таки был волшебником. А еще он был меньше ростом, и прическа у него была другая. Поэтому я не стала спорить. — Ну, вот мы и пришли, — сказал Джюс, когда лес сменился редкими рощицами цветущих деревьев. — Голубая Страна. Просто идите прямо, кого-нибудь да встретите. Жевуны тут же объявят вас феей, а тут и Виллина подоспеет. А я не хочу быть вашим первооткрывателем. Пусть эта честь достанется кому-нибудь другому. — Урфин, вы прелесть, — сказала я от переизбытка чувств и побежала дальше по тропинке. А Джюс покрутил пальцем у виска и пошел обратно, к своему знаменитому саду.

Comma: Урфин тут действительно прелесть! ))) Только по-моему, этому вкусному тексту место скорее в разделе фанфикшена.

Букан: Гоустрайтер ЗДОРОВО!!!

Рената: О! и в самом деле, очень живо!

Пантера: Ну и я постараюсь вскоре выложить отредактированную и исправленную фантазию на тему. Может и сегодня вечером даже.

Comma: Пантер, ну я тот текст в фики гоню, а ты свой сюда постишь! Не будет тебе от меня отзывов в этой теме! Это ж неудобно, когда много длинных текстов в одной теме!

Пантера: Щас переделаю!

Пантера: ИСПРАВИЛА СВОЮ ОШИБКУ!

Чарли Блек: Гоустрайтер Забавный рассказик! Здоровски написано, и с юмором! А название у него есть? PS: Я, кстати, именно в Приднестровье и покупал книжку с ударениями. Точнее, 3 книжки, по 2 сказки в каждой.

Пантера: Чарли Блек Ну и меня заоднем покритикуй! на новой теме. если не трудно!

Чарли Блек: Пантера Как время будет - так сразу! Меня просто работа сейчас гложет...

Пантера: какая ещё работа?

Чарли Блек: Пантера пишет: цитатакакая ещё работа? Да понимаешь ли, мне пока отпуск не полагается, приходится вкалывать. Днём - в институте, вечером - дома за компьютером, переводы я делаю. Такие вот дела. Но я тебе, впрочем, несколько замечаний только что выразил, в соответствующей теме.

Пантера: Спасиб, я уже видала.

Гоустрайтер: Вы там поосторожнее с похвалами... А то я поверю и залью продолжение томов на пять... У нас, гоустов, с этим просто...

Дмитрий: Гоустрайтер пишет: цитатаА то я поверю и залью продолжение томов на пять... Да ради Бога! Будем только рады!



полная версия страницы