Форум » Об авторах » Волков и Сухинов: за и против - 2 » Ответить

Волков и Сухинов: за и против - 2

totoshka: Cравнительный анализ произведений Волкова, Сухинова и Баума посредством личного восприятия ************************* 1 часть темы - здесь: http://izumgorod.borda.ru/?1-4-0-00000009-000-0-0

Ответов - 54, стр: 1 2 3 All

Amral: Энциклопедист пишет: Мальчики и девочки, не покушайтесь на Тьму Бытия! После писем Сухинова, в которых он озвучивает единственное имя "Дмитрий", для Энциклопедиста дело чести уничтожить щупальца его мира, тянущиеся к миру Волкова. Я надеюсь - ты все-таки вернешься. Как сказать - у Сухинова мира то нет, так как нет единой идеи в отличии от того же Волкова. Бофаро пишет: Пора создавать тему, посвящённую Дмитрию. Конечно, пора. Может он все-таки допишет свою эпопею...

Эмералда Джюс: Amral пишет: у Сухинова мира то нет, так как нет единой идеи в отличии от того же Волкова. Как у любого фанфишера ИМХО!

Amral: Эмералда Джюс пишет: Как у любого фанфишера ИМХО! Не соглашусь: ряд фанширев вкладывают в свои произведения ценностный компонент. Отсюда можно вывести общую идею. Почитайте фанфик "Пленники теней" Ани Зиминой, а потом откройте канон. Увидите громадную разницу в подачи категорий добра и зла плюс ряда идей философского плана.

Бофаро: Amral пишет: Не соглашусь Вот и я не соглашусь. Фанфики попадаются гораздо более серьёзные, чем канонические книги. А уж наличие фанона, типа Урфина, женатого на невесте Дровосека - это и есть наличие мира.

Джюс-Джулио: Amral, Бофаро, Согласна с Вами двумя.

Безымянная: Бофаро пишет: Вот и я не соглашусь. Фанфики попадаются гораздо более серьёзные, чем канонические книги. А уж наличие фанона, типа Урфина, женатого на невесте Дровосека - это и есть наличие мира. И я согласна, что есть очень серьёзные фанфики - и с запутанным сюжетом, и проникнутые глубокими идеями, и вызывающие в душах читателей мощный отклик и бурю чувств. Есть и проработанные фаноны - и в общем по миру, и по отдельным персонажам/локациям. Amral пишет: Конечно, пора. Может он все-таки допишет свою эпопею... ...Легенда нашего Форума. Я серьёзно. Жаль, что пока что с эпопеей, с рецензией, с Алармом и прочими получилось так, как есть. Но всё равно, приятно видеть, что Дмитрий нас посещает.

саль: Эта тема у меня уже завязла в зубах. Про Корину – отражение Урфина, и Пакира – повторение Арахны больше говорить пока не буду. Теперь о других. Просто приведу выдержку из своего письма… «Зато в три Сухиновских путешествия Элли я поневоле вгляделся пристальнее. Путешествие под землёй – тут и особых параллелей проводить не надо. Отрезаны от всего мира, единственная дорога – через подземные пещеры, плаванье в лодке, спутник – мальчик-ровесник, вражда самого подземного мира, следы древних событий, этого уже вполне достаточно. Есть и менее очевидные. Толпа подземных жителей – пред которыми предстаёт Элли со спутниками, закончившая путешествие во мраке, толпа, которая ждёт от неё спасения. И такая же толпа сказочных героев, также гибнущих без воды. Правда, не волшебной, а обыкновенной. Противный, невесть откуда взявшийся обормот, чужак, настраивающий толпу против Элли – это кто, Билан или Парцелиус? Собственно говоря, по этой паре путешествий доказывать ничего не надо. По-моему каждый, читавший и Волкова, и Сухинова пришел по ней к одним и тем же выводам. Путешествие в Страну Мертвых я подробно не анализировал. Честно говоря, не хочется перечитывать. Но со вторым путешествием Элли есть переклички и на беглый взгляд. Сопровождает Элли взрослый, умудренный человек, там Чарли Блек, здесь Гудвин. Вестницей в начале путешествия выступает птица, там Кагги-Карр, здесь Голда. Элли идет в путешествие с намерением не спастись, а спасти, там друзей, здесь – Волшебную страну. (спасает она и в других путешествиях, но одновременно спасается и сама. А в этом о собственном спасении речи нет). А теперь самое главное. Мне прежде и не приходило в голову, как много сходства в сюжете второй книги Сухинова с «Волшебником изумрудного города». Там и там дело начинается с того, что Элли попадает как бы в безвыходное положение. Она пытается вернуть - там Родину, здесь юные годы, по сути – возвратиться в любимый, родной мир. В роли Виллины выступает эльфина Логина - указывает путь растерявшейся Элли, но сама реально помочь не может. Волшебство и одной, и другой этого не позволяет. Таким образом, Сухинов сразу выносит Желтую дорогу за пределы Волшебной страны. Частично она действительно желтая, это слово довольно часто мелькает в описании песка. Кстати, довольно дерзко, не моргнув глазом, Сухинов, вместе с желтой дорогой, выносит за пределы Волшебной страны и чудеса., они вдруг начинают встречаться в Канзасе на каждом шагу – живые игрушки, говорящий пёс, ведьма на вырванном дереве, крылатый конь, сражение с волшебным войском, ожившие глиняные солдаты, в качестве спутника – настоящий сказочный великан. (этому у меня есть и другое толкование – Элли совершает своё путешествие уже умершей, но в данном контексте тут явная параллель сюжетов). А теперь вглядимся в спутников Элли. На первый взгляд их очень много: кукла, лис, те же эльфы, конь, пёс, но основных, явно преобладающих в сюжете, всё-таки трое. Том, Дональд, Дурбан. Плюшевый медвежонок Том. Спутник физически слабый, но полезный. Самый симпатичный, вечный оптимист, склонный и к хвастовству. И даже любитель забавных незамысловатых песенок собственного сочинения. Знакомые черты. Можно добавить, что он существо заведомо неживое и набитое, а также, случается, легко теряет глаза, которые, впрочем, ему также легко вернуть. Но это детали. Всё же главное, что характеризовало спутников Элли – их заветные желания. Так какое желание было у Страшилы? (ясно, что Тома я сравниваю с ним). Получить мозги, о которых он, кстати, и понятия не имел, что это такое. Но это только конкретное выражение общей мечты. Какой же? Быть, как все люди! Ведь именно этого-то на самом деле хочет искусственно изготовленный человек Страшила. (мозги же - так уж пришлось в случайном разговоре) А Том? Не раз и не два он с горечью повторяет: «Был бы я настоящим медведем». Он считает себя именно медведем, гордится этим, и все-таки мечтает быть медведем настоящим, как и все другие его лесные собратья. О которых он, кстати, тоже имеет весьма смутное понятие. Железный Дровосек, в отличие от Страшилы настоящим человеком успел себя почувствовать. Но только для того, что бы сильнее ощущать свою неполноценность. Его мечта другая. Он стремится не совершить переход в разряд человеческих существ, человеком-то он себя и так ощущает. Он стремится избавиться от понесенного увечья. То есть примерно того же, чего хочет Дональд. То есть не стать, как все люди, а быть не хуже других людей! Похоже, но не одно и то же. Есть и мелкие детали, сближающие эти персонажи. Железный Дровосек, хоть и взрослый, но, судя по контексту, вырос сиротой. Не появляются даже в упоминаниях его родители, нет у него рядом ни одного родственника. И, между прочим, передавая историю Дровосека своими словами, Сухинов употребляет слово протезы, совершенно несвойственное книге Волкова. Казалось бы, между Львом и Дурбаном нет ничего общего. Дурбан в первую очередь – не трус. Хотя могуч и самоотвержен. Как и Лев первой книги – несомненно самый могучий из спутников и защитников Элли. Впрочем, инфантильная черточка есть и у Дурбана, он обидчив, но при этом не склонен добиваться своего силой. Конечно не трусость, но… Но обратимся снова к заветному желанию. Чего хочет Лев? Обрести смелость. А на самом деле? Стать царем зверей. Кстати, этого хочет только он, единственный из спутников Элли. Не подозревая, что на одной смелости далеко не уедешь, если действительно собираешься царствовать. Вот тут-то, кстати, параллели между спутниками Элли раскрывают истинное отношение Сухинова к Волковским героям. Дурбан ведь тоже стал правителем. И примерно таким, каким был не столько Трусливый или Смелый, сколько Добродушный Лев. В его лесу всё шло своим порядком, а царь зверей просто носил свой почетный титул. И в конце концов окончательно прибился ко двору волшебницы Стеллы. Примерно также выглядело и правление Дурбана. Он был у себя в городе кто угодно, только не царь. Короче, если там в спутниках Элли был диковинный лев, как будто забывший о своей мощи и силе, то здесь не менее диковинный (причем в ту же сторону) великан. Можно добавить, что через забавного, но недалёкого Тома раскрывается и Сухиновский взгляд на Страшилу. Каким бы Мудрым он себя не считал, все равно он остается набитым соломой болваном. Впрочем, Сухинов демонстрирует это и открытым текстом. Но ведь с Дональдом совсем другое. Он – предатель! Какое же здесь сходство с благородным Железным Дровосеком. Самое прямое, если этот Дровосек – сухиновский. Тем или иным путем, но ведь он вполне оказался способным на предательство своего лучшего друга. Даже больше. Кажется, что у Сухинова Дровосек и Дональд связаны одной пуповиной, или, может быть, стальной приводной цепью. В самом деле, пока Дональд остается для Элли верным другом, Дровосек выступает, как ее невольный враг. Но только стоит Железному Дровосеку прозреть и пробудиться, в предательство тут же скатывается Дональд. Более того, немалая доля предательства Дровосека зиждется на его очаровании Кориной. Она, правда, приходит к нему в качестве «дочки», но смотрит-то он на нее, явно не как на дочку. И уже не кажется удивительным, что из-за той же Корины, теряет голову и Дональд – его двойник-антипод. Попутно стоит заметить, что Сухинов примешивает к Волковским персонажам изрядную долю Баумовского. Это у Баума, а не у Волкова Страшила – пугало на троне. И Лев, забывший про свое царство и ставший украшением придворного зверинца – это тоже из Баума. Не потому ли Сухинов обошелся без Тотошки и его подобия, что у Баума этот пёсик – довольно жалкое и незначительное существо. Труслив, безлик, бессловесен. Частично эти черты отразились в лисенке Родни, который быстро остался за кадром. Между прочим, своебразным образом Сухинов вернул и баумовский «поцелуй волшебницы», разрешив Виллине помочь Элли в безвыходной ситуации. Теперь стоит вернуться к самой сюжетной линии. Элли направляется к волшебнику Гудвину, который должен исполнить ее желание. Если взглянуть шире, в путь до решающего разговора, в котором выяснилось, что все труды Элли напрасны, следует включить и ее поединок с Бастиндой. Потом происходит последнее путешествие Элли, ставшее жестом отчаяния, но в конце его неожиданно приходит спасение. Одновременно она узнаёт, что средство к спасению, оказывается, уже было у нее в руках (точнее на ногах). Но, тем не менее, Элли обретает то, к чему так долго и упорно стремилась. Есть у Сухинова похожие моменты? Есть и много. Конечно, он не повторяет волковский сюжет дословно, он тасует и комбинирует. Но поглядим внимательнее. Путь Элли, завершившийся полным разочарованием (не в Гудвине, а в возможности обратиться к Стелле), когда казалось бы сделано всё возможное и невозможное, точно так же распадается на два отдельных путешествия. Друзья прошли пустыню и камни, они уже в Волшебной стране, и вдруг такой невероятный прием от того, кто казалось должен быть первым другом, и вместо желанного завершения – новое опасное путешествие. Точно так же дал Элли (вопреки радужным надеждам) от ворот поворот Гудвин и послал ее на Бастинду. Но Сухинов сюжетно меняет местами две половинки путешествия. Поединок с ведьмой становится не вторым, а первым. В качестве ведьмы, без всякого сомнения, выступает Корина, заменившая Бастинду. Я всегда недоумевал, почему здесь Корина предстаёт в виде безобразной старухи, хотя в своих прочих похождениях она – черноокая красавица. Оказывается – с намеком недогадливым. Как и Бастинда, Корина совершает на друзей четыре нападения: атака глиняного войска, пленение глиняным великаном, сила Черного камня, и завершающий необоримый удар – горный обвал. Первое и второе (как волки и вороны) одолевается прямым поединком, третье (как пчелы) – находчивостью, с четвёртым нет возможности бороться, можно только спастись самим (как от летучих обезьян). Меняет Сухинов и роли. Если в борьбе с Бастиндой Лев практически не принимал участия – всё делали Страшила и Дровосек, то здесь с точностью до наоборот. Единственное действие Тома – выстрел из игрушечной деревянной пушечки сродни единственному боевому подвигу Льва, рявкнуть на и без того перепуганных Мигунов. Зато Дурбан работает, не покладая рук. Поглядим на вторую часть путешествия. Тут Том с Дональдом выступают еще более плотным тандемом, совсем как Страшила и Железный Дровосек, дружно осадившие замок Людоеда. Аналог замка, конечно же – каменная башня. Что Людоеда, что дракона одолевают спящим. А потом, когда он пробудился и очухался, не задумываясь спасаются бегством. Правда, Дровосек Людоеда убивает, а Дональд дракона только связывает, но должно же быть хоть что-то по-своему. Зато есть почти дословно повторенная деталь. Железный Дровосек, чтобы открыть дверь, использует в качестве рычага лезвие топора. Дональд тоже открывает дверь рычагом, правда из костыля. Дальше много говорить не надо. Лес саблезубых тигров, самых грозных хищников Волшебной страны – это колония черных драконов. (в других местах они не водятся) Путь друзей через овраг – мост через ущелье. И там, и там его надо преодолеть, уходя от погони чудовищ. Но, без всякого сомнения, бурной реки и коварного макового поля у Сухинова нет. Что верно, то верно. Правда Элли предстоит еще пережить полосу горящего леса и предательство Дональда. Лучше поглядим на еще одно забавное совпадение. И там, и там в результате путешествия Элли овладевает сразу двумя волшебными предметами – башмачками и шапкой. Два Предмета (труба и книга) достаются ей и здесь. Но сразу, одним махом. Коренное расхождение? Ничуть! Башмачки ей достаются в начале первого путешествия, а шапка в конце второго. Но если у Сухинова сначала заканчивается путешествие второе, а потом только начинается первое, то эти начало и конец, так далеко разошедшиеся у Волкова, у Сухинова соединятся в одну точку. Так и происходит. Книга и труба достаются Элли одновременно. Труба подобно летучим обезьянам, рабам шапки, быстро переносит своих хозяев на огромные расстояния. А книга? Книга могла бы разом решить стоящую непроходимым барьером перед Элли проблему. Если бы она об этом знала. Впрочем, как и о серебрянных башмачках. А так ей остается только сожалеть, что оказывается Стелла совсем не всемогущая волшебница (не может справиться с происками Корины). Разочарование почти как в Гудвине. И Элли, в совершенной растерянности, отправляется хотя бы куда-нибудь. У Волкова – на юг, у Сухинова - в страну Мигунов. Надо же хоть кого-то попросить о помощи. Помощь конечно приходит. Там от башмачков, здесь от книги. Сказка должна кончаться хорошо! А то, что идет в книге дальше, ко второй книге фактического (сюжетного) отношения не имеет. Это завершение истории Корины (Урфина), то есть второй книги Волкова или первой книги Сухинова. Такая уж перепутаница-забавница. Сразу и не распутаешь. В общем, на этом можно поставить и точку.» Но какой всё-таки вывод. Вывод понятный. Хороши те сказки, с которыми старина Баум поделился своей долей очарования. Это относится и к Волкову. Но огромным успехом Волкова является его несравненный Урфин. Так что и у него есть что позаимствовать.

Donald: Сказать особо нечего, всё в посте Саля правда. В очередной раз восхищаюсь вашей проницательностью.

саль: Donald Спасибо, что прочли и откликнулись. Я подозревал, что моя эта штуковина может пройти незамечено. Но вижу, читали кроме Дональда и другие. Это тоже радует.

koryonta: Долго и нудно собирала все книги Сухинова по магазинам, глотала как горячие пирожки, правда, с каждой книгой "начинка" все больше обжигала рот. Лет тому прошло около 15, страсти по Аларму улеглись, поэтому поделюсь своими мыслями. Первые книги были новы, и потому нестыковки не обращали на себя внимания. Но чем дальше, тем больше возникало вопросов. Как начинающий писатель, считаю, что каждая выкаченная "пушка" должна выстрелить, каждая деталь должна иметь значение. Но бесконечно размножившиеся персонажи Сухинова вызвали головную боль: а это кто? а он откуда? а он зачем?. Безжалостно оборваны линии Эльга, Ланги, Корины и Дональда- куда они исчезли в финале? Разговоры о волшебном топоре, который вернет Дровосеку человеческий облик так и остались разговорами. Равно как и синие растения садовода-любители - они были зачем? Пеняр стал наполовину ночным растением - и что? Позабавило длинное объяснение разницы между Тьмой и Мглой - дабы оправдать существование повелителя Мглы. "Мгла царит в подземельях, а Тьма - в людских сердцах". Кажется, добрые поступки Крысиного короля (поданные-то крысы!) в оправданиях не нуждаются. А еще удивило болезненное отношение персонажей к своей внешности, характерное, скорее, для женской прозы. Дональд стремиться стать красивым (и любое указание на непривлекательность его расстраивает, а вместе с ним - и читателя, вроде бы), Элли завидует красоте Корины и Ланги, Дровосек и Том мечтают стать людьми (потому что естественное обличье их не устраивает). В "Сказках" эта же проблема волнует еще и черного дракона Варага - вот уж кому никак не припишешь комплекс неполноценности. Про Эльга можно даже не упоминать - то же проклятое стремление измениться, стать другим. Собственно, метаморфозы во внешности Страшилы и Дровосека в первом томе (появление бороды, например) - некий тюнинг во имя непонятных целей. Болезненная тревога за сохранение молодости в лице ряда персонажей (Элли, Стелла, Фарамант, Дин Гиор и даже Лев) тоже не вдохновляет. Можно еще много написать про неуязвимость главной героини Элли в последних книгах (главной ли?), про некоторые забавные нелепости (Виллина - эскимоска - это шедевр!), но не хочется... Потому что у Сухинова были Корина, Эльг, забавный и коварный Людушка, да что говорить: это был первый опыт осмысления чужой реальности с совершенно неожиданными для оригинала выводами. Сухинов, в моем восприятии, это автор неплохих фанфиков, хотя и растянувшихся на 10 книг. Книги Сухинова есть, в них много интересных идей, много заделов на будущее. Скажем так: это могло бы стать неплохой стартовой площадкой, и может быть в 20-м (!) томе этот кусочек Вселенной обрел бы целостность и гармонию. моя оценка: 4 с минусом (кое-где - 3 с плюсом)

Donald: koryonta пишет: Дональд стремиться стать красивым koryonta пишет: Про Эльга можно даже не упоминать И то и другое объяснимо с точки зрения психологии. Дональд с рождения некрасивый инвалид, Эльг вообще получеловек. У обоих предрасположенность к развития комплекса неполноценности насчёт внешности. Со странностью болезненного отношения к внешности и старости у остальных согласен. Только вот что плохого в Томе - это же просто очередное раскрытие вечной темы игрушки, мечтающей стать человеком. koryonta пишет: добрые поступки Крысиного короля (поданные-то крысы!) в оправданиях не нуждаются. В крыс же их превратил Пакир... Когда-то они были люди Облаков. koryonta пишет: это могло бы стать неплохой стартовой площадкой, и может быть в 20-м (!) томе этот кусочек Вселенной обрел бы целостность и гармонию. Вот-вот... Полностью согласен. Но, увы, даже на 11-ую книгу приходится только надеяться.

dumalka: koryonta пишет: Книги Сухинова есть, в них много интересных идей, много заделов на будущее. Скажем так: это могло бы стать неплохой стартовой площадкой, и может быть в 20-м (!) томе этот кусочек Вселенной обрел бы целостность и гармонию. моя оценка: 4 с минусом (кое-где - 3 с плюсом) Если эти ещё 10 книг будут в нужную сторону, на раскрытие истории названных героев, которые так и не раскрылись, а не на упражнения с теми, чья судьба пошла вполне хорошо...

Ита: Немножко не в тему: а мне всегда казалось, что Урфин и Ментахо в 6 книге слегка дублируют друг друга. Как будто один персонаж раздвоился - они похожи гораздо больше, чем отличаются. Сухинова я пока мало знаю, так что впечатления очень и очень предварительные. Мне показалось, что у Сухинова зло и Тьма гораздо больше включены в картину мира. У Волкова даже вначале злые волшебницы кажутся чем-то необязательным, вроде несчастного случая, и устраняются из повествования тоже почти случайно и очень индивидуально, не требуя ничего глобального. Зло у него представлено одиночками, которые получили в свое распоряжение какую-то внешнюю силу, причем не людей. Книгу, золотую шапку, дуболомов. А у Сухинова, по-моему, наоборот, зло выглядит древним, глобальным и имеет огромную опору на подданных. Я, правда, допускаю, что это мое мнение может быть ошибочным из-за слабого знакомства с каноном Сухинова.

tiger_black: Ита пишет: Немножко не в тему: а мне всегда казалось, что Урфин и Ментахо в 6 книге слегка дублируют друг друга. Как будто один персонаж раздвоился - они похожи гораздо больше, чем отличаются. всегда казалось так же)) в них очень много общего, вплоть до цвета одежды))) И бывшие короли оба))



полная версия страницы