Форум » Персонажи » Судьба Топотуна: наши версии? » Ответить

Судьба Топотуна: наши версии?

Чарли Блек: В последнее время этот (на редкость симпатичный, имхо) персонаж несколько раз промелькнул в наших дискуссиях. В связи с этим мне подумалось: Ведь с Топотуном связано немало загадок, так и не разрешившихся на страницах книг Волкова. Итак: 1.Куда делся Топотун, после падения Огненного бога? 2.Почему Топотун, прежде отличавшийся безукоризненной преданностью своему хозяину, решился покинуть Урфина Джюса? Да ещё сделал это в очень тяжёлый для того момент? 3.Откуда вообще взялся у Джюса ручной медведь во 2й книге? У кого какие версии? [img src=/gif/sm/sm11.gif]

Ответов - 179, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

Жук-Кувыркун: Насколько я помню, у Топотуна плохие отношения с Гуамоко. Наверняка Топотун был рад, когда в финале УДиЕДС Гуамоко улетел. И наоборот, наверняка Топотун был огорчён, когда в середине ОБМ Гуамоко нежданно-негаданно прилетел к Урфину. А раз в финале ОБМ Гуамоко остался с Урфином, Топотун решил сам покинуть Урфина. Сейчас он живёт в лесу и надеется на то, что однажды Гуамоко опять улетит от Урфина. В таком случае Топотун немедля примчится к Урфину.

саль: Жук-Кувыркун пишет: А раз в финале ОБМ Гуамоко остался с Урфином, Топотун решил сам покинуть Урфина. Логично, и даже красиво. Но не соответствует истине. В ОБМ филин не возвращался к Урфину. (Это вам всем заморочил голову липовый автор Т33. Кстати это для меня еще одно из доказательств мнимого авторства Волкова). Советую внимательно вчитаться в текст 5 книги. Он прилетел для разговора, дал Урфину совет - и всё! Прямо не говорится, но из контекста следует, что вернулся назад в лес.

Глория Джюс: В моём фаноне Топотун спустя три года возвращается к Урфину во время одного из Праздников Угощения, а до этого жил в лесу и периодически примыкал к разным людям. Но периодически вспоминал о Джюсе и скучал по нему. И в итоге медведь остаётся жить у доброго Урфина, с которым ему понравится ещё больше. Я так сочинила тоже потому, что мне этот герой всегда нравился. И ещё потому, что не верю в способность такого преданного существа навсегда убежать от любимого хозяина.


Чарли Блек: саль пишет: В ОБМ филин не возвращался к Урфину. (Это вам всем заморочил голову липовый автор Т33. Кстати это для меня еще одно из доказательств мнимого авторства Волкова). Советую внимательно вчитаться в текст 5 книги. Он прилетел для разговора, дал Урфину совет - и всё! Прямо не говорится, но из контекста следует, что вернулся назад в лес. Любопытная версия. Но, я бы сказал, неоднозначная. Тут, как говорится, бабушка надвое сказала. Я заглянул в текст ОБМ и с удивлением для себя обнаружил, что Гуамоко действительно не упоминается больше ни разу после главы об орехах нух-нух. То есть он прилетел к Урфину и затем напрочь исчез из «кадра», словно его и не было. Это впрочем не означает, что он обязательно вернулся в лес. Мог вернуться, но мог и остаться. Отсутствие упоминаний не равно отсутствию персонажа. Особенно если сравнить с УДиеДС, где Урфин с определённого момента тоже в общем-то перестаёт нуждаться в услугах Гуамоко. В пользу версии о возвращении филина в лес говорит тот факт, что шпионством для Урфина и дальше продолжает заниматься Эот Линг. Гуамоко мог бы разделить с ним обязанности, но об этом ничего не сказано. Также Гуамоко нисколько не помог Урфину, когда тот бился над загадкой волшебного ящика, причём действовал способом довольно глупым: филин мог хотя бы подсказать, что перебор «заклинаний» проку не даст. С другой стороны, есть аргументы и за то, что филин остался с Урфином. Во-первых, без этого теряется смысл прилёта филина: если он появился лишь за тем, чтобы возобновить знакомство и дать полезный совет, а сам по-прежнему хочет жить в лесу, - то пользы особой для него не видно. Какой ему прок от возобновлённого знакомства? Урфин станет его снабжать свежей дичью, как пообещал при встрече? И эту дичь охотники будут торжественно доставлять в лес? Маловероятно. Тем более, Гуамоко и без дичи неплохо жил-поживал. Во-вторых, а потерпит ли Урфин такой формат отношений? Согласится ли он с тем, что филин ему больше не слуга, а независимый, так сказать, доброжелатель? Не сочтёт ли Урфин это предательством? Тем более, как мы видим, Гуамоко сам даёт понять, что их прежние договорённости всё ещё в силе («— Гуамоко! — строго поправил филин. — Мы, помнится, договорились с тобой, что на меньшее я не согласен. Урфин невольно подивился настойчивости птицы, которая за десять лет не забыла своих притязаний.») Это по сути должно означать, что Гуамоко и Урфин возобновляют свой «контракт» десятилетней давности. Т.е. филин возвращается на пост слуги и советчика, а Урфин снабжает его пропитанием и проявляет необходимую степень уважения. В-третьих, важен тот факт, что Гуамоко прилетел с ценным подарком (сведеньями об орехах нух-нух). Этим подношением он словно бы извиняется за то, что не явился раньше. То есть, Гуамоко ведёт себя как проситель. Он хочет чтобы его вновь приняли на службу, и готов искупить своё долгое отсутствие, явившись не с пустыми руками (точнее крыльями). Ну а самое главное - символический аспект. Гуамоко прилетает в момент Урфинова триумфа. Урфин только-только завоевал Изумрудный город - и тем самым фактически вернул себе утраченные в УДиеДС позиции. Взял реванш. И возвращение филина символизирует именно полноту этого реванша. Вновь при Урфине вся его старая гвардия - все трое самых первых его слуг. Вновь он в зените могущества. Если бы филин при этом сказал: «извини, я заглянул на минутку тебя проведать, а дальше мне пора восвояси» - весь символизм и пафос этой сцены оказался бы смазан.

tiger_black: Чарли Блек пишет: То есть он прилетел к Урфину и затем напрочь исчез из «кадра», словно его и не было. То, что он прилетает и далее не действует, еще ни о чем не говорит. Он заявлен с самого начала как мудрый советчик и наблюдатель. И не так уж много советов он Урфину давал. А в ОБМ и советовать нечего: все достигнуто без него, только смотри, что дальше будет.

саль: tiger_black пишет: То, что он прилетает и далее не действует, еще ни о чем не говорит. Не говорит тому, кто не хочет видеть очевидного. Он не просто не действует, а ни разу не упоминается, это не одно и то же. Умолчание дает больше оснований допускать его отсутствие, нежели присутствие. Чарли Блек пишет: С другой стороны, есть аргументы и за то, что филин остался с Урфином. Во-первых, без этого теряется смысл прилёта филина: если он появился лишь за тем, чтобы возобновить знакомство и дать полезный совет, а сам по-прежнему хочет жить в лесу, - то пользы особой для него не видно. Какой ему прок от возобновлённого знакомства? Урфин станет его снабжать свежей дичью, как пообещал при встрече? И эту дичь охотники будут торжественно доставлять в лес? Маловероятно. Тем более, Гуамоко и без дичи неплохо жил-поживал. Филин прилетел на разведку. Он хочет своим глазом оценить прочность новой власти Урфина. Старая, как он помнит, довольно легко рухнула. И он является к Урфину под утро, а в городе с вечера. Вывод филина о марранах, а соответственно и о положении их правителя не очень лестный. Но дело даже не в этом - прочтите их разговор. Филин не проситель, он ведет разговор на равных, как повелитель одних подданных с повелителем других подданных. И последняя реплика о дичи много значит. Если бы Урфин брал филина на службу, вопрос о питании подразумевался бы сам собой. Нет, Урфин обещает филину руками своих подданных ДОСТАВЛЯТЬ ему дичь. А не кормить на равных за своим столом. Чарли Блек пишет: Во-вторых, а потерпит ли Урфин такой формат отношений? Согласится ли он с тем, что филин ему больше не слуга, а независимый, так сказать, доброжелатель? Не сочтёт ли Урфин это предательством? Ну, допустим не потерпит. Тогда филин тем более не останется. Но мы-то видим обратное. Урфин не спрашивает - зачем ты прилетел, изменник. Наоборот, увидев, как ему не хватало советов филина (нух-нух) он готов ему даже польстить, рассыпаться в благодарностях, словесно и материально. Чарли Блек пишет: В-третьих, важен тот факт, что Гуамоко прилетел с ценным подарком (сведеньями об орехах нух-нух). Этим подношением он словно бы извиняется за то, что не явился раньше. То есть, Гуамоко ведёт себя как проситель. А мне кажется, что им он ставит Урфина на место, дав своим бесценным подарком понять, что он по прежнему меньше нуждается в Урфине, нежели Урфин в нём. Чарли Блек пишет: Ну а самое главное - символический аспект. Гуамоко прилетает в момент Урфинова триумфа. Урфин только-только завоевал Изумрудный город - и тем самым фактически вернул себе утраченные в УДиеДС позиции. Взял реванш. И возвращение филина символизирует именно полноту этого реванша. Вновь при Урфине вся его старая гвардия - все трое самых первых его слуг. Вновь он в зените могущества. Основная идея ОБМ относительно образа Урфина - его окончательный крах и вывод его из игры. (перечтите, какими словами подан финал). Именно потому от него уходит даже Топотун. Невозвращение филина - это как раз переломная точка, миг торжества после которого пойдут уже одни провалы, чем дальше, тем больше. Невозращение филина на службу, это пока первый намёк, который самоуверенный Урфин (то есть именно Урфин ОБМ) просто не понял. Когда поймет - будет поздно.

Чарли Блек: саль пишет: Невозращение филина на службу, это пока первый намёк, который самоуверенный Урфин (то есть именно Урфин ОБМ) просто не понял. Когда поймет - будет поздно. Всё же мне думается, что если бы Волков хотел вложить в сцену с филином подобный смысл, он сделал бы это более явно. Ну или хотя бы добавил упоминание в следующих главах, где пошла уже череда неудач: мол, даже и филин не жил больше под кровом бывшего повелителя, а предпочёл отсиживаться в лесу, среди своих птичьих подданных. саль пишет: А мне кажется, что им он ставит Урфина на место, дав своим бесценным подарком понять, что он по прежнему меньше нуждается в Урфине, нежели Урфин в нём. Можно, конечно, и так трактовать. Но мне здесь видится скорее параллель со 2й книгой: там филин тоже, едва лишь «нанявшись» на службу, снабжает Урфина ценной информацией: «— Неплохо придумано, — сказал филин. — И для начала моей службы скажу, что ты напрасно ищешь серебряные башмачки. Их унес маленький зверек неизвестной мне породы.» Со стороны филина это вроде как задаток своему будущему хозяину.

Чарли Блек: саль пишет: Урфин не спрашивает - зачем ты прилетел, изменник. Но спрашивает, почему так долго медлил. То есть, для Урфина прилёт Гуамоко - само собой разумеющийся и естественный поступок. Вероятно ложащийся в один ряд с возвращением всех бывших придворных (тех изменников, которые каялись Страшиле в финале УДиеДС, а в ОБМ снова переметнулись к Урфину). Что касается благосклонного приёма, который Урфин оказал филину, то это отчасти видимо объясняется тем, что в момент своего триумфа Урфин настроен великодушно. Он достиг всего, к чему стремился (так ему по крайней мере кажется), и вероятно ему хочется теперь не громы и молнии метать, карая всех, кто не проявил достаточной верности, а наоборот собрать у своего трона как можно больше помощников, союзников, именитых персон и т.д. Любопытно также, что в ОБМ, в отличие от УДиеДС, Урфин не ставит жёсткого ультиматума Страшиле и Дровосеку: мол, либо подчинение, либо смерть, даю вам полгода. В ОБМ Урфин настроен мягче и милостивее. ...Хотя, с другой стороны... Когда-то я проводил исторические параллели между Урфином и Наполеоном, а Гуамоко сравнил с Талейраном. Если придерживаться этого сравнения, то реванш Урфина в ОБМ соответствует знаменитым «Ста дням». А там, действительно, насколько я помню, Наполеон хотел залучить Талейрана обратно к себе на службу, и даже слал ему льстивые письма, но хитрый царедворец не клюнул на щедрые посулы. Однако и на разведку в штаб-квартиру победившего Наполеона Талейран тоже не заглядывал))

tiger_black: Чарли Блек пишет: Что касается благосклонного приёма, который Урфин оказал филину, то это отчасти видимо объясняется тем, что в момент своего триумфа Урфин настроен великодушно. Он достиг всего, к чему стремился (так ему по крайней мере кажется), и вероятно ему хочется теперь не громы и молнии метать, карая всех, кто не проявил достаточной верности, а наоборот собрать у своего трона как можно больше помощников, союзников, именитых персон и т.д. мне кажется, что все проще. Урфин очень хорошо понимает мотивы филина. Вероятно, он и сам действовал бы точно так же - тогда. Вот в ЖТ - уже нет.

саль: В этом ЖТ и всё дело. Мол, если в пятой книге филин у Урфина, значит доказательств того, что он вернулся к нему в четвёртой - не требуется. А между тем, пятая книга явно ревизует результаты и дух четвертой. В ней филин не только был у Урфина, но и пошел вместе с ним в последний поход на мигунов! То есть - совершил то, чего не делал даже во второй. А тогда неудачи Урфина не были настолько явны. Подумаешь, убежал Страшила и приехала Элли. Здесь же Гуамоко ввязался в участие в явной авантюре. Пойти вместе с Урфином в сомнительный поход после разгрома Харта, после свержения Бойса самими мигунами, после появления во дворце диверсанта-невидимки, тогда, когда сами прыгуны готовы взбунтоваться, чего с дуболомами никогда бы не случилось. Похоже, он явно, и ни с того, ни с сего, возлюбил Урфмна. Как раз тогда, когда Урфин стал безразличен и медведю и клоуну. Как будто не клоун только что с восторгом доносил о злости марранов. Работая над "Желтым туманом" Волков описывает вокруг филина и над ним странные круги. Все ушли от Урфина, а филин, самый независимый, вдруг перешел на его сторону. И он явно поменялся ролями с клоуном. Клоун в четвертой книге был первый советник и помощник Урфина. После разгрома он от него отрекся. И теперь, Урфин уходит от победителей, а филин шепчет ему на ухо то, что прежде шептал клоун. Мало того. Волков перекраивает задним числом и вторую книгу. Теперь не клоун спешит с обещаниями к Руф Билану, а наоборот - Гуамоко. А знаменитая завершающая фраза Арахны: "Филин был прав". Что-нибудь она да значила для автора! (неважно, что читатели не видят в ней особого смысла). Кому-то нравится, что прав был Урфин. Каким-то образом, в соперничестве с филином, Урфин занял место своего клоуна. Нам остается только думать, что все-таки хотел сказать автор. И тогда может быть поймем, возвращался Гуамоко к Урфину, или не возвращался.

Чарли Блек: саль пишет: Здесь же Гуамоко ввязался в участие в явной авантюре. Пойти вместе с Урфином в сомнительный поход Как знать... В принципе, оба завоевательных прожекта Урфина - хоть во 2й, хоть в 4й книге - были авантюрами изначально. Но филина это не остановило. Если задуматься, ведь количество порошка было известно, и стало быть филин мог рассчитать, что максимум дуболомной армии составит 200-300 вояк, ну может 400, если сложить солдат с полицейскими. Достаточно ли этого числа, чтобы навсегда поставить под контроль Волшебную страну, населённую десятками тысяч человек? Особенно если учесть, что деревянное воинство по природе своей туповато. Вопрос спорный. На всю Голубую страну хватало десятка солдат. Но лишь до тех пор, пока не появился моряк Чарли, придумавший хитрую ловушку. То же и в Фиолетовой стране. Но думается, даже без гостей из Канзаса владычество дуболомов оказалось бы временным. Уж как-нибудь Лестар с подручными нашли бы способ извести взвод капрала Ельведа. А значит, могущество Урфина с самого начала было зыбким, непрочным. Будь филин мудр не по сказочной, а по обычной человеческой логике, - он должен был бы предвидеть крах Урфиновой затеи. ...Теперь если брать отдельно карательный поход против Мигунов в финале ОБМ. Был ли этот поход сомнительным? Проще говоря, чего следовало бы ждать, если бы волейбол не смешал внезапно все карты? Произошло бы кровавое побоище. Сотни жертв. Непредсказуемый результат. С одной стороны - Марраны, прирождённые бойцы, доведённые к тому же до безотчётной ярости коварной ложью Урфина. С другой стороны - Мигуны, воодушевлённые правотой своего дела, патетикой борьбы за свободу, натренированные Дином Гиором, к тому же талантливые оружейники. Я бы всё же поставил на победу Марранов. Ибо часть Мигунов при виде крови и гибели своих товарищей вероятно бы разбежалась, а Марраны всё-таки крепче нервами, опытнее в драках, да и физически мощнее. И что тогда? Урфин снова «на коне», могущество его восстановлено. Весть о страшном разгроме Мигунов разнесётся по всей Волшебной стране, сея ужас куда более сильный, чем слухи о провале полковника Харта. И дальше на пути Урфина остаются только рудокопы. У рудокопов много Шестилапых (но фактически слепых) и всего лишь один исправный дракон. Дракон сила мощная, но в конце концов можно и против него найти какую-нибудь хитрость. Так что провал похода в ОБМ мне кажется не таким уж предрешённым. По крайней мере, Гуамоко мог этого не сознавать. Другое дело, что в конечном итоге, быть может через несколько лет, Марранам конечно наскучило бы угнетать другие народы. И тогда власть Урфина лишилась бы своей главной опоры.

Чарли Блек: саль пишет: Работая над "Желтым туманом" Волков описывает вокруг филина и над ним странные круги. Все ушли от Урфина, а филин, самый независимый, вдруг перешел на его сторону. И он явно поменялся ролями с клоуном. Я вот задумался: а почему именно филин был избран Волковым в качестве спутника Урфина в ЖТ? Варианты мне пришли на ум следующие. 1. Волков не хотел противоречить собственным словам из ОБМ. А там был чётко очерчен уход клоуна и Топотуна. Филин упомянут не был (возможно потому, что и в самом деле не сопутствовал Урфину в походе против Мигунов). Таким образом, из всей троицы только филин и остался в распоряжении Волкова, а значит и Джюса. 2. Предположим, Волков выбрал бы другого спутника. Тогда кого? Первейший кандидат - Топотун, известный верностью хозяину. Формального противоречия финалу ОБМ можно было избежать: мол, Урфин брёл-брёл по лесу, а тут рраз и заметил, что за ним плетётся медведь; и говорит ему медведь человечьим голосом: «хотел я было остаться с победителями, да не могу себя пересилить, тошно мне без тебя». То есть, хозяина-то он бросил, этот факт не оспаривается, но потом всё же вернулся. Однако противоречие идеологическое, символическое - остаётся. Именно уход самого верного слуги, Топотуна, подчёркивает всю бесповоротность и глубину Урфинова краха. Отменить этот уход - и Урфин воспрянет духом, решит что не всё потеряно, - и тогда события пойдут на третий круг. А это уже нелитературно. Есть и другая помеха. Допустим, даже несмотря на присутствие Топотуна, Урфин сумел бы осознать, что жил неправильно, и решил бы покончить с прошлым. Но тогда сцена с сожжением растений утратила бы половину своего драматизма. Урфин: а сожгу-ка я сорняки! Топотун: о, повелитель, как ты мудр! давно пора! *бурные аплодисменты мохнатых лап* И всё. Нет конфликта. Нет противника, которому Урфин в этой сцене бросал бы вызов. По этой же причине не годится и Эот Линг. Клоун конечно не обрадовался бы такому решению Урфина. Но клоун и не имеет авторитета. Для Урфина он просто слуга - существо безусловно нижестоящее и обязанное подчиняться беспрекословно. Допустим, Эот Линг выразил бы протест против сожжения сорняков. Урфин бы ему сказал «Цыц!» - вот и весь разговор. А то и вообще бы ответом не удостоил. Из всей троицы лишь филин был в какой-то степени с Урфином на равных и мог иметь собственную, независимую и весомую позицию. Мнения же клоуна и медведя были бы ничтожны.

tiger_black: Чарли Блек пишет: и всего лишь один исправный дракон согласна в целом, но вот один дракон - вряд ли. Ойххо - единственный дракон, летающий в БМ. А вот для "внутреннего употребления" наверняка были и еще)

tiger_black: Чарли Блек пишет: Однако противоречие идеологическое, символическое - остаётся. Именно уход самого верного слуги, Топотуна, подчёркивает всю бесповоротность и глубину Урфинова краха. так в том-то и дело. Урфина бросают слуги. А Гуамоколатокинт с самого начала Урфину не слуга, между ними отношения иного рода. Начиная со второй книги они взаимовыгодные: я буду тебя кормить, а ты - создавать мне репутацию волшебника. После второй они благополучно обходятся друг без друга. В четвертой - возобновление отношений, но уже не как раньше, во второй раз Урфин возвышается без помощи филина, а тому в ФС банально некуда отступать, а возвращаться в лес, к подданным, которых он бросил - тоже как-то не угу. Между прочим, вплоть до начала ЖТ видно, что филин рассчитывает на третье возвышение. И нет, здесь они еще не равны. Подлинное равенство между ними - это уже после сожжения волшебных сорняков в ЖТ. Когда Урфин принимает решение, не просто не следуя совету филина, а вопреки ему - и Гуамоко с этим соглашается. Хоть и не сразу. Вот с учетом этой линии я и не могу себе представить, чтобы она где-то как-то прерывалась - слишком она логичная и цельная. И да - Топотун должен был бросить Урфина в ОБМ, точно так же, как Гуамоко не мог этого сделать.

саль: Чарли Блек пишет: Я вот задумался: а почему именно филин был избран Волковым в качестве спутника Урфина в ЖТ? Правильно. Филин - единственный в этом смысле из троицы, и то, для чего он нужен, сформулировано, на мой взгляд, верно. Но повторюсь. Это - Желтый туман. А в ОБМ филин наоборот ослабит исход. Неприсоединившийся филин раньше времени испортит впечатление от краха Урфина. Оставшийся - лишит картину полноты этого краха. А Волков добивался именно полноты. Остался выход, который он и использовал. Филин к Урфину не вернулся. Но прямо об этом не сказано. И вправо, и влево.

саль: tiger_black пишет: но вот один дракон - вряд ли. Мне это тоже всегда казалось странным. Должны, и могли быть другие драконы вне Пещеры.. Урфин, по крайней мере, в этом не сомневался.

Чарли Блек: tiger_black пишет: а возвращаться в лес, к подданным, которых он бросил - тоже как-то не угу Да подданные-то его бы приняли, я думаю... У них перед ним пиетет) tiger_black пишет: Между прочим, вплоть до начала ЖТ видно, что филин рассчитывает на третье возвышение Действительно. Это показательный момент в том смысле, насколько филин способен (или не способен) оценить перспективы Урфиновых замыслов. tiger_black пишет: но вот один дракон - вряд ли. Ойххо - единственный дракон, летающий в БМ. А вот для "внутреннего употребления" наверняка были и еще) саль пишет: Мне это тоже всегда казалось странным. Должны, и могли быть другие драконы вне Пещеры.. Урфин, по крайней мере, в этом не сомневался. Я в детстве был убеждён, что «действующих» драконов у рудокопов много. Но в последние годы прихожу к выводу, что кроме Ойххо другие драконы вне Пещеры не фигурируют. Словно их и нету. Возможно они так и не приучились к свету, или просто недостаточно интеллектуальны для сколь-нибудь сложных поручений.

tiger_black: Чарли Блек пишет: Да подданные-то его бы приняли, я думаю... У них перед ним пиетет) Да насчет подданных-то не вопрос. Это для самого филина неприемлемо. Он второй раз поставил не на того. Лоханулся, по сути)) Мудрый филин, ага...) Ну и какой тут пиетет?) Сплетни в ВС как раз птички и разносят. В первый раз от ИГ хотя бы близко было - он успел сплетни-то опередить. А во второй раз слухи бы сами его опередили.)) Чарли Блек пишет: Я в детстве был убеждён, что «действующих» драконов у рудокопов много. Но в последние годы прихожу к выводу, что кроме Ойххо другие драконы вне Пещеры не фигурируют. Словно их и нету. Возможно они так и не приучились к свету, или просто недостаточно интеллектуальны для сколь-нибудь сложных поручений. Думаю, что так и было. Много действующих драконов - но внутри Пещеры. Просто потому что снаружи они особенно не нужны - для чего? Шестилапых, вроде, приучали жить наверху - как тягловых животных. Или нет? Не помню уже... Но драконы нужны были для охраны или для войны - а на поверхности Рудокопы ни с кем не воевали. Наверху Ойххо, кроме полетов в БМ, и пригодился-то лишь трижды: против Марранов, Арахны и пришельцев - и то лишь в качестве демонстрации силы. И я не думаю, что там дело в невозможности приучения к свету или в недостаточном интеллекте. Просто они - коренные жители Пещеры и наверху им нечего делать, если там они особенно не нужны. Ну что им наверху делать-то?)) А если надо - они приучаются быстро. Сколько потребовалось времени в СПК, чтобы приучить Ойххо к свету? Пара недель?) Однако для страховки, кроме Ойххо, все же должны были быть еще. По логике. Хотяя показывать их необязательно. Это как с Летучими Обезьянами - они должны были где-то жить, но в кадре в гексалогии их так и не показали, только в ред-76. И тут - так же. Уже после Марранов стало ясно, что если что - двух недель в запасе может и не быть.

Маккуро Куроске: tiger_black, Шестилапым при использовании на поверхности завязывали глаза. С драконами такое не получится - с завязанными глазами не полетаешь. Даже если в Пещере драконы ориентировались не по зрению, а по принципу летучих мышей, то в отсутствие вокруг потолков и стен такой полёт тоже не годится: наезднику придётся играть роль практически поводыря для слепого. Опять-таки: Шестилапые всеядны, а драконы питаются пещерной живностью и не факт, что легко могут перейти на другой рацион. В общем, массово держать снаружи драконов невыгодно.

tiger_black: Маккуро Куроске пишет: Шестилапым при использовании на поверхности завязывали глаза. не все время, только пока не привыкнут. Хотя тут надо перечитать. Маккуро Куроске пишет: С драконами такое не получится - с завязанными глазами не полетаешь. Даже если в Пещере драконы ориентировались не по зрению, а по принципу летучих мышей, то в отсутствие вокруг потолков и стен такой полёт тоже не годится а как в таком случае летучие мыши летают в отсутствие потолков и стен? Они ведь не только в пещерах летают. Но так или иначе, а опыт Ойххо показывает, что приучить драконов к свету возможно. Маккуро Куроске пишет: Опять-таки: Шестилапые всеядны, а драконы питаются пещерной живностью и не факт, что легко могут перейти на другой рацион. В общем, массово держать снаружи драконов невыгодно. я вообще-то ровно об этом и писала: драконам на поверхности нечего делать, они - жители Пещеры. Но в исключительных ситуациях они могли бы потребоваться - тот же бой с орлами в ТЗЗ или с Арахной в ЖТ. И вот на такие случаи - не массово, конечно, но если бы Ойххо был не один, было бы неплохо. Что же касается драконьего рациона... Во-первых, растительной пищи в Пещере попросту нет в достаточном количестве. Но, помнится, в Канзасе Ойххо свеклу неплохо так ел)) Во-вторых, какая такая живность у нас в Пещере, кроме Шестилапых?..



полная версия страницы