Форум » Конкурсы и фесты » Голосование: Лотерея "Диалоги" » Ответить

Голосование: Лотерея "Диалоги"

Топотун: Итак, из заявленных 15 фанфиков на конкурс прислали 13. Пусть не смущает вас это число, надеюсь, голосование пройдёт успешно. Теперь о самом голосовании: обычная система голосования (один участник – один голос за один фанфик), при наличии такого количества фанфиков будет неэффективна. Потому что, как показывает практика, голосующих у нас порой бывает меньше чем участников. Поэтому голосование пройдет следующим образом: - Каждый голосующий оценивает каждый фанфик по 13-ти балльной шкале (по количеству конкурсных работ) от 13 баллов за лучший по мнению голосующего фанфик и до 1 балла за самый неудачный. - Голосование анонимное. Распределение баллов присылать мне в личку. - Промежуточные результаты обновляются по мере поступления голосов и будут видны всем. - Ниже в теме можно писать свои какие-то отзывы, рецензии, впечатления и т. д. - По истечение срока голосования количество баллов, полученное каждым фанфиком суммируется и выявляются три призёра (1-е, 2-е и 3-е места) - Диалоги размещаю в хронологическом порядке по мере их поступления. - Участники конкурса могут оценивать свои работы наравне с остальными. Понадеемся на их скромность и объективность. Ниже смотрите таблицу результатов. Первый столбик – номера диалогов, второй – количество баллов, с которыми фанфик начинает участвовать в голосовании. Т. к. один из фанфиков немного превысил допустимый рейтинг он стартует с результатом -1 балл (минус один). Диалог № 1 : 0 + 8 + 6 + 2 + 12 + 4 + 3 + 5 + 12 + 9 + 7 + 6 Диалог № 2 : 0 + 12 + 2 + 6 + 13 + 12 + 9 + 8 + 13 + 8 + 5 + 13 Диалог № 3 : 0 + 1 + 1 + 5 + 9 + 6 + 8 + 6 + 7 + 11 + 12 + 1 Диалог № 4 : 0 + 2 + 3 + 4 + 4 + 11 + 10 + 12 + 11 + 7 + 8 + 11 Диалог № 5 : 0 + 11 + 4 + 3 + 3 + 13 + 5 + 11 + 10 + 12 + 9 + 5 Диалог № 6 : 0 + 9 + 13 + 11 + 8 + 3 + 2 + 13 + 6 + 1 + 10 + 10 Диалог № 7 : 0 + 10 + 11 + 1 + 7+ 5 + 6 + 4 + 8 + 2 + 4 + 7 Диалог № 8 : 0 + 7 + 8 + 12 + 2 + 1 + 7 + 3 + 2 + 3 + 1 + 4 Диалог № 9 : 0 + 5 + 9 + 8 + 5 + 7 + 11 + 2 + 5 + 4 + 2 + 8 Диалог № 10 : 0 + 6 + 12 + 13 + 10 + 10 + 12 + 10 + 9 + 5 + 13 + 12 Диалог № 11 : 0 + 4 + 5 + 10 + 11+ 8 + 1 + 1 + 4 + 13 + 3 + 9 Диалог № 12 : -1 + 13 + 10 + 7 + 1 + 9 + 13 + 9 + 3 + 10 + 11 + 3 Диалог № 13 : 0 + 3 + 7 + 9 + 6 + 2 + 4 + 7 + 1 + 6 + 6 + 2 Голосование продлится до 26 марта включительно. P. S. Все вопросы и уточнения в личку. Фанфики выкладываю в том виде, в каком получила (со всеми авторскими курсивами, опечатками, пунктуацией т. д.)

Ответов - 92, стр: 1 2 3 4 5 All

Топотун: Диалог № 1 Горы Волшебной страны. На одном из склонов стоит в одиночестве Ильсор. Ильсор (со вздохом). Эх, нам бы для борьбы с менвитами найти какого-нибудь чудотворца из местных. Неподалеку слышится шум крыльев и перед удивленным арзаком появляется странное существо с блестящей металлической головой, хвостом и крыльями. Ильсор. Вот это да! Мини вертолет ожил. Уорра. Скажешь тоже «ожил», я и раньше был живее всех живых. Ильсор. Кто ты, медноголовый? Уорра (недовольно). Если на то пошлО, то златоглавый. Вы что там, в космосе, драгоценный металл от цветного отличить не можете? Как же вы живете? Ильсор. Виноват. Просто солнце мне не под тем углом светит. Уорра (ворчливо). Я Уорра – предводитель летучих обезьян, которых сам же и распустил за ненадобностью. Ильсор. Скажи Уорра, как тебе удалось взрастить столь необычную голову? Ничего подобного я до сих пор не видел ни у одного беллиорца. Уорра (терпеливо поясняет). Это не сама голова, а шапка на ней. Ильсор (приглядываясь). И в самом деле, точь-в-точь как шлем моего хозяина Баан-Ну. И вообще вы очень похожи друг на друга. Уорра (обиженно). Ну и сравнения у тебя. Ильсор (меняя тему). С чем пожаловал? Уорра. Меня послала владычица Розовой страны фея Стелла. Ильсор (с надеждой). Она решила помочь арзакам? Уорра (гримасничая). Не совсем. Все кому не лень подозревают Стеллу в заговоре с Виллиной, будто они желают прибрать к рукам Волшебную страну, а это не так. Ильсор. Чего же тогда хотят эти феи? Уорра. Уравновесить добро и зло, только и всего. С тем я и послан к тебе. Ильсор. А другие волшебники на Беллиоре имеются? Уорра. Гуррикап с Гудвином канули в эту… в вечность, сестры Гингема и Бастинда приказали долго жить, Урфин Джюс лишь чуть приволшебленный, так, не по-настоящему. Была еще великанша Арахна… Ильсор. Она что, тоже канула или приказала? Уорра. Хуже, пошла по наклонной и скатилась в пропасть, разве что поискать её, от такого большого организма не могло совсем ничего не остаться. Ильсор. А где искать? Уорра. На дне Гибельного Ущелья. Если хочешь, я могу отнести тебя туда. Ильсор. Клянусь рамерийской Нурой Великолепной, я найду ее! Неси. Улетает верхом на Уорре. Уорра - Ильсор

Топотун: Диалог № 2 Диалог с размышлениями в солнечный день Действующие лица: Харт, марранский полковник Эми Ниммер, жевунья На сцене – буйная экзотическая растительность: яркие цветы, стволы двух-трех высоких пальм, несколько пальм пониже. В левой части сцены белый каменный колодец с коническим голубым навершием. Справа входит Эми Ниммер – миловидная женщина в жевунском наряде, с двумя пустыми ведрами и коромыслом. Идет к колодцу, начинает неспешно доставать воду. Харт (оставаясь невидимым, хрипло). Девушка, девушка! Эми (вздрогнув). Ой! Кто здесь? Харт. Это я. Эми. Да где же вы? Харт. Здесь, на дереве. Эми. Ой! (задирает голову, пытается рассмотреть верхушки пальм). Как вы туда попали? Харт. Это неважно. Эми. Неважно… но непонятно же! (обходит вокруг пальмы) И долго вы так будете сидеть? Харт (мрачно).Пока кто-нибудь меня не снимет. Эми. А вы сами не можете слезть, что ли? Харт. Как видишь. К тому же я, кажется, ногу сломал… и еще ребро… или пару. Эми задумчиво смотрит вверх. Харт. Так поможешь мне? Эми. Как? Харт. Не знаю, придумай что-нибудь. Эми садится у подножия пальмы, прижимает палец ко лбу. Тишина минуты на три. Харт. Девушка, ты чего там делаешь? Эми. Как что? Думаю. Харт. Серьезно? Я думал, это только мужики так умеют. Говорят «я подумаю» - и садятся подумать. Эми. А женщины? Харт. А женщины могут думать и одновременно болтать всякие… утешительные милые глупости. И еще наливать воду, причесываться и грызть семечки. Эми (в ужасе). Все сразу? Я так не могу. Харт (нетерпеливо). Ну так чего? Надумала? Эми. Нет еще. Тишина минуты на три. Эми. Надумала. Надо узнать, кто вы такой. Харт. Это неважно. Эми. Это важно. Я это обдумала. Харт. Я Харт. Эми. Харт, а дальше? Харт. Харт – и все. Эми. Странно. Тишина минуты на три. Эми. Вы марран. Харт. Это нев… Ну да, да, да! Я полковник марранской армии Харт. Меня забросила сюда какая-то ваша… чешуйчатая тварь и оставила тут подыхать. Помоги мне! Эми. Вы полковник вражеской армии. Я вам не буду помогать. Харт. Почему? Эми. Не знаю. Мне надо подумать. Садится подумать. Харт (горячо). Девушка! Да, я враг, но мне плохо, черт возьми! Я ж помру здесь! Помоги мне! Или ты совсем бессердечная? Эми. Странно. Харт. Что? Эми. Один человек мне уже так говорил. Что я бессердечная. И тоже после того, как я сказала ему, что должна подумать. Харт. Кто? Эми. Это неважно. Вы его не знаете. Но я подумала и возразила ему, что это он бессердечный. Потому что у него в самом деле не было сердца. Знаете, все туловище из железа, а сердце же может быть только у тех, кто из мяса и костей. И я была совершенно права, когда сказала ему, что у меня-то есть сердце, а у него нет. Я потом еще над этим думала, и опять получилось, что я была права. Но он прореагировал так странно… Харт. Как? Эми. Ну, он ушел. И сказал, что берет свои слова обратно. То есть сначала сказал, конечно, а потом ушел. Харт (почти с интересом) Какие слова? Эми (вся в воспоминаниях). А? А, слова… Что он просит меня быть его женой. Хотя я всего лишь сказала, что мне нужно подумать. Это же естественно, что девушкам в таких случаях нужно сначала подумать, правда? Вообще-то он уже давно мне говорил про женитьбу, и я ему уже отвечала, но обстоятельства изменились. Раньше он был человек из мяса и костей, как вы и я, а теперь стал весь из железа, а это не одно и то же, знаете ли. Поэтому я и сказала ему, что мне нужно подумать еще раз. Харт. И как, надумала? Эми. Нет еще. Это очень сложный вопрос. Харт. Давно это было? Эми. Порядком. (загибает пальцы). Лет десять назад. Или двенадцать. Харт. Бедняга. Эми. Кто, я? Харт. Я. Я понял, что мне точно не светит слезть с этого дерева. Эми. Ну почему? Сейчас я кого-нибудь позову, и вас снимут. Я думаю, что надо позвать Према Кокуса. Или Ружеро. Раз вы вражеский шпион… Харт. Какой к черту шпион? Я раненый на поле боя! Эми. Все равно. Вы марран. Поэтому я должна позвать кого-то из военачальников. Пусть решают, что с вами делать. (Идет прочь со сцены). Харт (вдогонку) Сердца у тебя нет, девушка! Занавес. Харт - невеста Железного Дровосека

Топотун: Диалог № 3 Зеленый зал Радужного дворца. На троне сидит король Ментахо. Он мрачен. Тощий царедворец в зеленом, только что окончивший доклад, торопливо пятится задом, цепляется за ковер пяткой, но удерживается на ногах. Уходит. Ментахо. Введите! Двое стражников вталкивают в залу Руфа Билана. Они замирают у дверей, он по инерции пролетает несколько ближе к трону и остается стоять перед королем, с любопытством оглядываясь вокруг. Ментахо (смотрит с легким презрением). Ну поклонись что ли, чужеземец. Тебе скидка выйдет. Руф Билан (торопливо кланяясь). Ваше Величество! Ментахо (достаточно небрежно, даже почти благодушно). Отвечай, почто священный источник разрушил? Руф Билан (развязно). Да видите ли, как вышло. Я-то, можно сказать, и не виноват нисколько. Я заблудился тут в этих ваших лабиринтах, и вдруг слышу – человечьи голоса. Я туда! А тут кирка. Ну и… Стечение обстоятельств, можно сказать. Несчастный случай. Ментахо (неожиданно властно и резко) Отвечай! За! Свой! Поступок! Руф Билан падает на колени. Руф Билан. Ваше Величество, не велите казнить несчастного сироту! Ментахо. Пальцем в небо. У нас за это по закону как раз смертная казнь полагается. Руф Билан (пытаясь поцеловать королевскую туфлю) Так по неведению же! Не по злому умыслу! Я ж не местный! Ментахо (убирая ногу). Говорят, тебе и наверху светит вышка? (сам смеется над своим каламбуром) Руф Билан. Н-нет, что вы! У нас даже при Урфине Вели… в смысле, при диктатуре, и то смертной казни не было. Максимум – исправительные работы. Ментахо. Это какие? Руф Билан (нехотя). Рудники. Ментахо (хохочет) Это ты удачно попал! Добро пожаловать в Страну Подземных Рудокопов! За все и отработаешь. Руф Билан. Никак невозможно. Слаб здоровьем. Ментахо (пристально его разглядывая) Ой ли? Руф Билан. Мамой клянусь! Ментахо. А говорил – сирота! Ладно, найдем тебе дело попроще. У нас вечно рук не хватает. Вон хоть на кухню… (критически оглядывает Билана) … хотя нет. К королевским портным. Или к ткачам. А что? Благородная профессия! (хохочет) Хочешь быть ткачом, ты, приговоренный к смерти? Руф Билан (неискренне, заискивающе) Очень хочу, Ваше Величество! Всю жизнь мечтал! (снова пытается поцеловать королевскую туфлю, и на этот раз преуспевает). Руф Билан - Ментахо

Топотун: Диалог № 4 Встреча Зарисовка для кукольного театра. Действующие лица: Лев Торм На сцене – нечто вроде тропического леса, буйство зелени и красок. Все это постоянно находится в движении: пролетают стайки птиц, ярких бабочек, раскачиваются лианы, на них скачут мартышки; вырастают прямо из сцены, распускаются и увядают (как в ускоренной съемке) цветы, время от времени по авансцене стремительно проносится мелкий зверек – кролик или мышка. Это движение резко контрастирует с почти полной неподвижностью двух главных героев и медлительностью их речи. Чуть левее центра сцены находится куча листьев, травы и т.п., достаточно невнятная. Примерно на таком же расстоянии справа от центра сцены – большой камень. Справа входит Торм. Это пожилой человек, одетый в наряд маррана (состоящий из штанов и безрукавки), лысый, сгорбленный. Он опирается на клюку. Очень медленно идет в центр сцены. На каждый его шаг приходится целый вихрь стремительных движений прочего сценического снаряжения. Дойдя до середины, тыкает клюкой кучу листьев. Оттуда, отряхивая листья, медленно поднимается крупный Лев. Зевает, поворачивается к Торму. Торм (слегка отпрянув) Лев! Лев. Че-ло-век. Человек! Я сейчас тебя съем! Торм. Это хорошо. Достойная участь для свергнутого князя – стать добычей царя зверей. Я готов! (присаживается на камень) Лев (горько). Царя? Я больше не царь зверей. Торм (подумав). Почему? Лев. Они так решили. На совете. Сказали, что я стал слишком немощен и слаб, и больше не могу править лесом. Сказали, что хотят Арыстана. Арыстан – это мой старший сын. Я думал, что он меня защитит. Но он тоже стал кричать, вместе со всеми. И вскочил на царский камень всеми четырьмя лапами. Торм. А ты? Лев. А я попросил дать мне еще один шанс. И они велели мне догнать и убить лань. Торм. И ты промахнулся. Лев. И я промахнулся. А как было не промахнуться, с такими зубами? Вот, сам посмотри! (широко открывает пасть) Торм. Вижу-то я уже плоховато… (бесстрашно вкладывает правую руку в львиную пасть, ощупывает зубы). Да, совсем сточились. И обломанных много… (убирает руку) Лев. Угу, я и говорю. (помолчав) А ты? Торм. Да примерно так же. Только у меня сыновей нету. Поэтому они сказали, что будет республика. Избрали парма… палра… ну короче Харта, Бойса и Клема, они у нас теперь ко всем бочкам затычки. Меня судили народным судом – особенно напирали, что я поддерживал режим захватчика Джюса, помнишь такого? Но поскольку Харт, Бойс и Клем сами поддерживали тоже, то это дело быстренько свернули и присудили меня изгнать. И я пошел. Лев. И пришел сюда. Торм. Ага. Лев. А ты откуда будешь-то, я не разберу? Марран, что ли? Торм. Марран, я же и говорю. Лев. А! Случалось мне столкнуться с вашим братом. Давно было, а помню, как вчера. Тупанули мы тогда зверски с этой шапкой. Надо было сразу, конечно, обезьян-то… Умный в гору не пойдет, хе-хе. А ваши ребята дрались, как львы. Одного я за руку успел тяпнуть, да он меня все равно палицей огрел так, что я вниз кубарем! Как только кости целы остались… Торм. Так это ты был? Я помню. Видишь, на всю жизнь шрам остался. (показывает правую руку). Лев. Зрение-то у меня уже не очень… (высовывает язык, лижет подставленную руку) Ого, глубокий! Торм. Так я и говорю. Здорово я тебя потом приложил. Ты был зверюга – ого-го! Лев. Я знаю. Давно это было. Торм. Давно. Молчание. Торм. А теперь что делать думаешь? Лев (неопределенно.) Да что теперь-то… (пауза) Беспокоюсь я за него. Торм. За кого? Лев. За Арыстана. Молодой, горячий. Наломает рогов выше берегов. Поблизости, думаю, надо быть. Если что – подстрахую. Советом помогу. Неопытный он. Торм. Да… Вот и я думаю. Напринимают сейчас они без меня законов! Они ж, Клем да Харт, без году неделя – вояки да спортсмены. В государственных делах разбираются как тигр в кукурузе. Уходить далеко мне никак нельзя. Ну как я мой народ на таких оставлю? Лев. Да… Это верно. Торм. Свежо становится. Лев. Я тут пещерку одну присмотрел, пустую. Недалеко. Торм. Ну если только недалеко. Встает, обнимает Льва за шею правой рукой. Очень медленно уходят в левую кулису. Занавес. Смелый Лев - князь Торм

Топотун: Диалог № 5 ВОДА Пьеса в двух картинах. Действующие лица: Виллина, фея Бориль, врач Картина первая. Ночной лес. В полумраке виднеются деревья, усыпанные крупными белыми цветами. Слышны крики ночных птиц, стрекот насекомых, прочие трудноидентифицируемые звуки. Под деревом в густой тени стоит Виллина – невысокая женщина в мантии и остроконечной шляпе. Вздыхает, смотрит на небо. Виллина. Наверное, слухи о пунктуальности подземных жителей сильно преувеличены. Уже по меньшей мере два часа ночи. Неужели ему не удалось сегодня выбраться наверх? А что если его остановили? Отвели к королю, обвинили в шпионаже? Бр-р... Зря я все-таки назначила эту встречу здесь. Подумаешь, приличия! Какое до них кому будет дело, если все получится? Внезапный шорох за сценой. Появляется Бориль - маленький, кругленький человечек, тоже укутанный в темное, но в неожиданно ярко-зеленом колпаке. Бориль (громким шепотом) Госпожа!… Виллина оборачивается к нему. Бориль (торопливой скороговоркой) Очень тяжелый случай на шахте, никак не мог уйти раньше, еле вырвался, госпожа, поймите и меня тоже… Виллина. Ничего, друг мой, я все понимаю. Долг врача превыше всего. Хотя в вашей стране, насколько я знаю, не один медик? Бориль. Робиль? Этот жалкий докторишка? Он не способен отличить запор от поноса! (фыркает) Виллина. О, тогда вы, разумеется, не могли оставить своих больных на его попечение, так что упрекать вас за опоздание я никак не могу. Но перейдем все-таки к делу. Вы ведь наверняка уже догадались, какое из удивительных богатств Подземной страны могло меня заинтересовать и почему я обратилась именно к вам? Бориль (осторожно) Теряюсь в догадках, госпожа. Виллина. Действительно? Ну что ж, тогда буду говорить прямо. В Пещере, глубоко в каменном лабиринте, есть источник. Вода из него погружает в глубокий сон, подобный смерти, но не сокращающий жизнь, а удлиняющий. Вы, подземные рудокопы, давно знаете об этом источнике и нашли ему применение. Бориль. О да! Удивительная загадка природы! И я лично полагаю – недостаточно изученная. Если моя работа по исследованию побочных эффектов усыпления когда-нибудь будет завершена… Виллина. Гм... у него еще и побочные эффекты бывают? И какие, к примеру? Бориль (быстро оглядываясь по сторонам). Но вы понимаете, госпожа, что такие сведения… Словом, только между нами. Наблюдается странная, но несомненная корреляция между сроком регулярного приема воды и умственными способностями … Вернее, не совсем так. Существует доза, после которой человек хоть и возвращается к жизни, но не вполне полноценным… ментально, если позволите мне так выразиться. Причем доза эта, похоже, не требует единовременности приема. Какие-то компоненты усыпительной воды накапливаются в организме… Виллина. Ох... Боюсь, я понимаю, почему это действительно "между нами". Ваша система государственного устройства... Впрочем, это, конечно же, ваше внутреннее дело. По крайней мере, опытные данные для ваших исследований предоставляет сама жизнь, ведь так? Бориль. Мне невероятно повезло! Поле для исследований широчайшее. Если бы не помеха в лице Робиля, мой трактат был бы уже дописан… (спохватываясь) Впрочем, вам это едва ли интересно. Виллина. Ну почему же... Мне, может быть, тоже хотелось бы увидеть ваш труд завершенным. Познание тайн природы - благое дело, уж не нам, феям и волшебникам, это отрицать. И кто вам в этом мешает - тоже важно... Но, конечно, когда я заговорила об источнике, я еще не знала, что вы занимаетесь им настолько тесно. Бориль. А вы, простите… тоже им интересуетесь? Виллина. Ну не из пустого же любопытства я заговорила о нем! Как я уже и сказала, волшебники тоже имеют дело с такими необыкновенными дарами природы - они используют их, и изучают, и изучают, чтобы использовать... Не так уж важно, чем меня привлекла Усыпительная Вода. Дела верхних жителей ведь тоже вряд ли будут для вас интересны... Так или иначе, мне она понадобилась - хотя бы не очень большое количество. Но вода выходит на поверхность всего раз в месяц, и в этот день вокруг источника всегда толпится столько народу! Бориль (в искреннем изумлении) Вы хотите, чтобы я вынес воду из пещеры? Но это строжайше запрещено законом! Виллина. Ну, строго говоря, ее можно и не выносить. Я могу перенестись в вашу страну, как в прошлый раз. Это, конечно, тоже нарушение закона, как вы мне тогда объяснили, но его-то я беру на себя. Бориль (качая головой) Но зачем вам вода? Виллина. Это долгая история... Ее за одну ночь и не расскажешь. Могу сказать одно: вашей стране это никак не повредит. Ни унесенный стакан воды, ни то, как я его собираюсь использовать. Бориль (быстро) А кому повредит? Я врач, я давал клятву! Я не могу… Виллина. О, ну вы же знаете - она не убивает. Что может быть плохого в том, чтобы на несколько дней превратить человека в невинного младенца? Избавить его от разных неудобных воспоминаний - может быть, воспоминаний о том, как он убивал, обманывал, ломал жизни других людей, сам легко творил зло и спокойно позволял вершиться другому злу? Вывести его из черного тупика, дать возможность начать жизнь с чистого листа? В конце концов, относитесь к этому как к эксперименту - вы же ученый. Даже если отвлечься от всех этих красивых слов, мне просто интересно, что из этого выйдет. Бориль (набравшись смелости) Я ученый. И я никогда не провожу на людях экспериментов против их воли! Виллина. Ну, начнем с того, что о ее... его отношении к этому плану я ничего не говорила. Что если это не против воли? Что, если этот... человек и сам то и дело задумывается о том, что так все оставлять нельзя и нужно как-то это прекратить, и даже говорит об этом вслух - но до сих пор, все эти годы и века к нему просто никто не прислушивался и не верил? Верить, кстати, вообще хорошо, друг мой. Например, насколько лучше стало бы всем, если бы вы сейчас поверили мне. Бориль. Кому это – всем? Виллина. Мне. Вам. Жителям Волшебной страны. И... И я не знаю, считать человека до волшебного сна и после одним или двумя разными. (Улыбается.) Ну что вам стоит? Вы же видите, что я предельно честна с вами. Я могла бы наговорить с три короба, придумать какую-нибудь душещипательную историю, с именами и подробностями, или сказать, что Усыпительная Вода нужна мне не сама по себе, а в качестве ингредиента для какого-нибудь магического состава, который, уж конечно, никому бы не причинил зла и облагодетельствовал все народы... Но я говорю правду. Передо мной стояла задача. Не совсем обычная, но в сравнении с тем, что сейчас творится у нас в верхнем мире, сущий пустяк. Моя волшебная книга подсказала мне, что решать ее надо с помощью воды из вашего источника. Только и всего. Бориль. А… я, кажется, понял. Эти ваши верхние проблемы? Орфин… как его… Джус? Ведь он захватил Изумрудный город, если наши гонцы принесли правильные вести. Да? Это благородная цель, вполне благородная. Я угадал? Виллина. Нет-нет... С этим жители Изумрудной страны разобрались и сами - точнее, вот-вот разберутся. В какой-то момент им и вправду потребовалась моя помощь, но после этого они неплохо справлялись и без меня. Есть дела, которые люди способны разрешить без фей. Равно как и у фей бывают... не связанные с людьми дела и задачи. Бориль (медленно) Ах вот оно что. Только фей, значит, касается? Виллина (неохотно). Ну... да. Только фей - и даже не всех из них. Бориль (еще медленнее). Поня-ааатно. (в сторону) Только фей. А фей у нас сколько? Две погибли, мышей долой, одна в уме… Ах ты, старая ведьма! Хочешь юную Стеллу погубить! Вон что замыслила! Хочешь единственной волшебницей на всю страну Гуррикапа остаться! Что же делать-то, Бориль, думай, думай… Виллина. Да не пытайтесь вы морочить себе голову этой верхней неразберихой. В конце концов, я, если вы не забыли, добрая волшебница. У меня тоже есть свои принципы, которые я не смогу обойти, даже если очень захочу - и даже если от этого всем будет одна польза. Поговорим лучше о вас. О том, что в Подземной стране два врача, один из которых, извините, Робиль, и оба считаются одинаково знающими - а вам это положение никак не изменить. Бориль (волнуясь) Я… правильно понял ваш намек? Медицина нашей страны поистине страдает от эскапад этого дилетанта! Виллина. Ну, зная вас, предположу, что правильно. Конечно, я не могу сделать так, чтобы он вдруг куда-то взял и исчез, - принципы, помните? Но ведь если для всех он будет по сравнению с вами пустым местом - это будет не хуже, а может, даже и лучше, не так ли? Бориль. Но… разве это возможно? Виллина. А почему бы и нет? Подумайте: все, что вы считаете признаками своего превосходства, - знания, умения, опыт, научные труды, - для прочей публики либо незаметно, либо, на их взгляд, уравновешивается чем-то, что свойственно Робилю. Но что если вы объедините многовековое наследие Борилей с... другими знаниями? Тайными, до сих пор открывавшимися смертным только урывками? Знаниями, собранными не за века, но за тысячелетия? Рецепты фей в подземной медицине - такое прочувствуют все, от королей до погонщиков. Бориль. Вы говорите о книгах? Волшебных книгах фей? (в сторону, нервно расхаживая по сцене) С другой стороны, что мне до юной Стеллы? Нас, жителей Подземной страны, не должны волновать дела верхнего мира. А такую сделку не каждый день предлагают. В конце концов, я могу попробовать предупредить ее… Да, хорошая мысль! Пошлю к Стелле… кого-нибудь. Потом, когда дам Виллине воду и получу книгу рецептов. Вот. И ничего не случится. (к Виллине) Госпожа Виллина, я согласен! Сколько вам нужно воды? Виллина. Как ни странно, совсем немного. Приблизительно столько, сколько нужно, чтобы усыпить человека на неделю... Я понимаю, что для расчетов требуется больше информации, но мне особая точность и не нужна. Бориль. По рукам! Я принесу воду через… через десять дней. Но и вы не обманите, госпожа! И помните – вода быстро выдыхается. Ее лучше всего использовать в течение суток, я доказал это в своих работах. Виллина. Хорошо, через десять дней все будет готово. Ну что ж, по рукам! Вы мне действительно очень помогли. Вы и представить не можете, как я вам благодарна... (Расходятся в разные стороны сцены, при этом ведя себя заговорщицки, то и дело оглядываясь, прислушиваясь и т.д.) Картина вторая. Такая же ночь, тот же лес, только цветы на деревьях уже не цветут, а голоса дикой природы звучат еще более зловеще. Почти на том же месте стоит Виллина. Иногда она нервно прохаживается мимо дерева, но далеко от него не отходит. Виллина (останавливается, вглядывается в темноту). Ну когда же он придет? Все-таки это не такое дело, в котором можно ждать. Так и передумать можно, чего доброго. А я не хочу передумывать… Ладно, это все понятно, решено - значит решено, но почему он опять опаздывает? Неужели все-таки не решился нарушить свои так называемые принципы? Знал бы он, для чего это на самом деле… Знал бы - тем более не согласился бы. Люди ничего не понимают, ничего! (Пауза.) Надо было не только пообещать ему книги, но и намекнуть, что в случае отказа я могу договориться с Робилем. Тогда бы он точно никуда не делся. Да, гадко, да, угрозы и вымогательство. Это, к сожалению, не первая гадкая вещь, что я делаю в жизни, - но зато был бы шанс, что она станет последней. Как я устала от всех этих интриг, окольных путей, поиска дыр в собственных клятвах… Послать девочку искать будущих правителей для стран, послать парня с ними воевать, чтобы они были готовы к будущей войне, и все это во имя общего блага! Хорошо еще, обошлось почти без жертв, тот сбежал, этого вряд ли сурово накажут, но все равно - надоело. Но ничего - скоро, скоро всему этому придет конец. Только бы он пришел! Только бы он опять всего лишь задержался из-за своих дел! (Пауза.) Посмотреть в книге, что ли? (Достает из складок одежды миниатюрную книжечку.) Нет. Нет, нет и нет. Пора привыкать жить без твоих подсказок. Один глоток прозрачной безвкусной жидкости – и я нормальный человек. Забыть! Если все, чему я училась, причиняет мне и другим такие страдания, нужно забыть все, чему я училась. Если лукавая книга дает советы, от которых седые волосы на моей голове становятся дыбом – нужно забыть, что у меня есть книга. Просто выбросить ее, спрятать – не выход. Я пробовала… я нахожу ее вновь и вновь, это как болезнь… быть феей – болезнь. Это мучает меня. Ну где же ты, доктор, избавитель… Я больна, вылечи же меня! Подари мне глоток настоящей жизни, жизни простой старой женщины, я не могу терпеть этого больше!.. (Откидывает капюшон, забыв о конспирации, и стоит несколько минут, в исступлении воздев руки к небу. Потом продолжает, неожиданно спокойным голосом.) Нет. Он не придет. Это значит, что твой срок не вышел, Виллина. Ты вынесла еще не все, что заслужила. Ты же помнишь, чем ты это заслужила? Помнишь, безо всяких книг… В той, другой жизни, до Волшебной страны. Да что я, вправду что ли, старая дура, решила, что о таком можно забыть? Вся усыпительная вода мира не даст мне забвения. Я прощаю тебе твой обман, Бориль, маленький смешной трус. Живи, сражайся со своим смешным оппонентом. Надеюсь, что моя просьба не создала тебе проблем. Я больше не побеспокою тебя. Надевает капюшон, поворачивается на левой пятке, пробормотав себе под нос какие-то волшебные слова, и исчезает. Виллина - Бориль

Топотун: Диалог № 6 Доброволец. - Эй! Человек из-за гор. Подойди сюда. - Что? Кто здесь? - Я. Посмотри вниз. - Вы… вы гном? - Нет, я клоун. - Разве в Волшебной стране есть клоуны? Да ещё такие маленькие? И… и деревянные. - Ну, как видишь, есть. - Подожди, ты же Эот Линг! Элли рассказывала о тебе… - Ну допустим. Я вот что хотел… - Ты зря пришёл сюда. Переманивать тут некого. - Да я никого не собираюсь переманивать. Очень надо, как будто я один не справлюсь. - Тогда что тебе нужно? - Мне – ничего. Но вам пригодилась бы моя помощь. - Помощь от бывшего шпиона Урфина Джюса? Сомнительная польза… - Но я же больше ни на кого не шпионю. Честно-честно. И вообще, я теперь хороший. - Хм… Положим, я тебе поверил. Но с чего бы тебе предлагать нам помощь? Тебе от этого какая выгода? - Вот заладил: «зачем нужно», «какая выгода»… Может быть, я тоже хочу защитить Волшебную страну, почему бы и нет? - Странно всё это… И вообще, ума не приложу, как ты можешь помочь нам в борьбе с инопланетянами. - Я могу узнавать нужную информацию и докладывать вам. - Гномы прекрасно справятся и без тебя. - Ну вот, опять гномы… А кусаться они тоже умеют? Я вот умею. Могу перегрызть что-нибудь важное… - Даже не знаю… Твой хозяин… - Бывший хозяин! - Хорошо, бывший хозяин переметнулся на сторону инопланетян. Что если ты снова начнёшь помогать ему? С тобой он натворит бед. - Если бы я хотел вернуться к Урфину, стал бы я приходить сюда? - Да, действительно… Смысла бы у тебя не было. Даже не знаю… - Ну, пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! Можно я нападу на Ранавир вместе с гномами? - Эх… По идее, надо бы донести Страшиле… Ну да ладно, иди. Некогда ещё время тратить. - Ну, что ты теперь скажешь? - А что я должен сказать? Я верю, что вы так же храбро как гномы, участвовали в разведке на Ранавире. Может, даже и мышам вы помогли что-нибудь сгрызть. - Ага, эти бумаги на столе у рыжего генерала. - Но всё-таки я не нахожу ничего, что бы они не сделали без вас. - А как же сигнализация? - Сигнализация? - Вы же заметили, что сигнализация перестала работать? - Да, но я думаю, менвиты сами отключили её. Из-за птиц и летучих мышей… - Ничего подобного. Они и не собирались. - Тогда как же… А, я понял! Так это вы перегрызли провода? - Ага. Мне можно. Я деревянный. - Даже не знаю, как благодарить вас… - Хм… Я тоже не знаю, мне ничего не надо. Придумайте что-нибудь. - Какой взлёт… Никогда не видел ничего настолько грандиозного. - Ничего, далеко они не улетят. - Почему это? - Я сделал инопланетянам ещё один сюрприз. Интересно, когда они заметят? - Что заметят? Что… ты ещё что-то натворил? - Да так, перегрыз пару проводков в двигателе. - Какой ужас! Зачем? - Ну, они же наши враги. А врагам надо вредить и устраивать диверсии. - Там же арзаки… Они нам не враги, а наоборот друзья! Что же ты наделал? - Что, правда? А… Значит, я перепутал немного, бывает. Ну, не страшно, может, и долетят. - «Может»? А если нет? - Ну, нет так нет. Ты об этом всё равно не узнаешь. - Но как же… Как же я скажу Страшиле? Как я скажу Энни и Тиму? - Так не говори. - Что? Просто вот так вот не говорить – и всё? - А почему нет? - Да… Похоже, это самое разумное из возможного… Так и сделаю. Фред Каннинг - Эот Линг

Топотун: Диалог № 7 Иррацио. - Простите… Вы ведь мастер Лестар, да? - Да, я мастер Лестар. Чем могу служить вам – спутнику феи Будущей победы? - Будущей победы? Ах да, вы же так её назвали… Вот как раз насчёт победы. Вы уверены, что она действительно будет? - Как же можно быть уверенным в том, что ещё не произошло? Но каждый из нас будет до последнего защищать город, и, кроме того, мы обстоятельно подготовились, вы же сами видите. - Вижу – что? - Рвы, которые мы выкопали, земляные валы, башни… В каждой башне сидит лучник, они будут стрелять на поражение, если понадобится. Кроме того, наши основные силы… - Наши основные силы сейчас играют в волейбол. Вот это я очень хорошо вижу. - Но что ж поделать, уважаемый Арто. Люди так устроены, что не могут просто ждать, когда придёт опасность и нужно будет бороться с ней. Им нужно что-то делать. А если ничего полезного уже не сделаешь – то хотя бы бесполезное, чтобы просто отвлечься. - Отвлечься от угрозы? Зачем? Нет, я этого совсем не понимаю. - Конечно, вам никогда не приходилось обороняться от чего-то в будущем, только от того, что уже перед глазами. Вы ведь не человек. - Но-но, поосторожнее! - Простите, не хотел вас обидеть. - Нет, я пока не обижаюсь. Если только вы не начнёте хвастаться вашей принадлежностью к человеческому роду, как многие. - Хвастаться особенно нечем, у человека так же много недостатков, как достоинств. Вот например, нас без особого труда можно обмануть и ввести в заблуждение. Как легко этот коварный Урфин смог задурить марранов! - Да уж, просто злость берёт. - И разве они одни… Много веков Мигуны не могли выйти из-под владычества Бастинды, потому что считали её самой могущественной колдуньей, которая только может быть. А Гудвин? Он так и вообще не был волшебником, но люди до сих пор принимают его за… - Как? А вы разве не принимаете? Откуда вы вообще узнали, что он не волшебник? - Я материалист. А ничего необъяснимого, что можно было бы списать только на колдовство, в правление Гудвина не было. Только удачные и ловкие придумки, вроде зелёных очков. - Понятно… Но вы уходите от вопроса. При том, что у нас есть сейчас – можем ли мы надеяться на победу? Все эти ямы, насыпи и всё остальное – вы действительно думаете, что этого достаточно? - Видите ли, уважаемый Арто… Честно сказать – нет. На самом деле, такие «укрепления» не создадут особых проблем прыгунам. Думаю, для них не будет таким уж трудом перебраться на другую сторону. - А лучники? - Лучники-мигуны? Это несерьёзно. Мы же не подземные рудокопы… Конечно, они задержат марранов ненадолго, но, боюсь, силовой перевес не на нашей стороне. - Так о чём же вы думаете!? Почему «армия» играет в волейбол вместо того, чтоб укреплять город, пока это возможно? - Потому что это довольно бессмысленное занятие. У нас ведь нет даже крепостной стены, как в Изумрудном городе. Всё, что можно было сделать для обороны, мы уже сделали. Осталось только дождаться прихода Марранов и вступить с ними в бой. Пусть он и будет неравным, но мы будем верить в победу. - Верить в победу при таком раскладе? Вот уж действительно бессмысленное занятие… - Ну почему же… Ведь с нами фея из-за гор, пусть и не Элли, но её сестра, очень похожая на неё. А когда к нам на помощь приходили люди из-за гор, нам всегда удавалось побеждать. Значит, победим и на этот раз. Мы верим в Энни и в её силу. - Но вы же материалист. - Вам этого не понять. Ещё раз прошу меня извинить, но вы всё же собака. - Да. Ясно. - Куда же вы? - К Энни. Когда Марраны придут сюда, вы будете верить в Энни, как в Фею Будущей Победы. А я буду её защищать. Артошка - Лестар

Топотун: Диалог № 8 Стелла восседала перед зеркалом и расчесывала гребнем свои длинные пушистые золотые волосы. Рядом стояла очаровательная болтушка-фрейлина и возбужденно рассказывала об успехах её младшего брата, который недавно поймал на удочку крупного «длиной в вашу руку, госпожа!» крокса. Тут послышалось уханье филина. Стелла оглянулась – на подоконнике распахнутого окна, откуда открывался вид на великолепный цветущий сад, сидел большой филин. Волшебница жестом отослала Болтушку и повернулась к филину. Стелла: - Зачем ты прилетел, Гуамоколатокинт? Ведь Гингема погибла, не так ли? Гуамоколатокинт: - Ты, как всегда, умеешь узнавать будущее. Только… как любила говаривать Гингема, будущее многовариантно. Помнишь, что было сто двадцать лет назад? Стелла (поморщившись): Да. Тогда Гингема решила раздобыть два артефакта... Гуамоколатокинт: И отправилась за ними в Розовую страну. Стелла: Но она не учла, что эти артефакты непростые. Они даются в руки только тому, у кого доброе сердце. Гуамоколатокинт: Верно. Тогда я был юным совенком и только-только научился летать, а также слушал мудрые наставления седого филина Каритофилакси. Стелла: И именно тебя выбрала Гингема, чтобы ты помог ей раздобыть артефакты. Гуамоколатокинт горделиво приосанился и продолжил: - Именно я посоветовал Гингеме сделать так, чтобы ты не ведала о том, что злая волшебница прибыла в Розовую страну. Стелла: Правильно. Настолько знаю, Гингема нашла какую-то трещину… Гуамоколатокинт (возмущенно): Не трещина. Большая пещера в одной из гор, в середине которых расположилась долина Марранов. Я обнаружил эту пещеру и указал ее своей хозяйке. Стелла: Теперь ясно, как вы умудрялись целую неделю оставаться незамеченными. Вы выходили на изучение моей страны только ночью, а днем отдыхали в той пещере. Гуамоколатокинт: Мы нашли близ деревни Овражки древний ход и остатки замка, обследовали их, но не нашли артефактов. А потом Гингема постаралась сбежать. Стелла (задумчиво): Я знаю. Там не овраги, а старые укрепления – рвы и насыпи. Вода сгладила следы человека, оставив овраги. Когда я прилетела в Розовую страну четыреста лет назад, то увидела там башню. Гуамоколатокинт: Башню? Мой мудрый прадед Каритофилакси рассказывал, что когда-то в этой башне жил могучий колдун. Он совершал много пакостей. Стелла (улыбаясь): Если это можно назвать пакостями. Гуамоколатокинт: То есть? Стелла: Вряд ли можно сказать, что расхаживание ночью закутанным в балахон и с набитой угольями тыквой, закрепленной на шлеме – это большая пакость. Гуамоколатокинт: Он, что изображал из себя пугало? Стелла: - Да. Это был просто маленький мальчик. Отец-колдун счел сына слишком добрым и оставил его жить в башне, а сам ушёл. Мальчик жалел птиц и зверей, помогал им и лечил, но боялся людей. И чтобы они не лазили в башню, мальчик переодевался призраком. Гуамоколатокинт: А мы с Гингемой-то удивлялись, отчего в подвалах башни так много игрушек! (Коварно): Дай-ка догадаться. Командир твоей дворцовой стражи, смелый и преданный Яромирес – это… Стелла: Молчи! Гуамоколатокинт: Ты подружилась с мальчишкой. А затем пожалела его и наградила вечной юностью. Стелла (улыбаясь): Скорее всего это он наградил меня. Гуамоколатокинт: - Что? Стелла: - Яромирес подарил мне красивый жезл. Когда я с ним исследовали его в колдовской лаборатории, то случайно активировали его, жезл дал нам обоим вечную юность и рассыпался в пыль. Гуамоколатокинт: - Ты слышала про Урфина Джюса? Стелла: - Правая рука Гингемы, сборщик дани? Гуамоколатокинт: - Я сделал его могучим волшебником. Стелла: - Как сказать… Если у тебя в руках волшебная вещь, это не значит, что ты волшебник. Гуамоколатокинт: Поэтому я прилетел поставить тебе условия. Ты, Стелла, не должна пытаться вмешаться в дела Урфина. Иначе я расскажу всем Болтунам, что у тебя есть некое симпатичное ожерелье, которое и дает тебе юность. Стелла: - Это неправда. Ожерелье – подарок Яромиреса. Он его сделал своими руками, изучив ювелирное мастерство. Гуамоколатокинт: - Верю, но другие-то не знают! Тысячи старцев и женщин чуть «за тридцать» прибредут к розовому дворцу просить тебя о вечной юности. Стелла: Но я пока не знаю, как сделать человека вечно молодым, хотя веду исследования. Да и не все пожелают вечную юность, большинство захотят получить долгую жизнь, быть сильными и крепкими – а состариться и умереть только когда захотят. Гуамоколатокинт: Кто будет думать об этом? Все увидят красивую молодую женщину… Стелла: Ладно. Я не буду мешать Урфину в его завоеваниях. Гуамоколатокинт: Вот теперь другое дело! Я полечу к Урфину и скажу, что ты будешь соблюдать нейтралитет, – и филин улетел. Стелла коснулась болтающейся на ожерелье висюльки и задумчиво проговорила про себя: - Как там сказала твоя хозяйка, Гуамоколатокинт? Будущее многовариантно? Я не буду особо вмешиваться, потому что знаю - Урфин и так потерпит поражение. Задумается над этим. А главное, он единственный, кто сможет подобрать ключ к воинственным Марранам и они перестанут быть дикарями. А моя юность… - ты, филин, и не подозреваешь, что Болтуны давным-давно знают про мой секрет. Просто никто из них не хочет видеть, как стареют их дети и внуки. Гуамоколатокинт - Стелла

Топотун: Диалог № 9 Флита долго бродила среди деревьев леса близ Изумрудного города, собирала ягоды и орехи. Над лесом пронеслась гигантская тень. Перестали петь птицы, затаились звери. Громадная птица опустилась с неба на большую поляну. Но Флита бесстрашно вышла из-под деревьев и приблизилась к орлу: - Здравствуй, Аррахес. Снова покатаешь меня? – С удовольствием, – ответил орёл. Флита забралась на спину Аррахеса, а тот взмыл в небо. Флита: Ой, как красиво вокруг! А Изумрудный город такой маленький! Кажется, что уместится на ладони… - А как поживает твой дед Альд Тирс? – поинтересовался Аррахес. Флита: Спасибо. Он правда, очень постарел, любит сидеть в нашем садике, греться на солнце и рассказывать… Аррахес: О своем детстве? Флита: - Да. Когда дед был мальчиком и жил у гор, он нашел выпавшего из орлиного гнезда птенца… Аррахес: Это был я. Тогда я учился летать, но не рассчитал сил. Помню, я свалился прямо к ногам какого-то мальчишки, бродившего по горам. Попытался взлететь и оказалось, что я повредил крыло при падении. Твой дед вылечил меня, а потом, когда я подрос и смог носить на себе человека, мы много путешествовали по Волшебной стране и облетели много удивительных мест в Волшебной стране… Флита: Расскажи, пожалуйста! Аррахес: Хорошо. Я поведаю про замок Горного короля. Однажды мы отправились далеко-далеко, в одну из долин Кругосветных гор смотреть большой замок, сложенный из огромных скал. Альд Тирс, твой дед, был очень смелый. Перед воротами он увидел огромный трон и восседавшего на нем воина громадного роста, осмелился коснуться лежавшего на коленях статуи меча. И Горный король проснулся. Флита: Горный король? Аррахес: Да. Оказалось, что правитель давно ждал героя, которому нужно вручить меч. Альд был первым, кто появился в его замке. И мы узнали, что надо победить змеиного царя. Это было невероятных размеров чудовище – оно своим огнем истребляло все живое. А сейчас змей планировал приползти в Волшебную страну и сожрать там и людей и животных. Мы отправились к пещере, где он таился, и произошел страшный бой. Отважный Альд срубил голову чудовищу, а я схватил ее, унес и бросил в пропасть. Флита: Да вы просто герои! Аррахес: К сожалению, как оказалось, Альд, когда уничтожал детенышей змея, не заметил, что один из них затаился под камнями. Сейчас змей вырос и хочет отомстить за отца. Флита: И с ним никак справиться нельзя? Аррахес: Я летал к волшебнице Виллине, но она сказала, что убить змеиного царя может только особенный орёл. Рождённый «вне очереди». Флита: Я что-то слышала про это… Аррахес: - У нас, гигантских орлов, есть старинный обычай – наша численность строго ограничена цифрой сто. И только когда кто-то погибает или умирает, пара орлов может вывести птенца. И кто посмеет нарушить очередь, будет проклят. А рассказать своим орлам я не мог. И тогда… Флита побледнела: - Аррахес, ты решил принять на себя проклятие? Аррахес кивнул и продолжил: - Однажды погиб мой сын Альдтирс. Мальчик разбился о скалы, преследуя дикого тура. И тогда я провозгласил, что птенец будет выведен в моей семье! Многие орлы были возмущены, особенно получивший законное место орёл Карфакс. Карфакс организовал заговор, но мой друг узнал про это и предупредил меня. Заговорщики погибли, а я с женой вывели птенца. Теперь, когда мой, рожденный «вне очереди» сын может хорошо летать и сражаться, я с ним отправлюсь на бой со змеиным царем. Но сначала я прилетел попрощаться со славным Альдом. Флита всхлипнула. Аррахес вернулся на лесную поляну и Флита слезла с его спины. Вскоре высоко в небе появился молодой орёл. - Мой сын Эррайхе – пояснил Аррахес. – Прощай, Флита, внучка славного Альда Тирса, Прощай, мой добрый друг Альд! Флита, расскажи правду после моей гибели – что повернись дело иначе, я бы не нарушил законов… А вскоре орлы исчезли в небе. Больше Флита Аррахеса не видела. Аррахес - Флита

Топотун: Диалог № 10 - Тук-тук. - Кто стучится в ворота Изумрудного города? - Это я, простой миррный турист-чужестрранец! - Давно к нам не заходили чужестранцы. Только, простите, если вы мирный, зачем вам нож, доспехи и булава? - Я никогда с ними не расстаюсь. Так велит наш чужестрранный обычай! - Но эта кастрюля у вас на голове?.. - Без кастрюли никак. Это знак международного гума-ни... гурма-ни-сти-чес-кого турризма! - Какого-какого туризма? - *читает по бумажке* Гур-ма-ни... тьфу ты, ба-гар-ра! Мы, туристы-гурманы, странствуем по всей Волшебной стрране. И в каждом городе, пригороде, поселке, деревушке или рыбачьей хижине останавливаемся, чтобы ознакомиться с местной кухней, кулинарными обычаями и утонченным вкусом обитателей! Ой, то есть – с утонченным вкусом местной кухни и кулинарными обычаями обитателей. Уф! - Так, так, все понятно. Что же вам в своем замке не сиделось? - Хочется свежих, в печ... впечатлений, аж мочи нет! Скучно дома, хоть камни глодай. Третьего дня попался костлявый бурундук, вот и все события. А у вас тут, говорят, хорошо. Стеночки сверкают, камешки зеленеют... горожане по улицам гуляют, нарядные, красивые да откормленные. Есть еще селяне, что в деревнях да на фермах, только какой с них навар? Жилистые, обгорелые, ободрранные... - Кстати, вот эти трое у вас за спиной, на веревке. Они тоже туристы? - Они? Ба-гар-ра! Турист – это я, а они – завтрак туриста. Ну, что встал, человечек? Пропусти немедленно, хочу быстрее насладиться кулинарными традициями вашего города. - Хм... хорошо. Положите ваш «завтрак туриста» вот тут, у стены. В городе он вам не понадобится, а в сторожке целее будет... - Ну, что же, дело говоришь! Эй ты, руки прочь от веревки! - Не обращайте внимания, господин турист. Следуйте за мной. Сразу за воротами вас будет ждать наш правитель, Гудвин Великий и Ужасный. По традиции, он лично встречает каждого знаменитого гостя, и тому, кто придется ему по душе, устраивает великолепный пир. - Пир? Ба-гар-ра! Это мне по нраву! - Но горе тому, кто приходит к нему с недобрыми умыслами! На таких гостей Великий Гудвин смотрит своим Ужасным, пронизывающим насквозь Взглядом – и вся их сила исчезает, они замирают на месте, неспособные даже двинуться. А затем... - Ого! А что затем? - Затем, по его приказу, десяток стражников хватает злоумышленника и несет к огромному, кипящему на огне котлу. День и ночь они подбрасывают дрова в пламя, так что котел никогда не остывает. «Добавьте-ка овощей, да зелени, да пряностей», приказывает Великий Гудвин, «да отправляйте негодяя следом!» Стражники кидают пленника в котел, опускают сверху крышку и намертво привинчивают зажимами. Полчаса, и суп для Великого Гудвина готов! - Вот это да! Быть того не может! - Наш правитель – тоже большой гурман, уверяю, вы с ним сойдетесь. Так что, идем, я вас с ним познакомлю? - Эээ... Нет, пожалуй, я передумал. На сегодня ограничусь кроликами, а Изумрудный город подождет! Прощайте, ба-гар-ра! - Что же вы, кастрюлю-то обронили! Быстро побежал, не докричишься. Подождите минуту, добрые люди, сейчас распутаю узлы. Знаете, непросто охранять город, когда на стенах всего один солдат, да и тот глядит только на свою бороду... Ну что ты, малыш, успокойся, все позади. Людоед - Фарамант

Топотун: Диалог № 11 - Тысяча чертей и один чёрный кот! Где я, укуси меня акула?! - На том свете, остолоп ты железный! - Тогда почему тут темно, как в пузе у кита? - А где ты видел глаза у души? - Да кто это, раздери меня нарвал?! - Бастинда, правительница Фиолетовой страны, слышал о такой? - Ну слыхал. Только Мигунов не слыхать что-то... - А их тут и не может быть. Они живые. - Так не все ведь, морского ежа проглочу. - Они живые, дурак. А мы оживлённые. - А... Так ты ж живая! - На вы ко мне обращайся, истукан зубастый! Это всё Гингема, блин! Скучно ей стало, видите ли. Оживила сахарную куклу! Сестрой назвала! И стариться заставила, чтоб ей пусто было. Ха, никогда не забуду её глаза, когда я волшебный свисток украла! - Сахарная кукла??? Морской дьявол... Так вот почему ты... Эм... Вы колдовать не могли! - Хе, ну почему? Нужны лишь инструменты. Я на неё тогда пчёл натравила. А она мне глаз заклятием выбила, чтоб ей в аду холодно было... А ты-то как сюда попал, жестянка стотоннная? - В Большую реку упал. Плотину строил. - Ха ха ха, Страшила, мозги из отрубей! Он ведь тебя туда заслал, верно, идиот потопленный? - Да, пойти мне на дно! - Уже сделано. Ха, значит отсюда всё таки всё видно правильно... - Как это - видно? - Глазами!!! В моём случае очень зорким глазом. - Так, я не понял. Кто-то из нас тупая треска, или у душ нет глаз! - Мой глаз ментальный, кретин! - Какой??? - Волшебный, волшебный! Сахарные-то глаза не видят! - У меня железные видели! - А, что тебе объяснять, жестянке пустоголовой! Вот как дала бы зонтиком, знал бы... - Ну, времени теперь немеряно, клянусь фок-мачтой, успеете объяснить. - Да нет, время тут ограничено. Мы все должны ждать следующего воплощения. Переселение душ, чтоб его... Не хватало только в пугало вселиться. - А здесь есть ещё кто? Или мы одни, как осьминоги в норе? - Нас много, вон, клоун какой-то... Ой... Ой, что это? Куда это я? А-а-а! Я падаю? Куда?! Во блин, как есть пугало... Тилли-Вилли - Бастинда

Топотун: Диалог № 12 Название: Загадки природы Автор: (пока анонимен) Бета: (пока секрет)* Персонажи: Кау-Рук, Железный Дровосек Рейтинг: PG-13 До назначенной даты отлета оставалось трое суток, и среди арзаков царило странное оживление. Голоса звучали громче, движения стали суетливыми, и штурман Кау-Рук, единственный оставшийся в сознании менвит, со всё большим неудовольствием замечал признаки нарастающей неразберихи. Ему тоже хотелось поскорей покинуть эту богами проклятую Беллиору, но подобного ажиотажа от арзаков он не ожидал. На их месте он, наверное, постарался бы продлить пребывание на планете, давшей им свободу. Помимо нервозности среди арзаков царил непонятный штурману трудоголизм. Техники в мастерских продолжали отлаживать несколько уцелевших самолетов, которые все равно вряд ли когда-нибудь снова поднимутся в небо. Лаборатории и оборудование перебирались и упаковывались уже раза три, но большинство арзаков все же не смогли найти себе занятие и бродили вокруг, думая, чем занять руки. Почему-то никто из них не торопился осмотреть окрестности или искупаться в ближайшем озере, и похоже, что бесцельные прогулки были привилегией менвита. Вот и сейчас, вместо того чтобы смотреть кошмары с пистолетом под подушкой, звездный штурман медленно шел по открытой галерее одного из верхних этажей замка. Ночи на Беллиоре все же прекрасны – алмазы звезд на черном бархате неба, пьянящий аромат цветов, легкие дуновения теплого ветерка и прочая романтическая чушь. Не хватало только полуодетой истомленной страстью красавицы, чтобы декорации для дамского романа приобрели логическую завершённость. Громкий лязг заставил штурмана метнуться в сторону, одной рукой нашаривая на поясе отсутствующий лучевик, а другую подняв в жесте, отгоняющем нечистую силу. Темно-серая фигура, металлическая поверхность которой скупо отражала лунный свет, неторопливо повернулась. - Простите, - произнес на беллиорском незнакомый голос. Портативный переводчик включился автоматически. – Я напугал вас? - Нет, - солгал штурман. – Просто… не ожидал, что здесь будут другие любители ночных прогулок. - Ночь сегодня прекрасна, - ответил Железный Дровосек. – Не хочется провести её под крышей. Ночь для того, чтобы писать стихи и грезить о далекой возлюбленной. - А? – ошарашено переспросил менвит. При словах о далекой возлюбленной ему стало не по себе. - Боюсь, я увлекся, - смутился правитель фиолетовой страны. – Я, наверное, излишне романтичен. - Не больше, чем наш генерал, - пробормотал Кау-Рук. – Чудесных снов ему… Переводчик не смог разобрать его слов и недовольно заурчал. - Что, простите? – вежливо переспросил Железный Дровосек. - Я сказал, что это странно – слышать о романтике от вас. Железный дровосек шагнул к парапету, чтобы лучше видеть собеседника. - Хотите сказать, что я не слишком-то похож на человека? – в его голосе слышалась неприкрытая горечь. – Но я им был когда-то, и с тех пор изменилось не слишком многое. - Киборг на основе биологического объекта? – штурман не сумел справиться с удивлением, и услышавший четкую фразу переводчик радостно выдал её на беллиорском. - Ки-борг? – повторил Железный Дровосек и с сомнением покачал головой. - Не знаю. Никогда не слышал. А что это такое? Кау-Рук замялся, пытаясь подобрать верное определение. Как объяснить то, что сам не вполне понимаешь? Киборги мало того что существуют пока только в теории, так они ещё и все разные. Что есть киборг? Совмещение человека и машины? Искусственный человек? Очеловеченный механизм? Является ли отличительной чертой киборга свобода воли, или её наличие не обязательно? Видя его растерянность, Железный Дровосек предложил: - Давайте я расскажу вам, как стал тем, чем являюсь сейчас, а вы сами поймете, ки-борг я или нет. Идея была более чем разумной, и Кау-Рук, кивнув, приготовился слушать. - Родился я в стране Жевунов и был её обычным обитателем, разве что повыше и покрепче остальных. Потому и стал дровосеком – многим такая работа была не по силам. Однажды на окраине соседней деревни я увидел девушку и влюбился в неё без памяти. Мои чувства оказались взаимны, но её тетка считала меня неподходящей партией. В то время в стране правила злая колдунья Гингема, и родственница моей возлюбленной обратилась к ней за содействием. - У вас тоже есть приворотные зелья? – хмыкнул Кау-Рук. - Кажется, есть, но в тот раз Гингема решила обойтись без них. Она зачаровала мой топор. Когда я отправился в лес, то он вырвался у меня из рук и отрубил мне левую ногу. Кау-Рук ужаснулся, представив, насколько ужасно получить подобную травму, находясь черти где и в одиночестве, но Дровосек спокойно продолжал: - Я пошел к кузнецу, и он сделал мне новую ногу из железа. Но Гингема на этом не успокоилась. Постепенно я лишился правой ноги, рук и головы. К счастью, наш кузнец смог заменить отрубленные части. Последним ударом топор перерубил меня пополам, и кузнецу пришлось сделать мне железное туловище. Но сердце он мне дать не мог, поэтому я был вынужден расстаться со своей возлюбленной… А когда милая Элли помогла мне получить у Великого Гудвина сердце, было уже слишком поздно. Дровосек печально вздохнул, вновь переживая давнее отчаяние. Но прагматичного менвита заинтересовал другой вопрос: - Если кузнец не смог дать вам сердце, то, получается, все остальное он вам дал? - Остальное? – переспросил Железный Дровосек, неохотно отрываясь от своих мыслей. - Ну, мозг, например, - терпеливо пояснил Кау-Рук. – Голосовые связки и легкие, мышцы и… Штурман оборвал себя, почему-то постеснявшись назвать странному беллиорцу органы, без которых полноценное общение с любимой девушкой, по его мнению, было совершенно невозможно. Поскольку одежда на «киборге» отсутствовала, менвит мог с уверенностью сказать, что его собеседник обделен по этой части… - Нет, - озадаченно произнёс Дровосек. – Ничего этого у меня нет. Внутри моего тела пустота. - Но как можно думать пустотой? – возразил менвит. - Не знаю, - Железный Дровосек огорчился тому, что не может ответить на вопросы инопланетянина. – Но вот мой друг Страшила получил от великого Гудвина мозг из опилок и иголок. Поэтому он думает гораздо лучше меня. - Он думает опилками и иголками? – Кау-Рука не покидало ощущение, что над ним издеваются, хотя он знал, что это не так. - Всё-таки Страшила объяснит вам лучше, - вздохнул Дровосек. – Хотите, я приведу его? Он сейчас опять делит что-то на что-то, но это займет не больше трех часов. - Сожалею, - штурман глянул на часы. – Уже слишком поздно, а завтра много работы. Может быть, в другой раз. С этими словами Кау-Рук отправился было дальше, но оклик Железного Дровосека остановил его. - Знаете, сердце мне подсказывает, что вы ещё вернетесь в нашу страну. И у вас будет прекрасная возможность разобраться с её загадками. Натянуто улыбнувшись, штурман на всей возможной скорости рванул в свои комнаты, прикидывая по дороге, какая перспектива хуже – быть обвиненным в предательстве дома или вернуться на эту жуткую планету. Но утром техники обнаружили неисправность в топливной системе, и он выбросил странное предсказание из головы. Кау-Рук - Железный Дровосек * так как конкурс анонимный, ники автора и редактора пока не раскрываю, авторское оформление фанфика оставляю

Топотун: Диалог № 13 Фандом: Волшебник Изумрудного города. Название: Заговор в одном акте. Автор: (пока анонимен) Бета: (временно неизвестен)* Время действия: через несколько месяцев после поражения Урфина и его деревянных солдат. Тип: джен. Рейтинг: G. Энкин Флед считал себя умным человеком. И умел из всего извлекать выгоду. Причем выгода эта могла быть самой разнообразной – от лишнего мешка зерна до общественного положения. Он умел учиться. На своих ошибках, на чужих, даже просто наблюдая за людьми и событиями. А еще он любил власть. Власть – и то опасливое уважение, которое она вызывала у окружающих. А еще он умел рисковать. И вот сейчас… Он поставил на карту многое. И – либо его план сработает, либо он потеряет все. Впрочем, и козырей в кармане у него было очень и очень немало… - Ваше величество, король Арбусто! Мы поймали шпиона из наземного мира! - Да? И почему его до сих пор не казнили? - Он просил об аудиенции с Вами. - В самом деле? – старик нехотя, как будто с трудом, поворачивает голову, – Кто же ты такой, шпион? И почему хочешь говорить именно со мной – ведь до моего правления еще четыре дня! - Ваше Величество… Я не шпион – в том смысле, что не работаю на кого-то из внешнего мира. Я хочу переселиться под землю. - Так шпион или все-таки не шпион?! И с каких это пор верхние стремятся вниз? Может, мне казнить тебя, чтобы не трепал нервы? - Позвольте мне рассказать все с самого начала! Уверяю Вас, я смогу быть Вам полезным! – так, теперь на колени… Нет! Не на оба! На одно – так будет достовернее. Этот тип, может, и дряхл, но все же не совсем дурак. Если он мне не поверит… - Чем наземный может помочь нам, жителям Пещеры? - Не жителям, не всем. Именно Вам, мой король. Позвольте мне говорить только с Вами, без лишних ушей! - Уже называешь себя нашим – нет, моим! – подданным? Но не веришь моим же слугам? А где гарантия, что ты не подослан, чтобы убить меня? Верхние коварны… - Если Вы сомневаетесь – просто прикажите Вашим воинам держать меня на прицеле! Но так, чтобы они не слышали, о чем мы говорим, умоляю Вас!.. - Что ж… Это звучит разумно… - подчиняясь гримасе и ленивому взмаху морщинистой кисти, арбалетчики, пятясь, отступают. – Говори! - Мой король. Мое имя – Энкин Флед,… - Стой! Где-то я уже слы… Ну да, конечно! Ты же – один из тех, кто помог этому вашему… деревянному завоевателю! Что, тоже боишься мести? Как и этот… этот… - пытаясь подобрать слово, он выглядит весьма забавно – надулся, раскраснелся… Ээ, только не умирай раньше времени! Меня ж тогда пристрелят! - Нет!! Мой король, я ничего не боюсь. Меня, как и многих других, простили. - Да? – ффух, он что, брал уроки у самого Великого и Ужасного? И изменяется чуть не мгновенно, и надувается-сдувается, как тот корабль, на котором Гудвин улетел к своему другу. Нет! Нельзя смеяться! - Меня простили – но мне не это нужно. Жалость унизительна. Эти никчемные горожане… - Так, значит, ты хочешь отомстить? - Нет, мой король! – когда же ему надоест меня перебивать? ОТ этих повторений – мой король, мой король – у меня уже скоро мозоль на языке выскочит. – Я не хочу отомстить. По крайней мере, не сейчас. Но и жить там, где меня презирают и только что пальцами на меня не показывают, не хочу. - Почему же ты думаешь, что здесь тебя будут уважать? Вздумал сдать нас своему «великому Урфину»? Так не бывать этого! Ты так и не сказал, на кого шпионишь? Откуда про меня знаешь? Думаешь, ваши солдаты смогут одолеть шестилапых и драконов? Стр… - Нет! Я все объясню! Урфин уже давно не великий, у него нет больше армии! - Да ну? Неужто всех на дрова пустили? Эхх, нам бы столько дармового топлива… - Нет. Им вырезали новые лица – улыбающиеся – и они стали работать на людей. - Ха-ха-ха! Вот это по-нашему! Это они хорошо придумали, ха-ха! Жаль только, живым людям нельзя вырезать новые лица, чтобы послушнее были и работали больше. Скоро уже есть нечего будет, а они прохлаждаются! Только страх их еще и держит, да и тот… - Об этом-то я и хотел поговорить с Вами. - Да? О наших проблемах? - О том, как их решить, о мой король. Я решился говорить с Вами, потому что именно Вы, с Вашим несомненным умом и огромным жизненным опытом, сумеете оценить всю важность… - Так, ты совсем уже меня запутал! Давай с самого начала! - Разумеется, мой король, - ох, только бы не сорваться… Уже рычать скоро начну! Интересно, как на это старик отреагирует… Не смеяться!!! - Я, как Вам наверняка известно, был наместником Урфина. У меня в подчинении были деревянные солдаты – но они слишком тупы и медлительны. Гораздо больше толку от деревянных шпионов… - Да какая уже разница, если все они служат этим… - Не все. Никто не знал точно, сколько всего деревянных шпионов сделал Урфин. Мне удалось сохранить троих. - И что? - А то. Что именно с их помощью я узнал столько о подземных жителях – о том, как они живут, что сделал Руф Билан. Мне даже удалось выяснить достаточно о королях, чтобы понять, что обратиться нужно именно к Вам – несомненно, самому мудрому и дальновидному из всех. - Вот только не надо лести, - поморщился Арбусто, - Мне для этого и придворных довольно. - Это не лесть. Это правда. - И чего же ты хочешь, шпион-невидимка? - Сперва, когда я ничего толком не знал о Пещере, я хотел открыть здесь контору по тайному наблюдению. Чтобы тот, кто захочет узнать что-то о своих недругах, смог сделать это – за определенную плату. Но теперь я вижу, что сейчас Пещере нужно не это? - Почему это? – старик взволнованно взмахнул руками, - Я был бы не прочь узнать, что затевают эти… Ты знаешь, они – мои коллеги – все норовят переставить время, чтобы начать царствовать пораньше, а закончить попозже. Если бы я мог заранее узнать об их планах… - король мечтательно улыбнулся. - Но, Ваше Величество! Если сделать все, как я сперва предполагал, то не только Вы, но и Ваши враги будут знать о Ваши планах! - Что-о-о?!? Почему это! Да я тебя казн… - Потому-то я и пришел к Вам! Крестьяне и рудокопы Пещеры уже не могут обеспечить дворы всех Семи Королей, вам грозит если и не голод, то по крайней мере бедность! - И что ты предлагаешь? - Уменьшить количество придворных. Зачем свой двор каждому из Ваших венценосных родственников. Кроме того, простые люди не могут выдавать хороший результат, когда каждый месяц меняется все – налоги, график работ… - Ты хоть понимаешь, что то, что ты говоришь – это не просто предательство, это измена?! - Разве? Но кому от этого станет уже? Бездельникам-придворным? Да они по шесть месяцев только и делают, что прохлаждаются! Вполне достанет и одного двора – а остальных можно отправить работать в поля. Да и сама смена королей… Многие же из них слишком молоды, и неискушенны! Только Вы – самый мудрый и опытный, можете править с наибольшей пользой для Пещеры. Остальных королей можно перевести в сан Ваших советников – чтобы помогали Вам во всем и учились у Вас… - Они никогда на это не согласятся. - И вот тут-то нам и пригодятся мои деревянные шпионы. Они очень хорошо слышат, быстры, хитры, умны – но даже и мысль о предательстве никогда не придет им в головы! Они смогут узнать о каждом из Ваши соперников что-то, что позволит держать их в нужных Вам рамках. Чтобы они сами отреклись от престола. - А потом? Я не вечен… - Можно будет устроить конкурс на лучшего правителя. Причем установить правила заранее – но так, чтобы непременно выиграл именно Ваш наследник. - А какая тебе-то от этого польза? - Я нижайше рассчитываю получить должность начальника секретного ведомства. Мои гонцы будут собирать некрасивые истории, тайные мысли и намерения каждого из Ваших подданных – тогда они просто не смогут ни восставать, ни возмущаться! – Ты, о болван коронованный, главное, не догадайся, что и на тебя, и на твоих детей я тоже… соберу. До твоей-то смерти я еще подожду, а вот потом – хе-хе! Хватит уже на вторых ролях ошиваться! - Это сложно… И долго. - Но ведь не обязательно делать все сразу! Постепенно, незаметно давить поочередно на каждого… А когда, через год или два, они поймут, что случилось – будет уже поздно. - Мысль, конечно, интересная… Сколько тебе нужно времени? Хотя бы пока? - Думаю, если Вы официально дадите мне разрешение действовать так, как я хотел вначале – шпионить за кем угодно за деньги, я, под прикрытием этого, смогу многое узнать уже к следующему Вашему воцарению. - А если кто-то решит шпионить за мной? - В таком случае я сделаю вид, что шпионю – а сам приду к Вам и мы вместе придумаем, что им ответить. А заодно и узнаем, кто затевает что-то против Вашего Величества. - Что ж… Это интересно. - О, благодарю Вас, Ваше… - Подожди. Мне нравится твоя идея – но я не могу доверять тебе! Тебе уже приходилось предавать, а дело это слишком серьезное, чтобы доверять даже самым близким людям – а ты к ним не относишься. - И что же Вы предлагаете? Приставить ко мне стражу? - Нет. Им я тоже не верю. Полностью довериться только одному человеку – себе. Поэтому через неделю, когда я стану королем, я вызову самого лучшего столяра и прикажу ему вырезать у одного из твоих деревяшек мое лицо – он-то и будет за тобой следить. - Да, о, мой король! Я даже и не представлял, насколько был прав! Вы и в самом деле невероятно мудры! – Ага. Вот только догадаться, что у одного из них голова с трещиной, ты не можешь. Память у него хорошая, но, если постараться, то убедить его можно в чем угодно. Так что еще кто за кем следить будет! - Вот и отлично. Иди, сегодня я позволю переночевать тебе во дворце, а с завтрашнего дня ты начнешь придумывать план, как все это сделать. Потом доложишься. А на третий-четвертый день моего правления, чтобы не было лишних подозрений, приступишь. - Благодарю Вас, о Ваше Величество, за Ваши безмерные доброту, мудрость… - Прекрати. Ты меня утомил. – Хха, еще кто кого утомил! Впрочем, хорошо, что он меня остановил, а то я уже и не знал, что еще-то ему можно сказать и чем восхищаться… Хорошо, что уже можно улыбаться – нет-нет, это не ухмылка, это у меня просто зубы болят, и думать не смей иначе! – Уходи. Встретимся через несколько дней. Энкин Флед и в самом деле был умным человеком. И умел из всего извлечь выгоду. Он умел учиться. Но он очень плохо разбирался в дереве, красках и лаках для него... Энкин Флед - Арбусто * так как конкурс анонимный, ники автора и редактора пока не раскрываю, авторское оформление фанфика оставляю

Топотун: Всё! Читаем, голосуем, пишем отзывы!

Асса Радонич: Громкий лязг заставил штурмана метнуться в сторону, одной рукой нашаривая на поясе отсутствующий лучевик, а другую подняв в жесте, отгоняющем нечистую силу. Сердца у тебя нет, девушка! Это было чудесно!

Железный дровосек: Топотун пишет: Нурой Великолепной Как нескромно...

totoshka: Диалог № 1 Топотун пишет: Уорра. Уравновесить добро и зло, только и всего. С тем я и послан к тебе. че-то я так и не поняла с чем именно... *а вообще это приквел к Гибельному ущелью из НГ-конкурса?* Диалог № 2 А Дровосеку то по ходу повезло... ))) Диалог № 6 Ну если бы не указано было бы, что это диалог с участием Фреда Каннинга - фиг догадаешься... вообще может быть кто угодно.. Диалог № 7 пессимистично как-то... ( Диалог № 9 неожиданно Это не отзывы... Это так... Типа первых впечатлений... ))) Не значит, что остальные не произвели никакого впечатления, просто они не такие краткие или пока не определились с формулировками ))))) Пойду думать над оценками, ох

Annie: Ильсор (приглядываясь). И в самом деле, точь-в-точь как шлем моего хозяина Баан-Ну. И вообще вы очень похожи друг на друга. *умирала над этой фразой* Эми. Порядком. (загибает пальцы). Лет десять назад. Или двенадцать. Харт. Бедняга. Эми. Кто, я? Харт. Я. Я понял, что мне точно не светит слезть с этого дерева. Тоже

totoshka: Возникла идея... может авторы, через организатора (дабы соблюсти анонимность) будут сразу отвечать на некоторые вопросы по ходу обсуждения? а то иногда случается, что вопросы возникают, но после всех обсуждений, после окончания голосования, через большой промежуток времени как-то все забывается за общими поздравлениями и т.п.... или, как вариант, можно создать отдельную регистрацию (что-то типа "автор") с которой будут писать все авторы (стараясь не выдавать себя своими речами)))) или не нужно это? что сделано, то сделано и в дополнительных объяснениях не нуждается... ЗЫ: конечно ответы должны быть не в виде отдельного фика )))) да и не все вопросы требуют ответа ))))

nura1978: totoshka я очень за!



полная версия страницы