Форум » Библиотечно-Справочный раздел » УДиеДС-1961 - черновая редакция » Ответить

УДиеДС-1961 - черновая редакция

Чарли Блек: В архиве А. М. Волкова обнаружилась распечатка сравнительно ранней редакции УДиеДС: текст 1961 года. Эта редакция — черновая, она нигде не публиковалась. Стилистически она шероховата, содержит длинноты, местами повторы, неудачно выстроенные фразы. Но для поклонников Волковских сказок она может представлять интерес именно своей полнотой: хотя принципиально новых сцен в ней практически нет, но почти на каждой странице встречаются отдельные фразы, словосочетания, иногда даже абзацы, не вошедшие в книжную версию. Благодаря этому, УДиеДС-61 получается детальнее в мелочах, и в ней появляются некоторые логические связки, утерянные в книжной версии. Т.о., УДиеДС-61 полнее не только сокращённой версии сказки 1962–63 гг. из «Пионерской правды», но и книжной редакции 1963 года. На данный момент это самая полная версия текста. Отмечу, впрочем, что версия 1961 года — всё же не первая. Судя по дневникам Волкова, первый вариант сказки был написан в 1958 году, затем переработан в 1959. Но эти ранние редакции пока не найдены, так что нынешний вариант получается самым ранним из доступных. Оцифровывать текст по-настоящему я не возьмусь (слишком много хлопот), но буду понемногу выкладывать фотоснимки страниц со своими комментариями. UPD: Оцифровка от Annie в формате doc-файла: https://drive.google.com/file/d/1uABf6SkXdklxSmkMles8O2W8H9dCJfEg/view?usp=sharing

Ответов - 221, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Sabretooth: Чарли Блек спасибо Чарли Блек пишет: внимание! новый персонаж! Интересно! Появляется даже целый новый народ, достаточно обособленный, поскольку у него есть свой правитель

Annie: Чарли Блек пишет: Почему не пробовала ) В книжной версии так:  цитата: Девочка однажды воспользовалась свистком, когда заблудилась, возвращаясь в Изумрудный город после победы над Бастиндой. Тогда Рамина, сама принадлежавшая к семейству фей, действительно, появилась перед Элли и помогла ей. А в Канзасе девочка не раз свистела в свисток, но от этого не было никакого толку. Да это и не удивительно, ведь в Канзасе нет места чудесам! Что-то я не нахожу этого в своём бумажном издании... Чарли Блек пишет: Представляю, кого бы вызвал свисток в таймлайне Сухинова Смотря в каком именно таймлайне До седьмой книги или после неё...

Маккуро Куроске: Sabretooth пишет: Появляется даже целый новый народ, достаточно обособленный, поскольку у него есть свой правитель У мышей феодализм, однако. Вассал моего вассала и пр. Причём правят исключительно дамы.


Annie: Оцифровка главы (А ещё тут + рана Льва и эмоциональная реакция Чарли Блека на победу над Шестилапым ) Приключения в пещере На следующее утро Кагги-Карр полетела на разведку. Вернувшись в полдень, она сказала: - Ничего не получится. Полицейские стоят на всех дорогах. - Неужели все пропало, - в испуге всплеснула руками Элли. – и мы не сможем помочь нашим друзьям? Кагги-Карр сказала: - Еще в детстве я слыхала от дедушки, старого ворона, что в башню ведет подземный ход. Правда, дедушка говорил, что ход давным-давно заброшен, потому что в нем завелись чудовища… - Я боюсь только полицейских, – призналась Элли. – Уж если мы прогнали саблезубых тигров, то с подземными чудовищами как-нибудь справимся. - Но как узнать, где начинается ход? – спросил моряк. - Пусть Элли воспользуется волшебным свисточком Рамины, – предложила ворона. – Мыши везде шныряют, наверно, они знают и про подземелье. - А вдруг свисточек не действует? – усомнилась Элли. - Попробовать-то можно, – сказал Тотошка. Время клонилось к вечеру, и в этот день решили ничего не предпринимать. А на утро, после завтрака, Элли с замиранием сердца свистнула в серебряный свисток. Свисточек вновь получил свою силу в Волшебной стране! В траве затопотали крохотные лапки, и перед обрадованной Элли появилась Рамина с крохотной золотой короной на голове. И как год назад, неугомонный Тотошка с лаем кинулся на мышку, но Элли успела похватить его на руки и зажать ему мордочку. Королева-мышь, ничуть не удивлённая, сказала: - Здравствуйте, милая Фея! Этот маленький черный зверек все так же не любит наше племя? - О, ваше величество! – воскликнула Элли. – Простите меня, я потревожила вас… - Нет, почему же, - возразила Рамина. – Я давно поджидаю вас, так как знаю, какие события произошли в нашей стране, и была уверена, что вы явитесь на помощь своим друзьям. Чарли Блек был крайне удивлён появлением королевы-мыши. Он видел свисток на груди Элли, знал его историю, но поверить в её правдивость ему было так же трудно, как допустить, что в Волшебной стране разговаривают животные и птицы. - Ваше величество, - взволнованно сказала девочка, - где-то в окрестностях есть вход в подземный коридор, ведущий в тюремную башню. Помогите нам найти его! - Это легче сделать, чем вывезти Льва из макового поля, – ответила Рамина. Она встала на задние лапки, хлопнула передними, и к ней подбежало несколько фрейлин. - Соберите моих подданных, живущих в этой местности, – приказала королева. - Будет исполнено, ваше величество! Фрейлины исчезли, и вскоре возле королевы начали собираться маленькие мыши, средние мыши, большие старые мыши. Одну древнюю старушку-мышь три правнучки привезли на листе фикуса: она лежала на спине и беспомощно болтала лапками в воздухе. Услышав желание королевы, мыши разбежались по всем направлениям, только старушку попросили остаться на месте. - Вам, бабушка, нужен покой, – сказала ей королева, – вы много поработали на своем веку. - Да, я много и славно поработала, – прошамкала старушка беззубым ртом. – Сколько я изгрызла больших вкусных сыров и толстых жирных колбас! Сколько кошек одурачила я за свою жизнь, сколько мышат вывела в уютной норке… Старая мышь закрыла глаза и погрузилась в блаженные воспоминания. - Милая сестра, – начала королева мышей, – вы правильно решили воспользоваться подземным ходом, но и там можете столкнуться с большой опасностью. - С чудовищами, которые там завелись? – спросила Элли. - Насчет чудовищ я ничего не знаю, но в этих краях под землей лежит страна рудокопов. - Подземная страна рудокопов? – Глаза Элли стали круглыми от изумления. – Возможно ли это? - В Волшебной стране все возможно, – внушительно возразила Рамина. - Но как же вы об этом знаете, ваше величество? Вы были там? Мышь снисходительно ответила: - Дело в том, что я верховная повелительница всех здешних мышей: домашних, полевых, лесных, подземных. Я не люблю этим хвалиться, но раз уж пришлось к слову… Правительницы всех мышиных племён подвластны мне и ежегодно являются в мою резиденцию с докладами о том, как у них идут дела. Приходит ко мне и правительница подземных мышей Вирана. - Но тогда почему же вы не знаете, где начинается подземный ход? - Вирана приходит по другому ходу, - ответила Рамина. – И это счастье для вас. - Они нехорошие? – дрожащим голосом спросила девочка. - Как сказать… Подземные рудокопы никого не трогают, но они терпеть не могут, чтобы кто-нибудь вмешивался в их дела. Даже с теми, кто пытается подсмотреть, как они живут, они обращаются очень сурово. И если вам придется повстречаться с подземными рудокопами, будьте осторожны и постарайтесь не задеть их подозрительность. - А почему их называют рудокопами? - Видите ли, они там у себя добывают разные руды и выплавляют из них железо, медь и другие металлы. И не только металлами богата их страна, там множество изумрудов. - У них тоже есть Изумрудный город? - Нет. Изумруды и металлы они променивают верхним жителям на зерно, на фрукты и плоды и на другие съестные припасы. Это у них Гудвин приобрел изумруды; они стоили ему недешево, но он не считался с расходами, когда строил свой великолепный город. - Значит, рудокопы иногда выходят на поверхность? - Их глаза не выносят дневного света, и мена происходит ночной порой вблизи от входа в подземное царство. Элли хотела бы узнать новые подробности о жизни подземных рудокопов, но в это время начали возвращаться посланные на разведку мыши. Они приходили сконфуженные, и когда собрались все, выяснилось, что ни одна из них не обнаружила никаких признаков подземного хода. - Мне стыдно за вас, мыши! – с негодованием сказала королева. – Неужели ваша повелительница сама должна идти на розыски? - О нет, нет! – хором запищали мыши. – Мы снова пустимся в разведку, и тогда… - Подождите, детки, – сказала старая мышь. – Когда я была молодая, я видела на востоке отсюда в пятнадцати тысячах шагов, в стене заросшего оврага, какое-то отверстие. Не это ли вы ищете? - О, наверное, это самое! – в восторге вскричала Элли. – Спасибо, бабушка! К королеве-мыши вернулось достоинство, и она сказала: - Идите по этому направлению, милая сестра. Но если это не тот вход, призовите меня, и я снова явлюсь перед вами. Все мыши мгновенно исчезли к великому разочарованию Тотошки, который мечтал, что ринется в эту огромную стаю и наделает в ней переполоху. Песик сбегал на разведку, убедился, что поблизости нет врагов, и компания двинулась на восток. Дорогой Элли передала друзьям рассказ Рамины о стране подземных рудокопов. Ворона сказала, что она от кого-то слышала что-то подобное, но моряк Чарли отнёсся к услышанному недоверчиво. - Тут и на поверхности чудес не оберёшься, - проворчал он, - а нам ещё про подземные страны басни плетут. Когда было пройдено по расчету пятнадцать тысяч мышиных шагов, показался овраг, и в нем путники нашли полуобвалившееся отверстие, из которого тянуло сыростью и гнилью. - Конечно, это то самое! – закричала Элли. - Не будем радоваться раньше времени, - сказал моряк Чарли. А Тотошка принюхался и сказал с тревогой: - Не нравятся мне запахи, которые идут из этого отверстия. Лев принялся работать своими мощными лапами, расчищая проход. Тем временем одноногий моряк срубил смолистую сосенку и наколол два десятка факелов. Путники осторожно вошли в подземную галерею. Первой летела Кагги-Карр, за ней следовал Лев, потом Элли с Тотошкой на руках, и шествие замыкал моряк Чарли, держа над головой зажженный факел. В сыром и мрачном подземном ходе люди, по-видимому, не бывали уже десятки лет. Толстые крепи, поддерживавшие потолок и стены, позеленели от времени и поросли мхом. В углублениях земляного пола стояли лужи воды, в которых копошились отвратительные крупные слизняки. Элли переезжала через лужи на спине Льва. Ход спускался вниз, воздух становился все тяжелее и удушливее: Тотошка ворчал: - Дядюшка Чарли, я чую, что нас ждёт неприятная встреча… А Элли говорила: - Помолчи, Тотошенька, и без тебя тоскливо. Ход начал спускаться настолько круто, что в полу были вырублены ступеньки, и он превратился в лестницу. Исследователи шли, недоумевая, куда же приведёт их этот загадочный ход. И вдруг перед ними открылась огромная пещера с каменными стенами и потолком. Сразу было видно, что эта пещера – произведение природы, а не дело рук человека. Она была так велика, что дальний край ее терялся во мраке. Элли в испуге прижалась ко Льву. - Как тут пусто и страшно! – прошептала она. Чарли Блек зажег второй факел и подал его Элли. Он прошел вперед и медленно продвигался, ощупывая почву дорожной палкой. Путники прошли около тысячи шагов, миновав входы в несколько боковых гротов, когда навстречу им метнулась Кагги-Карр с воплем: - Здесь страшное чудовище! При свете факелов стало видно, что из темного отверстия в стене пещеры вылезает какой-то огромный неведомый зверь. У него было толстое круглое туловище, покрытое густой белой шерстью, и шесть коротких толстых лап с длинными когтями. Голова чудища, круглая и толстая, сидела на короткой шее, и в широко раскрытой пасти виднелось множество коротких острых зубов. - Ой, шестилапый! – в страхе воскликнула Элли, отступая. Самым странным в наружности Шестилапого были его огромные круглые белые глаза, в которых отражался багровый свет факелов. По-видимому, глаза эти, привычные к темноте, были ослеплены внезапным светом, и зверю приходилось руководиться чутьём. Он стоял на своих массивных лапах и принюхивался, расширяя большие круглые ноздри. Незнакомый запах живых существ раздражал его, и он испустил низкое хриплое рычание. На это рычание Смелый Лев ответил громовым ревом, эхо которого покатилось под сводами пещеры. - Пропустите меня! – рявкнул Лев. – Я ему пооборву лишние лапы! Он прыгнул вперед и со страшной силой ударил Шестилапого грудью в бок. Намерение Льва было сбить противника с ног и перервать ему когтями горло. Но зверь на своих шести низких толстых лапах стоял непоколебимо, как скала. Лев покатился по земле, отброшенный силой собственного удара, а Шестилапый с неожиданным для его массивной туши проворством цапнул Льва зубами за плечо. Из раны, к счастью неглубокой, потекла кровь. Лев понял, что имеет дело с очень опасным противником, и изменил свое поведение. Он закружился вокруг Шестилапого, стараясь зайти сзади, но тот, руководимый не то чутьем, не то острым слухом, все время держался головой к врагу. Чарли мучительно соображал, чем можно было бы помочь Льву. Он вспомнил про лассо, висевшее у него на рюкзаке, и сунул свой факел Элли. - Хорошенько свети, девочка! Удивительная вещь! До этого Элли дрожала от страха, но как только ей поручили ответственное дело, страх сразу исчез, и девочка думала лишь о том, как бы у нее не погасли факелы. Если бы это случилось, все преимущества оказались бы на стороне Шестилапого, привыкшего к подземной тьме. Моряк Чарли размахнулся, и петля обвила шею зверя. Чарли потянул аркан и с проклятием отпустил его: сдвинуть с места Шестилапого было все равно, что опрокинуть дом. Все описанные события произошли очень быстро. Лев еще кружился вокруг Шестилапого, стараясь зайти ему в тыл, когда в борьбу вмешалась Кагги-Карр. Она опустилась на голову зверя и начала долбить ему череп своим острым клювом. Страшная боль заставила Шестилапого позабыть осторожность, и он отчаянно замотал круглой башкой, безуспешно пытаясь сбросить маленького, но дерзкого врага. Воспользовавшись этим, Лев вскочил на спину противнику и принялся рвать ее когтями. Но шкура зверя оказалась такой крепкой, что в воздух летели только клочья белой шерсти, залепляя глаза Льву. Шестилапый, раздраженный тем, что на его спине хозяйничает враг, вдруг покатился по земле. Он раздавил бы Льва, но тот оказался проворнее, и успел спрыгнуть. Хрипло дыша, Шестилапый перекатился через себя и встал на ноги. Все приходилось начинать сначала, но зверь казался неуязвимым. А обойти его и продолжать путь представлялось опасным: Шестилапый, почуявший запах крови, наверняка пустится в погоню. В этот момент случилось то, чего никто не ждал. Воспользовавшись тем, что Шестилапый все время держался головой к Смелому Льву, Элли подскочила к чудовищу с задней стороны и с диким пронзительным визгом ткнула горящими факелами в его бока. Загорелась густая свалявшаяся шерсть, в воздухе противно запахло паленым рогом, и Шестилапый с воем, похожим на раскаты отдаленного грома, помчался в темноту, сбив по дороге Льва. Нестерпимая боль гнала зверя вперед, он мчался, как-то нелепо выбрасывая толстые ноги, а наши путники побежали в противоположную сторону, к счастью, как раз в ту, куда им было нужно. Но как ни быстро они пустились в бегство, моряк успел подхватить аркан, свалившийся с шеи Шестилапого: аркан еще мог понадобиться. Только когда вой Шестилапого замер в каком-то поперечном коридоре, а Элли и её друзья очутились у выхода из пещеры, они остановились на минутку отдохнуть. И тут моряком Чарли овладел нервный хохот. - Как ты его… как ты его… ловко… подпалила… - выкрикивал он между припадками смеха. – А он-то… он… воображаю… как ему грело бока… ха-ха-ха! Элли слабо улыбалась: она сама была смущена своей смелостью и не понимала, как у неё хватило духу напасть на зверя и на какого зверя! Но дело было сделано и хорошо сделано, в этом единодушно согласились все спутники Элли. Тут вспомнили про рану Льва. Чарли нашёл в своих неисчерпаемых запасах липкий пластырь и залепил рану, хотя Лев уверял, что она его не беспокоит.

Капрал Бефар: Маккуро Куроске пишет: У мышей феодализм, однако. Вассал моего вассала и пр. И Рамина, оказывается, круче, чем мы думали. А главное, хвалиться этим не любит, скромница. )) Annie пишет: Смотря в каком именно таймлайне До седьмой книги или после неё... Кстати, вот кого-кого, а Рамину в родители Корине вроде ещё не записывали. А что если она природная мышь? Или метис?

Annie: Капрал Бефар, Кстати, вот кого-кого, а Рамину в родители Корине вроде ещё не записывали. А что если она природная мышь? Или метис? И как от мыши человек родился? Кто из них оборотень с ипостасью мыши - Корина или Рамина? )) Но вообще, я имела в виду несколько другое. Вы представляете, если свисток подействует на саму Корину? Вот мне в голове такая шуточная картинка нарисовалась: моя Энни, уже в постканоне, свистит в свисток... и Корину дёргает с места, независимо от того, чем она занималась. Сивка-Бурка, вещий каурка, явись передо мной, как лист перед травой. Ну вот такой глюк у свистка произошёл. Корина "в восторге". Энни в шоке. Вопль на всю Голубую страну Рамина тоже является, и начинаются разбо-орки... Ну вот, теперь мне хочется это написать.

Чарли Блек: Sabretooth пишет: Интересно! Появляется даже целый новый народ, достаточно обособленный, поскольку у него есть свой правитель И по ходу не один народ ) Хотя на мой взгляд вся эта конструкция с разными мышиными племенами, Вираной и другим подземным ходом смотрится несколько усложнённо. Annie пишет: Что-то я не нахожу этого в своём бумажном издании... Просто это не в той главе, где Элли воспользовалась свистком, а в предыдущей - "Новые тревоги". Маккуро Куроске пишет: У мышей феодализм, однако. Вассал моего вассала и пр. Причём правят исключительно дамы. Что характерно, это сохраняется и в ТЗЗ, где упоминается королева летучих мышей Таррига. Правда, та уже не подчинённая Рамины, а в статусе "царственной сестры".

Чарли Блек: Следующая глава:

Annie: Чарли Блек пишет: Просо это не в той главе, где Элли воспользовалась свистком, а в предыдущей - "Новые тревоги". Не нахожу... У меня и в бумажном виде только так: Элли улыбнулась, когда вспомнила, как старались мыши, спасая Льва, и дотронулась до свистка, висевшего у нее на груди. «Интересно, сохранил ли свисток свою силу и вызовет ли снова королеву-мышь?» - думала Элли. И больше строк о свистке в этой главе нет ) И в следующей тоже только так: - Пусть Элли воспользуется волшебным свисточком Рамины, – предложила ворона. – Мыши везде шныряют, наверно, они знают и про подземелье. - А вдруг свисточек не действует? – усомнилась Элли. - Попробовать-то можно, – сказал Тотошка. Элли три раза дунула в серебряный свисток. В траве затопотали крохотные лапки, и перед обрадованной Элли появилась Рамина с крохотной золотой короной на голове. Свисточек вновь получил свою силу в Волшебной стране! Может, это было в каком-то более старом издании... Кстати, что ещё касательно свистка: то, что у мышей, оказывается, все владения чётко распределены, даёт ещё один вариант объяснения, почему Рамина не пришла к Элли в СПК в Пещеру, когда Элли пыталась вызвать её там ))

Капрал Бефар: Чарли Блек пишет: Просо это не в той главе, где Элли воспользовалась свистком, а в предыдущей - "Новые тревоги". В редакции 1964 года - да. А в "патриотической" вот этот абзац опущен: Этот свисток подарила ей королева-мышь Рамина год назад на этом самом месте и сказала, что стоит в него свистнуть, как она, королева, появится перед Элли. Девочка однажды воспользовалась свистком, когда заблудилась, возвращаясь в Изумрудный город после победы над Бастиндой. Тогда Рамина, сама принадлежавшая к семейству фей, действительно, появилась перед Элли и помогла ей. А в Канзасе девочка не раз свистела в свисток, но от этого не было никакого толку. Да это и не удивительно, ведь в Канзасе нет места чудесам! Annie пишет: Кстати, что ещё касательно свистка: то, что у мышей, оказывается, все владения чётко распределены, даёт ещё один вариант объяснения, почему Рамина не пришла к Элли в СПК в Пещеру, когда Элли пыталась вызвать её там )) Похоже на то ))

Annie: Оцифровка главы Кстати, что мне заметилось: здесь нет упоминания о Радужном дворце. А в современной версии Чарли и Элли его видят в подзорную трубу и обращают внимание на крышу. Здесь же - только на завод )) типично советский акцент )) Страна подземных рудокопов Гордые одержанной победой, путники поспешили оставить место боя. Скоро пещера начала суживаться и перешла в скалистый коридор, круто подымавшийся вверх. Чарли боялся только одного: не встретиться бы с другим чудовищем, битва здесь была бы безнадежной. Но ворона спокойно летела впереди, Тотошка не выказывал тревоги, и моряк перестал опасаться. Коридор расширился и перешел в широкую ровную площадку. - Я устала, дядя Чарли, давай, отдохнем, – заявила Элли. Лев растянулся на полу, девочка удобно расположилась на его мягком широком боку и уже начала дремать, но в этот момент Тотошка, шнырявший по площадке, сердито заворчал. В Волшебной стране Тотошка ворчал очень редко, предпочитая разговаривать по-человечески, и его рычание обозначало, что случилось что-то очень важное. Элли вскочила. - Тотоша, милый, что с тобой? Песик стоял у стены, в которой на высоте фута на три над полом виднелось отверстие, похожее на круглое окно. Тотошка, подняв морду к отверстию, злобно рычал, и шерсть на нем взъерошилась. Девочка давно уже не видела собаку такой сердитой: как видно, за окном была опасность. Элли подбежала к окошку, взглянула в него и увидела поразительное зрелище: перед ней раскинулась целая страна. Впечатление было такое, будто Элли стояла на верхушке огромной горы и смотрела вниз. И там, внизу, на неизмеримой глубине, виднелись луга, за ними город на берегу большого озера, а дальше – поросшие лесом гряды холмов, терявшиеся в золотистом тумане… У Элли закружилась голова, девочке показалось, что она падает со страшной высоты, и она с криком отпрянула назад. - Дядя Чарли, за стеной страна подземных рудокопов! - Что?! – Моряк поднялся, прихрамывая, подошел к отверстию, взглянул, свистнул от удивления. – Да, оказывается, королева мышей говорила правду! Все было забыто: и усталость, и только что происшедший бой, и Страшила с Дровосеком, ожидавшие помощи на тюремной башне… Чарли вытащил подзорную трубу, раздвинул ее, наладил по глазам… - Клянусь айсбергами полярных морей! – воскликнул он. – Это необыкновенно! Простым глазом немного удалось бы различить там, вдали. А труба, в которую поочередно смотрели моряк и девочка, все время открывала новые подробности в представлявшейся их взорам грандиозной картине. Колоссальная пещера раскинулась на десятки миль в длину и на много миль в ширину. Дно ее было глубоко внизу, а свод скрывали клубившиеся в высоте золотистые облака. По-видимому, они и освещали все пространство мягким светом, похожим на тот, какой бывает сразу после захода солнца. Пейзаж был красив, но наводил на душу грустное чувство, подобную тому, какое испытывает человек поздней осенью при виде увядающей природы. Зеленый цвет здесь совсем отсутствовал в окраске рощ и лугов, его заменяли бледно-желтые, розовые, багряные тона. Внимание моряка и Элли привлек город подземных рудокопов, расположенный на берегу озера. Его окружала высокая крепостная стена с башенками по углам и над воротами. Внутри теснились дома с остроконечными крышами. Все это было построено, по-видимому, из коричневого камня. Город походил на те средневековые города-крепости, изображение которых можно увидеть в учебнике истории. От кого должны были защищать горожан эти прочные стены? Или подземные рудокопы разделялись на враждующие племена? - Элли, девочка, – воскликнул моряк, – у крепостной стены я вижу завод! И там в озере, близ берега, вертится громадное колесо, которое, вероятно, накачивает воду внутрь заводского здания. Должно быть, эта вода дает им двигательную силу для станков… Но как они вращают колесо? Понять не могу… Посмотри-ка ты, у тебя глаза поострее моих. Девочка направила трубу, и вдруг ее охватил безудержный смех. - Ой, дядечка Чарли… Ой, не могу… Они там заперли Шестилапого, ха-ха-ха… Он кружится, как белка в колесе!.. Моряк выхватил трубу, и к смеху девочки присоединился его басистый хохот. - Вот это ловко, хо-хо-хо!.. Смотри, смотри, он взбирается на ступеньки, чтобы убежать от воды, а вода все время догоняет его! Ну и дела! Остроумное использование силы Шестилапого и тяжести его массивного тела до такой степени восхитило моряка, что он долго не мог оторваться от потешного зрелища. - Интересно, чем они кормят такую зверюгу? - Может, рыбой? – предположила девочка. Моряк и Элли начали гадать, каким образом подземным рудокопам удалось укротить такого страшного зверя, как Шестилапый, а сами наводили трубу то на луга с красными и желтыми травами, то на дальние коричневые холмы… Но тут их товарищи взбунтовались и пришлось уступить им место у окна. На Льва зрелище не произвело большого впечатления, а Тотошка долго ворчал и взлаивал, весь дрожа от возбуждения. Кагги-Карр выразила желание слетать на разведку в таинственную страну, чтобы потом рассказать друзьям, что она там узнает. Но увидев под облаками темное движущееся пятно подозрительного вида, она благоразумно отказалась от своего намерения. И оказалось, что ворона очень хорошо сделала. Когда, сменив Кагги-Карр, Элли посмотрела в отверстие, она вскрикнула от ужаса. Даже без трубы девочка увидела, что прямо на нее летит крылатое чудовище, похожее на ящерицу, увеличенную в тысячу раз. Летающий ящер быстро приближался. Он взмахивал громадными кожистыми крыльями, широкая пасть его была разинута, и в ней среди длинных острых зубов трепетал красный язык, желтые глаза величиной с тарелку были наполовину прикрыты непрозрачной оболочкой. Вид чудовища с черной спиной, с грязно-желтым чешуйчатым брюхом, под которым болтались сильные когтистые лапы, был страшен и отвратителен. Но самым поразительным было то, что на спине этого чудища сидел человек. Вместе с Элли моряк следил за полетом дракона - Клянусь смертью! – прошептал моряк, потеснивший Элли и вместе с нею следивший за полетом дракона. – Эти подземные рудокопы – лихие ребята! Подумать только – они сумели приручить Шестилапого и эту миленькую птичку!.. Летевший на ящере человек в коричневом платье, в колпачке на голове имел суровый воинственный вид. У него было длинное бледное лицо с крючковатым носом, крепко сжатые губы, огромные, широко расставленные черные глаза… И эти глаза с неумолимой злобой смотрели на Элли! Девочка вспомнила предупреждение Рамины о том, что подземные рудокопы не любят, когда за их жизнью подсматривают. Воздушный страж потянул из-за спины длинный лук. - Дядя Чарли, спасайся! – взвизгнула девочка и бросилась на каменный пол, потянув за собой моряка. Это было сделано во-время. Пущенная с удивительной меткостью стрела прожужжала над их головами и, ударившись в противоположную стену коридора, разлетелась на куски. Тотошка принес в зубах наконечник стрелы. Он был из закаленного железа, и острие его не притупилось даже от удара о камень. - Рифы и отмели! – воскликнул моряк. – С этими подземными жителями опасно связываться. Плохо придется Жевунам, Мигунам и самому Урфину Джюсу с его деревянными солдатами, если команда этого подземного корабля вздумает выбраться наверх. Однако, не будем терять времени, пошли дальше! - Дядечка Чарли, мы же еще не все рассмотрели… - Ты что, девочка, жизнью не дорожишь? - Да он, наверное, улетел. - Улетел? Гм… Посмотрим. Одноногий моряк надел шапку на дорожную трость, сунул в отверстие… и шапка слетела, пробитая меткой стрелой. - Видела? Как бы он не подобрался к окну вплотную!.. Ползком-ползком, не разговаривая и почти не дыша, путники оставили опасную площадку. И лишь после этого заговорили, перебивая друг друга, делясь впечатлениями от необычайного приключения. - Да, это, действительно, Страна Чудес! – воскликнул Чарли Блек. – И чудеса ее неисчерпаемы! - А как много ты их еще не видел! – подхватил Элли. – Ведь ты не встретился ни с одной волшебницей, ты не был в коварном маковом поле, которое чуть не усыпило насмерть меня, Тотошку и Льва. Ты не видел мощных Летучих Обезьян, не сталкивался с Прыгунами, никого не пропускающими в страну Стеллы… - Хватит, хватит! – улыбнулся Чарли. – Я чувствую, что здесь хоть сто лет проживи, все будешь встречать новые чудеса и волшебства… И моряк зашагал вперед, а остальные последовали за ним. Через несколько сот шагов компания очутилась перед толстой, плотно закрытой дверью.

Капрал Бефар: Annie пишет: Кстати, что мне заметилось: здесь нет упоминания о Радужном дворце. И размышления о том, зачем им понадобился город со стеной, интересные. И более подробное описание самого города.

Алена 25: Значит ,потом уже ,в более поздней версии ,тов Волков дворец этот Радужный семи подземных королей этих придумал ))))))

Чарли Блек: Капрал Бефар пишет: В редакции 1964 года - да. А в "патриотической" вот этот абзац опущен: Странно... У меня в кишинёвском издании ВИГ/УДиеДС 1985 года текст следует "патриотической" версии, но абзац этот есть ) В общем, версии и вариации плодятся как мыши )) Annie пишет: здесь нет упоминания о Радужном дворце Так было и в "Пионерской правде" 1962-1963 гг., потому сейчас я этот момент не отметил...

Лерелахит: Чарли Блек пишет: Странно... У меня в кишинёвском издании ВИГ/УДиеДС 1985 года текст следует "патриотической" версии, но абзац этот есть ) А-а, у вас тоже сдвоенные книги! У меня были такие но задевала их куда-то.

Капрал Бефар: Чарли Блек пишет: в кишинёвском издании ВИГ/УДиеДС 1985 года текст следует "патриотической" версии, но абзац этот есть ) Не в тему: В общем, версии и вариации плодятся как мыши )) Может быть, там пытались восстановить лакуны? Первый абзац вначале про "глубину необъятного северо-американского материка" тоже есть? Но следует ли это издание какому-то из прижизненных? В выходных данных что-то есть на этот счёт?

Чарли Блек: Лерелахит пишет: А-а, у вас тоже сдвоенные книги! У меня были такие но задевала их куда-то. Да, трёхтомник, по две сказки в каждом томе. Издательство "Литература Артистикэ", Кишинёв, 1985, 1986, 1987 гг. Капрал Бефар пишет: Может быть, там пытались восстановить лакуны? Похоже на то... Абзац про глубину материка тоже в наличии. Капрал Бефар пишет: Но следует ли это издание какому-то из прижизненных? В выходных данных что-то есть на этот счёт? Сказано так: «Печатается по изданиям: А. Волков. Волшебник Изумрудного города. М., "Музыка", 1979; А. Волков. Волшебник Изумрудного города. М., "Советская Россия", 1971.» Та книга, которая 1971 года, это видимо однотомник ВИГ/УДиеДС, который часто упоминался в дневниках Волкова.

Чарли Блек: Следующая глава очень длинная, поэтому выкладываю только часть её. Примечательные моменты: - в кого попадали камни полицейских, посланных вдогонку за беглецами;

Annie: Выкладываю оцифровку до "звёздочек" на последней странице. А ещё тут смещена граница третьей части - в моём бумажном издании часть третья начинается с главы "На восток!", и сколько видела в других современных мне изданиях, так же. Ещё по мелочи: - мысли Элли об Урфине в Изумрудном городе ) - Фараманта Волков часто называл Фармантом, а позже исправлял вручную. Часть третья Конец Урфина Джюса Встреча со Страшилой и Железным Дровосеком - Мы недаром перетерпели столько страху, – радостно молвил Чарли Блек. – Ход, действительно, привел в тюремную башню. - Руби дверь, дядечка Чарли, – сказала Элли. - Нельзя, – возразил моряк. – Нас услышат. Снаружи доносилась басистая речь деревянного капрала и визгливые голоса полицейских. Проделать проход надо было бесшумно. У Чарли нужные инструменты были под рукой. Он просверлил рядом несколько отверстий, расширил дырку клинком ножа и заработал пилкой. Через полчаса было выпилено квадратное отверстие, через которое мог пройти человек. - Элли, – сказал моряк, – осторожно поднимись на площадку и скажи Страшиле с Дровосеком, что мы ждем их здесь. Но пусть они спускаются так, чтобы не увидела стража. - А как же Дин Гиор и Фарамант? – спросила девочка. – Весь гнев Урфина Джюса обрушится на них, если Страшила и Железный Дровосек скроются. Моряк Чарли сконфуженно почесал в затылке. - В самом деле, я об этом не подумал. Что ты предлагаешь, Элли? - Мне кажется, Страшила и Дровосек должны еще потерпеть на постылой башне, пока мы не найдем способа выручить из тюрьмы наших верных товарищей. Но как это сделать я не знаю. Может быть, Страшила что-нибудь сообразит? - Ты права, девочка! И хотя мне трудно подниматься по лестницам, придется устроить общий совет. Элли медленно взбиралась по крутым ступенькам, а за ней в темноте ковылял Чарли Блек, постукивая деревяшкой. Льва пришлось оставить внизу: дыра в двери была слишком мала для его огромного тела. Вот и люк, ведущий на площадку. Девочка осторожно высунула голову, приложив палец к губам: она боялась, как бы друзья, увидев ее, не закричали от радости. Ее опасения были напрасны. Железный Дровосек умел владеть собой, а Страшиле сидение в карцере досталось дорого. От сырости подземелья краски полиняли на его лице, он плохо видел и слышал, а разговаривать мог только шопотом. В данном положении это, впрочем, было кстати. Увидев милое личико Элли, Дровосек и Страшила ринулись было к ней, но, заметив позади моряка, остановились. Они знали Чарли Блека по рассказам вороны, и все же ими овладело смущение. Но трудно передать волнение, которое испытал Блек, увидев старых друзей Элли. Вот они, наконец, этот умный соломенный человек Страшила, и этот отважный Железный Дровосек с добрым шелковым сердцем в груди, удивительные создания, которые только и могли жить в Волшебной стране, где разговаривают звери и птицы, где от неведомой силы оживают дуболомы Урфина Джюса… Чарли дружески приветствовал новых знакомых. В ответ Страшила шаркнул соломенной ножкой, а Дровосек снял с железной головы воронку и очень вежливо раскланялся. Черные глазки Кагги-Карр так и сияли от гордости: ведь она, ворона, выполнила такое поручение, с которым вряд ли справился бы кто-нибудь другой. После горячих приветствий Элли заговорила о судьбе Дина Гиора и Фараманта. - Вы сейчас можете уйти с нами через подземный ход, но им тогда несдобровать, – разъяснила девочка. Дровосек сказал: - Если они из-за нас погибнут, мое сердце разорвется от горя… Он заплакал, слезы скатились на челюсти, и челюсти сразу заржавели. Дровосек отчаянно замотал головой, не в силах сказать слово. К счастью, масленка была у его пояса. Страшила хотел смазать челюсти, но сослепу попал Дровосеку в ухо. Наскоро удалось ему сделать все как следует, и тогда Дровосек заговорил: - Страшила, пусти в ход свои мудрые мозги, придумай что-нибудь! Страшила грустно прошептал: - С моими мудрыми мозгами что-то неладно. Они отсырели, пока я висел в карцере… В разговор вмешалась Кагги-Карр: - Фарамант и Дин Гиор сидят в подвале на заднем дворе. К их окну есть ход из каморки повара. - Так это же превосходно! – воскликнул Чарли Блек и испуганно прикрыл себе рот рукой. – Вот вещь, которая принесет узникам освобождение. Весь вопрос в том, как ее передать… Он порылся в рюкзаке и вытащил пилу по металлу. - Этой пилой можно быстро перепилить любую решетку. - Но как ее доставить туда… – прошептал Страшила. – Ах, если бы не испортились мои мудрые мозги… А сейчас мне ничего нейдет в голову, и от этого мне очень плохо… Элли бросилась к Страшиле, начала гладить его полустершееся лицо. - Мой славный, не надо огорчаться, за тебя буду думать я! Наступило томительное молчание. Чтобы попасть во дворец и увидеть узников хотя бы через решетку окна, надо было выйти из тюремной башни. Но дверь, ведущая наружу, охранялась дуболомами, а другой ход шел через подземную пещеру, где бродил Шестилапый. Кто решится пройти там один? Положение казалось безвыходным. Неужели придется бросить Фараманта и Дина Гиора на расправу жестокому Урфину? Кагги-Карр встрепенулась. - Я снесу узникам пилу, – воскликнула она. – Мне не помешают ни стены, ни решетки. Предложение вороны показалось очень хорошим, но увы – Кагги-Карр не могла удержать в клюве пилу. Инструмент был слишком тяжел, он перетягивал голову вороны вниз, а потом выскальзывал из клюва. Все опять призадумались. Вдруг Элли подняла палец, призывая к вниманию. - Я придумала, – сказала она, и все радостно встрепенулись. – Дядечка Чарли, ты спустишь меня отсюда на веревке. - С ума ты сошла, девочка, – проворчал моряк. – Сразу попасться в лапы охраны? - Да нет же, дядечка Чарли, – возразила Элли. – Дуболомы сторожат только ту сторону, где дверь, а на другую не обращают никакого внимания. Посмотри сам! Чарли осторожно выглянул и убедился, что Элли была права. - Но почему именно ты? – спросил он. – Разве не может отправиться кто-нибудь другой из нас? - A кто? He ты же – Великан из-за гор, не Страшила и не Железный Дровосек. Да вам и не пролезть между прутьями решетки! – торжествующе закончила девочка. Чарли Блек должен был признать, что девочка совершенно права, что кроме нее некому выполнить поручение. В рюкзаке Элли хранилось платье, подаренное ей доброй женой Према Кокуса. Элли была ростом со взрослых женщин Волшебной страны, и платье как раз приходилось ей впору. К счастью, оно было не голубое, а зеленое, потому что жена Кокуса была родом из Изумрудной страны и не потеряла любви к зеленому цвету. Элли переоделась. Чарли Блек достал из своего универсального рюкзака кисточку и черную тушь, провел морщинки по ее лбу, щекам, подбородку, и – пожалуйте! – перед ним стояла пожилая фермерша Изумрудной страны. - Клянусь пальмами Куру-Кусу! – воскликнул Чарли. – Тебя не узнает ни один шпион в мире… Но подожди! Тебе нужен предлог, чтобы идти в город. - А я уже придумала предлог, не беспокойся! Моряк опоясал Элли под мышками широкой лямкой, а к лямке привязал хорошую бечевку. Элли взяла корзинку и протиснулась между прутьями, поддерживавшими кровлю. Дровосек караулил противоположную сторону: никто из дуболомов не собирался отправиться обходом вокруг башни. Моряк медленно спускал Элли, а та упиралась руками в изрытый непогодами бок башни. Наконец, она коснулась ногами земли. Смелая девочка сбросила лямку, которую моряк тотчас втянул наверх, послала дяде воздушный поцелуй и неторопливо пошла прочь. Чарли Блек следил за ней с бьющимся сердцем и успокоился лишь тогда, когда Элли достигла дороги, вымощенной желтым кирпичом, и приветственно помахала дяде рукой. Элли не сразу пошла в город. Свернув на полянку, она набрала корзинку прекрасных крупных ягод, а драгоценную пилу спрятала на самое дно. После этого она двинулась в путь и смело постучалась в городские ворота. Корзинка с ягодами, собранными будто бы для Урфина Джюса, послужила ей пропуском. Элли шла по улицам, когда-то блиставшими изумрудами и переполненными нарядной толпой. Как теперь здесь было пусто, и угрюмо, и скучно! Элли думала: «Погоди, злой Урфин, мы выгоним тебя из Изумрудного города, и здесь снова закипит жизнь и веселье!..» Во дворце ей показали, как пройти в кухню. Толстяк Балуоль не узнал Элли в ее новом виде, а узнав, страшно обрадовался. Элли просидела в его каморке до ночи, а потом повар провел ее к окну камеры, где были заключены Дин Гиор и Фарамант. Окно, к счастью, оказалось незастекленным. Элли начала звать спящих. Добудиться их оказалось не так-то легко, потому что люди с чистой совестью спят крепко даже и на тюремной койке. Первым проснулся Фарамант, он растолкал Дина Гиора. Друзья страшно обрадовались, узнав, что свобода явилась к ним в виде Элли со стальной пилой. Тюремщик находился в коридоре за дверью, мешать было некому, и заключенные, вставая поочередно один другому на спину, заработали пилкой. Через десять минут прутья решетки были перепилены. Первым вылез Дин Гиор, опираясь на спину Фараманта. Но как выбраться Стражу Ворот, если в камере не было ни стола, ни стула, а железные кровати крепко привинчены к полу, и на них ни простынь ни одеял. - Как же быть? – шептал Дин Гиор, наклоняясь к окну. – Никакой веревки… - Никакой веревки! – насмешливо повторил Фарамант. – Эх ты, борода! Про свою бороду забыл! - А ведь и вправду я про бороду забыл! – обрадованно согласился Дин Гиор. Он опустил пышную бороду в окно, и коренастый Страж Ворот, вцепившись в ее пряди и упираясь ногами в стену, полез наверх. Дин Гиор заскрипел зубами от боли, но выдержал. И оба друга бросились горячо обнимать свою спасительницу Элли. Повар вывел компанию через заднюю калитку в ограде дворца и все трое оказались на улице. Выйти обычным путем из города было невозможно, так как ворота зорко охранялись дуболомами и полицией. Но с помощью горожан, ненавидевших тирана, оказалось не так уж и трудно перебраться через стену. Зайдя на одну из окрестных ферм, Фарамант пошептался с хозяином, и после разговора тот отправил двух своих молодых и быстроногих сыновей на северо-запад, а сам пошел к соседу. Встреча всех друзей была назначена в овраге, где начинался подземный ход. Туда и повела Элли освобожденных ею пленников. Когда девочка и ее спутники поравнялись с башней, Фарамант трижды крикнул совой, а Элли помахала корзинкой. Это был сигнал, что предприятие удалось и оставшиеся на башенной площадке друзья могут покинуть ее. В ответ донесся крик кукушки: сигнал услышан и понят! Элли, Дин Гиор и Фарамант явились к месту свидания первыми, счастливо избежав встречи с дуболомами и полицейскими.

Чарли Блек: Annie пишет: А ещё тут смещена граница третьей части И это, по-своему, логичнее, т.к. части получаются более соразмерными. В каноническом же варианте третья часть слишком куцая и воспринимается уже скорее как colpo di grazia: Стр и Др уже свободны и остаётся только добить бедолагу Урфина, чтоб не мучался ) Annie пишет: - Фараманта Волков часто называл Фармантом, а позже исправлял вручную Скорее всего распечатку делал не Волков, а машинистка в бюро. Сам Волков вряд ли бы столько раз однотипно ошибся.



полная версия страницы