Форум » Библиотечно-Справочный раздел » The Universe of Oz: Essays on Baum’s Series and Its Progeny (перевод главы 6) » Ответить

The Universe of Oz: Essays on Baum’s Series and Its Progeny (перевод главы 6)

totoshka: Название: Добро пожаловать в О.З.! Переводчик: Gabrielle Delacour Бета: Felis caracal Форма: аналитика, перевод статьи Оригинал: Kristin Noone. No Place Like the O.Z.: Heroes and Hybridity in Sci-Fi's Tin Man // The Universe of Oz: Essays on Baum's Series and Its Progeny by Kevin Karl Jones Durand, Mary K. Leigh Размер: 4596 слов Персонажи: ДиДжи, Дороти Гейл, Глюч, Страшила, Уайатт Кейн, Железный Дровосек, Дикарь, Трусливый Лев, упоминаются и другие Категория: джен Рейтинг: G Примечание: Это статья из сборника, посвященного исследованию «Удивительного Волшебника из страны Оз» Л. Ф. Баума и его многочисленных продолжений в контексте литературной критики, философии и социологии Предупреждения: переводчик не обязательно разделяет мнение автора, но находит его любопытным. Фактические ошибки (в частности, Мистик как глава тамошней полиции или Солнечная сеялка как машина судного дня) остаются на совести автора. Оригинальный текст Баума цитируется по переводу С.Белова. Реплики из сериала цитируются по озвучке трехсерийной версии Размещение: с ником переводчика

Ответов - 3

totoshka: Добро пожаловать в О.З.: герои и гибридность в сериале Sci-Fi «Заколдованное королевство» В 2007 году канал Sci-Fi переосмыслил «Волшебника страны Оз», создав мрачное пустынное пространство О.З. — Особую Зону. В Особой Зоне Злая Ведьма терроризирует население, на улицах Изумрудного города стоят проститутки, а Дороти, хоть и нечаянно, помогла разрушить мир. В этом новом воплощении сказки Л. Фрэнка Баума все четверо классических героев: Дороти, Страшила, Железный Дровосек и Трусливый Лев — предстают в гибридной форме, человеческой и чудовищной одновременно: ДиДжи из другого мира, Глюч с половиной мозга, Уайатт Кейн в железном костюме и Дикарь с эмпатическим даром. В этой новой стране Оз их чужеродность парадоксально становится залогом сохранения мира, и только эти «вывихнутые» персонажи способны разрушить планы Злой Ведьмы. Благодаря этому, а еще неразрешенному напряжению в конце сериала, «Заколдованное королевство» привносит тревожность в образы героев американской мифологии. Да, Дороти и ее друзья спасли мир, но так и не обрели свой дом. В предисловии к комментированному изданию «Волшебника Оз» Майкл Патрик Хирн замечает, что «обманчиво простая история о приключениях Дороти в волшебной стране Оз не оставляет равнодушными ни детей, ни взрослых с момента публикации в 1900 году. «Волшебник страны Оз» вошел в американский фольклор, эта книга отражает и меняет американский характер». Оригинальный текст Л. Фрэнка Баума за столетие, минувшее с первой публикации, не только переведен на множество языков, но вдохновил авторов на создание других произведений, от музыкального фильма 1939 года с Джуди Гарланд до «Злой» (Wicked), мюзикла по книге Грегори Магвайра, которая в свою очередь является интерпретацией сказки Баума. Таким образом, мини-сериал является частью давней традиции переосмысления «Волшебника» в массовой культуре. А вот научно-фантастический аспект переосмысления — это необычно. Разумеется, и оригинальный текст Баума, и его предыдущие интерпретации обычно относят к фентези. Обсуждение страны Оз появляется, например, в сборнике статей Лэсли Стрэтинер и Джеймса Р. Келлера «Экранизации фантастических текстов». Кстати, стоит заметить, что Стрэтинер и Келлер говорят о природе фантастических фильмов следующее: «Всегда было и всегда будет ощутимое воображаемое расстояние между текстом и экраном. Поскольку фентези соотносится с фантастикой (то есть с элементами сюжета или персонажами, которые находятся за границами возможного), воображаемое расстояние между этими символами… еще больше». Иштван Чичери-Ронай-младший предложил удивительно похожее определение научной фантастики в работе «Семь красот научной фантастики»: научно-фантастическое мышление, говорит он, всегда характеризуется пробелами и колебанием «между тем, чтобы продумывать правдоподобность исторически непредвиденных инноваций в развитии человечества, и тем, чтобы осмыслять их более широкие этические и социокультурные последствия». Сам «Волшебник страны Оз» балансирует между научной фантастикой и фентези. Уже в предисловии Хирна Страна Оз названа «прекрасной утопией», в которой «добро вознаграждается, а зло прощается». Переосмысляя «Волшебника» как НФ-текст, «Заколдованное королевство» заявляет свою гибридную сущность: это одновременно и часть фентезийной традиции прошлого, и научно-фантастическое пространство утопии, пробелов и колебаний с научной фантастикой уже в названии. К тому же это экранизация, а значит, добавляются сложные отношения с исходным текстом. С самого начала «Заколдованное королевство» создает воображаемый мир, который не принадлежит однозначно ни к одному жанру, этот мир сложный, изменчивый и совершенно неуютный. Сам мир Оз — в «Заколдованном королевстве» О.З. — отражает эту неуютность, а еще настойчивый интерес к гротеску, научно-фантастическому концепту, который Чичери-Ронай считает основополагающим для жанра. Гротеск «связан с попыткой приспособиться к изменчивым вещам и сущностям мира». Гротескные, плывущие, обманчивые образы в научно-фантастическом тексте отражают сложности примирения с непостоянством, тревожностью и беспокойством реальности. Чичери-Ронай отмечает: «Гротескные образы привносят основополагающие принципы мифологического мышления в рациональные схемы восприятия… миф диктует вечную изменчивость». Другими словами, странное исковерканное пространство «Заколдованного королевства», которое ДиДжи (Дороти) называет «самым странным ночным кошмаром», — это мифический мир, в котором все расплывчато, изменчиво и неопределенно. Собственно, Глюч (Страшила в «Заколдованном королевстве») совершенно точно формулирует это сразу после того, как ДиДжи спасает его из плена манчкинов, которых он называет «недомерками»: «Когда-то была еще и райским местечком, пока [Злая Ведьма] Азкаделлия не захватила ее». На самом деле Ведьма планирует еще более страшные изменения: она хочет погрузить земли в вечную тьму, используя машину под названием «солнечная сеялка». (Персонаж Ведьмы требует дополнительных объяснений. Большинство жителей О.З. называет ее по имени — Азкаделлия, обе личности рассматриваются как взаимозаменяемые. Но на самом деле это не так: позже мы узнаем, что Азкаделлия с детства захвачена Ведьмой, о чем окружающие не знают. В этой статье персонажа называют Ведьмой, чтобы отделить ее от Азкаделлии, которую мы видим во флешбеках и в конце мини-сериала. – Примечание автора). Мир О.З. с его плотоядными растениями и брутальной полицией — пространство постоянных изменений и трансформаций. Важно, что Глюч говорит «еще и», поскольку это определяет О.З. как место, которое может быть райским местечком и кошмаром одновременно. Райская часть поглощена кошмаром, и все же оба аспекта присутствуют и существуют в состоянии постоянных изменений. Джессика Зебрин Грей в статье о сущности колдовства в «Злой» отмечает, что конфликт между естественным и сверхъестественным, возникающее из-за этого напряжение и зыбкость, пронизывает текст Баума, хотя оригинальная страна Оз больше отражает упомянутый Глючем «райский» аспект: «На другом берегу уже начинались очаровательные места: зеленые луга, усыпанные яркими цветами, а вдоль дороги из желтого кирпича росли деревья, ломившиеся от фруктов. Путешественникам не терпелось поскорее оказаться на том берегу». Дороти, как узнает читатель Баума, счастлива оказаться в стране Оз: «Солнце ярко светило, птицы громко пели, и Дороти вовсе не чувствовала себя несчастной, как могла бы себя чувствовать любая девочка ее возраста, внезапно оказавшаяся в далекой и чужой стране». Эта страна Оз, в которую попала Дороти Гейл, «первая путешественница» и предок ДиДжи (хотя никаких отсылок к последующим книгам Баума в мини-сериале нет, очевидно, авторы как минимум знают, что Дороти вернулась в Оз и навеки там поселилась. – Примечание автора), в «Заколдованном королевстве» показана как научно-фантастическое пространство, способное изменяться и превращаться в ночной кошмар ДиДжи. ДиДжи и ее друзья срывают планы Ведьмы на дальнейшее преобразование, но поскольку сериал заканчивается довольно внезапно, то превращение О.З. в Страну Оз не показано. Таким образом О.З. остается сложным, пограничным, гибридным пространством, обладающим свойствами рая и кошмара одновременно. Персонажи «Заколдованного королевства», подобно самой стране переосмысленные в гибридном ключе, поддерживают трактовку мира Оз как научно-фантастического пространства, более того, пространства, которое требует для своего спасения именно таких героев: наполовину людей, а наполовину Иных. Дикарь (Трусливый Лев), Глюч (Страшила), Кейн (Железный Дровосек) и сама ДиДжи (Дороти) одновременно принадлежат О.З. и существуют отдельно от нее, оказываются за пределами своей среды в разных смыслах и разными способами: от телепатии Дикаря до вырезанного мозга Глюча, от железного костюма Кейна до воспитания ДиДжи в другом мире родителями-андроидами. Чичери-Ронай отмечает: «Общеизвестно, что современная «глобальная культура» характеризуется гибридностью». Персонажи «Заколдованного королевства» спасают мир, но по сути так и не возвращаются в него, что придает глубокую амбивалентность понятию гибридности в этом новом научно-фантастическом мире Оз. Трусливый Лев у Баума — комичный, добродушный, в финале получает заслуженную награду: обретает свое место в обществе, становится королем лесным зверей. Он появляется со страшным рычанием, которое сам считает своим определяющим признаком. «Не успел он договорить, как из лесу раздался страшный рев и на дорогу выскочил огромный лев». Но кроме рычания, у него ничего нет, как объясняет сам Лев: «Таким уж я родился. Все остальные лесные обитатели считают, что я невероятно храбр и свиреп, ведь Лев — это царь зверей. Я заметил, что стоит мне рявкнуть как следует — и все живое кидается от меня наутек. Когда мне встречаются люди, я страшно пугаюсь, но грозно рычу — и они разбегаются без оглядки». Хоть Лев Баума и труслив, у него есть место в мире Оз, ожидаемая и принятая им роль. Он тревожится не потому, что у него нет места в мире, но потому что он не чувствует себя достойным своей роли. Впрочем, он демонстрирует свою храбрость во многих ситуациях, когда сопровождает Дороти в ее путешествии, и в итоге Волшебник объясняет ему: «Все живые существа испытывают страх в минуту опасности. Храбрость — это умение побеждать свой страх, а такое умение у вас есть». Волшебник дает Льву снадобье, символизирующее храбрость, Лев выпивает его и после этого чувствует себя смелым. И за это возвращение уверенности в себе он вознагражден тем, что по праву занимает свое место в мире Оз, убив гигантского паука, который держал в страхе весь лес: «После этого звери объявили Льва царем зверей, и он обещал вернуться к ним, как только поможет Дороти отправиться к себе в Канзас». Этот Лев — несомненный герой, и он находит свою судьбу. Но Дикарь, лев-эмпат, порабощенный Ведьмой в «Заколдованном королевстве», далеко не так уютно чувствует себя в мире О.З. Дикарь — беглый пленник, уже маргинальный персонаж, но к тому же он еще и «Видящий», то есть представитель расы телепатов, которых Азкаделлия использует для сбора информации и контроля над О.З. Способности Дикаря и его пребывание в плену доводят его до запуганного и нестабильного состояния, говорит он отрывисто, иногда односложно, что еще больше отдаляет его от окружающего мира. Как и Трусливый Лев, Дикарь обнаруживает, что ему нужна храбрость, в кульминации мини-сериала, когда его хватают солдаты Ведьмы и алхимик-садист требует задействовать телепатию. Алхимик тычет его электрошокером, ворча: «Ты так и не понял? Храбрый только у себя дома?» В этот момент Дикарь выхватывает у него шокер и с криком «Дикарь храбрый всегда!» направляет его против своего мучителя. Действия Дикаря в этой сцене и вправду демонстрируют героическую храбрость, ведь он противостоит власти Ведьмы, а потом использует свои телепатические способности по собственной воле, чтобы помочь Глючу соединиться с его мозгами. Но в отличие от Льва у Баума, он не обретает свое место в обществе. И в целом этот эпизод потенциально, если не намеренно, тревожный: ведь Дикарь обращает против своего мучителя его же оружие, таким образом демонстрируя готовность использовать свою храбрость и действовать вполне в духе «кошмарных» методов О.З. И хотя Дикарь сбегает, присоединяется к ДиДжи и другим, и вместе они рушат планы Ведьмы, но он, как и другие персонажи, не становится частью даже этой освобожденной О.З. Он остается пограничной и Иной фигурой: беглый пленник, чужеродный телепат, потенциально способный к насилию. Проявление храбрости переносит его в гибридное пространство, позволяя ему действовать героически и одновременно отделяя его от окружающего мира. Похожая ситуация со Страшилой и Глючем: Страшила у Баума успешно научился использовать мозги и обрел в Оз свой дом и предназначение, в то время как Глюч в «Заколдованном королевстве» так и не стал тем, кем был прежде. Страшила у Баума — с самого начала неотъемлемая часть мира Оз (в частности, жевунского общества): «Дороти стала разглядывать пугало. Его голова представляла собой мешочек, набитый соломой, на котором краской были выведены глаза, нос и рот, так что получилось лицо. На голове у него была голубая остроконечная шляпа. Одето чучело было в голубой и весьма поношенный костюм, набитый соломой, а обуто в голубые сапоги с широкими отворотами, какие носили все Жевуны. Это был очень неплохо сделанный Страшила». Он одет в жевунскую одежду и, как и полагается пугалу, выполняет свою функцию. Более того, он сам и другие тоже называют его человеком. Он рассказывает об этом Дороти: «Я с интересом смотрел, как они делали мое туловище, руки и ноги. Когда на туловище насадили голову, я очень загордился собой. Я решил, что выгляжу не хуже фермера и его приятеля. — Этот парень быстро распугает всех ворон, — заявил фермер. — Он очень похож на человека. — Вылитый человек, — согласился его приятель, и я подумал, что он прав». Страшила хочет получить мозги, чтобы лучше справляться со своей работой. Собственно, ворона сказала ему, что он плохо делает свою работу, потому что у него нет мозгов. Страшила создан в Оз и действует в Оз не хуже других ее жителей. Ему, как и Трусливому Льву, выпадает возможность проявить свой ум, сопровождая Дороти на пути в Изумрудный город. Как замечает Хирн в примечании издателя: «Страшила — божественный глупец, простак, наделенный природным умом. Это он решает большинство задач, которые возникают на Дороге из желтого кирпича, но он полагается на здравый смысл, а не сомнительные теории». Как и Лев, он получает символическую награду: мозги из отрубей (с иголками и булавками, чтобы показать, какой острый у него ум), и Волшебник говорит ему: «Зачем они вам? Вы каждый день узнаете что-то новое… Главное — это жизненный опыт, он приносит настоящую мудрость, и чем дольше мы живем, тем умнее становимся». Как и Лев, Страшила получает лишь видимый символ уже присущего ему качества, подтверждение и доказательство своей состоятельности. И конечно, наградой ему становится то, что он занимает место Волшебника в качестве правителя Изумрудного города: «Теперь Изумрудным Городом правил Страшила, и, хотя он не был ни волшебником, ни мудрецом, горожане очень им гордились. «Нет другого города на земле, — говорили они, — где правителем был бы набитый соломой и отрубями человек». Любопытно, что именно уникальность Страшилы становится причиной их гордости. Он Иной — и поэтому находит свое место в Оз. Для Глюча в «Заколдованном королевстве» гораздо сложнее и быть иным, и найти свое место в мире. Гибридная натура Глюча проявляется с первой встречи его с ДиДжи, когда она замечает, что огромная молния в его голове расстегнулась — и эта необычная модификация человеческого тела сразу привлекает наше внимание. Глюч отшучивается: «Главное — не растерять шарики-ролики, но так как лекари Чародейки забрали мои, приходится забивать опилками». Мы узнаем, что подручные Азкаделлии забрали у Глюча мозг, или большую его часть, как он объясняет, «из-за того, что я знаю… или знал. В общем, из-за этого». Путешествуя с ДиДжи, он вспоминает кое-что из прошлой жизни, а потом соединяется (буквально) со своими мозгами, которые находились в башне Ведьмы и использовались для контроля Солнечной сеялки — устройства, которое должно было погрузить О.З. в вечную тьму. Прежде Глюч звался Амброз, он был советником королевы О.З., великим ученым и изобретателем (одна из его повторяющихся реплик — «Кажется, я это изобрел…»). Теперь он существует в пограничном получеловеческом состоянии, он бродит по О.З. без воспоминаний, без мозгов, без цели. Его личность сама по себе вызывает сомнения, ведь из-за того, что с ним сделали, сторонние наблюдатели воспринимают его как преступника. В первую встречу Кейн идентифицирует его как преступника (Кстати, очень красноречиво о сущности новой О.З. свидетельствует то, что здесь лоботомия стала стандартным наказанием за сопротивление Ведьме. Да, мы далеко ушли от страны Оз Баума – Примечание автора). И все же Глюч с помощью Дикаря соединяется с мозгом и останавливает Солнечную сеялку. Два иных персонажа, Дикарь и Глюч, используют свою особую природу, чтобы буквально спасти мир. Но, как и Дикарь, Глюч в конце мини-сериала остается без определенного места в прекрасной новой Оз. Хотя он и использовал мозг, чтобы спасти О.З., но так и не вернул его. Он может получить свои воспоминания, только когда соединен с мозгом с помощью посредника (материального и телепатического). Он больше не тот человек, который когда-то был советником королевы, и в конце мини-сериала он понимает, как много потерял. Глюч таким образом оказывается гибридной фигурой, одновременно человеческой и чудовищно потерявшей человеческий облик. Он спас мир, но, как и видящие, не находит места в нем и не может вернуться на то место, где был когда-то. Уайатт Кейн, Tin man, в честь которого назван сериал (Собственно, имя Кейна отражает двойственность его натуры, отсылая к представителю закона и убийце одновременно. В общем-то, имена Глюча/Амброза, Дикаря и самой ДиДжи выбраны с той же целью: привлечь внимание к их уникальным характеристикам. Но имя Уайатта Кейна — самое очевидное из всех – Примечание автора) — персонаж, который, пожалуй, дальше всех ушел от оригинала Баума. Хотя, как и Железный Дровосек Баума, он разбирается со своим сердцем, но в отличие от Дровосека, не находит счастливого финала в землях Оз. Дороти впервые замечает Железного Дровосека по отблеску и находит его застывшим в ржавчине: «У него были руки и ноги, но стоял он совершенно неподвижно, словно не мог пошевелиться». Когда она смазала его суставы и он снова обрел способность двигаться, то «еще раз поблагодарил их за чудесное освобождение, а немного погодя сделал это в третий раз. Он был очень вежливым Железным Дровосеком». Железный Дровосек проявляет чувства с самой первой встречи, демонстрируя благодарность и пытаясь быть вежливым. Любопытно, что из всех четырех главных героев он больше всего соответствует понятию гибрида. Хирн в предисловии называет его «первым бионическим человеком» и цитирует статью Пола Абрама и Стюарта Кентера «Тик-Ток и три закона роботехники»: «Дровосек с ног до головы… потрясающий случай успешной пересадки искусственных органов — первейший киборг». Его ведет любовь: он хотел жениться на юной жевунке, но ее старая тетка не хотела отпускать девушку и попросила Злую Ведьму Востока помочь. Ведьма наслала на него проклятие: «Злая Волшебница не сдалась и заколдовала топор, чтобы он разрубил меня пополам. Снова меня выручил друг-кузнец. Он сделал мне железное туловище, прикрепив к нему на шарнирах голову, ноги и руки. Я снова мог ходить и работать. Но увы! У меня не стало сердца, и моя любовь к девушке исчезла. Мне уже было совершенно все равно, женюсь я на ней или нет». Как и Страшила, Железный Дровосек стремится найти подходящее место в обществе, в его случае — в браке. Он сын дровосека, счастливый житель страны жевунов. Он хочет получить у Волшебника сердце, чтобы вернуться в этот мир: «Когда я любил, не было в мире человека счастливей меня. Но тот, у кого нет сердца, не способен любить. Поэтому я обязательно попрошу у Оза сердце, и если он мне его даст, то вернусь домой и женюсь на своей девушке». Как и у других персонажей Баума, его приключение направлено на обретение своего места в обществе и демонстрирует, что у него уже есть то качество, которое он ищет. «Железный Дровосек знал, что у него нет сердца, — сообщает нам Баум, — и потому старался быть особенно внимательным к окружающим». Как и другие персонажи, он вознагражден за обретение себя. Но его разговор с Волшебником немного отличается от других. Вместо того, чтобы сказать ему, что у него и так есть сердце, Волшебник пытается отговорить Железного Дровосека от его желания: «Если бы вы знали, как страдает от этого большинство людей! Поверьте мне, вам очень повезло, что у вас нет сердца». Железный Дровосек отвечает: «Лично я готов сносить любые несчастья, лишь бы у меня было сердце». Зная о возможной боли, которую может принести ему дар Волшебника, Дровосек без колебаний принимает его и получает в награду красное шелковое сердце, набитое опилками. Из всех подарков Баум привлекает внимание именно к сердцу как к потенциальному источнику страданий, и эта тема очень ярко развивается в истории Уайатта Кейна в «Заколдованном королевстве». Железный дровосек у Баума, разумеется, находит свое место в мире Оз в конце истории: «Мигуны очень полюбили меня и хотели, чтобы я ими правил — ведь их повелительница, Злая Волшебница Запада, погибла. Мне очень понравились Мигуны, и, если бы я снова мог оказаться в Западной Стране, я с удовольствием бы выполнил их просьбу». Железный Дровосек станет правителем мигунов, но в отличие от Ведьмы, он будет желанным правителем, ведь он будет править с добротой и заботой. Как и другие персонажи Баума, вместе с сердцем он находит свой дом. Уайатт Кейн, как и ДиДжи, — полностью «человеческий», без чужеродных включений персонаж. И все же он отчужден от своей человеческой семьи и близок другим гибридным героям. Бывший «железный человек», полицейский, защищавший закон под руководством Мистика (Волшебника), Кейн присоединился к тем, кто сопротивлялся ведьминому правлению, потом его схватили длиннополые — армия Ведьмы. В наказание его поместили в железный костюм и обрекли снова и снова смотреть голографическую запись пыток его жены и сына, записанных в бесконечном повторении. Как и в случае с Железным Дровосеком, история Кейна в железном костюме тесно сплетена с любовью — с любовью к семье, которую он считает погибшей. Но Кейн, примкнув к маргинальной группе повстанцев, таким образом противопоставил себя обществу. Более того, его связи с другими людьми последовательно рвутся: он потерял семью, дом, а потом — из-за пребывания в костюме — и связь с повстанцами. Когда ДиДжи освобождает его из костюма, он сначала отказывается идти с ней или помогать ей, заявляя: «Спасибо за помощь, но я не путешествую с детьми и преступниками». Кейн хочет только отомстить за свою семью: найти главу длиннополых, Зеро, и заставить его заплатить. Хотя потом он решает отвести ДиДжи и Глюча в Централ-Сити, но, как он сам говорит, «сердце тут ни при чем». Он не привязан к своим спутникам, но не хочет, чтобы они пострадали от плотоядных Папай, через земли которых пролегает их путь и которые способны «обглодать людей за 30 секунд». Впрочем, с развитием событий Кейн привязывается к ДиДжи, Дикарю и Глючу, вплоть до того, что дает Мистику слово защищать ДиДжи, отказавшись от поисков Зеро. Но, как и спутники, которых он защищает, Кейн так и не находит своего место в новой освобожденной О.З. Когда он узнает, что его сын Джеб жив и теперь возглавляет сопротивление, он ищет сближения с сыном. Но возможность восстановления семьи оказывается призрачной и обманчивой. Джеб стал жестоким борцом, безжалостным убийцей. Кейн и его сын не пришли к согласию в том, как поступить с пленными длиннополыми, и Кейн оставляет сына и повстанцев, чтобы помочь ДиДжи. Таким образом он выбирает не свою плоть и кровь, а странных гибридных спутников. Этот железный человек очень недолго пребывает в иллюзии, что он смог вернуть семью. И хотя Кейн помог ДиДжи и остальным остановить Солнечную Сеялку и одолеть Ведьму, в конце мини-сериала он остается в подвешенном состоянии. У него нет определенного положения в обществе, он больше не представитель закона, но и не повстанец. Он отказался от своей семьи. Хотя внешне он наименее похож на гибридного персонажа, его ситуация непроста и тревожна: он больше не принадлежит ни к одному из известных ему миров. Любопытно, что его «должность» железного человека дала название всему сериалу, таким образом намекая, что его пограничное, неясное, смутное положение может быть прочитано как основная тема всей новой страны Оз. Наконец, сама Дороти подвергается такому же тревожному переосмыслению в «Заколдованном королевстве», поскольку ДиДжи должна справиться с осознанием того, что знакомый ей мир никогда не был ее домом. И хотя в конце мини-сериала она кажется обретшей дом и семью, ее сомнения в самой себе и смутные воспоминания по-прежнему отдаляют ее от образа жизнерадостной Дороти у Баума, которая легко заводит друзей повсюду, а потом возвращается в Канзас, в теплые объятия тети Эм. Дороти у Баума — сирота, они живет с тетей и дядей, а любит ее больше всех ее песик Тото. Она описана как «маленькая девочка из Канзаса, которую ураган забросил за тридевять земель, и она никого не убивала». Эта Дороти учится дружить на протяжении всего своего путешествия, даже в другом мире страны Оз. В частности, она не только спасла Страшилу, Железного Дровосека и Трусливого Льва, но также подружилась с Королевой мышей, которая пообещала помогать ей, если будет нужно, и с мигунами, которые «готовы на все ради Дороти, даровавшей им свободу». На протяжении всей истории ее путеводной звездой является образ дома. Как она говорит Страшиле, «неважно, какой твой дом, но я хочу жить там, а не в другой стране, пусть даже такой прекрасной. Нет ничего лучше дома». Эта Дороти, как и ее спутники, совершенно точно ощущает, где ее место. Когда в итоге она счастливо возвращается в Канзас, ее неизменную цель, на нее просто обрушивается осознание того, что она дома: тетя Эм обнимает и целует ее, и Дороти говорит «Я так рада снова оказаться дома!» Как и персонажи, которых она встречает в путешествии по стране Оз, Дороти находит свое место, место, где она счастлива. Как комментирует Хирн: «Быть может, Оз красивее и интереснее Канзаса, но в ней никогда не будет так спокойно и безопасно, как дома, с людьми, которых Дороти любит». Эта Дороти в конце истории находит любовь и понимание.

totoshka: ДиДжи в «Заколдованном королевстве» живет совсем другой жизнью, в которой ощущает себя изолированной и чужеродной. В начале мини-сериала она работает официанткой, живет в Канзасе на ферме со своей семьей, но ее не оставляет ощущение, что она здесь чужая. Ее тревожат сны о странном незнакомом месте (которое потом оказывается О.З.) и женщине с лавандовыми глазами, которая говорит ей, что «приближается буря». Буря действительно приближается, с ее помощью Ведьма отправляет своих длиннополых солдат из другого мира, чтобы убить ДиДжи (это событие однозначно указало, что она далеко не обычная девушка с канзасской фермы, даже если бы ДиДжи не подозревала об этом раньше). Но ДиДжи удается ускользнуть от длиннополых, и она попадает в О.З., отделяясь от того мира, который до этого момента считала своим домом. ДиДжи большую часть мини-сериала ведет себя как абсолютно чужая этому миру, он ей совершенно не знаком. В первую встречу с манчкинами она говорит это буквально: «Сколько раз вам повторять, что все, что вы мне говорите, мне непонятно?» ДиДжи, как и ее спутник Дикарь, ощущает изоляцию даже на коммуникативном уровне: хотя она и узнает, что на самом деле уроженка О.З., она просто не понимает, что ей говорят манчкины. Когда ДиДжи обнаруживает источник своих снов и вспоминает забытое, а потом открыто противостоит Ведьме, она узнает, что ее канзасские родители на самом деле были роботами, что Азкаделлия (девочка, теперь уже взрослая женщина, захваченная Ведьмой) — ее сестра, что у нее самой есть способности к магии и что ее настоящая мать — та самая женщина с лавандовыми глазами (так и не названная по имени), королева О.З. до появления Ведьмы. Мать отправила ее в Канзас и создала для нее робо-семью, чтобы защитить ее. Эта информация еще больше запутывает ДиДжи: ее прежний дом на самом деле был ненастоящим и сама она не из Канзаса. Но при этом, помня лишь смутные обрывки и не зная ничего о своем прошлом, она не становится своей в мире О.З. К тому же ДиДжи — пограничная фигура не только из-за своего запутанного прошлого, но и потому что она буквально восстала из мертвых: Ведьма убила ее в детстве, но мать оживила ДиДжи и спрятала ее. Эта Дороти, с нетипичной аббревиатурой вместо имени, существует в центре парадоксов: она была мертва и жива, она принадлежит и не принадлежит миру Канзаса и О.З. одновременно, она потомок Дороти Гейл из Канзаса, но родилась и выросла в Оз, и она — сестра ведьмы, которую должна одолеть, чтобы спасти страну от вечной тьмы. Из всех чужеродных персонажей «Заколдованного королевства» ДиДжи, возможно, наиболее гибридна: ее сущность — результат сложных и противоречивых событий, ее окружение всегда знакомо и незнакомо одновременно. Как аналог Дороти и главная героиня мини-сериала, она успешно победила Ведьму, освободила сестру от ее многолетней власти, помогла доброй королеве вернуться на трон и спасла О.З. от вечной тьмы. В отличие от Кейна ДиДжи очевидно воссоединяется с семьей и находит свой дом, мини-сериал даже завершается ее фразой: «Вот О.З., которую я помню. Как хорошо быть дома». Но судьба ее не так проста, как следует из этой фразы. ДиДжи так и не вернула все свои воспоминания, она по-прежнему помнит свою жизнь в Канзасе, и эта память отчуждает ее от мира Оз. Она узнала, что на самом деле разрушение и запустение О.З. произошло из-за нее, потому что она испугалась и бросила Азкаделлию на милость Ведьмы, когда они были детьми. Таким образом ДиДжи должна жить с осознанием того, что ее действия привели к пятнадцатилетнему страданию и горю во всей О.З., и эта ноша тоже отдаляет ее от мира, которому она ненамеренно навредила. ДиДжи воссоединяется с семьей, но она не находит нового дома и не возвращается в прежний. Как и другие герои «Заколдованного королевства», она спасла мир, но не стала в нем своей. В предисловии к «Удивительному волшебнику Оз», написанном в 1900 году, Л. Фрэнк Баум объяснил, зачем он написал эту историю: «Пришло время новых «волшебных сказок», в которых исчезнут стандартные джинн, гном и фея, вместе с ужасными, леденящими кровь происшествиями, придуманными авторами, чтобы добавить в каждую сказку понятную мораль… [«Удивительный волшебник Оз»] призван стать современной волшебной сказкой, в которой возвращаются радость и чудеса, а страдания и кошмары исчезают». В стране Оз Баума каждый герой находит свой дом и получает ровно то, что заслужил, хорошее и плохое. Как отмечают Мартин Гарднер и Рассел Най в статье «Волшебник Оз и кто он был»: «Тема самоотверженности как главной основы любви проходит через всю серию о стране Оз, связывая их в единое целое… Те, кто используют силу для собственных целей, — злые и будут наказаны соразмерно своим преступлениям». В «Заколдованном королевстве» мы видим другое. Даже персонажи с хорошими намерениями сложны, противоречивы, их гибридные и несвязные сущности ближе к эстетике гротеска, описанной Иштваном Чичери-Ронаем. Гротескные персонажи, в конце концов, характеризуются «головокружительной нестабильностью ощущения природного баланса», и никто из персонажей мини-сериала не способен достичь никакой стабильности. «Заколдованное королевство» возвращает в Оз страдания и кошмары, демонстрируя таким образом, что «современная волшебная сказка» двадцать первого столетия интересуется не тем героем, который благополучно вернулся домой, но героем, для которого возвращение домой становится гротескной невозможностью. Конец главы.

totoshka: Не только у нас любят "синие занавески"



полная версия страницы