Форум » Библиотечно-Справочный раздел » Главы из старой версии УДиеДС » Ответить

Главы из старой версии УДиеДС

Donald: Вспомнил, что у меня ещё есть старая версия "Урфина Джюса и его деревянных солдат" в электронной форме. Выкладываю главы из 1-ой части, которые отличаются от соответствующих им в новой версии.

Ответов - 11

Donald: ПОХОД ДУБОЛОМОВ В одно злосчастное для них утро жители Когиды всполошились от сильного топота: это маршировала по улице деревянная армия Урфина Джюса. Впереди важно шагал палисандровый генерал с огромной булавой в руке, за ним шло войско с капралами перед каждым взводом. — Ать, два, ать, два! — командовали капралы и солдаты все дружно отбивали шаг деревянными ступнями. Сбоку ехал на медведе Урфин Джюс и любовался своим деревянным воинством. — Ар-р-мия, стой! — оглушительно рявкнул Лан Пирот, деревянные ноги стукнули одна об другую и армия остановилась. Испуганные обитатели деревни высыпались из своих домов, стояли на крылечках и у ворот. — Слушайте меня, жители Когиды! — громко провозгласил Урфин Джюс. — Я объявляю себя правителем Голубой страны! Сотни лет жевуны служили волшебнице Гингеме. Гингема погибла, но не исчезло ее волшебное искусство, оно перешло ко мне. Вы видите этих деревянных людей: я сделал и оживил их. Достаточно мне сказать слово и моя неуязвимая деревянная армия перебьет вас всех и разрушит ваши дома. Признаете ли вы меня своим повелителем? — Признаем! — ответили жевуны и отчаянно зарыдали. Головы жевунов тряслись от неудержимого плача, а бубенчики под шляпами подняли радостный перезвон. Этот трезвон так не подходил к мрачному настроению жевунов, что они сдернули свои шляпы и повесили их на специально врытые у крылечек столбики. Урфин приказал всем расходиться по домам, но задержал кузнецов. Кузнецам он велел выковать сабли для капралов и генерала и остро отточить их. Что бы никто из жителей Когиды не предупредил Према Кокуса и чтобы тот не смог приготовится к обороне, Урфин Джюс приказал дуболомам окружить деревушку и никого из нее не выпускать. Урфин Джюс выгнал всех из дома старосты и лег спать поставив у дверей на караул медведя. Спал Урфин долго, проснулся только к вечеру и отправился проверять караулы. Его удивило неожиданное зрелище. Генерал, капралы и солдаты были на своих постах, но все они прикрывались большими зелеными листьями и ветками. — В чем дело? — резко спросил Урфин Джюс. — Что с вами со всеми случилось? — Нам стыдно, — смущенно ответил Лан Пирот. — Мы — голые. — Вот еще новости! — сердито закричал Урфин. — Вы — деревянные! — Но мы же люди, повелитель, вы сами говорили об этом, — возразил Лан Пирот. — Люди носят одежду… и они нас дразнят. — Не было печали! Дам я вам одежду! Деревянное воинство так обрадовалось, что трижды прокричало «ура» в честь Урфина Джюса. Отпустив свою армию, Урфин призадумался: легко было обещать одежду пятидесяти шести деревянным воинам, но где ее взять? В деревушке, конечно, не найдется столько материи для мундиров, кожи для сапог и ремней, да и мастеров нет, чтобы выполнить такую большую работу. Урфин рассказал о своем затруднении филину. Гуамоко поводил по сторонам большими желтыми глазами и бросил одно лишь слово. — Краска! Это слово все осветило Урфину. В самом деле: зачем одевать деревянные тела, которые не нуждаются в защите от холода, когда можно их просто раскрасить? Урфин Джюс призвал к себе старосту и потребовал принести ему краски всех цветов, какие есть в деревне. Расставив вокруг себя банки с красками и разложив кисти, Урфин принялся за дело. Он решил выкрасить на пробу одного солдата и посмотреть, что из этого получится. Намалевал на деревянном туловище желтый мундир с белыми пуговицами и ремнем, на ногах — штаны и сапоги. Когда повелитель показал свою работу деревянным солдатам, те пришли в большой восторг и пожелали, чтобы их привели в такой же вид. Одному Урфину трудно было управиться с работой, поэтому он привлек к ней всех местных маляров. Дело закипело. Через два дня армия блистала свежей краской и от нее за милю несло скипидаром и краской. Первый взвод выкрасили в желтый цвет, второй — в голубой, третий — в зеленый, четвертый — в оранжевый и пятый — в фиолетовый. Капралам для отличия от солдат были пририсованы ленты через плечо, соответствующего цвета, которыми капралы очень гордились. Плохо только то, что у солдат не хватило ума дождаться когда краска высохнет. Восхищаясь друг другом, они тыкали пальцем один другого в живот, в грудь, в плечи. Получались пятна и от этого дуболомы стали немного похожи на леопардов. Генералу Джюс сумел доказать, что его прекрасные разноцветные узоры лучше всякой одежды. Раскрашенная армия была в восторге, но тут возникло новое неожиданное затруднение. Дуболомы лицом походили один на другого, как две капли воды, и если командиры раньше различали их по расположению сучков, то теперь сучки были закрашены и такая возможность исчезла. Урфин Джюс, впрочем, не растерялся. Он нарисовал на спине и груди каждого солдата порядковый номер. Эти опознавательные знаки и стали именами солдат. Прежде приходилось вызывать солдат так: — Эй ты, с сучком на брюхе, шаг вперед! Стой, стой, а ты куда? У тебя тоже сучок на брюхе? Ну, мне нужен не ты, а вон тот, у которого еще два маленьких сучка на левом плече… Теперь дело обстояло куда проще: — Зеленый номер один, два шага вперед! Как стоишь в строю? Как стоишь в строю, я тебя спрашиваю? Вот тебе, вот, вот!.. Раздавались глухие удары дубинки и наказанный возвращался в строй. Поход ничто больше не задерживало: сабли выкованы и отточены, нарисованные мундиры и штаны высохли. Урфин сделал себе седло, чтобы удобней было ехать на медвежьей спине. К луке седла он приторочил вместительные сумки, а в них спрятал фляги с живительным порошком — своей величайшей драгоценностью. Всей армии — вплоть до генерала — было строго запрещено дотрагиваться до сумок. Некоторые дуболомы несли инструменты из мастерской Урфина пилы, топоры, рубанки, сверла, а также запас деревянных голов, рук и ног. Урфин Джюс запер дом старосты на большие замки и приказал жителям Когиды не приближаться к нему. Деревянного клоуна он посадил за пазуху, предупредив, чтобы тот не вздумал кусаться. Филин пристроился на плече Урфина. — Ать, два, ать, два! Левой, правой! Армия выступила в поход на поместье Према Кокуса ранним утром. Она бодро отбивала ногу, а Урфин Джюс ехал сзади на медведе и радовался, что нарисовал опознавательные знаки не только на груди у каждого солдата, но и на спине. Если кто-нибудь из них струсит в бою и побежит, то виновника сразу можно будет узнать и распилить на дрова.

Donald: ВЗГЛЯД В ПРОШЛОЕ Пока деревянная армия Урфина Джюса маршировала по дороге в поместье Према Кокуса, мы вернемся назад, к тому времени, когда домик Элли задавил Гингему и девочка отправилась в Изумрудный город. Немало приключений и смешных и страшных пережила Элли в Волшебной стране. Здесь она нашла себе трех верных друзей. Первым другом оказался забавный соломенный человек Страшила, сидевшем на колу на пшеничном поле и пугавшим птиц. От болтливой вороны Кагги-Карр Страшила узнал, что ему недостает только мозгов, чтобы стать таким же, как все люди. Элли сняла Страшилу с кола и он отправился вместе с ней в Изумрудный город — просить у Гудвина мозги. Вторым другом стал Дровосек, весь сделанный из железа. Элли спасла его от гибели, когда он одиноко стоял, заржавленный, в дремучем лесу. Железный Дровосек мечтал получить любящее сердце и думал, что Гудвин может ему в этом помочь. Он присоединился к Элли, Тотошке и Страшиле и они все вместе продолжали путь. Потом им встретился лев, большой трус от природы. Ему очень нужна была смелость, чтобы стать царем зверей не только по названию, но и на самом деле. Подружившись с Элли, Железным Дровосеком и Страшилой, Лев вступил в их компанию и тоже пошел к Гудвину за смелостью. Гудвин поставил Элли и ее друзьям условие. Их желания будут исполнены, если они освободят мигунов, жителей Фиолетовой страны, от власти злой волшебницы Бастинды. Борьба со злой колдунье Бастиндой была нелегка и все же колдунья погибла: она растаяла, когда Элли облила ее ведром воды. Элли и ее друзья возвратились в Изумрудный город с победой и хотя Гудвин оказался всего-навсего обманщиком, морочившим людям головы мнимыми чудесами, он все же сумел исполнить желания Страшилы, Железного Дровосека и Льва. Гудвин, перед тем как улететь из Волшебной страны на воздушном шаре, оставил правителем Изумрудного города Страшилу, дав ему почетное прозвище мудрого, так как тот получил очень острые мозги. И хотя они состояли просто из отрубей, смешанных с иголками и булавками, они хорошо служили своему владельцу. Железному Дровосеку Гудвин вставил сердце, сшитое из лоскутков красной материи и набитое опилками. Это сердце стучало о железную грудную клетку Дровосека при каждом его шаге и простодушный богатырь радовался как ребенок. Он отправился в Фиолетовую страну к мигунам, которые избрали его своим правителем после гибели Бастинды. Лев, выпив большую порцию «смелости» (это был шипучий напиток с примесью валерьянки), ушел в лес и там звери признали его своим царем. А Элли с Тотошкой вернулись на родину, в канзасскую степь. Туда их перенесли волшебные башмачки Гингемы, секрет которых раскрыла девочке повелительница Розовой страны Стелла, добрая фея, знавшая тайну вечной юности.

Donald: НОВЫЙ ЗАМЫСЕЛ Завоевание Голубой страны досталось Джюсу очень легко. Прем Кокус и его работники были захвачены врасплох. Они даже пытались сопротивляться свирепым дуболомам и сразу признали себя побежденными. Государственный переворот совершился: Урфин Джюс стал повелителем обширной страны жевунов. За два года до этого в Волшебной стране случилось землетрясение. Дорогу в Изумрудный город пересекли два глубоких оврага и сообщение между ним и страной жевунов было прервано во время путешествия в Изумрудный город Элли и ее друзья перебрались через овраги, но это стоило им больших трудов. Робким жевунам такой подвиг был не под силу, они предпочитали сидеть дома и довольствоваться теми новостями, которые переносили из края в край птицы. Подслушивая птичьи разговоры (самыми осведомленными оказывались сороки), жевуны узнали о том, что Гудвин несколько месяцев тому назад покинул Волшебную страну, оставив своим преемником Страшилу мудрого. Стало им известно и то, что фея убивающего домика, которую жевуны полюбили за то, что она освободила их от Гингемы, тоже вернулась к себе на родину. Узнал обо всем этом и Урфин Джюс. Новости пришли к нему от Гуамоко, а тому поведали об этом лесные совы и филины. Когда до Урфина дошли эти важные известия, бывший столяр, а ныне правитель Голубой страны жевунов задумался. Ему показалось, что пришел подходящий момент осуществить свою мечту и захватить власть над Изумрудным городом. Таинственная личность Гудвина и его удивительные способности превращаться в различных зверей и птиц пугали Урфина Джюса, но теперешний правитель Страшила не внушал ему такого страха. Правда, Урфина смущало прозвище мудрый, которое дал Страшиле Гудвин. Но Урфин говорил филину так: — Предположим, что у Страшилы есть мудрость. Зато у меня сила. Что он сделает со своей мудростью, когда у меня мощная армия, а у него всего-навсего один длиннобородый солдат? Есть у него надежный союзник — Железный Дровосек, но он не успеет прийти на помощь… Решено — отправляюсь завоевывать Изумрудный город! Гуамоко одобрил план повелителя. Армия Урфина Джюса выступила в поход. Через несколько дней деревянное воинство подошло к первому оврагу, который перерезал дорогу, вымощенную желтым кирпичом. Здесь с дуболомами произошло приключение. Деревянные солдаты привыкли ходить по ровному месту и овраг не показался им чем-либо опасным. Первая шеренга дуболомов во главе с капралом Арумом занесла правые ноги в воздух, одно мгновение колебалась над оврагом, а потом дружно ухнула вниз. Через несколько секунд грохот возвестил, что храбрые воины достигли цели. Других дуболомов это ничему не научило. Вторая шеренга двинулась вслед за первой и Урфин с перекошенным от ужаса лицом заорал: — Генерал, остановите войско! Лан Пирот скомандовал: — Армия, стой! Гибель деревянных солдат была предотвращена и осталось только выудить пострадавших из оврага и отремонтировать. Эта работа, а затем постройка надежного деревянного моста через овраг потребовала остановки на пять дней. Но вот первый овраг остался позади и дуболомы вступили в лес. Этот лес пользовался дурной славой в стране: в нем обитали огромные тигры необычайной силы и свирепости. У них острые длинные клыки высовывались из пасти наружу как сабли и поэтому этих зверей прозвали саблезубыми тиграми. Среди жевунов немало ходило рассказов о страшных происшествиях, случившихся в тигровом лесу. Урфин боязливо оглядывался по сторонам. Торжественно-тревожно было вокруг. Огромные деревья, покрывшиеся свесившимися гирляндами седого мха, своими вершинами смыкались вверху и под темно-зелеными сводами было темно и сыро. Дорогу из желтого кирпича густо устилали опавшие листья и тяжелые шаги дуболомов звучали приглушенно. Сначала все шло благополучно, но вдруг к Урфину подскочил Лан Пирот: — Повелитель! — крикнул он. — Из леса выглядывают звериные морды. Глаза у них желтые, а изо рта торчат белые сабли… — Это саблезубые тигры! — сказал испуганный Урфин. Присмотревшись, он увидел в зарослях десятки огоньков: это светились глаза хищников. — Генерал, привести армию в боевую готовность! — Слушаюсь, повелитель! Урфина окружило кольцо деревянных солдат с дубинками и саблями в руках. Саблезубые тигры нетерпеливо возились и пыхтели в чаще, но еще не осмеливались напасть: необычный вид добычи смущал их. И кроме того, они не чуяли запаха человека, а человек являлся их излюбленным лакомством. Вдруг ветерок донес до леса запах Урфина Джюса и два тигра, самые голодные и нетерпеливые из всей компании, решились. Они выскочили из зарослей и высоко взвились над дорогой. Но когда тигры уже готовы были опуститься в центр защищенного круга, сабли капралов по приказу Лана Пирота мгновенно взметнулись вверх и звери, завывая, повисли на остриях. Заработали солдатские дубинки и капральские сабли, круша головы и ребра тигров. С хищниками было покончено в один момент и дуболомы отшвырнули их истерзанные тела к обочине дороги. Урфин Джюс пришел в неистовый восторг. Он тут же объявил армии благодарность. Устрашенные тигры больше не посмели нападать на таких опасных врагов. Они еще полежали, посверкали глазами, для приличия порычали и пристыженные уползли в лесную чащу. Урфину Джюсу пришла в голову мысль оживить шкуры убитых тигров — у него будут слуги, сильнее которых нет в Волшебной стране. Он уже было распорядился снять с тигров шкуры, но вдруг, передумав, отменил приказ. Ведь если шкуры саблезубых тигров, известных своим свирепым нравом, восстанут против него, Урфина, то с ними невозможно будет справиться. У второго оврага дуболомы сами остановились. Перейдя овраг по наведенному через него мосту, армия вышла в поле. И тут Урфина ждала новая неприятность, о которой он не думал и не гадал. Дуболомы слишком мало видели за свою короткую жизнь и встретив что-нибудь новое, терялись и не знали что делать. Попадись им на дороге третий овраг, солдаты бы были осторожны. Но, на беду, им встретилась большая река, через которую надо было переправляться по пути из страны жевунов в Изумрудный город. А до этого дуболомы видели только маленькие ручьи, через которые они перешагивали, даже не замочив ног. Поэтому, обширная гладь реки показалась Лану Пироту каким-то новым видом дороги, очень удобным для ходьбы. Урфин Джюс не успел моргнуть глазом, как деревянный генерал рявкнул: — За мной, моя храбрая армия! С этими словами он сбежал с откоса в реку, а послушные дуболомы посыпались за ним. Вода у берега была глубокая и текла быстро. Она подхватила генерала, капралов, солдат и повлекла их, кувыркая и стал кивая друг с другом. Напрасно Урфин Джюс в отчаяньи метался по берегу и орал во все горло: — Стойте, дуболомы! Стойте! Солдаты исполняли приказы только своего генерала, вдобавок они не понимали, что происходит и взвод за взводом шагал в воду. Две-три минуты и завоеватель оказался без армии — всю ее унесла река! Урфин рвал на себе волосы от злости и отчаянья. Филин пробормотал: — Не расстраивайся, повелитель! В молодости я бывал в этих краях и мне помнится, что на несколько миль ниже река заросла камышом: наши воины должны там задержаться… Слова филина немного успокоили Урфина. Нагрузив уцелевший столярный инструмент на Топотуна, Джюс отправился по берегу. После полутора часов быстрой ходьбы он увидел, что река стала шире и мельче, что на ней появились камышовые острова и возле них шевелились разноцветные пятна. Урфин Джюс вздохнул с облегчением: дело можно было исправить. Рассмотрев среди солдат Лана Пирота, Урфин закричал: — Эй, генерал, прикажите дуболомам плыть к берегу! — А что значит плыть? — отозвался Лан Пирот. — Но тогда бредите, если мелко! — А как это бредут? Урфин Джюс сердито плюнул и принялся строить плот. Спасение армии отняло у него больше суток. Деревянное воинство имело жалкий вид: краска на туловищах облупилась, разбухшие от воды руки и ноги двигались с трудом. Пришлось устроить длительную стоянку. Солдаты лежали на бережку целыми взводами во главе с капралами и сохли, а Урфин сколачивал большой прочный плот. Дорога из желтого кирпича шла на север и видно было, что за ней давно не ухаживали. Она заросла кустарником и только по середине осталась узенькая тропинка. Дуболомы растянулись в колону по одному. Первым шел капрал Бефар, длинную цепочку замыкал генерал Лан Пирот. Далее на Топотуне ехал Урфин Джюс. Один лишь человек из этой странной армии мог чувствовать усталость и голод и это был ее создатель и повелитель Урфин Джюс. Подошел обеденный час, пора было устраивать привал, но капрал Бефар все топал и топал вперед и за ним отбивали шаг неутомимые дуболомы. Урфин, наконец, не выдержал и сказал Лану Пироту: — Генерал, передайте вперед, чтобы армия остановилась. Лан Пирот легонько ткнул булавой в спину последнего солдата и начал: — Передай… Дуболом не стал дослушивать. Он понял, что по какой-то причине, известной одному начальству, и до которому ему, желтому номер десять, нет никакого дела, надо передать вперед полученный удар. И со словами «передай!», он сунул дубинкой в спину желтого девятого. Но удар получился немного сильнее. — Передай! — крикнул девятый желтый и так стукнул желтого восьмого, что тот пошатнулся. — Передай, передай, передай! — раздавалось по цепи и удары становились все чаще и сильнее. Дуболомы пришли в азарт. Дубинки колотили по крашеным телам, некоторые солдаты падали… Много времени прошло, прежде чем Урфину удалось навести порядок и потрепанное деревянное войско выбралось на поляну посреди кустов, где был устроен привал. После отдыха Урфин Джюс повел армию дальше на север. Скоро по краям дороги появились богатые фермы жителей Изумрудной страны. Здесь все было зеленое: и дома, и изгороди, и одежда жителей, и их остроконечные широкополые шляпы, где под полями не было серебряных бубенчиков. Жители Изумрудной страны убегали с полей при приближении дуболомов, громко топавших по кирпичной дороге. Они прятались за зелеными изгородями и испугом рассматривали незванных свирепых гостей, но никто не осмеливался подойти к ним и спросить, кто они такие и зачем пожаловали сюда.

Donald: ИСТОРИЯ ВОРОНЫ КАГГИ-КАРР Мысль добыть мозги подсказала Страшиле ворона Кагги-Карр, немножко болтливая и сварливая, но в общем добродушная птица и хороший товарищ. Здесь необходимо рассказать, что с ней произошло после того, как Элли сняла Страшилу с шеста в пшеничном поле и увела с собой в Изумрудный город. Ворона не последовала за Элли и Страшилой. Она сочла пшеничное поле своей законной добычей и осталась на нем жить в многочисленной компании ворон, галок и сорок. Они управлялись так хорошо, что когда фермер явился убирать урожай, он нашел там одну солому. — Вот и чучело не помогло. — Горестно вздохнул фермер и не интересуясь судьбой исчезнувшего Страшилы, ни с чем отправился домой. А через некоторое время до Кагги-Карр по птичьей эстафете дошли вещи, что какое-то чучело после отъезда великого Гудвина сделалось правителем Изумрудного города. Так как вряд ли в Волшебной стране нашлось бы другое волшебное живое чучело, то Кагги-Карр справедливо решила, что это и есть то самое, которому она посоветовала искать мозги. За такую прекрасную идею следовало потребовать награду, и ворона, не теряя времени, полетела в Изумрудный город. Добиться приема у Страшилы Мудрого оказалось не так-то легко: Дин Гиор не хотел пропускать к нему простую ворону, как он сказал. Кагги-Карр страшно возмутилась. — Простая ворона! — воскликнула она. — Да знаешь ли ты, длинная борода, что я самая старинная приятельница правителя и что я, можно сказать, его воспитательница и наставница, и без меня он никогда не достиг бы своего выдающегося поста! И если ты немедленно не доложишь Страшиле Мудрому, то тебе несдобровать. Длиннобородый солдат доложил о вороне правителю и к своему великому изумлению получил приказ немедленно ввести ее и оказать ей придворные почести. Признательный Страшила навсегда запомнил ворону, оказавшую ему такую услугу. Он принял Кагги-Карр в присутствии придворных с огромной радостью. Правитель спустился с трона и прошел на своих мягких слабых ногах три шага навстречу дорогой гостье. В летописях его двора это было записано, как величайший почет, когда-либо кому-либо оказанный. По приказу Страшилы Мудрого, Кагги-Карр была занесена в число придворных с чином первого отведывателя блюд дворцовой кухни. Сам Страшила не нуждался в пище, но держал открытый стол для своих придворных. Так как при Гудвине такого обычая не водилось, то придворные громко расхваливали нового правителя за щедрость. Тогда же Кагги-Карр было отведено во владение превосходное пшеничное поле неподалеку от стен города.

Donald: ОСАДА ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА Во время нашествия деревянной армии Урфина Джюса Кагги-Карр угощала на своем поле многочисленную птичью компанию. Увидев громко топавших по кирпичам дороги разноцветных деревянных людей со свирепыми лицами, ворона сразу догадалась, что это враги. Она приказала своим друзьям задержать их движение, а сама полетела к воротам города. Должность стража ворот в Изумрудном городе занимал Фарамант. Главной его обязанностью было хранить зеленые очки, которых у него имелось великое множество и всякого размера. Еще Гудвином был установлен такой порядок, что каждый приходящий в город должен был надевать зеленые очки, а чтобы их нельзя было снять, они запирались сзади замочком. Из уважения к законам Гудвина этот порядок сохранил и Страшила Мудрый. Крикнув на ходу Фараманту о нашествии врагов, Кагги-Карр понеслась во дворец. Тем времен огромная стая галок, сорок и воробьев налетела на деревянное войско Урфина Джюса. Птицы метались перед лицами солдат, царапали когтями спины, садились на головы, стараясь выдрать стеклянные глаза. Одна бойкая сорока сорвала шляпу с генерала Лана Пирота и полетела с ней прочь от дороги. Дуболомы напрасно размахивали саблями и дубинками, птицы ловко уклонялись и удары попадали не туда куда следует. Голубой солдат тяпнул по руке зеленого и тот, разыгравшись, накинулся на него. А когда капрал Гитон бросился их разнимать, оранжевый дуболом, целясь в галку, отсек капралу деревянное ухо. Завязалась всеобщая свалка. Урфин Джюс кричал и топал ногами. Генерал Лан Пирот не знал, то ли ему бежать за похитительницей его шляпы, то ли наводить порядок в армии. Все-таки военная дисциплина одержала верх. Генерал простился со своей прекрасной шляпой (из нее впоследствии вышло превосходное сорочье гнездо) и под ударами его тяжелой булавы затрещали дубовые солдатские головы… Наконец порядок был кое как восстановлен, птицы отогнаны и армия нестройно двинулась к воротам. Но со всей этой суматохой было потеряно очень много времени и Кагги-Карр успела сообщить о нападении врагов. Дин Гиор бросился на защиту ворот. Он закинул за плечи свою длинную бороду и понесся по улице большими шагами. — На помощь! На помощь! — кричал он. — На город наступают враги!!! Но жители Изумрудного города предпочли спрятаться в своих домах. Дин Гиор прибежал к воротам, которые Фарамант запер на крепкие засовы. Считая, что этого недостаточно, защитники принялись выламывать камни и хрусталь из мостовой и громоздить их у ворот. Когда ворота были засыпаны до половины, послышались громкие удары. — Откройте, откройте! — раздались снаружи крики. — Кто там? — спросил Фарамант. — Это я — могущественный Урфин Джюс, правитель Голубой страны жевунов. — Что вам нужно? — Я хочу, чтобы Изумрудный город сдался и признал меня своим повелителем. — Этого не будет! — храбро ответил Дин Гиор. — Мы возьмем ваш город приступом! — Попробуйте! — возразил длиннобородый солдат. Взяв несколько больших камней и кусков хрусталя, Дин Гиор и Фарамант поднялись на городскую стену и притаились за выступом. Поколотив в ворота кулаками, ногами и даже дубовыми лбами солдаты отправились в ближайший лес и вырубили там толстое сухое дерево. Выстроившись в два ряда под предводительством краснолицых капралов, они размахнулись столбом, как тараном, и ударили в ворота. Ворота затрещали. В этот момент Дин Гиор бросил большой кусок хрусталя. Он попал в плечо Урфину Джюсу и опрокинул его на землю. Второй камень угодил прямо в голову генерала. На палисандровой голове Лана Пирота образовалась вмятина, а от нее побежали во все стороны трещины. Урфин Джюс вскочил и пустился прочь от ворот, за ним по пятам следовал палисандровый генерал. Этого оказалось достаточно. Видя, что предводители бегут, дуболомы немедленно повернули и побежали за ними. Вперемежку, натыкаясь друг на друга, сбивая один другого с ног, перескакивая через упавших и бросая на бегу дубинки и сабли, неслись капралы, рядовые, сзади с ревом скакал испуганный Топотун. Их сопровождал оглушительный хохот длиннобородого солдата. Войско остановилось вдали от стен города. Урфин Джюс тер плечо и сердито бранил генерала за трусость, а тот оправдывался тяжелой раной, щупая разбитую палисандровую голову. — Вы ведь тоже отступили, повелитель! — говорил Лан Пирот. — Вот дерево, — возмутился Урфин Джюс. — Вашу голову я заделаю, отполирую и она станет как новенькая, а если мне голову пробьют, это смерть. — А что такое смерть? — Тьфу! Урфин не стал разговаривать больше с генералом. Дело кончилось тем, что во всем обвинили солдат и на них посыпались удары дубинок. На следующий штурм армия не решилась и был разбит лагерь вдалеке от ворот. Началась осада города. Два или три раза деревянные солдаты приближались к воротам города и всякий раз отступали, когда на них летели со стены камни. Казалось осаду можно было выдерживать до бесконечности. Но в защите города были слабые места. Во-первых, прекратился подвоз продовольствия, жители продержаться со своими запасами еще несколько дней, но как только они начнут голодать, они могут возмутиться и потребуют сдать город. Во-вторых, Дина Гиора и Фараманта, единственных защитников ворот, в конце концов одолеет усталость, враги воспользуются этим и неожиданно овладеют городом. Все это сообразил Страшила своими мудрыми мозгами. И он принял меры. Так как среди придворных и горожан не нашлось верных людей, он сам переселился в будку Фараманта. Это принесло пользу в первую же ночь. Страшила уложил уставших Фараманта и Дина Гиора отдыхать, а сам сидел на стене и смотрел в поле своими бессонными, нарисованными глазами. И он увидел, как в лагере Урфина началась подготовка к штурму. Не слыша за стеной никакого движения, враги стали незаметно подкрадываться к воротам. Они несли ломы и топоры, захваченные на ближайших фермах. Страшила разбудил Дина Гиора и Фараманта, на головы нападающих посыпались камни и армия Джюса снова бежала. Страшила, обняв своими мягкими руками помощников, рассуждал: — Если бы я был на месте Урфина Джюса, я приказал бы своим солдатам защищать головы от камней деревянными щитами. И я уверен, что они так и сделают. Под прикрытием щитов они смогут смело ломать ворота. — Но как же тогда быть, правитель? — спросил Дин Гиор. — Эти деревянные люди должны бояться того же, чего боюсь и я, — задумчиво произнес Страшила, — огня. А поэтому надо заготовить на стене побольше соломы и пакли и держать под рукой спички. Догадки Страшилы мудрого оказались совершенно верными. Через некоторое время, в самый глухой час ночи, начался новый приступ. Солдаты Урфина Джюса подкрадывались к стене, держа над головами половинки от ворот, снятых на фермах. И тут на них полетели охапки горящей соломы и пакля. Деревянные солдаты уже потерпели бедствие от воды, так как не знали что это такое. Они и об огне не имели понятия: пока Урфин Джюс их делал, он очень боялся пожара и даже не топил в доме печь. Теперь эта осторожность обернулась против него. Горящая солома падала на землю, на щиты, которыми прикрывались дуболомы. А те с любопытством глядели на невиданное зрелище. Языки пламени в ночной темноте казались им удивительными яркими цветами, выраставшими с необычайной быстротой. Дуболомы даже и не думали защищаться от огня. Наоборот, некоторые совали в пламя руки и не чувствуя боли, с глупым видом наблюдали, как на кончиках их пальцев расцветают яркие красные цветы. И уже несколько деревянных людей пылали, распространяя удушливый запах горелой краски… Урфин Джюс видел, что его деревянной армии грозит нечто более ужасное, чем приключение на реке. Но что делать? Воды поблизости не было. Выход подсказал Гуамоко. — Забрасывать землей! — крикнул растерявшемуся Урфину. Первым за дело принялся Топотун. Сбив с ног капрала, у которого горела голова. Медведь стал рыть землю мощными лапами и заваливать пламя. Потом и сами дуболомы поняли опасность и начали отбегать от горевшей соломы. Армия отступила от ворот города с большим уроном. У нескольких дуболомов головы обгорели до того, что их надо было заменять новыми. У иных вывалились глаза, обгорели уши, а многие лишились пальцев… — Эх, дуболомы, дуболомы! — вздыхал завоеватель. — Всем вы хороши: сильны, храбры, неутомимы… Вот только ума бы вам побольше! Но чего нет, того нет! Урфину Джюсу стало ясно, что Изумрудный город можно взять только измором. Это же было ясно и Страшиле. Он устроил военный совет, в котором участвовала и Кагги-Карр. Были высказаны различные мнения. Дин Гиор и Фарамант предлагали еще раз обратиться к жителям города и попытаться уговорить их встать на защиту своей свободы. Кагги-Карр считала что ничего из этого не получится, но как выйти из трудного положения, не знала. Страшила думал так напряженно, что у него из головы полезли иголки и булавки и голова стала похожа на ежа с железной щетиной. Наконец он заговорил: — Урфин Джюс привел с собой много солдат, но они все деревянные. Мой друг Дровосек, правитель страны мигунов, один, но он железный. Железо не рубят деревом, а дерево рубят железом. Значит, железо крепче дерева и если Железный Дровосек вовремя подоспеет к нам на помощь, он разобьет деревянную армию Джюса. — Пр-р-равильно! — согласилась ворона. Так как только Кагги-Карр могла быстро и безопасно совершить путешествие по воздуху в Фиолетовую страну, то ее и отправили за подмогой. Она пустилась в путь, обещая нигде не задерживаться и поскорее вернуться с Железным Дровосеком.

Donald: ИЗМЕНА Прошел день, другой. Защитники бдительно охраняли ворота и Урфин Джюс начал терять терпение. И тогда ему в голову пришел коварный план, которого не предвидел даже мудрый Страшила. Ночной порой, отойдя в сторону от ворот, Урфин перебросил через городскую стену своего любимца, зубастого деревянного клоуна. Он дал клоуну такое наставление: — Во что бы то ни стало найди среди горожан изменника, который открыл бы нам ворота. Пообещай ему в награду, что я сделаю его своим главным распорядителем, что я подарю ему целую груду золота, что я… Одним словом, обещай что угодно, а насчет расплаты посмотрим. Деревянный клоун, перелетев через стену, удачно упал на клумбу цветов. Выбравшись из нее, он, как крыса, зашнырял по темным улицам. В первом доме, куда ему удалось пробраться сквозь полуотворенную дверь, клоун нашел только дряхлого старика со старухой. Это не подходило, разведчик пустился дальше. В другом доме было открыто окно. Доносились обрывки разговора: — Стыдно… надо было… на помощь… если бы было оружие… Клоун понял, что и здесь ему делать нечего. Много домов миновал он, и наконец, из дома, побольше и побогаче других, вышли два человека и остановились на крыльце. Первый сказал: — Так ты, почтенный Руф Билан, все еще злишься на Страшилу? Второй, низенький, толстый человек с красным лицом, сердито ответил: — Как я могу помириться с соломенным чучелом, которое без всяких прав завладело троном правителя нашего города? И добро бы этот самозваный правитель дал мне такой высокий пост, на который я имею полное право по уму и заслугам. Так и этого не случилось! Мне, Руфу Билану, оставаться в ничтожном звании смотрителя дворцовой умывальни? Позор!!! Когда первый откланялся и ушел, хозяин уже хотел было закрыть дверь, но в это время снизу какой-то голос пропищал: — Погоди, почтенный Руф Билан! Мне надо с тобой серьезно поговорить об очень важном деле. Изумленный толстяк впустил клоуна в дом. Тот вскочил на стол и зашептал хозяину в ухо, озираясь по сторонам: — Я пришел от могучего волшебника Урфина Джюса. О его искусстве можешь судить по мне. Ты видишь — он оживил меня, деревянную куклу, а этого не умели делать даже сестры-колдуньи Гингема и Бастинда! — Что тебе нужно? — пролепетал пораженный Руф Билан. — Ты должен перейти на службу к моему правителю. Он даст тебе власть, и богатство, и все, к чему ты стремишься… Руф Билан пообещал исполнить любое приказание нового волшебника. Он перебросил клоуна обратно через стену и тот доложил Урфину, что его приказание исполнено. А утром Руф Билан явился к Страшиле и заявил, что хочет принять участие в защите родного города. Целый день Руф стоял на стене, кидал камни и даже сбил с ног одного из неприятельских солдат. За отвагу и выносливость Руф Билан удостоился от Страшилы похвалы. Поздно вечером пришел слуга Руфа и принес корзинку съестных припасов и бочонок вина. Руф Билан все это щедро разделил между соратниками. Дин Гиор и Фарамант пили вино, не замечая его странного вкуса, а потом заснули беспробудным сном: в вино был подмешан сонный порошок. Руф Билан и его слуга связали Страшилу, разобрали баррикаду у ворот и деревянная армия вошла в Изумрудный город. Утром жители Изумрудного города проснулись при звуке трубы, выглянули в окна и услышали, как глашатай, в котором они узнали слугу Руфа Билана, объявил, что отныне Изумрудным городом правит могущественный Урфин Джюс, которому все должны оказывать беспрекословное повиновение под страхом суровой и страшной кары. Страшила мудрый сидел в это время в дворцовом подвале. Его не столько мучило сожаление об утрате дворцовой власти, сколько мысль о том, что Железный Дровосек, явившись к нему на выручку, попадет в беду. И не было никакой возможности предупредить друга! Фарамант и Дин Гиор, заключенные в том же подвале, напрасно старались утешить бывшего правителя.

Donald: Собственно, всё. Глава "Взгляд в прошлое" в новой версии книги отсутствует вообще, глава "Новый замысел" стала значительно длиннее, главы "Осада Изумрудного города" и "Измена" значительно переработаны. В старой версии город защищают только трое - Страшила, Страж Ворот и Длиннобородый солдат. Руфа Билана уговаривал перейти на сторону врага Эот Линг. В новой на защиту города встали все жители, а к Билану подослан был филин Гуамоко.

Железный дровосек: ИМХО, версия не настолько редка, чтобы её здесь выкладывать.

Donald: Железный дровосек пишет: ИМХО, версия не настолько редка, чтобы её здесь выкладывать. ИМХО, моё личное дело - решать, что здесь выкладывать.

Чарли Блек: Железный дровосек пишет: ИМХО, версия не настолько редка, чтобы её здесь выкладывать. В идеале хорошо бы все существующие версии текстов выложить на форум и сайт, а не только малоизвестные.

totoshka: Чарли Блек пишет: В идеале хорошо бы все существующие версии текстов выложить на форум и сайт, а не только малоизвестные. сделай сайт и как его хозяин неси ответственность за выложенный контент... а именно за нарушение авторских прав... если малоизвестные старые версии не факт, что кого-то заинтересуют в этом плане и то есть такая вероятность, то вот распространение издающихся сейчас версий может заинтересовать не только и не столько наследников, сколько еще и издательства... так что, о разнице версий лучше сделать обзорную подробную статью с ссылками на тексты книг на сторонних ресурсах.



полная версия страницы