Форум » Библиотечно-Справочный раздел » ВИГ'41 » Ответить

ВИГ'41

totoshka: Пришла книжка! Половины страниц нет, но все таки... 1941 год (переиздание 1939 г)... она пережила войну... Вся книга (ну в смысле то, что есть)

Ответов - 170, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 All

totoshka: Тетка Анна - как-то не очень звучит Ноги в туфельках из под домика - фуууу!

MAX: Книга оставляет желать лучшего. Иллюстрации неплохи!

Топотун: totoshka Всё-таки это несомненный раритет

totoshka: Раритет еле перенес процесс сканирования... Я даже читать не стала его, вот щас сама читаю отсканеное (так надежнее, для раритетв)....

Чарли Блек: totoshka пишет: Ноги в туфельках из под домика - фуууу! Это из Баума)

Чарли Блек: Ха, оказывается Гингема боялась солнца (примерно как Бастинда темноты и воды)... — Гингема была очень, очень стара, - сказала северная волшебница. — Она боялась солнца и пряталась от него. Она выходила из дому только ночью. И теперь солнце обратило её в горсть пыли.

Элн"и: Я такую же хочу... А сколько стоит и где покупали если не секрет? А то может ещё осталась...

Чарли Блек: У Элли было одно единственное парадное платьице из бумазеи. Оно висело на гвоздике над ее кроватью. Когда-то на нем были голубые полоски, но они вылиняли от частых стирок и стали почти белыми. Элли надела платьице, ярко-розовый капор и сложила в корзинку все съестное, что нашла в шкафу.Как-то я с трудом представляю себе Элли в капоре))

Чарли Блек: Элн"и, можно было заказать на Alib.ru. Но там был только один уценённый экземпляр (сравнительно недорогой, потому что многих страниц просто не хватает). А теперь остались только по 15 тысяч рублей.

zaq: Как же здорово что ещё сохранились старые издания! Спасибо тем кто хранил книгу! Ну а уж у тотошки она точно будет под хорошим присмотром. Я не сомневаюсь. Ура, товарищи, ура!

Чарли Блек: "Фея Убившего Домика"... Ыыыы... И Кокус - просто Кокус. В смысле вообще ни разу не Прем...))

Чарли Блек: Тотошка бросился вперед с радостным лаем: он почуял свою хозяйку. — Тише! Тише! — заверещала Белка. — Уймите этого зверя, а то Людоед выскочит из замка и съест нас всех. Страшила схватил Тотошку и заткнул ему рот своей мягкой соломенной рукой. totoshka пишет: 1941 год (переиздание 1939 г)... По идее там должны быть небольшие различия в тексте, так что это не совсем переиздание.

totoshka: Чарли Блек пишет: И теперь солнце обратило её в горсть пыли. Ага, а потом взяла башмачки, стряхнула эту самую пыли и отдала Элли... Брррр!!!!Чарли Блек пишет: Как-то я с трудом представляю себе Элли в капоре)) Видимо ЛВ тоже... ))) А заодно и вообще сочетание выцветшего белого в голубую полоску платья и ярко-розового капора...))))

zaq: Чарли Блек пишет: А что смешного-то?

totoshka: Чарли Блек пишет: По идее там должны быть небольшие различия в тексте, так что это не совсем переиздание. Продавцы так написали... А я че-то даже и не знаю где различия искать (не все есть, а 1939 ваще нет).... Тигромедведи есть... Что с Прыгунами не известно... Вот не знаю имена фей когда появились (по странам света они еще называются, но при этом с именами).

Чарли Блек: Людоед догнал Страшилу, и тот вдруг бросился ему под ноги. Не ожидавший этого Людоед кувырком перелетел через Страшилу. Рассвирепев, он вскочил и раз за разом стал наносить Страшиле ужасные удары тяжелой дубиной. Но сзади к Людоеду подкрался Железный Дровосек, поднял огромный топор и разрубил Людоеда пополам вместе с кастрюлей.Помню, Стас этот эпизод пересказывал)) totoshka пишет: ярко-розового капора...)))) Прямо Красная Шапочка) zaq, да просто непривычные детали в хорошо знакомом тексте забавляют... Тотошка немой, Белка-грубиянка, Страшила тоже парень не промах)

Чарли Блек: totoshka пишет: А я че-то даже и не знаю где различия искать Да вот и я тоже толком не знаю... Просто ориентируюсь на вот эту цитату: «...Недостатком он считает то, что я недостаточно смело подошел к переработке сказки. Это верно — теперь я сделал бы не так»43. (Частичные изменения были сделаны A.M. Волковым уже в издании 1941 г., а в издании 1959 г. сказка была им значительно переработана.)

totoshka: Дровосек так распереживался из-за раздавленой лягушки (сказав какую-то странную фразу), а потом: очень "милая" картинка... жаль не цветная...

Чарли Блек: Огромный зверь разинул пасть, чтобы проглотить собачку, но Элли смело выбежала вперед и хлопнула Льва рукой по морде.Занятно, что этот фрагмент Волков потом изменил, а параллель к нему в ОБМ сохранилась до сих пор.

Чарли Блек: totoshka пишет: сказав какую-то странную фразу По этому поводу было целое рассуждение в одной статье: Один из самых острых сатирических моментов баумовского «Волшебника...» - когда Жестяной Дровосек случайно наступил на жука, расплакался от жалости и от слез у него заржавели челюсти, да так, что он не смог открыть рот. Друзья спасают его, смазав суставы маслом, и недоразумение разъясняется. Зная, что у него нет сердца, Жестяной Дровосек всегда старался быть внимательным к окружающим. «У людей есть сердца, - сказал он, - и они всегда могут прислушаться к их зову и сделать то, что полагается. Но у меня нет сердца, и потому приходится постоянно быть начеку. Когда великий мудрец Оз даст мне сердце, тогда уж можно будет немножко расслабиться» (Baum, 72). Этот момент в волковском «Волшебнике...» 1939 года (там Железный Дровосек наступает на лягушку) произвел большое впечатление на одного из критиков - Юрия Нагибина. По его мнению, этот эпизод сообщает суровую правду о природе детства и капитализма: «У Железного Дровосека нет сердца. Казалось бы, он должен быть жесток и «бессердечен», - напротив, он преисполнен величайшей доброты, сострадания и жалости ко всем слабым, преследуемым. У него нет сердца - и он поддается первому импульсу доброты. «Вам, у которых есть сердца, вам хорошо: Вы сумеете оправдаться в своих собственных глазах, если кого-нибудь обидите. Но я, человек без сердца, должен быть осторожен. Вот если я получу от волшебника Гудвина сердце, тогда я и не буду беспокоиться о разных козявках». Так неожиданно и удивительно пробуждает эта книга у ребенка новую мысль о коварстве, хитрости и эластичности человеческого сердца. Не надо забывать - книга написана американцем, для детей, живущих в среде, где царит жестокая борьба за существование. Но этот американец - писатель искренний и честный и едва ли не сознательно открывает детям «сердечную» тайну своих сограждан» (Нагибин, 60)12.



полная версия страницы